В бой идут одни пацаны

В бой идут одни пацаны

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга «В бой идут одни пацаны» Тамоников Александр Александрович окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Основное внимание уделено сложности во взаимоотношениях, но легкая ирония, сглаживает острые углы и снимает напряженность с читателя. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго. С помощью описания событий с разных сторон, множества точек зрения, автор постепенно развивает сюжет, что в свою очередь увлекает читателя не позволяя скучать. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Небезынтересно наблюдать как герои, обладающие не высокой моралью, пройдя через сложные испытания, преобразились духовно и кардинально сменили свои взгляды на жизнь. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. «В бой идут одни пацаны» Тамоников Александр Александрович читать бесплатно онлайн увлекательно, порой напоминает нам нашу жизнь, видишь самого себя в ней, и уже смотришь на читаемое словно на пособие.

В бой идут одни пацаны — Александр Тамоников

Глава 1

Самаркандское высшее военное автомобильное командное училище имени Верховного Совета Узбекской ССР, начало февраля 1993 года.

После команды «Разойдись!» строй первого взвода третьей роты рассыпался, и курсанты ринулись в казарму. Февраль в этом году выдался теплым, но дождливым. Вот и сегодня, в четверг, с утра лил дождь, заставляющий все перемещения осуществлять бегом. Только что закончился обед, и наступило короткое время отдыха. Полчаса до очередного построения на самоподготовку. Не успеешь просохнуть, как опять придется выходить под дождь и бежать до учебного корпуса. Впрочем, небо заметно просветлело, усилился ветер, так что можно было рассчитывать, что тучи, а с ними и надоевший дождь уйдут к цементному заводу.

Левченко поправил подушку. На соседнюю кровать присел Серега Логинов, с которым Михаил был дружен с первого курса.

– Ты лекцию по эксплуатации записал? – поинтересовался он.

– То, что успел. Сам знаешь, как Курин их читает. Автомат бьет реже, чем говорит майор. На его лекциях, да в такую погоду, только спать.

– Вот и я закемарил. На самоподготовке переписать дашь?

– Какие проблемы? Хоть сейчас возьми конспект да переписывай.

– Успею. Как насчет субботы, подумал?

Левченко хлопнул ладонью по лбу.

– Черт, совсем забыл!.. Но, в принципе, тут и думать нечего. Нет у меня, Серега, желания идти на эту вечеринку. Да еще неизвестно, отпустит ли ротный в увольнение.

– Насчет увольнения я с Девятовым вопрос решу. Он тебя в список внесет. Взводному по барабану эти бумажки, у ротного тоже нет причин отказать. С учебой и дисциплиной порядок, последний раз в город ходили месяц назад. Так что отпустят. А аппетит, Миша, как говорится, приходит во время еды.

Старший сержант Девятов был замком, то есть заместителем командира взвода старшего лейтенанта Климася. Ротой командовал капитан Обыденный.

– Это смотря какой еды, Серега. От одной приходит, а от другой навсегда пропадает.

– Ты о своих отношениях с Викой? Не загоняйся. Ведь объяснился же с ней! Она умная девочка, в пединституте учится, должна понять.

– В том-то и дело, что должна, но вот не хочет или не может. Мне ее жаль.

– Не знаю, почему у вас не срослось. Девчонка-то хорошая, красивая, умная, не избалованная, домашняя. Влюблена в тебя по уши.

– Но я-то, Серега, не люблю ее, понимаешь? Мог бы, конечно, до выпуска мозги пудрить, а потом свалить потихонечку к месту службы и забыть обо всем. Так ведь западло, Серега, выйдет. Лучше уж сейчас и прямо, без обмана.

Логинов расстегнул верхнюю пуговицу ПШ – полушерстяной куртки, которая выдавалась на осенне-зимний период обучения вместе с такими же галифе.

– Конечно, лучше, – заявил он. – Но ты сам говоришь, что Вика не хочет и слышать о разрыве.

– Не хочет.

– Ее действительно жалко. Да и тебя тоже.

– А меня-то с чего?

– Да с того, что таких девчонок, как Вика, еще поискать…

Левченко прервал друга:

– Все, Серега, кончай базар. И без тебя хреново!..

– Ладно, это твои личные дела. Значит, в субботу на вечеринку не поедешь?

– Не знаю. Потом видно будет.

– Ну-ну. Отдыхай, а я пока покурю.

– Иди, травись.

Логинов ушел. До построения оставалось семь минут. Левченко поднялся, поправил кровать, прошел к стенду, на котором висел лист с расписанием занятий. Он посмотрел, какие завтра будут предметы, собрал сумку, оставил для друга конспект по эксплуатации автомобильной техники.

В отсеке появился дневальный по роте.

– Левченко! – крикнул он.

Михаил обернулся:

– Чего надо?

– С контрольно-пропускного пункта позвонили, там тебя снегурочка ждет.

– Какая снегурочка?

– Тебе лучше знать. – Дневальный улыбнулся. – Так что беги, пока она не растаяла.

– Дима, ты можешь нормально сказать, кто меня вызывает?

– Если бы я знал. Помощник дежурного передал, что к тебе приехала девушка.

– Нашла время!.. – пробурчал замкомвзвода, вернувшийся с перекура.

Левченко взглянул на старшего сержанта и спросил:

– Отпускаешь?..

– Да, иди. Может, случилось что. Только, Миша, смотри, чтобы дежурный по училищу, комбат или ротный не застукали. А то вставят по самые помидоры.

– Не в первый раз. Если что, я ушел сам.

– А я на построении не увидел, что у меня не хватает курсанта? Нет уж, ты обратился, я разрешил. Постарайся не задерживаться. С КПП беги прямо на кафедру.

– Постараюсь. – Левченко забрал сумку и вышел из казармы.

Дождь очень кстати действительно прекратился. Только с крыш и деревьев продолжали падать капли.

Левченко обогнул плац и второй учебный корпус со стороны кафе, вышел к контрольно-пропускному пункту и тут вдруг встретился с взводным. В училище старший лейтенант почти всегда заходил через ворота, расположенные у старой столовой и парка боевых машин. Сегодня же он, как назло, почему-то оказался здесь.

– Опа! А это еще что за явление? Куда спешим, Левченко? – воскликнул старший лейтенант Климась.

– На КПП.

– Это я понял. В честь какого праздника?

– Девушка ко мне приехала из города.

– Весьма уважительная причина! – заявил взводный и усмехнулся. – А распорядок дня для нас, значит, не существует?

– Виноват. Разрешите вернуться в расположение?

Взводный был нормальным мужиком. Да и Левченко не первогодок, без пяти минут офицер.

– У Девятова отпрашивался?

– Так точно!

– Ладно, ступай к своей подружке. Только недолго, понял?

– Понял!

– Давай! – заявил Климась и направился к плацу по главной аллее.

Левченко вышел на КПП и увидел Вику, стоявшую возле ворот.

djon_66

Сегодня хочу написать о двух обычных боевых машинах вооружённых сил Абхазии периода войны 1992-93 годов. Сами по себе машины конечно не уникальны, это обычные «боевые лошадки» мотопехоты, многих стран Мира. Тогда почему именно я выбрал эти 2 машины, спросите вы? Да потому что они в разное время стали трофеями вооружённых сил Грузии и которые ранее не принадлежали им. Попали БМП в Абхазию не через реку Ингур в составе грузинских оккупационных сил, а прибыла железнодорожным транспортом через реку Псоу (ну как минимум одна из них), в разное время.
Но сначала не большая предистория.
С образованием Отдельного Полка Внутренних Войск Абхазии (ОПВВ Абхазии) на его вооружение появилась и бронетехника. Помимо колёсной (БТР и БРДМ), была и гусеничная, 6 единиц БМП-1 и если БТРы и БРДМки как появились боле, менее понятно, то при каких обстоятельствах, а главное из каких источников появились БМПешки, до сих пор выяснить не смог. Единственное что допускаю, это то что эти самые БМП ещё перед войной были переданы на вооружении ОПВВ со склада ПВО СССР в городе Гудаута. По некоторым боле, менее достоверным источникам действительно с этих складов на вооружении ОПВВ попало оружие, но исключительно стрелковое и уже после начала агрессии. Уже в ходе войны так же с этого склада были переданы и 6 БМП-1 (ну на до же какое совпадение цифр). Косвенно за мою версию появления БМП-1 на вооружение ОПВВ Абхазии говорит и то что с началом войны, складское начальство затребовало вернуть машины на склад, наверно опасались что их махинация будет раскрыта. Во всяком случаи пока не появятся другие достоверные версии, на мой взгляд моя, лично для меня, кажется наиболее правдоподобной.
Да и вообще о этих 6 БМП известно очень мало. Из того что знаю, это то что на одной машине не было орудия «Гром», а снарядов вообще не было или было но очень мало и которые вполне возможно к началу войны уже были расстреляны на учебных стрельбах. Во всяком случаи 14 августа 1992 года, начало войны, на защите Сухума осталось всего 2 машины, остальные 4 были отправлены в Гудауту, на склад ПВО или на защиту города не знаю.
Те что остались в Сухуме не имели снарядов, а только патрону к пулемёту ПКТ. Одна БМП была оставлена полковником Агрба на защите здания Совмина, когда он с бойцами 1-го батальона ОПВВ выдвинулся навстречу грузинской колонне к Красному мосту. Вторая машина участвовала в этот же день в обстреле грузинской пехоты из пулемёта ПКТ у моста.
У меня к сожалению нет фотографий того периода войны, а только скриншоты, не очень хорошего качества, поэтому иллюстрирую свой рассказ тем что есть.
фото-01: танк Т-55 и БМП-1 на площади перед кинотеатром «Апсны», вечер 14 августа 1992 г.
Номера БМП что остались защищать Сухум известны частично, одна была точно «05», а вот вторая не известно. На одном из скринов у меня есть только часть её номера, а именно цифра «0», но это мало что даёт, т.к. все БМП несли номер который начинался на НОЛЬ — «01», «02», «03», «04», «05» и «07».
фото-02: на заднем плане бойца с РПГ-7 и за деревьями видна БМП и часть её номера «0?», это точно не «05», т.к. написание цифры НОЛЬ другое (скрин будет ниже).
На следующий день, 15 августа, БМП «05» засветилась уже у позиции бойцов ОПВВ «Универсам», это на выезде из Сухума. Эта позиция прикрывала эвакуацию Ачадарского батальона ОПВВ, который находился ниже, со складов батальона смогли вывести всё вооружение, ГСМ, боеприпасы, медикаменты и продовольствие. В этот день грузинская пехоьа с ходу решила атаковать абхазское укрепления. Но выдвинувшись вперёд БМПешка сходу открыла огонь из ПКТ, к которой у неё было 4000 патронов и вынудила грузин отступить.
фото-03 БМП-1 «05» на позиции у Универсама.
Вскоре после этой стычки НОЛЬ ПЯТАЯ ушла по приказу командования к нижнеэшерскому мосту где заняла позицию…
Больше случаев применения БМПешек абхазскими бойцами мне лично не известны, аж до конца сентября 1992 года.
26 сентября 1992 года на Бзыбском фронте абхазскими бойцами была проведена локальная операция, по сути разведка боем. Во время этой операции был разгромлен грузинский отряд и взята трофеем БМП-1. Всё это произошло на дороге идущей в сторону горы Мамзышха. В трофейной машине были обнаружены 8 снарядов к орудию «Гром», чему абхазские бойца обрадовались больше чем самой машине. Дело в том что на БМП сел аккумулятор и завести её было не возможно, решили сжечь и уходить горами, т.к. ниже на центральной трассе стояли грузины, а другого пути для эвакуации БМП не было.
Один из бойцов попросил время и в одной из деревень смог достать аккумулятор с трактора или грузовика не знаю, но как бы то ни было БМП завелась. Сев за рычаги (как я понял из того что мне рассказывали он служил в Советской Армии и был мехводом БМП), он в одиночку на полной скорости прорвался через грузинский блокпост и увёл машину на абхазскую сторону фронта. Грузины просто не ожидали такой наглости.
фото-04: план-схема той операции.
БМП по неподтверждённым данным получила номер «09» и в последующем приняла участие в освобождение города Гагра от грузинских оккупантов.
фото-05: не могу утверждать но вроде как это та самая трофейная машина
Вот и все случаи применения и участия БМП вооружённых сил Абхазии что мне известны на начальном периоде войны. Теперь же я приступаю к основной теме своего поста.
БМП-1 №01 «Малыш»:
В конце октября 1992 года командование ВС Абхазии задумали провести операцию по освобождению Сухума, но ударом не во фронт, а через горы — Шрому и Каманы. Для этой цели были выделены силы и средства, которые высвободились после победы в Гагре, а так же на вооружении появилась и бронетехника, 32 единицы только трофеем было взято в Гагре… (всю операцию описывать не буду, т.к. многое самому ещё не понятно) …из бронетехники было выделено около 10 БМП-1 и 1 МТ-ЛБ. Операция началась в первых числах ноября 1992 года., но с самого начала пошла не так как была задумана и провал увы был неизбежен. ВС Абхазии в этой операции потеряли 4 БМП и 1 МТ-ЛБ.
БМП «01» была захвачена грузинами в исправном состоянии.
БМП «04» подорвалась на мине и полностью сгорела.
БМП «07» была подбита из РПГ и стала трофеем грузин, дальнейшая судьба не известна.
БМП «16» была подбита из РПГ и стала трофеем грузин, дальнейшая судьба не известна.
МТ-ЛБ уничтожен как и чем не понятно, но полностью выгорела.
На БМП «01» грузины рассекали по Сухуму, как минимум до декабря 1992 года, на ней оставались опознавательные знаки ВС Абхазии. Они только повесили свой «кизиловый» флаг что бы свои ненароком не перепутали и не сожгли. Дальнейшая судьба машины не известна.
фото-06: БМП-1 №01 трофей грузинской армии.
фото-07: сгоревшая БМП «04».
фото-08: сгоревший МТ-ЛБ.
БМП-2 №77:
До июня 1993 года ВС Абхазии располагали всего 2мя БМПешкми ДВОЙКАМИ, обе были захвачены в Гагре и обе носили номер «69» (!?) спросите как так то? Расскажу. Дело в том что в Гагре было захвачено гораздо больше бронетехники чем было восстановлено и поступило на вооружение. Из всего «железа» в строй вошла только ОДНА БМП-2, ей присвоили номер «69» имя собственное ХИЩНИК. Экипаж успешно действовал по подавлению огневых точек противника на Гумистинском рубеже обороны, своим точным 30мм орудием хорошо подавлял снайперские и пулемётные точки врага. За машиной велась настоящая охота. И вот 2 декабря 1993 года при очередном обстреле выявленной огневой позиции машина была поражена ракетой ПТУРС с одной из многоэтажек в Новом районе Сухума. Я предполагаю что это была грамотно выставленная ловушка, одна точка начала «работать» её засекают и отрывают огонь из БМП, вторая, замаскированная, находит точку откуда работает абхазская БМП и отрывает по ней огонь из ПТУРСа… Как бы то ни было, но машина была уничтожена, слава богу экипаж не был убит, а смог покинуть машину (вроде только мехвод был тяжело ранен, но точно не знаю). Но экипаж машины не захотел идти в пехоту, а так как на рембазе была ещё две БМП-2 из гагренских трофеев, но не хватало полного комплекта запчастей, именно ДВОЕЧНЫХ (я думаю башни и пушки, но я не ахти какой знаток в БМП-1 и 2 и что у них незаменяемое), то сняв что можно с первой машины и с помощью клонов с рембазы, смогли восстановит ещё одну БМП-2 (одним словом из ТРЁХ собрали ОДНУ). Экипаж дал ей прежний номер «69» и прежнее имя ХИЩНИК… Последний раз её видел на передовой это при освобождения Кодорского ущелья — ЛАТСКАЯ ОПЕРАЦИЯ, затем мелькала на учениях ВС Абхазии в середине 90-ых.
Таким образом до июня 1993 года всего абхазы располагали 3мя БМП-2, две из которых воевали, а одна была «донором». Но в июне из России пришли ещё 6 машин, куплены они были или подарены кем либо, этого я не знаю и такое вообще вряд ли кто расскажет. Получив номера — «77», «80», «88», «99», «101» и «111» они вошли в состав отдельного танкового батальона (ОТБ). Но как не печально БМП-2 «77» повоевать удалось всего 10 дней в составе ВС Абхазии.
В начале июля 1993 года абхазским генштабром была разработана операция по освобождению горной части Сухумского района и таким образом окружить город с двух сторон и затем совместным ударом освободить его… (рассказывать о всей операции не буду) …как и при каких обстоятельствах «77» оказалась оторванной от своих войск я не знаю. Но она оказалась далеко впереди своих подразделений и без пехоты. То ли она заехала в село которое ещё было захвачено грузинами, то ли грузины увидели её и устроили засаду, я этого еще не выяснил. Но факт остаётся фактом, БМП-2 «77» была захвачена в исправном и боеспособном состоянии 10 июля 1993 года в районе Шромы. Я предполагаю что машина выдвинулась на поиск пропавшей МТ-ЛБ с расчётом ПТУРистов. Приведу рассказ полностью, как рассказали его мне о том как МТ-ЛБ с ПТУРистами попала в засаду:
«К 11:00 группа ПТУРСовиков на приданном МТЛБ (механик-водитель Гыцба Роман) прибыла в центр с. Шрома, где командующий Дбар С.П. поставил ей задачу уничтожить грузинский танк. Команде ПТУРСовиков было сказано, что на передней линии их встретят пехотинцы и подскажут, откуда удобнее вести стрельбу по танку. МТЛБ выехало вперед по центральной шромской дороге. Но в связи с тем что огонь велся без перерыва абхазские пехотинцы (оборонявшие дорогу) не находились на видном месте а где-то за укрытием и они не увидели и не успели остановить МТЛБ которое вырвалось вперед прямо под огонь врага. Сидевший рядом с водителем командир группы Матуа Р., сказал водителю: «Мы слишком долго едем, а где наши? Найди площадку где можно развернуться и остановись там, мы пойдем вперед пешком и найдем наших». В момент остановки МТЛБ было обстреляно из гранатомета. Гыцба Роман, Матуа Рауль, Джения Тимур и Харджелия Анатолий получили ранения разной степени тяжести. МТЛБ загорелась, раненные бойцы помогая друг-другу кое-как вылезли из машины и попали под плотный автоматный огонь. Раненный в бедро Матуа Р. отполз от машины, а Гыцба Роман только и смог что залечь между гусеницами своей машины. Харджелия Анатолий увидел отползавшего раненного Матуа Рауля и когда приближался к нему чтобы перевязать раны рядом с ним взорвался выпущенный по ним танковый снаряд. Продолжилась стрельба из автоматического оружия. Видя, что не может помочь своим товарищам, раненный Харджелия А. отполз назад к своим за помощью. Матуа Рауль смог найти в себе силы и отползти подальше из обстреливаемого места. Матуа Рауль слышал как к МТЛБ подошли грузины, возможно тогда они и взяли в плен Гыцба Романа и Джения Тимура. Кое-кто из грузинских бойцов пытаясь обманом выманить раненых абхазов а дороге на чистом абхазском языке без акцента говорил: «Уара, ӡәыр шәахәны шәыҟазар, иҳашәҳә ҳшәыцхраауеит!». Матуа Рауль понял, что это враги и не обнаружил себя. Грузины с нашими раненными бойцами отошли к себе. Где-то через полчаса к месту расстрела МТЛБ подъехала абхазская БМП, которая также была обстреляна тем же грузинским танком. Уже к вечеру разведчики афоно-эшерского батальона Авидзба Славик, Авидзба Вадим и Смыр Маха нашли раненного Матуа Рауля и забрали его в тыл.»
Вот я предполагаю что та подыхавшая БМП и была той самой СЕМДЕСЯТ СЕДЬМОЙ, но как и писал выше точных сведений у меня нет, это только предположения.
Совсем недавно, благодаря LEONу, он знает, он поймёт — СПАСИБО ЕМУ ЗА ЭТО, у меня в архиве появились фотографии этой самой БМП-2 «77» уже в составе ВС Грузии, до этого у меня был только скриншот БМПешки из Сухумского аэропорта от сентября 1993 года во время бегства грузин из Абхазии. Что стало с самой машиной так же не известно. Но вроде как назад на вооружении ВС Абхазии она после войны не поступила, возможна была уничтожена совместно с другой грузинской бронетехникой.
фото-09: БМП-2 «77.
И в заключении.
На одной из видеосъёмок увидел БМП-1 «67», вроде как номер написан как на многих абхазских БМП, но меня смутило ДВЕ вещи:
1 — в списках ОБТ такой БМПешки я не нашёл.
2 — тактический знак на задней двери мне не известен, в ОБТ вроде другой был принят.
Если кому то что ли бо известно просьба поделится инфой.

Tags: Война в Абхазии

В ОГНЕ БОЕВ

С момента принятия на вооружение БМП-3 немало произошло военных конфликтов, как в нашей стране, так и за рубежом. И если БМП-2 стала самой воюющей из всех БМП в мире, то БМП-3 война коснулась не так масштабно. Тот единственный мотострелковый полк на БМП-3, что был сформирован в Сибирском округе, отстоял далеко от огня боев. В Афганистан эти машины отправить не успели — в 1989 году советские войска покинули эту страну. В Приднестровье, Таджикистане и в Карабахе таких машин не было, там воевала проверенная в боях техника, за исключением танков типа Т-64. Однако с началом первой чеченской в декабре 1994 года один батальон БМП-3 был отправлен на эту войну.

То, что выкладывалось в Интернете (сейчас тоже можно встретить немало подобного, ниже остановлюсь) о войне и об оружии на той войне, к сожалению, часто не соответствовало действительности. Мнения были прямо противоположные, в том числе и о БМП-3. Можно было встретить отзывы типа «кто придумал такую никому не нужную машину, в ней ничего не работает» и т.д.

Как известно, на той войне проблем с техникой хватало. Был случай, когда пришел эшелон с БТРами и из 35 машин своим ходом с платформ сошли только пять, на 28 машинах был неисправен комплекс вооружения. Это на БТРе, там примитивный комплекс вооружения, ломаться там нечему, но, тем не менее, такое было, это информация из официальных документов, а не из Интернета.

БМП-3 машина сложная, и чтобы она смогла реализовывать свои возможности — ее надо хорошо знать. А людей, офицеров, которые на тот момент хорошо знали бы эту машину, в России были единицы. Про солдат и сержантов и говорить не приходится. Когда БМП-3 подготовлена, имеется в виду, что на ней проведен весь комплекс работ по обслуживанию и подготовке вооружения, то тогда все операции по ведению очень эффективного огня в машине сводятся к нажатию трех кнопок. Но только после тщательной подготовки! Но знали, как подготовить комплекс вооружения БМП-3 в наших войсках единицы, основную массу «знающих» отправили за рубеж зарабатывать государству валюту. Вот выдержка из воспоминаний одного из солдат, проходившего службу на БМП-3, взятая из одного форума (http://forums.airbase.ru/2005/03/t32515—Moya-sluzhba-na-BMP-3. html).

«Я служил в ОУМСР 85-й Владимирско-Павловской дивизии в период 1998-1999 гг., которая занималась подготовкой механиков-водителей и операторов-наводчиков БМП-3. Моя специальность — оператор наводчик. Ввиду того, что командирами машины, как правило, становились наводчики, их готовили количественно примерно в два раза больше, чем механиков, и предъявляли более строгие требования к образованию.

Вооружение: три пулемета 7.62-мм, 100-мм и 30-мм пушка. Пулеметы ПКТ, 30-мм пушка с БМП-2, новое только 100-мм орудие. Курсовые пулеметы имеют подвижность и возможность прицельного огня, но практически никогда не использовались (здесь и далее подчеркнуто автором). Управляются они механиком-водителем, но он для этого должен быть асом, а до таковых у нас дорасти не успевали, да и топлива на подготовку вождения было мало, вот патронов и снарядов — сколько хочешь. Третий пулемет, обе пушки расположены на одном лафете, и прицелы для них общие. Имеется стабилизатор в обеих плоскостях. В наших машинах было два прицела — ночной с хорошей оптикой и прицельной дальностью до 4000 м и обыкновенный ППБ-2 с прицельной дальностью 2000 м. Справедливо будет сказать, что ночной прицел довольно сложен по конструкции и отремонтировать его в части нереально. ППБ-2 редко ломался и легко ремонтировался, потому был основным. Стрельба на 4 км была нечастым занятием на зачетных стрельбах. Основной упор делался на стрельбу из 30-мм и ПКТ, что было довольно простым занятием, особенно из 30-мм пушки».

Прочитав, становится понятно, почему кому-то на войне могла БМП-3 не понравиться. Оказывается, у нас уже с учебного подразделения наводчиков-операторов не учили пользоваться основным прицелом (1К13-2 или «СОЖ»), потому что он сложен и не дай бог сломается. А значит, стрелять из БМП-3 учили только в аварийном режиме без использования автоматизированной СУО, что практически сводит на нет все преимущества машины».

БМП-3 армии ОАЭ в Косово в составе международных сил KFOR (фото Ю. Образцова).

А вот еще замечательный пример сведений из Интернета, это как раз к тому, что не все в Интернете правда о войне, вымысла встречается намного больше. Это взято с одного из форумов (http://medved-magazine.ru/ modules. php?name.Forums&file=viewtopic&t =171&highlight=), на котором один из участников изображает из себя очень засекреченного парня из сверхсекретной «конторы», которому пришлось выполнять секретные миссии практически во всех военных конфликтах на планете, произошедших за последние 15-20 лет, в том числе и в Ираке в ту и эту войны (стилистика и орфография автора сохранены):

«А вот еще ранее «секретный» снимок, который теперь лепят куда не попадя — во все конфликты. Это Первая чеченская. Город Грозный, боевые испытания комплекса «Арена». БМП-3 с ареной попал в засаду в пригороде, на скорости более 60 км понесся по частному сектору, через огороды и дома, отстреляв при этом — только представь себе — 18 поражающих контейнеров, практически по кругу, за 3 минуты, после чего, получив попадание в лобовую броню -струя гранаты не смогла пройти топливный бак, но контузила механика. Машина была покинута экипажем и десантом (которому строго-настрого приказано было сидеть внутри, чтобы «Ареной» головы не поотрывало), спецназ занял круговую, но пока до них дострелялись подошел танк, вывез людей, а второй с десантом отстреливался пока эвакуировал тогда секретный БМП с «Ареной». Пока везли еще попадание в десантный отсек было. По рапортам было ясно, что экипаж и десант все эти 18 раз, (когда по машине пускали ракету или гранату, плюс попадание в лоб — то есть 19 раз), прощался с жизнью. Думаю, атакующие тоже ничего понять не могли, жаль радиоперехват не вели, наверное, у противника там просто поверить не могли, что все не попадает. На снимке саму Арену не видно, но поверь — это тот снимок. А сейчас он валяется на разных сайтах под совершенно разными комментариями. Я рассказываю, как было на самом деле. Кстати, оцени толщину брони десантного».

Все бы ничего, но на снимке БМП-3 действительно без «Арены». Тот автор, видимо, не знает, что помимо башни антенны РЛС комплекса «Арена», есть еще много других приборов в комплексе, которые стоят на башне и корпусе и которых на том снимке нет. А пробоина от гранаты РПГ в борту БМП-3 на снимке не в десантном отделении, а в аккумуляторном отсеке. Но это уже мелочи.

О том как показала себя БМП-3 в первую чеченскую мне рассказывал офицер (к сожалению, не помню его имени и фамилии), с которым мы вместе работали в ОАЭ, только был он не в моей группе, а в батальоне, дислоцировавшемся в Рас-Эль-Хайме. В Чечне он был начальником штаба того самого мотострелкового батальона на БМП-3. По его словам, из имевшихся у них на момент прибытия в Чечню в декабре 1994 года 31 машины за шесть месяцев боев, включавших и штурм Грозного, безвозвратные потери составили семь машин. Еще две машины с легкими повреждениями отвезли по распоряжению тогдашнего начальника ГБТУ генерал-полковника А.А. Галкина в НИМИ БТВТ в Кубинку на показные занятия. На одной из машин после разрыва 120-мм минометной мины в метре за кормой машины осколком пробило крышку лючка для доступа к ГОП и перебило трубку ГОП. Машина потеряла управляемость,

На другой БМП-3 из тех, что увезли в Кубинку, был пробит правый борт гранатой от противотанкового гранатомета. Неизвестно, были ли потери среди экипажа, но машина осталась ремонтопригодна и практически боеспособна.

Как рассказал тот офицер, многие экипажи БМП-3 смогли освоить комплекс вооружения машины и успешно решали задачи. При боях в городе БМП-3 успешно использовались для борьбы со снайперами, пулеметчиками и гранатометчиками, засевшими на верхних этажах зданий. Их выкуривали с помощью 100-мм осколочно-фугасных снарядов с дальностей 500-700 м. «Закинуть» такой снаряд в окно опытному наводчику труда не составляло, при этом у находившихся в помещениях снайперов и прочих шансов выжить не оставалось. Били по окнам и из 30-мм автоматической пушки осколочно-фугасными зажигательными и осколочно-трассирующими снарядами. Большие углы наведения и прицеливания из вооружения БМП-3 позволяли успешно решать эту задачу,

Позже слова офицера о высоких боевых качествах БМП-3, которые машина показала в той войне, мне подтвердил генерал-полковник С.А. Маев, который был на той войне тоже. Он отметил, что БМП-3 спасли не одну жизнь наших солдат.

Высокие боевые качества БМП-3 оценил и противник, особенно способность эффективно бороться со снайперами на верхних этажах зданий. В связи с этим со стороны бандформирований началась настоящая охота за БМП-3. За каждую подбитую или уничтоженную БМП-3 обещалось солидное денежное вознаграждение. В связи с этим весной 1995 года мотострелковый батальон был выведен в место постоянной дислокации, правда, часть машин была передана в подразделения, осуществлявшие охрану командных пунктов. Информации о дальнейшей судьбе тех БМП неизвестна автору.

Приняли участие БМП-3 и в другом конфликте — на территории Косова. Там они участвовали в составе батальона вооруженных сил ОАЭ в составе сил KFOR. Этот батальон выполнял свою задачу в бывшей Югославии с 1999 по 2000 год. Сведений о боевых столкновениях арабских танкистов из ОАЭ с противником не поступало.

Но пребывание батальона БМП-3 из ОАЭ отметило там один интересный случай. О нем мне рассказал Юрий Образцов, проходивший в то время там службу в составе французского контингента. Батальон из ОАЭ прибыл в Косово летом 1999 года. Пока было тепло, все было нормально, проблем не было. Но вот настали холода, начались проблемы — не могут завести двигатели. Причина простая — подогревателей на машинах-то не было, а холодные двигатели арабские механики-водители не умеют запускать в принципе. Пришлось опять наших специалистов вызывать и просить помощи у российских военных нашего контингента сил KFOR.

Сейчас БМП-3 стала снова поступать на вооружение Российской армии, что не может не радовать. В 2008 г. расчет БМП-3 торжественно прошел по Красной площади на параде, посвященном Дню Победы. Постоянно совершенствуется конструкция этой машины, созданной более 20 лет назад, но продолжающей оставаться лучшей в мире БМП.

Автор выражает благодарность всем, кто оказывал помощь в подборе материалов и фотографий, конструкторам Курганского СКБМ, и лично Александру Ивановичу Никонову, генерал-полковнику Сергею Александровичу Маеву, фотографам Аркадию Чирятнико-ву и Алексею Михееву, моим друзьям и коллегам Виктору Кораблину, Александру Максютину, Алексею Тинякову, Юрию Образцову, Стефану Лиессу, (Stefan Liess), Сергею Бекетову, Татьяне Руссу. И, конечно же, Максиму Коломийцу и Нине Собольковой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

starshinazapasa

Этого человека зовут Белов Артур Валентинович. Начальник штаба второго батальона 81-го мотострелкового полка.
Фотографию мне выслал Миша Ефстафьев. Года полтора назад, под рубрику «История одной фотографии» в Альманахе. Понятно, что он сн сделал её в девяносто пятом в Грозном.
А совсем недавно наткнулся на текст Владимира Воронова в «Совершенно Секретно»
«…На эту группу подбитых бронемашин я наткнулся в начале января 1995 года, когда пробирался к мосту через Сунжу, за которым были здания Совмина и Рескома. Ужасающее зрелище: прошитые кумулятивными гранатами борта, рваные траки, рыжие, даже ржавые от огня башни. На кормовом люке одной БМП отчетливо виден бортовой номер – 684, а из верхнего люка скрюченным манекеном свешиваются обугленные останки того, что совсем недавно было живым человеком, расколотый череп… Господи, каким же адским было это пламя, поглотившее человеческую жизнь!
…Возле этой подбитой БМП – еще одна, через открытый кормовой люк вижу толстый слой серого пепла, а в нем что-то небольшое и обугленное. Пригляделся – словно младенец свернулся калачиком. Тоже человек! Невдалеке, возле каких-то гаражей, тела троих совсем молоденьких ребят в замасленных армейских ватниках, и у всех руки за спиной, будто связаны. А на стенах гаражей – следы пуль. Наверняка это были солдаты, успевшие выскочить из подбитых машин, а их – к стенке… Как во сне, ватными руками поднимаю фотокамеру, делаю несколько снимков. Рванувшая вблизи серия мин заставляет нырнуть за подбитую БМП. Не сумевшая уберечь свой экипаж, меня она все же заслонила от осколков.
… БМП-2 бортовой номер 684 из второго мотострелкового батальона 81-го мотострелкового полка. Экипаж – четыре человека: майор Артур Валентинович Белов – начальник штаба батальона, его заместитель капитан Виктор Вячеславович Мычко, механик-водитель рядовой Дмитрий Геннадьевич Казаков и связист старший сержант Андрей Анатольевич Михайлов.
Эту БМП подбили днем 31 декабря 1994 года, а о тех, кто в ней находился, узнать довелось уже позже, когда после первой публикации снимков меня нашли родители солдата из Тольятти. Надежда и Анатолий Михайловы разыскивали своего пропавшего без вести сына Андрея: 31 декабря 1994-го он был именно в этой машине… Что я мог сказать тогда родителям солдата, какую надежду им дать? Мы снова и снова созванивались, я пытался точно описать все, что видел своими глазами, а уже позже, при встрече, передал и снимки. От родителей Андрея и узнал, что в машине было четыре человека, выжил лишь один – капитан Мычко. С капитаном я совершенно случайно столкнулся летом 1995-го в Самаре в окружном военном госпитале. Разговорился с раненым, стал показывать снимки, а он буквально впился в один из них: «Это моя машина! А это – майор Белов, больше некому…»
С тех пор прошло 15 лет, но мне достоверно известна судьба лишь двоих, Белова и Мычко. Майор Артур Белов и есть тот обугленный человек на броне. Воевал в Афганистане, награжден орденом. Не столь давно прочел слова командира 2-го батальона Ивана Шиловского о нем: майор Белов прекрасно стрелял из любого оружия, аккуратист – даже в Моздоке накануне похода на Грозный всегда ходил с белым подворотничком и со стрелками на брюках, сделанными монеткой, там же отпустил аккуратную бородку, из-за чего нарвался на замечание командира 90-й танковой дивизии генерал-майора Николая Сурядного, хотя устав и дозволяет носить бородку во время боевых действий. Комдив не поленился по спутниковому телефону позвонить в Самару, чтобы отдать приказ: лишить майора Белова тринадцатой зарплаты…
Как погиб Артур Белов, доподлинно неизвестно. Похоже, когда машину подбили, майор пытался выскочить через верхний люк и был убит. Да так и остался на броне. По крайней мере, так утверждает Виктор Мычко: «Никакой боевой задачи нам никто не поставил, только приказ по рации: войти в город. Казаков сидел за рычагами, Михайлов в кормовой части, рядом с радиостанцией – обеспечивал связь. Ну, и я с Беловым. В двенадцатом часу дня… Мы так толком ничего и не поняли, не успели даже сделать ни одного выстрела – ни из пушки, ни из пулемета, ни из автоматов. Это был кромешный ад. Мы не видели ничего и никого, борт машины сотрясался от попаданий. Стреляло все и отовсюду, у нас уже не было иных мыслей, кроме одной – выбраться. Рацию вывело из строя первыми же попаданиями. Нас просто расстреливали, словно полигонную мишень. Мы даже и не пытались отстреливаться: куда стрелять, если противника не видишь, а сам как на ладони? Все было как в кошмарном сне, когда кажется, что длится вечность, а прошли считанные минуты. Мы подбиты, машина горит. Белов рванулся в верхний люк, и на меня тут же хлынула кровь – его срезало пулей, и он завис на башне. Рванулся из машины сам…»
Там очень большая статья. Страшная, конечно.
Но я очень рекомендую к прочтению:

Tags: Первая Чечня, война, люди, фото