Властитель у тюрков 6 букв

РАЗВИТИЕ ВОЕННОГО ИСКУССТВА У ТЮРКОВ

В первом тыс. н.э. началось массовое проникновение тюрков на территорию Казахстана из Центральной Азии. От Северной Монголии до низовьев Амударьи расселились тюркские племена. Ассимилировавшись с местными племенами усуней и кангюев, они создали раннефеодальные государства. В истории средневекового периода тюркские государственные объединения занимали одно из центральных мест. Завоевательные походы тюркских каганов зафиксированы в письменных источниках. По сведениям китайской летописи «в 551г. Мукан-каган привел в трепет все владения, лежащие за границей Великой Стены».

Тюркские правители вели войны с Сасанидским Ираном, царством Эфталитов, распространили свою власть на значительные части Великого Шелкового пути, имели дипломатические отношения с Византией, вели войны против арабских завоевателей.

О высоком мастерстве древних тюрков свидетельствуют высказывания арабского летописца «тюрок выпустит 10 стрел, прежде чем араб положит одну на тетиву».

Сохранились сведения, раскрывающие развитие военного дела у древних тюрков. Военная повинность(«налог крови») являлась одной из самых важных и общих повинностей в Тюркской империи. Военные традиции имели большое значение в жизни кочевников. Выше мы говорили, что в сакском обществе ношение оружия было обязанностью каждого мужчины. Эта традиция сохранилась у тюрков, когда в усуньском обществе это было привилегией определенного сословия. Наиглавнейшая обязанность мужчин состояла в охране семьи, имущества, в ведении войн. Тюрки с трехлетнего возраста обучали своих детей стрельбе из лука. Многие тюркские женщины были превосходными стрелками и наездницами.

Тюрки пользовались азиатской системой деления войск, построенном на территориально-родоплеменном принципе.

По указанию кагана каждому племени отводится конкретное земельное пространство, на котором оно должно было кочевать. В каждом таком племени юрты были соединены в десятки, сотни, а в многочисленных племенах и в тысячи под управлением особых военно-территориальных начальников. Подразделение войск на десятки, сотни, тысячи, туманы (тьмы) позволяло тюркским каганам в короткое время собирать войско и формировать командные единицы. Набранные войска снабжались положенным продовольствием, снабжением и снаряжением. С роспуском армии по домам, часть войск не расформировывалась до новой войны, а оставалась в состоянии боевой готовности.

Военная аристократия играла главную роль в жизни тюрков. Каган, не получивший одобрения войска, мог не удержаться на троне. Но в то же время непререкаемый авторитет верховного вождя (кагана) составлял основу дисциплины в тюркских войсках. Не допускалось оставление тюрками поля боя, пока не будет поднято знамя начальника. Подрубленное знамя означало гибель вождя или поражение,

Назначение лиц старшего командного состава производил сам каган. В ту эпоху особенно ценились исключительно индивидуальные качества — храбрость, удаль, отвага, выносливость, физическая сила, определявшие годность того или иного воина на роль лидера.

Вся боевая слава тюркской армии заключалась полностью в ее коннице, она состояла из легкой и тяжелой кавалерии, иначе называемых лучниками и мечниками. Главным оружием первых были лук и стрелы. Лучники первыми вступали в сражение и как правило, использовались в рассыпном бою.

Основным наступательным оружием лучников были кривые сабли и пики, кроме того, у каждого имелась боевая секира и палица.

Панцирная (тяжелая) конница применялась в ближнем и рукопашном бою и составляла ударный костяк тюркского войска. Тяжелые конные массы выстраивались в несколько линий в удобном месте для нанесения удара по противнику, т.е. у тюрков накапливался опыт ведения ближнего боя.

Тюрки первыми стали использовать жесткое седло и стремена, что повысило боевые качества конницы.

В военном искусстве тюрков значительное место отводилось тайной разведке. Тайная разведка делилась на три вида:

· стратегическую;

· тактическую;

· войсковую.

Стратегическая разведка должна была доставлять сведения о военно-экономическом потенциале противника и его союзников, что позволяло разработать собственную стратегию приготовления и ведения войны. В задачу стратегической разведки также входило внедрение в неприятельскую сторону лазутчиков для дезорганизации сил противника. Лазутчики объединяли недовольных, склоняли к измене подкупом. в отдельных случаях применяли террор духовный и физический, вселяли взаимное недоверие среди союзников.

Тактическая разведка занималась сбором средств о местности, вооружении, организации, тактики и техники неприятельской армии.

Войсковая разведка собирала оперативные сведения о движениях войск противника.

КИПЧАКИ. В XI в. на историческую арену выступают кипчаки. Письменные источники того времени сообщают, что земля кипчаков находилась между крупными четырьмя реками — на западе Сырдарья, на востоке Иртыш, на юге Семиречье, на севере Волга и называлась Дашт-и-Кипчак, т.е. Землей Кипчаков. В кипчакскую конфедерацию входили 92 тюрко-язычных племен Евразийского пространства.

В XII в. кипчаки превращаются в грозную силу, приводившую в трепет весь мир: арабский, персидский, славянский, римско-германский. В 1071 г. кипчаки, достигнув Малой Азии, завоевали г. Анатоли. В течение 30-ти лет кипчаки дошли до Карпат, Дуная и Балканских гор.

В трудах русского историка Л. Гумилева имеются много сведений о мирных и военных отношениях двух крупнейших этносов Евразии — кипчаков и славян. Русские князья в междоусобных войнах нередко использовали военные силы кочевников. Гумилев в своей работе «Меня зовут евразийцем» описывает исторический факт, когда с запада возникла опасность завоевания Руси немецкими, шведскими захватчиками. одними из первых, кто пришел на помощь русским, были степные кочевники. Как свидетельствуют исторические данные, в 1269 г. Александр Невский на Новгородской земле уничтожил немецких крестоносцев силами военных соединений кипчаков.

Начало XII в. ознаменовано борьбой тюркских народов с монгольскими завоевателями. Первое появление монголов на территории Казахстана зафиксировано 1216 годом, когда войска Чингисхана, преследуя меркитов, бежавших в Дашт-и-Кипчак, натолкнулись на кипчакские дружины. Общеизвестно, что Чингисхан завоевательные походы на Казахстан и Среднюю Азию предпринял в 1218г.

Широко известен факт как жители Отара, под началом Каир хана, имея 80-ти тысячное войско, около шести месяцев держали оборону города. Семь дней защищали свой город и жители Сыгнака, отказавшиеся сдаваться монголам. После взятия городов население было уничтожено, а города стерты с лица земли. Та же участь постигла и другой южно-казахстанский город Ашнас. Это не единственные примеры героической борьбы предков казахского народа против монгольских завоевателей. В истории известен факт, как кипчаки Западного Казахстана во главе с Бачманом организовали военные действия против монгол. На подавление этого восстания монголы бросили большие силы. Отряд Бачмана был окружен, повстанцы все были жестоко казнены, а предводитель был взят в плен. На приказ монгольского хана Мунке встать на колени, Бачман гордо ответил: » Я сам вождь и не боюсь смерти. Я не верблюд, чтобы становится на колени». По свидетельству арабских, китайских источников кыпчаки вели борьбу и в более позднее время. В истории имеются сведения, что «кыпчаки в 1241-1242 гг вновь пошли войной на монголов.»

В монгольских походах в качестве союзников выступали и тюркские племена. Выходцы из степных просторов Казахстана входили в состав монгольской армии в период завоевания Чингисханом Китая, Ирана, Хорезма, Руси, Центральной Европы, Балкан, Японии, Юго-Восточной Азии. Многие из них стали крупными военачальниками монгольской армии. Например, тюрки-карлук Каратай и канглы Есудар. Тюрки также воевали в армии противников Монголии. Ядро гвардии мусульманских правителей Египта и Индии составляли тюрки-кипчаки, взятые в плен монголами и проданные в рабство в эти страны. Многие из них впоследствии стали крупными военачальниками и даже правителями. История знает имена султанов из кипчаков Кутуза, Бейбарса и др. В 1303г. Под Дамаском под началом кипчака Ан-Насира египетские войска нанесли сокрушительное поражение монголам, что положило конец монгольским притязаниям на владычество в Египте. Тюркские правители Ильтумуш, Улуг-хан Гийас ад-Дин Балбан, Кейкубад положили конец монгольским завоеваниям в Индии. Как считает профессор А.Кадырбаев «Роль тюркских кочевников средневекового Казахстана в событиях монгольской эпохи весьма противоречива. С одной стороны, без их участия для глобальных завоеваний у Чингисхана и его приемников не хватило бы военной мощи, людских и интеллектуальных ресурсов одних только монголов, а с другой стороны, завоевание монголами всего евроазиатского континента было сорвано во многом благодаря мужественному сопротивлению тюркских народов»1

Монгольские завоевания и их последствия это последние страницы средневекового Казахстана. После распада империи Чингисхана (1260) территория Казахстана вошла в состав улуса Джучи и Чагатая. В ХШ-Х1У веках в истории казахской земли заметную роль играла Золотая Орда.

военное искусство номад племя

Военное искусство тюрок

Тактику, которую применяли на войне тюрки, арабы называли ал-карр ва-л-фарр (дословно «нападение и отступление»), т.е. это была тактика стремительной атаки и притворного бегства с целью заманить противника в ловушку, такую тактику на мусульманском востоке называли «тюрской», в отличие от «сасанидской», когда наступление велось в строю.

В мирное время воины тренировались, используя разные виды спортивных игр, и, особенно, охоту. Для охоты у кагана была выделено специальное место, где ни кто не мог охотиться.

При подготовке к вторжению большое внимание уделялось шпионажу и разведке, для чего вперед высылались лазутчики, либо специальные отряды различной численности. В поход каган отправлялся со своей личной охраной, одинаково одетой гвардией, ополчением, составленным из тюркских племен, иногда — наемниками. Перед сражением каган «отделялся с двумя или тремя» военачальниками и производил рекогносцировку, если видел незащищенное место, отдавал приказ своим войскам, и они атаковали со стороны этого незащищенного места. Сам каган редко вступал в битву, он восседал «на золотом троне» и наблюдал за ее ходом. Отряды телохранителей — «фули» вооруженные «латами, копьями, саблями и палашами», составляли ударный костяк тюркского войска. Центр боевого построения занимали «витязи», «герои», они же открывали сражение, вступая в единоборство. Управление войском в сражении осуществлялось при помощи знамен, «тюрских литавр и барабанов», знамен «с золотой волчьей головою». Для передачи приказов использовали стрелу «с золотым копьецом, с восчаной печатью», своего рода пайцзу.

Слабостью тюрок было то, что они практически не использовали осадную технику.

Во времена Первого каганата тюркское войско, составленное из подчиненных племен было недостаточно дисциплинированным, не всегда соблюдало четкость построения. Так один из китайских военачальников говорил: «Тукуюсские ратники пренебрегают и наградами и наказаниями, мало уважают начальников и по большей части не соблюдают порядка. Управиться с ними не трудно. Напрасно говорят об их мужестве…». Результат сражения во многом зависел от первого натиска. В случае неудачи всадники бросались в рассыпную, чтобы затем собраться для повторной атаки.

Масштабы войн и протяженность театра военных действий в период первого каганата были необычайно широки: от земель кыргызов на севере до Китая и Средней Азии на юге, от земель киданей и шивэй на востоке до Причерноморья на западе. С распадом каганата на Восточный и Западный, театр военных действий несколько сократился. Масштаб войн изменился. Нередко военные действия начинались ради грабежа. Тюркские войска могли совершать длительные походы, глубоко проникая вглубь вражеской территории. Стратегия ведения войн в этот период была у тюрок преимущественно наступательной.

Основную угрозу для целостности их государства представляли междоусобицы. Нередко претенденты на престол решали участь державы силой оружия. Отдельные каганы, тегины, предводители аймаков самостоятельно совершали походы, заключали военные союзы, втягивали в борьбу за престол внешних врагов.

Особенности военного искусства получили свое дальнейшее развитие в эпоху Второго Восточно-тюркского каганата. В этот период войско состояло из иррегулярной разноплеменной легкой конницы и отрядов панцирной кавалерии. Тюркские полководцы могли применять в бою тактику, сочетающую рассыпной строй и метание стрел с ударом конных копейщиков плотно сомкнутым строем. Бой начинался с обстрела, а затем шла атака с копьями панцирной конницы. Боеспособность профессиональных тюркских воинов для своего времени была достаточно высокой. Они воевали практически беспрерывно, подавляли силой оружия, сопротивление племен в самой Центральной Азии, совершали далекие походы в Восточную и Среднюю Азию.

При необходимости отдельные отряды тюркского войска могли действовать самостоятельно, атакуя противника в разных направлениях.

Преследуя врага, тюрки навязывали ему сражения, пока не добивались решающей победы.

Высокая боеспособность войска позволила тюркам в течении ряда десятилетий вести непрерывные войны на разных фронтах, совершать далекие походы, отрываясь от своего тыла на многие сотни километров. Несмотря на известную ограниченность людских ресурсов в сравнении с периодом Первого каганата, театр военных действий в эпоху кок-тюрок был достаточно обширен: он охватывал районы от Минусинской котловины до Бешбалыка и Великой китайской стены, от Манчжурии до Средней Азии. Стратегия ведения войн была наступательной. Сохранились и основные стратегические цели: подчинение кочевых племен Центральной Азии, контроль над Восточным Туркестаном и Средней Азией, установление даннических отношений с империей Тан.

Военная политика тюркских каганов, принося определенные результаты в течении четырех десятилетий не спасла, однако, государство от гибели. Военно-политические вожди тюрок не смогли справиться с центробежными тенденциями, не смогли обуздать своеволие и претензии тюркских бегов, решить проблему подчинения тогуз-огузов, уйгуров и других телесских племен. Кроме того, в ходе многолетних войн были истреблены закаленные в боях воины. Утомленный в борьбе за гегемонию в степи для своих каганов «тюркский народ» не смог справиться с очередной междоусобицей и восстанием уйгуро-огузских кочевников, каганат пал.

После распада государства тюрки вошли в состав новых государственных образований — Уйгурского и Кыргызского каганатов. Вплоть до X в. они проживали на территории Центральной Азии, поставляя доминирующему в степи кочевому этносу военные контингенты, имеющие доспехи, оружие дистанционного и ближнего боя.

О воинском искусстве тюрков Воинское искусство тюрков, было лучшей для своего времени. Этим объясняется обширность тюркских завоеваний. Часто, оценивая место и роль того или иного народа в истории, указывают на его военные успехи, то есть, какие государства им были завоеваны и покорены, какими территориями владел, и в течении какого времени управлял завоеванными народами. В этом плане, вне всякого сомнения, что ни один народ в мире не может сравниться с тюрками в области обширности их завоеваний. Ни один народ не покорил столько государств и народов, и ни один народ не смог удерживать столько лет, под своим господством, покоренные народы. Его завоеванные территории простираются от Тихого Океана до Атлантики. В частности, это владения Тюркского каганата, империя Чингисхана, империя Тимуридов, империя Газневидов, империя Моголов, империя Жалаиров в Иране, Османская империя и т. д. Совершенно очевидно, что секрет их успеха лежит в том, что они создали лучшую для своего времени армию, обладали лучшим воинским искусством и лучшей разведкой. К числу важных слагаемых их воинских успехов, кроме искусной тактики и стратегии можно и нужно отнести их традиционнуювоинственность, мужество, силу духаит.д. Есть множество свидетельств, когда тюрки, будучи в меньшинстве одерживали победу над значительно превосходящими силами противников. Рахманалиев Р., описывая тактику прототюрков гуннов, пишет: “Китайцы называли хуннов варварами за дикие набеги и грабежи. Когда хуннов преследовали, они, как и скифы, использовали тактику выжженной земли, увлекая неприятельские войска в пустыню Гоби или в голую степь и обстреливая врагов на безопасном для себя расстоянии; решающий же удар наносили, когда неприятель был совершенно деморализован. Такая тактика, благодаря их мобильности и искусству стрельбы из лука, оставалась неизменной у всех степняков – от первых хуннов до Чингисхана. Надо отметить, что она типична для всех всадников, вооруженных луками: и скифов на западе, и хуннов на востоке. Так победили скифы Александра Македонского. Именно так воевали скифы с Дарием. Но Дарий вовремя разгадал эту уловку и отступил до того, как дело закончилось бы для него поражением” Отсюда по большому счету, можно заключать, что тюркское воинское искусство было лучшим для своего времени и в этом причина их бесчисленных побед над своими противниками. Не случайно, что военная тактика и стратегия тюрков изучались другими армиями, в частности, русской. Анализируя воинское искусство тюрков, известный русский историк Вернадский Г, пишет, что тюрки обычно перед началом большой кампании собирали курултай, где обсуждали планы и цели будущей войны. На нем присутствовали начальники всех крупных армейских соединений, они получали необходимые инструкции от императора. Разведчики и шпионы, прибывшие из страны, избранной в качестве объекта нападения, подвергались расспросам, и если сведений было недостаточно, то для сбора дополнительной информации отправлялись новые разведчики. Затем определялась территория, где надлежало сконцентрироваться армии до выступления, и пастбища вдоль дорог, по которым пойдут войска. Большое внимание уделялось пропаганде и психологической обработке противника. Задолго до того как войска достигали вражеской страны, секретные агенты, находившиеся там, старались убедить религиозных инакомыслящих, что монголы установят веротерпимость; бедных, что монголы помогут им в борьбе против богатых; богатых купцов, что монголы сделают дороги безопаснее для торговли. Всем вместе обещали мир и безопасность, если они сдадутся без борьбы, и ужасную кару, если окажут сопротивление. Важнейшим содержанием военной стратегии тюрков и монголов было следующее: дезорганизация обороны противника внутренней подрывной деятельностью и террором; уклонение от борьбы с крупными организованными силами противника, обход их и глубокий удар по жизненным центрам страны; уничтожение правительства и высшего командования войск противника . На наш взгляд, говоря о воинском искусстве тюрков, следует особо отметить о таком его достоинстве, как меткость при стрельбе из лука. Специалисты отмечают, что мастерством конного лучника считалось не только на скаку стрелять вперед, но и, отпустив вожжи, повернувшись назад, метко стрелять по врагу. Это было обычной, традиционной частью тактики тюрков – заманивать врага в засаду. Враг, предполагая, что тюрки убегают, пытался добить их и попадал в засаду. Тюрки при отступлении (будто бы при бегстве) разворачивались на седле и успевали метко поражать стрелами противника, нанося им урон ещё до засады. Воин должен был уметь не только метко стрелять, но и искусно избегать стрел, то привставая на стременах, то притворно падая навзничь. Причем конь также должен был увертываться от стрел, делая прыжки и прочее. Боевого коня обучали врезаться в строй врага и топтать пеших воинов. Отметим, что во все времена, для тюрков особо ценилось воинское искусство конного воина: легкая посадка на коня, безукоризненное умение держаться в седле, искусство джигитовки. Воин должен был держаться на коне так, чтобы никто не мог сдвинуть его или сбросить на землю, ведь именно это стараются сделать противники в поединке. Говоря о воинском искусстве тюрков и монголов, нужно так же отметить и то, что они нередко для достижения стратегической внезапности монголы нередко прибегали и к вероломству. Так, к примеру, во время китайского похода Чингисхана, отряд Субедэя пытался открытым штурмом взять г. Нанкин. В течение шести дней китайцы отразили все атаки противника. Тогда монголы возвели вокруг города вал и блокировали Нанкин, в котором скоро иссякли запасы продовольствия, и вспыхнула эпидемия. Субедэй сообщил, что за хороший выкуп он снимет блокаду. Китайцы дали такой выкуп, и монголы ушли. Жители города считали себя спасенными, но неожиданно монголы появились снова. Внезапность их появления парализовала сопротивление китайцев. Отряд Субедэя легко захватил город. Важным вкладом тюрков в воинское искусство можно считать создание ими новых видов вооружений и тактических приемов. Отмечая это, известный тюрколог хазанов А.Н. пишет: “Появление в начале I тысячелетия до н.э. конницы и конной стрельбы из лука. Кочевники также внесли большой вклад в возникновение и распространение многих новых видов вооружения и тактических приемов ведения боя, например, седла с глубоким венчиком и высокими луками, таранный удар копьем со скачущего коня и многие другие.

Вооружение воинов-тюрков эпохи раннего средневековья (часть первая)

«И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырёх животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить»
(Откровение Иоанна Богослова 6:1-2)
Всегда было и будет так, что существует специальная литература по какому-то предмету, которая требует изучения и определенных знаний, позволяющих это изучение осуществить надлежащим образом, и научно-популярная литература, содержание которой по этому же предмету адаптировано для массовой аудитории. Разумеется, чем тема не обширнее, тем более обширной является ее историография. Однако рано или поздно появляются так называемые «обобщающие работы», в которых разрозненные в различных источниках сведения сводятся воедино и получается очень интересный труд, своего рода вершина айсберга всей предшествующей ему информации. Например, по теме вооружения монголо-татарских воинов такой работой является книга Горелика М.В. «Армии монголо-татар X-XIV веков. Воинское искусство, снаряжение, оружие». (М.: ООО «Восточный горизонт», 2002. — 84 с. — (Униформа армий мира). — 3000 экз. — ISBN 5-93848-002-7), которая вполне академична и одновременно написана простым и понятным языком и к тому же прекрасно иллюстрирована.

Тюркские воины VI –VII вв. Рис. Ангуса МакБрайда.
Однако до этого времени Центральная Азия отнюдь не пустовала. Там обитали свои народы, существовали могучие империи и развитые цивилизации, военное дело которых оказало значительное влияние на их соседей. В частности, таким народом были западные тюрки, вооружению которых была посвящена научная статья А.Ю. Борисенко, Ю.С. Худякова, К.Ш. Табалдиева, и О.А. Солтобаева «ВООРУЖЕНИЕ ЗАПАДНЫХ ТЮРОК», подготовленная по программе Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям». Проект № 21.2.
Именно с ней необходимо как следует познакомиться, чтобы представлять себе военное дело номадов в целом, и более поздних наследников древних тюрок в частности. Поскольку сама эта работа достаточно велика и содержит большой объем довольно-таки специфического иконографического материала (графические прорисовки), попробуем представить это в несколько более популяризированном формате с иллюстрациями из доступных современных интернет-источников.

Древнетюркское изваяние. IX—X вв. Чуйская долина, Киргизия. Эрмитаж (Санкт-Петербург).
Итак, что сообщают нам авторы этой работы? Оказывается, уже в середине I тыс. н. э. древние тюрки во главе с правящим родом Ашина сумели покорить племена номадов, обитавших в степном поясе Евразии и создать мощное военное государство, получившее название Первого Тюркского каганата. В ходе практически непрерывных войн они подчинили себе многочисленные, причем различные и по культуре, и этнической принадлежности кочевые племена, обитавшие в евразийских степях на всем протяжении от Желтого до Черного моря, и, соответственно, от сибирской тайги до границ с Ираном и Китаем. Именно тогда под влиянием их культуры у евроазиатских кочевников как раз и получили самое широкое распространение характерные виды оружия, одежды воинов и боевых коней, оформилась тактика ведения конного боя, ну и, конечно, воинские традиции. Главной целью правителей каганата при этом являлся контроль над оказавшимися в их зоне влияния маршрутами Великого Шелкового пути. Они взимали дань с торговцев шелком и стремились навязывать неравноправные договоры Китаю, Ирану и прочим оседлым земледельческим государствам, чтобы те выплачивали им подати. То есть сформировали определенный тип региональной культуры, который впоследствии унаследовали и те представители кочевого мира, которые им наследовали.

Одна из очень интересных монографий по этой теме. Единственный и главный ее недостаток – плохая полиграфия и отсутствие цветных фотографий и иллюстраций. Тут большинству наших исторических публикаций советского времени до оспреевских изданий было, увы, как землянам до Марса.
Успехи тюрок в раннем средневековье были бы немыслимы, не обладай они достаточно совершенными для того времени средствами дистанционного и ближнего боя, а также доспехами для воинов и их боевых коней. Исследователи отмечают значительное типологическое разнообразие вооружения древних тюрок, то есть их высокую военную культуру. К числу новаций относились технологии изготовления луков и стрел, клинкового оружия, различных средств индивидуальной защиты, а также снаряжения всадников и их верховых коней.
Повсеместное распространение получили седла с жесткой основой и стремена, благодаря которым посадка воинов значительно упрочилась, что расширило их возможности вести конный бой. В армии у древних тюрок, да и ряда соседних с ними кочевых народов именно тогда появились и отряды панцирной конницы, ставшей с этого времени у номадов центрально-азиатского региона самостоятельным родом войск. Соответственно, кроме «скифской тактики» дистанционного расстрела неприятеля из луков, у них появился и такой прием, как фронтальная атака силами тяжеловооруженных всадников.
Большой интерес в плане изучение вооружения, военного дела и военного искусства представляет культура западных тюрков, обитавших в горах и степных районах Семиречья, в Восточном и Западном Тянь-Шане, а также в Средней Азии в VI – VIII вв. Важно отметить, что в составе созданных там государств входила также и большая часть оседлого торгово-ремесленного населения, жившего в городах и земледельческих оазисах в Восточном Туркестане и в Средней Азии. Столь тесное смешение кочевников тюрок с оседлыми иранцами не могло не вызвать взаимопроникновения их культур, а это сказалось в свою очередь и на вооружении, и на военном искусстве как западнотюркских, так и тюргешских воинов. Постоянные войны западных тюрок с Сасанидским Ираном тоже оказали большое влияние как на тех, так и на других, что в итоге сказалось на совершенствовании военного дела на территории кочевого мира всей степной Евразии.

Карта распространения тюркских народов.
Что является источниковедческой основой всех этих суждений о характере военного дела тюрок в VI – VIII вв.? Прежде всего, это находки различных предметов вооружения в ходе раскопок погребений древнетюркской культуры, а также изображения воинов-тюрков, сделанные на фресках, каменных изваяниях, петроглифы, а также сделанные древними авторами описания войн, битв и военной организации западных тюрок и тюргешей (тюргеши также тюркский народ, живший на территории Западной Джунгарии и в Семиречье, и входивший в Западно-тюркский каганат. Позднее они создали собственный Тюргешский каганат, а в конце VII в. встали во главе местных племен в борьбе с нашествием арабов и китайцев. Но в 711 году они потерпели поражение от полководца Восточно-тюркского каганата Кюль-тегина. Затем в середине VIII в. уйгуры покорили джунгарских тюргешей, а карлуки – семиреченских.) на Тянь-Шане. Отмечается, что за последнее время был опубликован целый ряд работ, в которых были атрибутированы и введены в научный оборот многочисленные находки предметов вооружения и средств защиты, принадлежавших западно-тюркским и тюргешским воинам, так что материал для выводов у специалистов имеется вполне достаточный.
К каким же выводам пришли авторы данного исследования? По их мнению, археологические находки и дошедшие сведения древних письменных источников позволяют считать, что самым главным видом оружия у западных тюрок и тюргешей являлись луки и стрелы, с помощью которых они вели дистанционный бой. Луки у них были сложносоставными разных типов, которые различались количеством и расположением на них костяных либо роговых накладок. Размах плеч кибити у луков древнетюркской эпохи несколько уступал лукам хунно-сарматского времени (те были еще больше!), но при этом были удобнее в применении в конном бою и скорострельнее.

Гуннский лук (реконструкция). Выставка Аттила и гунны 2012 года в музее города Майнц.
Какие костяные накладки применялись и как они располагались? Обнаруженные погребения на Тянь-Шане и в Семиречье содержали различные костяные накладки: концевые боковые накладки, которые служили для укрепления концов на кибити, и срединные, которые укрепляли ее срединную часть.
Так, в древнетюркском погребении Беш-Таш-Короо II в Кочкорской долине на Тянь-Шане нашли лук с длиной кибити около 125 см, вырезанной из цельнодеревянной заготовки. Его срединная часть и концы были несколько сужены и ориентированы своими торцами по направлению стрельбы, а плечи напротив – расширены и слегка уплощены. На обеих сторонах его срединной части находились срединные накладки, приклеенные по бокам. Накладки имели косую нарезку для более прочного соединения с деревянной основой, причем потом лук еще и оплетался сухожилиями в отдельных местах.
Подобные же луки были найдены и в других местах, в частности, в Туве и Минусинской котловине.
Некоторые накладки не только функциональны, но и представляют собой произведение искусства. Так, на поверхности одной такой накладки из погребения в Таш-Тюбе была выгравирована сцена охоты, на которой был изображен лучник, который именно из такого вот сложносоставного лука с колена стреляет в бегущих ланей.
Фрагменты и концевых, и боковых срединных и фронтальных накладок, принадлежащих сложносоставным лукам, были найдены в погребении Ала-Мышик в долине р. Нарын на Тянь-Шане. Концевые накладки у них были узкими, длинными и слабоизогнутыми, тогда как срединная фронтальная накладка напротив – короткой и узкой. Внутреннюю сторону этих накладок покрывала сетчатая нарезка для более прочного приклеивания на деревянную основу кибити.
Были найдены и более длинные луки с длиной кибити около 130 см, распространенные среди номадов Центральной Азии хуннского времени. То есть ими многие кочевые народы пользовались еще и в период раннего средневековья. Но для восточных тюрок такие луки характерны не были, а вот западные их использовали в VI-VII вв.

Луки и лучники монгольского времени. «Падение Багдада». Иллюстрация к Джами’ ат-таварих Рашид ад-дина. На переднем плане — монгольские воины в тяжёлом вооружении. Слева — монгольское осадное орудие.
Применялись тюрками и «кушано-сасанидские» луки с короткой средней частью, круто выгнутыми плечами и прямыми концами, расположенными к плечам под углом. Вероятно, они стали результатом заимствования, имевшего место во всех войнах и во все времена.
Главное, что подчеркивается исследователями в том, что луки, принадлежавшие западным тюркам и тюргешам, по своему устройству ориентировались на ведение стрельбы по противнику, имевшему хорошую защиту, поскольку применялись в войнах с армиями оседлых земледельческих государств Средней Азии и Ирана.
В распоряжении древнетюркских лучников был большой выбор стрел различного назначения с двух-, трех- и даже четырехлопастными наконечниками, с плоскими, трехгранными, четырехгранными и круглыми в сечении перьями, и черешковым насадом. Для второй половины I тыс. н. э. наиболее массовыми в применении были стрелы с тремя стабилизирующими лопастями, которые могли вращаться в полете. На древки позади наконечников часто надевали костяные свистунки, пронзительно свистевшие в полете. Считается, что именно трехлопастные стрелы были наиболее совершенными в аэробаллистическом отношении и широко применялись уже в хуннское время и позднее вплоть до позднего средневековья.

Тюркские наконечники стрел.
Трехлопастные наконечники, обнаруженные в тюркских погребениях, в среднем имели длину 5 см, при ширине пера 3, и черешок длиной 11 см. Наконечники с трехлопастными перьями удлиненного шестиугольного типа также имели перья в 5 см длиной, с пером шириной 3,3, длиной черешка 9 см. При этом на лопастях можно видеть округлые отверстия, а на черешках — костяные шарики-свистунки, имеющие три отверстия. Помимо трехлопастных стрел западные тюрки иногда использовали и стрелы с плоскими железными наконечниками.

Бронебойный трехлопастный наконечник тюркского типа.
Такие наконечники появились еще в хуннскую эпоху, но применялись тогда редко. Но они получили широкое распространение позднее, когда в Центральной Азии стали доминировать монгольские кочевые племена. Стрелы с такими наконечниками несколько уступают тем, у которых они трехлопастные, но зато они проще для массового производства и на коротких дистанциях обладают большей скоростью.
Остролистный наконечник с упором: енисейские кыргызы, 1 тыс. н.э. Эпоха раннего средневековья.
У восточных тюрок известно десять типов трехлопастных, семь типов плоских, два типа двухлопастных и один тип наконечников с четырьмя лопастями – то есть целая развитая система. У западных тюрок и тюргешей было шесть типов трехлопастных и один тип плоских наконечников. Видимо, что больше им было не нужно.
К редкому типу относятся и железные пиковидные наконечники с округлой в сечении боевой частью. Возможно, их применяли специально для того, чтобы раздвигать кольца у кольчуг. Один такой наконечник был обнаружен в тюркском погребении на территории Восточного Казахстана.

Впечатляющие наконечники стрел енисейских кыргизов: два бронебойных и два для стрельбы по противнику без доспехов и по лошадям.
То, что существует значительное групповое и типологическое разнообразие бронебойных наконечников стрел у западных тюрок и тюргешей, говорит о повышении роли стрельбы по противнику, облаченному в защитные доспехи. Вся разница лишь в том, что четырехгранных наконечников у восточных тюрок обнаружено четыре типа, тогда как у западных – всего один.
Костяные наконечники стрел, принадлежащие тюркам, тоже встречаются, хотя и редко. Форма пера у них трехгранная, длиной 3 см, ширина перьев 1 см, длина черешка 3 см. Наконечники имеют остроугольное острие и покатые плечики. У восточных тюрок обнаружены костяные наконечники трех типов.
Стрелы у тюркских воинов хранились в берестяных либо в деревянных колчанах. Западные тюрки имели колчаны с деревянным каркасом и днищем, и были обтянуты берестой. В древнетюркских погребениях с лошадьми на Тянь-Шане обнаружены и чисто деревянные колчаны. В погребении Беш-Таш-Короо I в кургане № 15 нашли берестяной колчан с приемником, который затем расширяется к днищу. Длиной он примерно около 80 см, а вот в Беш-Таш-Короо II в кургане № 3 нашли колчан также с деревянным преемником длиной около 1 м, днище которого украшал резной орнамент.

Азиатский лук и его принадлежности:
1 – наконечники стрел: а – бронзовый литой втульчатого типа скифского времени, б — железные черешковые со свистунками, в – способ закрепления черешка в древке стрелы; 2 – азиатский лук со спущенной тетивой (а), с натянутой тетивой (б) и в момент выстрела и максимального натяжения (в), луки из бамбука (г); 3 – сложносоставной лук и его устройство: а – детали из дерева, б – детали из рога, в – нитяная оплетка, г – березовая кора (луб) для обтяжки, д – сухожилия для обмотки наиболее напряженных деталей, е – части лука в разрезе: черным цветом показан рог, серым – древесина, белым – обтяжка из кожи или луба; 4 – стрелы: а – оперенная стрела с прямым древком, б — древко типа «ячменное зерно», в – коническое древко, г – тетива из сухожилий; 5 – защитные кольца лучников: а – бронзовое с надписью на фарси, б – бронзовое для большого пальца правой руки, в – серебряное, украшенное гравировкой; 6 – приемы натяжения тетивы: а – с кольцом на большом пальце левой руки, б – прием с одним пальцем, в — с двумя, г – с тремя, д – «средиземноморский» способ натяжения тетивы, е – монгольский; 7 – колчан из бересты с костяными декоративными накладками для стрел, хранимых наконечниками вверх.
Почему колчаны расширялись вниз? Да потому, что стрелы в таких колчанах размещались наконечниками вверх, а оперение находилось внизу. В древнетюркских памятниках Тянь-Шаня нашли и такие принадлежности колчанов, как ременные пряжки и колчанные крючки.
То есть вывод, который делают авторы названного исследования такой: воины Тюркского каганата были воинами-лучниками, причем конными и стреляли по противнику непосредственно с коня. При этом они имели высокоразвитую «культуру лука и стрел», совершенные по своему устройству луки и разнообразные, тщательно выделанные наконечники для стрел, в том числе и такие, что наряду с оперением позволяли им вращаться в полете. Наконечники были как бронебойные, рассчитанные на поражение воинов в кольчугах, так и широколопастные, для поражения коней противника. Широкая рана, сделанная таким наконечником, вызывала сильную кровопотерю и обессиливала животное.
Продолжение следует…