Турецко персидская война

Турецко-персидские войны

Турецко-персидские войны

Османо-сефевидские войны
1514—1555 – 1578—1590 – 1603—1618 – 1623—1639 – 1723—1727

Кампании Надир-шаха
1730—1736 – 1743—1746
Последующие конфликты
1821—1823

Турецко-персидские войны (ирано-турецкие войны) — войны между Османской империей и сефевидским Ираном в XVI — начале XIX века за обладание Арменией, Азербайджаном, Грузией и Ираком, за захват стратегических и торговых путей, проходивших через Месопотамию и Закавказье. В то же время войны велись под религиозными лозунгами — турки объявили ересью шиизм, государственную религию Персии, а персы в свою очередь — суннизм, господствовавший в Турции.

Хронология войн

Всего историки насчитывают в течение указанного периода 9 войн между Ираном и Турцией:

Война Османский султан Персидский шах Мирный договор
1514—1555 Селим I, Сулейман I Исмаил I, Тахмасп I Амасьяский мир
1578—1590 Мурад III Аббас I Великий Стамбульский договор (1590)
1603—1618, 1-я фаза Ахмед I Аббас I Великий Договор Насух-паши
1603—1618, 2-я фаза Ахмед I, Мустафа I, Осман II Аббас I Великий Серавский мир
1623—1639 Мурад IV Аббас I Великий, Сефи I Зухабский мир
1723—1727 Ахмед III Мир Махмуд-шах, Мир Ашраф-шах Хамеданский договор
1730—1736, 1-я фаза Ахмед III, Махмуд I Тахмасп II Договор Ахмет-паши
1730—1736, 1-я фаза Махмуд I Аббас III, Надир-шах Константинопольский договор (1736)
1743—1746 Махмуд
1821—1823 Махмуд II Фетх Али-шах Эрзурумский мир

Война 1514—1555 годов

Война началась после того, как персидский шах Исмаил I (1502—1524) захватил Курдистан, Армению и Ирак Арабский с Багдадом, которые ранее входили в состав тюркского государства Ак-Коюнлу (2-я пол. XV — начало XVI веков). Турецкий султан Селим I нанёс ответный удар, истребив в 1513 году в Малой Азии 40 тысяч шиитов и выступив в поход против Ирана. 23 августа 1514 года турки разгромили кызылбашское войско шаха в Чалдыранской битве, а затем и в битве у Кохчисара в 1515 году и, отказавшись от заключения мира, предложенного Исмаилом, заняли столицу Сефевидов Тебриз (временно) и присоединили к своим владениям Западную Армению, Курдистан и северную часть Ирака.

В 1533 году турецкий султан Сулейман Кануни (1522—1560), заключив мир с Австрией, вновь начал военные действия на востоке. В 1533—35 годах турецкие войска трижды вторгаются в Южный Азербайджан и занимают Тебриз, в 1534 году захватывают Багдад. Затем ими оккупируется весь Ирак, за исключением Басры (которая занимается турками в 1546 году). Таким образом османы получают контроль над торговыми путями, соединяющими Средиземноморье с Персидским заливом.

В результате похода в Закавказье в 1536 году турецкие войска присоединили часть Юго-Западной Грузии (Олти, Артвин и др.), в 1538 году взяли город Ван в Южной Армении.

В свою очередь, армия шаха Тахмаспа I (1524—1576) в 1538 году завоёвывает Ширван.

В 1548 году турки, совершив дальний рейд в Иран, вновь заняли Азербайджан, взяли Тебриз, углубились в Иран до Кашана и Кума и захватили Исфахан. В том же году они вторглись в Восточную Армению, в 1549 году — в Южную Грузию.

29 мая 1555 года в Амасье между Турцией и Ираном был подписан мирный договор, по которому к Турции переходил Ирак с Багдадом. Азербайджан с Тебризом удерживал Иран. Грузия и Армения были поделены между обеими государствами. Крепость Карса должна была быть срыта, а его окрестности опустошены. Область вокруг Карса объявлена нейтральной.

Война 1578—1590 годов

Восстановив к 1578 году, вопреки договору, крепость Карса, турки перешли в наступление и захватили в 1578 году восточную часть Самцхе-Саатабаго, 10 августа разбили персидские войска при Чилдыре, вторглись в Восточную Грузию и Восточную Армению, заняли Ширван. Но 27 ноября 1578 года турецкая армия была разгромлена под Шемахой и изгнана из Ширвана.

С 1579 года турецкая армия и 100-тысячное войско крымского хана опять совершают набеги на Ширван и Восточную Армению. В 1583 году они захватили Ширван и Баку. Опустошительные походы турецко-татарских войск в Закавказье продолжались до 1589 года. Значительная часть местного населения была перебита, угнана в рабство или бежала; города Тебриз, Гянджа, Шемаха и другие разорены.

По Стамбульскому мирному договору 21 марта 1590 года Турция получала весь Азербайджан (без Талыша и Ардебиля), Восточную Армению, Восточную Грузию, значительные части Луристана и Курдистана, а также другие территории.

Победы турок над персами в XVI столетии в первую очередь были обусловлены внутренними неурядицами и восстаниями в Иране, который к тому же не имел такой сильной артиллерии и постоянной пехоты, как Турция.

Война 1603—1612 годов

Персидский шах Аббас I Великий, создав регулярную армию, в начале XVII века начинает новую войну с Турцией. В 1603—1604 годы войска шаха, разбив турок у Суфиана, взяли и разграбили Нахичевань, Тебриз, Джульфу, Ереван. В 1603—1607 годах они также уничтожили турецкие гарнизоны в Азербайджане, завоевали Восточную Армению. Из Армении было переселено вглубь Ирана более 300 тысяч армян. Были захвачены также Луристан, Восточная Грузия и Южный Курдистан.

Турецкая армия в 1609—1612 годах неоднократно вторгалась в Азербайджан, пытаясь взять Тебриз, но всякий раз терпела неудачу. Стамбульский мирный договор от 20 ноября 1612 года подтвердил завоевания Ирана.

Война 1616—1618

Турция начала военные действия в расчёте вернуть утраченные территории. В сентябре — ноябре 1616 года турецкие войска безуспешно осаждали Нахичевань и Ереван, в 1617 году крымские татары устроили набеги на Ганджу и Джульфу, а затем вместе с турецкой армией подошли к Тебризу, но 10 сентября 1618 году турецко-татарское войско было разгромлено шахом Аббасом в Серабской долине.

Ирано-турецкий договор от 29 сентября 1619 года в основном подтверждал положения договора 1612 года. Добавлялось лишь то, что Турция предоставляла Ирану свободу действий в Картли и Кахети, а также передавала ему санджаки Дерне и Дертенг.

Война 1623—1639

Военные действия начал Иран. В 1623—1624 годах шах Аббас завоёвывает весь Ирак Арабский с городами Багдад, Неджеф, Кербела, а также Северную Месопотамию. В том же, 1624 году иранские войска в Грузии занимают Ахалцихе. Однако в конце 1625 года, в результате ослабления иранского господства в Грузии, подорванного народным восстанием Г. Саакадзе, турки возвращают себе Ахалцихе. За этот район в течение нескольких последующих лет происходила упорная борьба — в 1627 он был отвоёван у турок Ираном, в 1635 турецкие войска вновь занимают Ахалцихе, а также Ахалкалаки. В том же 1625 году турки отторгли от Грузии Самцхе-Саатабаго, превратив его в турецкий пашалык. Турция вернула себе также северную Месопотамию с Мосулом и Киркуком, но 9-месячная осада Багдада (сентябрь 1625 — июль 1626 г.) успеха не имела. Потерпев вторую неудачу под Багдадом в 1630 году, турки сделали главным полем военных действий Западный Иран, (разорив Хорасан), и Закавказье. В 1638 году турки взяли, наконец, Багдад.

17 мая 1639 года был подписан мирный Касре-Ширинский (Зохабский) договор, по которому между Турцией и Ираном в основном подтверждалась граница, установленная договором от 1612 года.

Война 1723—1727

Воспользовавшись развалом государства Сефевидов, ускоренным нашествием на Иран афганских племён, турецкий султан Ахмед III (1703—1730) весной 1723 года разворачивает широкое наступление на востоке. Турецкие войска вторглись в Восточную Грузию (взяли Тбилиси), Восточную Армению, Азербайджан (в 1724—1725 годы были взяты турками Мераге, Хой, Нахичевань, Ордубад, Тебриз, Ганджа, Ардебиль), Западный Иран (провинция Луристан, города Нехавенд, Казвин, Хамадан).

Турецкие завоевания создали серьёзную угрозу интересам России на Кавказе и на Каспии. В 1722—1723 годах Россия в результате Персидского похода заняла каспийское побережье до Энзели, что было закреплено российско-иранским договором от 23 сентября 1723 года. Возникшая в связи с этим угроза русско-турецкой войны была устранена подписанием Константинопольского договора между Россией и Турцией 23 июня 1724 года.

Не удовлетворившись захватом огромной территории, Турция отправила свои армии в Восточный Иран, к Исфахану, но была в октябре 1726 года остановлена афганским правителем Ирана — Ашрафом. По Хамаданскому мирному договору от 4 октября 1727 года Ашраф признавал турецкого султана халифом всех мусульман, а также признавал отход к Турции всех владений Ирана, завоёванных Турцией в результате войны и перешедших к ней по русско-турецкому договору 1724 года. Султан, в свою очередь, признавал Ашрафа государем Ирана, но в вассальной зависимости от Турции.

Война 1730—1736

Фактический правитель Ирана, полководец Надир выступил против Хамаданского договора и в 1730 году разбил и изгнал турецкие войска из Хорасана, Керманшаха и Южного Азербайджана.

Позднее, когда Надир подавлял восстания афганцев в Хорасане в 1731 году, шах Тахмасп II, боявшийся усиления Надира, предпринял самостоятельно военные действия против турок, но был разбит под Хамаданом и 10 января 1732 года подписал с ними мир, по которому Турция удерживала за собой всё Закавказье севернее реки Аракс.

Низложив Тахмаспа, Надир в конце 1732 года опять развязывает военные действия против турок, в 1733 году дважды осаждает Багдад и вынуждает турецкого пашу Багдада подписать договор о признании границ 1639 года. Когда договор был отвергнут султаном, Надир развернул боевые действия в Закавказье — в 1734—1735 его войска завоевали и опустошили Северный Азербайджан, Восточную Армению, Восточную Грузию. 14 июня 1735 года между Эчмиадзином и Карсом 70-тысячная армия Надира разбила 80-тысячное турецкое войско. Заключённый в Стамбуле 17 октября 1736 года мирный договор предусматривал возвращение Ирану всех территорий, ранее захваченных Турцией. Однако этот договор так и не вступил в силу.

Война 1743—1746

В 1743 году Надир начинает против Турции новую войну. В сентябре его армии осаждали Мосул, в июле-октябре 1744 года — Карс. 23 августа 1745 года иранские войска нанесли туркам серьёзное поражение западнее Еревана, однако развить этот успех Надир не смог — в Иране вспыхнули мятежи, и он вынужден был для их подавления перебросить вглубь страны значительные силы, сняв их с театра военных действий.

Мирный договор, заключённый 4 сентября 1746 года в Кердане, между Казвином и Тегераном. подтвердил условия договора 1639 года.

Война 1821—1823

После поражения в русско-персидской войне 1804—1813, Иран, по инициативе принца Аббас-Мирзы провёл модернизацию своей армии с помощью британских советников. Возможность испытать боевые качества своей новой армии Аббас-Мирза получил во время конфликта с Османской империей, которая предпринимала вторжения на территорию иранского Азербайджана под предлогом наказания бежавших мятежников. В ответ на эти действия Иран в 1821 году начал войну. Армия Аббас-Мирзы вторглась на территорию Западной Армении в район озера Ван, а затем нанесла поражение турецким войскам при Эрзуруме. Иранские войска действовали успешно и на других фронтах: в районах Баязета, Диярбакыра и в Ираке. Слабость Турции была вызвана необходимостью борьбы с греческим восстанием 1821—1829 гг. В дальнейшем иранским войскам не удалось закрепить свой успех. По мирному соглашению 1823 года границы остались неизменными.

В 20—40-х годах XIX столетия на ирано-турецкой границе неоднократно происходили вооружённое столкновения, однако они не привели к изменению границы.

Источники

Напишите отзыв о статье «Турецко-персидские войны»

  • Бартольд В. В. «Историко-географический обзор Ирана», СПБ 1903
  • Левиатов В. Н. «Очерки по истории Азербайджана в XVIII веке», Баку 1948
  • Новичев А. Д. «История Турции, т.1» Ленинград 1963
  • Bellan L. L., Chah Abbas I, Paris 1932
  • Danismend I.H., Izahli Osmanli tarihi kronolojisi, cilt 2-4, Istanbul 1950-55.

Отрывок, характеризующий Турецко-персидские войны

В Орел приезжал к нему его главный управляющий, и с ним Пьер сделал общий счет своих изменявшихся доходов. Пожар Москвы стоил Пьеру, по учету главно управляющего, около двух миллионов.
Главноуправляющий, в утешение этих потерь, представил Пьеру расчет о том, что, несмотря на эти потери, доходы его не только не уменьшатся, но увеличатся, если он откажется от уплаты долгов, оставшихся после графини, к чему он не может быть обязан, и если он не будет возобновлять московских домов и подмосковной, которые стоили ежегодно восемьдесят тысяч и ничего не приносили.
– Да, да, это правда, – сказал Пьер, весело улыбаясь. – Да, да, мне ничего этого не нужно. Я от разоренья стал гораздо богаче.
Но в январе приехал Савельич из Москвы, рассказал про положение Москвы, про смету, которую ему сделал архитектор для возобновления дома и подмосковной, говоря про это, как про дело решенное. В это же время Пьер получил письмо от князя Василия и других знакомых из Петербурга. В письмах говорилось о долгах жены. И Пьер решил, что столь понравившийся ему план управляющего был неверен и что ему надо ехать в Петербург покончить дела жены и строиться в Москве. Зачем было это надо, он не знал; но он знал несомненно, что это надо. Доходы его вследствие этого решения уменьшались на три четверти. Но это было надо; он это чувствовал.
Вилларский ехал в Москву, и они условились ехать вместе.
Пьер испытывал во все время своего выздоровления в Орле чувство радости, свободы, жизни; но когда он, во время своего путешествия, очутился на вольном свете, увидал сотни новых лиц, чувство это еще более усилилось. Он все время путешествия испытывал радость школьника на вакации. Все лица: ямщик, смотритель, мужики на дороге или в деревне – все имели для него новый смысл. Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа. Он не противоречил Вилларскому и, как будто соглашаясь с ним (так как притворное согласие было кратчайшее средство обойти рассуждения, из которых ничего не могло выйти), радостно улыбался, слушая его.
Так же, как трудно объяснить, для чего, куда спешат муравьи из раскиданной кочки, одни прочь из кочки, таща соринки, яйца и мертвые тела, другие назад в кочку – для чего они сталкиваются, догоняют друг друга, дерутся, – так же трудно было бы объяснить причины, заставлявшие русских людей после выхода французов толпиться в том месте, которое прежде называлось Москвою. Но так же, как, глядя на рассыпанных вокруг разоренной кочки муравьев, несмотря на полное уничтожение кочки, видно по цепкости, энергии, по бесчисленности копышущихся насекомых, что разорено все, кроме чего то неразрушимого, невещественного, составляющего всю силу кочки, – так же и Москва, в октябре месяце, несмотря на то, что не было ни начальства, ни церквей, ни святынь, ни богатств, ни домов, была та же Москва, какою она была в августе. Все было разрушено, кроме чего то невещественного, но могущественного и неразрушимого.
Побуждения людей, стремящихся со всех сторон в Москву после ее очищения от врага, были самые разнообразные, личные, и в первое время большей частью – дикие, животные. Одно только побуждение было общее всем – это стремление туда, в то место, которое прежде называлось Москвой, для приложения там своей деятельности.
Через неделю в Москве уже было пятнадцать тысяч жителей, через две было двадцать пять тысяч и т. д. Все возвышаясь и возвышаясь, число это к осени 1813 года дошло до цифры, превосходящей население 12 го года.
Первые русские люди, которые вступили в Москву, были казаки отряда Винцингероде, мужики из соседних деревень и бежавшие из Москвы и скрывавшиеся в ее окрестностях жители. Вступившие в разоренную Москву русские, застав ее разграбленною, стали тоже грабить. Они продолжали то, что делали французы. Обозы мужиков приезжали в Москву с тем, чтобы увозить по деревням все, что было брошено по разоренным московским домам и улицам. Казаки увозили, что могли, в свои ставки; хозяева домов забирали все то, что они находили и других домах, и переносили к себе под предлогом, что это была их собственность.
Но за первыми грабителями приезжали другие, третьи, и грабеж с каждым днем, по мере увеличения грабителей, становился труднее и труднее и принимал более определенные формы.
Французы застали Москву хотя и пустою, но со всеми формами органически правильно жившего города, с его различными отправлениями торговли, ремесел, роскоши, государственного управления, религии. Формы эти были безжизненны, но они еще существовали. Были ряды, лавки, магазины, лабазы, базары – большинство с товарами; были фабрики, ремесленные заведения; были дворцы, богатые дома, наполненные предметами роскоши; были больницы, остроги, присутственные места, церкви, соборы. Чем долее оставались французы, тем более уничтожались эти формы городской жизни, и под конец все слилось в одно нераздельное, безжизненное поле грабежа.
Грабеж французов, чем больше он продолжался, тем больше разрушал богатства Москвы и силы грабителей. Грабеж русских, с которого началось занятие русскими столицы, чем дольше он продолжался, чем больше было в нем участников, тем быстрее восстановлял он богатство Москвы и правильную жизнь города.

Кроме грабителей, народ самый разнообразный, влекомый – кто любопытством, кто долгом службы, кто расчетом, – домовладельцы, духовенство, высшие и низшие чиновники, торговцы, ремесленники, мужики – с разных сторон, как кровь к сердцу, – приливали к Москве.
Через неделю уже мужики, приезжавшие с пустыми подводами, для того чтоб увозить вещи, были останавливаемы начальством и принуждаемы к тому, чтобы вывозить мертвые тела из города. Другие мужики, прослышав про неудачу товарищей, приезжали в город с хлебом, овсом, сеном, сбивая цену друг другу до цены ниже прежней. Артели плотников, надеясь на дорогие заработки, каждый день входили в Москву, и со всех сторон рубились новые, чинились погорелые дома. Купцы в балаганах открывали торговлю. Харчевни, постоялые дворы устраивались в обгорелых домах. Духовенство возобновило службу во многих не погоревших церквах. Жертвователи приносили разграбленные церковные вещи. Чиновники прилаживали свои столы с сукном и шкафы с бумагами в маленьких комнатах. Высшее начальство и полиция распоряжались раздачею оставшегося после французов добра. Хозяева тех домов, в которых было много оставлено свезенных из других домов вещей, жаловались на несправедливость своза всех вещей в Грановитую палату; другие настаивали на том, что французы из разных домов свезли вещи в одно место, и оттого несправедливо отдавать хозяину дома те вещи, которые у него найдены. Бранили полицию; подкупали ее; писали вдесятеро сметы на погоревшие казенные вещи; требовали вспомоществований. Граф Растопчин писал свои прокламации.
В конце января Пьер приехал в Москву и поселился в уцелевшем флигеле. Он съездил к графу Растопчину, к некоторым знакомым, вернувшимся в Москву, и собирался на третий день ехать в Петербург. Все торжествовали победу; все кипело жизнью в разоренной и оживающей столице. Пьеру все были рады; все желали видеть его, и все расспрашивали его про то, что он видел. Пьер чувствовал себя особенно дружелюбно расположенным ко всем людям, которых он встречал; но невольно теперь он держал себя со всеми людьми настороже, так, чтобы не связать себя чем нибудь. Он на все вопросы, которые ему делали, – важные или самые ничтожные, – отвечал одинаково неопределенно; спрашивали ли у него: где он будет жить? будет ли он строиться? когда он едет в Петербург и возьмется ли свезти ящичек? – он отвечал: да, может быть, я думаю, и т. д.
О Ростовых он слышал, что они в Костроме, и мысль о Наташе редко приходила ему. Ежели она и приходила, то только как приятное воспоминание давно прошедшего. Он чувствовал себя не только свободным от житейских условий, но и от этого чувства, которое он, как ему казалось, умышленно напустил на себя.
На третий день своего приезда в Москву он узнал от Друбецких, что княжна Марья в Москве. Смерть, страдания, последние дни князя Андрея часто занимали Пьера и теперь с новой живостью пришли ему в голову. Узнав за обедом, что княжна Марья в Москве и живет в своем не сгоревшем доме на Вздвиженке, он в тот же вечер поехал к ней.
Дорогой к княжне Марье Пьер не переставая думал о князе Андрее, о своей дружбе с ним, о различных с ним встречах и в особенности о последней в Бородине.
«Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда? Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли.
В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя. Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.
– Доложи; может быть, примут, – сказал Пьер.
– Слушаю с, – отвечал официант, – пожалуйте в портретную.
Через несколько минут к Пьеру вышли официант и Десаль. Десаль от имени княжны передал Пьеру, что она очень рада видеть его и просит, если он извинит ее за бесцеремонность, войти наверх, в ее комнаты.
В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье. Пьер помнил, что при княжне всегда были компаньонки. Кто такие и какие они, эти компаньонки, Пьер не знал и не помнил. «Это одна из компаньонок», – подумал он, взглянув на даму в черном платье.
Княжна быстро встала ему навстречу и протянула руку.
– Да, – сказала она, всматриваясь в его изменившееся лицо, после того как он поцеловал ее руку, – вот как мы с вами встречаемся. Он и последнее время часто говорил про вас, – сказала она, переводя свои глаза с Пьера на компаньонку с застенчивостью, которая на мгновение поразила Пьера.
– Я так была рада, узнав о вашем спасенье. Это было единственное радостное известие, которое мы получили с давнего времени. – Опять еще беспокойнее княжна оглянулась на компаньонку и хотела что то сказать; но Пьер перебил ее.
– Вы можете себе представить, что я ничего не знал про него, – сказал он. – Я считал его убитым. Все, что я узнал, я узнал от других, через третьи руки. Я знаю только, что он попал к Ростовым… Какая судьба!
Пьер говорил быстро, оживленно. Он взглянул раз на лицо компаньонки, увидал внимательно ласково любопытный взгляд, устремленный на него, и, как это часто бывает во время разговора, он почему то почувствовал, что эта компаньонка в черном платье – милое, доброе, славное существо, которое не помешает его задушевному разговору с княжной Марьей.
Но когда он сказал последние слова о Ростовых, замешательство в лице княжны Марьи выразилось еще сильнее. Она опять перебежала глазами с лица Пьера на лицо дамы в черном платье и сказала:
– Вы не узнаете разве?
Пьер взглянул еще раз на бледное, тонкое, с черными глазами и странным ртом, лицо компаньонки. Что то родное, давно забытое и больше чем милое смотрело на него из этих внимательных глаз.
«Но нет, это не может быть, – подумал он. – Это строгое, худое и бледное, постаревшее лицо? Это не может быть она. Это только воспоминание того». Но в это время княжна Марья сказала: «Наташа». И лицо, с внимательными глазами, с трудом, с усилием, как отворяется заржавелая дверь, – улыбнулось, и из этой растворенной двери вдруг пахнуло и обдало Пьера тем давно забытым счастием, о котором, в особенности теперь, он не думал. Пахнуло, охватило и поглотило его всего. Когда она улыбнулась, уже не могло быть сомнений: это была Наташа, и он любил ее.

Во время монгольских нашествий на северо-востоке Малой Азии осело одно из тюркских племён. Предводитель этого племени — Осман — основал свое государство, провозгласив себя независимым правителем (в 1299 г.). Новое правительство стали именовать его именем — Османская Турция. К 1453 г. османские турки уничтожили Византийскую империю, под их натиском пал Константинополь. Османская Турция стала сильнейшим государством на Ближнем Востоке. Её власть простиралась и на балканские страны, и на всю Малую Азию.

Тем временем шах Исмаил (род Сефевидов) в 1502 г. в западной части Ирана основал свое новое государство — Персидское. Сначала он разгромил Аккоюнлу, овладев Закавказьем и Ираком, а потом в его власти оказался и весь Иран. Город Тебриз стал столицей Персидского государства.

Османская Турция была сильно озабочена объединением Ирана в единое государство. Это заставило султана Селима I собрать большую армию и двинуться против Ирана. Произошло крупное сражение (1512 г.) в результате которого Шах Исмаил был разбит. Вскоре под властью Османской Турции пали Ирак, Сирия, Аравия и Египет. Османская Турция после этих завоеваний превратилась в огромную империю, всё Закавказье теперь было под ее властью.

Поражение не сломило Шаха Исмаила, он собрал новую армию и в скором времени смог прогнать турок из Ирана и Закавказья. Войны между Персидским государством и Османской империей длились с переменным успехом почти 50 лет. Причем большинство военных действий проходило на территории Армении. Это приводило к новым опустошениям территории обеими воюющими сторонами. В 1555 г., наконец устав от войн, между Турцией и Персией был заключен мирный договор. Согласно этому договору в Амасии Армения и всё Закавказье было разделено между ними. Это был уже третий раздел Армении.

Однако мир продлился недолго. Уже в конце XVI века Османская империя, будучи в зените славы, начала новую войну, захватив всё Закавказье. Иран, который был не готов к войне, в 1590 году вынужден был уступить Османской империи эти территории.

Молодой Шах Аббас принялся готовить новую войну. Воспользовавшись помощью англичан, он создал очень мощную артиллерию, провел полную реорганизацию персидской армии и развязал новую войну с Османской Турцией в 1603 г. Войска персов захватили Армению. Затем, когда турецкая армия выдвинулась навстречу, персы отступили. Но, чтобы лишить турок продовольствия и приюта, армия Шаха Аббаса разрушила все селения и переселила всё армянское население из Айрарата. Более 300 тысяч человек подверглось насильственному переселению. Многие погибли во время него. Армянских переселенцев разместили в разных областях Ирана. Богатых купцов и ремесленников — жителей города Джуга поселили близ Исфахана. Для этой цели построили пригород — Новая Джуга. Эта война продлилась больше 30 лет, также с переменным успехом, пока стороны не заключили мирный договор.

И по этому договору (1639 г.) Османская Турция и Персия Армению и всё Закавказье снова разделили между собой. Разделительная линия прошла по реке Ахурян, а далее почти по прямой линии делила Армению пополам. Это был уже четвёртый раздел Армении.

<<< Часть36 Часть 38 >>>

Улица называется Кутаиси, но вокруг надписи на турецком языке. Дальше фаст-фуд «Анталия», а за углом — ресторан «Стамбул». То, что мы в Батуми, столица Аджарии, Грузия, так сразу и не поймешь.

Музафе перебрался в Аджарию 15 лет назад и, как и все турки в этих краях, легко нашел работу.

«Я еще в детстве здесь бывал, освоился быстро. Очень люблю Грузию, здесь живут очень хорошие люди», — говорит повар Музафе Гормуши.

Его грузинский почти без акцента, но гости, заглянувшие за шаурмой по пути на пляж, не дают забыть родной язык.

«А где еще нам отдыхать, как не здесь! Турки всегда здесь жили, со времен Османской империи еще», — говорит Зеки Янык.

Кутаисская улица Батуми — бурно растущий турецкий квартал. Десятки однотипных кафе с нехитрой схемой: хозяин живет в Турции, смотрящий — турок, клиенты — оттуда же. И лишь обслуживающий персонал — местные.

«Я, шеф-повар, турок. Директор тоже турок. А остальные работники — грузины», — рассказывает шеф-повар Серахатин Гюндбай.

На бизнес-ланч Керем заказал вкус детства — чечевичный суп а-ля турке. Стилистом в Батуми он работает уже третий год и в стиле типичного турка в этих краях скоро подает на гражданство.

«Я вот, к примеру, не могу поехать в Америку. Это проблема политиков — турецких и американских. С грузинским паспортом никаких проблем нет», — говорит Керем Озтюрк.

Международный аэропорт Батуми построен турецкой компанией, эксплуатируется турецкой компанией как внутренний аэропорт Турции. Пассажирам из Стамбула здесь не нужно проходить пограничный контроль. В кассах продают билеты до турецкого города Хопа, но там нет аэропорта. Самолет прилетает в Батуми, а дальше на автобусе по территории Грузии как у себя дома. Кстати, билет из виртуального аэропорта Хопы в Стамбул стоит в три-четыре раза дешевле, чем из Батуми.

«Если у вас билет из Хопы, вы должны приехать сюда, мы зарегистрируем вас на рейс, проверим ваш паспорт, а потом посадим вас в автобус и довезем прямо до аэропорта в Батуми, но вам не придется проходить грузинскую границу», — рассказывает менеджер «Турецких авиалиний».

Впрочем, и граница эта для турок весьма условная. Безвизовый режим и все меньше отличий по обе стороны. Главное — в Батуми на каждом шагу казино. По меркам консервативной турецкой провинции Батуми — это черноморский Лас-Вегас. Игорный бизнес Анкара давно прикрыла, и поэтому одни турки здесь строят казино, а другие, замыкая экономическую цепочку, едут целенаправленно поиграть. По наличию казино в гостинице, кстати, тут легко определить турецкий отель.

«Гостиницу, которую мы построили, если откровенно говорить, все думали, что это турки построили. Но на самом деле здесь строили грузины. И хозяин — грузин, но до сих пор они не верят, что это грузинская гостиница», — рассказывает владелец отеля Геннадий Цулукидзе.

Едва ли не чаще новых отелей десятками на карте Аджарии растут мечети, построенные на турецкие деньги. Треть населения региона — грузины-мусульмане. Но когда Анкара решила продавить восстановление мечети султана Абдула Азиза, батумцы протестовали. Двести лет назад мечеть ведь строили для турецких солдат — захватчиков. Турки отступили, но от планов не отказались.

Совсем рядом с минаретами главной мечети Аджарии — сеть заведений, с которыми еще недавно Грузия никак не ассоциировалась. Из Таиланда турки выписали … массажисток.

Батуми всегда считался городом демократичным. Аслана Смирбу, этнического абхаза, в 90-е преимущественно грузинское население избирало своим мэром. Но глядя на то, как гости меняют лицо его города, уже и он не сдерживает эмоций.

Триста лет Аджария была частью Османской империи и лишь в конце XIX века по итогам Русско-турецкой войны эти земли были, по сути, возвращены Грузии.

«Россия помогла Грузии, чтобы Аджарская автономная республика вернулась в состав Грузии. Это же россияне сделали, это же не надо исключать, об этом надо говорить», — сказал экс-мэр Батуми Аслан Смирба.

Но в Тбилиси, где действующая власть объявила Россию врагом, об этом предпочитают не вспоминать. А турки давно забыли, что кроме них на этой земле еще кто-то жил.

Развалины грузинского храма XII века. Документально подтверждено: здесь молилась царица Тамара. Сейчас это Турция. Притом что к утверждению своей культуры на этой земле турки подходят чрезвычайно щепетильно.

Сарпи — один из лучших пляжей в Аджарии. Здесь и вода почище, и медуз практически нет. Совсем рядом турецкая граница, и в 100 метрах от терминала турки построили мечеть, хоть ближайший турецкий город в пяти километрах отсюда. Динамики расположены таким образом, что насладиться пением муэдзина могут прихожане православного храма. От следов Османской империи здесь не скрыться. А в Турции уже звучат голоса: пришло время собирать камни.

Все началось с «революции роз», на шипах которой сидел Михаил Саакашвили. Грузия активно призывала инвестировать в себя. Раньше всех откликнулись США и Турция. Отстроенный на хлынувшие иностранные инвестиции Батуми сразу же становится визитной карточкой всей Грузии. Впрочем, американцы довольно быстро теряют интерес, все-таки Америка далеко. А вот турки решают остаться здесь всерьез и надолго, ведь они неплохо помнят эту землю. И за фасадом знаменитых батумских небоскребов — это один из символов города — необычный зеленый арт-объект — укрепительный редут Османской империи периода Крымской войны.

Брали без боя. До Саакашвили турецкого бизнеса в Аджарии не было. Совсем. А при нем туркам стали раздавать грузинские паспорта. И Анкара начала всячески помогать тем, кто хочет уехать и развиваться в Грузии.

«Турецкие власти дают выгодные кредиты для открытия бизнеса за рубежом. У нас хорошо идут дела в Батуми, мы уже думаем об открытии в Тбилиси», — говорит владелец ресторана Омур Танриверди.

Считается, что турецкие интересы в Тбилиси лоббировала тюрколог Гиули Аласания — мать Михаила Саакашвили и близкая подруга тогда еще не опального проповедника Фетхуллаха Гюллена.

«Она была любимой женщиной Фетхуллаха Гюллена. С помощью матери Саакашвили, Гиули Аласании, Гюллен создал в Грузии сеть учебных заведений: начальных, средних и высших. Мы говорим о российской оккупации, а Турция является настоящим оккупантом», — сказал политолог Арно Хидирбегишвили.

Школьникам приграничных городов, как и туристам в Аджарии, турки рассказывают свою историю города Батум-кале.

«Их сопровождают свои экскурсоводы. И они прямо рассказывают: мы находимся на территории Турции, это наша земля», — говорит писатель Рамаз Сурманидзе.

Да и сам Эрдоган, предки которого жили как раз в Аджарии, говорит открыто: Турция не прочь вернуться к границам Османской империи.

«Наши физические границы отличаются от границ в нашем сердце. Разве можно отличить Ризе от Батуми? Множество историков считает, что в границы Турции должны входить Кипр, Алеппо, Мосул, Салоники, Батуми. Лишь утратив независимость, мы потеряем интерес к этим территориям», — заявил Эрдоган.

Интерес к Аджарии уже подкрепляют 2,5 миллиарда долларов, закачанных в грузинскую экономику Анкарой. И внушительная — 15 процентов населения Батуми — диаспора с двойным гражданством. Мягкая сила, за которой, если присмотреться, мертвая хватка.

«Когда они идут с большим капиталом и когда за ними стоит религия, извините, это такая гремучая смесь. Когда взорвется, как взорвется, какой детонатор для этого нужен будет — придется только гадать», — сказал журналист Давид Чхартишвили.

Экспортная модель политического ислама в Турции сводится к простой формуле, озвученной тем же Эрдоганом: «Мечети — это наши казармы, минареты — наши штыки». Продолжая метафору, очевидно, что в Батуми солдаты уже давно перешли границу.

История Грузии

  • Диаоха
  • Колхида
  • Иберия
  • Грузия в римскую эпоху
  • Лазика
    • Абазгия
  • Походы помпея в Грузии
  • Сасанидская иберия
  • Крещение Иверии (326)
  • Картлийские Питиахши
    • Михраниды

Раннее средневековье

  • Иберийские войны
  • Лазская война
  • Княжество Иберия
  • Арабское правление в грузии
    • Тбилисский эмират
  • Кахети-Эрети
    • Хосроиды
  • Джавахети-Кларджети
    • Гуарамиды
  • Абхазское царство
    • Аносиды
  • Тао-Кларджети
    • Багратиды

Высокое средневековье

  • Ивирия (фема)
  • Грузинское царство
    • Золотой век
  • Кахети-Эретинское царство
  • Византийско-грузинская и Грузино-сельджукские войны
  • Монгольское завоевание Грузии

Позднее средневековье

  • Вторжения Тамерлана в Грузию
  • Туркменские вторжения в Грузию
  • Падение Грузинского царства

Ранний современный период

  • Самцхе-Саатабаго
  • Картлийское царство
  • Кахетинское царство
  • Имеретинское царство
    • Гурия
    • Сванетия
    • Мингрелия
    • Абхазия
  • Мир в Амасье
    • Турецкая Грузия
    • Сефевидское Грузия
  • Картли-Кахетинское царство
    • Георгиевский трактат
    • Крцанисская битва

Поздний современный период

  • Грузия в составе Российской империи
  • Гурийская республика
  • Закавказский комиссариат
  • ЗДФР

  • Название Грузии
  • Цари Грузии
  • Государства
  • Тбилиси
  • Военная история
  • Войны
  • Хронология

Древняя история
Средние века
Новое время
Новейшее время

Грузия (груз. საქართველო , Сакартве́ло) — название исторического региона и современного государства в Закавказье, на побережье Чёрного моря, на южных склонах Главного Кавказского Хребта. Основным населением Грузии является один из древнейших коренных народов Кавказа и мира, относящийся к европеоидной расе, картвелы, которые и формировали историю грузинского государства.(см.).

История Грузии (груз. საქართველოს ისტორია) охватывает длительный период времени, начиная с памятников Аббевильской Культуры и кончая событиями современности. Наряду с регионами Кавказа, Грузия входит в число мест обнаружения древнейших памятников человеческой цивилизации и считается местом зарождения металлургии, виноделия. Первым в истории Грузии союзом племён, а позднее государством стало Диаоха, упоминаемая в древневосточных источниках с конца II тысячелетия до н. э.

«Золотой век» Грузии (груз. საქართველოს ოქროს ხანა) пришёлся на период между началом XI и началом XIII веков н. э.. Пиком расцвета стало время правления царицы Тамары, прозванной Великой (1184—1210). При её царствовании Грузия достигла наибольшего расцвета, был написан шедевр грузинской литературы — поэма Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». В течение длительного периода после «Золотого века» Грузия была под монгольским, персидским и турецким владычеством, лишь периодически обретая независимость. В результате нашествий единое грузинское царство распалось на Картли, Кахети, Имерети и Самцхе-Саатабаго. Из-за усиления феодалов Имеретинское царство потеряло контроль над Мегрельским и Гурийскими княжествами, а также над Абхазией.

Постепенное возрождение Грузии началось после объединения Картли и Кахети в 1762 году. В 1783 году между Россией и Грузией был подписан Георгиевский трактат. В период с 1801 по 1864 годы грузинские царства и княжества вошли в состав Российской империи, в составе которой пробыли до 1918 года, когда было образовано первое грузинское демократическое государство — Грузинская Демократическая Республика. 25 февраля 1921 года Грузинская Демократическая Республика была ликвидирована частями Красной армии. 9 апреля 1991 года Верховный Совет Грузии принял акт о восстановлении независимости, однако до распада СССР в конце того же года Грузия формально оставалась в его составе. С 26 декабря 1991 года Грузия — независимое государство. 31 июля 1992 года Грузия стала полноправным членом Организации Объединённых Наций.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5 Просмотров:155 800 33 386 200 479 252 679 110 433
  • ✪ ИСТОРИЯ ГРУЗИИ!!! (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ)
  • ✪ ИСТОРИЯ ГРУЗИИ: РАСЦВЕТ И ПАДЕНИЕ КОЛХИДСКОГО ЦАРСТВА!!!
  • ✪ ИСТОРИЯ ГРУЗИИ: ЦАРИЦА ТАМАР И ЗОЛОТОЙ ВЕК!!!
  • ✪ История Грузии. History of Georgia
  • ✪ ИСТОРИЯ ГРУЗИИ: ДАВИД IV АГМАШЕНЕБЕЛИ И ДИДГОРСКАЯ БИТВА

Субтитры

  • 1 Древняя история
    • 1.1 Доисторическая Грузия
      • 1.1.1 Эпоха палеолита и мезолита
      • 1.1.2 Эпоха Неолита
      • 1.1.3 Эпоха Энеолита
  • 2 Древние царства
    • 2.1 Колхида и Иберия
    • 2.2 Римское завоевание
    • 2.3 Принятие христианства
    • 2.4 Вторжение арабов в Грузию
  • 3 Средние века
    • 3.1 Объединение Грузии
    • 3.2 Отношения Грузии с Византией в XI веке
    • 3.3 Давид Строитель и усиление Грузии
    • 3.4 Царица Тамара и Золотой век
    • 3.5 Монгольское завоевание
    • 3.6 Нашествие Тамерлана
  • 4 Грузия между Персией, Османской и Российской империями
    • 4.1 Борьба с Османской империей и Персией
    • 4.2 Грузия в XVIII веке
  • 5 Грузия в составе Российской империи
  • 6 Грузинская демократическая республика
    • 6.1 Войны с соседями
  • 7 Социалистическая Советская Республика Грузия
  • 8 Грузинская ССР
    • 8.1 Грузия во Второй мировой войне
    • 8.2 После войны
    • 8.3 Тбилисские события 1989 года и выход Грузии из СССР
  • 9 Независимая Грузия
    • 9.1 Правление Эдуарда Шеварднадзе
    • 9.2 Революция роз
    • 9.3 Грузия в период правления М. Саакашвили
      • 9.3.1 Аджарский кризис
      • 9.3.2 Мятеж в Кодорском ущелье
      • 9.3.3 Политическая и экономическая жизнь
      • 9.3.4 Вооружённый конфликт в Южной Осетии (2008)
  • 10 См. также
  • 11 Примечания
  • 12 Литература

Истории русских, оставшихся в Грузии и Армении после распада СССР

Армения: Людмила Бабалян, 58 лет

Я родилась и выросла в Тбилиси, но в 1968 году второй муж моей матери был вынужден переехать в Ереван, причем по, казалось бы, смешному поводу. Он был наполовину армянин, а на работе ему не давали повышение, говорили «смени фамилию на грузинскую, тогда дадим». В общем, мы переехали в Ереван. Поначалу там все складывалось очень удачно, родители неплохо зарабатывали.

Реклама

Все резко изменилось после 1991 года. Например, нам перестали поставлять газ. Кто-то говорил, что это произошло из-за войны в соседней Грузии, через которую шел газопровод. Кто-то говорил о том, что Армения не могла «потянуть» это финансово. В чем истинная причина, я не знаю. Но факт в следующем: люди стали отапливать дома дровами. Прямо в центре Еревана.

Многие городские парки (а парков в армянской столице было множество) были вырублены для того, чтобы отапливать дома. Свет давали и вовсе на час.

За это время надо было успеть постирать и сделать ряд других неотложных дел. А уроки дети делали при свече. Правительство также выдавало бесплатно 20 литров керосина в неделю. Для тех, кто успел купить керосиновые лампы, это было серьезное подспорье.

Кстати, о детях и школе. Сразу же после перемен резко сократилось преподавание русского языка в средних учебных заведениях. Его почти везде стали преподавать как иностранный. Мы с мужем с трудом устроили детей в школу при российской воинской части, за взятку. Там им дали относительно неплохое образование. При этом на улицах русским стало как-то неуютно. Их никто не бил, не грабил, но давали понять, что они люди второго сорта. Например, мою дочь как-то в магазине назвали «курицына задница» (это я не очень точно одно армянское идиоматическое выражение на русский перевела). С собой на всякий случай носила всегда паспорт, так как там армянская фамилия. Не могу припомнить, чтобы когда-то он мне действительно понадобился, но я считала, что, если ситуация вдруг станет критической, он может сослужить мне добрую службу.

Проблемы с языком испытал и муж. Дело в том, что в СССР армянский язык в Ереване практически не был нужен, и муж, хотя и является армянином, его толком не знал. А тут всю документацию перевели на армянский. В итоге он, бедный, ряд документов заполнял побуквенно. А в случае, когда объем документа был большой, просил армянских коллег ему помочь.

Еще одной серьезной проблемой для меня и многих жителей Еревана стал транспорт. Первое время после распада СССР из-за дефицита топлива он практически перестал ходить. Представьте, что это такое для города с населением в миллион человек!

Муж ходил на работу пешком за 20 километров.

А его родители ходили примерно такое же расстояние, чтобы принести нам дрова. Я умоляла их этого не делать (я ведь понимала, что пожилым людям это крайне тяжело), но они меня не слушали.

Тем временем в соседнем Азербайджане разгоралась война между армянами и азербайджанцами, в которую Ереван был, хотя и опосредованно, вовлечен. На улицах проходили митинги, где-то кто-то набирал добровольцев. Появились беженцы, хотя, как потом выяснилось, большая часть из них почти тут же из города уехали. В то время ряд стран Европы, в частности Германия, создали программу помощи беженцам из разных горячих точек мира. Многие азербайджанские армяне этим воспользовались и перевезли в ФРГ свои семьи по пятое колено.

Уезжать из города стали и русские. Каждый, у кого были хоть какие-то связи или близкие в России, старался этим воспользоваться. У нашей семьи таких возможностей не было. Я работала преподавателем русского языка в детском саду, но из-за изменившейся политики изучения русского языка я долго — почти 15 лет — сидела без работы. Муж трудился в больнице, где дослужился до заведующего реанимационным отделением.

Сейчас ситуация чуть изменилась в лучшую сторону: по крайней мере, есть газ и отопление, открылись русские школы. Правда, чтобы устроиться туда, человеку необходимо как-то документально подтвердить свое русское происхождение, армянам туда устроиться почти невозможно.

Работа в стране в принципе есть, но зарплаты крайне низкие, а самое главное — крайне трудно добиться карьерного роста.

Русских, в том числе молокан (южнокавказские русские, которые населяют регион с XVIII века), берут и на госслужбу — в полицию или прокуратуру, но там им также практически невозможно добиться начальствующих постов. Неудивительно, что молодежь — и армянская, и русская — активно стремится уехать из страны.

Что касается лично меня и моей семьи, то моя дочка в итоге в совершенстве овладела армянским языком и даже нашла в Армении относительно неплохую работу. Сын так и не выучил этот язык, зато стал неплохим программистом. Пять лет назад он уехал в Германию, где достиг серьезных успехов в карьере, теперь помогает нам материально. Недавно он оплатил нам троим отпуск в Сочи. Хотя, конечно, при СССР мы ездили туда всей семьей только на зарплату мужа, причем каждый год.

Грузия: Георгий Мамаев, 54 года

Я родился и вырос в Тбилиси, так получилось, что я свободно владею двумя языками: и русским, и грузинским. К тому времени, как начались события 1989–1991 годов, у меня уже была жена, первая красавица города (я не шучу, я боролся за ее руку и сердце с одним из руководителей местной компартии), и двое детей. Моя супруга не меняла грузинскую фамилию на русскую, что, возможно, и помогло нашей семье в дальнейшем. В тот момент я работал архитектором, проектировал ряд зданий и сооружений в городе.

Я даже и думать не мог, что буквально за считаные два-три месяца то, чему я учился более пяти лет, станет в Грузии надолго никому не нужным. Еще в 1990 году будущий президент Грузии Звиад Гамсахурдия произнес свой знаменитый лозунг: «Грузия для грузин». Начались нападки на осетин, проживающих в республике, попытки выгнать азербайджанцев из района Квемо-Картли: они там в городах Дманиси и Болниси составляют этническое большинство. Русских напрямую это все, как правило, не затрагивало, но многие мои знакомые уехали тогда из Тбилиси «на всякий случай». Некоторым из них удалось продать свою недвижимость за себестоимость. А иные все это продали даже за бесценок.

Как выяснилось, у них были вполне веские мотивы так поступать. Уже в декабре 1991 года между командиром нацгвардии Грузии Тенгизом Китовани и президентом Гамсахурдия началась война. Две недели она происходила непосредственно в центре Тбилиси — на проспекте Руставели. В этих событиях применялись БТР и даже танки. Квартира моей жены находилась также на этом проспекте, в доме, который был ближе к парку 9 Октября. Саму супругу и детей я успел перевезти на время во Владикавказ, к своим дальним родственникам. Мы обдумывали, продавать квартиру или нет. И дообдумывались до того, что

война пришла прямо в нашу квартиру, где, слава богу, был только я.

Дому не досталось, нет, но в какой-то момент ко мне постучался кто-то из участников событий. У него был прострелен живот и он кричал так, что не услышать его было невозможно. Я втащил его в квартиру и пытался помочь, но что я мог сделать? Медицинского образования у меня нет. «Скорая» тогда, как ни странно, ездила, но вызвать ее я не мог, так как телефон в квартире не работал. В общем, парень умер у меня на руках после пяти часов мучений. А потом пришли те, кто воевал «за другую команду». Они понимали, что я ни при чем, но на всякий случай не только забрали труп погибшего, но и избили меня. Досталось мне крепко: были сломаны два ребра, кроме того, я не смог найти потом примерно половину зубов.

Гражданская война потом продолжалась еще три года, и это я не говорю о событиях в Абхазии. Жить как-то было надо. У моего старинного приятеля, грузина, были какие-то завязки в Стамбуле. Он решил организовать что-то вроде бизнеса, возить оттуда вещи и продавать в Грузии. Ему нужен был человек, который не испугается, собственно, это делать. Так я и стал «челноком».

В то время в Тбилиси можно было прямо на улице купить любое оружие, даже гранатомет. Я приобрел два пистолета, на всякий случай.

Когда я был в Тбилиси, то везде сопровождал жену и брал с собой оружие. Когда меня не было, я запрещал ей выходить из дома без крайней необходимости.

Вопрос был, как водить в школу детей. Но семью моей жены в городе знали, и в целом со многими коренными тбилисцами мы были в неплохих отношениях. В общем, наши друзья провожали и встречали моих сыновей в школу тогда, когда я не мог этого сделать сам.

Отмечу, что бизнес пошел неплохо, лет пять я фактически в одиночку содержал семью. В целом в стране с трудоустройством начались огромные проблемы, и если и можно было где-то устроиться, то только через знакомых. Особенно это касалось государственных органов. Кроме того, гражданская война все перемешала: у многих оборвались дружеские и родственные связи. И с ее началом произошел второй отток русскоязычного населения из государства, так как с грузинской территории вывели штаб Закавказского военного округа, а многие русские были родственниками советских военнослужащих.

После завершения боевых действий отношение в обществе к войне и разного рода конфликтам на межнациональной почве можно было охарактеризовать простым словом «достали!». Соответственно, какие-то проявления уличного национализма стали сходить на нет. К русским всегда в Грузии относились в целом лояльно, а в тот период оставшиеся русские и грузины, я имею в виду молодежь, начали активно заключать друг с другом браки. В общем, люди хотели нормально жить, работать, рожать детей и так далее. Но правительство Шеварднадзе смогло предложить им только коррупцию на всех уровнях, нищенскую зарплату и вечную риторику о необходимости вернуть Цхинвали и Сухуми. В общем, когда мои дети окончили школу, я сделал все, чтобы они уехали учиться в Москву, и мне это удалось. Впоследствии в Грузию оба сына не вернулись. Старший остался в Москве, он отучился по профессии строителя и нашел хорошую работу. Младший отучился на врача, и в России ему показалось тесно. В итоге он женился на шведке и сейчас живет с ней в Стокгольме.

Приход к власти Саакашвили мы с женой восприняли двояко. С одной стороны, при нем усилилась антироссийская риторика, в школах и учебных заведениях начали постепенно сворачивать преподавание русского языка. В итоге у современной грузинской молодежи с ним проблемы, зато они все учат английский. С другой стороны, этот политик действительно чуть придушил коррупцию и заставил чиновников лучше работать. Мы с женой даже смогли открыть маленькое кафе. Правда, зарегистрировать его пришлось на мою супругу.

Еще хочу сказать, что

после конфликта в Осетии в 2008 году на улице, как ни странно, негативного отношения к себе я не почувствовал.

Хотя я имею ярко выраженную славянскую внешность: у меня серые глаза и светло-русые волосы. Может, это связано с тем, что я со всеми говорю по-грузински. Может, из-за того, что грузины в основном люди неагрессивные и воспитанные. По крайней мере те, кто вырос в Тбилиси. В общем, никогда никаких проблем из-за этой войны у меня не было. Тем более удивительным было большое количество туристов из России даже после Цхинвали-2008. Мои друзья из РФ также приезжают, причем очень часто.

В целом же ситуация в стране оставляет желать лучшего. Очень дорогие продукты, причем об этом говорят даже российские туристы, проблемы с трудоустройством. Большое количество людей выживает только за счет уличной торговли всякой всячиной.

У меня тем временем родились внук и внучка. Их родители каждое лето приезжают к нам с женой в гости. Я обязательно постараюсь передать внукам уважение ко всем нациям и народам и, конечно, к истории как России, так и Грузии.

Оба народа имеют богатейшую культуру и историю, жаль только, что об этом часто забывают.

Впрочем, два пистолета, которые я купил в начале лихих 1990-х, я не выбросил. На всякий случай (смеется).