Угроза войны НАТО с Россией

Готова ли Россия к конфликту с НАТО? Что будет в случае войны?


2019.03.20

«Российская власть может пойти на применение военной силы»

Nato.int

В 2019 году НАТО празднует свое 70-летие. Организация Североатлантического Договора официально была создана в апреле 1949 года, и с тех пор постоянно увеличивалась. Теперь стоит вопрос о вхождении в альянс Украины и Грузии; президент США Дональд Трамп предлагает включить в НАТО Бразилию. Россия вновь воспринимает НАТО как главную угрозу и в ответ заявляет о внедрении современных видов «супер-оружия». История знает эпизоды тяжелейших испытаний в наших отношениях с НАТО — достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 года. К чему может привести нынешнее обострение? Наш собеседник — эксперт в сфере международных отношений и международной безопасности Павел Лузин.

«В ближайшие 2–3 года мы можем увидеть новый рост оборонных расходов»

— Владимир Путин не раз говорил, что не позволит втянуть Россию в новую гонку вооружений с НАТО. Общеизвестно, что США и НАТО тратят на оборону примерно на порядок больше России и тягаться с ними — значит, угробить нашу экономику, как когда-то уничтожили экономику СССР. Поэтому наш президент обещает отвечать асимметрично и эффективно. Получается?

— Прежде всего, надо сказать, что гонка вооружений в эпоху холодной войны и гонка вооружений сейчас — это разные вещи. Советский Союз пытался обеспечить себе военный паритет с Соединенными Штатами как по ядерным, так и по обычным вооружениям. Сейчас по ядерным вооружениям Россия и США обладают избыточными возможностями. Поэтому имеющаяся разница в носителях (у российской стороны их сегодня несколько меньше, чем у американской) — несущественна. Мы все равно можем говорить о паритете, который для Москвы имеет исключительное политическое значение: ядерный арсенал поддерживает притязания российской власти на статус великой державы.

Но в сфере обычных вооружений ситуация другая, здесь Россия никогда не сможет быть равной США. Не говоря о том, что у США есть союзники: страны НАТО и ряд других государств. И потому речь идет не о том, чтобы гнаться за паритетом, а о том, чтобы иметь такие обычные военные возможности, которые не позволят другим странам игнорировать Кремль. Проще говоря, Москва стремится быть второй военной державой в мире, но не по количеству вооружений и войск, а по их качеству и возможностям их применения. Также речь идет о том, чтобы иметь возможность военного давления на кого-либо без перехода к открытой войне, а в случае войны — обеспечить невозможность разгрома российских войск. Таким образом, нынешняя гонка вооружений развивается в других аспектах, нежели во времена холодной войны.

Учения войск НАТОNato.int

Что касается российских расходов на оборону, то формально они не растут. Пик военных расходов пришелся на 2016 год и был вызван необходимостью погашать долги неэффективного российского ВПК. Сейчас расходы по статьям «Национальная оборона» и «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» находятся в пределах «кремлевской нормы», своего рода потолка, в 5 трлн рублей (около 3 трлн и около 2 трлн рублей по каждой статье соответственно). Это тот уровень, который пока устраивает российскую власть. Но в перспективе ближайших двух-трех лет мы можем увидеть не только сохранение этой «нормы», но и новый рост расходов.

— В чем же Россия превосходит войска НАТО?

— В политической готовности применять военную силу. Альянсу для проведения союзнической военной кампании нужны очень веские основания. Например, в 2001 году основанием для операции НАТО в Афганистане стало нападение террористов на США. А России для использования военной силы нужно только желание узкой группы лиц или даже одного человека в Кремле. Это дает очень важный ресурс — время. Плюс, способность относительно быстро, в течение двух-четырех недель, развернуть боеспособный контингент в несколько десятков тысяч человек. То есть тоже временной ресурс.

Причем речь не идет о фронтальной войне до полного истощения и уничтожения. Мы с вами находимся в плену представлений о войне в духе Второй мировой. Но большинство войн в мировой истории не заканчивались полным разгромом и оккупацией одной из сторон. Война может вестись для принуждения к переговорам. Она может вестись небольшими и вполне кровавыми «порциями», но на протяжении десятилетий — как в Столетней войне, Тридцатилетней войне. Она может вестись даже без применения силы — вспомните «странную войну» 1939–1940 годов в рамках той же Второй мировой, когда Франция и Британия объявили Германии войну, но боевых действий не начали. Война может быть чередой локальных конфликтов. Весь вопрос в том, какие политические цели ставит перед собой сторона, которая начинает войну, и как собирается достигать этих целей не только на поле боя, но и в рамках дипломатической работы, которая в условиях войны не прекращается.

— А если случится затяжная война? Сможет ли Кремль выжить политически и заставить российских граждан смириться с войной, участием в ней?

— Во-первых, не нужно даже ставить вопрос о том, может ли Россия при нынешнем уровне своего развития позволить себе воевать и не подорвет ли война ее развитие. Забота о нашем с вами благосостоянии вообще-то не является частью российской политической культуры. А благосостояние представителей российской власти на приемлемом для них уровне можно поддерживать даже в условиях войны, причем любой, кроме ядерной.

В конце концов ни война в Афганистане, ни обе войны в Чечне, ни войны в Грузии, Украине и Сирии при всех своих ужасах экономику не разрушили. Конечно, без этих войн мы бы сохранили многие тысячи жизни наших солдат и офицеров и могли бы потратить имевшиеся ресурсы с большей пользой. Но гигантские триллионы рублей, которые с 2011 года потрачены на перевооружение армии и спецслужб, мы с вами уже заплатили и не говорим о коллапсе, хотя, да, живем небогато. А гнить можно очень долго и за это время еще не единожды повоевать.

Nato.int

Во-вторых, для затяжной войны у российской власти нет ни институциональных, ни интеллектуальных, ни моральных ресурсов. В Кремле это прекрасно понимают, и о большой и затяжной войне там никто не помышляет. Россия может участвовать хоть в сотне кампаний, но только если в каждой будет задействовано всего лишь по несколько сотен военных и наемников. Если же кампания потребует развертывания большого контингента, то предел возможностей — это 80–100 тыс. человек.

Во все времена исходят из того, что побеждать надо максимально быстро. А как получается на практике — это уже другая проблема. Пытаться прогнозировать тут не стоит.

— Сто тысяч военных — тоже немало. То есть прямое столкновение России и НАТО возможно?

— Вероятность этого отлична от нуля. И тут опять же важно не чего и у кого больше, а кто быстрее и гибче использует наличные ресурсы. Да, у стран НАТО ресурсов больше, но им нужно больше времени, чтобы согласовать и принять политическое решение и сконцентрировать силы на ответные действия. У России ресурсов меньше, но Кремль делает ставку на то, чтобы действовать быстро, неожиданно.

— Может ли Россия ответить войскам НАТО ядерным оружием?

— Почему вы используете слово «ответить»? Вы видите признаки того, что НАТО собирается нападать на Россию? Таких признаков нет. Вообще, обсуждать со мной возможные сценарии какой-либо войны неправильно. Тут пусть говорят военные специалисты. Нас же больше должно интересовать: какие цели преследует то или иное государство, какими ресурсами оно располагает, какие действия предпринимает и при каких политических условиях возможно применение военной силы?

Все российские документы и усилия последних лет говорят о том, что российская власть свыклась с мыслью, что за свое сохранение надо быть готовой воевать. И в случае угрозы она может пойти на применение военной силы. Поймите, речь здесь не о России, не о нас с вами. Речь о нескольких тысячах человек (если вместе с членами семей), чье благополучие, а для некоторых и физическое существование, зависят о того, смогут ли эти люди оставаться в России властью.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг в Вашингтоне, округ Колумбия, СШАNato.int

— Как на российские преимущества реагируют наши «партнеры» по Альянсу?

— Страны НАТО, безусловно, все это видят. И после известных событий 2014 года без дела не сидят. Ряд европейских стран-членов НАТО увеличивают свои оборонные расходы, также усиливается военное сотрудничество между ними. Альянс в целом проводит более интенсивные учения, в странах Балтии размещены передовые силы НАТО. И анонсированный выход США из Договора РСМД — также ответ на российские военные приготовления.

— В начале марта начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов заявил о том, что Пентагон разрабатывает стратегию ведения боевых действий «Троянский конь». «Суть ее заключается в активном использовании протестного потенциала „пятой колонны“ в интересах дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов НАТО по наиболее важным объектам», — пояснил Герасимов. Насколько правдоподобно заявление Герасимова?

— Это выступление надо интерпретировать исключительно как подтверждение клятвы на верность Кремлю. Суть его в декларировании готовности армии стрелять по российским гражданам. Знает ли Герасимов реальные настроения среди младших и средних офицеров, которым предполагается в случае чего поручить это грязное дело? Вряд ли. Но Герасимов знает настроения в Кремле. А в Кремле армии не очень-то доверяют. Вот Герасимов и выступает. К тому же человеку 63 года, Генштаб он возглавляет шесть с половиной лет, еще не рекорд, но почти. Вроде и на пенсию скоро, а в обойме остаться хочется.

«Чудес не бывает, никакого супероружия у нас не существует»

— Россия пригрозила всему миру, и в первую очередь странам НАТО, супероружием. Это ракетные комплексы «Авангард», «Посейдон» и «Кинжал», баллистическая ракета «Сармат», лазерный комплекс «Пересвет». Они уже в наличии или в разработках?

— Больше половины из того, что вы назвали, все эти «посейдоны» и «пересветы» — абстракция. Разговоры о них хорошо описываются словосочетанием «военная хитрость». Тот же «Сармат» — это локализация производства тяжелой ракеты Р-36М с некоторой ее модернизацией: раньше она производилась на Украине. К тому же надо чем-то загружать заводы ГРЦ имени Макеева в Челябинской области и Красноярске.

Чудес не бывает, и никакого супероружия у нас не существует.

— По вашим данным, на Западе испугались «чудо-оружия» Путина? Или оно произвело впечатление только на державно-патриотическую публику внутри России?

— Разумеется, никто во внешнем мире буквально всю эту браваду не воспринимает. Но иностранные дипломаты обращают внимание на сам факт такой бравады, потому что это риторика угроз. Если я вам на полном серьезе скажу, что я собрал дома миномет и этот миномет — против вас и вашей семьи, то вы, будучи здравомыслящим человеком и понимая, что миномета у меня быть не может, все равно будете всерьез воспринимать сам факт моих угроз и размышлять над ответными действиями: то ли санитаров вызвать, то ли полицию, то ли дать мне по лицу для профилактики, то ли не обращать внимания. Наверное, проконсультируетесь по этому вопросу с друзьями. Примерно так же в отношении путинской «научной фантастики» действует и Запад.

Что касается патриотически настроенной публики, то, судя по всему, даже она в этот бред не особо верит. Иначе не требовалось бы через ТАСС или «Звезду» постоянно публиковать сообщения «анонимных источников в отрасли» о том, что какой-нибудь «посейдон» вывели в море на испытания.

Президент РФ Владимир Путин в Национальном центре управления оборонойKremlin.ru

— Как вы оцениваете состояние воздушно-космических сил России? Недавно доктор военных наук Константин Сивков заявил, что силы НАТО превосходят российскую боевую авиацию по численности, США и их союзники могут создать воздушную группировку численностью до двух с половиной тысяч единиц и полномасштабной воздушной войны с Западом Россия не выдержит.

— Самолеты и вертолеты — это всего лишь средство достижения политической цели, ресурс. Дело не в том, чего и у кого больше. Дело в том, при каких политических обстоятельствах все это может быть использовано. Войну в первую очередь надо рассматривать как политический акт.

Например, Кремль в какой-то момент может оказаться в таком политическом и экономическом тупике, что выходом из него будет видеть только применение военной силы. К тому же российская власть не понимает и не принимает те правила, по которым существует современный мир, она хотела бы передоговориться об этих правилах. В 2015 году российские силы отправили в Сирию, чтобы торговаться и договариваться с Западом. Там не получилось. Но не надо думать, что в ближайшие годы на карте мира не появится другой конфликтной точки, куда Москва решит отправить войска, чтобы склонить Запад к искомым договоренностям.

— В начале марта Владимир Путин подписал указ о приостановке Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности с США. Мы будем наращивать ракеты этого класса?

— К приостановке договора дело шло последние 12 лет. Для стран НАТО в этом шаге не было ничего неожиданного и ничего особенного, кроме того, что Россия не собирается разговаривать о своих крылатых ракетах наземного базирования. Запрещенные договором крылатые ракеты у нас, судя по всему, существуют и развертываются. Но надо понимать, что все упирается в производственные возможности предприятий и число этих ракет не будет измеряться сотнями, максимум — несколькими десятками штук. Эти ракеты служат скорее рычагом давления, это же наступательное оружие, оружие первого удара: прибегнет ли к нему Россия в случае какого-нибудь кризиса? Будет ли использовать только в обычном или в ядерном оснащении?

В эпоху холодной войны СССР действовал так же — угрожал Западной Европе своими ракетами средней и меньшей дальности, желая убедить европейцев, что в случае конфликта между ним и США полем боя в первую очередь станут именно европейские страны. Это способ вбить клин в трансатлантический союз. Правда, тогда этот способ не сработал.

— Позиция Кремля по ДРСМД увязывается в том числе с созданием натовских баз ПРО в Румынии и Польше. Они действительно представляют угрозу?

— Системы противоракетной обороны — исключительно оборонительное оружие. Его вообще нельзя использовать против какой-то страны. Его можно использовать только против ракет, запущенных из какой-либо страны.

Президент США Дональд Трамп и генсек НАТО Йенс СтолтенбергNato.int

— В начале этого года президент Трамп обнародовал новую Стратегию противоракетной обороны США, подготовленную их министерством обороны. В ней говорится об угрозах, исходящих от России, Северной Кореи, Ирана и Китая, и, соответственно, о существенной модернизации и расширении американской системы ПРО. Что это означает для России?

— Программа ПРО в США реализуется с 1990-х годов. Ничего принципиально нового Дональд Трамп туда не добавил. И Россия далеко не первый год находится у американцев в списке угроз. Надо сказать, мы для этого сделали очень многое, удивляться нечему.

— Если ничего нового, тогда зачем провозгласили о новой стратегии?

— Есть такая практика — раз в несколько лет выпускать новую редакцию различных стратегий, чтобы уточнять какие-то детали, проводить ревизию акцентов. Это же не просто тексты для чтения, подобные документы существуют и обновляются, чтобы различные государственные институты выстраивали и корректировали свою работу.

— Что можно сказать о состоянии российского флота?

— Если вывести за скобки стратегические субмарины, российский военный флот на протяжении веков имеет вспомогательные функции. Он никогда не мог и не сможет быть сопоставим с американским (не говоря уже о совокупной морской мощи НАТО). Да это и не нужно. Москва в своей морской политике исходит из того, чтобы иметь флот, достаточный для защиты прибрежных зон и для ограниченной проекции силы за пределами своих границ.

«Потенциальное failed state с крупнейшим ядерным арсеналом — серьезная угроза»

— Как вы оцениваете возможность дальнейшего расширения НАТО? Прежде всего, за счет Украины и Грузии?

— Никак не оцениваю. В долгосрочном плане шансов на вступление в НАТО больше у Сербии и Македонии. Конечно, если эти страны будут к этому политически готовы. Но говорить об этом как о каком-то устойчивом векторе или сценарии рано. Вообще, суть НАТО — обеспечение европейской безопасности и взаимных обязательств союзников ради безопасности друг друга. Именно этими целями объясняется включение в Альянс любых новых членов. При этом страны НАТО содействуют в перевооружении и подготовке военных Украины и Грузии. Запад заинтересован, чтобы эти страны оставались независимыми, спокойными и в перспективе — процветающими.

— Каковы перспективы военного усиления уже действующих членов НАТО, особенно в Восточной Европе — Польши, Прибалтики, Румынии?

— Они увеличили расходы на оборону и готовы себя защищать. В целом, если с 2011 по 2014 год европейские страны-члены НАТО и Канада сократили свои совокупные траты на оборону с 286 млрд до 272 млрд долларов, то затем они их только увеличивали и в 2018 году израсходовали примерно 312 млрд долларов.

Nato.int

— Советский опыт выработал в нас стереотип, что НАТО и Россия — это всегда противостояние. Хотя история знает примеры военного сотрудничества России и стран Запада: Антанта, ленд-лиз. Есть ли у нас возможность не противостоять друг другу, а сотрудничать?

— Для того чтобы нам сотрудничать, должна измениться как таковая российская политическая система. Свобода, федерализм, права человека, капитализм — это не пустые слова. Пока с этим всем у нас большие проблемы, ничего хорошего в отношениях с Западом не будет.

— Но ведь США и страны НАТО сотрудничают с режимами, которые, с точки зрения демократии, еще хуже, чем российский режим. Например, со странами арабского мира.

— Конечно, можно вспомнить, что в партнерах у Запада есть, мягко говоря, очень специфические государства типа Саудовской Аравии. Но не забывайте, в каких вынужденных условиях саудиты и другие ортодоксальные монархии Персидского залива стали этими самыми партнерами и даже союзниками. Они ими стали в разгар холодной войны, когда Египет, Сирия, Ирак и другие страны региона строили коммунизм и когда надо было заодно разрушить арабский фронт, воевавший против Израиля. А сейчас монархии Персидского залива помогают сдерживать Иран с его ракетной и ядерной программами и доктриной «экспорта» достижений исламской революции 1979 года.

Павел Фельгенгауэр: руководство России готовится к большой войне, которую проиграет

Россия находится в другой ситуации. Более того, мы и претендуем на большее — на статус великой державы, на роль глобального гаранта мира и безопасности (к чему нас обязывает постоянное членство в Совете Безопасности ООН). Поэтому с нас и спрос другой. Но при этом мы с 2008 года не признаем границы Грузии и Украины, мы силой отторгли у этих стран их территории, причем в Крыму и районах Донбасса, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, этому не предшествовали вооруженные конфликты. Мы пытаемся поставить под контроль часть криминального мира в Европе. Мы коррумпировали западную банковскую систему и некоторых политиков. Вспомните убийства бизнесменов, попытку отравления Скрипалей, попытку устроить переворот в Черногории в 2016 году, «аргентинский кокаин», наконец. То есть на фоне притязаний на статус великой державы международная деятельность России наносит Западу очевидный ущерб.

Конечно, можно исходить из того, что представители российской власти занимаются всем этим по собственной инициативе, но тогда встает вопрос о том, что наша страна движется в сторону failed state, «падшего государства». В российской политической и экономической системе действительно накопилось много противоречий. Выходов из этого тупика не так много — либо реформы и модернизация, создание честных правил игры внутри страны и соблюдение международных правил, либо многие годы кризисных ситуаций разной степени глубины с перспективой стать полноценным failed state. А потенциальное failed state с крупнейшим ядерным арсеналом — это же серьезная угроза. Поэтому на Западе к нам такое отношение.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор

Западная промышленность начинает бегство из Китая

Сейчас НАТО скорее способствует разрушению мировой безопасности, а нее ее укреплению, так как склоняет Россию к авторитаризму и увеличивает вероятность ядерной войны, пишет The National Interest.

Журнал считает, что мировым лидерам на фоне пандемии нужно пересмотреть расходы. Под вопрос предлагается также поставить поддержку и финансирование НАТО, «чьи амбиции в основном раздувают Соединенные Штаты», передает RT текст статьи.

Издание отмечает, что спустя 70 лет мир кардинально изменился, СССР и ОВД больше не существуют, берлинская стена пала, однако США по-прежнему находятся в Европе. Более того, НАТО расширилось вопреки обещаниям – Запад не пошел навстречу Советскому Союзу, который «оказал ему большое доверие», пишет NI.

«Все это поднимает фундаментальный вопрос: укрепляет ли сегодня НАТО уровень безопасности во всем мире или же на самом деле его снижает», – отмечает журнал.

В статье перечисляется 10 главных причин, почему альянс уже не нужен.

Во-первых, все три причины создания НАТО уже недействительны. При этом предложение России о новом континентальном соглашении в области безопасности, действующем «от Дублина до Владивостока», Запад отмел не глядя. Журнал полагает, что в случае реализации этой инициативы Москва «стала бы новым элементом архитектуры безопасности, от которой мировое сообщество только бы выиграло».

Во-вторых, отмечается, что якобы существующая «российская угроза», по причине которой США должны оставаться в Европе, также не может оправдать НАТО: размер экономики ЕС до Брексита составлял 18,8 трлн долларов и 16,6 трлн долларов после, а объем экономики России – только 1,6 трлн долларов. Издание полагает, что Европа сама в состоянии защититься от России.

В-третьих, указывается, что холодная война была экстремальным риском для всего мира, а текущая обстановка только обострилась из-за нестабильности поведения игроков, не принадлежащих государствам, вроде террористических группировок. С этими угрозами можно справиться вместе с Россией.

В-четвертых, единственным членом НАТО, который прибегнул к статье 5 («атака на одного – это атака на всех»), остаются США, и произошло это после терактов 11 сентября 2001 года, а реальным врагом оказался терроризм. При этом указывается, что Россия оказала неоценимую разведпомощь и поддержку в борьбе с терроризмом в Афганистане.

В-пятых, на границах России стоит потенциальный противник, пишет NI, что делает эту страну «более склонной к авторитаризму, а демократия в ней слабеет».

В-шестых, издание напоминает о военных действиях НАТО в Сербии при президенте Клинтоне и в Ливии при президенте Обаме, а также о 20-летней войне в Афганистане, которые инициировались и велись США. В них не было «российского фактора».

В-седьмых, величайшая угроза человечеству – это «ядерный холокост, висящий над нами, как дамоклов меч», пишет издание. НАТО располагает базами в 29 странах, многие из которых граничат с Россией, и человечеству грозит ядерная война.

Восьмая причина – США тратят почти 70% своего бюджета на армию, и нужда во врагах, даже мнимых, никогда не пропадет. Издание полагает, что американцы имеют право задать вопрос, зачем нужны такие огромные траты. И в условиях пандемии выяснилось, что система здравоохранения не получала должного финансирования и находится в состоянии дезорганизации. Снижение трат на НАТО освободит необходимые средства.

В-девятых, силы НАТО используются в одностороннем порядке, указывает NI. Для действий альянса не требуется одобрение Конгресса или международного сообщества, а Америке нужна крепкая дипломатия, а не грубый военный инструмент вроде НАТО.

И наконец, в-десятых, военные игры недалеко от границ России, разрывы договоров в области контроля над вооружениями представляют угрозу, которая может уничтожить всех, в то время как весь мир «сосредоточен на более трудноуловимом «враге», пишет журнал.

«С течением времени неизбежно будут появляться и другие глобальные проблемы, с которыми странам придется разбираться сообща. Однако НАТО в 70-летнем возрасте – это не инструмент для их решения. Пора отойти от этого занавеса конфронтации и сформировать общемировой подход к соблюдению безопасности, который будет обращен на нынешние и будущие угрозы», – подытоживает The National Interest.

Ранее официальный представитель МИД России Мария Захарова сравнила НАТО с детской машинкой на садящихся батарейках – после того, как генсек альянса Столтенберг заявил, что НАТО собирается помогать своим членам в борьбе с коронавирусом, но при этом и заниматься сдерживанием России, поскольку «решительные действия» Москвы «будут требовать ответа» со стороны альянса.

«До края и обратно»: насколько велика угроза военного конфликта между НАТО и Россией

Очередной доклад Мюнхенской конференции по безопасности, которая состоится в этом году 16—18 февраля, фокусируется на вероятности военного конфликта между Россией и странами НАТО. Как утверждают авторы документа, выдержки из которого приводит Reuters, риск новой войны в Европе растёт из-за нарушений договорённостей по контролю над вооружениями, разногласий по поводу военных учений и размещения в регионе дополнительных вооружений.

В частности, отмечается, что под угрозой находится Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанный лидерами СССР и США — Михаилом Горбачёвым и Рональдом Рейганом — 1 июня 1988 года. В отказе от соблюдения этого договора США и страны НАТО обвиняют Россию.

Такое положение дел ведёт «к дальнейшему ухудшению ситуации в области безопасности в Европе», подчёркивают авторы доклада.

«В столь тяжёлом состоянии просчёты и недопонимание могут привести к случайному военному столкновению», — говорится в документе, озаглавленном «До края и обратно».

Традиции безопасности

Мюнхенская конференция по безопасности — крупнейший международный форум по ключевым вопросам внешней и оборонной политики, который проводится в Германии с 1962 года.

Также по темеПроверена временем: как звучит знаменитая Мюнхенская речь Владимира Путина 10 лет спустя 10 февраля 2007 года Владимир Путин выступил в Мюнхене на конференции по вопросам безопасности. Эту речь российского президента многие…

Изначально конференция проходила под эгидой Христианского социального союза (ХСС) — баварской консервативной партии, на федеральном уровне традиционно выступающей в блоке с Христианским демократическим союзом (ХДС). С 1998 года это мероприятие финансируется правительством ФРГ.

Традиционно в конференции принимают участие ведущие политики и эксперты из многих стран мира. 11 лет назад, в 2007 году, на Мюнхенской конференции с критикой однополярного мира выступил президент России Владимир Путин. В 2018 году ожидается, что Россию на международном форуме будет представлять министр иностранных дел Сергей Лавров.

Каждый год в преддверии конференции её организаторы выпускают доклад, посвящённый ключевым тенденциям в области безопасности и главным мировым угрозам. Как правило, в его составлении принимают участие ведущие аналитические центры Европы и США.

Голос Европы и англосаксов

«Безусловно, это продавливание американской повестки, идущее после того, как недавно была опубликована новая ядерная доктрина США, — заявил в интервью RT политолог Александр Асафов. — Это запугивание России».

Он подчеркнул, что Соединённые Штаты оставили за собой право нанесения первого ядерного удара по России. Ранее заместитель председателя Объединённого комитета начальников штабов ВС США генерал Пол Сельва отметил, что Пентагон разрабатывает планы войны против России и Китая.

Также по теме«На грани большой войны»: к чему привело размещение американских ракет средней дальности в Европе в 1983 году 18 января 1983 года президент США Рональд Рейган подписал указ о размещении ракет средней дальности в Европе. В общей сложности вблизи…

Теперь угроза завуалированно озвучивается через документы Мюнхенской конференции.

«Если Соединённые Штаты не могут сказать это России напрямую, они используют язык посредников — и мы видим, что на европейской конференции, хотя и в таких трагических тонах, чётко это обозначено», — заключил эксперт.

По мнению профессора кафедры внешнеполитической деятельности России факультета национальной безопасности (ФНБ) РАНХиГС Сергея Фокина, никакого столкновения не будет.

«Скорее всего, это посыл англосаксов, здесь удивляться нечему», — заявил он в интервью RT.

С другой стороны, по мнению экспертов, реальные опасения, что конфликт с Россией зайдёт слишком далеко, свойственны представителям Германии, выступающей хозяйкой форума.

«Немцам этого не надо, — отметил Фокин, подчеркнув, что ФРГ сейчас не стремится угрожать России. — Позиция у немцев другая. Вы думаете, им не надоели американцы?»

Как пишет немецкое издание Handelsblatt, Германия и другие страны Европы обеспокоены напряжённостью между Россией и США.

«Европейцы — главные жертвы», — цитирует издание председателя Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганга Фридриха Ишингера, который поделился с журналистами опасениями по поводу гонки вооружений между Россией и США.

Также по теме«Хочу как во Франции»: зачем Дональд Трамп решил провести в США «великий военный парад» Дональд Трамп планирует провести военный парад на День независимости США 4 июля. Соответствующее распоряжение отдано Пентагону….

Handelsblatt отмечает, что опасения у европейцев вызывает и новая ядерная доктрина Соединённых Штатов.

По мнению Асафова, озвученные в докладе Мюнхенской конференции по безопасности алармистские настроения чрезмерны и используются лишь как инструмент внешнеполитического давления.

«Думаю, что стороны сумеют договориться и до конфликта дело не дойдёт. Тем более что существует обмен информацией по общей борьбе с международным терроризмом. Я имею в виду визит наших высших руководителей спецслужб в США», — подчеркнул эксперт.

Асафов обратил внимание, что существуют постоянные форматы коммуникации по ситуации на востоке Украины (Волкер — Сурков).

Украинский вопрос

По мнению составителей документа, конфликт на Украине является главной проблемой для нормализации отношений между Россией и Западом. Отмечается, что поставка Киеву летальных вооружений, о чём в конце 2017 года заявили США, приведёт лишь к сохранению этой, по сути, тупиковой ситуации.

Асафов считает, что и в этом вопросе составители доклада озвучили реальную позицию Вашингтона.

«Американцы четыре года не поставляли летальные вооружения на Украину и не собираются их предоставлять. Сначала они ставили финансовые границы, сказав, что оружие не будет поставлено бесплатно и будет стоить денег, которых у Украины нет, сейчас они подготавливают другие формы отказов, в том числе и вежливые», — обрисовал ситуацию эксперт.

  • Американский переносной противотанковый ракетный комплекс Javelin
  • Reuters
  • © Lucas Jackson

По его словам, США обозначили чёткие условия по противотанковым комплексам Javelin, когда специальный представитель Госдепа Курт Волкер заявил, что это вооружение не должно попасть в зону конфликта в Донбассе. А украинская сторона надеялась их использовать именно там.

«Это один из аргументов для будущих отказов и затягивания, — полагает Асафов. — Теперь можно заявлять: «Мы обещали вам дать, но видите, даже Мюнхенская конференция говорит, что это усугубит ситуацию, поэтому мы пока подождём».

«Потеряли энергию»

Авторы доклада утверждают, что ещё одна проблема для НАТО и ЕС, наряду с риском столкновения с Россией, — «потеря энергии» на восточном фланге. Отмечается, что восточное партнёрство Европейского союза застопорилось, а Североатлантический альянс вряд ли в ближайшем будущем ожидает расширение.

В ЕС нарастают дезинтеграционные тенденции, и восток Европы становится их центром. Там в лице Польши и Венгрии кристаллизируется полюс евроскептицизма. Германия, выступавшая главным мотором евроинтеграции, в последнее время из-за кризисных тенденций во внутренней политике не могла уделять должного внимания Евросоюзу, отмечается в документе.

«Следующий год покажет, выльются ли попытки компромисса и амбициозные предложения по реформам в конкретные действия, которые исцелят раны внутри ЕС», — говорится в докладе.

Также по темеОборонительный пакт: станет ли PESCO европейской альтернативой НАТО Давние планы Брюсселя по созданию европейской армии обрели в 2017 году реальные черты. В декабре лидеры стран ЕС официально запустили…

В то же время в документе Мюнхенской конференции по безопасности отмечаются позитивные тенденции для НАТО. Подчёркивается, что усилилось взаимодействие стран восточного фланга НАТО, а сами командные структуры альянса в настоящее время реформируются, чтобы лучше ответить на стоящие перед военно-политическим блоком вызовы.

Авторы доклада приветствуют создание постоянного структурированного сотрудничества в сфере безопасности и обороны (PESCO) внутри ЕС — так называемого оборонного Шенгена, позволяющего без проблем перебрасывать войска из одной части Европы в другую. Ранее в некоторых СМИ проект был обозначен как «европейская альтернатива НАТО», однако сам Североатлантический альянс поддержал эту идею, поскольку она позволяет решать проблему переброски войск на Европейском континенте.

«Тут опять продвигается американская точка зрения: содержится намёк, что, несмотря на развитие оборонной составляющей в Евросоюзе, дела идут не очень хорошо и НАТО является единственной надеждой на защиту и безопасность», — отметил Асафов.

Россия против НАТО. Предпосылки конфликта


Второй вариант конфликта между РФ и НАТО – безъядерный. По мнению автора, шансы на то, что страны, участвующие в нем, смогут воздержаться от применения ядерного оружия, исчезающе малы, куда выше вероятность начала глобальной ракетно-ядерной войны, но все же какая-то мизерная вероятность неядерного конфликта существует. Здесь роль авианосцев будет весьма сильно зависеть от того, с чего и при каких обстоятельствах начнется такой конфликт. А раз так, то давайте отложим авианосцы до следующей статьи, а пока разберемся, что может привести к полномасштабному неядерному конфликту НАТО против РФ и какие цели такая война может преследовать.
Возможна ли ситуация, при которой Российская Федерация станет агрессором? Исторически Россия никогда не стремилась завоевать Европу, русскому народу такое просто не нужно. Ничего подобного нашествиям Наполеона и Гитлера Российское государство никогда не устраивало Европе, да и зачем? Никакой русский царь, генеральный секретарь или президент никогда не рассматривал завоевание Европы как полезное для России деяние.
Однако отсутствие стремления завоевать Европу вовсе не означает отсутствия у России своих интересов в Европе. Эти интересы исторически заключались в том, чтобы:
1) Обеспечить России свободную торговлю с Европой, для чего были нужны устойчивые выходы к побережьям Балтийского и Черного морей, а на Черном море – еще и Проливы
2) «Вразумить» излишне ретивых соседей, рассматривающих имущество и население России как свою законную добычу (да вот хотя бы и крымские татары в определенный период нашей истории, турки, поляки)
3) Поддержать славянские социумы вне России (братья-славяне)
Кроме этого, Россия иной раз вступала в военные европейские конфликты, выполняя союзнические обязательства перед какой-либо, или несколькими европейскими странами.
Таким образом, можно констатировать: Россия никогда не была (и не станет) страной, которая желала бы завоевать Европу. Но при этом Россия исторически не очень-то склонна терпеть граничащие с ней и открыто враждебные ей народы. Таковые Россией завоевывались (Польша, Крым), после чего Россия пыталась их ассимилировать, не подавляя, при этом, национальной идентичности. Также Россия может вступить в конфликт за свои локальные интересы, если увидит, что интересам этим кто-то угрожает открытой силой.

В последние годы мы уже несколько раз видели, как вооруженные силы России участвуют в операциях за пределами родного Отечества, но термин «агрессия» здесь малоприменим. В случае операции по принуждению к миру Грузии, или войны 08.08.08, у РФ имелись безусловные формальные основания вмешательства в конфликт: вооруженные силы Саакашвили нанесли удар в том числе и по российским миротворцам, погибли русские военнослужащие. Ни с какой стороны не назвать агрессией и действия наших ВКС в Сирии – они там по приглашению официально действующего и полностью легитимного правительства.
Но вот с Крымом уже куда сложнее, потому что по международному законодательству вооруженные силы РФ все-таки вторглись на территорию сопредельного, вполне себе самостийного (и в чем-то даже непидлиглого) государства. Но вот в чем дело – кроме буквы закона, существует его дух, а в данном случае происходило следующее:
1) На Украине совершен инспирированный извне государственный переворот
2) Подавляющая часть крымского населения этот переворот не приветствовало и желало вернуться в состав России
3) Новая украинская власть ни при каких условиях не дала бы крымчанам реализовать право на самоопределение
Иными словами, чужое для крымчан руководство страны, которое они не выбирали, ограничивает их в абсолютно законных с точки зрения международного законодательства правах. И вот вооруженные силы РФ абсолютно незаконно вторгаются на территорию чужого государства и… обеспечивают абсолютно законные права проживающих там граждан. А затем Крым, проведя абсолютно законный референдум, абсолютно законно входит в состав Российской Федерации. В этом, кстати, заключен юридический казус, оказавшийся не по уму Ксении Собчак – вхождение Крыма в состав РФ полностью законно с точки зрения международного законодательства. Незаконным был только ввод войск, но с точки зрения все того же законодательства, оный ввод и референдум в Крыму – это совершенно не связанные между собой события.
Образцовый анализ этой ситуации содержится в статье, опубликованной в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung. Автор, профессор Райнхард Меркель из Гамбургского университета, преподаватель философии права, дал совершенно исчерпывающие пояснения по всем нюансам вхождения Крыма в состав РФ с точки зрения международного права:
«Аннексировала ли Россия Крым? Нет. Нарушил ли референдум в Крыму и последовавшее за ним отделение от Украины нормы международного права? Нет. Так они были законными? Нет: они нарушили украинскую конституцию – но это не вопрос международного права. Разве Россия не должна была отклонить присоединение из-за такого нарушения? Нет: действие украинской конституции на Россию не распространяется. То есть действия России не нарушали международное право? Нет, нарушали: факт присутствия российских военных за пределами арендованной ими территории был незаконным. Разве это не означает, что отделение Крыма от Украины, ставшее возможным только благодаря присутствию российских военных, недействительно, а его последующее присоединение к России является ничем иным, как скрытой аннексией? Нет, не означает.»

Безусловно, воссоединение Крыма с РФ совершенно законно. Тем не менее, это присоединение показало со всей определенностью – Российская Федерация может и будет отстаивать свои интересы вооруженной силой, даже в том случае, если это в какой-то мере противоречит международному праву.
Стесняться этого ни в каком случае не нужно. Современный мир плевать хотел на международное право – если бы законы могли плакать, то африканские пустыни стали бы озерами слез, когда европейская коалиция убивала государственность Ливии и семью Муаммара Каддафи. Можно только гордиться тем, что в то время, как нарушение международного законодательства другими странами приводят к войнам, массовым смертям, разгулу бандитизма и внутреннему хаосу, нарушение тех же самых законодательств Российской Федерацией влечет за собой почти бескровное восстановление законности и исторической справедливости, исполнение чаяний двух миллионов людей…
Однако подобные действия России по крайней мере теоретически могут стать причиной вооруженного конфликта, в которой РФ может быть сочтена агрессором по формальному признаку.
Вспомним прискорбный эпизод в Сирии, когда турецкий истребитель сбил наш Су-24. Турки утверждают, что наша «сушка» аж на целых 6 секунд вошла в турецкое воздушное пространство, что с самолетом пытались связаться, что Су-24 был атакован, когда находился в небе Турции. То, что самолет был сбит в небе Сирии, турки не опровергают. МО РФ говорит о том, что Су-24 не входил в воздушное пространство Турции и никаких вызовов наших пилотов на связь зафиксировано не было. В общем, были ли формально нарушены права турок или нет – вопрос спорный. Но совершенно ясно, что если такое нарушение и было, то оно являлось именно формальным, поскольку не содержало никаких угроз для Турции – вход в ее воздушное пространство был кратковременным, никакой угрозы русский самолет для турок не представлял, разведывательных функций не выполнял.

В тот раз российское руководство не сочло гибель Су-24 причиной для ответного применения силы – ограничились эмбарго, да и оно было довольно быстро отменено. Интересно, что многие соотечественники (и автор настоящей статьи в том числе) считали такой ответ несообразно малым и недостойным Российской Федерации. Но в то же время следует признать: если бы РФ предприняла силовую акцию возмездия, это могло бы стать началом полномасштабного конфликта между РФ и Турцией, а она, как известно, член НАТО.
К добру или к худу, но до ответного удара по Турции дело не дошло – руководство РФ не решилось на такие действия, но это не означает, что другой российский президент в будущем поступит так же. Иными словами, в будущем, в схожей ситуации Россия может пойти на эскалацию конфликта, а это, в свою очередь, может повлечь за собой масштабное военное противостояние (хотя, разумеется, может и не повлечь).
Вот собственно, и все причины, по которым РФ могла бы стать «зачинщиком» конфликта с НАТО, как их видит автор. Что до Европы, то тут все проще. Два страшных всеевропейских нашествия наша страна пережила в 1812 и в 1941-45 гг.: Наполеон и Гитлер.
Интересно, что между Гитлером и Наполеоном довольно много общего – нет, людьми они были совершенно разными, и руководствовались различными мотивами, но их действия оказались донельзя схожи. Каждый из них сделал свою страну сильнейшей европейской державой, а потом завоевал Европу. Но, будучи сильнейшими в Европе, они автоматически становились противниками Англии, вся европейская политика которой на протяжении столетий сводилась к тому, чтобы не дать усилиться никакой державе до способности консолидировать Европу, потому что в этом случае Англии приходил быстрый конец.
Так вот и Гитлер, и Наполеон были врагами англичан, оба они располагали мощнейшими армиями, способными легко сокрушить английские войска, но оба не имели флота, способного доставить эти армии в Англию. В результате и тот и другой вынуждены были перейти на непрямые способы ведения войны. Наполеон придумал континентальную блокаду, с тем чтобы воспрепятствовать европейской торговле с англичанами и удушить британцев экономически. Россия не хотела и не могла в то время перестать торговать с Англией, она не могла поддерживать континентальную блокаду Наполеона, и это привело к Отечественной войне 1812 года. Гитлер предположил, что уничтожение последней оставшейся на континенте могучей державы, каковой был СССР, поможет ему добиться мира с Великобританией, поскольку она в лице СССР утратит последнего возможного союзника в Европе.
Посему можно считать, что оба вторжения были предприняты как действия, обусловленные противостоянием с Великобританией, но нужно понимать: даже если бы никакой Англии не существовало, и Гитлер и Наполеон все равно вторглись бы в Россию, хотя это, вероятно, произошло бы позднее. Единственным сколько-то реалистичным способом если не избежать, то хотя бы оттянуть вторжение была вассализация России, т.е. признание нами самих себя государством второго сорта и отказ от самостоятельной роли в политике.
Обладая практически абсолютной властью в Европе, и Наполеон и Гитлер рано или поздно обратили бы свой взор на восток, не потерпев рядом с собой могучей и ведущей самостоятельную политику державы. Наполеон вполне мог обойтись без вторжения в 1812 г если бы Александр с рабской покорностью принял его условия и приложил все усилия для их выполнения. Правда, в этом случае, с огромной долей вероятности уже с самим Александром случился бы «апоплексический удар табакеркой по голове» который постиг его отца, Павла I. В дальнейшем к власти пришел бы новый царь, готовый игнорировать «континентальную блокаду» Наполеона, и война все равно состоялась бы. Но даже если бы и не пришел — вся логика царствования Наполеона вела к тому, что ему совершенно не нужны были сколько-то сильные в военном отношении соседи.
Что до Гитлера, то он окончательно решился на вторжение в СССР, когда переговоры со Сталиным показали ему, что СССР совершенно не приемлет роль младшего партнера, «без речей» довольствующегося тем, что разрешит ему гегемон. Можно предположить, что если бы Сталин принял столь унизительную для СССР роль, то, возможно, вторжение в СССР состоялось бы не в 1941-ом, а немного позднее.

Таким образом, мы приходим к тому, что необходимой предпосылкой для глобального вторжения Европы в РФ является некая сильнейшая в военном отношении держава, способная консолидировать Европу и поставить ее под централизованное руководство. С некоторыми оговорками мы такую силу имеем – это США и НАТО.
Безусловно, наполеоновская или гитлеровская Европа имеют принципиальные отличия от НАТО, уже хотя бы в том, что НАТО – это, в сущности, конгломерат не могущих договориться между собой стран. Это отнюдь не объединенная Европа, потому что каждый ее член пытается преследовать свои интересы и старается переложить чисто военный аспект на гегемона, сиречь – США.
Но при всем при этом сегодняшнее НАТО имеет как минимум две пугающе схожие с наполеоновской и гитлеровской Европой черты:
1) НАТО крайне болезненно реагирует на всякую политическую самостоятельность России. То есть НАТО абсолютно устроила бы РФ, плетущаяся в хвосте европейской политики и не имеющая собственного голоса ни в чем, но всякая наша попытка проявить самостоятельность (не говоря уже о защите собственных интересов) воспринимается в самом негативном ключе.
2) НАТО рассматривает войну как нормальное, естественное средство решения своих политических проблем (смотрим ту же Ливию)
Таким образом, мы вынуждены признать, что не то, чтобы угроза, но предпосылки для масштабного вторжения НАТО в РФ все-таки существуют. Но почему автор считает подобную возможность исчезающе малой? По одной простой причине: страна может стать агрессором только в том случае, если в результате войны она сможет достичь мира, который будет лучше довоенного.
Наполеон был недоволен тем, что Россия продолжает торговать с Англией и не исключено, что английские товары (уже под русскими марками) проникают в Европу. Если бы он принудил Россию присоединиться к блокаде, то смог бы одержать верх над своим основным врагом – Англией и тем закрепил бы свою окончательную гегемонию на континенте. Гитлер в случае победы над СССР также получал возможность уладить свои дела с Англией и устранял всякую континентальную угрозу для Германии, а кроме того получал свой «лебенсраум». Таким образом оба они рассчитывали путем войны с Россией добиться для своих империй лучшего положения, чем довоенное.
В неядерном конфликте НАТО может рассчитывать на успех. Военный потенциал НАТО сегодня значительно превосходит таковой у РФ. Поэтому, если США и НАТО, соответствующим образом подготовившись и сосредоточив силы, предпримут «неядерное» вторжение, остановить его обычными вооружениями будет едва ли возможно. Но сегодня Россия – ядерная сверхдержава. И хотя, как мы писали в предыдущей статье, ее ядерного арсенала совершенно недостаточно, чтобы стереть с лица земли Европу и США, или хотя бы одни только США, но РФ вполне способна причинить и тем и другим неприемлемый ущерб.

Неприемлемый ущерб – это вовсе не «весь мир в труху» и не «мы убьем всех американцев восемь раз». Это такой ущерб, который полностью исключает для агрессора достижения мира, лучшего чем довоенный.
Если армии США и НАТО вторгнутся в РФ, то РФ вполне может применить ядерное оружие первой. НАТО ответит, что им еще останется и Армагеддон все же состоится: вполне вероятно, что в этом случае США и НАТО одержат верх. Но сами они при этом понесут настолько тяжелые потери, что понадобятся десятки (а может и сотни) лет тяжелейшей работы, чтобы не то, что вернуть, а хотя бы приблизиться к довоенному уровню. Иными словами, если масштабное вторжение в РФ автоматически повлечет за собой Армагеддон, а он, в свою очередь, не принесет США и НАТО ничего, кроме «крови, пота и боли», зачем все это начинать?
Собственно говоря, именно поэтому глобальный ракетно-ядерный Армагеддон, по мнению автора, более вероятен, чем масштабный неядерный конфликт. Дело в том, что обмен ядерными ударами чрезвычайно скоротечен и почти не оставляет времени на совместные консультации и принятие решений. Уже бывали случаи, когда системы раннего обнаружения ошибочно сообщали о начале ракетно-ядерного нападения, к счастью, до сих пор удавалось разобраться с этим до того, как последует полномасштабный ответ. Но никакая система не гарантирует 100% отсутствия сбоев. И потому всегда имеется отличная от ноля вероятность того, что одна из сторон, будучи абсолютно (хотя и ошибочно) уверенной в том, что она подверглась неспровоцированному ядерному нападению, и имея время на принятие решения в лучшем случае в пределах 15-20 минут, даст не менее полномасштабный ядерный ответ. Другая сторона, уже безо всякой ошибки и столь же масштабно ответит и… вот тебе, бабушка, и Юрьев день.
Поэтому первая (и, пожалуй, единственная реальная) причина ядерного Армагеддона – это ошибка.
Но, быть может, если существует (а она существует!) вероятность гибели сотен миллионов в результате банальной ошибки – может быть, имеет смысл отказаться от ядерного оружия вообще? Ни в каком случае. Потому что в силу сложившейся политической ситуации (самостоятельная Россия и консолидированная Европа) и при отсутствии «великого миротворца», каковым является ядерный арсенал, третья мировая война, фактически, неизбежна. Стоит вспомнить, что зачинщики и первой, и второй мировых войн не предполагали той апокалиптической бойни, которая последовала за их началом. Никто не рассчитывал на то, что первая мировая затянется на годы, а творец второй мировой – Гитлер – уповал на блицкриг. Но итог – годы сражений, десятки миллионов жертв.
Так будет и в третьей (пусть даже и безъядерной) мировой, если мы ее допустим. При этом мощь и возможности современного неядерного оружия таковы, что все, чем сражались армии первой и второй мировых войн, на его фоне – просто детские игрушки. Соответственно, нет никакого смысла отказываться от ядерного оружия из-за крайне маловероятного Апокалипсиса, почти гарантированно заплатив за это десятками миллионов жизней, потерянных в очередной мировой войне.
США и НАТО могут рискнуть и все-таки осуществить вторжение в РФ только при одном условии – если их руководство будет абсолютно уверено в том, что Россия не применит свой ядерный арсенал. А откуда может возникнуть такая уверенность? Ей неоткуда взяться.

«Обезоруживающий удар»? Не смешно, подлетное время крылатых ракет до ракетных шахт Сибири более чем достаточно для принятия решения о ядерном возмездии. Применение гиперзвукового неядерного оружия? Полноте, если вдруг системы обнаружения зафиксируют масштабный пуск ракет в направлении нашей страны, никто не будет разбираться, ядерные на них боеголовки, или нет, и ядерное оружие немедленно будет применено. ПРО? На сегодняшний день все, на что могут рассчитывать творцы подобных систем – отражение удара несколькими баллистическими ракетами, да и то… далеко не со стопроцентной вероятностью. Иными словами, никаких технических средств, способных защитить или не допустить сколько-то масштабного ядерного удара, сегодня не существует. И не будет существовать в обозримом будущем.
А какое еще оружие есть у наших врагов? Доллар? Это, безусловно, серьезно. Многие комментаторы на ВО утверждают, что наша властная верхушка предпочтет сдать собственную страну, сохранив свои жизни и накопления в оффшорных компаниях. Но вот в чем дело… даже если бы это и было так, то все равно ничего подобного не случилось бы. Как ни странно, причиной тому — крайне недальновидная политика США и НАТО.
Можно в чем угодно упрекать руководство Российской Федерации (обосновано или нет – другой вопрос), но уж в инстинкте самосохранения ему никто и никогда не отказывал. А что должен подсказывать этот самый инстинкт? Как заканчивали свой жизненный путь руководители государств, подвергнувшихся вторжению армий Запада? Они прожили остаток дней, наслаждаясь жизнью на виллах у моря, тратя заработанные «честным трудом» миллиарды? Отнюдь.
Что случилось со Слободаном Милошевичем? Умер от инфаркта миокарда в тюремной камере. Что случилось с Саддамом Хусейном? Повешен. Что случилось с Муаммаром Каддафи? Убит разъяренной толпой после многих часов насилия. Кто из руководства Российской Федерации захочет последовать их примеру? Вопрос риторический…
Тут можно возразить, что, в конце концов, того же Каддафи убивали отнюдь не солдаты НАТО, а свои же соотечественники, и это, безусловно, так. Но неужели кто-то думает, что толпа наших оппозиционеров, дай ей власть, проявит больше милосердия?
Кто бы ни занял в дальнейшем пост Президента Российской Федерации, какими бы личными качествами этот человек не обладал, он будет твердо убежден, что проигрыш России в войне означает его личную физическую, и, быть может, весьма мучительную смерть, да еще и, весьма вероятно, гибель родных и близких. Не нужно и говорить, что от человека, поставленного в такие условия, можно ожидать многого, но вот капитуляции – никогда.
Соответственно, массированное вторжение США и НАТО в РФ с применением неядерного оружия крайне маловероятно. Но если все вышеизложенное верно, то возможна ли вообще ситуация, при которой державы – обладатели мощнейших ядерных потенциалов планеты вступят в конфликт, не применяя ядерное оружие?
Теоретически, такой вариант возможен. Но лишь в том маловероятном случае, если РФ и НАТО столкнутся в некоем локальном конфликте, не разрешаемом на дипломатическом уровне, при том что цели такого конфликта не оправдывают применения ядерного оружия ни для одной из сторон.
Дело в том, что ни РФ, ни США с НАТО совершенно не горят желанием выпустить ядерного шайтана на волю. Даже терпя поражения в Корее и Вьетнаме, американцы не применили атомные бомбы. Великобритания, после захвата Фолклендских островов Аргентиной, вполне могла отправить «Резолюшн» или «Ревендж» в Атлантику, шандарахнуть по территории Аргентины «Поларисом» с ядерной боеголовкой (подальше от США, чтобы не иметь проблем с гегемоном) и отбить эль президенте телеграмму следующего содержания: «Если аргентинские вояки в недельный срок не покинут Фолклендские острова, то Буэнос-Айрес и еще пара-тройка городов на усмотрение Королевы будут стерты с лица земли». Но вместо этого Корона затеяла весьма рискованную и затратную военную экспедицию, призванную отбить Фолкленды неядерным оружием. При том что, положа руку на сердце, Королевский военно-морской флот формально не имел превосходства в зоне конфликта, да и технически не был готов к подобным подвигам (отсутствие тральщиков, вменяемой палубной авиации и т.д.).
Поэтому наиболее вероятный (при всей своей невероятности) вариант конфликта НАТО и РФ – это внезапно вспыхнувший военный конфликт за пределами РФ, которого никто не ожидал. Сценарий? Да хотя бы тот же Су-24, сбитый турками. РФ проводит некую военную операцию на территории Сирии, турки сбивают наш самолет, якобы вторгшийся в пределы их воздушного пространства, в ответ на это РФ объявляет об операции по принуждению турок к миру и сжигает крылатыми ракетами военную базу, откуда вылетели перехватчики. Турция не согласна… И вот представим себе, что после всего этого уже НАТО объявляет о начале операции по принуждению России к миру. Операцию, строго ограниченную рамками конкретных стран – в нашем случае – Турции и Сирии.
Пространство для такого сценария готово — кое-кто прикладывает нешуточные усилия для повышения градуса русофобии в граничащих с Российской Федерации странах. Вот вспомнить ту же Украину… А это чревато военными конфликтами — конечно, пока все ограничивается антироссийской риторикой, ничего случиться не может, но кто-то может перейти от слов к делу, как это случилось с одним грузинским президентом…
И все же приведенный выше сценарий противостояния РФ и НАТО почти невероятен: просто потому, что подобная эскалация конфликта запросто может переродиться в ядерный Армагеддон, а этого никому не хочется. Но если каким-то образом политикам удастся договориться о локализации боевых действий и неприменении ядерного оружия, то… все же, куда более вероятный в таких условиях вариант – внезапно начавшийся неядерный конфликт между РФ и НАТО на поздних своих этапах все же перерастет в ядерный.
И еще одно условие — период напряженности, предшествующий конфликту. Возможна ситуация, при которой никакого «подготовительного периода» не случится, потому что начало конфликта может оказаться совершенно неожиданным, внезапным для всех вовлеченных в него сторон. Эрдоган, давая добро на уничтожение русского самолета, явно не рассчитывал на полномасштабную войну с Россией. Он просто хотел продемонстрировать собственную значимость и надеялся, что это ему сойдет с рук. Россия, сосредоточившись на делах Сирии, не ожидала вмешательства Турции. Но (здесь мы уже говорим о возможном сценарии) нанеся ракетный удар, РФ даст адекватный, со своей точки зрения, военный ответ и будет ожидать, что Турция не пойдет на дальнейшую эскалацию. А если она пойдет, то для НАТО все придуманные нами события станут совершенно неожиданным и пренеприятным сюрпризом, но действовать-то надо…
Но может произойти и по-другому – политическое напряжение между РФ и НАТО в силу каких-либо причин достигло наивысшей точки, обе стороны решили подтвердить серьезность своих намерений «бряцаньем железа» у границ, США осуществили массовую переброску своих вооруженных сил в Европу, РФ и НАТО «в силах тяжких» смотрят друг на друга в прицелы через границу… и вдруг что-то провоцирует начало конфликта.
В следующей нашей статье мы рассмотрим применение авианосцев США во внезапно разгоревшемся полномасштабном неядерном европейском конфликте, и в столь же масштабном, но таком, которому предшествовал многомесячный период обострения отношений. Но если уважаемые читатели видят еще какие-то варианты, то автор просит высказываться в комментариях — Ваши предложения будут учтены.
Продолжение следует…

Быть ли конфликту между Россией и НАТО — отвечает эксперт

Александра Зуева, Sputnik Азербайджан

Военный конфликт между Россией и Североатлантическим альянсом маловероятен, но все же возможен, говорится в докладе Оборонного колледжа НАТО «Почему Прибалтика имеет значение. Защита северо-восточной границы НАТО». О том, какой видится ситуация вокруг противостояния Москвы и стран Альянса, Sputnik Азербайджан рассказал российский политолог, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Дмитрий Евстафьев.

Политолог Дмитрий Евстафьев

— Как с учетом нынешних реалий стоит расценивать данный доклад?

— Первичная цель подобного доклада вполне прозрачна: закрепить за Прибалтикой роль «передового бастиона» военно-силового давления на Россию, расширить обоснование целесообразности расширения прямого военного присутствия НАТО и США в Прибалтике, показать его эффективность с точки зрения «сдерживания России».

© REUTERS / UMIT BEKTAS

В целом, линия вполне логичная, учитывая, что ни для США, ни даже для ЕС «прибалтийский балкон» (часто используемое в военных кругах наименование территории трех бывших республик советской Прибалтики и части территории Польши) не является экономически важной территорией.

Нарастание военно-политической напряженности в этом экономическом «медвежьем углу» не будет иметь катастрофических последствий ни для европейской, ни тем более для американской экономики. Но политический эффект, с учетом истеричности политического поведения элит соответствующих государств, будет максимизирован.

Такой подход циничен, но правилен: создавать военную напряженность и прямую военную напряженность для противника, которым объявлена Россия, лучше всего в самом условно «ненужном» секторе театра военных действий, который не обороноспособен и имеет ценность только в случае стратегии первого удара.

Косвенно доклад является отражением попыток выработать и предложить (причем, предложить и странам НАТО, и России как уже «назначенному» противнику Альянса) некие меры по ограничению конфронтации, которая, вероятно, считается почти неизбежной. Что тоже верно: опыт попыток прежде всего США организовать фокус конфронтации в Украине был явно неудачным, а в других регионах (Причерноморье, Прикаспий) попытки создать значимую военную угрозу для Москвы или даже спровоцировать ее на некие силовые действия могут закончиться крайне неблагоприятно для американских интересов.

Россия не позволит США строить военные базы в 500 километрах от Москвы >>

Однако для того, чтобы убедить общественное мнение, в особенности «старых европейцев», в целесообразности наращивания потенциала противостояния России именно в Прибалтике, нужно потрудиться, убеждая общественность, во-первых, в том, что Россия собирается нападать, а, во-вторых, что Прибалтику в таком случае можно будет защитить. И, думаю, рассматриваемый доклад — только первая ласточка.

© AFP 2020 / GENYA SAVILOV

— Насколько на самом деле вероятен конфликт между Россией и НАТО?

— Скажем так — он более вероятен, чем год назад и намного более вероятен, чем пять лет назад. Все познается в динамике и, увы, она неблагоприятна. Вопрос в том, что вооруженный конфликт важен не только сам по себе, но важно постоянное ожидание конфликта, военная истерия, которая проникает во все слои общества. Постоянная военно-политическая напряженность, в особенности приграничная и подкрепляемая постоянными политическими провокациями, может оказать куда более пагубное воздействие на экономическое развитие целого региона.

В ситуации постоянного ожидания нападения, провокации, войны возможность возникновения военного столкновения, в том числе из-за ошибочного решения политика или военного, провокации, в том числе провокации «третьей силы», а они в современной Европе уже начинают появляться и намекать на свое существование, исключительно высока.

Чем больше будет градус политической истерии, помноженный на реально накопленный военный потенциал на линии соприкосновения России и НАТО (напомню, что от Таллинна до Санкт-Петербурга 317 километров по прямой), тем выше вероятность возникновения ситуаций, которые могут перерасти в военно-силовое соприкосновение сторон. В конечном счете, многие войны в истории начинались с пограничных конфликтов.

Американцы развязывают себе руки — эксперт ПИР-Центра о ситуации вокруг ДНЯО >>

— К чему он может привести в случае, если будет иметь место?

— При существующей системе взаимоотношений и взаимодействия и в Альянсе, и в отношениях Альянса с Россией, любое военно-силовое столкновение РФ и любой из стран НАТО, даже если первоначально это не будет блок в целом, приведет к очень быстрой эскалации ситуации по многим соображениям — от формально юридических до военно-политических. Как минимум, это подразумевает пресловутая статья 5 Устава НАТО.

© AFP 2020 / OZAN KOSE

Главный вопрос в данном случае — кто и как будет управлять эскалацией и на каком уровне можно в принципе остановить конфликт между НАТО и Россией, если он возникает по тем или иным причинам.

Прямо скажем, остановка эскалации конфликта в Европе считалась крайне трудным вопросом даже в период «холодной войны», когда существовали относительно понятные правила игры, а главное, было сравнительно высокое – несмотря на идеологическую конфронтацию – доверие к партнеру и понимание «солидности», что ли, его поведения. Теперь ничего этого нет и в помине.

Эта ситуация во многом усугубилась катастрофическим падением уровня взаимного доверия между Россией и НАТО, которое осложнилось наращиванием Альянсом военного потенциала у границ России. И если раньше рассуждения о возможности столкновения России и НАТО, приграничного конфликта носили чисто теоретический характер, то теперь под такое столкновение имеются уже вполне ощутимые военные ресурсы. Равно как у США и их сателлитов имеются достаточные военные ресурсы для осуществления мощного первого удара по России, в том числе и с использованием пространственного потенциала приграничных с Россией стран НАТО. Этим и обуславливается резкий рост военно-политической напряженности.

Политолог: слухи о том, что Турцию выдворят из НАТО, закончились >>

Однако, вернусь к тому, с чего начал: попытка сфокусировать конфронтационный потенциал НАТО в Прибалтике отражает понимание неприемлемого характера сегодняшней модели эскалации конфликта в Европе. И желание локализовать конфронтацию там, где она будет иметь наименьший потенциал эскалации. При этом, в НАТО даже не допускают мысли, что Россия в ответ на провокации в Прибалтике может повести себя асимметрично и как минимум создать угрозу, например, не натовским, а американским интересам (как страны, являющейся главным «спонсором» антироссийского поведения прибалтийских государств) в другом месте.