Винтовка дрейзе 1841

Винтовка Дрейзе, модель 1849

Винтовка Дрейзе


Винтовка Дрейзе образца 1841 года

Тип:

игольчатая винтовка

Страна:

Пруссия Пруссия

История службы

Годы эксплуатации:

На вооружении:

Пруссия Пруссия

Войны и конфликты:

Австро-прусско-итальянская война, Датская война, Франко-прусская война

История производства

Конструктор:

Иоганн Николаус фон Дрейзе

Разработан:

Варианты:

Егерская винтовка образца 1854 года

Характеристики

Масса, кг:

4,7

Длина, мм:

Длина ствола, мм:

Принципы работы:

продольно-скользящий затвор

Скорострельность,
выстрелов/мин:

10 — 12

Начальная скорость пули, м/с:

Прицельная дальность, м:

Вид боепитания:

однозарядная

Винтовка Дрейзе, модель 1849Винтовка Дрейзе, модель 1849

Предложена в 1827 году немецким оружейником И. Н. Дрейзе, первый образец введён в прусской армии в 1840 году.

Прусские военные высоко ценили качества нового оружия и держали его данные в секрете, обозначив в документах туманным «лёгкое капсюльное ружье 1841 г.» («leichtes Perkussionsgewehr-41») Официальное название «Zündnadelgewehr-41» появилось лишь в 1855 г.

Применение унитарного бумажного патрона (безгильзового) и скользящего затвора увеличило скорость стрельбы в 4—5 раз. Это сыграло видную роль в австро-прусской войне 1866 г., особенно в битве при Кениггреце, когда пруссаки легко переиграли австрийцев.

Механизм

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Николай Дрейзе с 1827 года работал над применением унитарного патрона к гладким, заряжающимся с дула ружьям, приспособляя к курку иглу, проходящую при спуске казенника и воспламеняющую лепешку ударного состава, заключенную в патрон. При выстреле игла, составлявшая часть замка, прокалывала насквозь патрон, пробивала и воспламеняла лепешку ударного состава); затвор представляет собой трубку, скользящую вперед и назад в коробке, составляющей продолжение ствола и заключающую внутри замочный механизм; прорыв газов устраняется надвиганием конической выемки переднего конца затвора на задний обрез ствола; нажатие затвора достигалось тем, что его рукоять при окончательном повороте скользит по наклонному вырезу коробки.

Николай Дрейзе предложил патрон, в котором объединялась пуля, порох с лепёшкой ударного состава, заключенных в гильзу. С изобретением капсюлей унитарные патроны стали применяться на практике, хотя и не сразу, потому что нескоро удалось изготовить надлежащее им устройство. Процесс изготовления предлагаемого Дрейзе патрона был следующим: в бумажную гильзу насыпали порох, затем вставляли сплошной, папковый цилиндр (шпигель), в нижнее основание которого впрессовывалась лепешка ударного состава, а в верхнем делалось соответствующее форме пули углубление и яйцевидную, свинцовую пулю.

При спуске курка игла, составляющая часть замка, прокалывала заряд, лепёшку ударного состава, отчего последняя воспламенялась — происходил выстрел; при этом шпигель пороховыми газами вжимался в нарезы ствола и, обжимая пулю, заставлял её принимать участие в своём вращении по нарезам. Впоследствии была применена пуля системы Минье (расширительного типа с железной чашечкой).

Недостатки

Игла, воспламеняющая капсюль, во время выстрела находилась в патроннике, что не способствовало её долговечности. Пруссаки считали нормальным иметь три иглы на боезапас в 60 патронов — так часто они выходили из строя. Обрывки бумажных гильз, не сгоревших полностью при выстреле, засоряли ствол, приводя к его повышенному износу. Поворотно-скользящий затвор (давший начало самой распространенной конструкции затвора) нередко сминал при досыле бумажную гильзу. Проблема обтюрации пороховых газов так и не была решена.

Боевое применение

На момент франко-прусской войны 1870—1871 винтовка Дрейзе состояла на вооружении уже более 20 лет, имела сравнительно большой калибр и, как следствие, плохую баллистику, так что дальность эффективного огня из неё существенно уступала французской малокалиберной системе Шасспо. Винтовку Дрейзе не заменили по одной причине — она хорошо себя проявила в боях против австрийцев в 1866 году, которые всё ещё были вооружены дульнозарядными винтовками. Но с тех пор прошло уже 5 лет, и французы за это время сумели разработать более совершенное оружие, чем винтовка Дрейзе (до этого считалось, что винтовка Дрейзе является одним из лучших образцов ручного огнестрельного оружия в Европе). Во время битвы при Сен-Приве — Гравелот французы, заняв удобные позиции, обстреливали немецких солдат из винтовок Шасспо с расстояния в 1200 м. Немцы, наступая плотным строем, несли огромные потери. Прусская винтовка Дрейзе могла вести огонь на расстоянии всего около 600 м, и прусским солдатам приходилось преодолевать большие расстояния на хорошо простреливаемой местности, прежде чем они могли открыть огонь. Немецкий главнокомандующий фон Мольтке, не организовавший разведку местности и диспозиций противника, теперь расплачивался за свою халатность. Немцы несли огромные потери и не добивались заметных успехов, несмотря на большое численное превосходство. Только вечером гвардейский корпус и бригады 9-го и 10-го корпусов смогли при поддержке немецкой артиллерии (французская артиллерия была полностью подавлена немецкой) прорвать французские позиции.

Изобретение Дрейзе заставило главнейшие государства Европы принять образцы игольчатых ружей для вооружения армий, которые только в 70-х годах XIX столетия были заменены ружьями, использовавшими патроны с металлическими гильзами. В 1871 году винтовка Дрейзе была заменена на Маузер обр. 1871 года.

Сравнительная характеристика прусской винтовки Дрейзе и французской Шасспо

Оружие Страна Год выпуска Годы эксплуатации Длина Вес Вес (заряженный) Калибр Нарезы Ёмкость магазина Скорострельность Начальная скорость пули Прицельная дальность Дульная энергия пули
Винтовка Дрейзе, модель 1849 Пруссия 1836 1848-1871 1422 мм 4.1 кг 4.7 кг 15.43 мм 4 правых ручная подача патрона 5 выстрелов в минуту 295 м/с 600 м 850-950 джоулей
Винтовка Шасспо, модель 66 Франция 1866 1867-1874 1314 мм 3.7 кг 4.6 кг 11.43 мм 4 правых ручная подача патрона 19 выстрелов в минуту 405 м/с 1200 м 1100—1200 джоулей

Варианты

После первого образца 1841 г. для пехоты была принята вторая модель 1862 г., для фузилёров — модель 1860 г., для егерей — модель 1865 г., для драгун и гусар — модель 1857 г. Кроме того, существовал игольчатый пистолет 1856 г.

  • винтовка образца 1841 года (Zündnadelgewehr M/41).
  • винтовка образца 1849 года (Zündnadelbüchse M/49).
  • винтовка образца 1854 года (Zündnadelbüchse M/54(Pikenbüchse)).
  • фузилёрная винтовка образца 1860 года (Zündnadelfüsiliergewehr M/60).
  • винтовка образца 1862 года (Zündnadelgewehr M/62).
  • винтовка образца 1865 года (Zündnadelbüchse M/65).
  • карабин образца 1857 года (Zündnadelkarabiner M/57).
  • винтовка образца 1865 года (Zündnadelwallbüchse M/65).
  • сапёрная винтовка образца 1869 года (Zündnadelpioniergewehr M/69).
  • винтовка модификации Бекa (Zündnadelgewehr mit Aptierungen nach Beck).

Номенклатура боеприпасов:

  • M 1841.
  • M 1847.
  • M 1855.
  • M 1857 (Zündnadelkarabiner M/57).
  • M 1865 (Zündnadelwallbüchse M/65).
  • M 1872 (n/A).

Напишите отзыв о статье «Винтовка Дрейзе, модель 1849»

  • на YouTube

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

В этой статье не хватает ссылок на источники информации.Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 8 октября 2012 года.

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Винтовка Дрейзе, модель 1849

– Был, был такой, – как бы радостно проговорил доктор, – этот должно быть умер, а впрочем я справлюсь, у меня списки были. Есть у тебя, Макеев?
– Списки у Макара Алексеича, – сказал фельдшер. – А пожалуйте в офицерские палаты, там сами увидите, – прибавил он, обращаясь к Ростову.
– Эх, лучше не ходить, батюшка, – сказал доктор: – а то как бы сами тут не остались. – Но Ростов откланялся доктору и попросил фельдшера проводить его.
– Не пенять же чур на меня, – прокричал доктор из под лестницы.
Ростов с фельдшером вошли в коридор. Больничный запах был так силен в этом темном коридоре, что Ростов схватился зa нос и должен был остановиться, чтобы собраться с силами и итти дальше. Направо отворилась дверь, и оттуда высунулся на костылях худой, желтый человек, босой и в одном белье.
Он, опершись о притолку, блестящими, завистливыми глазами поглядел на проходящих. Заглянув в дверь, Ростов увидал, что больные и раненые лежали там на полу, на соломе и шинелях.
– А можно войти посмотреть? – спросил Ростов.
– Что же смотреть? – сказал фельдшер. Но именно потому что фельдшер очевидно не желал впустить туда, Ростов вошел в солдатские палаты. Запах, к которому он уже успел придышаться в коридоре, здесь был еще сильнее. Запах этот здесь несколько изменился; он был резче, и чувствительно было, что отсюда то именно он и происходил.
В длинной комнате, ярко освещенной солнцем в большие окна, в два ряда, головами к стенам и оставляя проход по середине, лежали больные и раненые. Большая часть из них были в забытьи и не обратили вниманья на вошедших. Те, которые были в памяти, все приподнялись или подняли свои худые, желтые лица, и все с одним и тем же выражением надежды на помощь, упрека и зависти к чужому здоровью, не спуская глаз, смотрели на Ростова. Ростов вышел на середину комнаты, заглянул в соседние двери комнат с растворенными дверями, и с обеих сторон увидал то же самое. Он остановился, молча оглядываясь вокруг себя. Он никак не ожидал видеть это. Перед самым им лежал почти поперек середняго прохода, на голом полу, больной, вероятно казак, потому что волосы его были обстрижены в скобку. Казак этот лежал навзничь, раскинув огромные руки и ноги. Лицо его было багрово красно, глаза совершенно закачены, так что видны были одни белки, и на босых ногах его и на руках, еще красных, жилы напружились как веревки. Он стукнулся затылком о пол и что то хрипло проговорил и стал повторять это слово. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Слово это было: испить – пить – испить! Ростов оглянулся, отыскивая того, кто бы мог уложить на место этого больного и дать ему воды.

– Кто тут ходит за больными? – спросил он фельдшера. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым.
– Здравия желаю, ваше высокоблагородие! – прокричал этот солдат, выкатывая глаза на Ростова и, очевидно, принимая его за больничное начальство.
– Убери же его, дай ему воды, – сказал Ростов, указывая на казака.
– Слушаю, ваше высокоблагородие, – с удовольствием проговорил солдат, еще старательнее выкатывая глаза и вытягиваясь, но не трогаясь с места.
– Нет, тут ничего не сделаешь, – подумал Ростов, опустив глаза, и хотел уже выходить, но с правой стороны он чувствовал устремленный на себя значительный взгляд и оглянулся на него. Почти в самом углу на шинели сидел с желтым, как скелет, худым, строгим лицом и небритой седой бородой, старый солдат и упорно смотрел на Ростова. С одной стороны, сосед старого солдата что то шептал ему, указывая на Ростова. Ростов понял, что старик намерен о чем то просить его. Он подошел ближе и увидал, что у старика была согнута только одна нога, а другой совсем не было выше колена. Другой сосед старика, неподвижно лежавший с закинутой головой, довольно далеко от него, был молодой солдат с восковой бледностью на курносом, покрытом еще веснушками, лице и с закаченными под веки глазами. Ростов поглядел на курносого солдата, и мороз пробежал по его спине.
– Да ведь этот, кажется… – обратился он к фельдшеру.
– Уж как просили, ваше благородие, – сказал старый солдат с дрожанием нижней челюсти. – Еще утром кончился. Ведь тоже люди, а не собаки…
– Сейчас пришлю, уберут, уберут, – поспешно сказал фельдшер. – Пожалуйте, ваше благородие.
– Пойдем, пойдем, – поспешно сказал Ростов, и опустив глаза, и сжавшись, стараясь пройти незамеченным сквозь строй этих укоризненных и завистливых глаз, устремленных на него, он вышел из комнаты.
Пройдя коридор, фельдшер ввел Ростова в офицерские палаты, состоявшие из трех, с растворенными дверями, комнат. В комнатах этих были кровати; раненые и больные офицеры лежали и сидели на них. Некоторые в больничных халатах ходили по комнатам. Первое лицо, встретившееся Ростову в офицерских палатах, был маленький, худой человечек без руки, в колпаке и больничном халате с закушенной трубочкой, ходивший в первой комнате. Ростов, вглядываясь в него, старался вспомнить, где он его видел.
– Вот где Бог привел свидеться, – сказал маленький человек. – Тушин, Тушин, помните довез вас под Шенграбеном? А мне кусочек отрезали, вот… – сказал он, улыбаясь, показывая на пустой рукав халата. – Василья Дмитриевича Денисова ищете? – сожитель! – сказал он, узнав, кого нужно было Ростову. – Здесь, здесь и Тушин повел его в другую комнату, из которой слышался хохот нескольких голосов.
«И как они могут не только хохотать, но жить тут»? думал Ростов, всё слыша еще этот запах мертвого тела, которого он набрался еще в солдатском госпитале, и всё еще видя вокруг себя эти завистливые взгляды, провожавшие его с обеих сторон, и лицо этого молодого солдата с закаченными глазами.

Денисов, закрывшись с головой одеялом, спал не постели, несмотря на то, что был 12 й час дня.
– А, Г’остов? 3до’ово, здо’ово, – закричал он всё тем же голосом, как бывало и в полку; но Ростов с грустью заметил, как за этой привычной развязностью и оживленностью какое то новое дурное, затаенное чувство проглядывало в выражении лица, в интонациях и словах Денисова.
Рана его, несмотря на свою ничтожность, все еще не заживала, хотя уже прошло шесть недель, как он был ранен. В лице его была та же бледная опухлость, которая была на всех гошпитальных лицах. Но не это поразило Ростова; его поразило то, что Денисов как будто не рад был ему и неестественно ему улыбался. Денисов не расспрашивал ни про полк, ни про общий ход дела. Когда Ростов говорил про это, Денисов не слушал.
Ростов заметил даже, что Денисову неприятно было, когда ему напоминали о полке и вообще о той, другой, вольной жизни, которая шла вне госпиталя. Он, казалось, старался забыть ту прежнюю жизнь и интересовался только своим делом с провиантскими чиновниками. На вопрос Ростова, в каком положении было дело, он тотчас достал из под подушки бумагу, полученную из комиссии, и свой черновой ответ на нее. Он оживился, начав читать свою бумагу и особенно давал заметить Ростову колкости, которые он в этой бумаге говорил своим врагам. Госпитальные товарищи Денисова, окружившие было Ростова – вновь прибывшее из вольного света лицо, – стали понемногу расходиться, как только Денисов стал читать свою бумагу. По их лицам Ростов понял, что все эти господа уже не раз слышали всю эту успевшую им надоесть историю. Только сосед на кровати, толстый улан, сидел на своей койке, мрачно нахмурившись и куря трубку, и маленький Тушин без руки продолжал слушать, неодобрительно покачивая головой. В середине чтения улан перебил Денисова.

Залогом победы прусаков во Второй Шлезвигской войне был не только значительный численный перевес, но и технологическое превосходство в стрелковом оружии. Вся прусская армия была вооружена казнозарядными игольчатыми винтовками системы Дрейзе, из которых опытные стрелки могли делать до 10 выстрелов в минуту.
Датчане приняли на вооружение аналогичные винтовки лишь в 1860 году и не успели снабдить ими всю свою армию. Значительная часть датских солдат имела устаревшие дульнозарядные капсюльные ружья образца 1848 и даже 1825 года. Кроме того, датские игольчатые винтовки Sas имели меньшую скорострельность, чем Дрейзе.

Первый образец винтовки Дрейзе 1841 года.

Усовершенствованная винтовка Дрейзе 1854 года.

Датская винтовка Sas образца 1860 года.


Датские капсюльные ружья образца 1825 (вверху) и 1848 годов.

На вооружении датской кавалерии и флота имелся капсюльный дульнозарядный карабин образца 1849 года.


Стремясь обеспечить своим солдатам преимущество в ближнем бою, датчане в конце 1850-х годов приняли программу вооружения всей армии револьверами, однако эта программа оказалась для них непосильной. В результате револьверы получили только офицеры, а солдатам, да и то не всем, в дополнение к ружьям или карабинам достались однозарядные пистолеты. Вверху датский армейский револьвер образца 1861 года, внизу — одна из разновидностей капсюльных пистолетов, применявшихся в армии Датского королевства времен Второй Шлезвигской войны.
Перейдем к более крупным калибрам. На снимке из военного музея Копенгагена датское 36-фунтовое орудие середины XIX века на крепостном лафете. Рядом — манекен в тогдашней униформе датского артиллериста.
48-фунтовое крепостное орудие на одном их бастионов Дюббеля, воссозданном в том виде, в котором он встретил прусаков 150 лет тому назад.
12-фунтовая полевая пушка на том же бастионе. Поломанная и обугленная хворостяная облицовка земляного вала говорит о том, что из этой пушки иногда стреляют.
Датская 24-фунтовая полевая гаубица образца 1836 года.
И наконец, самое интересное. У датчан в этой войне было сверхсекретное «вундерваффе», на которое они возлагали большие надежды, однако оно не оказало никакого влияния на ход боевых действий. Это оружие, разработанное в 1840 году Андреасом Шумахером, представляло собой одноствольную или трехствольную стрелковую систему, у которой в каждый ствол перед боем последовательно заряжалось от 10 до 20 пуль, чередующихся с пороховыми зарядами. Специальные цилиндрические пули имели посередине продольный сквозной канал, плотно заполненный пороховой мякотью. Выстрел первой пулей производился с помощью обычного капсюля, а дальше огонь, пройдя сквозь канал следующей пули, воспламенял ее заряд, после чего процесс повторялся по цепочке.
Скорострельность этого оружия, названного «эспиньолем» (Espignol), составляла примерно один выстрел в секунду на каждый ствол. Таким образом, в трехствольном варианте темп стрельбы достигал 180 выстрелов в минуту. Неплохой показатель, однако перезарядка каждого ствола занимала до 10 минут, так что, это было оружие одного залпа. Любопытно, что эспиньоли не имели ударно-спусковых механизмов. Для первого выстрела требовалось стукнуть молотком по капсюлю, а после этого прекратить стрельбу было уже невозможно вплоть до полного опорожнения ствола. В общем, в конкурсе на самый примитивный пулемет изобретение Шумахера наверняка заняло бы первое место. Тем не менее, эспиньоли выпускались в различных вариантах и более 20 лет состояли на вооружении датской армии и флота. Несколько таких орудий стояло на Дюббельских позициях и из них даже пытались стрелять при отражении штурма.
Одноствольный десятизарядный эспиньоль пехотного образца на одноколесном «тачечном» лафете.
Трехствольный 60-зарядный (по 20 зарядов на ствол) корабельный эспиньоль калибра 17,4 мм, принятый на вооружение датского флота в 1845 году в качестве противоабордажного орудия.
Наиболее продвинутый образец трехствольного эспиньоля на артиллерийском лафете. Это орудие имело сменные стволы. Ящики по бокам предназначались для запасных заряженных стволов-обойм, которые можно было быстро устанавливать непосредственно во время боя взамен опустошенных.
Другие статьи об оружии и военной технике в этом блоге:
Чертова мельница
Скорострелка конфедератов
Рельсовые мониторы янки и дикси
Happy Birthday to Revolver!
Капризный француз
Стреляющий бублик
Фюррер сделал автомат…
Броня Коммуны
Броня Коммуны — 2
Воздушная картечница Гебауэра
Огненные копья Первой мировой
Цепные карамультуки
Пушка, которая сокрушила Францию
Пушки Булл Рана
Чу! Я слышу пушек гром!
Кулибины из Катманду
Обрезание по-афгански
Торпеда в жанре клокпанк
Вдоль или поперек?

Игольчатый револьвер Франца Дрейзе


Появление в первой половине 19 века стрелкового оружия с игольной системой воспламенения стало одним из этапов создания унитарных патронов. Основоположником игольчатого оружия и создателем прообраза унитарного патрона был выдающийся немецкий конструктор Иоганн Николаус Дрейзе (Johann Nicolaus Dreyse).
Игольчатые винтовки Дрейзе успешно применялись в армии Пруссии. За свои конструкторские заслуги Николаус Дрейзе получил дворянство и стал именоваться Иоганн Николаус фон Дрейзе. После смерти его дело продолжил сын Франц фон Дрейзе, который так же был выдающимся изобретателем.

Франц Дрейзе (Franz von Dreyse) занимался дальнейшим совершенствованием игольчатых винтовок, а так же разрабатывал конструкции короткоствольного оружия: игольчатые пистолеты и револьверы. Основой для подобного оружия был бумажный патрон с капсюлем и затвор с бойком в виде иглы.

Бумажный патрон Дрейзе представлял собой капсулу, скрученную из плотной бумаги. В головной части патрона устанавливалась пуля. В донной части засыпался порох. Между пулей и пороховым зарядом устанавливался капсюль. Игла ударно-спускового механизма должна была проколоть тонкое бумажное донце патрона и пройдя через порох наколоть капсюль (на фото приведены линейные размеры патрона к винтовке Дрейзе)

Один из первых игольчатых револьверов Дрейзе был достаточно примитивным. Отдельный, установленный в нижней части рукоятки рычаг, поворачивал барабан и взводил ударно-спусковой механизм. Лишь после этого можно было нажимать на спусковой крючок и производить выстрел.

Помимо Дрейзе разработкой игольчатого оружия занимались и другие оружейники. В Великобритании Георг Кафал (G. Kufahl) запатентовал конструкцию игольчатого револьвера, но не найдя заинтересованности у производителей оружия, продал свой патент Францу Дрейзе. Некоторые авторы по этой причине называют игольчатый револьвер образца 1860 года двойным именем — Dreyse-Kufahl Revolver.

Примерно в начале 60 годов 19 века был создан игольчатый револьвер Франца Дрейзе и началось его серийное производство в немецком городе Зёммерда (Тюрингия). Различные источники указывают разные даты начала выпуска. Одни называют 1850 год, другие 1855 год, в некоторых указан 1860 год. Автор статьи «„Новодел“ системы Дрейзе» Алексей Дашкевич в журнале «Мастер Ружье» за январь 2003 года указывает, что серийно револьвер начал выпускаться в 1860 году и описывает в статье реплику револьвера «…1867 года выпуска». Различные даты вероятно характеризуют появление различных модификаций игольчатого револьвера Дрейзе, который постоянно модернизировался.

Игольчатый револьвер Франца Дрейзе состоит из рамки со стволом, барабана, ударно-спускового механизма и рукоятки. Общая длина оружия 273 мм, вес около 500 гр. Характерный несколько удлиненный вид казенной части револьвера объясняется необходимостью размещения иглы, выполняющей роль ударника.


На левой стороне в нижней части рамки игольчатого револьвера Дрейзе установлен штифт, на который одевается рычаг для снаряжения барабана патронами. В передней стойке рамки слева выполнена выемка для возможности установки патронов в барабан.


Ствол револьвера восьмигранный, выполнен заодно с рамкой. Канал ствола имеет четыре нареза. Длина ствола 102 мм. В верхней части ствола установлена мушка, положение которой можно регулировать по горизонтали.
Целик прорезной, неподвижный, установлен вверху казенной части рамки револьвера.
Барабан игольчатого револьвера закреплен на оси. Ось барабана имеет «Г»-образный рычаг, который при повороте фиксируется в специальном выступе рамки, что препятствует самопроизвольному выпаданию оси барабана.
После поворота рычага оси и извлечение оси из отверстия рамки револьвера, барабан легко отделяется от оружия. После извлечения барабана в казенной части рамки становятся видны рычаги поворотного механизма и выступающая игла.
Барабан револьвера цилиндрический, имеет шесть камор. Задняя часть камор барабана имеет лишь маленькие отверстия для прохода иглы. Храповик выполнен на задней части барабана по его наружной поверхности. Для неполной разборки игольчатого револьвера Франца Дрейзе достаточно извлечь барабан, отделить рукоятку, предварительно выкрутив винты крепления, а так же открутить из направляющей части рамки иглу с пружиной.
Игольчатый револьвер Франца Дрейзе имеет ударно-спусковой механизм двойного действия. При нажатии на спусковой крючок поворачивается барабан, взводится пружина иглы и игла становится на боевой взвод. При дальнейшем движении спускового крючка назад игла срывается с боевого взвода, прокалывает донце бумажного патрона и пройдя через пороховой заряд накалывает капсюль — происходит выстрел.
Рукоятка игольчатого револьвера изготовлена из ореха. На боковых поверхностях рукоятки нанесена мелкая ромбовидная насечка. В хвостовике рукоятки устанавлено кольцо для крепления револьверного ремня. Крепление рукоятки к рамке осуществляется с помощью двух поперечных винтов в верхней части рукоятки и одного продольного винта в нижней части спереди.
В верхней части рамки над барабаном, нанесен маркировочный текст с именем Франца Дрейзе и названием города в котором выпускалось оружие: «F. DREYSE SÖMMERDA»
Маркировка с правой стороны рамки представляет собой буквенно-цифровой текст обозначающий калибр в долях немецкого дюйма, соответствующий 10,2 мм, а так же весовые меры навески пороха «Cal:0,39 4 ½ Cent Pul». С левой стороны рамки нанесен серийный номер «2142».
Металлические части рамки и спусковой скобы вороненные, их часто украшали гравировкой с изображением растительного орнамента.
Разновидности игольчатых револьверов Франца Дрейзе
Игольчатые револьверы Франца Дрейзе встречаются в нескольких модификациях. Различия связаны вероятно с разными годами выпуска. Револьверы изготавливали в трех основных калибрах 0.30, 0.35 и 0.39 прусского дюйма, которые соответствуют 7,85 мм, 9,16 мм и 10,2 мм. Рассмотрим другие визуальные отличия игольчатых револьверов.

На некоторых револьверах, в том числе и на этом, с серийным номером «11041» с левой стороны рамки позади барабана появился металлический стержень, закрепленный винтом к рамке, по внешнему виду напоминающий плоскую пружину. Контур рельефной насечки на рукоятки углубленный, зигзагообразной формы.
У игольчатого револьвера, показанного на этом фото заряжающий рычаг закреплен винтом на правой стороне рамки.
По этой причине выемка в передней стойке рамки, предназначенная для удобства заряжания барабана, сделана не с левой стороны рамки, а с правой.
Игольчатые револьверы Франца Дрейзе порой встречаются с рукоятками сложной формы. Наконечники таких рукояток повторяют контур рельефа самой рукоятки. Возможно данные рукоятки выполнялись по индивидуальному заказу, не исключено, что это просто творчество реставраторов.
Помимо ореха рукоятки иногда бывают выполнены из темного эбенового дерева.
Игольчатый револьвер Франца Дрейзе в основном продавался как оружие самообороны, но в калибре 0,39 (10,2 мм) стоял на вооружение в полиции и у пограничных подразделений. Маркировка у револьвера с серийным номером «6967» с левой стороны: «G.L.G.4.» означает что данное оружие под номером 4 состояло на вооружении в ленд. жандармерии (Groherzogliche Land-Gendarmerie Revolver 4)
На частях некоторых игольчатых револьверов нанесена маркировка, свидетельствующая о принятии их на вооружение в Пруссии. Маркировка представляет собой изображения прусского орла, короны над буквой «М» и короны над буквами «RC».
Игольчатые револьверы Франца Дрейзе имели те же недостатки, что и любое игольчатое оружие. Бумажный патрон не защищал порох от влаги. Тонкая игла в момент выстрела находилась внутри патрона и подвергалась температурному и химическому воздействию. Игла была тонкая и хрупкая. Обрывки бумажного патрона постепенно засоряли ствол. Шпилечные револьверы не выдержали жестокой конкуренции на рынке огнестрельного оружия. Капсюльные револьверы Кольта были более компактны и надежны и давно завоевали популярность не только в США, но и в Европе. Появление шпилечных патронов с металлической гильзой, а так же дешевых револьверов Лефоше навсегда вытеснило с рынка шпилечное оружие.
Вместе с тем игольчатые револьверы Франца Дрейзе не только тупиковое направление эволюции револьверов, но и одна из интересных страниц истории оружия. Игольчатые револьверы пользуются огромным спросом на рынке антикварного оружия. По предварительным оценкам всего было выпущено не более 1000 игольчатых револьверов Дрейзе. Цена за некоторые экземпляры в хорошей сохранности и украшенные гравировкой превышают 4 — 5 тысяч долларов.

Иоганн Николаус фон Дрейзе

( Johann Nicolaus von Dreyse ) 20.11.1787 – 09.12.1867

Иоганн Николаус фон Дрейзе — оружейный мастер, изобретатель системы игольчатого ручного огнестрельного оружия.

Биография

В 1836 году предложил прусскому правительству нарезное ружье, заряжаемое с казны, которое после испытания было принято для вооружения пехоты под названием игольчатого образца 1841 года. Во время предложения Дрейзе на вооружении находились ружья, заряжавшиеся с дула, не допускавшие быстрой стрельбы. Для заряжания с казенной части Дрейзе устроил особый механизм, называемый затвором. Затвор был устроен так, что двигался по оси ствола в особой цилиндрической коробке, привинченной к его казенному срезу, взад и вперед и в последнем положении запирал ствол во время выстрела.

Памятник Иоганну Николаусу фон Дрейзе в городе Зёммерда

Кроме того, для ускорения заряжания пороховой заряд, пулю и капсюль Дрейзе поместил вместе в бумажной оболочке (гильзе), применив впервые так называемый унитарный патрон, при котором заряжание сводилось только к вкладыванию патрона в казенную часть ствола при открытом затворе. Патрон Дрейзе состоял из свинцовой пули яйцевидной формы, вложенной в выемку папкового цилиндра (шпигеля), на противоположной стороне которого была впрессована лепешка ударного состава; шпигель с пулею помещался в переднем конце бумажной гильзы, в которую первоначально всыпался порох. Для производства выстрела внутри затвора ружья находилось особое приспособление, называемое ударником, с тонкой и длинной иглой, которое в момент выстрела силою сжатой спиральной пружины быстро двигалось вперед внутри затвора, при чём игла прокалывала патрон и концом своим воспламеняла ударный состав. При движении по каналу пуля получала вращение от папкового шпигеля, который врезался в нарезы.

Прусские военные высоко ценили качества нового оружия и держали его данные в секрете, обозначив в документах туманным «лёгкое капсюльное ружье 1841 г.» («leichtes Perkussionsgewehr-41») Официальное название «Zündnadelgewehr-41» появилось лишь в 1855 г.

Применение унитарного бумажного патрона (безгильзового) и скользящего затвора увеличило скорость стрельбы в 4—5 раз. Это сыграло видную роль в австро-прусской войне 1866 г., особенно в битве при Кениггреце, когда пруссаки легко переиграли австрийцев.

Винтовка Дрейзе образца 1862 года

Изобретение Дрейзе заставило главнейшие государства Европы принять образцы игольчатых ружей для вооружения армий; последние только в 70-х годах XIX столетия заменены ружьями, стреляющими металлическими патронами.

Винтовка Дрейзе в битве при Са́дове (на немецком языке)

Ружье «с иголочки»: Иоганн Николас фон Дрейзе и его революционная система

К годовщине смерти знаменитого оружейного мастера XIX века рассказываем о его главных изобретениях

Немецкий оружейник Иоганн Николас фон Дрейзе, родившийся еще в конце XVIII века, заслужил свое место в анналах истории благодаря разработанной им системе из унитарного патрона со сгорающей бумажной гильзой и казнозарядной винтовки с продольно скользящим поворотным затвором, предвосхитившей развитие оружия на всю вторую половину XIX и начало XX веков.

Первая серийная система конструкции Дрейзе была принята на вооружение армии королевства Пруссия в 1841 году, и являлась глубоко секретной. Напомним, на тот момент большинство армий мира было вооружено дульнозарядными системами с капсюльным воспламенением, и не все армии еще перешли с гладкоствольных на нарезные образцы. Средняя скорострельность армейских винтовок того времени составляла 2 — 3 выстрела в минуту в оптимальных для стрелка условиях. В то же время унитарный патрон Дрейзе и удобное устройство его затвора позволяло стрелку выпускать 6 и даже более выстрелов в минуту.

Поначалу винтовка Дрейзе была «секретным оружием» пруссаков, однако уже в 1849-51 годах ее испытали в Англии, где признали «чересчур сложной и хрупкой» для военного использования по сравнению с дульнозарядными винтовками. Первой серьезной войной в которой прусские войска использовали винтовки Дрейзе стал конфликт с Данией в 1864 году, затем последовали война с Австрией в 1866 и, наконец, знаменитая Франко-Прусская война 1870 года. Интересно, что помимо всем прекрасно известных винтовок, карабинов и охотничьих ружей фон Дрейзе на своем заводе выпускал и короткоствольное оружие под свой патрон.

Первоначально это были одно- и двухствольные пистолеты, однако уже в 1861 году был запущен в серию револьвер системы Дрейзе и Куфала — английского изобретателя. Этот револьвер калибра 9мм вмещал в барабане шесть бумажных патронов системы Дрейзе и имел игольчатую систему воспламенения. Ударно-спусковой механизм был самовзводным для каждого выстрела, и по разным оценкам, всего завод Дрейзе выпустил более 10 тысяч таких револьверов. Число же армейских винтовок системы Дрейзе, выпущенных в Пруссии в середине XIX века, заметно превысило миллион штук. После смерти изобретателя в 1867 году оружейный завод Дрейзе еще некоторое время продолжал свое независимое существование. В начале XX века права на использование имени знаменитого оружейника приобрел германский концерн Рейнметалл, выпускавший под ним самое разнообразное стрелковое оружие, от пистолетов до пулеметов.

Патрон конструкции фон Дрейзе снаряжался пулей каплевидной формы Донная часть пули помещалась в специальный поддон, имеющий вид небольшого стаканчика. На дне поддона фиксировался капсюль. Гильза патрона была выполнена из бумаги и имела вклеенное донце. При сборке патрона в гильзу насыпался дымный порох, затем вкладывалась пуля в поддоне с капсюлем, и бумага завязывалась ниткой поверх носика пули.

Затвор винтовки имел продольно скользящую поворотную конструкцию, запирая канал ствола одним боевым упором в основании рукоятки затвора. Этот упор входил в вырез в ствольной коробке. Поскольку гильза патрона была из бумаги, она сгорала при выстреле и винтовке не требовался экстрактор, а вот осечный патрон приходилось выбивать шомполом.

Так как капсюль находился внутри патрона, для его воспламенения ударник имел вид длинной иглы, далеко выходившей из зеркала затвора при выстреле. Эта игла была довольно ломкой и быстро загрязнялась нагаром от дымного пороха, так как при каждом выстреле ей приходилось сперва пробивать весь пороховой заряд чтобы достать до капсюля у дна пули. По современным меркам (да и по меркам дульнозарядных систем) эта винтовка действительно была довольно капризной и ломкой, однако возможность вдвое повысить практическую скорострельность пехоты и дать солдатам возможность стрелять из положения лежа или из седла сама по себе стоила многого, чем и объясняется успех системы Дрейзе.