Велисарий византийский полководец

Армия Византии VI в. Сражения полководца Велисария

Военное искусство
Период VI века можно охарактеризовать как период роста римского военного искусства в новых исторических условиях: как теоретического, так и практического. И если Э. Гиббон писал, о том, что в «лагерях Юстиниана и Маврикия теория военного искусства была не менее хорошо известна, чем в лагерях Цезаря и Траяна», то сегодня можно точно утверждать, что военно-теоретическая и практическая составляющая военного искусства встала на более высокий уровень, чем в предшествующий период.

На основе боевого опыта V-VI веков разрабатывались новые проблемы, актуальных для новых исторических условий. Было бы неверно утверждать, что «все это» не очень помогало римлянам. Наоборот, именно превосходство в теории и применении ее на практике обеспечивало Империи военные успехи, при скудных, прежде всего, людских ресурсах и огромных территориях, и протяженном театре военных действий. Несмотря на крайнюю варваризацию армии, римская пехота продолжала существовать как важная боевая сила, о чем говорил сам полководец Велисарий.
Основным же родом войск становится кавалерии: так римлянам приходилось сражаться как с легкой кавалерией арабов, мавров (мавруссий), гуннов, так и «тяжелой» кавалерией сасанидов и авар, смешанной кавалерией франков и готов. Поэтому, полководцы используют как кавалерии союзников-варваров, так и собственно фракийскую, иллирийскую кавалерию, находившуюся в плане вооружения и тактики под сильным воздействием варваров (например – великолепных наездников – авар). Следует все же отметить, что в этот период наблюдается упадок пехоты и усиление роли конницы.
К особенностям тактики ромеев следует отнести применение метательного оружие, использование лука. Стрельбе из лука, метанию всевозможных снарядов в армии уделялось особое внимание. и это зачастую обеспечивало им победу в сражениях, как это было в битвах в Африке и Италии. Вместе с тем дальнейшее развитие получило лагерное и фортификационное искусство. С мощью стен усиливалась мощь осадной техники, постоянно применялись воинские хитрости, подкупы и переговоры. Осада и последующая оборона такого гигантского города как Рим только подчеркнула это. В ходе осад используются все известные в античности осадные и штурмовые орудия (осадные башни, баллисты, тараны, подкопы). Подготовка солдат оставалась важной составной частью воинского искусства.
В сражениях этого периода используются как слоны (Сасанидами), так и верблюжья конница (арабы, мавруссии).
Наконец, совершенствуется искусство дипломатии и разведки (армейской и с помощью гражданских шпионов) как неотъемлемой части боевых операций.
Следует отдельно отметить важный факт, который часто проходит мимо, византийская армия на протяжении своего существования претерпела массу преобразований и «реформ». Что вполне понятно: менялись противники и их тактика. Например, у всадников на рубеже VI-VII веков появились стремена, реальная революция в управлении конем, и соответственно, тактике боя. Так называемый тяжелый всадник в период «Стратигекона Маврикий» (начало VII в.) и Никифора II Фоки — это не одно и тоже. Шла эволюция в защитном вооружении и в наступательном оружии. Поэтому, каждый условный период развития византийского воинского искусства можно и нужно рассматривать автономно. Не забывая при этом о связи времён. Но, повторюсь от успешного в военном отношении VIвека до «ренессанса» Х века – в военном деле дистанция огромного размера и не учитывать это, значит допускать большую ошибку.
Полководцы
У империи, которая вела боевые действия на территории всего Средиземноморья, было много выдающихся полководцев. Это и Соломон, разгромившей маврусиев в Африке; Беса, успешно сражавшийся в Месопотамии и на Кавказе, но сдавший готам Рим; Иоанн Троглит — «усмиритель» Африки; Маврикий, ставший императором; Герман, магистр оффиций Юстиниана, и его сын Герман и многие другие. Но наиболее выдающиеся среди них: Урсикий Ситта, полководец, которого, считали равным по способностям Велисарию, арменин Нарсес и Велисарий, величайший римский полководец.
Мало кому за такой короткий промежуток времени удавалось завоевать такие огромные пространства (Африка, Италия, Испания, война в Азии). А если учесть тот фактор, что походы Велисария совершались в условиях однозначного численного превосходства противника, постоянного отсутствия ресурса для ведения боевых действий, то слава его как полководца стоит на недосягаемой высоте. Ради справедливости надо признать, что о его талантах, мы узнаем благодаря его секретарю, написавшему о нем и о войнах времен Юстиниана. Следует отметить, что он также проигрывал сражения, захватывал огромные богатства и участвовал в интригах. Впрочем, в отличии, например, Беса, он не делал это в ущерб делу. И последнее, все полководцы этого периода сами были прекрасными бойцами: и Нарсес, и Велизарий лично рубились с врагами, а Ситта погиб во время рукопашного боя. Более того, Велизарий был еще и метким стрелком из лука, говоря современным языком – снайпером. С другой стороны, следует признать, что именно в этот период закладывается принцип предполагавший, что, кто лучший рубака – и есть лучшим полководцев, принцип, не раз вредивший ромеям впоследствии.
Велизарий (505-565 гг.) – выдающийся полководец Юстиниана Великого, именно его победы составили славу императора и обеспечили государству ромеев возврат Африки и Италии. Велисарий начал свою службу в личной дружине племянника императора Юстина – Юстиниана. Он был копьеносцем, и начал свой воинский путь, когда «показывалась первая борода». Впрочем, этот путь, в Ромейской державе был тесно связан с придворной службой. В данной статье мы не будем описывать (или переписывать вслед за Прокопием) биографию полководца, а коснёмся боевых действий, в которых он участвовал и описанию сражений.
На нескольких ключевых сражениях этого полководца мы остановимся подробнее.
1 августа 527 г. к власти пришел василевс Юстиниана, приказавший построить крепость Миндуй (Биддон) у персидского города и крепости Нисибиса, чем вызвал войну со стороны сасанидского Ирана.
Битва у крепости Миндуй (Биддон). В 528 г. персы двинули войска под предводительством Мирама и Ксеркса для разрушения крепости Биддона, построенной силенциарием Фомой на левом берегу Тигра. Им навстречу из Сирии шли римляне: войсками командовали дукс Дамаска Куца, командир ливанских войск Вуза, дукс Финикии Проклиан, дукс Месопотамии Велисарий, комит Василий, Севастьян с исаврами, воинственными горцами из Малой Азии, филарх арабов Тафар (Атафар). В пустыне Таннурин персы заманили римлян на поле с вырытыми ловушками и траншеями. Упали с лошадей и были изрублены Тафара и Проклиан. В плен попали Севастьян, были ранены Куца и Василий. Пехота частью была уничтожена, частью, попала в плен. Велисарий бежал с конницей к Даре. После чего руководство войсками на Ближнем Востоке было поручено магистру оффиций, полководцу и дипломату Гермогену и теперь уже военному магистру Востока Велисарию.
Стоит отметить, что эта чехарда, нежелание подчиняться полководцев друг другу, в отсутствии назначенного императором верховного военачальника крайне вредило делу. Войска, каждого дукса, шли отдельной колонной, часто располагались отдельными лагерями, а не единым лагерем. Это ситуация с отсутствием единоначалия, конечно же было связанна с боязнью императора, лично не участвовавшему в руководстве войсками, с узурпацией и провозглашением нового императора в полевом лагере или в отдалённой провинции (Италии). Это боязнь привела к тому, что Новеллой 116 от 9 марта 542 г. были запрещены личные дружины – буккеларии или щитоносцы (гипасписты) и копьеносцы (дорифоры) — полководцам. Кстати, термин буккеларий не встречается в литературе VI века, он использовался ранее, и вдруг «всплыл» в начале VII века и в другом смысле. О об этом в другой работе.
Итак, вернемся к боевому пути Велисария.
Сражение у крепости Дара. Летом 530г. персы выдвинулись к городу Дара (совр. деревня Огуз, Турция). Так как персы полководца Пероза имели подавляющее численное преимущество, Велисарий решил нейтрализовать его численное преимущество (50тысяч против 25тысяч человек) противника построением полевых укреплений: были вырыты траншеи и рвы.
Вскоре подошла основная часть войск миррана Пероза: сорок тысяч всадников и пехотинцев. Стоит отметить, что все римские и византийские авторы пишут о крайне низкой боеспособности сасанидской пехоты, в отличие от всадников. Сасаниды использовали естественные боевые физические свойства того или иного народа, входивших в их государство: иранские кочевые племена кадисинов, суннитов (не путать с мусульманами-суннитами) были всадниками, а дейлемиты – профессиональной пехотой, в отличии от местного месопотамского ополчения из семитских племён.
В первый день Велисарий с Германом расположили 25 тысяч конницы и пехоты следующим образом. На левом фланге стояли всадники Вузы, ещё левее триста герулов Фары. Правее их снаружи рва, в углу, образованном поперечной траншеей, стояли шестьсот гуннов Суники и Эгажа. Напротив их правее, в противоположном углу, шестьсот гуннов Симма и Аскан. Правее конница Иоанна, а с ним Иоанн сын Никиты, Кирилл и Маркелл, Герман и Дорофей. В случае атак флангов, гунны, которые стояли по углам рвов, должны были наносить удары в тыл атакующим. Вдоль рвов и по центру стояли всадники и пехота Велисарий и Гермоген. Персы выстроились в одну фалангу. Вечером сасаниды атаковали левый фланг Вузы и Фары, они отступили и атаковали врагов, которые отступили к общему строю. Этим столкновения и ограничились.

Во второй день к персам подошло подкрепление из 10 тысяч воинов. Персы построились в две линии, «бессмертные» — гвардия, осталась во второй линии центра, как главный резерв. В центре стоял Пероз, справа — Питиакс, слева – Варесман. Велисарий и Гермоген оставили диспозицию так же, как в предыдущий день, только Фаре, по его просьбе, разрешили расположиться на левом крыле за холмом, тем самым спрятав его от врагов.
Бой начался с перестрелки. Вначале племенное ополчение кочевников кадисинов в конной атаке с копьями ударили по левому флангу ромеев, как и предусматривалось диспозицией, справа по персам ударили гунны Суники и Эгажа, а герулы спустившись с холма ударили врагам в тыл. Римляне обратили в бегство правый фланг и уничтожили три тысячи врагов.

Второй этап начался с того, что Пероз скрыто перевел на левый фланг «бессмертных» и начал стремительную атаку на конницу Иоанна: «Всадники начали облекаться в шлемы и панцири…Сев на коней плотными рядами, они медленно гордым шагом двинулись против ромеев» .
В это время гунны Суники и Эгажа были переброшены на правый фланг к Симме и Аскану. Они ударили справа по персам, разбив строй «бессмертных», а Симма лично убил знаменоносца Варесмана и самого полководца. Пало пять тысяч всадников. Персидская пехота, «побросав свои длинные щиты» обратилась в бегство. Ромеи недолго преследовали врага, и отошли к крепости Дара. Благодаря этому сражению Велисарий стал самым известным полководцем в государстве.

Даже поражение в следующей битве не изменило этой ситуации.
Битва при Каллинике, или Леонтополе (сегодня это печально известный г. Эр-Ракка). 19 апреля 531г. на стоянке в городе Суроне, на сходке, воины обвинили полководцев в трусости, и Велисарий вынужден был принять бой. Противоборствующие силы были приблизительно равными по 20 0000 воинов. Войско было выстроено в одну линию. На левом фланге, у реки, стояла пехота копьеносца императора, Петра, на правом – арабские всадники с филархом Арефой. В центре конница, состоявшая из дружины Велисария. Левее от них: федераты-гунны с Асканом; стратиоты-ликаонцы, всадники исавры; справа: федераты-гунны Суника и Сима. Малала указывал, что войско сразу стояло спиной к Евфрату, в тоже время, как Прокопий, пишет, что в начале сражения левый фланг находился у реки.

Противоречия здесь нет, на карте видно, где расположен современный город Эр-Ракка, один рукав Евфрата проходит на юге, а второй на востоке города. Таким образом, войско действительно было выстроено так, что пехота стояла на севере, опираясь на Евфрат слева, а Арефа на юге, но после того, как правый фланг был опрокинут и персы зашли в тыл центру, правый фланг (пехота) была прижата к реке. Захарий Ритор сообщает, что день был холодный, еще и ветер был встречный ромеям.
Бой начался с перестрелки и исход его был неясен, пока персы не ударили на арабов, которые, в силу слабой дисциплины, не держали строя. Исавры решили, что арабы бегут и побежали сами. Левый фланг еще держался, пока сражался Аскон, но после его гибели, всадники тоже не выдержала удара персов. Сам Велисарий с букелариями (личной дружиной), скорее всего, несмотря на оправдания его Прокопием, бежал за Евфрат. Сопротивлялась только прижатая к реке пехота Петра, и примкнувшие к ним, спешившиеся, экзархи Суника и Сима: «Плотно сомкнув свои ряды на малом пространстве, воины все время тесно держались один рядом с другим и, крепко оградив себя щитами, с большим искусством поражали персов, чем те поражали их. Варвары, многократно отброшенные, вновь на них нападали, надеясь смешать и привести в расстройство их ряды, но снова отступали, не добившись никакого успеха. Ибо кони у персов, не вынося шума ударов по щитам, поднимались на дыбы, и вместе со своими всадниками приходили в смятение».

Так ромейская пехота снова снискала себе славу, равную всадникам сасанидам. Ночью персы отступили в свой лагерь и оплиты переправились через Евфрат. Велисарий был отстранен от командования войсками, хотя зимой 531—532 гг. он был восстановлен на посту magister militum per Orientem, а командование над войсками востока принял Ситта.
Нужно отметить, что Велисарий, принявший участие в жестоком подавлении восстания Ники в Константинополе в январе 532года., стал доверенным базилевса. Возможно, поэтому он получил командование над войсками, направляющимися в Ливию.
Война в Африке

Африканские римские провинции были захвачены вандалами и союзными им аланами в V в., вандалы правили здесь к моменту похода войск Юстиниана около ста лет. Для местного романизированного и ромейского населения ситуация осложнялась тем, что пришельцы были не православными, а арианами. Перед походом, к империи перебежал гот Года, управляющий вандальской Сардинией. Император решил начать боевые действия и поставил во главе войск Велисария. Против вандалов было собрано войско из 10 тысяч пеших и 5 тысяч всадников. Войско состояло не из кадровых арифм, а из воинов, «набранных из регулярных солдат и из федератов». Федераты состояли из конных гуннов и пеших герулов. Для перевозки этого войска было использовано 500 длинных кораблей – дромонов. Команды состояли из египтян, ионян и килликийцев, флотом командовал Калоним Александрийский. Во главе похода император поставил Велисария. В это же время, Гелимер, король вандалов, отправил пять тысяч наиболее боеспособных вандалов на ста двадцати кораблях под предводительством своего брата Цазона, против Сардинии, которые победили гота Году и его дружину. Гелимер же остался без наиболее дееспособной части в самый важный момент боевых действий, дело в том, что за сто лет жизни в богатой римской провинции Африки, сильно расслабились, переняли привычки ромеев (бани, массаж) и растеряли боевой дух. Тем не менее, вандалы остались многочисленным народом-воином, значительно превышавшим по численности экспедиционный корпус из Константинополя.
31 августа 533 г., после проведения Велисарием разведки, флот римлян пристал к Капут-Ваде (Рас Капудии). Воины разбили на берегу моря укрепленный лагерь, окружив его рвом. При рытье рва был обнаружен источник, что в засушливом районе Северной Африке было немаловажно для войска и животных. Велисарий занял город Сиддект, где показал местным жителям, что войско прибыло для освобождения ромеев. После чего войско двинулось на Карфаген, находившийся в пяти днях пути от места высадки.
Сражение при Дециме
13 сентября 533 г. король вандалов Гелимер выдвинулся навстречу римлянам. Учитывая численное преимущество, план вандалов предполагал окружить противника. Аммат, брат Гелимера, должен был со всеми воинами идти от Карфагена к Дециму. Гибамунд, племянник Гелимера, с двумя тысячами бойцов двигался слева от Децима. Сам же Гелимер планировал зайти в тыл. Несмотря на то, что жизнь в благодатной африканской провинции изнежила некогда суровых воинов вандалов и аланов, тем не менее, они представляли грозную военную силу. Войско ромеев двигалось навстречу врагам следующим образом: авангард во главе с Иоанном Арменином состоял из трехсот лучших всадников, гунны сопровождали авангард слева. Далее двигались всадники-федераты и щитоносцы Велисария. Основные силы, пехота и обоз следовал за ними.
1 этап. Аммат, торопясь, прибыл в Децим с небольшими силами раньше назначенного Геллимером срока, его вандалы из Карфагена шли небольшими отрядами и растянулись вдоль дороги. Иоанн обрушился на отряд Аммата, убил его и рассеял огромное войско, шедшее из Карфагена, избивая бегущих. Гибамунд устремился на помощь соседнему флангу, столкнулся с гуннами и погиб, весь его отряд был истреблен.

2 этап. Гелимер со своим большим отрядом подошел к Дециму, не зная, что два других подразделения вандалов разгромлено, здесь он вступил в стычку с федератами, которые тоже не знали о ходе победах Иоанна и гуннов. Вандалы их отбросили, и архонты начали спор, как им поступить. Они решили отступать, боясь сил Гелимера, по дороги они встретили отряд из 800 всадников – телохранителей Велисария, те, не поняв, что произошло, обратились в бегство. В это время вождь вандалов нашел в Дециме тело погибшего брата, и прекратив преследование римлян, стал стенать, готовясь к похоронам Аммата.
3 этап. Таким образом, Гелимер не использовал подавляющее численное преимущество. В это время, бегущих римлян остановил и отчитал Велисарий, он привел в порядок войско и всей силой обрушился на вандалов, разгромив и рассеяв их. Путь на столицу был свободен.
15 сентября 533 г. Велисарий вошел в город, параллельно вошел флот, который несмотря на приказ, разграбил имущество купцов в порту. Так как Карфаген был не укреплен стеной, то вандалы не стали защищать его. После чего полководец приступил к восстановлению стен, был вырыт ров и установлен палисад.
Важной задачей ведения войны в Африке со времен пунических войн была задача привлечения на сторону противоборствующих сторон автохтонные семитские племена – маврусиев или мавров. Те же не спешили с выбором стороны. Вскоре к Гелимеру на равнину Буллу прибыл из Сардинии его брат. Объединив силы, вандалы двинулись на Карфаген. К вандалам присоединились маврусии. Гелимер пытался подкупить гуннов и рассчитывал на воинов-ариан. Велисарий посадил одного из предателей на кол и гунны, пораженные страхом, сознались перед Велисарием в том, что их подкупали.
Сражение у Трикамара. Велисарий отправил вперед конницу, а сам с пехотой и пятьюстами всадниками двинулся за ними к месту сражения. В декабре 533 г. войска встретились у Трикамара (западнее Карфагена). Утром, оставив в своем лагере жен и детей, вандалы двинулись на римлян. Впереди шли опытные воины, прибывшие из Сардинии с Цазоном. Римляне выстроились следующим образом. Левое крыло: федераты и солдаты архонтов Мартина, Валериана, Иоанна, Киприана, комит федератов Алфия, Маркелла. Правый фланг – конница, командиры — Папп, Варват и Эган. Цент — Иоанн, его щитоносцы и копьеносцы, а также войсковые знамена. Здесь же был Велисарий с 500 всадниками. Пехота еще не подошла. Гунны выстроились отдельно. Вандалы расположились так же по крыльям, в центре со своей дружиной стоял Цазон. В их тылу расположились маврусии. Вандалы решили отказаться от использования метательного оружия и копий и сражаться только мечами, что и решило исход дела. Между войсками была небольшая река. Иоанн Армянин переплыл речку и атаковал центр. Но вандалы отбросили ромеев. В ответ Иоанн, взяв щитоносцев и копьеносцев Велисария, контратаковал врагов: Цазон был убит. Римляне атаковали противника в лоб и обратили его в бегство, отойдя при этом на исходную позицию, боясь многочисленности неприятеля. Наконец, к вечеру подошла ромейская пехота, что дало возможность Велисарию атаковать лагерь вандалов. Первый беспричинно бежал Гелимер и его приближенные, лагерь пал без сопротивления. Римлянам достались фантастические богатства, в том числе и те, что награбили вандалы в Риме в Vв. Так как грабежу предавались все воины, Велисарий даже потерял управление над войсками. Но противник не вернулся, и битва была выиграна.
Затем ромеи захватили острова Сардинию, Корсику и Майорку. Вскоре был пленен Гелимер, и война с вандалами закончена.
Победа над государством Вандалов была одержана за один год.
Но последующая политика ошибок Юстиниана, говоря современным языком, в кадровых вопросах повлекла непрекращающуюся войну в этой провинции. Война шла с остатками вандалов, новые наместники не смогли ни договориться, ни утихомирить местные кочевые племена маврусиев (мавров). Стандартные невыплаты солдатам привели к дезертирству и восстанию воинов, которое было подавлено ценой колоссальных усилий.
К сожалению, приходится отмечать тот факт, что блестящие военные победы не были поддержаны должным гражданским управлением, но это в данном случае не имеет к нашей теме никакого отношения.
Продолжение следует…

Армия Византийской Империи накануне гибели: изучаем Пехоту (оружие и тактика боя)

Армия Четвертого крестового похода прорвалась в бухту Золотой Рог и готовилась к штурму. Готовится к обороне и Константинополь. Посмотрим пока, что представляло собой войско Византийской империи и с кем столкнутся рыцари-крестоносцы

Варяжскую гвардию мы изучали, поговорим сегодня о регулярной армии Византии…

Армия Византийской империи переняла опыт беспощадных римских легионов. После VI века тяжелой поступью ворвался ислам, Византия обогатилась арабской доктриной конного боя. С XII века энергия ислама угасла в огне усобиц, византийская армия впитала боевой опыт молодой рыцарской Европы.

К XIII веку армия последнего Рима — симбиоз лучших практик военного дела. Первоначальное господство пехотных легионов в прошлом. Теперь византийская пехота – конный щит на поле боя, где конница главный элемент войны.

копейный строй пехотных стратиотов Византийской империи

Но пехота не забыта. Оборона и осада городов, оборона пограничных крепостей, как и прежде за ней. К XIII веку эта роль только растет, империя перешла к тотальной обороне.

Комплектование

Византийской армией командовал стратиг. Ему подчинялись турмахи – командующие турм по 4-8 тысяч человек. Профессиональную римскую пехоту сменила мобилизационная армия, призываемая в войну и распускаемая в мирное время. На зарплате всегда лишь Варяжская гвардия наёмников. Остальные получали жалование во время призыва.

Большинство армии императора формировали семьи стратиотов, получившие земельный надел «стратею» в обмен на вечную военную службу. Типа наших контрактников, только пожизненных. Стратеи передавались по наследству, сформировав потомственный класс военных.

Стратиоты комплектовали конницу, пехоту и стрелков в составе территориальной турмы, их собирал турмах провинции. Экипировка и обучение полностью на стратиоте, на сборы он являлся готовым бойцом.

Непрофессиональные ополчения мирного населения мобилизовались в легкую стрелковую пехоту psiloi с пращами, луками и дротиками. А кто стрелять не умел шёл в стройбат, полевые кузни, кухни и уборные.

Вооружение пехоты

Господствовавший в XI веке остроконический шлем русского типа, к XIII веку разбавляется датской железной шапкой. Другой новинкой становится фригийский колпак, средиземноморский шлем гребневого типа. Защита головы усиливалась кольчужным подшлемником и бармицей. Тело защищала кольчуга или стеганый ватник. Широко распространен чешуйчатый панцирь, переданный легионерами Рима.

Тяжелый пехотный стратиот Византии времен 4 крестового похода: ламмелярный доспех нового типа где пластины сшивались на ткани 4 нитями. На голове фригийский колпак усилен кольчужным подшлемником: справа железная шапка с византийской сплошной личиной на лицо.На ногах боевые сапоги — они пристегивались к поясу в битве и отворачивались вниз в мирное время. Вооружен романским одноручным мечом (оружием ближнего боя, копье-дальнего). Каплевидный щит скутарион в левой руке.

Византийские выпуклые щиты назывались скутарионами. Диаметром в 75-90 см они были круглыми и каплевидными. Тяжелая пехота и гвардия варягов дополнительно использовала большие прямоугольные щиты. Пехотное вооружение было как у всех. А стрелковое отличалось разнообразием арбалетов, луков, пращей.

Здесь имелись и таинственные соленарии. Стрелковая система являлась обычным луком, в тетиве деревянная трубка с дротиком – болтом. Трубка работала как ствол ружья для пули. Усиливая начальную скорость болта, она увеличивала дальнобойность и точность стрельбы.

реконструкция соленария в натянутом положении

Византийская империя славилась артиллерией. Города, полевые армии вооружены легкими/тяжелыми камнеметами и баллистами. Часть историков считает, что сильнейшее требюше с противовесом было создано именно здесь. И конечно, греческий огонь.

Утерянный нынче состав на основе нефти и воска невозможно потушить водой. К XIII веку установками греческого огня вооружены основные крепости, включая Константинополь. Обороняли города и мобильные огнемётчики. Разлитый греческий огонь из огнеметов поджигался факелом товарища.

На рисунке представлена система осадной артиллерии при обороне византийских городов: слева впереди установка греческого огня: примитивным рычагом разгонялось давление для огнеметной стрельбы до 2 метров по штурмующим; ближе лучники а справа крепостная баллиста исключительной меткости на 1 железную стрелу в 2 м длиной. Вдали устаревший римский камнемет торсионного типа: натягиваясь людьми он метал недалеко и был малоподвижен, поэтому использовались только в крепостях

Тактика боя

Византийская пехота применяла пики до 5 метров. После разорения Византии эти учебники попадут в Европу, пехотная пика придет и туда. Монолит ощерившихся пикинеров, поддерживали пелтасты копьями до 2,5 метров. Вся копейная пехота стратиотов в совершенстве владела оружием ближнего боя: топорами и мечами.

Если неприятель не имел много кавалерии, пехотные полки Византии разворачивались в копейные шеренги. Полк примыкал к полку с небольшим интервалом в метр, таким образом получалась линия византийского фронта.

атакующий византийский строй при господстве стрелков часто использовал римскую черепаху как на рисунке

Если враг располагал подавляющей конницей, пехота строилась в карэ (квадрат). Обычно пехоте отводилась пассивная роль обороны, но по возможности её отправляли в атаку.

Сначала открывали огонь дальнобойные соленарии и арбалеты. Затем стрелки переходили на обычные стрелы, пращи и дротики. Перед контактом пикинеры опускали пики вниз, взламывая строй неприятеля.

Византийское карэ (на рисунке строй 1 шеренги) применялось при господстве конницы. Первыми конницу встречают менавлиаты, за ними пикинеры. Пикинеры в конце готовы заменить павших впереди. Между шеренгами работают стрелки, легкая пехота с дротиками

Если атаковала кавалерия врага, вперед выдвигались тяжелые менавлиаты. Вооруженные коротким до 1,5 метра, но крайне прочным копьем, они втыкали их в землю, распарывая животы коней.

По мере разворачивания ближней сечи, передние шеренги бросали копья. Доставали топоры и мечи, вступали в рукопашный бой. При этом задние шеренги продолжали держать строй острых копий. Такая тактика была эффективна, ибо бороться с валом щитов, комбинирующим рубящий и колющий удар, было непросто.

Примерно такой была организация пехоты Константинополя, ожидающей штурма крестоносцев в июле 1203 года.

ДАЛЬШЕ >> 2/2 главы 35 Конница << (ЖМИ)

В Контакте I Одноклассники I Дзен © А.Лукинский

Орден Тамплиеров: 1 Эпоха Креста 3 Сельджуки 4 2-й крестовый поход 5 халифат Фатимидов 6 Битва за Египет 7 Армия Саладина8 Армия Иерусалима 9 Командующие 10 Начало Войны 11 Битва у Крессон 12 Иерусалим идет 13 Битва за воду 14 Битва при Хаттине 15 Падение Иерусалима 16 Кресты 17 Третий крестовый поход 18 Армия Ричарда Львиное Сердце 19 Осада Акры 20Кровавый Лес 21 Конец похода 22 Судьба Королей 23 Переход к обороне 24 Крепости 25 Стратегия 26 Четвертый крестовый поход 27 Венеция 28 Византия накануне гибели 29 Варяжская Гвардия 30 Штурм Задара 31 Константинополь 32 Флот крестоносцев33 Битва за башню Галат 34 Битва Флотов 35 Армия Византии

Велизарий

Велизарий. Франсуа Андре Винсент (1776)Император Юстиниан и Велизарий (мозаика базилики Сан-Витале, Равенна)

Велиза́рий, Велисарий (лат. Belisarius, греч. Βελισάριος), Флавий — полководец императора Восточной Римской империи Юстиниана I Великого (490—565). Консул 535 года. Один из величайших полководцев Византийской империи.

Начав службу простым солдатом императорской гвардии, Велизарий впервые является в сане полководца во время войны с персами, которых принудил к миру (532 год).

В 532 году участвовал в подавлении восстания «Ника». В итоге восстание было подавлено, был восстановлен порядок в столице и сохранена власть императора. Это ещё более укрепило положение Велизария при императорском дворе.

В 533 году, возглавляя войско, посланное в Африку против вандалов, он разбил их при Трикамероне, занял Карфаген, взял в плен вандальского короля Гелимера, и тем положил конец Вандальскому королевству (подробнее см. Вандальская война). После этого ему поручено было изгнать готов из Италии и разрушить Остготское королевство.

В 534 году Велизарий покорил Сицилию и, переправившись в Италию, взял Неаполь и Рим; но война этим не кончилась, а затянулась ещё на несколько лет. Наконец, остготский король Витигес, преследуемый войсками Велизария, был захвачен в плен и отвезён пленником в Константинополь. Между тем, возобновилась война с персами.

Победы, одержанные персидским царем Хозроем, заставили Юстиниана послать Велизария в Азию, где он, действуя с неизменной удачей, окончил в 548 году и эту войну. Из Азии Велизарий опять был послан в Италию, где остготский король Тотила нанес жестокие поражения византийским войскам и снова овладел Римом.

Велизарий, прибыв в Италию, быстро поправил там положение дел, но опять был отозван и, вследствие разных придворных интриг, в течение 12 лет должен был оставаться бездеятельным. В 559 году, во время нашествия болгар, ему снова было поручено начальство над войсками, и действия его были по-прежнему успешны.

Под конец жизни Велизарий подвергся опале: его громадные имения были конфискованы. Эта опала впоследствии в XII веке подала повод к возникновению легенды об ослеплении Велизария.

В искусстве

  • Дэвид Дрейк, Эрик Флинт. Серия фантастических романов о Велизарии («Окольный путь», «Сердце тьмы», «Щит судьбы», «Удар судьбы», «Прилив победы», «Танец времени», см. Belisarius series), альтернативная история. Византийский полководец воюет не с вандалами и готами, а с индусами, вооруженными пороховым оружием, и делает это в союзе с персами.
  • Лайон Спрэг Де Камп. «Да не опустится тьма». Альтернативная история про Велизария
  • А. Ф. Мерзляков, романс «Велизарий».
  • Михаил Казовский. «Топот бронзового коня», исторический роман.
  • Кей, Гай Гэвриел, дилогия «Сарантийская мозаика» — полководец Леонт.

Литература и источники

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Воины Византии

На протяжении многих столетий именно Византия была хранительницей древней римской культуры и военного искусства. А во что это вылилось в итоге в эпоху Средневековья, причем где-то примерно с крушения Западной Римской империи и до Х века включительно, сегодня и пойдет наш рассказ, причем подготовленный на основе трудов англоязычных авторов. Познакомимся мы как с пехотой, так и с конницей Византии.


Миниатюра №55 из летописи Константина Манассасия, XIV века. «Император Михаил II побеждает армию Фомы Славянина». «Константин Манасий». Иван Дуйчев, Издательство «Български художник», София, 1962 г.

Что может быть лучше академической манеры изложения?

Начнем с того, что, я, наверное, очень скоро, как и бессмертная мисс Марпл у Агаты Кристи, стану выступать за «старые добрые традиции» (и это при том, что она отнюдь не отметала прогресс и относилась к нему с пониманием). Просто есть вещи, которые обязаны меняться со временем, а есть и такие, которым лучше бы не меняться. Только и всего. Вот, например, такая «вещь», как книги и статьи, посвященные историческим темам. Есть хорошая академическая традиция давать к ним ссылки на источники и правильно, то есть исчерпывающим образом, оформлять подписи под иллюстрациями. Но всегда ли она соблюдается? Скажем так: в тех же монографиях английского историка Д. Николя она соблюдается очень строго, причем он даже делит источники на первичные и вторичные. Но в некоторых из них, в том числе и переведенных на русский язык, к сожалению, не указано, где находятся те или иные иллюстрации, равно как и название книг, из которых они взяты. Подписи «средневековый манускрипт» или, скажем, «средневековая миниатюра», чем часто грешат наши отечественные авторы – нонсенс, поскольку ничего никому не говорят. Между тем у нас уже появились книги на исторические темы, где под иллюстрациями и вовсе просто написано: «Источник Flicr». Вот просто так и… ничего больше. Вот почему так ценно, что многие новые авторы, появившиеся на сайте «Военное обозрение» и, в частности, Э. Ващенко, и правильно подписывают помещаемые иллюстрации в тексте, и сопровождают свои работы списками использованной литературы. Конкретные ссылки на нее, как показал опыт, это… «не в коня корм», так что в научно-популярных материалах без них вполне можно обойтись.

Одна из множества книг Д. Николя, посвященная армии Византии.

«Как посравнить да посмотреть…»

Не так давно внимание читателей «ВО» привлекла серия статей вышеназванного автора, посвященных воинам Византии. Причем особенно ценно, что он сопровождает их собственными фотографиями, сделанными в известных музеях мира, а также графическими реконструкциями внешнего вида этих воинов, причем выполненных на достаточно высоком профессиональном уровне.

Британское издательство «Оспрей» публикует книги разных серий, разной тематической направленности. Какие-то посвящены в основном униформе, другие, вот, например, как эта – описанию битв.
И очень хорошо, что уровень этих публикаций позволяет… сравнить их с материалами на эту же тему, взятыми из книг британских историков, например, Дэвида Николя, опубликованных в Англии издательством «Оспрей», и Йена Хита, работы которого печатались в «Монтверт», а также ряда других. И вот сегодня мы попробуем вкратце пересказать то, что о воинах Византии рассказали в своих книгах эти историки. В 1998 году их книги были использованы автором этого материала в книге «Рыцари Средневековья», а в 2002-ом — «Рыцари Востока» и в ряде других книг. Историографический обзор на эту же тему в 2011 году был опубликован в журнале ВАК «Вестник Саратовского университета». И вот теперь появилась редкая возможность сопоставить материалы британских историков с материалами одного из наших современных российских исследователей, публикуемых на сайте ВО, что разумеется, не может не заинтересовать всех тех, кому близка данная военно-историческая тема. Итак…

Кроме Д. Николя, про армии Византии на «Оспрей» публиковали работы историк Йен Хит и многие другие исследователи.
Ну а начать наш рассказ придется с… нашествия варваров, которое началось уже в 250 году, и стало представлять для Римской империи серьезную угрозу. Ведь главной ударной силой ее армии была именно пехота. Но она зачастую просто не успевала туда, где границу империи прорывали враги, поэтому роль конницы в римском войске стала постепенно возрастать.

«На ваш вызов – наш ответ!»

Император Галлиен (253—268), справедливо рассудив, что новый противник требует и новой тактики, уже в 258 году создал кавалерийские подразделения из далматинцев, арабов и малоазийских конных лучников. Они должны были выполнять роль подвижного заслона на границах империи. В то же время сами легионы отводились с границ в глубину территории, чтобы уже оттуда наращивать удар по прорвавшемуся противнику.

Византийский евнух (!) преследует арабов. Интересно, чтобы это значило… Миниатюра из Мадридского списка «Хроники» Иоанна Скилицы. XIII в. (Национальная библиотека Испании, Мадрид)
При императоре Диоклетиане кавалерийских частей в римской армии стало еще больше. Однако дальше всех в реорганизации армии Рима зашел третий император — Константин Великий (306—337), который еще больше увеличил ее численность и сократил число воинов в пехотных подразделениях до 1500 человек. Реально их было еще меньше, а в большинстве отрядов не больше 500! По-прежнему называвшиеся легионами, они по сути дела представляли собой уже совершенно другие войска. Для их пополнения теперь использовали систему рекрутских наборов, и в армии римляне оказались на одном положении с варварами, тем более, что многие части теперь комплектовались именно по национальному признаку.
Все это еще больше снизило боеспособность римской армии, хотя из этой новой социальной среды в IV—V веках нашей эры выдвинулось немало талантливых полководцев и даже императоров.

Вот такие пехотинцы могли сражаться как за Западную Римскую Империю, так и за Восточную. Рисунок сделан В. Корольковым по иллюстрации Гэрри Эмблетона в книге Саймона МакДувалла «Поздний римский пехотинец 236-565 гг. н.э.» издательства «Оспрей».

Все легче и легче…

Обновленной организации соответствовало и новое вооружение, которое стало куда более легким и в достаточной степени универсальным. Тяжеловооруженный пехотинец, называвшийся теперь педес, имел на вооружении копье-лансею, кавалерийский меч-спату, длинные и короткие дротики. Последние, явившиеся прообразом современных «дартс», были наиболее оригинальным оружием и представляли собой небольшие метательные стрелки длиной 10—20 см и весом до 200 г, имевшие оперение и утяжеленные посередине свинцом, из-за чего их еще называли плюмбата (от лат. плюмбум — свинец), хотя некоторые и считают, что их древки были значительно длиннее – до одного метра. Щиты стали круглыми с характерным цветным изображением для каждого воинского соединения, а шлемы — коническими, хотя «шлемы с гребнем» наподобие древнегреческих все еще продолжали использоваться. Пилум заменили на спикулум — более легкий, но все-таки достаточно «тяжелый» дротик с гарпуновидным наконечником на трубке длиной 30 см.
Такими дротиками теперь вооружалась легкая пехота, зачастую не имевшая другого защитного вооружения, кроме щитов, а вместо шлемов носившая на голове меховые шапки-таблетки, называвшиеся «шапками из Паннонии». То есть униформой большинства воинов вообще стала лишь рубашка и штаны. Ну, еще шлем и щит. И все! Видимо, тогда считалось, что и этого вполне достаточно, если воин хорошо обучен!

Главное – поразить неприятеля издали!

Лук римляне сначала недооценивали, считали его «коварным», «ребячливым», не заслуживающим внимания настоящего воина «оружием варваров». Но теперь отношение к нему сильно изменилось, и в римских войсках появились целые отряды, состоявшие из лучников-пехотинцев, пусть даже они и были всего лишь наемниками из Сирии и других восточных земель.
На поле боя построение римлян стало следующим: первая линия — пехота в доспехах, с копьями и щитами; вторая линия — воины с дротиками в защитном вооружении или же без него, и, наконец, третья — состоявшая уже только из лучников.

«Византийский полководец Константин Дука бежит из арабского плена», ок. 908 г. Миниатюра из Мадридского списка «Хроники» Иоанна Скилицы. XIII в. (Национальная библиотека Испании, Мадрид)
Рекомендовавший его в своем труде «Против Аланов» Арриан так и писал, что если первый ряд воинов должен выставить копья вперед и держаться, сомкнув щиты, то уже воины трех последующих должны стоять так, чтобы свободно бросать свои дротики по команде, и поражать ими лошадей и всадников противника. Последующим рядам следовало применять свое метательное оружие через головы стоящих впереди воинов, благодаря чему непосредственно перед первой шеренгой создавалась сплошная зона поражения. При этом глубина построения должна была быть не меньше 8 шеренг, но и не больше 16. Лучники занимали всего одну шеренгу, но их количество непрерывно возрастало, так что на пятерых пехотинцев стал обязательно приходиться один лучник.
Интересно, что, кроме луков, на вооружении стрелков Рима и Византия уже были арбалеты, хотя долгое время считалось, что на Западе они появились только лишь эпоху крестовых походов, и были заимствованы крестоносцами как раз на Востоке. Между тем, судя по дошедшим до нас изображениям, это оружие достаточно широко применялось уже в армии «поздней римской империи», и не только на Востоке, но также и на Западе.

Правда, в отличие от более поздних и совершенных образцов, натягивались они, видимо, руками, из-за чего их убойная сила была не так уж и велика. Продолжала применяться праща — оружие дешевое и действенное, поскольку хорошо тренированный пращник до 100 шагов редко мог дать промах по стоящему человеку.

Византийские воины VII в. Рис. Ангуса МакБрайда.

«Кабанья голова» — изобретение римских стратегов

Было известно римлянам и построение в виде зауженной спереди колонны, т. е. «кабанья голова» (или «свинья», как называли его у нас на Руси). Предназначалось оно только для прорыва неприятельского фронта пехоты, поскольку конные воины могли легко охватить «кабанью голову» с флангов.
Однако чаще всего использовались фронтальные построения: «стена из щитов», за которой находились воины с метательным оружием. Таковой строй использовался в Европе повсеместно. Его применяли воины Ирландии, куда, кстати, римляне так и не дошли, его знали пикты. Все это говорит, что в распространении такого построения особой заслуги именно Рима нет. Просто если у тебя под руками много воинов и им предстоит драться с неприятельской конницей, и у них есть большие щиты, то лучшего построения просто не найти.

Служишь дольше – получаешь больше!

Срок службы воинов новой римской пехоты, которой теперь все чаще и чаще приходилось отражать удары конницы, достигал теперь 20 лет. Если педес служил дольше, то он получал дополнительные привилегии. Новобранцев-рекрутов военному делу учили, никто их с «бухты-барахты» в бой не посылал. В частности, они должны были уметь действовать в одиночном бою копьем и щитом и метать дротики-плюмбаты, которые обычно носились на задней стороне щита в обойме из 5 штук. Во время метания дротиков следовало выставить левую ногу вперед. Сразу после метания нужно было выхватить меч и, выставив вперед правую ногу, прикрыться щитом.
Команды, судя по дошедшим до нас текстам того времени, подавались весьма и весьма необычные: «Молчание! В рядах оглядеться! Не волноваться! Занять свое место! Следовать за знаменем! Не покидать знамя и наступать на врага!» Подавались они как при помощи голоса, так и жестами, а также условными сигналами с помощью трубы.
От воина требовалось умение маршировать в рядах и колоннах по различной местности, наступать на врага плотной массой, строить черепаху (род боевого построения, когда воины со всех сторон, а также сверху закрывались щитами), использовать оружие смотря по обстоятельствам. Кормление воинов было достаточно обильным и даже отчасти превосходило армейские рационы американцев и англичан в годы Второй мировой войны! Рядовому воину римских частей в Египте полагалось три фунта хлеба, два фунта мяса, две пинты вина и 1/8 пинты оливкового масла в день.
Вполне возможно, что на севере Европы вместо оливкового масла выдавали сливочное, а вино заменяли пивом, и что случалось и так, что зачастую недобросовестные поставщики эту провизию попросту расхищали. Однако там, где все было как положено, солдаты не голодали.

Все дешевле и дешевле…

Вооружение римским воинам сначала поставлялось за счет государства, в частности, к V веку имелось 35 «предприятий», которыми выпускались все виды оружия и военного снаряжения от панцирей до катапульт, но быстрое падение производства на территории Западной Римской империи привело к тому, что уже где-то в 425 году большая часть армии снаряжалась за счет собственного жалованья. Неудивительно, что при таком «дефиците» снабжения многие воины стремились купить себе вооружение подешевле, а, следовательно, и полегче, и всячески избегали покупать себе дорогие защитные доспехи. Обычно пехота носила кольчуги римского образца и очень часто довольствовалась лишь легким шлемом и щитом – скутой, по названию которого пехотинцев и называли скутатосами, то есть «щитоносцами». В обычное время и легкие, и тяжеловооруженные пехотинцы стали одеваться практически одинаково. Но и те, у кого были доспехи, надевали их только в решающие сражения, а в походах везли их за собой на телегах. Таким образом, «варваризированная» пехота римской армии оказалась чрезмерно облегченной и слишком слабой, чтобы воевать с достаточно многочисленной и тяжелой конницей противника. Понятно, что в такую пехоту как раз и шли самые бедняки, а те, кто имел хотя бы каких-то лошадей, стремились пойти служить в конницу. Но… такие конные части, как, впрочем, и любые наемники, были весьма ненадежны. По всем этим причинам военное могущество Рима продолжало стремительно падать.
Византийские наемники. Слева сельджук, справа – норманны. Рис. Ангуса МакБрайда
Пестрый национальный состав империи и значительное имущественное расслоение приводили к тому, что византийская армия имела в своих рядах воинов с самым различным вооружением. Из бедняков комплектовались отряды лучников и пращников практически без защитного вооружения. кроме плетенных из ивняка прямоугольных щитов. Наемные отряды сирийцев, армян, турок-сельджуков поступали на службу к византийцам с собственным вооружением, как, кстати говоря, и те же самые скандинавские викинги, прославившиеся среди них своими широколезвийными топорами, и добиравшиеся до Константинополя по Средиземному морю либо по великому северному торговому пути «из варяг в греки», которые шел по территории Руси.

Болгары устраивают засаду и убивают губернатора Фессалоники герцога Григория Таронского. Миниатюра из Мадридского списка «Хроники» Иоанна Скилицы. XIII в. (Национальная библиотека Испании, Мадрид)

Конница Византии

По мнению такого английского историка, как Босс Роу, главной причиной успехов византийцев на протяжении долгого времени заключалась в том, что им в наследство от Римской империи досталась прекрасная технологическая база. Другим важным обстоятельство было выгодное географическое положение. Благодаря этому византийцы могли успешно не только аккумулировать военные достижения других народов, но и благодаря имеющейся производственной базе – выпускать новинки в этой области в большом количестве. Например, в Византии в конце IV века н.э. оружие изготавливали на 44 государственных предприятиях, на которых работали сотни мастеров. Ну, а о том, насколько работа на них была эффективной, свидетельствует такой факт: только в 949 году всего лишь двумя государственными «предприятиями» было выпущено свыше 500 тысяч наконечников для стрел, 4 тысячи шипов для ловушек, 200 пар латных перчаток, 3 тысячи мечей, щитов и копий, а также 240 тысяч легких и 4 тысячи тяжелых стрел для метательных машин. Византийцами были переняты и массово производились гуннские луки сложносоставного типа, колчаны степного образца – либо сасанидские, которые по иранской традиции носили у седла, либо как это было принято у тюркских народов – на поясе. Византийцы также переняли у аваров петлю на древке копья, благодаря которой всадник мог удерживать его, надев эту петлю себе на запястье, и – уже в начале VII века, жесткое седло имевшее деревянную основу.
Для защиты от стрел азиатских конных лучников, всадникам Византии, по старой традиции называвшихся катафрактами, пришлось использовать доспехи из металлических пластинок, более надежные в этом плане, нежели кольчужные, с рукавами до локтей, пластинки в которых нашивались либо на ткань, либо на кожу. Случалось, что такие панцири надевали и поверх кольчуги. Византийцы использовали шлемы сфероконической формы, которые часто имели пластинчатые наушники, и без забрала. Вместо них лицо зачищали маски из двух-трех слоев кольчужного полотна с кожаным подбоем, спускавшиеся с подшлемника на лицо так, что оставались открытыми лишь глаза. Щиты использовались «змеевидные» (английский термин), в форме «перевернутой капли» и круглые, довольно небольшие, походившие на рондаш и баклер более поздних времен.

Кольчужные доспехи у византийцев имели следующие название: хауберк — заба или лорикион, подшлемник из кольчуги – скаппион, бармица называлась перитрачелион. Камелакион представлял собой капюшон из стеганой ткани (хотя, возможно, он мог быть и простой стеганой шапкой), носили вместе с эпилорикионом – стеганным кафтаном, надевавшимся всадником поверх доспехов из кольчуги или пластин. Кентуклоном называлась «стеганая броня» как для самих всадников, так и для их лошадей. А вот стеганый кабадион почему-то надевался на церемониях. Так что речь может идти, очевидно, о чем-то весьма сильно украшенном.
Горжет на шею – страггулион, – был тоже стеганным, да еще и набитым шерстью. Считается, что византийцы заимствовали его все у тех же аваров. Букелларии – привилегированная часть византийских всадников, носила защитные наручи. Вооружение всадника составляли длинное в 4 м, копье – контарион (копья у пехоты могли иметь 5 м), меч спатион – совершенно явный потомок собственно римского меча спата, и такое вроде бы необычное для римлян оружие, как парамерион – своего рода однолезвийная прямая протосабля, применявшаяся также воинами из Центральной Азии и… Сибири. Носили мечи либо в традициях Востока на перевязи через плечо, или на поясе, в традициях Европы. Интересно, что цвет одежды воина нередко зависел от его принадлежности к той или иной «партии ипподрома».

Средний вес — 25 кг

Д. Николь ссылаясь на источник 615 года, сообщает, что вес подобного снаряжения был около 25 кг. Существовали и более легкие ламеллярные панцири, изготовленные из кожи. Конские доспехи могли быть не только стеганными либо склеенными из войлока в 2-3 слоя, но и представлять собой «панцири» из нашитых на основу из кожи или ткани, пластинок из кости и даже металла, для большей прочности еще и соединенных одна с другой. Такие доспехи при значительном весе давали хорошую защиту от стрел. Самые тяжеловооруженные всадники назывались клибанофоросы (или клибанофоры), поскольку поверх кольчужного хауберка носили панцири-клибанионы из пластин, но при этом надевали их под стеганный эпилорикион.

Тяжеловооруженная конница Византии. Рис. художника Ю.Ф. Николаева по работам Ангуса МакБрайда и Гэрри Эмблетона.

Копейщики спереди, лучники сзади

На поле боя клибанофоры строились «свиньей» или клином, причем таким образом, чтобы в первом ряду было 20 воинов, во втором – 24, и в каждом последующем – на четыре всадника больше, чем в предыдущем, причем позади копейщиков находились лучники. Исходя из этого получается, что 300 копейщиков поддерживали 80 конных лучников, а подразделение из 500 воинов таковых могло быть 150.
Таким образом, роль тяжеловооруженной конницы в качестве ядра армии все время возрастала, но в то же время увеличивалась и стоимость ее вооружения и содержания, и крестьянам-стратиотам оно оказывалась уже просто не по силам. Так, на основе феодализации земельной собственности вполне могло появиться в Византии и настоящее рыцарство. Но, опасаясь усиления военной знати в провинциях, императоры, как и прежде продолжали использовать терявшие боеспособность ополчения крестьян и все чаще прибегать к услугам наемников.
Использованная литература
1. Boss R. Justian’s wars. L.: Montvert, 1993.
2. Nicolle D. Romano-Byzantine armies 4th – 9th centuries. L.: Osprey (Men-at-arms series №247), 1992.
3. Nicolle D. Yarmuk 636 AD. L.: Osprey (Campaign series №31). 1994.
4. Nicolle D. The Armies of Islam 7th-l1th centuries. L.: Osprey (Men-at-Arms series №125), 1982.
5. Macdowall S. Late Roman infantrymen 236-565 AD. L.: Osprey (Warrior series №9), 1994.

Велисарий и Византия

Рассудительный полководец Велисарий

Лучшим полководцем Византии (Восточной Римской империи) времен императора Юстиниана был Велисарий (504–565). Его отличали тщательная подготовка военных походов, неторопливость и вдумчивость: «рассудителен, как Велисарий» стало поговоркой.

В 530 г. полководцу удалось отразить вторжение в Византию персов. Когда те подошли к городу Даре, рассудительный Велисарий начал с переговоров с ними. «Что первым благом является мир, — писал он персидскому главнокомандующему Перозу, — с этим согласны все люди, даже те, которые недалеки умом. И поистине тот самый лучший полководец, кто сумел войну сменить миром…». Но на предложение увести войска Пероз ответил отказом и написал Велисарию: «Пусть в городе будут для меня готовы баня и обед». Сражение под стенами города выиграл Велисарий.

Велисарий против Хосрова

В другом случае в Восточную Римскую империю вторгся персидский царь Хосров. Он двигался в глубь Византии, пока дорогу ему не преградили подошедшие войска Велисария. Остановившись, Хосров направил к грозному полководцу посла для мирных переговоров, через которого получил такой ответ: «Не так, как теперь действует Хосров, принято у людей вести дела. Другие при разногласиях с соседями сначала отправляют к ним послов и только тогда идут на них войной, когда не добьются удовлетворительного ответа. А он сначала оказался в центре римских земель, а затем начинает вести переговоры о мире».

Персидский царь после некоторых раздумий двинулся обратно.

Как сосчитать погибших воинов

У персов был обычай: когда войско отправлялось в поход, воины проходили по одному перед царем и бросали в плетеные корзины стрелы, а возвращаясь из похода, так же забирали их, и по оставшимся в корзинах стрелах можно было судить о потерях.

Однажды персидский военачальник Азарет победил самого Велисария, но вышеописанная процедура едва не сгубила его: за большие потери он был снят с должности и едва избежал казни.

Велисарий против готов

В 535–540 гг. по поручению императора Юстиниана полководец Велисарий действовал в Италии, пытаясь изгнать оттуда «варваров» — готов. После первых поражений готы изъявили готовность кончить войну и взамен предложили Велисарию Сицилию. Тот ответил, что он не против мира и взамен разрешит готам владеть Британией (никогда им не принадлежавшей). Готам пришлось продолжить войну.

После того, как Велисарий взял Рим и овладел большей частью Италии, готы вновь предложили ему мир и взамен — титул императора их страны. Но полководец предпочел остаться верным Византии и своему императору Юстиниану.

Верный путь к смерти

Строго предупреждая своих воинов от бегства в сражениях, Велисарий подкреплял это следующим разъяснением: «Люди бегут, думая, что сохраняют себе жизнь. Но следствием бегства обычно является именно смерть, тогда как бьющиеся смело и отважно гораздо вернее сохраняют себе жизнь».

Пример для воинского воспитания

Велисарий был сторонником строгого образа жизни солдат и недопущения в войсках какой бы то ни было роскоши. «Я некогда спросил одного пастуха, — говорил он, — отчего его собаки ему так верны и послушны; оттого, отвечал он мне, что я кормлю их одним хлебом и костями, а ежели бы я кормил их мясом, то они стали бы волками».

Легенда об ослеплении Велисария

Император Юстиниан, опасаясь политического возвышения полководца Велисария, несколько раз подвергал своего лучшего военачальника опале. В более позднее время даже появилась легенда, что император жестоко расправился с ним, ослепив его. В театральном репертуаре известна французская пьеса в жанре героической драмы «Велисарий, римский полководец, или Великий и несчастный человек», основанная на этой легенде.

В трудах византийских историков, в том числе биографа и личного секретаря Велисария Прокопия Кесарийского, версия об ослеплении Велисария не находит подтверждения.

Мысли из «Стратегикона»

Общественная мысль Византии оставила после себя крупное военно-научное достижение — трактат «Стратегикон», приписываемый императору Маврикию (правил в 582–602 гг.). Некоторые из его поучительных положений таковы:

— «Сражения выигрываются не опрометчивой смелостью и не многочисленностью, а после помощи Божьей порядком и военным искусством».

— «Когда главнокомандующий ведет войско в бой, то должен казаться веселым, потому что простые воины судят о предстоящем исходе боя по настроению вождя».

— «На войне чаще всего пригодна хитрость. Хитрого противника надо опасаться более, чем злого».

— «Грабеж убитых или нападение на неприятельские обозы и лагерь прежде, чем окончится сражение, — преступление постыдное и опасное».

— «Людей, одноплеменных с неприятелем, следует задолго до сражения удалять от войска, посылая их куда-либо в другое место».

о военных качествах народов

Любопытны характеристики, даваемые автором «Стратегикона» различным народам:

О персах: «Народ персидский трудолюбив, скрытен и склонен к рабству. Начальству повинуется со страхом. Склонен к войне, но не храбрее других воинственных народов».

О турках: «Турецкие племена многочисленны, независимы, чуждаются всяких занятий и не заботятся ни о чем, кроме того, как бы крепче биться с неприятелем».

Об аварцах: «Аварское племя трудолюбиво и очень опытно в военном деле. Одержимо беспримерной алчностью к деньгам. Клятв не держит, договоров не исполняет».

О франках: «Очень любят свободу, смелы и неустрашимы в боях. Более всего заботятся о конном строе. Их легко подкупить, так как они корыстолюбивы. Подвержены болезням, изнежены».

О славянах: «Племена славян любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению; храбры, выносливы. К чужестранцам благосклонны, не берут пленных в рабство, а держат в неволе до срока. Вечно в ссоре между собой».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >