В а Власов

Здесь он чем-то смахивает на Зорге. И почему я не удивлен?
«По делам их узнаете их»
(от Матфея 7:20)
«А теперь держитесь за стенку!»
Виктор Суворов (Резун)
Заканчивая часть I своего повествования о данном, оказывается, очень таинственном генерале, посвященную психологическому портрету этого несгибаемого воина, вдруг «сдавшегося в плен», посвященную всей предыстории вопроса и рассказу о фронтовой биографии удивительного генерала до пленения, я обещал, что наступает время охуительных историй. Сейчас, как раз, выдался свободный вечерок, чтобы закончить с этим вопросом.
А начну я с самого конца. Существует четыре абсолютно противоречивые и взаимоисключающие версии о том, как генерал Власов в 1945 году попал обратно в руки красных. Я приведу лишь одну, самую сногосшибательную и самую малоизвестную версию. А у нее, в свою очередь, есть целых два варианта концовки, один просто в голове не укладывается, а другой не укладывается никуда вообще.
.
Данная версия гласит, что кортеж генерала Власова, состоявший из двух машин, прибыл в условленное место, где и был встречен импровизированным почетным караулом, с полковником (чуть ли ни генералом) разведупра Красной армии во главе. Из первой машины вышел огромный Власов в своей форме генерал-лейтенанта РККА образца 1942 года при всех регалиях. Полковник ему четко отрапортовал и добавил от себя душевности: «С благополучным возвращением, товарищ генерал армии. Товарищ Сталин вас ждет». В другом варианте он и вовсе сказал «товарищ Маршал Советского Союза». Выбирайте по вкусу.
А как генерал Власов угодил в плен? Я понимаю, почему либерасты продолжают настаивать на позднесоветских байках, им нужен Власов-предатель, Власов-гнида. Но куда труднее мне понять неосовков, которые делают то же самое. Совок туп и ленив, он куда охотнее будет пересказывать хрущевскую муру про какую-то любовницу Власова Воронову и пресловутую корову, чем поинтересуется результатами расследования, проведенного тогда же, по горячим следам, опять же, Разведуправлением РККА по личному приказу Сталина. А ведь документ с собственноручной резолюцией Чурчхелы «генерала Власова предателем не считать» опубликован в Военно-историческом сборнике давным давно. Так нет же ведь, упоротые чурчхельщики со своей любимой Чурчхелой не согласны.
Им, вишь, видней, кем был сталинский любимец.
А почему, собственно, расследованием занималось Разведуправление Генштаба, а не «люди с чистыми руками»? И холодными ушами.
А потому что, помимо героического фронтового прошлого и «позорного» будущего, имелось в военной биографии Андрея Андреевича еще и кой-какое позапрошлое. Он на 4-й мехкорпус летом 1941 года попал не просто из Генерального штаба, а конкретно из ГРУ, как теперь называют эту организацию. Андрей Андреич был родом из разведки, это был их кадр. Что и способно, по-моему, объяснить многое в его дальнейшем странном поведении в немецком плену.
В плен Власов не сдавался, а был захвачен в сильно избитом бессознательном состоянии. Избили его «изменники родины» из деревни Туховежи, вступившие в сотрудничество с немцами. Так гласят результаты проведенного военной разведкой специально для Сталина расследования. Выходил Власов из окружения не с гражданкой Вороновой и коровой, а во главе небольшого отряда, состоявшего, преимущественно, из офицеров штаба 2-й Ударной армии. Выходили, как полагается, как Власов всегда выходил из всех окружений — при оружии, с документами и со знаками различия. Туховежская сельская кавалерия милиция, а это село было старообрядческим, то есть имевшим особые счеты с большевиками, напала на них, крепко спящих после изнурительного перехода. Почти всех перебили, а про здоровенного человека в генеральской форме сообразили, что за «Доцента» немцы им каких-нибудь коврижек дадут. Чем больше сдадут, тем лучше. Еще бы золотую «шапку» при нем найти… Поэтому брали непременно живым. А это трудно! Власов ведь был гигантом и очень сильным человеком. И он сам, и все его офицеры отбивались, как львы, до последнего. Но не склалось, старообрядцы тоже не пальцем деланные. И вот, с этого момента начинаются те самые охуительные истории.

Власова поместили в специальный лагерь для военнопленных высшего командного состава под Винницей. Не концлагерь, а советский Дом отдыха офицеров какой-то, им он, кажется, прежде и был. Только теперь тщательно охранялся — таких пленных надо было оберегать от местного, западноукраинского, населения. А то они все неправильно понимали про оккупантов и упорно путали одних с другими. Хороших оккупантов с плохими, никакой сознательности. Очень скоро настал вечерок, когда охрана перепилась до скотского состояния. Ну, эту проблематику еще Остап Тарасыч Бульбенко четко осветил: «Где ж это видано, чтоб на бездельи и не напился человек?» Законное дело. Но мало того, что перепились, черти, до рогатых немецко-фашистских касок, так они еще и гнусность измыслили на манер террористов из Домбабве — провести парад военнопленных. А во главе колонны, по их замыслу, должен был шествовать проклятый генерал — спаситель Москвы. О чем ему пьяные рожи и доложили. «А где заседает штаб мероприятия?» — вежливо поинтересовался Андрей Андреевич, — «Наверное, в Ленинской комнате? А где тут у вас Ленинская комната, проводите меня, пожалуйста». Безмозглые фашисты сдуру и проводили.
Всех пьяных фашистов Андрей Андреич бесчеловечно отпиздил. Отобрал оружие, цинично запер в каком-то помещении, положил ключ в карман и объявил оставшимся, что впредь такой снисходительности от него ждать не стоит. Что если он увидит еще хоть одну пьяную рожу, позорящую военный мундир, он лично займется перевоспитанием солдат фюрера. И что он, в отличие, от фашистов, ни разу не либерал, а, наоборот, большевик. Кремень и отморозок. Что будут падать, отжиматься и все свободное время учить Полевой устав Красной армии. Причем, по-русски. А равно и Устав караульной службы. От сих до сих. Ну, «Доцент» же! Сказал, пасть порвет. Да уж, как справедливо заметил Василий Алибабаевич, «Доцент заставит». Фашисты вняли и парад отменили. И вообще, подтянули дисциплину. Что Андрею Андреичу за это было? Беседа с представителем СД ему за это было. Примчался из Берлина человечек.
Да не простой, а аж из ведомства самого Вальтера Шелленберга. Возможно, сам Штирлиц, русский разведчик, коллега Андрея Андреевича, однополчанин по разведупру. А может, и не он, а настоящий фашистский разведчик. И как давай Власову сообщать-огорошивать! Мы, говорит, все про вас теперь знаем, генерал, отпираться бесполезно! Вы давний тайный недоброжелатель Советской власти. К нам, говорит, попали ваши тайные бумаги. Вашей рукой, спрашивает, сие писано? А там — мама дорогая!.. Грузинскую Чурчхелу свергнуть и расстрелять, всю его банду развесить на столбах, большевиков прогнать, колхозы распустить, свободная Россия без жидов и коммунистов, вольное селянство, социализм вместо коммунистического рабства, Россия — для русских, русское национальное государство без чурок и всякое такое. Уж не знаю, с какой целью, для какой именно операции разведупра и когда именно Власов со своим шефом Голиковым сочиняли и писали от руки эти яркие бумаги, а только почерковедческая экспертиза фашистов дала однозначный ответ — это писал Власов. Как только Власов попал в плен, так сразу немцам и свезло — нашелся какой-то предатель, выдавший им за снисхождение место тайника, в котором немцы так счастливо и обнаружили еще довоенные записи Власова. А сталинская разведка с контрразведкой все ушами-то и прохлопали. А великий Шелленберг, проваливший все, что можно, эти бумаги-то и отыскал. Это был выдающийся разведчик! Неспроста Гитлер его терпеть не мог, придурком считал, до самого конца в бригадефюрерах держал. Кстати, правильно не «бригадеН-«, а «бригадЕфюрер».
«Андрей Андреич, яхонтовый вы наш, ну, умница же вы! Настоящий национал-социалист, как и мы практически. Ну, давайте же дружить, дорогой! Давайте вместе ваять антибольшевистский фронт, давайте создавать русскую освободительную армию. Так ее и назовем красиво — Русская Освободительная Армия, сокращенно РОА. Как вам идея?» Конечно же, опытный генерал разведки сразу смекнул, кто ему таким лихим макаром, нахально, прямо через немцев, приветы шлет. Понял он, наверняка, и то, что это не только привет, но и новый приказ. Верно он понял и суть приказа командования. Надо подумать, говорит. Мысль, безусловно, интересная. Но надо посоветоваться с народом. На предмет, поддерживает ли русский народ подобную идею? Потому что против народа он, Власов, не пойдет, не большевик какой, засранец и насильник людей. Надо, грит, провентилировать настроения масс.
А про себя прикинул, что во время общения с народом, наверняка, найдется какой-нибудь вертлявый и суетливый полицай, которого и лица-то никто толком не разглядел, и который так энергично людей все время от генерала отгонял, что в кармане у него сами собой могут образоваться и более подробные инструции. Скажем, они могут материализоваться в виде любовной записки, сохранившей едва уловимый запах духов, написанной красивым женским почерком и невесть откуда взявшейся: «Здравствуй, дорогой мой Андрюша. Пишет тебе Зоя из Самары, помнишь такую? Ах, дорогой мой человек, как часто я вспоминаю наши вечера на Чистых прудах в Москве, и о чем мы тогда так мечтали…» И все сразу ясно, Власову останется только хорошенько припомнить, о чем именно они тогда «мечтали» с капитаном Нефедовой Зоей Федоровной из Куйбышева в том подразделении на улице Кирова, и какую конкретно операцию тогда разрабатывали. И тогда уже можно начинать воплощать в жизнь именно данные «мечты» руководства разведупра. Главное, оказаться в гуще народа, а уж эти найдут способ связаться и передать более подробные инструции. Сумели же они втюхать немцам их с Голиковым бумаги.
И повезли фашисты Андрея Андреча с русским народом советоваться. В Смоленск повезли, на псковщину повезли, под Курск свозили. На Украину и в Белоруссию Власов сразу ехать отказался, сказал, что этим нацменам, вообще, доверять нельзя, и в бой он эти подлые народы не поведет. И немцам связываться с ними не советует, он де их хорошо изучил — ненадежны. И полетели в Берлин шокирующие доклады от провожатых, что этот Власов на встречах с населением несет. Русское национальное государство, говорит! Без жидов и коммунистов. И без немцев. Вот, грит, сейчас нам Европа поможет власть большевистскую, ненавистную, с русской шеи сбросить, а потом мы и их самих проводим восвояси. Правильно я говорю, селяне? Правильно говоришь, отец, ответствовал русский народ, не надо нам никого, ни немцев, ни жидов, ни коммунистов с их колхозами. Веди, князь, дружины новогородские! И Власов отбил в Берлин радостную телеграмму: русский народ согласен. А ему в ответ: знаем мы, какие ты там речи против Германии толкал, на что народ подбивал. Нет тебе больше нашей веры, Власов! Фюрер очень расстроился из-за подобных подходов к вопросам сотрудничества с высшей расой и не велел даже имени твоего впредь упоминать.
Тогда генерал совсем включил дурака и как давай засыпать Гитлера своими прожектами да разъяснениями элементарного. Да пойми ты, Гитлер, голова твоя садовая, что нельзя наш народ поднимать на борьбу под идеями «из огня да в полымя», из одного рабского ярма в другое. Не пойдут они так воевать, я их, чертей упертых, знаю, как облупленных. Упрямый народ! И не просвещенный, им бы лаптем щи хлебать, никакой в них культурности и почтения перед Европой. Азия! Нельзя их поднимать на войну за Великую Германию, надо — за Великую Россию. Народ больно гордый. И обидчивый шибко. Вот, зачем ты, Гитлер, их вслух недочеловеками обзываешь? У Эскаписта, что ль, нахватался? Кто из них при таких раскладах станет воевать в качестве твоего союзника? Давай лучше объявим, что мы теперь друзья и настоящие союзники, вместе воюем против большевиков за возрождение России, вместе тех большевиков прогоним, а потом станем дружить домами. Как равноправные партнеры. Будем дружественными государствами, а то и союзниками против кого-нибудь. Против негров, например. Во, против негров в Африке русский народ пойдет. Наверное. Хотя, хрен его знает, конечно. Упертый народ! А за немца воевать нипочем не пойдет, только за Россию, единую и неделимую. И независимую, разумеется.
Вон, на бандеровцев хохляцких посмотри, вы ж вместе начинали против большевиков, так? И хорошо ведь начинали! А теперь они с мельниковцами на пару поезда тебе под откос пускают и заставляют держать в тылу огромные контингенты войск, так тебе необходимые на фронте. А все почему? А все из-за Рейхскомиссариата Украина и гауляйтера Коха вместо обещания самостийной Нэньки. Без жидив, москалив, ляхов и прочих немцев. Ну, и наши такие же. Славяне же ж, все мы одним миром мазаны. Или посмотри, Гитлер, на Локотскую республику. Это же независимое суверенное русское национальное государство, которое ведет войну против большевиков в союзе с Германией, но отдельно от нее. Как Финляндия. Приказам германского командования Локоть не подчиняется и на своей территории требует соблюдения местных законов даже от солдат фюрера. Вон, двух венгров из состава Вермахта давеча повесили, не спрашивая разрешения у германского командования. И русские люди к ним со всех концов бегут за счастливой долей, скоро локотское население за два миллиона перевалит. Потому что построили русское национальное государство в полном соответствии с вековыми представлениями нашего народа о справедливости. На территории России такое государство возникло впервые за последние 350 лет. Смотри, как яростно их РОНА против большевистской гадины воюет, заглядение! Вот, и нам надо действовать в том же ключе, объявить свободную Россию и поднимать на это дело народ. А за какую-то немецкую Германию русский человек не пойдет. Массово не пойдет, во всяком случае. Ты, Гитлер, слушай, что я тебе говорю, мне лучше знать.
Сильно сердил Андрей Андреич Гитлера своими разумными и доброжелательными предложениями о союзничестве и равноправном партнерстве, все нервы ему истрепал, очаровательно хлопая ясными глазами. И чего Власов за полтора года добился своими настойчивыми предложениями дружбы с Гитлером? Того, что тот так и не решился поднимать Россию, Украину и Белоруссию на борьбу с большевиками. Хотя разумный Вермахт его умолял! И вместо десяти-двенадцати миллионов вооруженных славян против коммунистов за все время воевало не более двух миллионов русских. Среди которых было много белых эмигрантов и их потомков, да бывших советских граждан-туземцев из целой кучи национальных территорий, имевших к имперской и, особенно, большевистской России свои, вполне обоснованные, претензии.

И это были части, возникавшие, во-первых, по факту, делом доказавшие свою ненависть к большевизму, так, что их оставалось только принять в состав Вермахта, оформить приказом да присвоить данной части соответствующий номер. А иногда и дать красивое название. Скажем, русская дивизия ваффен-СС «Дружина». Была такая. Во-вторых, согласные воевать под германским руководством, дававшие соответствующую присягу Германии, в форме Вермахта или с элементами ее. И в-третьих, никак не связанные с болтуном и теоретиком Власовым и его РОА. Которая, имея списочный состав в полмиллиона (в какой-то момент почти миллион) добровольцев, так никогда в схватку с Красной армией и не вступила! Андрей Андреич позаботился, чтобы Гитлер этой русской армии не доверял, а только шугался ее, и вооружить эту армию очень боялся. А Власов не унимался и все доказывал Гитлеру всю степень его заблуждений, укрепляя Гитлера в его праведной вере, что связываться со скифскими недочеловеками нельзя. Вон, действительно, украинцам поверил, так они теперь уже не столько против болшевиков воюют, сколько против Германии.
Казаки-добровольцы, желавшие поквитаться с Советами за расказачивание. Чтобы Гитлер разрешил формирование их частей, а были они весьма велики и многочисленны, немецкому командованию пришлось пойти на хитрость — подкупить (или заставить) нацистских расологов провести соответствующую экспертизу и уверить фюрера в том, что казаки вовсе не помесь тюрков со славянами, а потомки древних германцев — остготов. О, как! В дальнейшем по этой, «остготской», статье провели еще несколько арийских народов — чеченов, карачаевцев, черкесов, балкарцев и даже… крымских татар. Калмыков проводили по какой-то тибетской линии высшей расы. Всего набралось около 2 миллионов всяких.
Но вот Красная армия вломилась в Европу. А в тылу у Гитлера жируют полмиллиона русских расово неполноценных бездельников. И это в то время, когда в отчаянных схватках гибнут лучшие сыны Германии. И тогда, когда терять уже стало нечего, а вопрос с мобилизацией славянского населения на освобожденных от большевиков территориях отпал сам собой, Гитлер, наконец, решается пустить в дело РОА. Соглашается с доводами Власова, принимает его условия и создает Комитет освобождения народов России (КОНР), как прообраз правительства будущей независимой России и аналог правительства в изгнании. Германия подписывает с КОНР тот самый власовский союзнический договор, где даже оговаривается, что Россия соблюдает военный нейтралитет по отношению к Великобритании и США, и Германия с этим положением согласна. И в том же ноябре 1944 года Гитлер разрешает Власову приступить таки на территории Рейха к формированию боевых частей русских добровольцев.
Андрей Андреич и тут не подкачал, к вопросу подошел очень ответственно, работал на совесть и потому торопился медленно Зато очень тщательно. Сначала карандаши заточил до идеального состояния, по-немецки аккуратно, потом в окно посмотрел задумчиво. Долго смотрел, хорошо думал. К февралю 1945 он сформировал одну единственную дивизию сомнительного качества, посылать которую в бой было реально стремно. Вторую дивизию он начал формировать и вовсе в январе 1945 года, да так и не сформировал. Не успел. Не сложилось. Не судьба. А когда его поторапливали, то ответствовал, что теперь к отбору людей надо подходить очень внимательно. Потому что момент безнадежно упущен (ах, господа, для чего вы меня не слушали!), и многие больше не верят в победу свободной России над большевиками. И потому могут переметнуться к красным в первом же бою. Поэтому надо просеивать людей через мелкое сито, внимательно заглядывая в глаза каждому. Мудрый провидец Андрей Андреич как в воду глядел! Единственное сражение, в котором приняла участие его РОА, вернее, ее первая, она же и единственная, дивизия, было освобождение Праги в первых числах мая 1945 года. Но там власовцы воевали против немцев! Гитлер тоже как в воду глядел.
Итак, что мы имеем в сухом остатке? Генерал Власов:
1. Перед войной долгие годы служил в разведке РККА, дослужился в ней до звания генерала. Это был очень матерый разведчик.
2. Перед пленением прошел очень достойный путь выдающегося полководца, не раз спасавшего положение.
3. Имел тысячу возможностей переметнуться к врагу, но не имел таких намерений, и в плен попал только в ходе боя.
4. Безнадежно сорвал планы германского командования по массовой мобилизации советского населения оккупированных территорий на борьбу с коммунизмом. Командование Вермахта, умолявшее Гитлера массово подключить народы СССР к войне против большевизма, оказалось бессильно против увесистых, от всего сердца приведенных, доводов генерала Власова о том, что верить славянам никак нельзя, «сколько волка ни корми…», и немцев они над собой терпеть, по-любому, не станут. Будут вторые бандеровцы.
5. Не допустил реальных боестолкновений между РОА и Красной армией. Зато довел дело до выступления РОА против Вермахта.
6. Заболтал в немецких штабах проблему русской междуусобицы, этой не прекращающейся в России гражданской войны, и лично в ней так и не принял никакого участия.
И кто же он после всего этого? «С благополучным возвращением, товарищ Маршал Советского Союза». Звучит дико? Ну, вам виднее.
А только я помню заповедь «по делам их узнаете их». И теперь моя очередь ненавидеть Власова, внесшего в спасение большевизма вклад куда больший, чем какой-нибудь тупорылый мясник Жуков. Если б немецкое командование реально подняло население оккупированных территорий на борьбу с этими уродами, то это оказалась бы не та лишняя хворостина, что ломает хребет верблюду, а весьма увесистая дубина народной войны. Ведь неизбежно возникла бы цепная реакция на пока еще не освобожденных от большевиков территориях и в рядах самой Красной армии. Перебегать бы стали. Ведь там, под большевиками, жили и служили точно такие же люди, давно утратившие всякие иллюзии по поводу красных. На романтические мечтания одураченных марксистами ширнармасс о счастливой новой жизни уже мало кто повелся бы, и в новом витке все той же Гражданской войны в России расклады были бы уже совершенно другие, чем на витке первом, в 1918-1922 гг..
Но Власов, хитрый мерзавец, эти планы спустил в унитаз. Один в поле воин. Один, который стоил многих красных маршалов вместе взятых. Полагаю, он там, в плену, не имея под рукой никаких фронтов, больше всех них внес вклад в «Великую Победу». Однако, не уважать такого противника лично мне крайне сложно, помимо воли пробивает на восхищение. А сегодняшние «красные» ублюдки пусть его и дальше поносят, так даже смешнее получается.
И все это я взял не из собственной головы, а поведал вам результаты работы немецких исследователей данного вопроса. Важно, что немецких, в чьем распоряжении находятся подлинные документы, относящиеся ко времени пребывания Власова в плену. Как его собственные докладные записки, так и рапорты о нем его немецких кураторов. И вот из них-то и выходит такая картина маслом.

Андрей Власов (генерал) — биография, информация, личная жизнь

Генерал Власов

Андрей Андреевич Власов. Родился 1 (14) сентября 1901 года в селе Ломакино Нижегородской губернии — казнен 1 августа 1946 года в Москве. Советский военачальник, генерал-лейтенант (24 января 1942; лишен звания). Изменник Родины, служивший Третьему рейху, создатель и руководитель т.н. Русской освободительной армии (РОА).

Андрей Власов родился 1 (14 по новому стилю) сентября 1901 года в селе Ломакино Гагинской волости Сергачского уезда Нижегородской губернии. Сам Власов в автобиографии указывал дату рождения 19 августа (1 сентября).

По национальности — русский.

Семья была многодетной, он был тринадцатым ребенком и самым младшим сыном.

Учился в Нижегородской семинарии вплоть до революции 1917 года. В 1918 году пошел учиться на агронома, но в 1919 году был призван в Красную армию.

После окончания четырехмесячных командирских курсов стал командиром взвода и участвовал в боях с Вооруженными силами Юга России на Южном фронте. Служил во 2-й Донской дивизии. По окончании ликвидации белых войск на Северном Кавказе дивизию, в которой служил Власов, перебросили в Северную Таврию против войск Врангеля. Власов был назначен командиром роты, затем переведен в штаб. В конце 1920 года отряд, в котором Власов командовал конной и пешей разведкой, был переброшен на ликвидацию повстанческого движения, руководимого Нестором Махно.

С 1922 года Андрей Власов занимал командные и штабные должности, а также занимался преподаванием.

В 1929 году окончил Высшие армейские командные курсы «Выстрел».

В 1930 году вступил в ВКП(б).

В 1935 году стал слушателем Военной академии имени М. В. Фрунзе.

С августа 1937 года — командир 133-го стрелкового полка 72-й стрелковой дивизии, а с апреля 1938 года — помощник командира этой дивизии.

Осенью 1938 года направлен в Китай для работы в составе группы военных советников. С мая по ноябрь 1939 года исполнял обязанности главного военного советника. На прощание, перед отъездом из Китая, был награжден Чан Кайши орденом Золотого Дракона, а жена Чан Кайши Сун Мэйлин подарила Власову часы.

В январе 1940 года генерал-майор Власов назначен командиром 99-й стрелковой дивизии. Дивизия дислоцировалась непосредственно на границе в районе Перемышля, где будущие противники были на виду друг у друга. Власов обратил внимание командного состава дивизии на то, как дисциплинировано, даже в мелочах, выглядят немцы, и как расхлябанно, если не сказать больше, их дивизия. Он потребовал и добился строгого исполнения уставных норм в дивизии, в результате чего дивизия в октябре того же года была награждена переходящим Красным Знаменем и признана лучшей дивизией в Киевском военном округе. Маршал Тимошенко называл дивизию лучшей во всей Красной армии. За это Власов был награжден золотыми часами и орденом Красного Знамени. Газета «Красная Звезда» напечатала статью о Власове, восхвалявшую его военные способности, его внимание и заботу к подчиненным, точное и тщательное выполнение своих обязанностей. В начале войны дивизия, уже без Власова, оказалась в числе немногих, оказавших врагу достойное и организованное сопротивление, и была награждена за это орденом Красного Знамени.

В январе 1941 года Андрей Власов был назначен командиром 4-го механизированного корпуса Киевского особого военного округа, а через месяц награжден орденом Ленина.

Андрей Власов во время Великой Отечественной войны

Власов встретил войну под Львовом, где он занимал должность командира 4-го механизированного корпуса. За умелые действия получил благодарность, и по рекомендации Н. С. Хрущева был назначен командующим 37-й армией, защищавшей Киев. После окружения войск Юго-Западного фронта 15 сентября 1941 года разрозненные соединения этой армии сумели пробиться на восток, а сам Власов был ранен и попал в госпиталь.

В ноябре 1941 года Сталин вызвал Власова и приказал ему сформировать 20-ю армию, которая бы входила в состав Западного фронта и обороняла столицу.

5 декабря в районе деревни Красная Поляна (находящейся в 32 км от Московского Кремля) 20-я армия под командованием генерала Власова остановила части немецкой 4-й танковой армии, внеся весомый вклад в победу под Москвой. В советское время появилась документально необоснованная и недостоверная версия, что сам Власов в это время был в госпитале, а боевыми действиями руководил либо командующий оперативной группой А. И. Лизюков, либо начальник штаба Л. М. Сандалов.

Преодолевая упорное сопротивление противника, 20-я армия выбила немцев из Солнечногорска и Волоколамска. 13 декабря 1941 года Совинформбюро опубликовало официальное сообщение об отражении наступления немцев под Москвой и напечатало в нем фотографии тех командиров, которые особо отличились при обороне столицы. Среди них был и Власов. Сообщение было напечатано в центральных советских газетах — «Правде» и «Известиях» — и перепечатано во многих местных газетах.

24 января 1942 года Андрей Власов был награжден орденом Красного Знамени и произведен в генерал-лейтенанты. Его изображение фигурирует в американском варианте документального фильма «Разгром немецких войск под Москвой», удостоенного премии «Оскар» в 1943 году.

Высоко оценивал действия Власова Г.К. Жуков: «Лично генерал-лейтенант Власов в оперативном отношении подготовлен хорошо, организационные навыки имеет. С управлением войсками справляется вполне».

После успехов под Москвой Власова в войсках, вслед за Сталиным, называют не иначе как «спаситель Москвы». По заданию Главного политуправления о Власове пишется книга под названием «Сталинский полководец». Специалист по истории Второй мировой войны в СССР Джон Эриксон называл Власова «одним из любимых командиров Сталина». Власову доверяли давать интервью зарубежным корреспондентам.

7 января 1942 года началась Любанская наступательная операция. Войска 2-й ударной армии Волховского фронта, созданного для срыва наступления немцев на Ленинград и последующего контрудара, успешно прорвали оборону противника в районе населенного пункта Мясной Бор (на левом берегу реки Волхов) и глубоко вклинились в его расположение (в направлении Любани). Но, не имея сил для дальнейшего наступления, армия оказалась в тяжелом положении. Противник несколько раз перерезал ее коммуникации, создавая угрозу окружения.

8 марта 1942 года генерал-лейтенант Власов был назначен заместителем командующего войсками Волховского фронта. 20 марта 1942 года командующий Волховским фронтом Кирилл Мерецков отправил своего заместителя Андрея Власова во главе специальной комиссии во 2-ю ударную армию (генерал-лейтенант Николай Клыков). 8 апреля 1942 года, составив акт проверки, комиссия отбыла, но без генерала Власова. Тяжело больного генерала Клыкова 16 апреля сняли с должности командующего армией и самолетом отправили в тыл.

20 апреля 1942 Андрей Власов был назначен командующим 2-й ударной армии, оставаясь по совместительству заместителем командующего Волховского фронта. В ходе операции по выводу из окружения 2-й ударной армии в течение мая — июня 2-я ударная армия под командованием Власова предпринимала отчаянные попытки вырваться из мешка. Действия войск 52-й и 59-й армий Волховского фронта с целью пробиться ей навстречу также были неудачны.

Командующий Волховской оперативной группой генерал-лейтенант М. С. Хозин не выполнил директивы Ставки (от 21 мая) об отводе войск армии. В результате 2-я ударная армия оказалась в окружении, а самого Хозина 6 июня отстранили от должности с формулировкой: «За невыполнение приказа Ставки о своевременном и быстром отводе войск 2-й ударной армии, за бумажно-бюрократические методы управления войсками, за отрыв от войск, в результате чего противник перерезал коммуникации 2-й ударной армии и последняя была поставлена в исключительно тяжелое положение». Принятыми командованием Волховского фронта мерами удалось создать небольшой коридор, через который выходили разрозненные группы изнуренных и деморализованных бойцов и командиров.

Но 25 июня противник ликвидировал коридор. Власов отказался лететь в тыл, когда за ним прилетел самолет, чтобы эвакуировать командующего вглубь советской территории. По одной из версий — не хотел бросать солдат. По другой — испугался ареста и суда за гибель 2-й ударной армии.

Показания различных свидетелей не дают ответа на вопрос, где же укрывался генерал-лейтенант Андрей Власов следующие три недели — бродил ли в лесу или же существовал некий запасной командный пункт, к которому пробиралась его группа. Раздумывая о своей судьбе, Власов сравнивал себя с генералом А. В. Самсоновым, также командовавшим 2-й армией и тоже попавшим в немецкое окружение. Но Самсонов застрелился, а Власов сдался в плен и стал предателем.

Многие из оставшихся в окружении держались до конца, в плен попали в основном бойцы, захваченные в коридоре, и легкораненые из крупных госпиталей. Многие под угрозой пленения застрелились, как, например, член Военного совета армии дивизионный комиссар И. В. Зуев. Другие смогли выйти к своим или пробраться к партизанам, как, например, комиссар 23-й бригады Н. Д. Аллахвердиев, ставший командиром партизанского отряда. В партизанских отрядах сражались также воины 267-й дивизии военврач 3-го ранга Е. К. Гуринович, медсестра Журавлева, комиссар Вдовенко и др.

11 июля, в поисках продовольствия, Власов и единственная спутница, с которой он остался из всей первоначальной группы, повар Воронова, зашли в деревню староверов Туховежи. Дом, в который они обратились, оказался домом местного старосты. Пока Власов и Воронова ели, староста вызвал местную вспомогательную полицию, которая окружила дом и арестовала окруженцев, при этом Власов настойчиво выдавал себя за учителя-беженца. Полицейские заперли их в сарае, а на следующий день, 12 июля немецкий патруль прибыл в Туховежи и опознал Власова по портрету в газете. Староста деревни за выдачу Власова получил от командования 18-й немецкой армии корову, 10 пачек махорки, две бутылки тминной водки и почетную грамоту.

Плен и предательство генерала Власова

27 декабря 1942 года генерал-лейтенант А. А. Власов и генерал В. Г. Баерский стали авторами «Смоленской декларации», в которой предложили немецкому командованию организовать РОА. Армия была заявлена как воинское формирование, создаваемое для «освобождения России от коммунизма».

Находясь в Винницком военном лагере для пленных высших офицеров, Власов согласился сотрудничать с нацистами и возглавил «Комитет освобождения народов России» (КОНР) и «Русскую освободительную армию» (РОА), которые состояли из пленных советских военнослужащих.

Переход командующего 2-й ударной армии Андрея Власова на службу к немцам был одним из самых неприятных для советской историографии эпизодов войны. Были и другие офицеры Красной армии, ставшие на путь борьбы с Советской властью, но Власов был самым высокопоставленным и наиболее известным из всех.

Формирование подразделений РОА началось в 1943 году, они привлекались к несению охранно-полицейской службы и борьбе с партизанами на оккупированной территории СССР.

Власов носил специально пошитый для него военного кроя мундир цвета хаки с широкими обшлагами и форменные брюки с генеральскими лампасами. Пуговицы на мундире были без военной символики, на мундире — никаких знаков различия или наград, в том числе не носил и эмблемы РОА на рукаве. Только на генеральской фуражке он носил бело-сине-красную кокарду РОА. По некоторым данным, немцы в 1943 году присвоили ему звание генерал-полковника.

Власов написал открытое письмо «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом». Кроме того, он подписывал листовки, призывающие свергнуть сталинский режим, которые впоследствии разбрасывались нацистской армией с самолетов на фронтах, а также распространялись в среде военнопленных.

Согласно положению о добровольцах, изданному 29 апреля 1943 года начальником генерального штаба ОКХ генерал-майором К. Цейтцлером, все добровольцы русской национальности были формально объединены в Русскую освободительную армию. Армия формировалась в основном из советских военнопленных или из числа эмигрантов. Первым подразделением сформированным непосредственно как часть РОА, стала сформированная весной 1943 года первая гвардейская бригада РОА, расформированная осенью того же года. 1-я дивизия РОА была сформирована 23 ноября 1944 года, чуть позже были созданы другие соединения, а в начале 1945 года в состав РОА были включены иные коллаборационистские формирования.

Начальником штаба был назначен генерал Ф. И. Трухин, его заместителем — генерал В. Г. Баерский (Боярский), начальником оперативного отдела штаба — полковник А. Г. Нерянин. В число руководителей РОА входили также генералы В. Ф. Малышкин, Д. Е. Закутный, И. А. Благовещенский, бывший бригадный комиссар Г. Н. Жиленков. Чин генерала РОА имел бывший майор Красной армии и полковник вермахта И. Н. Кононов. В походных церквях РОА служили некоторые священники из русской эмиграции, в том числе священники А. Н. Киселев и Д. В. Константинов. Одним из авторов ряда программных документов власовского движения был журналист М. А. Зыков.

Практическое создание РОА началось только после учреждения Комитета освобождения народов России (КОНР), который был образован в Праге 14 ноября 1944 года. Комитет, равнозначный правительству в эмиграции, учредил Вооруженные силы Комитета освобождения народов России (ВС КОНР), которыми и стала РОА. Она обладала собственным командованием и всеми родами войск, включая небольшие военно-воздушные силы. Генерал Власов как председатель Комитета стал одновременно и главнокомандующим Вооруженными силами, которые в итоге стали представлять собой де-юре независимую русскую национальную армию, связанную с Третьим рейхом только союзными отношениями. Финансировалась РОА министерством финансов Третьего рейха. Деньги выдавались как кредит, возмещаемый «по мере возможности», и в бюджет Третьего рейха не входили.

«Боевое крещение» Русской освободительной армии состоялось 9 февраля 1945 года. Ударная группа полковника И. К. Сахарова в составе трех взводов, сформированная из добровольцев батальона охраны, учебного лагеря Дабендорф и юнкерской роты, совместно с немецкими войсками принимала участие в боях с 230-й стрелковой дивизией РККА, которая заняла оборону в районе Одера около населенных пунктов Нойлевин, Карлсбизе и Керстенбрух. В результате боя командование 9-й армии смогло вечером 9 февраля доложить группе армий о занятии Нойлевина, южной части Карлсбизе и Керстенбруха после «ожесточенных штурмовых боев с врагом, который стойко и упорно держался в сильно укрепленных зданиях». Действия РОА были высоко оценены немецким командованием. 7 марта 1945 года рейхсминистр Йозеф Геббельс в своем дневнике отметил «выдающиеся достижения отрядов генерала Власова».

28 марта 1945 года, на последнем заседании президиума КОНР в Карлсбаде было принято решение стянуть все части РОА в одном пункте в районе Альп и там соединиться с 15-м Казачьим кавалерийским корпусом ВС КОНР, который вошел в состав Русской освободительной армии. Руководители РОА надеялись таким образом продемонстрировать силу и мощность армии и привлечь политический интерес западных держав, которые пока относились к власовской армии весьма прохладно. На случай, если бы в обозримом будущем не произошло ожидаемого разрыва союзнической коалиции, предполагалось присоединиться к отрядам четников бывшего военного министра югославского королевского правительства в изгнании Дражи Михайловича и продолжать борьбу в горах Балкан до изменения общей обстановки. Обсуждался в КОНР также и весьма авантюрный с виду план — пробиться к Украинской повстанческой армии, которая до сих пор представляла собой значительную силу в тылу у советской армии.

Впоследствии, осознав неизбежное поражение Германии, руководство РОА в последних числах апреля 1945 года приняло решение выйти из подчинения германского командования и пробиваться на Запад с целью сдачи в плен англо-американским войскам. Части РОА начали постепенно передислоцироваться туда, но в это время 1-й дивизии представилась возможность, не предусмотренная первоначальным планом, — присоединиться к национальному чешскому восстанию. В начале мая 1-я дивизия РОА совместно с чешскими партизанами приняла участие в Пражском восстании против Германии, фактически освободив Прагу еще до подхода Красной армии.

В соответствии с решениями Ялтинской конференции, после окончания боевых действий в Европе примерно 2/3 членов РОА, из числа оказавшихся в зоне оккупации союзников СССР, было передано советским властям. Некоторой части власовцев удалось избежать выдачи СССР и спастись в странах Запада. В СССР офицерскому кадру власовской армии было назначено суровое наказание, значительное число было казнено.

Власов был арестован СМЕРШем 12 мая 1945 года (Власов был захвачен военнослужащими 25-го танкового корпуса 13-й армии 1-го Украинского фронта неподалеку от города Пльзень), начальник его штаба генерал Трухин — 15 мая. Генералы Жиленков, Малышкин, Буняченко и Мальцев добрались до расположения американских войск, но были переданы СССР.

После задержания Власов был доставлен в штаб маршала И. С. Конева, оттуда в Москву. С этого момента и до 2 августа 1946 года, когда в газете «Известия» было опубликовано сообщение о суде над ним, о Власове ничего не сообщалось.

Сначала руководство СССР планировало провести публичный процесс над Власовым и другими руководителями РОА в Октябрьском зале Дома Союзов. Но затем было решено заслушать дело в закрытом судебном заседании. На суде Власов заявил: «Я признаю себя виновным в том, что находясь в трудных условиях, смалодушничал».

Решение о смертном приговоре в отношении Власова и других было принято Политбюро ЦК ВКП(б) 23 июля 1946 года. С 30 по 31 июля 1946 года состоялся закрытый судебный процесс по делу Власова и группы его последователей. Все они были признаны виновными в государственной измене. По приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР они были лишены воинских званий и 1 августа 1946 года повешены, а их имущество было конфисковано. Тела казненных кремировали в Донском крематории, прах ссыпали в одну из могил невостребованных прахов Донского кладбища.

Казнь генерала Власова

В 2001 году с ходатайством о пересмотре приговора Власову и его соратникам в Главную военную прокуратуру обратился иеромонах Никон (Белавенец), глава движения «За Веру и Отечество». Однако военная прокуратура пришла к выводу, что оснований для применения закона о реабилитации жертв политических репрессий нет.

1 ноября 2001 года Военная коллегия Верховного Суда РФ отказала в реабилитации Власова А. А. и других, отменив приговор в части осуждения по ч. 2 ст. 5810 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) и прекратив в этой части дело за отсутствием состава преступления. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Генерал Власов — история предательства

Личная жизнь Андрея Власова:

Первая жена — Анна Михайловна Власова (в девичестве — Воронина). Поженились в 1926 году, вместе прожили 10 лет. Первый брак де-факто распался (хотя официально они не разводились), когда Власов увлекся Ульяной Осадчей. После измены Власова Анна Михайловна была лишена свободы на 5 лет, отбывала наказание в Нижнем Новгороде, реабилитирована в 1992 году.

Андрей Власов и Анна Воронина

Любовница — Юлия Семеновна Осадчая (1915 г.р.), женский парикмахер. Власов познакомился с ней в 1934 году в Ленинграде, когда служил помощником начальника отдела боевой подготовки Ленинградского военного округа. В 1937 году у них родилась дочь Раиса, которой Власов дал свою фамилию.

Фронтовая жена — Агнесса Павловна Подмазенко (1917-1997), военврач. В 1942 году ее демобилизовали в связи с беременностью.

В 1942 году у них родился сын — Андрей Андреевич Подмазенко, доктор наук. У Андрея Подмазенко родились две дочери, одна живет во Франции, вторая руководит телеканалом в Самаре.

После измены Власова Агнесса Павловна отсидела 5 лет в тюрьме, реабилитирована в 1989 году.

Андрей Власов и Агнесса Подмазенко

Агнесса Подмазенко во время ареста

Фронтовая жена — Мария Воронова, повар. С ней начал сожительствовать, когда была демобилизована беременная Агнесса Подмазенко. Именно с Марией Вороновой он и попал в плен к немцам. Мария долго была рядом с ним. Позже также отбыла тюремный срок.

Вторая жена — Адельгейда (Хайди) Биленберг (Adelheid (Heidi) Bielenberg), вдова немецкого офицера СС, заведовала санаторием, в котором отдыхали и лечились сотрудники СС. В данной нацистской организации при жизни служил доктором и еë покойный муж. Брат Хайди был одним из приближенных рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

Сергей Бернгардович Фрелих, потомок прибалтийских немцев, был одним из офицеров, служивших под началом Власова после его перехода на сторону нацистской Германии. С. Б. Фрелих так охарактеризовал вторую супругу Андрея Власова: «Г-жа Биленберг была интересная особа 35-40 лет, культурная, образованная, начитанная и общительная. Она охотно играла на гитаре и пела. Еще до встречи она в кругах эсэсовцев выступала в защиту Власова. Они познакомились еще раньше в Берлине». А в конце июля 1944 года руководство СС порекомендовало генералу посетить ведомственный санаторий, которым заведовала добропорядочная немецкая женщина. Оздоровительное учреждение находилось в живописном месте — у озера Таубензее, рядом с баварским городом Рупольдинг, где и сейчас расположено немало горнолыжных курортов. Чувства между Андреем Андреевичем и Хайди фон Биленберг вспыхнули быстро. «Они ходили вместе гулять и с удовольствием беседовали. За это время Власов настолько освоил немецкий язык, что мог заставить себя понимать его, а г-жа Биленберг знала несколько фраз по-русски. Постепенно знакомство превратилось в связь, которая в конце концов привела к браку».

Они вступили в брак 13 апреля 1945 года. Церемония прошла в отеле «Ричмонд» (Карловы Вары), в то время части Русской освободительной армии находились на территории Чехии.

Интересно, что Биленберг не говорила по-русски, а Власов практически не говорил по-немецки.

Награды Андрея Власова:

Образ Андрея Власова в кино:

1969 — Освобождение — в роли генерала Власова актер Юрий Померанцев;
1975 — Родины солдат — в роли генерала Власова актер Юрий Померанцев;
2005 — Последний бой майора Пугачева — в роли генерала Власова актер Александр Подобед;
2011 — Вторая Ударная. Преданная армия Власова — в роли генерала Власова актер Рустем Адагамов

1 августа 1946 года во дворе Бутырской тюрьмы был повешен предатель генерал Андрей Власов и его сообщники

1 августа 1946 года во дворе Бутырской тюрьмы был повешен предатель генерал Андрей Власов и его сообщники. pic.twitter.com/BiCIH8PmLp

— Наталья Н. (@Nataly2910) August 1, 2019 Годовщина казни предателя Власова

1 августа мы отмечаем очередную годовщину казни Власова и других предателей Родины, которые встали на путь пособничества немецко-фашистским оккупантам.
Из приговора:
Предварительным и судебным следствием установлено:
Подсудимые ВЛАСОВ, МАЛЫШКИН, ЖИЛЕНКОВ, ТРУХИН, ЗАКУТНЫЙ, МЕАНДРОВ, МАЛЬЦЕВ, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, БУНЯЧЕНКО, ЗВЕРЕВ, КОРБУКОВ и ШАТОВ, являясь военнослужащими Красной Армии и будучи антисоветски настроенными, в напряженный для Советского Союза период Великой Отечественной войны, нарушив воинскую присягу, изменили Социалистической Родине и, в разное время, добровольно перешли на сторону немецко-фашистских войск.
Находясь на стороне противника, все подсудимые, во главе с Власовым, по заданию руководителей немецко-фашистского правительства, на протяжении 1941–1943 гг. проводили широкую изменническую деятельность, направленную на вооруженную борьбу против Советского Союза, а в 1944 году ВЛАСОВ, ЖИЛЕНКОВ, ТРУХИН, МАЛЫШКИН, ЗАКУТНЫЙ, МЕАНДРОВ, БУНЯЧЕНКО и др. вошли в созданный Гиммлером т.н. «комитет освобождения народов России» и по заданию германской разведки создали из числа бывших белогвардейцев, уголовников, националистов и прочих антисоветских элементов вооруженные отряды, наименовав их «русской освободительной армией» (РОА); организовали шпионаж и диверсии в тылу советских войск, убийства офицеров и солдат Красной Армии, а также подготавливали террористические акты против руководителей ВКП(б) и Советского Правительства. Подсудимый Власов и его сообщники, при помощи немцев, своей окончательной целью ставили свержение Советского Правительства, ликвидацию социалистического строя и организацию на территории Советского Союза фашистского государства. Для проведения своей преступной деятельности ВЛАСОВ и все его соучастники необходимые им материальные средства и вооружение получали от немецкого командования, а всей их практической деятельностью руководил Гиммлер и его помощники.
Собранными по делу доказательствами и личными признаниями подсудимых как на предварительном, так и на судебном следствии конкретная предательская деятельность каждого из подсудимых установлена следующая:
1). ВЛАСОВ, будучи заместителем командующего войсками Волховского фронта и одновременно являясь командующим 2-й Ударной армией того же фронта, в июле 1942 года, находясь в районе города Любань, в силу своих антисоветских настроений изменил Родине и перешел на сторону немецко-фашистских войск, выдал немцам секретные данные о планах советского командования, а также клеветнически характеризовал Советское Правительство и состояние тыла Советского Союза. Вскоре после этого ВЛАСОВ дал согласие немецкому командованию возглавить формируемые немцами части т.н. «русской армии», изъявив при этом желание войти в состав будущего «русского правительства», и обсуждал с ответственными представителями германского министерства иностранных дел вопросы расчленения Советского Союза. В декабре месяце 1942 года ВЛАСОВ совместно с другими изменниками Родины по заданию немецкого военного командования и германской разведки создал т.н. «русский комитет», ставивший своей целью свержение советского государственного строя и установление в СССР фашистского режима. Возглавляя этот «комитет», ВЛАСОВ вербовал из числа вражеских элементов своих единомышленников, выпускал антисоветские листовки к военнослужащим Красной Армии и населению СССР, разъезжал по лагерям, где содержались советские военнопленные, и по оккупированной территории Советского Союза, призывая советских граждан к вооруженной борьбе с советским правительством и Красной Армией. В конце 1944 года ВЛАСОВ по заданию германской разведки и лично Гиммлера объединил существовавшие на территории Германии белогвардейские организации и вместе с ближайшими сообщниками — изменниками ТРУХИНЫМ, МАЛЫШКИНЫМ, ЖИЛЕНКОВЫМ и ЗАКУТНЫМ, возглавил созданный немцами т.н. «комитет освобождения народов России» (КОНР).
Ставя своей целью при помощи немцев захват власти в СССР, ВЛАСОВ под руководством фашистов сформировал из числа белогвардейцев, уголовников и изменников Родины, т.н. «русскую освободительную армию», организовывал шпионаж и диверсии в тылу советских войск и подготавливал террористические акты против руководителей Советского Правительства. ВЛАСОВ, возглавляя работу по вербовке в т.н. «РОА» советских военнопленных, расправлялся с лицами, подозреваемыми в антифашистской деятельности, и лично утверждал смертные приговоры.
Будучи назначен приказом Гитлера на должность главнокомандующего т.н. «РОА», направлял сформированные им воинские части на фронт для боевых действий против советских войск.
ВЛАСОВ в 1944 году, кроме Гиммлера, вступил в личную преступную связь с Герингом, Геббельсом и Риббентропом, вел с ними переговоры и совместно намечал мероприятия по усилению деятельности, направленной против СССР.
После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Власов вместе со своими сообщниками пытался бежать в район, занятый американскими войсками, для продолжения борьбы против Советского Союза, но был пленен частями Красной Армии…
На основании вышеизложенного Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР постановляет: признать предъявленное ВЛАСОВУ, ЖИЛЕНКОВУ, МАЛЫШКИНУ, ТРУХИНУ, БЛАГОВЕЩЕНСКОМУ, ЗАКУТНОМУ, МЕАНДРОВУ, МАЛЬЦЕВУ, БУНЯЧЕНКО, ЗВЕРЕВУ, КОРБУКОВУ и ШАТОВУ обвинение в совершении ими преступлений ст. 1-й Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 года и ст. ст. 58–16, 58–8, 58–9, 58–10ч. Ни 58–11 УК РСФСР доказанным.
Руководствуясь ст. ст. 319–320 УПК РСФСР, Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР
ПРИГОВОРИЛА: лишить воинских званий
1. ВЛАСОВА — генерал-лейтенанта,
2. МАЛЫШКИНА — генерал-майора,
3. ЖИЛЕНКОВА — бригадного комиссара,
4. ТРУХИНА — генерал-майора,
5. БЛАГОВЕЩЕНСКОГО — генерал-майора береговой службы,
6. ЗАКУТНОГО — полковника,
7. МАЛЬЦЕВА — полковника,
8. БУНЯЧЕНКО — полковника,
9. ЗВЕРЕВА — полковника,
10. МЕАНДРОВА — полковника,
11. КОРБУКОВА — подполковника,
12. ШАТОВА — подполковника
— и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 1-й Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 года:
1. ВЛАСОВА Андрея Андреевича,
2. МАЛЫШКИНА Василия Федоровича,
3. ЖИЛЕНКОВА Георгия Николаевича,
4. ТРУХИНА Федора Ивановича,
5. БЛАГОВЕЩЕНСКОГО Ивана Алексеевича,
6. ЗАКУТНОГО Дмитрия Ефимовича,
7. МАЛЬЦЕВА Виктора Ивановича,
8. БУНЯЧЕНКО Сергея Кузьмича,
9. ЗВЕРЕВА Григория Александровича,
10. МЕАНДРОВА Михаила Алексеевича,
11. КОРБУКОВА Владимира Денисовича,
12. ШАТОВА Николая Степановича
— ВСЕХ ПОДВЕРГНУТЬ СМЕРТНОЙ КАЗНИ ЧЕРЕЗ ПОВЕШЕНИЕ.
Имущество всех осужденных, лично им принадлежащее, конфисковать.
Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Конец генерала Власова. Как судили предателя номер один?

1 сентября 1901 года родился едва ли не самый известный в современной истории нашей страны ее предатель — Андрей Власов. Казалось бы, вполне однозначен негативный образ этой исторической фигуры. Но Андрей Власов до сих пор встречает разные оценки даже со стороны отечественных историков и общественных деятелей. Кто-то пытается представить его совсем даже не предателем Родины, а борцом с большевизмом и «сталинским тоталитаризмом». То, что при этом Андрей Власов создал армию, воевавшую на стороне самого лютого противника нашей страны, устроившего геноцид народам СССР и уничтожившего миллионы простых советских людей, почему-то не учитывается.

Андрей Власов за считанные четыре года прошел путь от одного из самых перспективных и уважаемых советских генералов до висельника — «предателя номер один» Советского Союза. Пришедший в 18 лет, в годы Гражданской войны, в Красную Армию, Андрей Власов уже с 21 года занимал штабные и командные должности. В 39 лет он был уже генерал-майором, командовал 99-й стрелковой дивизией. Под его командованием дивизия стала лучшей в Киевском военном округе, сам Власов получил орден Красного Знамени. К началу Великой Отечественной войны Власов командовал 4-м механизированным корпусом, дислоцировавшимся под Львовом. Затем его вызвал лично Иосиф Сталин и приказал ему сформировать 20-ю армию, которая дальше действовала под командованием Власова. Особенно отличились бойцы Власова в боях под Москвой, после чего по специальному заданию Главного политуправления РККА о Власове даже написали книгу «Сталинский полководец». 8 марта 1942 года генерал-лейтенант Власов был назначен заместителем командующего войсками Волховского фронта, а чуть позже, сохранив за собой эту должность, стал командующим 2-й ударной армии. Таким образом, в первый год войны Андрей Власов считался одним из наиболее способных советских военачальников, пользуясь личным расположением Иосифа Сталина. Кто знает, не попади Власов в окружение, может и он дослужился бы до звания маршала и стал бы героем, а не предателем.

Но, попав в плен, Власов в конце концов согласился сотрудничать с гитлеровской Германией. Для гитлеровцев это было огромное достижение — переманить на свою сторону целого генерал-лейтенанта, командующего армией, да еще и одного из наиболее способных советских военачальников, недавнего «сталинского полководца», пользовавшегося благосклонностью советского вождя. 27 декабря 1942 года Власов предложил гитлеровскому командованию организовать «Русскую освободительную армию» из числа бывших советских военнопленных, согласившихся перейти на сторону гитлеровской Германии, а также иных элементов, недовольных советской властью. Для политического руководства РОА был создан Комитет освобождения народов России. К деятельности в КОНР были приглашены не только высокопоставленные перебежчики из РККА, перешедшие на сторону гитлеровской Германии после пленения, но и многие белоэмигранты, включая получивших известность в годы Гражданской войны генерал-майора Андрея Шкуро, атамана Петра Краснова, генерала Антона Туркула и многих других. Фактически именно КОНР стал главным координационным органом предателей, перешедших на сторону гитлеровской Германии, и примкнувших к ним националистов, находившихся еще до войны в Германии и других европейских странах.
Ближайшим соратником и начальником штаба Власова стал бывший советский генерал-майор Федор Трухин — еще один предатель, до пленения бывший заместителем начальника штаба Северо-Западного фронта, а после пленения согласившийся сотрудничать с германскими властями. К 22 апреля 1945 года в Вооруженные силы Комитета освобождения народов России входил целый разношерстный конгломерат соединений и подразделений, включая пехотные дивизии, казачий корпус и даже собственные военно-воздушные силы.
Разгром гитлеровской Германии поставил бывшего советского генерал-лейтенанта Андрея Власова и его сторонников в очень сложное положение. Как предатель, тем более такого ранга, Власов не мог рассчитывать на снисхождение со стороны советской власти и прекрасно это понимал. Тем не менее, он почему-то несколько раз отказался от предложенных ему вариантов убежища.Одним из первых убежище Власову предложил испанский каудильо Франсиско Франко. Предложение Франко последовало в конце апреля 1945 года, когда до поражения Германии оставались считанные дни. Каудильо собирался послать за Власовым специальный самолет, который бы доставил его на Пиренейский полуостров. Хотя Испания не принимала активного (за исключением отправки добровольцев из «Голубой дивизии») участия во Второй мировой войне, Франко был настроен к Власову позитивно, так как видел в нем соратника по антикоммунистической борьбе. Не исключено, что если бы Власов тогда принял предложение Франко, то он бы благополучно дожил бы в Испании до глубокой старости — Франко спрятал многих нацистских военных преступников, причем гораздо более кровавых, чем Власов. Но командующий РОА отказался от испанского убежища, так как не пожелал бросить на произвол судьбы своих подчиненных.
Следующее предложение пришло уже с противоположной стороны. После победы над Германией Андрей Власов оказался на оккупационной зоне американских войск. 12 мая 1945 года капитан Донахью, занимавший должность коменданта зоны, где находился Власов, предложил бывшему командующему РОА тайно выехать вглубь американской зоны. Он был готов обеспечить Власову убежище на американской территории, но Власов тоже отказался от этого предложения. Он хотел убежища не только для себя, но и для всех солдат и офицеров РОА, о чем собирался просить американское командование.

В тот же день 12 мая 1945 года Власов направился вглубь американской зоны оккупации, намереваясь добиться встречи с американским командованием в штабе 3-й армии США в Пльзень. Однако по пути автомобиль, в котором находился Власов, был остановлен военнослужащими 25-го танкового корпуса 13-й армии 1-го Украинского фронта. Бывшего командующего РОА задержали. Как оказалось, о возможном местонахождении командира сообщил советским офицерам бывший капитан РОА П. Кучинский. Андрей Власов был доставлен в штаб командующего 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева. Из штаба Конева Власова перевезли в Москву.
Что касается ближайших соратников Власова по Комитету освобождения народов России и командованию Русской освободительной армии, то генералы Жиленков, Малышкин, Буняченко и Мальцев смогли добраться до американской оккупационной зоны. Однако это им не помогло. Американцы благополучно выдали власовских генералов советской контрразведке, после чего все они также были этапированы в Москву. После задержания Власова и его ближайших подручных КОНР возглавил генерал-майор РОА Михаил Меандров, тоже бывший советский офицер, полковник, попавший в плен, будучи на должности заместителя начальника штаба 6-й армии. Однако и Меандрову не долго удалось гулять на свободе. Он был интернирован в американский лагерь для военнопленных и долгое время находился в нем, пока 14 февраля 1946 года, почти через год после окончания войны, не был выдан американским командованием советским властям. Узнав, что его собираются выдать в Советский Союз, Меандров пытался покончить с собой, но эту попытку охранники высокопоставленного пленника успели пресечь. Меандрова этапировали в Москву, на Лубянку, где он присоединился к остальным обвиняемым по делу Андрея Власова. Владимиру Баерскому, тоже генералу РОА и заместителю начальника штаба РОА, который вместе с Власовым стоял у истоков Русской освободительной армии, повезло еще меньше. 5 мая 1945 года он пытался проехать в Прагу, но по пути, в г. Пршибраме, был захвачен чешскими партизанами. Командовал чешским партизанским отрядом советский офицер капитан Смирнов. Задержанный Баерский начал ругаться со Смирновым и умудрился дать командиру партизанского отряда пощечину. После этого власовского генерала тут же схватили и повесили без суда и следствия.
Все это время о задержании «предателя номер один» не сообщали средства массовой информации. Расследование дела Власова имело колоссальную государственную важность. В руках советской власти оказался человек, который не просто был генералом, перешедшим на сторону гитлеровцев после пленения, но возглавлял антисоветскую борьбу и пытался наполнить ее идеологическим содержанием.
После прибытия в Москву его допросил лично начальник Главного управления контрразведки «СМЕРШ» генерал-полковник Виктор Абакумов. Сразу же после первого допроса Абакумовым, Андрей Власов был помещен как секретный заключенный с номером 31 во внутреннюю тюрьму на Лубянке. Основные допросы генерала-предателя начались 16 мая 1945 года. Власова «поставили на конвейер», то есть допрашивали непрерывно. Менялись только следователи, осуществлявшие допрос, и охранявшие Власова конвоиры. Спустя десять дней конвейерного допроса Андрей Власов полностью признал свою вину. Но следствие по его делу продолжалось еще 8 месяцев.
Лишь в декабре 1945 года следствие было завершено, а 4 января 1946 года генерал-полковник Абакумов доложил Иосифу Виссарионовичу Сталину о том, что в Главном управлении контрразведки «СМЕРШ» содержатся под стражей высшие руководители Комитета освобождения народов России Андрей Власов и другие его соратники. Всех задержанных за измену Родине Абакумов предлагал приговорить к смертной казни через повешение. Конечно, судьба Власова и его ближайших соратников была предрешена, и все же приговор бывшему советскому генералу обсуждался весьма обстоятельно. Это к вопросу о том, как вершилось сталинское правосудие. Даже в этом случае решение принималось далеко не сразу и не единолично каким-либо высшим лицом в структуре органов госбезопасности или военного трибунала.
Прошло еще семь месяцев после того, как Абакумов рапортовал Сталину о завершении расследования по делу Андрея Власова и высшего руководства КОНР. 23 июля 1946 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о том, что руководителей КОНР Власова, Жиленкова, Малышкина, Трухина и ряд других их соратников будет судить Военная коллегия Верховного суда СССР на закрытом судебном заседании под председательством генерал-полковника юстиции Ульриха без участия сторон, т.е. адвоката и прокурора. Также Политбюро ЦК ВКП (б) дало Военной коллегии Верховного суда СССР предписание приговорить их к смертной казни через повешение, а приговор привести в исполнение в условиях тюрьмы. Было решено не освещать подробности судебного разбирательства в советской печати, но после окончания процесса сообщить о приговоре суда и приведении его в исполнение.
Судебный процесс по делу власовцев был начат 30 июля 1946 года. Заседание длилось двое суток, а непосредственно перед вынесением приговора Власову и его соратникам члены Военной коллегии Верховного суда СССР совещались семь часов. Приговор Андрею Власову был вынесен 1 августа 1946 года. Сообщения о приговоре и приведении его в исполнение появились в центральных газетах Советского Союза на следующий день, 2 августа 1946 года. Андрей Власов и все другие обвиняемые признали себя виновными в предъявленных им обвинениях, после чего в соответствии с пунктом 1 Указа ПВС СССР от 19 апреля 1943 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила обвиняемых к смертной казни через повешение, приговор был приведен в исполнение. Тела повешенных власовцев кремировали в специальном крематории, после чего прах высыпали в безымянный ров возле Донского монастыря в Москве. Так закончил свою жизнь человек, называвший себя Председателем Президиума Комитета освобождения народов России и Главнокомандующим Русской освободительной армией.

Спустя многие десятилетия после казни Власова и его помощников со стороны некоторой части российских правоконсервативных кругов стали раздаваться голоса о необходимости реабилитации генерала. Он провозглашался борцом против «большевизма, атеизма и тоталитаризма», который якобы не предавал Россию, а просто имел собственный взгляд на ее дальнейшую судьбу. Говорилось о «трагедии» генерала Власова и его сторонников.

Однако не стоит забывать о том, что Власов и созданные им структуры до последнего воевали на стороне гитлеровской Германии — страшного врага нашего государства. Попытки оправдать поведение генерала Власова очень опасны. И дело не столько в личности самого генерала, может и можно назвать ее трагической, сколько в более глубоких последствиях такого оправдания предательства. Во-первых, попытки оправдать Власова — очередной шаг на пути к пересмотру итогов Второй мировой войны. Во-вторых, оправдание Власова ломает ценностную систему общества, поскольку утверждает, что предательство можно оправдать какими-то высокими идеями. Такое оправдание можно найти для всех предателей в этом случае, в том числе и для рядовых полицаев, принимавших участие в грабеже и терроре мирного населения, в геноциде советского народа.

Власовцы война без надежды и веры

ВЛАСОВЦЫ: ВОЙНА БЕЗ НАДЕЖДЫ И ВЕРЫ
Моим собеседником был генерал-лейтенант в отставке Анатолий Лаврентьевич Бахвалов, бывший заместитель начальника ГУВД по Ленинградской области, а сейчас — пенсионер и писатель-историк. Мы говорили с ним о том, как в начале 60-х годов в Ленинградской области создавался Кировский район — Анатолий Лаврентьевич был его первым начальником милиции… Говорили о первых нелегких шагах Кировского РОВД, о солдатских кладбищах на территории района, о первых «черных следопытах» — мальчишках 60-х годов, ради развлечения раскапывавших воинские могилы…
Но за всеми этими разговорами я ждал момента, чтобы задать Анатолию Лаврентьевичу главный, самый важный для меня вопрос… А.Л. Бахвалов сегодня известен как специалист по истории РОА — так называемой «Русской освободительной армии» генерала Власова, — на эту тему мне и хотелось бы с ним поговорить в первую очередь.
— Сколько бы ни говорили о Власове, а все кажется, что последняя точка тут не поставлена. Впечатление такое, что в ближайшие несколько лет споры о нем не только не утихнут, но, наоборот — будут разгораться все сильнее. Мнения разделились жестко, и каждая из сторон стоит на своих позициях насмерть. В спор включились и представители Церкви… А вы сами — по какую сторону баррикады? Какова ваша оценка власовского движения?
— Я вам напомню: моя первая книга на эту тему называлась: «Генерал Власов. Предатель или герой?» Вопросительный знак вынесен в заглавие, — но не потому, что я колеблюсь в оценке Власова… Как можно, оценивая предателей, ставить знак плюс? Нет — минус, и жирный минус… А знак вопроса в заглавии моей книги — это скорее призыв внимательнее вглядеться в историю власовской армии, понять что заставляло простых русских людей (а подавляющее большинство власовцев — это именно простые люди, русские крестьяне), — что заставляло их повернуть оружие против своих братьев. Легко говорить: они, мол, воевали против большевистского режима, против Сталина!.. Стрелять-то им приходилось не в Сталина, а в таких же простых русских людей, своих вчерашних однополчан. В своей книге «Предатель или герой?» я показываю роль РОА в борьбе с партизанами Ленинградской области. Роль эта весьма значительна. Можно сказать, что власовцы нанесли серьезный удар по ленинградским партизанам.
— Но прежде чем говорить о рядовых бойцах, давайте вспомним вождя РОА. Он-то почему пошел на предательство? Он что — был убежденным антисоветчиком, как это порой пытаются нам представить?
— Нет никаких оснований так утверждать. Советский период жизни Власова изучен до мельчайших деталей, и можно уверенно сказать: ни одного критического замечания о большевистском строе с власовских уст не слетало никогда — даже в самом узком дружеском кругу. Да и с чего бы ему ругать советскую власть? Его карьера была стремительна и безоблачна, он принадлежал к элите Красной Армии, его ценил Сталин, на него возлагали серьезные надежды. Незадолго до своего пленения он блестяще проявил себя в битве за Москву и был отмечен как один из главных героев этого сражения. Его и во 2-ю Ударную армию-то назначили именно потому, что надеялись: только такой стратег сумеет найти выход из безвыходного положения. Но спасти гибнущую армию было уже невозможно: кольцо вокруг нее сомкнулось, и 2-я Ударная медленно разлагалась — от голода, холода, непрерывных обстрелов, бомбежек… И вины Власова в этом нет: он прибыл, когда положение было уже безнадежно. Вот, видимо, это-то ощущение безнадежности, которое вообще было свойственно тем месяцам войны, этот стремительный развал армии и навели Власова на мысль, что все кончено, война проиграна, советская власть доживает последние дни. Но если так, значит крест можно поставить и на его собственной судьбе: блестящая карьера, положение всеобщего любимца, лавры победителя — все пошло прахом… Когда Гитлер войдет в Москву, участь знаменитого генерала Власова ничем не будет отличаться от участи самого ничтожного из пленных. С этой мыслью Власов смириться не смог и начал думать о том, как бы при новой власти сохранить свое прежнее положение.
— Значит, Власов пал, потому что не смог до конца верить в свою страну?.. Выходит, надо было хранить веру в Россию, несмотря ни на что, вопреки всем обстоятельствам… Конечно, в 1942 году это было не просто… Надо думать, что и его бойцы перешли к немцам по той же причине?
— Не надо так думать. Рядовыми власовцами двигали самые разные побуждения. Среди них были яростные противники коммунизма, — но очень немного, процентов двенадцать. Вообще статистика по власовцам такова: 62% — в возрасте от 18 до 32 лет (то есть большинство армии составляли люди, вся сознательная жизнь которых прошла при коммунистах); люди с начальным (3-5 классов) образованием — 52%, с семилетним — 22%; крестьяне — 51%, рабочие — 45%. На кадровых военных и интеллигенцию приходилось, выходит, всего 4%. Итак, типичный власовец — это молодой крестьянин или рабочий, едва обученный грамоте… Почему он становился на путь предательства? Чего он искал у немцев? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сперва узнать, как жил в немецком плену рядовой красноармеец. Можно сказать, что жизнь его была непрерывной пыткой — голод, холод, болезни, непосильная работа. На земле Ленинградской области существуют десятки кладбищ советских военнопленных — там лежат те, кто не выдержал этой пытки… В одном только Волосовском лагере в день погибало по 50 человек… Теперь представьте себе, что в такой лагерь, к изможденным, умирающим людям приходит власовский агитатор и обещает еду, теплую казарму, хорошее обмундирование, показывает портрет Власова — мол, если уж он согласился, то вам и думать нечего… И люди соглашались. Словом, можно сделать такой вывод: создание РОА — акция насильственная, безспорно недобровольная, что бы ни говорили об этом западные политологи. И еще следует вспомнить вот что: нередки были случаи, когда пленные надевали власовскую форму, и сразу же, не сделав ни одного выстрела, перебегали обратно в Красную Армию, — другой возможности к побегу у них просто не было. Те же, кто оставались, тотчас подвергались мощной идеологической обработке. Мы с вами очень легко можем представить их состояние: власовским новобранцам говорили то же самое, что говорили и нам в годы перестройки, — о массовых репрессиях, о культе личности Сталина и т.д. В душе у человека все переворачивалось, и он послушно вставал на сторону врага.
— Да, состояние знакомое… Скажите, Анатолий Лаврентьевич, вы рассказываете все это, основываясь только на изученных документах, или тут есть доля собственного опыта? Вам приходилось общаться с власовцами?
— Да, приходилось: и во время работы над книгой, и много раньше, в первое послевоенное десятилетие, когда я работал еще не в милиции, а в органах госбезопасности. Все они были простыми русскими мужиками, которые пытались спастись во время войны. Помню первого в своей жизни власовца — я сам производил его арест, обыск, первый допрос… Что это был за человек? На момент ареста он служил начальником цеха на бумажной фабрике в Выборгском районе. А у Власова он был сержантом, командиром группы карателей, проводившей операции против партизан в Волосовском и Лужском районах. После войны он благополучно вернулся домой, будучи уверен, что никто его не вспомнит: у Власова-то он действовал под вымышленной фамилией. Вот, кстати, деталь: многие бойцы РОА служили под псевдонимами — они лучше Власова понимали, что все это временно, и старались заранее подстраховаться. А этот человек пришел домой, даже не имея паспорта, и так велика была нужда в квалифицированных работниках, что его так, безпаспортным и приняли на фабрику, и поставили во главе большого коллектива. Он не удивился, когда за ним пришли сотрудники госбезопасности, — сразу признал себя виновным, на допросах рассказал о всех своих сообщниках… Вообще, чувство вины перед Родиной, ощущение, что они были обмануты, свойственно очень многим из бывших власовцем…
— Видимо, после таких-то встреч у вас и появилось желание подробнее изучить историю власовского движения?
— И да, и нет… Я бы так сказал: не столько меня интересовал сам Власов и его окружение, сколько судьба рядовых бойцов РОА, — и вообще, судьба русских пленных. Когда я был заместителем начальника главка и когда вел милицию Ленинградской области, мне пришлось объездить нашу область вдоль и поперек. Я посетил почти все районные краеведческие музеи, все памятники героям войны, все мемориалы, все братские могилы… И видел я могилы русских военнопленных, тех, кто погибли в немецких лагерях… Известно, что в Ленобласти таких лагерей было около тридцати. Не меньше половины из их пленников — русских солдат, офицеров и гражданских лиц — умерли от голода и издевательств. Но есть ли памятники на их могилах? Нет! В селе Рождествено, где располагался один из самых больших немецких лагерей, сразу после войны откопали 15 могил — рвы длиной 30 и шириной 4 метров. Там лежит около 80 тысяч русских людей, замученных оккупантами. Большинство из погибших — бойцы той самой 2-й Ударной армии, которой командовал Власов. Они попали в плен точно так же, как их командующий, но не пошли с ним по одному пути. Кто знает об этом грандиозном захоронении? Над их могилой стоит камень, на котором зеленой масляной краской написаны соответствующие слова, — и это всё. Но на многих кладбищах и этого нет. Когда мы увековечим память наших героев, которые умерли, но не вступили в армию предателей? Ну, допустим, у России сейчас нет ни сил, ни средств для того, чтобы почтить павших… Допустим… Тогда пусть этим занимается Германия. Это, если угодно, ее долг — вернее, маленькая часть того, что немцы должны были бы сделать в возмещение причиненного ими ущерба: оборудовать наши братские кладбища, поставить памятные знаки на месте сожженных сел… Ведь нет же ни одного такого знака!
— А много таких сел было?
— В Государственном архиве исторических документов лежит специальный «Акт расследования злодеяний и учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и пособниками на оккупированной территории Ленинградской области в 1941-1944 гг.» Это огромные тома, в которых все изложено с достоверной точностью. Там, в частности, говорится: «…За 33 месяца своего хозяйничанья в области частично или полностью разрушено 16 городов и 2032 села, деревни и другие населенные пункты. Сожжено, разрушено, повреждено… 3 тысячи промышленных предприятий, 982 школы, 193 лечебных учреждения; полностью уничтожено 94 тыс. га леса…
Расстреляно 6265 человек, повешено 876, умерло после истязаний и пыток 23899 человек. Погибло в лагерях пленных 142953 человека. Количество угнанных в немецкое рабство — 254230 человек…»
Вот такая статистика. Если же представить весь нанесенный ущерб в денежном выражении, то, по моим соображениям (а я изучал эти документы очень внимательно), это составит более 20 млрд рублей — тогдашних рублей, а не сегодняшних. Возмещен ли стране этот ущерб? Мне представляется, что нет. Разве получили хоть копейку компенсации вчерашние рабы, вернувшиеся из Германии и нашедшие на месте своих домов только развалины? Разве Германия отстроила нам все те больницы, школы, жилые дома, что разрушила ее армия? Да, немецкие пленные трудились над восстановлением разрушенного, да, мы получили некие репарации с побежденных, но разве ущерб покрыт полностью? Не знаю, возможно ли говорить сейчас об этом, но пусть приведут в порядок хотя бы одно наше кладбище. Пусть сделают хоть один мемориал, который бы объединял всех погибших в лагерях на территории Ленинградской области, — тогда можно было бы начать разговор и о кладбищах немецких солдат. Многое можно сказать немцам, когда речь заходит о примирении. Нам нужны не только слова о покаянии. Очень хотелось бы, чтобы Русская Православная Церковь сказала свое веское слово: можно ли прославлять генерала-предателя, забывая о могилах тех, кого он предал?
Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН
† † †
Ходить по селу рискованно,
и не ходить нельзя.
И ходит он, как оплеванный,
и прячет от всех глаза.
Дожил человек до пенсии,
затравленно зол и тих.
Какие к нему претензии?
А вовсе и никаких.
Его не казнят упреками,
для всех он — ничтожный нуль.
Но взгляды соседей колкие —
это страшнее пуль…
В задумчивой хмуробровости
укрылась тоска навек.
Куда ж убежишь от совести,
мятущийся человек?
Алексей БАГРИНЦЕВ