Уран в России

Вторая жизнь урана: что делают в современном мире с отработанным ядерным топливом

Атомная энергетика — одна из самых экологичных с точки зрения выбросов углекислого газа: за 1 кВт⋅ч атомные электростанции выбрасывают всего 12 г СO2.

Для сравнения, у природного газа этот показатель составляет 490 г/кВт⋅ч, а у угля — 820 г/кВт⋅ч. Однако атомных электростанций до сих пор не слишком много — в первую очередь, потому что вопрос, что делать с отработанным ядерным топливом, остается нерешенным. Общественное восприятие, часто основанное на мифах, заключается в том, что мы понятия не имеем, что делать с ядерными отходами. Какие технологии утилизации ядерного топлива существуют, какие страны хранят такие отходы и как избегают утечек — таких, как на Фукусиме и в Чернобыле.

Почему атомная энергетика экологична?

По сравнению с электрогенерирующими установками, работающими на ископаемых или возобновляемых видах топлива, атомные электростанции имеют очень легкий углеродный след. Например, при сжигании биомассы выделяется 230 г CO2 за кВт⋅ч, при добыче электричества с помощью гидростанций — 24 г CO2 за кВт⋅ч, и только 12 г CO2 за кВт⋅ч при добыче электричества на атомной станции.

Однако политики предпочитают атомным электростанциям солнечные, ветровые и другие возобновляемые источники энергии — главным образом, потому что использованное ядерное топливо остается радиоактивным, а в обществе и во власти пока отсутствует консенсус, что с ним делать.

Отработанное ядерное топливо можно использовать повторно — для получения огромного количества энергии с нулевым содержанием углерода, которая позволит сократить выбросы парниковых газов.

Существуют разные причины, по которым правительства отказываются от переработки отработанного ядерного топлива. Например, в США основное препятствие для утилизации — опасения в неэффективности затрат и вероятности распространения ядерного оружия. Истоки последнего восходят к решению президента Джимми Картера 1977 года, который запретил перерабатывать ядерное топливо — вместо этого его захоранивают глубоко под землей. Франция, Великобритания и Япония в числе других стран пошли противоположным путем — правительства этих стран воспринимают отработанное ядерное топливо как ценный актив, а не просто отходы, требующие утилизации.

Какое отработанное топливо подлежит переработке?

Существующие на данный момент 440 ядерных энергетических реакторов, работающих по всему миру, производят примерно 10 500 т отработанного топлива в год. Во время производства энергии потребляется только приблизительно 5% урана, а также генерируются побочные продукты, такие как плутоний. Как и оставшийся уран, плутоний подлежит переработке.

В тепловом реакторе нейтроны, которые формируются довольно быстро, замедляются за счет взаимодействия с соседними атомами с низким атомным весом, такими как водород в воде, которая протекает через активную зону реактора. Все, кроме двух из 440 действующих коммерческих ядерных реакторов, являются тепловыми, и большинство из них используют воду как для замедления нейтронов, так и для передачи тепла, которое возникает в процессе распада, в электрические генераторы. Большинство этих тепловых систем — то, что инженеры называют легководными реакторами.

В атомных реакторах используются два изотопа урана — менее распространенный уран-235 и более распространенный уран-238. Обычные реакторы в основном расщепляют уран-235 для выработки энергии, а уран-238 в чистом виде часто считается бесполезным. Так, когда в стандартном реакторе заканчивается уран-235 — это происходит примерно через три года после начала использования, — его дозаправляют, даже если в нем еще много урана 238.

Когда сотрудники АЭС удаляют отработанное топливо, в нем остается около 95% от его первоначальной энергии — другими словами, используется только 5% его энергии. Только около одной десятой добытой урановой руды превращается в топливо в процессе обогащения (во время которого концентрация урана-235 значительно увеличивается), поэтому для выработки электроэнергии используется менее одной сотой от общего энергосодержания материала.

Большую часть (около 94%) отработанного ядерного топлива составляет уран-238, который не делится. Этот компонент является лишь слегка радиоактивным (по сравнению с другими продуктами распада — цезием-137 и стронцием-90) и, будучи отделен от продуктов деления и остальной части материала в отработанном топливе, может быть легко сохранен для будущего использования на слабо защищенных объектах.

Уран-238 также называют расщепляющимся, потому что он иногда распадается при попадании быстрого нейтрона. Он еще называется фертильным, потому что, когда атом урана-238 поглощает нейтрон без расщепления, то превращается в плутоний-239, который, как и уран-235, является делящимся и может поддерживать цепную реакцию. Он и подлежит переработке.

Как перерабатывается ядерное топливо?

Ядерное топливо представляет собой герметичный контейнер из сплавов циркония или стали, в который помещены таблетки с ураном. Когда топливо переходит в разряд отработанного, его извлекают из реактора и путем химического разделения сортируют на бесполезные элементы и вещества, которые можно использовать повторно.

Конкретные схемы переработки отличаются набором применяемых реагентов, последовательностью отдельных технологических стадий и аппаратурным оформлением. Например, в ходе самого распространенного метода переработки PUREX происходит восстановительная реэкстракция плутония из совместного экстракта с ураном и продуктами деления. После удаления оболочки топливо растворяется в азотной кислоте, затем органические растворители извлекают плутоний, который потом используется для производства ядерного оружия.

В отличие от PUREX, процесс пиропереработки позволяет получить не компоненты для ядерного оружия (чистый плутоний), а смесь трансурановых элементов. Их можно использовать для производства энергии.

Пиропереработка основана на гальванизации — использовании электричества для сбора на проводящем металлическом электроде металла, извлеченного в виде ионов из химической ванны. Этот процесс проводится при очень высоких температурах.

Существуют два подхода по пироперераработке отработанного ядерного топлива — российский и американский. В России перерабатывается керамическое (оксидное) топливо из дикосида урана, а в США — металлическое ядерное топливо.

Как с ядерным топливом поступают разные страны?

Переработка ядерного топлива часто воспринимается однозначно — как метод PUREX, который позволяет получать из отработанного топлива чистый плутоний для ядерного оружия. Однако еще в конце прошлого века усовершенствованная технология реакторов на быстрых нейтронах позволила использовать альтернативную стратегию рециркуляции, которая не позволяет получать чистый плутоний ни на одной из стадий переработки.

Таким образом, реакторы на быстрых нейтронах минимизируют риск того, что отработанное топливо от производства энергии будет использоваться для производства оружия. И при этом позволяет повторно использовать отработанное топливо для производства энергии. Несколько таких реакторов были построены и применены для выработки электроэнергии — во Франции, Японии, России, Великобритании и США. Два из них всё еще работают.

К настоящему времени по всему миру переработано около 100 тыс. т (из 290 тыс. т произведенного) отработанного топлива коммерческих энергетических реакторов. Годовая мощность переработки в настоящее время составляет около 5 тыс. т в год.

В частности, переработкой ядерных отходов занимаются Великобритания, Россия и Япония — их коммерческая перерабатывающая мощность составляет 600, 400 и 800 т в год соответственно. Ожидается, что в период с 2010 по 2030 годы в мире будет произведено около 400 тыс. т отработанного ядерного топлива, в том числе 60 тыс. т в Северной Америке и 69 тыс. т в Европе.

Европейские страны активнее используют рециркулированное ядерное топливо. Например, во Франции работает 58 атомных электростанций, которые позволяют генерировать 80% потребностей страны в электроэнергии с помощью атомной энергии, большая часть которой генерируется за счет переработки.

Процесс рециркуляции во Франции выглядит так: отработанный уран с электростанций отправляется на два перерабатывающих завода — UP-2 и UP-3, расположенных на мысе Ла Аг. Там в течение трех лет он находится в деминерализованной воде, после чего отделяется для переработки в оксидное топливо.

Ядерные отходы, которые не подлежат переработке, помещаются в специальные резервуары из стекла цилиндрической формы. В будущем правительство планирует построить глубокое подземное хранилище для этих отходов.

Заводы для переработки ядерного топлива также существуют в Великобритании (Thorp) и Японии (предприятия в Роккасе-Мура и Токае-Мура).

Как обстоят дела в России?

Сейчас в России работают десять стационарных атомных электростанций и одна плавучая — «Академик Ломоносов». Годовая выработка энергии атомными электростанциями в России, по данным Росатома, составляет 204,275 млрд кВт⋅ч — это около 18,7% всей электроэнергии, производимой в стране. В госкорпорации отмечают, что этого достаточно, чтобы обеспечивать электричеством Москву и Московскую область примерно в течение двух лет.

В России уже накоплено около 20 тыс. т собственного отработанного ядерного топлива — при перерабатывающей коммерческой мощности в 400 т в год. Единственным предприятием, на котором ведется переработка отработанных ядерных отходов, является РТ-1 на ПО «Маяк» — предприятии в закрытом городе Озерск в Челябинской области.

На «Маяке» производят компоненты для ядерного оружия, изотопы, системы для хранения и регенерации отработанного ядерного топлива, его утилизации. Предприятие обслуживает Кольскую, Нововоронежскую и Белоярскую АЭС, а также перерабатывает ядерное топливо с атомных подводных лодок.

Второе предприятие РТ-2, в горно-химическом комбинате в Красноярском крае, долгое время находилось в стадии замороженного строительства. На нем планировали организовать хранение отработанного ядерного топлива реакторов АЭС, его переработку и производство нового ядерного топлива для реакторов на быстрых нейтронах. В 2018 году на РТ-2 провели тестовую переработку отработанного ядерного топлива с нескольких российских АЭС.

Срок службы существующих тепловых реакторов в России (к этому типу принадлежат восемь из десяти стационарных АЭС) в ближайшем будущем завершится. Если их заменят быстрыми реакторами, отработанные ядерные отходы станет проще и безопаснее перерабатывать, потребность в добыче новой урановой руды, запасы которой ограничены, почти исчезнет. А благодаря рециркуляции топлива использовать существующие запасы можно будет еще очень долго.

Почему атомная энергетика безопасна?

В истории гражданской ядерной энергетики произошло три крупных аварии на реакторах — на АЭС, расположенных на острове Три-Майл, в Чернобыле и Фукусиме. Это единственные крупные аварии, произошедшие за более чем 17 тыс. совокупных реакторных лет промышленной эксплуатации атомной энергии в 33 странах.

С 1990-х годов новые реакторы строятся по международным правилам — при проектировании АЭС инженеры стремятся к большей стандартизации конструкции, а объекты находятся под надзором регулирующих органов.

Стандартизация предполагает принятие положения по безопасности, которое планирует строительство нескольких физических барьеров между активной зоной реактора и окружающей средой, а также несколько систем безопасности, которые дублируют друг друга. Это позволит избежать человеческой ошибки. Сейчас системы безопасности составляют около четверти капитальных затрат на строительство реакторов.

Атомная энергетика сможет удовлетворить долгосрочные потребности человечества в энергии при условии крайне низкого влияния на окружающую среду. Однако для продолжения широкомасштабного устойчивого производства атомной энергии поставки ядерного топлива должны продолжаться в течение длительного времени. В условиях ограниченных запасов ископаемого топлива перспективы производства атомной энергии и переработки ядерного топлива выглядит очень привлекательными.

Часть вторая

В день убийства Льва Рохлина физику-ядерщику Льву Максимову позвонили и пригрозили: если будешь продолжать заниматься расследованиями, «как покойник Рохлин», то рот тебе закроют навсегда. Это было утром, когда генерал еще был жив. «Я еще подумал, — вспоминал ученый, — вот ведь как пугают. А ночью Рохлина убили».

Но начнём с самого начала. 18 февраля 1993 года было подписано «Соглашение между Правительством РФ и Правительством США об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия». Этим документом устанавливалась передача в Америку не менее 500 тонн российского оружейного урана якобы для использования в качестве топлива для АЭС. Соответствующий базовый контракт от 25 августа 1993 года за № 261 утвержден бывшим премьером В. Черномырдиным. Двустороннее соглашение широко не афишировалось, тем не менее Россия обязалась поставлять в течение 20 лет эти самые «не менее 500 тонн», за что должна была получить $11 миллиардов 900 миллионов долларов США.

Это соглашение окрестили «Сделкой Гора-Черномырдина». Другие называли его более откровенно: УРАНОВОЙ СДЕЛКОЙ.

На первый взгляд ничего здесь крамольного нет. Обычная сделка. Если бы не упущенная выгода. То есть сумма, недополученная Россией за проданный уран.

Как следует из рассекреченных в США материалов, начиная с 1945 года, американцы смогли произвести только 550 тонн оружейного урана, затратив на это $3,9 триллиона долларов. Ельцин же передавал Вашингтону 500 тонн, что составляет более 90% урана, произведенного американцами. Но не за триллионы долларов, а за $11,9 миллиарда!

Это в 328 раз меньше!

Наша страна недополучила за оружейный уран $3 781 000 000 000!

Это три триллиона и семьсот восемьдесят миллиардов долларов!

Если поделить эту сумму на 20 лет, оговорённых в сделке, получится по $180 миллиардов и пятьдесят миллионов долларов год! При том, что сегодня бюджет Российской Федерации составляет около $250 миллиардов в год. Тогда, 1993-м году, он был около $40 миллиардов.

За счёт этой сделки страна могла бы безбедно существовать лет 15, не работая и не торгуя ни газом, ни нефтью, ни лесом. А, если бы вся эта сума пошла бы в народное хозяйство, можно было бы построить новые заводы, институты, дороги и города.

Но сумма эта была подарена США только для того, чтобы Старший Брат – Вашингтон позволил преступнику Ельцину завоевать абсолютную власть в России. Ельцин давно планировал разгон законно избранного Верховного Совета, который позволял себе изредка дерзить и перечить ельцинскому беспределу. Это мешало Ельцину проводить ту политику, которую он считал единственно верной – ту политику, которая уже привела к развалу СССР и продолжала добивать советские наработки и связи. Хотелось власти абсолютной, не ограниченной и всеобъемлющей.

Причём, разгон Верховного Совета планировался не путём выборов или референдума. Планировалось кровавое действо, призванное раз и навсегда поставить точку. И чтобы больше никто и никогда не рискнул бы сомневаться, кто является нынешним хозяином Руси и всех её несметных богатств. Но об этом уже писано-переписано.

Вернёмся к Урановой сделке. С каким же количеством урана после завершения сделки остается Россия? Информация эта уже не секретная и находится в открытом доступе. В лучшие времена, производственные мощности по разделению изотопов урана в СССР, превосходили американские не более чем на 10 процентов. Таким образом, можно утверждать, что по итогам урановой сделки ее организаторы оставляют Россию с запасом оружейного урана значительно менее десятой части американских стратегических запасов.

Эксперты прямо утверждают, что урановая сделка была задумана, как замаскированный обход ратификации Договора СНВ-2. Так, уже в 1997 году из ядерных боеголовок было извлечено более 400 тонн оружейного урана. Учитывая усредненный вес боезаряда, это означает, что в России было демонтировано более 25 тысяч ядерных боеголовок. Таким образом, без ратификации Договора СНВ-2, а в обход его, организаторы урановой сделки фактически обеспечили выполнение главнейших стратегических задач руководства США и НАТО по ускоренному одностороннему ядерному разоружению России. Это прямой путь к окончательному игнорированию России в геополитических планах и отведению для нее третьестепенной роли.

Но такие выводы пресса, эксперты и физики-ядерщики начали делать позже, когда благодаря Льву Рохлину, информация стала выходить наружу. До того же занавес секретности был таков, что даже в руководстве Министерства обороны, чьи ракеты потрошили самым беспардонным образом, не догадывались, куда направляется их уран. Генерал армии Игорь Родионов, став депутатом Госдумы, как-то признался:

«— Как это я — министр обороны! — и ничего не знал про урановую сделку между Россией и США. Спрашивается, кто же именно, в каком составе и как провел в жизнь все эти соглашения? Всего их четыре, но тексты соглашений № 1 и № 3 отсутствуют. Мы до сих пор не можем найти эти документы. Судя по всему, они очень хорошо спрятаны. И помочь нам, депутатам Госдумы, почему-то не в силах ни ФСБ России, ни Совбез, ни Министерство обороны. Я лично обращался с тремя посланиями к президенту Путину (май 2004 года, январь и март 2005 года). Путин мне не ответил. А ведь я хотел объяснить президенту страны, что мы, возможно, имеем дело с

государственной изменой колоссального масштаба. Впрочем, об этом же предупреждал и генерал Рохлин Ельцина. Но Рохлина убили…»

Уже после убийства Рохлина, активно искал «пропавшие» тексты соглашений под № 1 и № 3 другой депутат — заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Юрий Щекочихин. Возможно, он, как и генерал, в свое время, вычислил фигурантов, участвовавших и нажившихся на этой афере века. Но журналист был отравлен, и тайна расследования так и осталась тайной.

А началось все со Льва Максимова, который первый разглядел в соглашении преступную суть и попытался раздуть шумиху. Наивный. Являясь и.о. директора Новосибирского института физических проблем металлургии и специального машиностроения, он думал, что кремлевские дельцы испугаются огласки и признают соглашение недействительным.

В ответ, как он сам сообщает, все научные разработки, которыми занимался НИИ, были конфискованы «неизвестными лицами», а люди с секретного объекта, коим институт и являлся, были изгнаны. Не уволены, а просто больше никого через КПП на работу не пустили. С тех пор на Максимова начались гонения. С ним «беседовали», предлагали лаборатории за границей, угрожали, не давали заниматься изобретательской и исследовательской деятельностью. Спецслужбы на жалобы ученого не реагировали, предпочитая просто отмалчиваться.

Вот тогда Максимов и приехал в Москву к председателю Комитета Госдумы по обороне Льву Рохлину, который к словам физика-ядерщика отнесся самым серьезным образом. Более того, начал проверять, как реализуется соглашение, кто участвует в продажах, какие потери несет государство, куда перечисляются деньги. Эти вопросы в ноябре 1996 года он письменно задал Ельцину, но ответа не получил.

Генерал, занимаясь расследованием, быстро нашел в Госдуме понимание. Это была Дума второго созыва и в ней не было диктата вражеской «Единой России», как в нынешней. Поэтому исследованию «урановой» сделки подключились другие депутаты из разных фракций. В том числе и доктор технических наук, физик-ядерщик, проработавший в Арзамасе-16 почти тридцать лет, Иван Никитчук. Они проверяли информацию, полученную от Максимова, и сошлись во мнении, что она правдива. А значит, совершено преступление против России.

Направляя запросы в высокие инстанции, он, прежде всего, давал понять, что преступление государственных чиновников зафиксировано депутатской общественностью и замять это дело никому не удастся. Параллельно сам продолжал расследование. Информацию он черпал не только из слов Максимова. На его стороне были люди из армейских и иных спецслужб, которые видели в Рохлине последнюю надежду на восстановление законности в стране. Ему помогали десятки «закрытых источников», зачастую находившихся в окружении и Ельцина, и Черномырдина, и многие чиновники, занимающиеся ядерными проблемами.

За сутки до убийства Рохлин в интервью «Экспресс-газете» заявил следующее: «У меня достаточно документов, чтобы говорить, что некоторые чиновники из администрации президента работают на иностранную разведку. Я нахожусь очень близко к тому, чтобы обнародовать эти документы, но пока не знаю, сколько времени это займет».

Времени на это ему не дали. А через несколько дней после похорон генерала, на Максимова было совершено покушение. Ученый получил сильнейшие травмы, но чудом остался жив.

Из воспоминаний депутата Государственной думы второго созыва, Александра Дмитриевича Куликова:

«— В Госдуме второго созыва была создана Комиссия по проверке фактов коррупционной деятельности высших должностных лиц государства и субъектов Российской Федерации. С Рохлиным нам приходилось общаться по ряду вопросов, но проблемы ядерной сделки мы в обсуждениях не затрагивали. А проверку я начал проводить уже после того, как Льва Яковлевича не стало и ко мне приехал Максимов. Мы с ним встретились во второй половине 1998 года.

Честно говоря, в начале скепсис был большой. 500 тонн урана— невероятные объемы… Но потом это стало находить подтверждение из разных источников, в том числе от наших коллег-депутатов. Помнится, я говорил по этому поводу и с председателем Комитета по безопасности Виктором Илюхиным, и он сказал, что да, тут, скорее всего, правда. Хотя глубинную проверку парламент Российской Федерации не проводил.

Я, от имени Комиссии, подписал ряд запросов, касающихся достоверности самого факта договора по продаже оружейного урана. Должен сказать, что мы получили ответы из правительства, Генеральной прокуратуры в конце 1998 года, которые не подтвердили наличия подобного договора и вообще самого факта продажи урана. Во время встречи с Максимовым я ему говорил об этих ответах, на что он сказал, что, вероятно, вам дают недостоверную информацию или неполную. Одновременно наш депутат Владимир Волков, который тогда работал в Комитете по обороне, мне предоставил информацию, что все-таки сделка имела место, но официальными подтверждениями они не располагали. И если в правительстве какие-то документы есть, то, судя по всему, они идут под определенными «грифами».

Один из заместителей председателя правительства мне ответил, что в таких объемах за рубеж уран не продавался. Причем даже Служба внешней разведки тоже факт отправки 500 тонн не подтвердила, а проинформировала о поставках мизерного количества топлива, исчисляемого не то в килограммах, не то в граммах.

Сейчас, спустя время, мы знаем, что договор состоялся, известен его номер, примерное содержание, условия сделки, а тогда правительство от всего отказывалось.

А ущерб России был нанесен колоссальный. Мы потеряли практически половину бюджета государства. Причем сделка носила необратимый характер. Ее невозможно было расторгнуть. Осознав тупиковость ситуации, фактически и закончились наши изыскания.

То, что нас вводили в заблуждение, это характеризует место парламента в той политической системе, сами президентские структуры и все правительство.»

Анализируя нынешний уровень национальной безопасности России, мы хорошо понимаем, что военному могуществу США в свое время поспособствовало руководство нашего государства.

А вот что рассказывает Иван Игнатьевич Никитчук, депутат Государственной думы:

«— Я уверен, что Рохлин не мог обойти стороной этот вопрос, поскольку он непосредственно касался национальной безопасности России. Все-таки 500 тонн оружейного урана отдать американцам фактически задаром, кто мог пройти мимо этого? Я, например, был инициатором проведения в Госдуме Правительственного часа, куда мы пригласили бывшего, ныне покойного министра по атомной энергии Виктора Никитовича Михайлова. Он пытался доказать депутатам пользу для России этого соглашения с американцами. Он ссылался на военное время, дескать, тогда страна продавала все, чтобы выжить, вот так и сейчас — если мы не будем торговать оружейным ураном, атомная отрасль может перестать существовать. Это глупость чистой воды.

А истоки этого соглашения, о которых, я больше чем уверен, Михайлов знал, очень простые. Это была середина 1993 года. Перед расстрелом Советской власти. Кремль понимал, что, кроме как уничтожить защитников Верховного Совета, других путей у него нет. Поэтому во время визита в

Соединенные Штаты Америки Ельцин дает добро на продажу, а скорее всего, на передачу пятисот тонн оружейного урана, примерно половину нашего запаса. Сам назначает цену — 24 тысячи долларов за килограмм, что на порядок ниже реальной стоимости. Это фактически были торги— американцы закрывают глаза на то, как будут расправляться с Советской властью, и в октябре Ельцин пошел на то, чтобы расстрелять Верховный Совет из танков. А за невмешательство США получили ядерное топливо. Это не коммерческое, это было политическое решение.

Мы задаром отдали то, что стоило несколько триллионов на то время. Повторяю, я очень хорошо знаю цену 500 тоннам оружейного урана, и продажа его — это не коммерция, а чисто политический договор.

Я проработал в ядерной отрасли в Арзамасе-16 почти тридцать лет и прекрасно знаю, что значит добыть 500 тонн урана. Причем варварски изъяли уран из ракет и кому-то подарили. Это же стратегический материал! Это материал, который можно использовать в оружии. Его можно использовать в энергетике, и одна треть атомных станций США сейчас работают на нашем топливе. Получают электроэнергию практически даром. И это основное топливо, которое будет использоваться в будущем в межпланетных сообщениях, потому что двигатель, который может работать длительное время с возвратом корабля обратно на Землю, это двигатель на ядерном топливе. Поэтому это соглашение не просто глупость, а страшное преступление перед народом России.

Лев Яковлевич Рохлин был настоящим патриотом. Он знал истинную причину соглашения, особенно после открытого слушания, когда выступал министр Минатома Михайлов. Ведь интересно, что соглашение не ратифицировано. Несмотря на то, что мы несколько раз требовали, чтобы это соглашение, затрагивающее вопросы национальной безопасности, как и предусматривает закон, было ратифицировано. На это власть не пошла. Он очень серьезно отнесся к моим словам и, судя по всему, предпринимал меры для прояснения всех нюансов договора. А вскоре Льва Яковлевича убили.»

Россия завершила свою часть Урановой сделки при Путине, в 2013 году. Суммарный доход российской стороны от реализации Урановой сделки составляет порядка $17 млрд. В бюджет поступило — $13 млрд. За счёт поставок урана из России, начиная с 2000 года, обеспечивалось около 10 % потребностей США в электричестве.

Вот, что говорит про Урановую аферу бывший генеральный прокурор, Юрий Ильич Скуратов:

«— Какую сторону этой позорной сделки ни возьми, она со всех сторон ущербна. Сколько жизней людских погубили, пока создавали стратегический запас ядерного топлива, какой огромный нанесли ущерб природе, к примеру, той же Челябинской области, народ, как говорится, рвал пуповину, создавая ядерный щит Родины, а распылили запасы оружейного урана одномоментно и бездарно. И с точки зрения стратегической мы понесли урон, и с точки зрения финансовой, сделку даже юридически грамотно оформить не смогли. Бесспорно, министр Михайлов все это провернул, а нагрели руки многие. Какую сторону этой темы ни возьми, кругом позор для России.

Президент Ельцин принимал решение, Черномырдин вел переговоры. Это был период времени сплошных приватизаций и распродажи страны по дешевке. Распродавалось то, что вообще в принципе продавать было нельзя. Пришедшие к власти, так называемые демократы, не создавали экономический и оборонный потенциал государства, а торговали с легкостью, не задумываясь о будущих поколениях россиян.

Роль Рохлина в раскрытии закулисного сговора Гора — Черномырдина просто неоценима — народ узнал, как его обманывают. И узнал тех людей, кто принимал решения и себя полностью дискредитировал.»

Россия обезоружила себя, опустошила собственные ядерные хранилища, понесла катастрофический финансовый урон, лишилась перспектив самостоятельного освоения дальнего космоса. Лев Рохлин хотел остановить этот беспредел, назвать и наказать виновных. Это задача была сродни его высокому политическому полету, полностью соответствовала его генеральской дерзости, его масштабу личности.

Со смертью Рохлина расследование урановой сделки потеряло перспективу.

По материалам книги А.Волкова «Лев Рохлин. Сменить хозяина Кремля». Рекомендую к прочтению. Страна должна знать своих героев. Особенно таких, как Лев Яковлевич Рохлин. Также обязательно знать своих врагов, таких как Ельцин, его сподвижники, подельники и назначенцы.

Артём Сергеев

Мировые цены на уран UXXc1 и график Masterforex-V

Уран (английский — uranium) – в природе слаборадиоактивный металл, который после обогащения способен выделять огромную энергию. Это биржевой товар, цену на который формируют торги на крупнейших товарно-сырьевых и мировых фьючерсных биржах.

График онлайн урана

Уран в основном торгуется через фьючерсы U308 (уран-308). Спрос на него нельзя назвать большим, но некоторые эксперты считают его недооцененным активом. Пока многие стремятся инвестировать в драгоценные металлы – золото, серебро, платину, палладий, уран остается в стороне, больше интересуя покупателей товара, а не инвесторов. Уран не альтернатива ценным бумагам — акциям, облигациям, паям ПИФов.

В то же время трейдеры могут получать профит на операциях с ним. Улавливаете трендовые изменения, понимаете, как отслеживать скопления крупных ордеров, разбираетесь во влиянии новостей на биржу? Добро пожаловать на финансовый рынок — вам доступны фьючерсы, опционы и CFD.

График UX1! предоставлен TradingView

Биржевая единица измерения урана

Цена урана на бирже указана в USD (доллары США) за фунт (0,45 кг) или в валюте страны нахождения биржевой площадки: в INR на MCX, CNY на DCE и т.д.

Минимальный контракт – 250 фунтов (113,4 кг).

Цена урана

Цена урана зависит от ряда факторов:

  • объемы производства (падает добыча – растет цена, ведь на рынке образуется дефицит товара);
  • спрос (падение спроса приводит к снижению цены – на рынке появляется переизбыток товара);
  • биржевые ситуации (спекуляции, влияние новостного фона и др.);
  • срок поставок (контракты с длительным сроком могут иметь дисконт).

Уран на бирже не торговался до 2007 года, но на фоне резкого спроса на него (в 5 раз за 5 лет) биржа NYMEX ввела новый торговый инструмент. На тот момент цена урана зашкаливала — $140 долларов за контракт (250 фунтов), однако затем произошел резкий обвал: весна 2008 года — $80, весна 2009 года — $50, 2010 год — $40-42.

Взлет и падение цены в 2007 году известен как «урановый пузырь». На крупных потребителей лопнувший пузырь влияние не оказал, поскольку у всех имеются долгосрочные налаженные контракты.

К ноябрю 2016 года цена урана достигла своего минимума — $17,75.

На 7 сентября 2019 года фьючерсный контракт торгуется по $25,20.

Динамику изменения стоимости фьючерсов урана смотрите на графике ниже.

Инвестирование в уран

Трейдеры и инвесторы инвестируют в уран и другие металлы через:

  • фьючерсы;
  • опционы,
  • CFD,
  • индексы;
  • ETF;
  • акции компаний по добыче на фондовых биржах.

Сфера применения урана

Основная сфера применения урана – производство ядерного топлива для атомных электростанций (АЭС). Уран также применяется для создания ядерного оружия, но в отличие от «мирного атома» (топливо для АЭС), производство ядерного оружия строго контролируется, поэтому этот рынок весьма компактен. Для АЭС и военных целей используется разный уран, вернее, уран с разным обогащением.

Например, для производства 20 тонн урана, годного как топливо для АЭС, необходимо переработать (обогатить) 153 тонны обычного.

Лидеры производства урана по странам

Мировым лидером добычи природного урана является Казахстан, добывающий 40% всего металла. В первой десятке также Россия, Узбекистан и Украина.

ТОП-10 стран-производителей урана (за 2017 год):

Всего – 59 462 тонны.

Компании-лидеры производства урана

ТОП-10 компаний-производителей урана (за 2017 год):

  1. Kazatomprom, Казахстан – 12 488 тонны (21% от мирового производства).
  2. Cameco, Канада – 9 155 тонн (15%). Акции торгуются на Фондовой бирже Торонто и NYSE.
  3. Orano, Франция – 8 031 тонна (13%).
  4. Uranium One, Россия – 5 102 тонны. Подразделение госкомпании Росатом.
  5. Rio Tinto, Австралия, Великобритания – 3 040 тонн. Акции на Австралийской бирже ценных бумаг, Лондонской фондовой бирже, Нью-Йоркской фондовой бирже.
  6. China National Nuclear Corporation и China General Nuclear Power Group, Китай – 3 897 тонн.
  7. ARMZ Uranium Holding, Россия – 2 917 тонн.
  8. BHP, Австралия – 2 036 тонн. Акции на NYSE, ASX, LSE.
  9. Paladin Energy, Австралия (шахты в Африке) – 1 881 тонна. Акции на TSX.
  10. Energy Resources of Australia – 725 тонн.

Крупнейшие экспортеры урана

ТОП-10 экспортеров урана (на 2018 год):

Крупнейшие биржи по продаже урана и фьючерсов

Отличие урана от других металлов в том, что нет его организованной продажи на товарных биржах. Продается на Нью-Йоркской товарной бирже фьючерсами U308 (уран-308). В остальном это прямая договорная сделка между покупателями и продавцами.

Цену на металлы формируют торги на ведущих товарных биржах:

ТОП российских бирж, торгующих фьючерсами металлов:

  • Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа;
  • MOEX (Московская биржа),
  • FORTS (срочный рынок Московской биржи).

CFD на уран и другие металлы

Трейдеры и инвесторы зарабатывают на металлах (драгоценные, цветные, железистые и другие) с помощью CFD (Contract For Difference), покупая товар … без товара. Но как? Дело в том, что CFD – это покупка не нефтяной смеси Brent, WTI, природного газа (NG), никеля, меди, алюминия, цинка, свинцац, олова, стали и других товаров. CFD в буквальном смысле – контракт на разницу цен. А с таким интересным предложением от брокеров, как кредитное плечо, торговля доступна трейдерам даже с минимальным стартовым капиталом, ведь не нужно платить 100% стоимости лота.

Подробней о CFD можно узнать у №1 рейтинга брокеров Академии Masterforex-V Nord FX, и других брокеров, представленных в высшей лиге: FIBO Group, Interactive Brokers, Finam (Финам), Fort Financial Services (FortFS), FXPro, Swissquote Bank SA, FOREX.com, FXCM, OANDA (Оанда), Alpari (Альпари), Dukascopy Bank SA, Saxo Bank.

К резерву относят брокеров 2-й лиги. У них масса негативных отзывов от трейдеров и инвесторов: LiteForex, GKFX, RenesourceCapital, XM.com, FreshForex, EsplanadeMarketSolutions, TurboForex, Xtreamforex, GrandCapital, АльфаФорекс, Forex4you, eToro, FXOpen, EXNESS, NPBFX, MaxiMarkets, Форекс Клуб, TeleTrade, RoboForex, Admiral Markets, FinmaxFX и др.

Финансовые регуляторы на фьючерс и CFD урана

Для работы на финансовом рынке маркет-мейкерам, маклерам и биржам нужно иметь лицензию государственного финансового регулятора.

А как вы оцениваете перспективы инвестирования в уран: насколько, по вашему мнению, привлекателен рынок? Оставьте, пожалуйста, свой отзыв в комментариях и поделитесь статьей в соцсетях.

С уважением, wiki Masterforex-V — курсы бесплатного (школьного) и профессионального обученияMasterforex-V для работы на форексе, фондовых, фьючерсных, товарных и криптовалютных биржах.

Оружейный уран и плутоний используются для создания ядерного оружия, поэтому была необходима высокая радиоактивность и скорость цепной реакции деления урана, в сравнении с его природным состоянием. В природном уране концентрация урана-235 составляет всего 0,711 процента, в обедненном уране еще меньше, а в оружейном концентрация этого изотопа достигает 90 процентов и более.

Производство оружейного урана

Промышленно используют метод на основе различия масс изотопов уран-235 и уран-238. В Советском Союзе использовались три метода – газодиффузионный, центрифужный и электромагнитный.

Газодиффузионный способ получения оружейного урана подразумевает прогонку гексафторида урана через специальный фильтр. В результате из-за более высокой скорости молекул урана-235, удается отделить его от изотопа уран-238.

Способ получения оружейного урана в центрифуге предусматривает разделение изотопов за счет центробежной силы в сочетании с противотоковым движением газа.

Центрифуги по обогащению урана в Зеленогорске

В электромагнитной установке с помощью специальных установленных в нее магнитов изотопы урана разделяют исходя из разных радиусов траекторий ионизированных молекул.

Все эти способы при одноразовом применении не дадут результата концентрации урана-235 в 90%, потому строят целые каскады установок. Работа, совершаемая такими установками, измеряется в единицах разделительной работы (ЕРР). Так производство оружейного урана в количестве 1 килограмма достигается при 200 ЕРР.

Стоит отметить, что процесс приведения оружейного урана в состояние обогащенного, который можно использовать в качестве топлива для АЭС, гораздо проще и дешевле. Так из 1 тонны оружейного урана с 90% содержанием урана-235 можно получить 20 тонн уранового топлива с обогащением в 4,5%. Правда при этом возникает повышенное содержание урана-234.

Оружейный уран в России

Памятую о том, что первая атомная электростанция в мире была открыта в Обнинске Калужской области СССР, обогащение урана в Советском Союзе началось еще раньше. Первый газодиффузионный завод Д-1 был запущен в 1949 году в Новоуральске (Свердловск-44, Свердловская область). Однако этот завод не смог выпустить оружейный уран, так как содержание изотопа уран-235 достигало только 75 процентов. Процесс доведения до 90% происходил уже на другом заводе на электромагнитных установках в городе Лесной (Свердловск-45, Свердловская область).

Позднее, к концу пятидесятых годов, были запущены заводы в Ангарске, Северске (Томск-7) и Зеленогорске (Красноярске-45), в 1969 году – в Арзамасе-16. Последний завод работал не на обогащении урана, а на обогащении оружейного плутония.

Соглашение ВОУ-НОУ между Россией и США

Соглашение ВОУ-НОУ – соглашение между Россией и США о переработке не менее 500 тонн российского оружейного урана в низкообогащенное топливо для АЭС. В соглашение, в том числе, вошла переработка ядерного топлива с ядерных боеголовок Украины. Переработку оружейного урана проводили ПО Маяк, Ангарский ЭХК, Электрохимический завод, Уральский ЭХК.

За счет поставок урана из России по соглашению ВОУ-НОУ закрывались около 40% потребности США в топливе для АЭС. В результате, долгое время Россия занимала первое место по поставкам урана для крупнейшей атомной энергетики мира, проигрывая по объему запасов урана Австралии и Казахстану. Соглашение было полностью выполнено к концу 2013 года.

Мировые запасы урана Поделись с друзьями

  • Продажа 500 тонн оружейного урана в США

    соглашение Boу-Ноу наносит колоссальный ущерб россии.

    В мире действует уже около 450 АЭС. Для сравнения: в США их 112, в
    России — 13. Доля атомного электричества в общем объеме: Франция — 73
    процента, Бельгия — 59, Швеция — 43, Финляндия — 33, Япония — 27, Англия
    — 23, Америка — 22, Россия — около 13 процентов.
    Два года назад («Российская Федерация сегодня», № 8, 2000 г.) журнал
    опубликовал беседу с депутатом Государственной Думы, доктором
    технических наук, одним из разработчиков советского ядерного оружия И.
    Никитчуком об ущербе, который наносит ядерному комплексу и экономике
    страны продажа США 500 тонн оружейного урана. С тех пор острота проблемы
    не снижается — распродажа за бесценок ценнейшего стратегического
    материала идет полным ходом. Сделка, известная у нас как Соглашение
    ВОУ-НОУ (ВОУ — высокообогащенный уран, НОУ — низкообогащенный), наносит
    колоссальный ущерб экономике, обороне России. Обеспечивая треть мирового
    экспорта урана, наша страна стала лидером в этом деле. Что может быть
    предметом, разумеется, не национальной гордости, а тревоги. Ею и делится
    И. Никитчук.
    — Иван Игнатьевич, правительство уверяет, что рост российской экономики
    будет обеспечиваться прежде всего атомной электроэнергетикой, значит,
    потребуется и больше топлива для нее. У нас что, открыты новые богатые
    месторождения урана, заработали новые предприятия по его переработке? За
    счет чего такой большой экспорт?
    — Все как раз наоборот — производство ядерного топлива снижается.
    Урановые месторождения, шахты, первичная подготовка сырья остались в
    Казахстане и Узбекистане. Их сейчас активно осваивают американские,
    европейские компании. У нас разрабатывается одно-единственное
    месторождение — Стрельцовское, в Читинской области. Лучшие залежи руды
    на исходе — с истощением запасов уменьшается добыча, снижается ее
    рентабельность. Сегодня она уже вдвое меньше годовой потребности атомных
    электростанций в топливе. Разницу покрывают советские запасы. К
    сожалению, мы действительно ускоренно и по невысоким ценам распродаем
    их. За годы реформ продали такое количество энергетического урана,
    которого России хватило бы на 40 лет даже при быстром росте атомной
    электроэнергетики. Лет через 5-7 сегодняшняя распродажа очень больно
    аукнется. По расчетам бывшего министра геологии СССР, доктора наук Е.
    Козловского, вывезено уже не меньше 90 процентов стратегического
    резерва.
    — Мы могли бы восполнять разрыв между потребностью атомной энергетики и добычей оружейным ураном, который продаем США?
    — Безусловно. Он — высококачественное сырье для топлива АЭС. Настолько
    высококачественное, что для энергетики его нужно разбавлять в 20 раз.
    Эта совершенно уникальная операция, которую освоили только российские
    ядерщики, называется разубоживание. На 500 тонн оружейного урана,
    которые мы обязались продать по сделке ВОУ-НОУ, потребуется еще 11,5
    тысячи тонн природного сырья… Мы и разубоживаем, везем за океан и
    отдаем по дешевке.
    — Напомните, пожалуйста, что это за сделка, почему вот уже 8 лет вокруг
    нее такие споры? В том числе и в Государственной Думе. Письма или
    запросы по ее поводу направили президенту, правительству, Совету
    безопасности 7 комитетов, 5 фракций, 30 депутатов. Председатель
    Государственной Думы Г. Селезнев трижды обращался к Президенту Б.
    Ельцину. Участники специальных парламентских слушаний рекомендовали
    правительству выйти из Соглашения. Но оно так и не услышало депутатов.
    — Даже если бы захотело — ему бы не позволили «услышать». Это Соглашение
    задумывалось и планировалось на самом высоком уровне. Еще в 1992 году
    Джордж Буш-старший порадовал своих соотечественников: Россия продаст нам
    оружейный уран из «списанных боеголовок». Не знаю, при Горбачеве ли
    договорились о сделке или Ельцин за несколько месяцев созрел до нее. Но
    уже 18 февраля 1993 года министр атомной промышленности Михайлов и его
    американский коллега подписали принципиальное, стратегически важное для
    безопасности обеих стран Соглашение. Называлось оно весьма нейтрально —
    об использовании оружейного урана, извлеченного из ядерного оружия.
    Конгресс и сенат США были заранее подробно проинформированы о
    предстоящем Соглашении и фактически благословили его. Но вот
    Государственная Дума узнала о сделке по продаже почти половины ядерного
    потенциала страны из СМИ.
    Если помните, в то время «зависла» судьба Договора СНВ-2 — Ельцин не
    решался внести его на ратификацию в Государственную Думу. По Соглашению
    же «Михайлова» Россия обязалась продать 500 тонн оружейного урана.
    Американские эксперты сосчитали, что для этого надо было разобрать не
    менее 18-20 тысяч боезарядов. Договор СНВ-2 предусматривал такое же
    сокращение российского ядерного потенциала. После сделки ВОУ-НОУ он во
    многом становился чисто формальным. Еще до ратификации Договора было
    разукомплектовано более 18 тысяч боеголовок и извлечено из них 400 тонн
    оружейного урана. Торговля им началась тоже до ратификации.
    — Большинство специалистов до сих пор утверждают, что мы продаем его
    очень дешево. Даже Минатом пытался оспорить предлагаемую американцами
    цену.
    — О цене 24 тысячи долларов за килограмм договорились Ельцин и Клинтон
    на встрече в Ванкувере. Ну а о том, как американцы добывали согласие
    Ельцина во время застолий, рассказал в своей книге заместитель
    госсекретаря США Тэлботт… Оружейный уран — это не тот товар, которым
    торгуют на биржах. У него нет и не может быть рыночной цены. Договор о
    нераспространении ядерного оружия ограничивает право продажи или
    приобретения его. Так что ссылаться на рынок, его закон спроса и
    предложения — значит просто блефовать. За последние 60 лет в мире
    произведено около 2000 тонн оружейного урана. Доля СССР — 1000 тонн, США
    — 590 тонн. По американским же данным, на эти 590 тонн затрачено около 4
    триллионов долларов. Мы отдаем 500 тонн за 11,9 миллиарда. Сопоставьте
    эти стоимости. Ученые вашингтонского института ядерных исследований в
    одной из публикаций заявили, что американский бюджет получает от сделки
    ВОУ-НОУ в тысячу раз больше, чем российский…
    Оружейный уран — совершенно уникальный материал — концентрат энергии.
    Одна его тонна выделяет столько же ее, сколько 100 миллионов тонн нефти.
    И если оценивать по нефтяному эквиваленту, то 500 тонн стоят 8
    триллионов долларов. Кстати, по золотому эквиваленту специалисты
    оценивают 500 тонн в 510 миллиардов долларов. Все эти исчисления,
    разумеется, достаточно условны. Но вот что совершенно безусловно — 500
    тонн оружейного урана хватит на 30 лет работы всех АЭС России и
    государств СНГ. Для полной ясности добавлю: такого количества
    стратегического ядерного материала Россия никогда не сможет произвести
    вновь — нет ни сырья, ни средств. И главное — несколько поколений
    советских людей, отказывая себе во всем, создавали мощный ядерный
    комплекс, не уступающий американскому. Это была их плата за мир, за
    жизнь. За то, чтобы над нашими городами никогда не поднялись
    радиоактивные грибы огня и пепла. Ни Нагасаки, ни Хиросима не
    повторились, хотя планировались сотнями и тысячами. Сейчас об этом не
    принято вспоминать, но и забывать недопустимо.
    Об очередном списке целей в России, обреченных на ядерные удары, недавно
    нам сообщили американские СМИ. Пока генералы ведут компьютерные
    пристрелки по ним, прививая подчиненным готовность и решимость
    воспользоваться «кнопкой». И не случайно совпадение подготовки очередных
    планов ядерного нападения и выхода США из Договора по ПРО. И то, и
    другое спровоцировано нашей слабостью — она в XXI веке непростительна.
    Плохо не то, что Россия сократила арсенал на 18 или 20 тысяч боезарядов.
    Беда в том, что они уничтожены. Даже в случае острейшей необходимости
    не удастся восстановить свой ядерный потенциал.
    — Нас усиленно убеждают: мир изменился и ядерное оружие потеряло свое решающее значение…
    — Почему же американцы глухи к подобным доводам? Они не отдали в
    энергетику ни одной «списанной» боеголовки — складывают и хранят их. И
    полигон в Неваде для подземных испытаний держат в полной готовности. И
    начали разворачивать национальную систему ПРО. На Аляске и острове
    Кадьяк за 2 года будут построены шахтные пусковые установки для
    перехвата баллистических ракет в космосе.
    Намерения американцев очевидны: «закрыть» свое небо для чужих ракет и
    установить надежный контроль над ядерным оружием и расщепляющимися
    материалами России. Бывший министр обороны У. Перри предельно откровенно
    заявил: «Нет лучшей возможности направлять средства на национальную
    безопасность, чем способствовать уничтожению ядерного комплекса бывшего
    врага. Нет ничего менее разумного и глупого для Соединенных Штатов, чем
    упустить возможность для таких вложений и действий…»
    США уже добились, чтобы мы вывозили к ним весь освобождающийся оружейный
    уран. Теперь заставляют нас застекловать и захоронить 30 тонн
    оружейного плутония — тоже ценнейшего энергетического материала,
    используемого в смеси с ураном в так называемом микс-топливе. У нас есть
    несколько реакторов, работающих на нем.
    — В Соглашении Путина — Буша о сокращении стратегических потенциалов
    Америка отстояла свое право складировать высвобождаемые боеголовки, а мы
    опять будем разубоживать?
    — США отстаивают свои безопасность и интересы. Нам бы с такой энергией и
    напором защищать свои. Договоры, как опять-таки доказали американцы,
    нужны до тех пор, пока они выгодны. Кажется, и у нас начинают это
    понимать. Недавно начальник Генштаба А. Квашнин заявил после встречи с
    президентом: «…Россия имеет и будет иметь баллистические ракетные
    комплексы наземного базирования с разделяющимися головными частями, в
    том числе и тяжелые ракетные комплексы типа «Сатана».
    По Договору СНВ-2 Россия должна уничтожить ракеты СС-18, это свое самое
    грозное оружие, способное прорвать любую ПРО и поразить одновременно
    10-12 целей. Комплексы «Тополь» пока во всех отношениях уступают
    «Сатане», да и их слишком мало. Скорее всего, возвращение к
    СС-18 — наш ответ Бушу на выход из ПРО. И ответ правильный, если,
    конечно, будет остановлено разрушение шахт с «Сатаной». Уже взорвано 36
    подземных комплексов самого мощного оружия мира… Полностью согласен с
    американским физиком Ф. Дайсоном, еще в 1982 году предупредившим:
    «Ядерное оружие (которое фактически не оружие) должно стать не первым, а
    последним силовым средством, с которым человечество расстанется тогда,
    когда народы действительно будут готовы «в единую семью соединиться…»
    Постъядерная эпоха может быть повторением доядерной нестабильной эпохи.
    Говорят, что избежать этого позволит система межгосударственных
    договоренностей. Возможно. Но при одном условии — договариваться должны
    равные. У сильного, как известно, испокон веков всегда бессильный
    виноват, а сегодняшняя Россия многократно беднее и слабее не только США,
    но и целого ряда других стран. Чечня доказала, что армия перестала быть
    гарантом целостности и безопасности. Последним защитником России
    остается ее ядерный стратегический потенциал — он и ядерный щит, и для
    потенциальных наполеонов — ее ядерный меч…
    — Если перейти от теории к практике, то вы, как и раньше, настаиваете на
    выходе из Соглашения «Михайлова» и прекращении сделки ВОУ-НОУ, опасной и
    разорительной для страны.
    — Не только я настаиваю на этом, но и почти все ученые-ядерщики, военные
    аналитики. Мы должны были поставить в США уже 150 тонн оружейного
    урана. Хорошо еще, что из-за своей неорганизованности и нехватки средств
    на разубоживание вывезли меньше. Но уже освоены мощности по переработке
    30 тонн ВОУ в год. Видимо, правительство намерено перекрыть отставание.
    — Вы говорите о нехватке средств, значит, валюта за уран поступает не ядерщикам, не Минатому?
    — Это трудный и очень запутанный вопрос. Урановую валюту
    «приватизировал» МДМ-банк, хотя в министерстве есть свой
    специализированный банк. Кто ее распределяет, как распределяет — большой
    секрет. Но для объективности скажу, что какая-то доля средств от
    экспорта достается и нашим научным центрам. Но даже их справедливое
    распределение не спасет, тем более не укрепит ядерный комплекс. Надо
    рассчитывать не на чужие деньги, а разумно тратить свои. Сумма сделки
    ВОУ-НОУ — 11,9 миллиарда долларов за 20 лет. Ежегодно из России
    нелегально вывозится, по официальным данным, 20 миллиардов. Год порядка в
    финансах перекроет 20-летнюю ущербную сделку. Госмонополия на спиртное и
    табак тоже за год даст бюджету больше, чем получено средств за весь
    проданный оружейный уран. Продолжается прежняя политика Черномырдина,
    который ради удержания кресла премьера пошел на распродажу последних
    государственных стратегических ценностей. Мы не можем позволить себе
    транжирить ни оружейный уран, ни энергетический. Россия — северная
    страна. Ее экономическая конкурентоспособность, ее выживаемость
    полностью зависят от обеспеченности дешевой электроэнергией. Самая
    дешевая электроэнергия — атомная. В мире действует уже около 450 АЭС.
    Для сравнения: в США их 112, в России — 13. Доля атомного электричества в
    общем объеме: Франция — 73 процента, Бельгия — 59, Швеция — 43,
    Финляндия — 33, Япония — 27, Англия — 23, Америка — 22, Россия — около
    13 процентов. Комментировать тут просто нечего…
    Урановая сделка: Хронология продажи Российского оружейного урана в США за 1995-2008

    Я не смог найти в русскоязычном интернете, подробной статистики, о том,
    сколько оружейного урана «ушло» в США за весь период этой сделки. Однако
    на официальном сайте USEC, есть подробная информация по этому вопросу «Мегатонны в мегаваты: исстория»

    Вот эта статистика по годам начиная с 1995 по 2008 год:

    Первая отгрузка 1995 года. Поставка первой партии НОУ в
    объеме 186 мет. т. (метрических тонн) переработанных из 6.1 мет. т.
    ВОУ, эквивалентное количество боеголовок 244 штуки.

    Общий итог: Уничтожены 244 боеголовки, продано 6,1 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 1996 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 479 ядерным боеголовкам, а именно 370.9 мет.
    т. НОУ, полученного из 12 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 723 боеголовки, продано 18,1 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 1997 года: USEC получает материальный эквивалент
    приблизительно 534 ядерным боеголовкам, а именно 358.5 мет. т. НОУ,
    полученного из 13.4 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 1 257 боеголовок, продано 31,5 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 1998 года: Общее количество отгрузок 1998
    календарного года приблизительно 764 ядерные боеголовки, а именно 571.5
    мет. т. НОУ полученного из 19.1 мет. т. ВОУ. Часть заказа 1998 отсрочена
    Россией надвигающиеся соглашения с американским правительством и тремя
    Западными компаниями на расположении естественного урана, полученного от
    USEC для естественного компонента урана НОУ.
    Общий итог: Уничтожена 2 021-а боеголовка, продано 50,6 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 1999 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 970 боеголовок а именно 718.7 мет. т. НОУ
    полученного из 24.3 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожена 2 991-а боеголовка, продано 74,3 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2000 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 1 462 ядерных боеголовок а именно 1037.8 мет.
    т. НОУ полученного из 36.6 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 4 453 боеголовки, продано 111,5 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2001 года: Сентябрь: USEC и TENEX достигают
    отметки в 5 000 боеголовок, уничтоженных согласно соглашению Мегатонны в
    Мегаватты. USEC получает материальный эквивалент приблизительно 1 201
    ядерных боеголовок а именно 904.3 мет. т. НОУ полученного из 30.0 мет.
    т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 5 654 боеголовки, продано 141,5 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2002 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 1 201 ядерной боеголовки а именно 879.0 мет.
    т. НОУ полученного из 30.0 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 6 855 боеголовки, продано 171,5 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2003 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 1 203 ядерной боеголовки а именно 906.0 мет.
    т. НОУ полученного из 30.1 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 8 058 боеголовки, продано 201,6 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2004 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 1 202 ядерной боеголовки а именно 891.0 мет.
    т. НОУ полученного из 30.1 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 9 260 боеголовки, продано 231,7 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2005 года: Сентябрь: USEC отмечает, что объем
    урана оружейного качества, эквивалентный 10 000 боеголовок, был
    уничтожен. USEC получает материальный эквивалент приблизительно 1 206
    ядерной боеголовки а именно 846.0 мет. т. НОУ полученного из 30.1 мет.
    т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 10 466 боеголовки, продано 261,8 тонны оружейного урана.
    <
    strong>Отгрузки
    2006 года: </strong>USEC получает материальный эквивалент
    приблизительно 1 207 ядерной боеголовки а именно 870.0 мет. т. НОУ
    полученного из 30.2 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 11 673 боеголовки, продано 291,9 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2007 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 1 212 ядерной боеголовки а именно 840.0 мет.
    т. НОУ полученного из 30.3 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 12 885 боеголовки, продано 322,2 тонны оружейного урана.
    Отгрузки 2008 года: USEC получает материальный
    эквивалент приблизительно 1 204 ядерной боеголовки а именно 834.0 мет.
    т. НОУ полученного из 30.1 мет. т. ВОУ.
    Общий итог: Уничтожены 14 090 боеголовки, продано 352,3 тонны оружейного урана.
    И так, за время «урановой сделки», на 31 декабря 2008, Россия продала в США — 352,3 тонны (из 500т договоренных)высокообогащенного оружейногоо урана в низкообагащеном виде. Сделка выполнена на 64,4%.
    Чтобы не говорили Иуды стоящие за этой сделкой и оправдывающие это
    дикое предательство национальных интересов, этот дикий удар по
    национальной безопасности, США начиная с 1945 г., по сей день смогли произвести только 550 т оружейного урана.
    Для
    меня является открытым вопрос, что делают американцы со своим ураном
    снимаемым с их демонтируемых ядерных боеголовок? И как этот процесс
    контролирует Россия??
    Но несмотря на все протесты
    общественности, депутатов всех уровней, военных, ученых, и др.
    общественных деятелей — эта «сделка» сохранила свою силу по сей день.
    т