Укропы на Украине зверства

Иностранные наемники нацгвардии снимают на видео кровавые зверства

Кадры, снятые Греком, не должны были попасть на телеэкраны и никогда не попали, если бы оператор-каратель, оказавшийся иностранным наемником, остался жив. В его задачи входило не только убивать, но и снимать происходящее для образовательных целей, чтобы потом учить бойцов батальона «Азов» воевать «правильно».

Защитники Донбасса сняли с каски бойца камеру и извлекли из нее флешку, содержимое которой назвали «архивом наемника», пособием, объясняющим, как нельзя воевать ни по закону, ни по совести. На кадрах — главный инструктор, бельгиец Джерико. На него Грек не зря так часто наводит камеру, на этом задании бельгиец главный. Он настолько уверен в себе, что воюет без каски. Видеоурок проходит в условиях реального боя в селе Грабово Донецкой области.

Ополченцев поразило даже не столько видео, сколько фотоснимки иностранных наемников «Азова». Почти в каждом кадре — улыбающиеся, позирующие на фоне пепелищ боевики. Только вчера они потеряли в бою нескольких человек, а сегодня спокойно выстраивают композицию фотографии: крупным планом крепкая рука, сжимающая автомат, уверенный наклон головы, брутальный взгляд.

В архиве нашлось всего одно фото Грека. Он больше любил наблюдать за своими новыми товарищами. Для одних каждый день превращается в личную трагедию, для других это веселая командировка, где можно сделать удачное селфи, набраться впечатлений, а заодно и заработать.

Джерико и еще одному иностранцу, учителю, которого на видео называют Майком, демонстрируют не только боевое оружие. В арсенале бойцов есть дорогостоящий аппарат — квадрокоптер для съемки с воздуха. Используют его не только для разведки. После жестоких расправ над мирными жителями каратели с высоты птичьего полета снимают кровавое месиво.

Борис Юлин, военный эксперт: «Ясно, что и бойцов готовили американцы, они контролируют всю эту операцию. Это слышно по наименованию групп, на которые разбиты бойцы. Это крики, переговоры с начальством по рации на английском языке. Видеосъемка нужна, чтобы, во-первых, отчитаться перед работодателем, во-вторых, для учета боевого опыта».

Но все же работой боевиков иностранные мастера остались недовольны. На той же флешке погибшего Грека есть документ с заголовком Report. Докладная предназначена для командира батальона «Азов». Судя по подписи, составлял текст Майк. Он пишет, что солдатам «Азова» необходима специальная подготовка, так как они допускают слишком много ошибок.

На той же флешке нашлась папка с английским названием Fun, что переводится как «веселье» или «забава». Здесь оказалась картинка, уже хорошо знакомая многим интернет-пользователям. На ней изображен командир правительственного батальона «Донбасс» Семён Семенченко в неглиже с вооружением, которое, видимо, еще не поступило в украинскую армию.

Садизм в изощренной форме: ФАН публикует доказательства зверств ВСУ против жителей Донбасса 18+

Ранее Федеральное агентство новостей сообщало о том, что получило доступ к видео и фото материалам с телефона убитого своими сослуживцами разведчика 24-й механизированной бригады ВСУ Дмитрия Украинского. Помимо видеозаписей боевых действий и разных эпизодов боевого пути группы Украинского на телефоне обнаружены видеозаписи, свидетельствующие о крайней степени садизма отдельных представителей украинской военной машины, садизма, который уходит своими корнями в средневековье.

Боевое крещение или развлечение

На представленных фотографиях и видеозаписях видно, как представитель одного из националистических батальонов обезглавливает мирного жителя Донбасса, а потом засовывает в рот жертве флаг Донецкой народной республики и гордо позирует с головой перед камерой.

Доподлинно невозможно установить, находилась ли жертва в сознании и была ли жива на момент обезглавливания, но сама по себе фотография заставляет содрогнуться от ужаса любого здравомыслящего человека. В 2014–2015 годах в Донбассе было хорошо известно, что многие подразделения «Правого сектора»1 (деятельность организации запрещена в РФ) и других националистических группировок проводят подобные мероприятия в качестве боевого крещения для новобранцев.

Неоднократно от «правосеков» в занятых ими населенных пунктах Донбасса звучали заявления «мы будем резать головы русне», о чем с возмущением рассказывали местные жители, которые считают себя русскими.

Возможно, видео с телефона Дмитрия Украинского является примером подобного «обряда посвящения». Человек, совершающий на записи данный акт садизма, сначала очень неуверенно производит манипуляции, что говорит о том, что для него это внове. Достаточно скованными выглядят и дальнейшие движения фигуранта.

Также невозможно достоверно выяснить по видео, имел ли отношение обезглавленный к ополчению ДНР или был мирным жителем, уличенным «защитниками Украины» в «сепаратизме». Одежда на нем, по крайней мере, гражданская — и, что также характерно, руки связаны за спиной.

Неясно также, куда делись останки человека. Возможно, найденные в телефоне фотографии обожженного черепа и позвоночника и есть изображения останков этого человека, которого после садистского убийства захоронили в посадке, а через какой-то период пришли удостовериться, что тело на месте.

Мотивы Украинского

Как мы писали ранее, разведчик 24-й омбр ВСУ Дмитрий Украинский решил перейти на сторону ДНР и в процессе перехода был расстрелян своими же сослуживцами в спину из минометов и стрелкового оружия.

Содержимое его смартфона позволяет сделать предположение о том, что этот военнослужащий, возможно, в определенный момент просто понял, какие зверства творят его «побратимы», и решил отречься от этого и рассказать о преступлениях ВСУ представителям народной республики.

К сожалению, мотивы его так и останутся неизвестными, но уже собранных доказательств благодаря съемкам солдата достаточно для возбуждения многих уголовных дел против «защитников Украины».

1 Организация запрещена на территории РФ.

bestposter

До мобилизации Станислав Прохоров работал оператором на «Лукасе». Он из многодетной семьи, у него три сестры, а он был младшим ребенком, остались отец и мать. Вместе с Натальей он воспитывал её ребенка. Жена рассказывает, что он был мобилизован 6 августа, сам пришел в военкомат, попросился в армию добровольцем, хотел защищать Украину. Юрий Кушко говорит, что Станислав попал в 92-ю отдельную механизированную бригаду, которая дислоцируется в Харьковской области.- Он был хорошим, просто хорошим, — говорит Наталья, глотая слезы. Станислава похоронили 16 ноября в Кременчуге.

——————————————————————
Жена до смерти замученного садистами СБУ: «Я встала перед ними на коленях с грудным ребенком на руках, и попросила вернуть моего мужа. Они сказали, что убили его…Нелюди, которые якобы за единую и неделимую страну…»
——————————————————
25.11.14. Сообщение от местной жительницы.
«В Курахово бойцы нац.гвардии Украины на глазах у всех полностью выставили крупнейший гипермаркет бытовой техники в городе. Весь состав сотрудников включая директора был вывезен в неизвестном направлении. Через 1.5 суток они были найдены избитыми в городе Селидово, а директор ещё получил 2 ножевых ранения.. Милиция и органы власти города оставляют этот эпизод незамеченным, телеканал Интер отказался показать это по новостям, предложив заменить названия городов и виновников на террористов.»
———————————————————
Ополченец с позывным «Алабай» раскрыл страшные преступления хунты на шахте «Коммунар» возле поселка Ждановка Донецкой области, где фашисты издевались над мирными жителями, которых после пыток убывали.
—————————————————
После украинского исстребителя, 02.06.2014. Киев опроверг.
—————————————————
Укр вояки ради забавы уничтожают школу на оккупированной территории
—————————————————
Бойцы «Русича» провели допрос взятого в плен карателя из «Айдара», который рассказал, что они обнаружили ополченца истекающего кровью — в ходе боя его ранило осколком гранаты. После этого, обозленные потерями украинские националисты в течение нескольких часов глумились над умирающим разведчиком, а затем привязали его к танку и возили по дороге до тех пор, пока тело не стерлось «до состояния шелухи».
—————————————————
Свидетельства пленной
О своём пленении рассказала представитель комиссии по делам военнопленных ДНР Лилия Родионова. В плен она попала, когда работала медсестрой в экипаже скорой помощи. В ночь на 23 июля машина выехала оказать помощь солдату украинской армии, но была обстреляна с блокпоста.

«Когда выстрелы прекратились, нас повели в лесополосу, где связали и увезли в неизвестном направлении. Потом начались издевательства — они имитировали расстрел, пинали. Полтора суток нас не выводили в туалет, трое суток мы не ели. Как только меня доставили в СБУ для допроса, там начали бить и угрожать пистолетом. Разбили мне голову. Говорили, что я террористка. Это длилось минут 40. Угрожали. Я там пробыла полтора месяца. Меня обменяли как военнопленную, — сообщила Лилия Радионова.
Женщина утверждает, что практически все люди возвращаются с допросов с переломанными рёбрами, руками, ногами и вырванными зубами.
«Наших пленных можно отличить по цвету кожи. Он у них становится сероватым. Без побоев никого нет. К моменту обмена их начинают лечить. А кто есть в списках, но уже не в состоянии даже ходить, тех не выпускают, а меняют на людей, которых просто ловят на улицах», — подчеркнула она.
—————————————————————
28.09.14. Сообщение от ополчения.
«В ДНР ополченцы обнаружили еще одно массовое захоронение. На позициях, где долгое время стояли каратели обранужено ещё одно захоронение. Специалисты начали эксгумацию тел. Пятеро мужчин были расстреляны прямо на блок-посту украинских силовиков, а тела просто скинули в яму. Очевидцы рассказали, что сделали это десантники 25-й аэромобильной бригады ВДВ Украины примерно две недели назад. Через блок-пост на окраине поселка Нижняя Крынка ехал автомобиль «Жигули», чем-то он не понравился военным, которые без предупреждения открыли огонь, стреляя фактически в упор. Следователи ополчения уже выясняют подробности гибели этих людей.
Каски карателей батальона «Донбасс». Брошены вместе с вооружением и остатками боеприпасов под Нижней Крынкой.
—————————————
28.09.14. Сообщение от блогеров.
«В рамках программы помощи пострадавшему сотруднику Беркута (он просил называть его Беркутёнок Омонович), мы ездили закупать ему компрессионный комплект. И там на месте, он снял с себя одежду и показал, что с ним сделали свидомые укры.
Так получилось, что Беркутёнок прослужил много лет в рядах милиции. И февраль застал в рядах того самого легендарного Беркута. А в один из дней, того февраля — он был на БТРе, напротив баррикад. И выручил товарищей, но при этом чуть не лишился жизни, попав под Коктейли Молотова.
Четверо суток в подвале больницы. В морге с трупами. Кричал, орал о помощи. Но безуспешно.
Несколько дней боролся за жизнь сам. Затем, всё-таки был переведен на лечение. Весьма относительное.
Наконец, был вывезен в другой город. Там снова госпиталь.
Ну и наконец, был вывезен в Россию.
Всё просто. Остался бы он там — был бы убит, как были убиты сотрудниками СБУ, уже многие товарищи из его батальона, которые как и он видели, что там на самом деле происходило.
Служба безопасности Украины не дремлет и тщательно заметает следы. На сегодняшний день, в живых из батальона Беркутёнка осталось несколько человек. Пальцев на одной руке может хватить для подсчёта. И достают их даже на нашей территории, на территории РФ.
———————————————-
28.09.14. Задержана и частично ликвидирована одна диверсионная группа нацгвардейцев. В ходе допроса пленных выявлено, что группа состояла из заключенных, которые еще месяц назад отбывали наказание в ИТК-92 (строгого режима) с. Старые Бабаны, Черкасской обл., и были амнистированы в обмен на согласие участвовать в карательной операции на Донбассе. По словам задержанных, начальником ИТК-92 ведется активная работа по отбору кандидатов в национальную гвардию и к середине сентября на усиление карателям из колонии отправлено не менее 50 заключенных.
———————————————-
Съемка спецбатальона «Леший» г. Луганск. 25.09.2014
Последствия геноцида мирного населения со стороны фашистского оккупационного режима.
———————————
В Донецке украинские солдаты расстреляли машину с представителями ополчения, которые направлялись на переговоры о прекращении огня. Нападавших не смутило даже то, что парламентеры ехали с белым флагом.Один ополченец погиб на месте, другой находится в госпитале.Инцидент произошел в воскресенье 26 сентября на дороге, ведущей к аэропорту Донецка, который находится под контролем у армии Украины.
———————————-
Взяли одного из свидомых убийц 2 мая. Этот укронацист сдался погранцам РФ. Думал, что не узнают. Но телефон просто раскалился от звонков, как только эта морда мелькнула на ТВ. Со всего Юго-Востока народ звонил, чтоб предупредить, что это за тварь попалась

Дела на всех участников 2 мая уже лежат на столе в СК РФ. Птичка поёт. Уже. И так громко, что в Днепропетровске и некоторых учреждениях Одессы началась истерика. Правда о событиях 2 мая обязательно будет обнародована.
Заказчики из Днепропетровска и исполнители из Одессы сегодня не спят. И это хорошо.
Новость от Дмитрий Дзыговбродский.
————————————————
Старобешевский район.Ополченец рассказывает, как зашли каратели со списками фамилий и адресов участвующих в формировании ДНР, как людей хватали из домов, как пытками умертвили его сына, избили отца.
———————————————-
03.10.14 Ситуация в аэропорту ДНР на 15.05 (мск) в репортаже Алексея Овчиннкиова
«В аэропорту Донецка если не ад, то близко. На передовой побывали. Согрелись. По пути назад машину отминометили. Метрах в 5 упали 2 мины. Все живы. Вывезли тела 3 танкистов ополчения. Они несколько дней назад погибли. Укровояки их мертвых за танком возили. Херои свидомые…»
————————————————
03.10.14. 11:14. Сообщение от ополчения.
«Поступили сведения, что в Старобельске ЛНР в плену у карателей находятся 70 ополченцев, приговорённых к смертной казни. Каратели грозятся на этой неделе казнить 30 ополченцев, для которых уже вырыли могильники. Могильники выкапывали именно сослуживцы приговорённых. Каратели уже назначили дату казни — 4 октября, в эту субботу. В числе приговорённых — начальник штаба разведывательной роты Северодонецкого ополчения Комарницкий Андрей Михайлович и его помощник Смирнов Владимир Александрович. Все 30 приговорённых являются бойцами Северодонецкого ополчения. Попали в плен они прямо перед подписанием перемирия, и их до сих пор не обменяли на украинских силовиков по причине срывов обмена украинской стороной. В общей сложности за 2 недели хунта грозит расстрелять 70 человек. Силы карателей пока не выдвинули никаких требований. Опочленцев не кормят и постоянно пытают. Офицеры находятся под тяжелейшими пытками постоянно, их не допускают до места, где находятся рядовые ополченцы»
———————————————-
«Освобождалась» Николаевка. Приказ командира был: «Стрелять без оглядки, кидать в окна домов гранаты, нужно спасать себя, нет времени разбираться, дети там или женщины… Стреляли другие. Я не мог это остановить…»
«Я через жизнь человека не переступлю», — сказал боец «Донбасса» Дуб, и этим вызвал ненависть комбата Семенченко. Бойца избили, пытали, лишили свободы, в конце концов объявили психом.
——————————————————-
05.10.14. Сообщение от журналистов.
«В ДНР ополченцы обнаружили еще одно массовое захоронение на позициях, где долгое время стояли каратели. Специалисты начали эксгумацию тел. Пятеро мужчин были расстреляны прямо на блок-посту украинских силовиков, а тела просто скинули в яму.
Очевидцы рассказали, что сделали это десантники 25-й аэромобильной бригады ВДВ Украины несколько недель назад. Через блок-пост на окраине поселка Нижняя Крынка ехал автомобиль «Жигули», чем-то он не понравился военным, которые без предупреждения открыли огонь, стреляя фактически в упор. Следователи ополчения уже выясняют подробности гибели этих людей.»
—————————————————-
05.10.14 16:16 мск. Сообщение от ополченца Яна.
Сегодня в Песках местные жители наткнулись на захоронения, в захоронениях изувеченные трупы, с выколотыми глазами. При разговоре местных с нацистами, те усмехаясь заявили, что они так поступят со всеми.
————————————————-
Oct 7, 2014 Lugansk//Обмен пленными батальон «Леший». Сравните состояние украинских пленных их возвращают чистеньких и откормленными. И сравните с пленным ополченцем, который не может встать и говорить после пыток и издевательств. Еще не известно выживет ли ополченец после такого плена, у него внутренне кровотечение, сломаны кости и позвоночник.
————————————————
07.10.14 Сообщение от бывшей жительницы Славянска.
«Созванивалась сегодня со своими в Славянске. Новости.. Хм, в рифму хочется написать.. Подавленное настроение — дело понятное. Меня больше заботит их здоровье. И сестрена, и папа, говорят, что у них и у множества их знакомых, непроходящие симптомы «как бы гриппа», постоянная, нездоровая сонливость и «будто воздуха не хватает». Местные медики и власти объясняют это «сильной концентрацией пороховых газов в городе» и чем-то там еще, что является следствием разложения человеческих тел. Бррр… А еще, уже мой приятель, заметил, что в городе идет мор собак. Не тех, брошенных, что сбились в стаи во время боевых действий, а даже тех, которые всегда находились при хозяевах, во дворах, на цепочках. Дохнут и все.
По остальным темам: в городе активно разворачивается предвыборная кампания. В Славянск вцепилась г-жа Королевская с супругом. Цены «поднялись с колен», тарифы.. Тарифы такие, что мои решили газ на пломбу поставить.. Благо, что в свое время дедушка, когда строили дом, запилил там и обычную, русскую печь.. Да, не помню уж, говорила вам или нет, дедушки в августе не стало.. И кстати пес дедушкин издох где-то через неделю после его ухода.. А ведь псина была не старая, здоровая.. что снова наводит на мысль.

Что там происходит? Облучают/добавляют/фонят чем-то? Что?..
Относительно правопорядка: на улицах патрули нацгвардии, продолжаются поиски сторонников Новороссии. Находят.
В остальном.. блин, реветь начинаю.. Сами все понимаете. В общем, такие дела.»
————————————————
10.10.14. Ополченцами взят в плен киевлянин Евгений Дикий из батальона «Айдар». Именно он был тем третьим, сбежавшим картелем, участвовавшим в попытке изнасилования несовершеннолетней жительницы посёлка Успенка Лутугинского района ЛНР, при пресечении которой её 82-летний прадед застрелил из дробовика двоих нацгадов, в том числе сотника майдана Олега Михнюка. Ополченцы уверены, что Дикого и ему подобных ждёт неотвратимое суровое наказание.»
————————————————
Боец батальона «Днепр», обвиняемый в убийствах мирных граждан на Донбассе, доставлен для проведения стационарной психолого-психиатрической экспертизы
Главным следственным управлением СК РФ продолжается расследование уголовного дела в отношении Сергея Литвинова, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.105, 356 УК РФ (убийство, применение запрещенных средств и методов ведения войны).
——————————————
15.10.14. Сообщение от журналистов.
Обмен пленными состоялся на территории ЛНР после нескольких неудачных попыток. Среди освобожденных нацгвардией были не только бойцы самообороны, но и мирные жители. Выбравшись из плена, они рассказали журналистам о том, каким пыткам их подвергали. Учитель труда в школе Вадим Белобород — один из тех, кто был освобожден из застенок СБУ. В начале осени его схватили солдаты украинской армии в родном Мариуполе. Содержали педагога, как и десятки других мирных жителей, которые никогда в жизни автомат в руках не держали, в промышленном холодильнике. Каждого силой заставляли признать свою вину в — ни много, ни мало — измене родине! Когда никто из заключенных не согласился написать фиктивную явку с повинной, включили морозильную камеру на полную мощность. После подобных пыток и многочасовых избиений не удалось избежать серьезных проблем со здоровьем. Но даже после таких истязаний никто из пленных не стал сотрудничать с военными.
———————————————
18.10.14. Сообщение от ополченца Яна («arbaletfire»).
«В Мариуполе после поступления в одну из больниц города изнасилованной восьмикласницы с разрывами внутренних органов назревает бунт, хунтовская милиция категорически отказывается принимать заявления от пострадавших; напомню что в больницах Мариуполя находится несколько десятков изнасилованных женщин.»
————————————————
20.10.14. Сообщение от ополченца Тоная Чолханова.
«Я просто хочу, чтобы Вы понимали мою позицию. Эти терриконы — уже во мне. Я уже чувствую запах оружейной смазки, это стало для меня всем. Перед ранением, в Луганске, я видел, как снайпер и минометчики разбили автобус с детьми. Там было много детей, и их мамы. На автобусе написали — «ДЕТИ», и мамы показывали детей, чтобы их было видно из окон. Но снайпер снял водителя, а 80-ти миллиметровые минометы закончили с этими детьми.
Еще я знаю парня, который вывозил отсюда детей. Однажды он ехал в Россию с детьми, и проскочил блокпост. Тогда еще у укроармии были вертолеты, и с борта начали стрелять по микроавтобусу. Но он, не считая нескольких дырок в кузове, прорвался. Это все — мирные люди, и без оружия. Потом этот черкес (а он черкес) переходил укровскую территорию, и ночью увидел, как 14-летней девочке во влагалище засунули черенок от лопаты. Я пишу как есть, извините. Потом они вспороли ей живот. Черкес ничего не мог сделать, он просто все это видел. И вот теперь нам предлагают отсюда уйти, давят на мою жену с дочкой, а со мной обещают «разобраться в соответствии…» Я не могу просто взять и уехать после того, что здесь увидел, услышал, узнал. Поймите, если реально мы уйдем, если Изварино перекроют, начнется катастрофа. А здесь дети. Им некуда уезжать. Женщины здесь… я каждую местную женщину оберегать готов, как свою жену — потому что они все в этой мясорубке наравне с нами, и помогают. Двух моих друзей разорвало. Один был еще жив, но его внутренности лежали на земле, а умер в госпитале. Война идет. Мира никакого нет. Но пока есть здесь те, кого не сманить пряниками и не достать кнутом, шансы у нас есть.»
———————————————
21.10.14.В городе Родинское, Красноармейского района 19 октября украинские силовики, находящиеся там, вломились в дом местного жителя Александра Ференца. Они жестоко его избили, отрубили пальцы, он сейчас находится в больнице, жене его отрезали ухо. Забрали всю бытовую технику из дома и приблизительно 20 тысяч гривен.
————————————————
22.10.14. Каратели из батальона «Донбасс» расстреливают мирных жителей.
Данное видео предоставлено ополчением ДНР. В ходе боев был захвачен транспорт карателей, в котором был установлен видеорегистратор, на котором была обнаружена запись с расстрелом мирных жителей. Каратели из батальона «Донбасс» останавливают машину и расстреливают людей в ближайшей канаве.
———————————————
5.10.14. Ополченец на могиле местного жителя в с. Новосветловке рассказывает о его трагической участи. Во время оккупации, каратели из батальона «Айдар» привязали местного жителя к БТРам и разорвали его на части, а голову переехали танком. Ополченцы после освобождения села от украиснких извергов собрали останки этого человека и похоронили их.»
—————————————
26.10.14. Сообщение от местного жителя.
«В Славянске сегодня открылись почти все избирательные комиссии. В городе прошла информация, что тех, кто не придет на выборы, будут «шерстить» за сепаратизм, но явка все равно маленькая, мало кто идет голосовать на выборы оккупационной власти. Избирательные участки охраняют вооруженные люди, причем это не ВСУ, а отряды Правого сектора и нацгвардии. Народ запуган украми и живет в страхе с тех пор, как из города ушло ополчение. Акты мародерства и похищения людей не прекращаются ни на один день. Укры обчищают пустующие квартиры и дома тех, кто бежал из города в Донецк или в Россию. Заявления о грабежах и изнасилованиях не принимаются, да и подавать их бесполезно: карателям на оккупированных им землях позволено все.»
——————————————-
27.10.14. В селе Кириловка каратели изнасиловали девушку на глазах у мужа и свекрови.
Жители поселка Сартана в Ильичевском районе Мариуполя сегодня перекрыли дорогу в поселок Талаковка. Как пояснил сартанский поселковый голова, военные стали возводить какие-то сооружения за мостом, который расположен в 100 метрах от жилых домов. Жители вышли на акцию протеста.
——————————————
25 октября в захваченном ВСУ селе Крымское (Славяносербский район ЛНР) на центральной площади украинские силовики расстреляли двух пожилых мужчин, обвинив их в связях с ополчением.
———————————————
27.10.14. Сообщение от блогеров.
«В Лисичанске украинские нацисты расстреляли 3 ребят за сотрудничество с ополченцами. Им не было даже 17 лет.»
——————————————-
29.10.14. Сообщение от жительницы Донецка:
«У коллеги одного соседа по подъезду убили нацгады летом — просто так. Он отвёз продукты в магазин на их территории, отдал по их требованию груз, машину, деньги и, уходя, получил очередь в спину. Напарнику удалось сбежать — рассказал. А другой парень из того же подъезда просто исчез однажды — и с концами. До сих пор объявление висит. Подлинный ад у людей.
———————————————
29.10.14. Для слежки за позициями армии ДНР в районе аэропорта украинские силовики начали привлекать подростков 12–13 лет. Одного из таких ребят по имени Стас ополченцы поймали накануне. По словам мальчика, работать на разведку нацгвардии он не хотел, но выбора просто не было — в заложниках у солдат ВСУ остались родители. Ребенку дали велосипед и сказали, чтобы он поехал на территорию ДНР и посмотрел, где у ополченцев стоят блокпосты, много их или мало. В правую руку картели ему воткнули иглу и ввели неизвестный препарат, через несколько минут у подростка разболелась голова, а ладонь и запястье посинели. После этого Стаса отправили на передовую. Разведывательная операция, впрочем, закончилась очень быстро: на одетого лишь в тонкую куртку и штаны мальчика обратили внимание ополченцы. Сам Гиви не сомневается: история Стаса это не единичный случай, а давно работающая схема. Отпускать Стаса в Авдеевку командир подразделения армии ДНР не намерен — мальчик останется у ополченцев, как сын полка.
——————————————————
02.11.14. Сообщение от журналистов.
«Освобожденная медсестра рассказала о пытках в украинском плену. Для двадцати пяти жителей Донбасса закончился кошмар под названием «плен у СБУ». В ночь на второе ноября состоялся долгожданный обмен пленными в формате 25 на 25. Одной из числа освобожденных оказалась Ольга Теряева, являющаяся студенткой Краматорского медицинского училища, которая была арестована в результате доноса по обвинению в связях с ополченцами. Сама Теряева заявила, что занималась исключительно перевязкой раненых солдат. В СИЗО Полтавы ей была предложена сделка: девушка сообщает спецслужбам имена лиц, которые помогали ополчению, и тогда ее отпустят домой. «Они пытались выбивать показания силой. Пытали неоднократно. Сажали в помещение, где по углам стояли камеры слежения, и заставляли стоять всю ночь. Заходили несколько человек с дубинками, которые избивали меня до тех пор, пока не встану. Но кроме избиений они выводили в помещение, где у них была бочка с водой и окунали мою голову туда до тех пор, пока не начну захлебываться», — сообщила Теряева в интервью.

Несмотря на почти месяц пыток и истязаний, Ольга Теряева так и не сказала следователям ничего. Так же в изоляторе для усиления давления ей сообщили, что оказалась в руках СБУ по причине того, что ее «сдал» ее друг. Сйчас для Ольги и еще 24 жителей Донбасса ад под названием «плен» кончился. Раны на теле заживут, но раны душевные о событиях в полтавском СИЗО не заживут никогда оставляя память о том, что спустя почти 70 лет после победы над фашизмом, на Украине он будет возрожден в еще более страшной форме.»
————————————————————-
29.10.14. Сообщение от блогеров.
«Начала поступать информация о пропаже людей в городе Мариуполе, по имеющимся данным, многие из пропавших были активистами, помогавшими проводить референдум о независимости ДНР, а также высказывали антикиевскую позицию. Многие из «пропавших» людей находятся на территории Мариупольского Аэропорта, не выдержавших истязаний людей украинские каратели там же и захоранивают. В охране и истязании людей задействованы бойцы добровольческих соединений и активисты украинских националистических организаций.»
——————————————————

Донецкий аэропорт. Илья Богданов из ПС на фоне убитых пленных ополченцев. Надпись к фото: «Упаковали сепаров из так называемого подразделения «Кальмиус»»
———————————————————-
05.09.14 Фоторепортаж от Graham Phillips
«Журналист Грэм Филлипс побывал на том месте, где автобус с мирными жителями, несколько дней назад, был расстрелян нац. гвардией. Это произошло между Хрящеватым и Новосветловкой. Судя по найденным документам, там погибли две девочки и молодые (муж с женой). Он из России, женщина училась на журналиста в Луганске. Пытались вывезти детей. Всего было человек 9-10. Их сожгли в машине. Судя по найденным документам: Куприянова Ксения (мать), Лысенко Андрей 1976 (отец), Концева Ярослава (дочь) 2012, Лысенко Ярослава (дочь) 2008, Полищук Валентина Петровна, Ведмеденко Оксана, Сбитнева Татьяна».
————————————————————-
05.09.14. Сообщение от очевидцев.
«Вот таких 3 машины постоянно работали — это передвижные полевые крематории. Сейчас в они Славянске».
————————————————————————
январь 2014 г. Трое пленных были убиты «после короткого допроса» https://vk.com/ato.live?w=wall-74175253_1479

Садизм и зверство: в Сеть попали кадры издевательств ВСУ над жителями Донбасса 18+

В Сеть попали ужасающие кадры, на которых запечатлен садизм военнослужащих 24-й механизированной бригады ВСУ по отношению к мирному жителю Донбасса.

В Сети появилась видеозапись, на которой запечатлены ужасающие действия военнослужащих 24-й механизированной бригады ВСУ в отношении мирного жителя Донбасса. Сами кадры были обнаружены на смартфоне погибшего бойца Дмитрия Украинского. Редакция «ПолитПазл» предупреждает, что видео содержит содержит материалы 18+, и настоятельно рекомендует убрать от экранов несовершеннолетних.

Подробности сообщило агентство ФАН.

Стоит отметить, кроме видеозаписей с боевыми действиями, в которых Украинский принимал участие, на его телефоне были обнаружены и иные кадры, свидетельствующие о крайней степени садизма отдельных представителей ВСУ. По версии ФАН, подобные акты берут своё начало в средневековье.

На представленных фото и видеозаписи можно заметить, как один из представителей националистических батальонов обезглавливает мирного жителя Донбасса, после чего засовывает в ротовую полость флаг ДНР и позирует перед камерой.

Что касается состояния жертвы, наличия сознания или признаков жизни в момент обезглавливания — такая информация отсутствует, однако кадры в действительности заставляют содрогнуться от ужаса любого здравомыслящего человека.

В данном контексте справедливо будет вспомнить, что ещё в 2014-2015 годах подобными мероприятиями промышляли члены радикального движения «Правый сектор»*, а также представители других националистических группировок.

В частности сторонники ПС* неоднократно заявляли о своих намерениях в отношении русских людей. Об этом в возмущенном тоне рассказывали местные жители тех населенных пунктов, которые в ходе военных действий занимали украинские боевики.

Не исключено, что видеозапись, найденная в телефоне Дмитрия Украинского — самый наглядный пример такого рода «посвящения». Если обратить внимание на кадры, то можно заметить, что человек, совершающий акты садизма, проводит свои манипуляции крайне неуверенно. Вывод напрашивается сам по себе — скованные действия и дальнейшие движения фигуранта говорят о том, что всё это для него в новинку.

Ранее разведчик 24-й отдельной мотострелковой бригады ВСУ Дмитрий Украинский решил перейти на сторону ДНР, однако в процессе перехода он стал жертвой расстрела со стороны своих же сослуживцев. Содержимое смартфона позволяет предположить, что этот военнослужащий мог осознать, с чем ему придётся столкнуться на «службе» в будущем и решил отречься от своих «соратников», рассказав об их преступлениях представителям Республики.

*— запрещенная в РФ организация.
Источник фото: Reuters

18 апреля 2018 г., 16:53

Когда читаешь такие строки, страшно даже подумать. что в наше время такое может быть… Жуть от начала и до конца…

Свидетельства зверств ВСУ на Донбассе.

«- «Буквально в метрах 5-10 стоял трактор с ковшом. Они закопали человека по колени и говорили, что он с Новороссии. Говорили – пусть вся Россия увидит, как ты будешь умирать. Они просто опустили ковш…», — рассказал молодой ополченец, побывавший в украинском плену.

— «Прикладом разбили ухо – лишился слуха. Было разворочено одно ухо, второе немного меньше. Практически был выбит глаз. Я этим глазом теперь вообще не вижу…», — рассказал Виталий, пострадавший в результате проявлений украинского садизма и нацизма.

Далее представлены свидетельства выживших людей и видео-факты геноцида и военных преступлений; а также: Выдержки из доклада «Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное обращение с жителями Донбасса» подготовленного Фондом Исследования Проблем Демократии и отчёт Харьковской правозащитной группы «Украинский Хельсинский союз по правам человека» и неправительственной организации Truth Hounds.

Давно известно что уже на протяжение 4 лет на базе карательного неонацистского полка «Азова» в мариупольском аэропорту, а также базе ВСУ и необандеровцев из ДУК ПС в краматорском аэропорту действуют настоящие концентрационные лагеря смерти где пытают и убивают жителей Донбасса «подозреваемых в сепаратизме» насильственно похищенных боевиками-карателями.

Вот свидетельства людей прошедших через ад:

СВИДЕТЕЛЬСТВО ПЕРВОЕ (расстрельные ямы с убитыми людьми)

Жительницы мариуполя похищенной боевиками Азова

— Меня схватили прямо на улице, когда я шла с работы. Просто подъехали на машине, назвали моё имя. Когда я сказала, что имя действительно моё — сразу же скрутили и бросили в багажник. Били при этом. Когда я спросила их, за что — ответили, что я «сепарка».

— Вы имели какое-то отношение к освободительному движению?

— Нет. Ни до того, как наш город им сдали, ни после. Я вообще никогда политикой не интересовалась. Работала диспетчером на заводе. Жила от зарплаты, до зарплаты. Смотрела женские сериалы по телевизору. Я была самым обычным человеком. До того дня. Я потом узнала, что не одна такая. Они очень многих так хватают. Кого просто. Кого по доносам.

— По доносам?

— Да. Из-за квартир. После того, как они захватили Мариуполь, в город начали переселять рагулей с западной Украины. Они так население заменять пытаются. Мы же против Украины. А они за неё. Будь она проклята… Они нас ненавидят. И если хотят отобрать чью-то квартиру, или машину, или ещё что-то — пишут донос. Куда, не знаю. Но приходит «Азов». Вот и за мной пришли именно они. Им же наплевать — мы все для них не люди. С каждым из нас они могут сделать что угодно в любую минуту. И им ничего за это не будет. Они это знают и все это знают. Но если бы только в нас было дело. Дети прямо на улице пропадают. Их просто хватают и увозят. Тоже «Азов». Сколько таких случаев уже было. И никто не знает, куда. Никто из них не вернулся. Ну, наверное, они их продают. Может, на органы. Может, в публичные дома. Куда-то обращаться бесполезно. Некоторые, кто обращался, потом пропадали сами. СБУ само «Азову» помогает, а милиция просто боится. Им давно дали понять, чтоб они не влезали. Многие, кто с детьми, поэтому в Донецк убежали. Там не сахар, но там такого нет.

— Что было с вами дальше?

— Сначала отвезли на их располагу. Там практически ни о чём не спрашивали. Просто били. Отобрали и сожгли паспорт. А потом… Лучше бы меня убили там… Дальше они отправили меня на аэропорт.

— На какой аэропорт?

— Мариупольский. Оттуда самолёты уже не летают. Там теперь концлагерь. Они его сами так называют — «концлагерь». И смеются. Причём, пленных я там не видела. Только такие же как я — простые мирные жители. Много. Очень много. Хотя пленных туда тоже привозят — мне рассказывали. Они его переоборудовали под это дело. Там целая инфраструктура пыток. Например, они привезли туда какие-то морозильные камеры, в которых то ли -16, то ли -18. В общем, какая-то стандартная температура. Я не в курсе таких подробностей. Но они постоянно туда людей сажают. Кого насмерть замораживают. Над кем просто издеваются. Я видела таких, пока там сидела. Это их любимый аттракцион — морозить людей в этих камерах. Я не всё там видела. Но убивают там каждый день. Сколько — не знаю. По-разному, наверное. Но каждый день. Мы слышали, как они расстреливают.

На следующий день меня повели на допрос. Если это можно так назвать. То, что мне нечего им рассказывать — они знали. Но всё равно издевались. Требовали, чтоб назвала сообщников, чтоб рассказала, как готовила какие-то теракты. Сами же смеялись при этом. Там среди них не только рагули были. Там и наших местных хватало. Эти были самые злые. Для рагулей мы просто не люди, а для этих… Даже не знаю, как сказать.

— Я понимаю, о чём вы.

— А потом меня повели на расстрел. К яме. И я увидела, что там… Все эти торчащие руки и ноги, засыпанные известью. И этот запах… Я упала в обморок. Без сознания была недолго. Пришла в себя от того, что они меня ногами били. Сказали, что если не поднимусь, то они меня живьём туда скинут, как падаль. Я поднялась. Но они отвели меня обратно в камеру. Не знаю, собирались они меня на самом деле расстреливать или нет. Они так делают с некоторыми — ведут к яме и стреляют поверх голов. Может, это развлечение у них такое. Не знаю. Они вообще там весёлые. Как будто мечта всей жизни исполнилась. Хотя, может, так оно и есть.

— Это повторялось?

— Расстрел уже нет. Допросы — да. Было ещё пару раз. Снова били. Но уже без усердия. Им, наверное, не до меня было.

— Что вы там ещё видели?

— Не особо много. Больше слышала… Издевались они над людьми по всякому. Не только на аэропорту. Со мной сидела полусумасшедшая женщина с одного из сёл возле Мариуполя, которую насиловали при её детях. Причём, специально заставляли детей смотреть. Их у неё трое было. Куда её дети потом пропали — она не знала. Это тоже был «Азов». Просто зашли в дом. Просто насиловали. Просто детей смотреть заставляли. А её потом бросили на аэропорт. Это, кстати, не самое страшное место. Есть хуже. Например, женская зона Мариуполя. Там за полгода не осталось ни одной молодой или сколько-нибудь красивой зэчки. Вроде бы, записывают их в беглые. Куда девчонки пропадают на самом деле — кого это волнует? У них и до войны особых прав не было. А тут…

— Сколько вы там пробыли?

— Около трёх недель. Потом меня отдали в СБУ и перевели в Запорожье. Там уже начали на меня писать дело всерьёз. Я даже не знаю, что они там сочиняли. Они просто били и заставляли что-то подписывать… А потом меня обменяли. Неожиданно. Просто посадили в машину, долго куда-то везли, вывели наружу и передали людям, одетым в «горки». До меня даже не сразу дошло, что в «горках» ходят ополченцы. Когда я поняла, где я, у меня началась истерика. Они всю дорогу до Донецка меня успокаивали. Потом я долго не могла никуда устроиться. Документов нет, ничего нет. В конце-концов пришла в «Призрак». Там приняли. Я просилась на передовую — не взяли. Говорили, мол, ты их ненавидишь слишком. Убивать без меры будешь.

Да, ненавижу. Да, буду. Хотите сказать — не имею права?»

А вот еще один рассказ:

«Свидетельство о зверствах украинских боевиков «АЙДАРА» — рассказ бежавшего из плена добровольца из России (вначале текстовое описание к видео) Позывной «Сахалин»: Меня пытали 15 дней. Их судьбы разные, но каждый из защитников современной Луганщины прожил яркую жизнь, чем-то похожую одна на другую, как две капли воды.

Евгений Макаров-Охтин стал настоящим национальным героем Луганской Народной Республики, совершив подвиг во время самых ожесточенных сражений на Донбассе в 2014 году.

В неравном бою он был контужен и попал в плен к нелюдям из известного своими зверствами батальона «Айдар». Позднее, во время наступления сил ополченцев ЛНР, бежал и вырвал из когтей «айдаровцев» еще 10 наших земляков и солдат.

Евгений получил позывной благодаря своему этническому происхождению — родом он из Сахалина, поселка Макарово. В ополчение попал, как и все — случайно и по зову сердца. Макаров-Охтин попросту не смог наблюдать со стороны за преступлениями киевского руководства и вошел в ряды ополчения с самого начала.

В день пленения, 13 августа, подразделению Евгения поступила информация о том, что где-то в окрестностях Луганска был сбит украинский самолет. Его группу отправили на поиск обломков и экипажа.

Но тогда еще никто даже не подозревал, что в Новосветловку уже вошли «айдаровцы». Её захват боевиками «Айдара» стал одним из самых черных эпизодов вторжения украинских войск в Донбасс летом 2014 года. О нем скорбно напоминают варварски низвергнутые советские памятники и разрушенные снарядами купола местной церкви. Местные жители до сей поры содрогаются от пережитого кошмара. Конечно, те из них, кому удалось выжить в украинской оккупации.

— В ходе нашего следования на место крушения мы наткнулись на засаду. Подумали, что это какая-то отдельная группа, а не «айдаровцы», поэтому решили встретить их боем. Просто не рассчитали силы и возможности, — делая краткую паузу, вспоминает Евгений.

В ответ подразделение боевиков накрыло группу «Сахалина» шквальным огнем, применялись гранаты.

— Тогда я и получил контузию. Очнулся, когда меня боевики «Айдара» уже несли на руках, держа за голову. Из ушей сильно шла кровь. Вытянули меня и остальных пленных на дорогу, связали проволокой и ремнями и закинули в магазин. Там нас избивали. Кому-то отрезали ухо, — с ужасом в глазах вспоминает «Сахалин». — Они издевались, как могли. Делали что хотели.

Узнав, что Евгений и еще несколько человек родом из России, «айдаровцы» приняли решение расстрелять пленных. С этой целью, по всей видимости, для пущего антуража вывели всех потенциальных россиян к памятнику Ленину.

— Нас было пятеро, поставили возле памятника. Сначала одному выстрелили в голову, потом — второму, третьему, — «Сахалин» вновь сделал паузу и продолжил. — Убили и четвертого. Потом мне просто повезло.

Подъехал БТР, откуда вылезли солдаты ВСУ и сказали: «Хватит развлекаться. Задолбали уже. Оставьте хоть одного живого». Так я и остался жив.

Когда Евгения отводили от памятника, то он стал свидетелем того, как одному из пленных снайперов «айдаровцы» отрубили руку наживо.

— После этого в него выстрелили. Целились в голову, но промазали — пуля вошла в челюсть. Там парня и закопали, — рассказал Евгений Макаров-Охтин. — Одного из тех, кого расстреляли до этого, накрыли российским флагом и помочились на труп и на флаг.

При этом Евгений подтверждает, что много воюющих в «Айдаре» являются иностранцами. Он рассказал, что один из членов батальона азербайджанской внешности постоянно хвастался тем, что он из «Айдара», вечно демонстрировал соответствующий шеврон.

— Он собирался допрашивать оставшихся. Вывели двоих, но я слышал только выстрелы. Потом начался артиллерийский огонь — по Новостветловке стреляли из «Градов», — говорит «Сахалин».

В этот момент всех пленных вывели и посадили в БТР. В этот момент Евгений увидел многочисленные трупы возле магазина.

— Перед этим нас поставили на колени и избили. Потом посадили в бронетранспортер и повезли в Лутугино через аэропорт, — рассказал Макаров-Охтин. — В аэропорту была остановка, где одного из пленных привязали к дереву, одного убили сразу. Меня привязали к колесу и говорят: «Сейчас я буду разворачиваться. Если не развернусь, то раздавлю тебя». Не раздавил, видимо, оказался профессиональным водителем, — пытается шутить «Сахалин».

В аэропорту пленные пробыли две ночи, в ходе которых они подвергались постоянным избиениям.

— Нас посадили в кубрик, залепили глаза скотчем. Вечером сильно избили. Очнулся я на третьи сутки в каком-то подвале, — вспоминает Евгений.

В подвале «Сахалин» постоянно слышал женские крики. В соседней комнате одну из девушек подвергали жутким изнасилованиям, а на вторые сутки ее убили.

— Нас заставили вытягивать ее на улицу в целлофан, — говорит он.

Один из срочников ВСУ проявлял гуманное отношение к пленным. Лично Евгению он иногда давал еды в то время, как официально их не кормили пять дней и три дня не давали даже воды.

— Я подвергался пыткам в течение 15 дней, — констатирует Евгений Макаров-Охтин.

Началось наступление сил ополчения на украинскую армию и карательные батальоны. В этот момент «Сахалина» и еще шестерых пленников привязали к блиндажам на блокпосту ВСУ. Был расчет на то, что их посечет осколками.

— Одному действительно в ягодицу попал осколок. После этого нас отцепили. Меня забросили в грузовик с трупами украинских солдат. Там я просидел два дня. Потом начался обстрел, возле машины попала или мина или «Градина». От взрыва меня завалило трупами. Возможно, это и спасло, — вспоминает «Сахалин».

После данного инцидента Евгения Макарова-Охтина перевезли в поселок Победа, где и началось самое страшное. Именно там «Сахалин» подвергался самым жестоким пыткам, к которым прибегали только нацисты: под ногти вгоняли иглы. После пришли сотрудники СБУ, которые пытали с особым пристрастием, а позднее пленных повели на расстрел.

— Застрелили одного. Меня спросили, чего я хочу перед смертью. Передо мной положили пистолет. Возможно, это была какая-то игра. В общем каким-то чудом я остался жив, — отметил Евгений.

3 сентября 2014 года ополчение ЛНР начало штурм поселка Победа. В ходе сильного обстрела первыми из населенного пункта бежали сотрудники СБУ, оставив в поселке лишь солдат ВСУ.

— Тогда нас вывели с ямы. Уже тогда мы увидели около десяти единиц уничтоженной техники, много раненых, автоматы валялись на каждом углу. Мы начали бежать. Некоторые солдаты побежали вместе с нами. Они думали, что все пленные погибли, — рассказал «Сахалин». — Солдаты бежали с нами в трусах, подштанниках, в чем угодно.

Евгений вместе с десятком пленных, воспользовавшись суматохой и неразберихой, начал продвигаться вдоль посадки.

— Чтобы нас не нашли, мы переместились в поле подсолнухов. В итоге они нашу пропажу обнаружили и, дабы найти нас, начали поджигать посадку. Мы отсиделись в подсолнухах несколько дней. Когда поняли, что нас уже никто не найдет, то рано утром начали продвигаться в сторону Нового Айдара к своим подразделениям.

— Неделю блуждали по незнакомой местности и вышли на Трехизбенку, где ночью в темноте переплыли Донец. Тем самым вышли на казаков, где они нас и встретили. За эти восемь дней нам все-таки удалось добраться до своих, — резюмировал Евгений Макаров-Охтин.

Пройдя медицинское лечение и восстановившись, «Сахалин» не бросил службу. Он вновь вступил в ряды Народной милиции ЛНР, принимал активное участие в Чернухинско-Дебальцевской операции. Сейчас он уже дослужился до звания комнадира роты третьего стрелкового батальона второй гвардейской ордена Доблести II степени мотострелковой бригады им. маршала Ворошилова Народной милиции ЛНР.

В подтверждение к свидетельству ополченца — рассказ очевидца военных преступлений батальона Айдар в Новосветловке: рассказывает о массовом убийстве пленных и о том что ему пришлось пережить. 2017 г.»

Еще один рассказ:

«Арестованный 20 июня 2014 года сотрудниками СБУ Алексей рассказывает: «Меня схватили неизвестные люди в форме милиции. Заломили руки, лицом в асфальт, нанесли несколько ударов по голове, по корпусу, мешок на голову, засунули в машину, привезли. Я так понимаю, это база СБУ, замаскированная под автомойку, где несколько дней осуществляли допросы с пристрастием, избиения, моральное давление и унижение.

Потом посадили в джип и отправили под Славянск, село Евгеньевка, где был их штаб и по совместительству фильтрационный лагерь. В данном фильтрационном лагере располагалось два кунга, которые служили местами временного заключения, это машины с будками небольшой вместительности с площадью примерно 16–20 кв. м. Там я провел больше двадцати дней, каждый день менялись люди, добавлялись новые, в среднем там люди проводили по пять-семь дней.

Избиения были регулярные, меня поднимали ночью, выводили из этого кунга и отводят на допрос к военным. Ты выходишь в наручниках, а на голове у тебя мешок. Садят тебя на стул и с разных сторон задаются вопросы, а потом начинают бить по голове. Условия содержания, конечно, в фильтрационном лагере — это просто кошмар, потому что абсолютно все время ты сидишь с мешком на голове либо в целлофановом пакете, который замотан скотчем вокруг глаз, в наручниках, потом наручников стало не хватать, стали стяжками связывать руки, пальцы. Ну конечно же, затягивали все очень плотно, туго. Самое плохое это, бывало так, что набивали в этот кунг людей до предела — на 20 кв. м сидели 17–18 человек. Ты даже лечь не можешь, и это на протяжении нескольких дней. Когда людей становилось много, переставали людей выводить в туалет, ставили ведро в углу, все мочились в это ведро.

Еще засовывали в яму. Была выкопана яма метров пять и туда водили — бывало, всех вместе, бывало, поодиночке. Там, бывало, несколько дней сидели в яме, под дождем, по щиколотку в воде.

Потом меня перевезли в изолятор СБУ. Это уже камеры, гораздо более комфортабельные, гораздо опрятнее, кормили. Оперативники СБУ, конечно, творили очень много того, за что им придется отвечать. Когда надо было ехать в суд, у меня на футболке были следы крови после «бесед», но, конечно, футболку заставили снять и надеть рубашку, чтобы ничего не было. На суде мне дали меру пресечения, и я отправился на СИЗО, потом обмен».

Председатель гуманитарного фонда Алла свидетельствует: «Нас задержала Национальная гвардия по какому-то списку. Возможно, что-то у них на меня было лишь потому, что я помогала жителям. Они меня быстренько «руки на капот», надели кулек на голову, плотно перемотали — передавлена была сильно вена, дня три я не могла шевелить головой. На просьбу о том, чтобы облегчить страдания, что у меня голова вот-вот лопнет, они мне сказали: «Сдохнешь ты, сепаратистка. Вас знаешь сколько тут закопанных валяется». В итоге нас привезли на аэропорт Краматорска. Там было такое, что я за всю жизнь не смогла бы придумать в страшном сне. Издевались — не то слово. При мне избивали мужа по печени, для того чтобы я сказала, что Россия спонсирует оружием, чего нет на самом деле. Как поступает Национальная гвардия? Надевает кулек и душит женщину, у которой сахарный диабет, которая просит попить, они говорят: «Мы тебе сейчас мочи дадим».

Там было такое жуткое, что даже, честно сказать, страшно вспоминать обо всем, просто страшно. Потом нас повезли в Изюм и приковали к какому-то турнику. Три дня мы в наручниках спали и нам там дали кусочек хлеба за все время. Потом перевезли на Харьковскую СБУ, поместили в камеру, там было более или менее».

Ополченец Павел рассказывает, как над ним издевалась Национальная гвардия и разрывала его раны: «19 июля 2014 года я попал в плен. Был обстрелян из засады с трех сторон и взят в плен в тяжелом состоянии. В плену над нами издевались. Били по голове и нажимали на раны, откуда текла кровь. Получил я шесть пулевых ранений плюс осколочный. Таскали, издевались, оскорбляли, вывозили расстреливать.

В СБУ нас отправили город Краматорск, где мы находились в больнице сутки, потом перевезли в Харьковское СБУ, которое нас не приняло, и нас снова положили в больницу.

Я много крови потерял, мне били по ранам, нажимали на осколки, на пули, совали пальцы в дырки от пуль, крутили в разные стороны и смеялись. Они наблюдали, как я истекаю кровью. Снимали на видеокамеру свои пытки и издевательства. Это была Национальная гвардия. На следующий день они приехали, хотели забрать нас, чтобы расстрелять, но им другие охранники не дали.

Врачи осколки вообще не вытаскивали. Одна пуля застряла в руке, раздвоила кость, врачи не стали ничем заниматься, потому что им не надо было. Они просто накладывали мазь и кололи обезболивающие, старались, чтобы больше не беспокоил, говорили «так заживет», «со временем выгноится и выйдет само, ничего страшного». Пули находятся до сих пор в теле.

Потом забрали в СБУ недолечив, я еще был с гнойными ранами. Людей туда привозят избитыми, с выжженными свастиками, надписями «СС». Другие люди приезжали с разбитыми полностью телами и лицами до неузнаваемости просто, как будто груши перебитые. Отбито все, даже мясо отходит от костей».

Еще одно свидетельство жителя Мариуполя

— Я с самого начала был за Русскую Весну. Активистом не был, но активно сочувствовал и на референдуме голосовал за независимость. Потом, когда город бросили и в него зашли укропы, я начал помогать подполью. Ну, а потом меня взяли. Как вычислили — понятия не имею. Просто в один прекрасный день скрутили прямо на улице и увезли. Взяло СБУ. Такими, как я, СБУ занимается. Не «Азов». Те только над мирняком издеваются и над пленными. Я тогда ещё обрадовался, что к ним попал, а не к тербатам. То вообще звери. А эти, хотя бы, на службе. Думал, будет легче. Я ошибся.

— Куда потом отвезли?

— Меня практически сразу из Мариуполя вывезли. Перевели в Харьков. В местное управление СБУ. Туда многих наших свозят. Подпольщиков, пленных, тех, кто не так слово сказал. Ну, и просто тех, кого заподозрили. И это одно из самых страшных мест, на самом деле. В харьковском СБУ самые настоящие выродки. Которые ничем не лучше тербатов. А может даже и хуже. Тому же «Айдару» или «Азову» есть чему у них поучиться, на самом деле. Кстати, как мне потом уже рассказали, на западной Украине, в том же львовском или тернопольском СБУ так люто не пытают. Не знаю, почему. Может просто потому, что они там хитрые или имеют какую-то родовую память — понимают, что за это потом спросить могут. А, может, не понимают, а точно знают. Загривком чувствуют. Вот и ведут себя более или менее корректно по отношению к людям. Но наши местные… Самое настоящее зверьё. Хотя, полицаи всегда такими были — больше всего своих ненавидели. Знаешь, как говорят: нет сильнее ненависти, чем у предателя по отношению к тем, кого он предал. Вот так и здесь.

— Что было дальше?

— Меня пытали 18 часов. Без перерыва. Они менялись, когда уставали. Я точно знаю время — часы видел. Как пытали? В основном, били. Слушай, я даже не представлял, сколькими разными способами можно избивать человека. У харьковского СБУ фишка — бить книгой. Ну, ребром книги, понимаешь? По мягким тканям. Но это так — только один из способов. Ребята фантазировали. Они свою работу явно любят. Мне запомнились не книги. Они брали гранаты без запалов, засовывали их в противогаз и избивали этим. По бокам. По спине. По груди. Когда я отключался, меня приводили в себя и продолжали. Наверное, только по голове не били — задачи меня убивать у них не было. Хотя, лучше бы была. Потом, когда я уже окончательно стал куском мяса, меня просто кинули в автозак и приказали везти в СИЗО. Но на половине дороги конвоиры развернули машину и повезли в больницу. Я слышал их переговоры по рации: они матерились и говорили, что «сепар сейчас просто сдохнет» у них в машине, а им отписываться потом. Я это услышал и понял, что у меня изо рта идёт кровь. Много крови. Я уже ничего не чувствовал. Вообще ничего. Наверное, я действительно умирал. Кто его знает.

— Тебя привезли в больницу?

— Да. Принимать меня туда не хотели. Врач в приёмном покое попытался нас не пустить. Он говорил, что у них нет наркоза, а этому явно требуется операция, причём быстро. И что ему тоже не охота потом отписки сочинять. А конвоиры ответили: «Это сепар, режьте его без наркоза». Ну… Это они и сделали.

— Тебя что, оперировали без наркоза?

— Да. Именно. Мне потом говорили, что это могло быть под местным наркозом. Не знаю, может быть. Но то, что со мной делали перед этим в СБУ, ни шло ни в какое сравнение с тем, что было в этой больничке. Когда они «оперировали». Что я при этом испытывал? Я тебе вряд ли смогу это объяснить. Выяснилось, что в результате избиения у меня рёбра переломались так, что осколки пошли в лёгкие. Ещё полчаса — и я бы действительно просто подох. Может быстрее. Плюс, многочисленные травмы внутренних органов. Плюс, гематомы. Это слово звучит буднично, но представь себе синяк, от которого человеческая нога делается в два раза толще. Представил? А я такой был весь. Честно? Я вообще не представляю, почему я до сих пор жив. И, знаешь, что меня поразило больше всего? Укропы-врачи. На моей палате они повесили большую табличку: «Сепаратист». Обезболивающего практически не давали. Медсестра приносила еду и ставила её рядом. Она видела, что я прикован по рукам и ногам. Что я не смогу есть. Не говоря уже о том, что я потом неделю не мог шевелиться практически вообще. Она это видела. Ставила пищу рядом с моей головой и улыбалась. А знаешь, кто людьми оказался? Конвоиры. Они это всё видели. И потом начали меня тайком кормить. Сами. Чтоб никто не увидел. А один даже приносил какое-то обезболивающее. На свои деньги покупал в аптеке и тоже тайком мне давал. Дай Бог им здоровья и долгой жизни.

Но самая жесть была не в этом. Ко мне несколько раз приводили студентов из местного мединститута. Чтоб показывать, как заживают такие необычные ранения. И вот эти будущие врачи (и их «наставники») на меня смотрели ни то, что как на неодушевлённый предмет. И даже не как на животное. Я даже не знаю, что это было. Не было ни ненависти, ни каких-то особых эмоций. Просто какое-то холодное, спокойное нечто. Будто передо мной вообще не люди. Какие-то существа без души. Помнишь старый фильм про «Чужих»? Вот чем-то таким они и были. Судя по говору они все были не местными. Часть с западной Украины. Какая-то часть из центральных областей. В Харькове всегда было хорошее образование, туда многие ехали ещё при Союзе. А местный там был один — тот кто их привёл. Преподаватель. И они тыкали зондом в открытые раны. Как будто я лягушка. Хотя, не всякую лягушку режут заживо. Я один раз закричал, а преподаватель им говорит, мол, фиксируйте болевую реакцию, смотрите, как дёргаются мышцы. Ну, или что-то такое. После этого я уже не кричал. Не хотел доставлять такую радость этим мразям. Я по детству как-то фильм смотрел, про то, как проводились медицинские опыты в концлагерях. И я понять не мог, что за люди такие могли это делать. Люди это, вообще? Теперь знаю — я их видел. Это не люди.

— Как ты вырвался?

— Меня обменяли. По одному из последних обменов. До того, как этот «Минск» окончательно устаканился и на пленных забили. До того, как стали делать вид, что нас нет. Почему именно меня — не знаю. Таких, как я, там было много. Очень много. Ты не представляешь, сколько. В таких местах, как Мариуполь, вообще могут схватить кого угодно и за что угодно. Там все вне закона. Знаешь, вот, говорят, что это нацизм. Да нет, это не нацизм. Это Украина. Такая она — настоящая.»