Цезарь львович куников

Куников, Цезарь Львович — Биография

Це́зарь Льво́вич Ку́ников (23 июня 1909, Ростов-на-Дону — 14 февраля 1943, Геленджик) — советский офицер, командир десантного отряда, захватившего плацдарм «Малая земля», Герой Советского Союза.

Биография

Родился в Ростове-на-Дону в крымчакской семье (отец, Лев Моисеевич Куников, работал инженером-машиностроителем; мать, Татьяна Абрамовна, была домохозяйкой).

В 1918 году семья, вслед за отступающей Красной армией, переехала из Ростова в Ессентуки, а в 1920 году в Баку. Вместе с Л. М. Куниковым юный Цезарь побывал в Персии. В 1924 году отец с сыном поехал восстанавливать доменное производство в Макеевку. Здесь юноша начал трудиться на металлургическом заводе «Унион»-«Югосталь»: учеником лаборанта, лаборантом, слесарем, токарем.

Весной 1925 года вступил в комсомол. В конце 1925 года вся семья Куниковых переехала в Москву. Здесь он работал слесарем на фабрике «Союз», затем токарем на тормозном заводе. В 1928 году Ц. Л. Куников поступил в Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе в Ленинграде. После пяти месяцев учебы тяжело заболел и был отчислен из училища. После выздоровления служил срочную механиком на флоте. В 1930 году вернулся в Москву. В 1931 году поступил в МВТУ имени Баумана. С 1932 года — заведующий сектором оборонной промышленности Московского комитета комсомола. Окончил Московскую промышленную академию и Московский машиностроительный институт им. Бубнова. Получив два диплома: инженера-организатора машиностроительного производства и технолога-механика, 26-летний Цезарь Львович пришёл на Московский завод шлифовальных станков. Начав с самой нижней ступеньки — мастером токарного отделения, уже в марте 1938 года Цезарь был назначен главным технологом завода. С октября того же года — начальник технического управления Наркомата машиностроения, Наркомата тяжёлого машиностроения, директор ЦНИИ технологии машиностроения, ответственный редактор всесоюзной газеты «Машиностроение». Он был награжден медалью «За трудовое отличие».

С началом Великой Отечественной войны старший политрук запаса Куников вступил добровольцем в армию. Добился перевода в ВМФ в сентябре 1941 года. Командиром 14-го отряда водного заграждения Азовской флотилии (впоследствии 13-й отряд сторожевых катеров) воевал у Таганрога и Мариуполя. В качестве комбата морской пехоты активно принимал участие в обороне Темрюка, Керчи. В дальнейшем командовал 305-м отдельным батальоном морской пехоты в составе Черноморской группы войск.

По плану проведения операции «Море», для отвлечения сил противника, в ночь с 3 на 4 февраля 1943 года десантный отряд моряков-добровольцев (275 человек) под командованием майора Ц. Л. Куникова с минимальными потерями (трое раненых, один убитый) высадился на занятом врагом, хорошо укреплённом побережье в районе Новороссийска, у пос. Станичка (м.Мысхако «Малая земля»). Стремительным ударом десантный отряд выбил немцев из опорного пункта и прочно закрепился на захваченном плацдарме. На рассвете разгорелся ожесточённый бой. Десантники в течение суток отразили 18 атак противника. К концу дня боеприпасы были на исходе. Положение казалось безвыходным. Тогда отряд майора Куникова совершил внезапный налёт на артиллерийскую батарею противника. Истребив орудийный расчёт и захватив орудия, они открыли из них огонь по атакующим вражеским солдатам. Ввиду неудачной высадки главных сил десанта, плацдарм, занятый подразделением Ц. Л. Куникова стал из отвлекающего — основным. Семь дней десантники отбивали яростные атаки врага. Удерживая освобожденную территорию до подхода основных сил, моряки выбивали (зачищали) противника из многоэтажных зданий. Впервые в практике подразделений российской морской пехоты Ц. Л. Куников провел практическое обучение личного состава технике высадки на берег в ночное время в зимних условиях, владения холодным оружием, стрелковым и артиллерийским вооружением противника.

В ночь на 12 февраля 1943 года Ц. Л. Куников был смертельно ранен взрывом «шальной» мины на Малой земле, эвакуирован в Геленджик, и там 14 февраля 1943 года скончался от ран. Похоронен в братской могиле в Новороссийске.

За мужество и отвагу Куникову Цезарю Львовичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1943 года посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

У него остался сын — Юрий.

Награды

  • Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1943 года за блестящее руководство десантной операцией и проявленные при этом мужество и отвагу майору Куникову Цезарю Львовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
  • Награждён орденом Ленина, орденами Красного Знамени, Александра Невского, медалями.

Память

  • Советский писатель Л. Соболев, будучи фронтовым корреспондентом «Красной звезды», встречался с Куниковым и описал это в своих очерках.
  • О Цезаре Львовиче писатель Петр Межирицкий написал книгу «Товарищ майор».
  • Д. Файнштейн и А. Хирикилис (ординарец Куникова) написали книгу воспоминаний «Вместе с Цезарем».
  • Куников навечно зачислен в списки 557-го отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота.
  • Бюст Ц. Л. Куникова установлен в Азове и в бухте Казачьей, город Севастополь.
  • Памятник на трассе М-23 Ростов-на-Дону—Таганрог (у села Синявское).
  • Его именем названы: улицы в Ростове-на-Дону, Азове, Геленджике и Новороссийске, площадь в Москве, большой десантный корабль Черноморского флота ВМФ России, гимназия № 2 Новороссийска, школа № 6 города Туапсе, малая планета 2280 Kunikov.
  • Почта России выпустила памятный конверт, посвящённый Ц. Л. Куникову.
  • История Ц.Л.Куникова легла в основу серии «Новороссийск» из 13-серийного документально-игрового фильма «Города-Герои» (2010, телекомпания ОНТ, Беларусь)
  • Упоминается в рассказе Анатолия Маркуши «Земля Цезаря».

Примечания

Его отряд должен был лишь отвлекать внимание немцев. Но в итоге принял весь бой на себя. И его бойцы сделали невозможное – захватили Малую землю и отстаивали ее 225 дней. Это сыграло решающую роль в освобождении Новороссийска. Но звание Героя Советского Союза Цезарю Куникову присвоили уже посмертно.

На февраль 1943 года было намечено освобождение Новороссийска. Предполагалось высадить крупный морской десант в районе Южной Озерейки, а параллельно – отвлекающий, демонстративный десант в Цемесской бухте, у поселка Станичка. Среди десятков офицеров на должность главы такого демонстративного десанта был выбран командир 305-го отдельного отряда морской пехоты майор Цезарь Куников. Главной задачей его десанта было дезориентировать нацистское командование и отвлечь врага от основного театра действий, а дальше – либо прорываться к основным силам, либо эвакуироваться. Но просчеты привели к тому, что этому вспомогательному отряду Куникова, численностью всего в две сотни с лишним человек, пришлось стать основной силой сдерживания противника. Захваченный и удерживаемый бойцами этой группы участок береговой линии стал известен как плацдарм «Малая земля» – место героических боев за освобождение Новороссийска.

За предшествующие этому событию два года войны находчивость, мужество и личная отвага Цезаря Куникова не раз отмечались советским командованием. Отважный и целеустремленный, он умел решать сложнейшие задачи при минимальных потерях, при этом профессиональным военным вовсе не был. Цезарь родился в Ростове-на-Дону 23 июня 1909 года в семье инженера-машиностроителя Льва Моисеевича Куникова и его жены Татьяны Абрамовны Хейфиц. В годы Гражданской войны семья переехала из Ростова в Ессентуки, а затем и в Баку. В 1924 году вместе с отцом Цезарь отправился в Макеевку. Лев Моисеевич принялся восстанавливать доменное производство, а его сын трудился на металлургическом заводе слесарем и токарем.

Через год семья переехала в Москву, где Цезарь работал токарем на заводе, а также был секретарем комсомольской организации, душой компании и новатором производства. При всем этом он мечтал стать военным моряком. По путевке комсомола в 1928 году Куников поступил в Высшее военно-морское училище им. Фрунзе в Ленинграде, но вскоре тяжело заболел и, проведя несколько месяцев в лазарете, был отчислен и призван на срочную службу.

По возвращении из армии Цезарь поступил в МВТУ имени Баумана. Впрочем, и в тот раз доучиться ему не пришлось – принявшегося было штурмовать науку Цезаря через год отозвали на комсомольскую работу, назначив его заведующим сектором оборонной промышленности Московского комитета комсомола. Лишь в начале 1933 года МК ВЛКСМ направил Цезаря на учебу в Московскую промышленную академию, где готовили руководящих работников. Параллельно в столице Куников закончил и Московский машиностроительный институт им. Бубнова.

В 26 лет Куников пришел на Московский завод шлифовальных станков простым специалистом, а уже через год был назначен главным технологом завода. В 1938 году Цезарь стал начальником техуправления Наркомата машиностроения, а еще через год – директором вновь организуемого научно-исследовательского института технологии машиностроения. Но уже через три месяца, получив новую разнарядку, Куников возглавил центральную газету «За индустриализацию». Работа в прессе оказалась ему по душе, на новой должности он создал журнал «Машиностроитель» – в процессе подготовки материалов много проводил в разъездах по стране.

Весть о нападении фашистской Германии застала его в пути: он возвращался поездом из Ленинграда с очередными собранными к выпуску материалами. Следующим же утром он подал документы в военкомат. Куников рвался на фронт, но его вновь направили на руководящую работу – заместителем наркома боеприпасов. Цезарь наотрез отказался, но в итоге пришлось пойти на компромисс: его отпускали на фронт, но взамен просили сформировать заградотряд – подразделение, размещавшееся позади основных войск и призванное бороться с дезертирами и шпионами.

Обучение продолжалось до сентября – его заградотряд бросили на фронт в район Запорожья, когда немцы уже форсировали Днепр. Но в первый же день его отряд вышел на линию огня, превратившись из заградительного в боевой. А со временем и в диверсионный. Без прожекторов ночью бойцы подходили на катерах к немецким пунктам и наносили по ним точечные удары. Когда же немцы высадились на Тамани, отряд Куникова был переформирован в 305-й отдельный батальон морской пехоты и участвовал в боях уже на суше.

За эти заслуги Куников и был назначен командиром демонстративного десанта в операции по освобождению Новороссийска. Цезарь, в свою очередь, выдвинул свои условия: отобрать только тех солдат, кто готов умереть, провести с ними усиленные тренировки, дать ему полную свободу в принятии решений. Были отобраны добровольцы – с каждым из них Куников проводил личные беседы, посвящал в малейшие детали предстоящей операции. После – тренировал: учебные высадки на самые крутые берега, уроки самбо, стрельбы по звуку, скалолазания и метания ножей. Вскоре все бойцы оценили уроки Куникова в бою.

День Х настал в ночь на 4 февраля 1943 года. Отряд из морских пехотинцев под командованием Куникова подошел к мысу Мысхако. Стремительным ударом бойцы выбили нацистов с побережья и закрепились на захваченном плацдарме. Майор Куников отправил командованию открытую радиограмму, чтобы ввести врага в замешательство: «Полк высадился успешно, действую по плану. Жду последующие эшелоны». Но немцы, подсчитывая свои потери, и так не сомневались, что им противостоит целый полк. К утру, когда нацисты пошли в наступление большими силами, отряд Куникова уже взял под контроль около трех километров железной дороги и несколько кварталов поселка Станичка. Немцы бросили в атаку все силы – танки, авиацию, пехоту. Но, несмотря на многократное превосходство, вклиниться в оборону десантников им не удалось.

Лишь за первые сутки защитники отбили 18 мощнейших атак. Осознав, что ввиду отсутствия боеприпасов последующие им уже не отбить, Цезарь Куников сделал то, чего враг ожидал меньше всего – он повел отряд прямо на артиллерийскую батарею гитлеровцев. Внезапность возымела успех. Завладев немецкими пушками, куниковцы повернули их против атакующих немцев. Захваченный Куниковым плацдарм – ввиду того что высадка основного десанта у Южной Озерейки потерпела неудачу – стал главным локальным театром военных действий. Именно сюда, на плацдарм «Малая земля», стали перебрасывать войска – прикрывали их «куниковцы».

Цезарь Куников был назначен старшим командиром плацдарма «Малая земля», осуществлял охрану морского побережья, прием и разгрузку судов, эвакуацию раненых. В ночь на 12 февраля Куников принимал грузы на причале и был тяжело ранен осколком мины. Его доставили на катере в Геленджик и прооперировали, но 14 февраля Цезарь Львович скончался. В похоронах приняли участие несколько тысяч человек, большинство из них были бойцами: умелые действия майора Куникова сохранили им жизнь. После окончания войны командира десанта торжественно перезахоронили на Площади Героев в Новороссийске, освобожденном в итоге 16 сентября 1943 года. Один из ударов по немецким позициям в боях за освобождение города наносился с захваченного Куниковым плацдарма, названного десантниками «Малой землей». Оборона Малой земли продлилась 225 дней.

Уже 17 апреля 1943 года Куникову было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Из наградного листа на представление к званию Героя: «…Он дрался с врагами Отечества до последнего дыхания, умер от тяжелого ранения, как истинный сын Родины, выполнив свой долг и присягу Отечеству». В том же наградном листе его представили русским. Все последующие печатные издания под копирку воспроизводили эту «ошибку». Только в мае 1972-го в статье «Наша общая Победа» министр обороны СССР Андрей Гречко назвал Куникова Героем-евреем. Сегодня именем Героя названы улицы, школы и площади во многих городах России. Имя «Цезарь Куников» носит и большой десантный корабль Черноморского флота.

Героическая страница Великой войны — «Малая земля»

В ночь 3 по 4 февраля 1943 года в районе деревни Станичка (южное предместье Новороссийска) был высажен советский морской десант под командованием Цезаря Львовича Куникова (1909 – 14 февраля 1943). Так началась знаменитая героическая оборона «Малой земли», которая продолжалась 225 дней и завершилась 16 сентября с освобождением Новороссийска.
Началось всё с того, что после провала операции «Эдельвейс» (план германского командования по захвату Кавказа, нефтедобывающих районов Грозного и Баку), немцы решили захватить Новороссийск и далее продвигать войска вдоль черноморского побережья по направлению к Батуми. Для выполнения этой задачи из состава группы армий «А» выделили 17-ю армию, затем усилили 3-мя дивизиями из 11-й армии, переброшенными с Керченского полуострова.
Парируя удар немцев, 17 августа 1942 года советское командование создало Новороссийский оборонительный район под командованием генерал-майора Г. П. Котова. Первоначально немцы имели значительное преимущество над советскими силами: по танкам и самолётам в 2 раза, в пехоте в 4 раза, в артиллерии в 7 раз. Бои за Новороссийск были очень ожесточёнными. Части 255-й бригады морской пехоты десять дней подряд отбивали натиск наступавших со стороны Неберджаевской и Липок фашистов, к тому же имевших весомый численный перевес. В итоге бригада была окружена, но ни одно подразделение не дрогнуло, выполняя приказ: «Ни шагу назад!» К примеру, немцы 4 раза окружали командный пункт 142-го отдельного батальона под командованием капитан-лейтенанта Кузьмина и старшего политрука Родина и каждый раз противника отбрасывали. Находившаяся четыре дня в окружении третья рота батальона под командованием политрука Нежнева отбила 12 атак, 6 сентября рота прорвалась к своим. Бригада отступила только по приказу командования, когда немцы после жестокого боя смогли захватить западную часть Новороссийска. С 26 августа по 7 сентября морпехи уничтожили более 3 тыс. солдат и офицеров вермахта, 5 танков, 7 минометных батарей, 22 дзота, 52 пулеметные точки и 24 единицы транспорта.
Новороссийская военно-морская база была эвакуирована в Геленджик. 29 сентября немецкие войска на новороссийском направлении перешли к обороне и не смогли соединиться с группировкой, наступавшей на Туапсе с севера. Немецким войскам удалось захватить Новороссийск, но они не сумели использовать его порт в качестве своей военно-морской базы, т. к. восточная часть Цемесской бухты находилась под контролем советских подразделений, которые полностью контролировали подходы к бухте и саму бухту.
В начале 1943 года советское верховное командование смогло переломить ситуацию в свою пользу: была завершена ликвидация окружённой 6-й армии Паулюса под Сталинградом; наши силы наступали на Ростов и Донбасс; была прорвана блокада Ленинграда – операция «Искра»; на Кавказе шла подготовка наступательная операция на майкопском направлении войсками Черноморской группы под командованием генерала Петрова.

На Кавказе началась операции «Горы» — к 23 января наши войска прорвали оборону противника южнее Краснодара, и путь вывода немецкой группировки с Северного Кавказа был отрезан. В ходе сражений, которые продолжались до начала февраля, советские войска прорвались к Азовскому морю и взяли Майкоп. Пришло время выполнению второй части операции — наступления советской Черноморской группы по суше с одновременной высадкой морского и воздушного десанта для совместного наступления на Новороссийск (операция «Море»).

Морские пехотинцы из отряда майора Ц. Л. Куникова незадолго до того, как в ночь на 4 февраля 1943 года они приняли участие в десантной операции.
Десант
Основной десант планировали высадить в районе Южной Озерейки, отвлекающий — в районе Станички. В основную группу были включены бойцы 83-й и 255-й бригад морской пехоты, 165-й стрелковой бригады, отдельного фронтового авиадесантного полка, отдельного пулемётного батальона, 563-го танкового батальона, 29-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. В отвлекающую группу включили 275 бойцов морской пехоты, без поддержки тяжёлого вооружения. Подготовка к десантированию началась ещё в ноябре 1942 года. В целом подготовка была организовано хорошо, но вот сама операция выявила ряд серьёзных недостатков управления (согласованность действия разных групп, синхронность высадки, недооценка немецкой береговой обороны и т. д.).
Десантные части были должны высадиться на берег под прикрытием огня кораблей поддержки и ВВС, подавить сопротивление береговой обороны немцев, затем соединиться с высадившимися с самолётов десантниками и прорваться к Новороссийску. Таким образом, немецкую группировку в Новороссийске хотели блокировать, а затем уничтожить совместными действиями основных сил Черноморской группировки и десанта. Непосредственным командующим десантной операцией был вице-адмирал Филипп Октябрьский.
Операция «Море» провалилась: немецкие огневые средства подавить не удалось, корабельный десант был задержан — из-за плохой погоды и организации погрузки выход кораблей задержался на час, — командование ВВС не предупредило, и самолёты нанесли авиаудар и высадили воздушный десант по первоначальному плану. Высадить у Озерейки удалось лишь часть десанта, немцы смогли быстро организовать отпор. Десантники у Озерейки дрались трое суток, затем те, кто не погиб разделились. Часть пробилась к Станичке, где высадили вспомогательный десант, другие, соединившись с авиадесантниками, ушли в горы.
Вспомогательный отряд действовал более успешно. Корабли подошли к берегу в расчётное время, смогли поставить дымовую завесу. Под прикрытием дыма и корабельного огня десантники Куникова уже через час закрепились на берегу. Затем отряд расширил плацдарм. В этот момент советское командование ещё могло переломить ситуацию в свою пользу, перенеся основной удар в район Станички, высадив там части, которые не смогли десантировать у Озерейки. Но ни адмирал Октябрьский, ни командующий Черноморской группой войск Закавказского фронта генерал Иван Петров, не приняли этого решения, в итоге время было упущено. Когда о ситуации доложили командующему Закавказским фронтом Ивану Тюленеву, он приказал высадить новые десантные части на захваченный плацдарм и удерживать его любыми средствами, но эффект внезапности был уже утерян.
Отряд Куникова действовал решительно, в первый же день была захвачена полоса шириной в несколько километров. Отряд усилили, его численность была доведена до восьми сотен. Немцы действовали весьма активно, по плацдарму вели непрерывный артогонь, наносили бомбовые удары, гитлеровцы провели 18 контратак уже в первый день, пытаясь сбросить десантников в море. В первые пять дней советское командование перебросило на «Малую землю» значительные силы, доведя численность группировки до 17 тыс. человек. Но промедление с переносом основного места для высадки десанта сыграло свою роковую роль, плацдарм был расширен, но большего сделать не удалось. Немцы блокировали плацдарм. Советское командование решило не уводить силы, чтобы использовать его впоследствии, в более благоприятных условиях.
Немцы не прекращали попыток скинуть советские войска в море. Держать оборону было крайне сложно – к апрелю это был клочок земли 8 на 6 км. Местность открытая, хорошо простреливаемая, у немцев в руках все окружающие высоты. Советским бойцам пришлось буквально зарыться в грунт – весь плацдарм изрыли траншеями, соорудили более 200 наблюдательных пунктов, более 500 огневых точек, подземные склады. К тому же плацдарм было очень трудно снабжать боеприпасами, продовольствием, подвозить пополнения, немцы простреливали все подходы, могли наносить удары в море с помощью специальной группы «Бокс» (в неё входили торпедные катера и субмарины) и авиации.
Для того, чтобы уничтожить плацдарм немецкое командование сформировало из частей 17-й армии ударную группировку численностью в 27 тыс. человек под командованием Ветцеля (в её составе было до 500 орудий и миномётов, придано до 1 тыс. самолётов). 17 апреля немцы пошли на штурм, началась операция «Нептун». Три дня артиллерия и авиация били практически безостановочно, пехота при поддержке танков предпринимала одну атаку за другой. Только в первый день немецкие пикирующие бомбардировщики Ю-87 совершили более 1,5 боевых вылетов. О серьёзности ситуации говорит тот факт, что 18 апреля на Северный Кавказ прибыли маршал Г. Жуков и командующий советскими ВВС маршал А. Новиков. «Малая земля» стала ещё одним Сталинградом, местом, где сошлись лицом к лицу немецкий и русских дух.
Чтобы переломить ситуацию и не потерять плацдарм, советскому командованию пришлось перебросить для воздушного прикрытия своих десантников из резерва Ставки три авиационных корпуса (истребительный, смешанный и бомбардировочный). Советские ВВС смогли переломить ситуацию в воздухе, уничтожили два немецких аэродрома. Только с 19 по 25 апреля было уничтожено 152 немецких самолёта, в результате интенсивность немецких бомбардировок сильно упала.
Шло настоящее воздушное сражение: 29 апреля по 10 мая 1943 года на сравнительно небольшом участке фронта в 30 км в течение дня происходило до 40 воздушных столкновений. Большую помощь советским ВВС оказали 5 РЛС, которые своевременно предупреждали о приближении самолётов люфтваффе. О ярости и накале борьбы красноречиво говорят потери ВВС: с 17 апреля по 7 июня мы потеряли 760 самолётов, немцы 1100 (800 в воздушных боях и до 300 на земле).
Бои на Малой земле шли ещё три с половиной месяца и прекратились только после освобождения Новороссийска. 9 сентября началась операция советских войск по взятию Новороссийска, сыграл свою роль и «Куниковский плацдарм», завоеванный 4 февраля 1943 года. С района Станички вела наступление одна из трёх групп войск, которые обеспечивали блокирование и освобождение города. После ожесточённых боёв к 16 сентября Новороссийск был освобождён от гитлеровцев. Этот день также считается датой окончания обороны плацдарма Малая земля. Она продолжалась 225 дней и заслуженно стала одной из самых ярких страниц Великой Отечественной войны. Десантники Куникова совершили настоящий подвиг, обессмертив себя.

Железная воля Цезаря. Главный подвиг майора Куникова

Ему на роду было написано совершить нечто великое. Родители, нарекая Цезарем, словно начертали сыну героическую судьбу. Хотя и в школе, и на заводе, да и в армии некоторые поначалу прыскали в кулак, услышав необычное имя. Но Цезарь Куников нес его гордо.

Он мечтал о море

В годы Гражданской войны Куниковым пришлось не раз менять места жительства. Инженеру Льву Моисеевичу и его супруге Татьяне Абрамовне приходилось спасать себя и детей от расправы — отношение к евреям у белогвардейцев и прочих антибольшевистских формирований было весьма враждебное.

Много ездили Куниковы по стране и после окончания Гражданской, так как Льва Моисеевича как ценного специалиста часто переводили с одного объекта на другой.

А Цезарь, уже работая на заводе, мечтал о карьере военного моряка. В 1928 году он даже поступил в Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе, но после пяти месяцев обучения был комиссован из-за последствий тяжелой болезни.

Куников закончил Московский машиностроительный институт им. Бубнова и Московскую промышленную академию, постепенно рос по карьерной лестнице, и в 1938 году стал главным технологом Московского завода шлифовальных станков.

«Большой террор» сильно проредил управленческие кадры, потому в течение следующих нескольких месяцев Цезарь Куников дорос до должности директора ЦНИИ технологии машиностроения и ответственного редактора всесоюзной газеты «Машиностроение».

Доброволец

Когда началась Великая Отечественная война, Куников не должен был идти на фронт. Он считался особо ценным специалистом, и его прочили на должность заместителя наркома боеприпасов.

Но Цезарь решил иначе. Ему претило находиться в тылу, когда другие дерутся на передовой. Он ушел в армию добровольцем, в звании старшего политрука. Уже в сентябре 1941 года Куников добился перевода на флот, все-таки исполнив мечту юности.

Войну он начал в качестве командира 14-го отряда водного заграждения Азовской флотилии, сражаясь с немцами в районе Таганрога. С наступлением холодов катера уже не могли действовать, и командование приняло решение создать на базе Азовской флотилии отряд морской пехоты.

Так Цезарь Куников стал командиром морской пехоты. В ноябре 1941 года он участвовал в первом освобождении Ростова-на-Дону от гитлеровцев, за что был отмечен орденом Красного Знамени. Летом 1942 года отряд Куникова оборонял Таманский полуостров, сражался за Темрюк. Советские войска отступили, но доблесть и военное умение Цезаря Куникова были отмечены орденом Александра Невского.

В сентябре 1942 года 305-й батальон морской пехоты, которым командовал Куников, прикрывавший эвакуацию советских войск в Геленджик, трое суток отбивался от немцев, находясь на грани гибели. Но уничтожить морпехов фашистам не удалось, и они, дождавшись военных кораблей, тоже смогли эвакуироваться.

Репродукция картины «Герой Советского Союза майор Ц. Куников» работы художника Павла Кирпичева Фото: РИА Новости

Командир вспомогательного десанта

В начале 1943 года советское командование подготовило план наступления, которое должно было перерезать пути снабжения и лишить возможности отхода северокавказскую группировку немецких войск.

Частью этого амбициозного плана была операция «Море», предусматривавшая наступление Черноморской группы по суше, с одновременной высадкой морского и воздушного десанта с последующим совместным наступлением на Новороссийск.

Морская десантная операция в районе Новороссийска задумывалась следующим образом: основной десант высаживался с кораблей в районе Южной Озерейки, отвлекающий — в районе Станички. Второй десант должен был дезориентировать противника, создав впечатление десантной операции на широком фронте.

Вспомогательный десант уже в силу своей задачи не может рассчитывать на мощную поддержку. Порой им жертвуют сознательно, ради достижения крупного успеха на основном направлении.

Когда командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Георгий Холостяков поручал командование вспомогательным десантом майору Куникову, он понимал, сколь трудную задачу ставит. Поэтому не удивился, когда майор выдвинул ряд своих условий.

Куников сказал: десант должен формироваться только из добровольцев, которые будут четко понимать, что они должны сделать. Командование десантом и огневая поддержка сосредотачиваются в руках одного офицера, во избежание губительной в таких условиях неразберихи. Кроме того, к моменту высадки отряд должен пройти специальные тренировки, дабы каждый боец был готов к действиям как в составе подразделения, так и индивидуально.

Контр-адмирал Холостяков согласился со всеми условиями Куникова, посчитав их разумными. Начался отбор кандидатов и их тренировки.

Десант Ольшанского. История отряда, шагнувшего в бессмертие Подробнее

Когда патроны важнее

Цезарь Куников к тому моменту уже был известен как талантливый и умелый командир, который не теряется даже в самых сложных условиях. Сократив штаб отряда до минимума, майор разделил 270 бойцов на несколько мобильных групп, способных действовать как совместно, так и независимо друг от друга.

Куников очень хотел, чтобы его десанту придали хотя бы одну-две пушки. Но суда, которые были выделены для вспомогательного десанта, такой груз перевезти не могли. Так что высаживаться предстояло без тяжелого вооружения.

Вечером 3 февраля 1943 года в бухте Геленджика шла погрузка на корабли основного и вспомогательного десантов. Во время последних приготовлений бойцы Куникова попросили: можно заменить часть сухпайка на дополнительные боеприпасы? Морские пехотинцы понимали — вряд ли в ближайшие часы им будет до еды, а вот патроны точно понадобятся. Куников согласился с бойцами, и харчи поменяли на боеприпасы.

К месту высадки суда шли при сильном холодном ветре. Шел дождь со снегом, но майора Куникова он волновал куда в меньшей степени, чем то, как пройдет высадка.

Около часа ночи советская артиллерия начала обрабатывать район, в котором должен был высадиться десант. Пока немцы пребывали в шоке, передовая группа Куникова уже была на берегу.

Майор почти сразу решил ту проблему, которая заботила его при подготовке десанта. Выделенная им резервная группа захватила вражеские орудия, которые тут же развернули против немцев. Благо, умельцев на все руки в отряде Куникова хватало, включая и артиллеристов.

Радиостанция отряда передала открытым текстом: «Полк высадился успешно. Продвигаемся вперёд. Жду подкреплений».

Диорама в историко-краеведческом музее города Новороссийска, изображающая бои на Малой Земле. Фото: РИА Новости/ Всеволод Тарасевич

Сигнал «Ураган»

Гитлеровцев пытались убедить, что десантников значительно больше, чем их было на самом деле. Смысл уловки — оттянуть как можно больше сил от основного десанта.

Цезарь Куников не мог знать, что основная операция из-за несогласованности действий десанта и сил поддержки провалилась практически сразу. Вспомогательный же десант, получив поддержку групп второго эшелона, к утру 4 февраля контролировал территорию шириной около 3 км по берегу и глубиной до 2 км, закрепившись на окраине поселка Станичка.

Фашисты к этому времени поняли, что десант состоит всего из нескольких сотен бойцов. По плацдарму стала наносить удары бомбардировочная авиация, вовсю заработала артиллерия. Приказ немецкого командования гласил — отсечь советский десант от берега, окружить и полностью уничтожить.

В атаку пошли немецкие танки, положение становилось критическим. Цезарь Куников, грамотно маневрируя своими группами, не допускал прорыва фашистов, но отряд испытывал острый дефицит боеприпасов.

Через несколько часов в штаб поступил кодовый сигнал «Ураган». Он означал, что угроза гибели десанта достигла максимума. Согласно плану, все имеющиеся наличные силы советской артиллерии, способные добивать до плацдарма, должны были нанести удар по наступающим фашистам.

Удар артиллерии помог остановить натиск гитлеровцев. Но в течение следующих суток «Ураган» звучал еще дважды.

Рапорт Куникова гласил: «По наблюдению, противник вывел или выводит части с района Мысхако в сторону Новороссийска… Сил десанта 650-700 человек оказалось недостаточно для развития тактического успеха… Весь день держал круговую оборону, непрерывно перегруппировывая части в связи с действиями противника, усиливая отдельные участки. Люди сильно утомлены. Часть раненых отказалась выйти из боя. Весь день отсутствовала вода даже для раненых».

Макет «Малой земли» в мемориале, посвященном героическим защитникам отечества. Фото: РИА Новости/ Юрий Абрамочкин

Судьба слепа

Почти сутки из-за волнения моря корабли не могли подвезти на плацдарм подкрепление и боеприпасы. В штабе к тому моменту уже поняли, что плацдарм Куникова является единственным шансом не провалить задуманную операцию полностью. В перспективе он сулил хорошие возможности, но его необходимо еще было удержать.

В ночь на 6 февраля контр-адмиралу Холостякову было предписано начать высадку на плацдарм, захваченный Куниковым, частей 255-й бригады морской пехоты. Погода несколько улучшилась, а ждать более благоприятных условий означало только одно — погубить десант и сделать все жертвы напрасными.

Высадка бригады оказалась успешной, а вслед за ней на плацдарм перебросили части 165-й стрелковой бригады и отдельного парашютно-десантного полка. Территорию, контролируемую советскими войсками, удалось расширить. Так появилась знаменитая «Малая земля».

Подразделение Куникова вывели с передней линии. Майору был поручен контроль береговой линии, координация высадки и посадки на суда, а также работы по строительству укреплений.

Судьба на войне слепа. Командир морской пехоты, прошедший горнило страшных боев, погиб почти случайно.

В ночь на 12 февраля он на берегу принимал прибывающие танки — на плацдарм уже перебрасывали тяжелую бронетехнику. Осколок шальной немецкой мины, попавший в Цезаря Куникова, по словам медиков, был очень маленьким, но причинил ранения, оказавшиеся смертельными.

Его эвакуировали в Геленджик, где 14 февраля 1943 года майор скончался.

Вид на Малую Землю с противоположного берега Цемесской бухты. Фото: РИА Новости/ Всеволод Тарасевич

Навечно в строю

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1943 года за блестящее руководство десантной операцией и проявленные при этом мужество и отвагу майору Куникову Цезарю Львовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Тяжелые бои за плацдарм продолжались несколько месяцев. 9 сентября 1943 года советские войска начали операцию по взятию Новороссийска. Один из ударов по немецким позициям наносился с «Малой земли». 16 сентября 1943 года Новороссийск был освобожден.

После окончания войны командира десанта торжественного перезахоронили на площади Героев в Новороссийске.

Цезарь Куников навечно зачислен в списки 810-ой отдельной ордена Жукова бригады морской пехоты Черноморского флота. Имя «Цезарь Куников» носит большой десантный корабль Черноморского флота.

Штурмовой отряд майора Куникова

В десант, под огонь пулемета,

На мины, на пушечный гром.

Повсюду морская пехота:

За Родину! В бой! Напролом!

Из песни морской пехоты Черноморского флота

Решение о морской десантной операции под Новороссийском было принято еще в ноябре 1942 года. Намечалось высадить основной десант в районе Южной Озерейки, демонстративный — в районе Станички. Предусматривалась также демонстрация высадки в районах Анапы, Благовещенское, долины реки Сукко и мыса Железный Рог в 25 километрах южнее Тамани.

План десантной операции был разработан с расчетом, что 47-я армия прорвет оборону противника и сумеет обойти Новороссийск с северо-востока, а высаженный десант будет наступать на город с юго-запада. Идя навстречу 47-й армии, морской десант во взаимодействии с ее 81-й стрелковой бригадой овладеют Новороссийском.

Чтобы ввести противника в заблуждение и распылить его силы, высадка десанта намечалась на широком фронте. Побережье в районах Мысхако и Анапы планировалось подвергнуть демонстративному обстрелу с имитацией артиллерийской подготовки.

Основные силы десанта должны были высаживаться одновременно с действиями сил флота на вспомогательных и демонстративных направлениях. В районах Глебовки и Васильевки намечалось выбросить небольшие воздушные десанты.

Перед высадкой основного и вспомогательного десантов предусматривалось провести авиационную и артиллерийскую подготовку.

Демонстративный десант в районе Станички должен был отвлечь внимание противника от основного десанта в районе Южной Озерейки и наступления 47-й армии.

Руководство десантной операцией было возложено на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф. С. Октябрьского.

Командиром основного десанта был назначен полковник Д. В. Гордеев. В состав десанта вошли 83-я и 255-я Краснознаменные бригады морской пехоты, 165-я стрелковая бригада, отдельный фронтовой авиадесантный полк, отдельный пулеметный батальон, 563-й танковый батальон и 2-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

Демонстративный десант, возглавляемый майором Ц. Л. Куниковым, состоял из передового штурмового отряда численностью 276 человек под командованием самого Ц. Л. Куникова и групп морской пехоты, возглавляемых старшими лейтенантами В. А. Ботылевым, Дмитряком, И. В. Жерновым, И. Е. Лукашевым. Для обеспечения высадки демонстративного десанта был создан отряд высадки. Им командовал старший лейтенант Н. И. Сипягин. Действия десанта планировалось поддержать огнем береговой артиллерии подполковника М. С. Малахова. План артиллерийской подготовки высадки предусматривал 15-минутный огневой налет по выявленным целям противника. При подходе десанта к берегу артиллерия должна была перенести огонь в…

К началу десантной операции Новороссийск обороняли 73-я пехотная и 4-я горно-егерская немецкие дивизии, 16-я и 18-я портовые команды морской пехоты и ряд других подразделений. Противодесантную оборону Черноморского побережья от Анапы до Новороссийска с октября 1942 года осуществляла румынская пехотная дивизия.

Непрерывно совершенствуя свою оборону, противник превратил Новороссийск в мощный укрепленный узел со сложной, хорошо развитой системой инженерных заграждений, включавшей большое количество долговременных огневых сооружений, проволочные заграждения, противотанковые и противопехотные минные поля.

Этому в значительной степени способствовал рельеф местности. Новороссийск расположен в глубине окруженной горами Цемесской бухты, вдающейся в сушу на семь километров. Превращенные в мощные опорные пункты с большим количеством огневых средств пристани, молы и причалы порта прикрывались с суши системой инженерных заграждений. Ворота между восточными и западными молами закрывало бон-тросовое заграждение. Этот единственный вход в порт могло обстреливать большое количество артиллерийских и минометных батарей.

Замысел десантной операции в районе Станичка, Южная Озерейка 3–9 февраля 1943 г.

В сложившихся условиях прорвать подготовленную оборону противника, овладеть городом и портом Новороссийском только с суши не представлялось возможным. Решить эту сложную задачу можно было только во взаимодействии с морским десантом, высаженным южнее и юго-западнее города.

Исходя из вышеизложенного, командующий Черноморской группой войск принял решение 3 февраля 1943 года высадить основной морской десант в районе Южной Озерейки, а демонстративный — в районе Станички.

Подготовка десантной операции началась в январе 1943 года одновременно с подготовкой наших войск к наступлению на краснодарском направлении.

С точки зрения создания системы боевой подготовки подразделений и частей морской пехоты как особого рода сил флота, предназначенного для выполнения ряда задач, требующих специально подготовки, следует рассмотреть подготовку особого отряда морской пехоты под командованием майора Ц. Куникова к десантной операции в районе Станичка — Южная Озерейка 3–9 февраля 1943 года.

Правильно оценивая роль тактики как основы боевой подготовки, Цезарь Куников отмечал: «Обидно сознавать, но тактика морской пехоты создавалась уже в ходе войны и на каждом фронте своя. Учимся чаще всего только на своих ошибках, а как воюют другие не знаем».

Именно ему, боевому офицеру, первому кавалеру ордена Александра Невского в Военно-Морском Флоте и прирожденному командиру, принадлежит заслуга в создании специальной подготовки морской пехоты.

Когда по указанию штаба Черноморского флота для высадки демонстративного десанта в районе Станички начал формироваться штурмовой отряд, лучшей кандидатуры на должность его командира, чем майор Ц. Куников, было не найти.

К 10 января 1943 года отряд Куникова был окончательно сформирован. Он включал 190 краснофлотцев, 70 старшин и сержантов, 16 командиров среднего звена и политработников. Отряд состоял из пяти боевых групп, командирами которых были назначены боевые опытные командиры. На должность начальника штаба отряда прибыл капитан Ф. Е. Котанов, будущий командир знаменитого 384-го отдельного Николаевского Краснознаменного батальона морской пехоты, в котором к концу войны в списках, включая командира, числилось более шестидесяти живых и павших Героев Советского Союза. Под стать командирам был и личный состав.

По словам самого Куникова это был «народ — словно на подбор, настоящие морские пехотинцы — защитники Одессы и Севастополя, участники керченского и феодосийского десантов, герои боев в Новороссийске и на Кавказе».

Следует отметить, что отряд имел свыше 20 суток на боевую подготовку. И надо отдать должное его командиру — это время было использовано наилучшим способом. Прежде всего майором Ц. Куниковым была тщательно разработана система боевой подготовки. При ее составлении использовалось изданное Управлением по использованию опыта войны Генерального штаба Красной Армии описание уличных боев в Сталинграде и в Великих Луках и даже раздобытая где-то командиром отряда книжка о тактике боевых рабочих дружин 1905 года на Красной Пресне.

По образному выражению одного из ветеранов отряда, учеба «была беспощадной». Это определение вполне соответствовало действительности. Боевая подготовка проводилась в условиях, максимально приближенных к боевым по 14–16 часов в сутки.

Учеба была тяжелой и изнурительной, но никто не роптал и не сетовал на трудности. Все понимали, «чем больше пота в учебе, тем меньше крови в бою». Это несколько перефразированное суворовское правило в годы войны стало определяющим в боевой подготовке морских пехотинцев.

Куниковым была разработана памятка, которую все морские пехотинцы знали наизусть. В ней в доходчивой форме излагался основной порядок действий в бою: «Враг хитер, а ты будь еще хитрее! Враг нахально прет на рожон, бей его еще нахальнее! Идешь в бой — харчи бери поменьше, а патронов — побольше. С патронами всегда хлеб добудешь, если его не хватит, а вот за харч патронов не достанешь. Бывает ни хлеба, ни патронов, бей фашистов их же боеприпасами. Пуля не разбирает, в кого она летит, но очень тонко чувствует, кто ее направляет. Добудь оружие врага и пользуйся им в трудную минуту. Изучи его, как свое, — пригодится в бою».

Днем морские пехотинцы осваивали хождение по скалистому берегу с завязанными глазами, учились стрелять на звук, метать ручные гранаты из любых положений, а по ночам тренировались у крутых обрывов и на мелководье.

Кроме автомата и ручных гранат все десантники имели выкованные из вагонных рессор и заостренные на ручном точиле кинжалы. Это изготовленное по инициативе Куникова холодное оружие предназначалось не только для рукопашного боя, но и для метания в цель. Этим приемом отлично владел сам командир.

Следует отметить, что в отряде были почти все виды трофейного стрелкового оружия и даже немецкое орудие. При этом майор Куников добивался, чтобы весь личный состав, включая медиков и радистов, владел оружием противника.

Все куниковцы были обучены ведению огня из пулемета и противотанкового ружья. Следует отметить, что первым всегда стрелял командир.

Все морские пехотинцы отряда освоили тактику ведения ночного боя небольшими группами, научились блокировать и штурмовать огневые точки противника, взбираться на скалистые обрывы, маскироваться в горных расщелинах, поддерживать визуальную связь, преодолевать препятствия в темное время суток и особенно в дождливую и ветреную погоду. Каждый краснофлотец знал устройство мин противника, умел их обнаруживать и обезвреживать.

Куников много внимания также уделял усилению вооружения участвовавших в высадке кораблей. Так, он предложил для использования на катерах батальонных минометов усиливать в корме палубу.

Что касается морской десантной подготовки, то посадка на корабли и высадка с них отрабатывалось сначала на суше. С этой целью изготавливался в натуральную величину макет палубы сторожевого катера, который имел настоящие сходни. При этом посадка и высадка отрабатывалась до автоматизма, что позволило осуществлять посадку на корабли всего отряда за 15 минут, а высадку с полной выкладкой — за две минуты.

Характерно, что занятия проводились на нескольких оборудованных учебных местах. Так, одно подразделение тренировалось в посадке и высадке, другое обучалось подъему на скалу с завязанными глазами, третье занималось изучением немецких мин, четвертое отрабатывало приемы рукопашного боя.

Завершающим этапом боевой подготовки явились тактические учения, в ходе которых отряд в полном составе с оружием и снаряжением (полная выкладка составляла около 30 кг) осуществлял ночью посадку на катера, совершал переход морем и высаживался на незнакомое необорудованное побережье. При этом личный состав прыгал в холодную воду и, ведя огонь на ходу и бросая боевые, только без «рубашки» гранаты, выходил на берег, поднимался по скользким обрывистым берегам и атаковал противника. С ночных учений подразделения возвращались только на рассвете.

Резерв для усиления отряда Куникова планировалось создать за счет подразделений морской пехоты боевых участков ПДО, вследствие чего с середины января личный состав трех таких боевых участков (более 500 человек) включился в боевую подготовку по разработанной Куниковым программе. При этом командир отряда получил право контролировать их подготовку.

В это же время в Геленджикской бухте начала боевую подготовку 255-я отдельная бригада морской пехоты, предназначавшаяся для высадки в составе основного десанта в районе Южной Озерейки.

Сложным этапом операции явился переход морского корабельного соединения разнородных сил, состоявшего из эскадренных миноносцев, канонерских лодок, базовых тральщиков, сторожевых катеров, болиндеров, сейнеров, буксиров, барказов темной ночью да еще в штормовую погоду. Волнение моря достигало 2–3 баллов, ветер — 4 баллов.

Боевые действия морской пехоты Черноморского флота в составе оперативного десанта в районе Станичка, Южная Озерейка с 4 по 15 февраля 1943 г.

В связи с тем что первый отряд подходил району высадки позже намеченного времени, командир сил высадки сообщил командиру отряда огневой подготовки о необходимости отложить начало артиллерийской подготовки высадки на полтора часа; об этом же он доложил командующему десантной операцией. Но вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, понимая, что в этом случае до рассвета останется очень мало времени, приказал командирам отрядов действовать в соответствии с планом операции. Однако его радиограмма пришла к ним с опозданием, и выполнить приказание они уже не могли. Четкого взаимодействия не получилось.

4 февраля в начале второго часа первый десантный отряд стал подходить в район Южной Озерейки. Зарево пожара, возникшего в результате нанесения авиацией удара по IОжной Озерейке, а также выставленные с подводной лодки буи и огни обеспечивавших сторожевых катеров отчетливо обозначали место высадки. Но едва катера подошли к берегу, как немцы открыли по пляжу и урезу воды артиллерийский, минометный и пулеметный огонь. Кроме того, они использовали осветительные ракеты, а затем периодически освещали пляж и частично водную поверхность у берега расположенным у ската восточной высоты прожектором.

Под ожесточенным огнем противника штурмовой отряд быстро сошел на берег и начал бой за пляж. Катера с подходом к берегу и при отходе от него обстреливали огневые точки врага снарядами РС, из пушек и пулеметов.

Около 4:00 от прямого попадания мины загорелся и взорвался сторожевой катер, на котором находился командир отряда высадочных средств капитан 3 ранга А. П. Иванов. Большие повреждения получил также подходивший к берегу сторожевой катер 091, на котором тяжело ранило командира, его помощника и многих других членов экипажа.

В 4:30 к берегу подошли два болиндера. Болиндер № 4 начал высадку танков и личного состава. На болиндере № 2 в результате прямого попадания возник пожар. Он все же подошел к берегу бортом, что исключало возможность выгрузки танков. Через некоторое время загорелся и болиндер № 4.

Канонерские лодки в это время маневрировали вблизи берега, пытаясь высадить десант, однако из-за сильного огня противника отходили обратно.

В сложившейся обстановке командиры канонерских лодок «Красный Аджаристан» и «Красная Абхазия» решили осуществить высадку у горы Абрау, где высокий отвесный обрыв оканчивался узким каменистым пляжем (до десяти метров шириной), ведущим вдоль уреза воды к Озерейской долине. В 6:10 4 февраля обе канонерские лодки начали здесь высадку. В 6:50 буксир подвел к берегу болиндер № 6. Находившиеся на нем танки уже были заведены, экипажи сидели в машинах, поэтому, когда противник начал обстрел, танкисты открыли ответный огонь и быстро сошли на берег. Дальнейшие попытки продолжать высадку противник отражал сильным огнем артиллерии.

Оценив обстановку, сложившуюся в районе Южной Озерейки, командир сил высадки в 6:20 доложил командующему флотом о том, что из-за сильного противодействия противника приказ о высадке десанта большинством кораблей не выполнен и во избежание потерь он приказал им возвращаться по частям и просил прикрыть отход кораблей и судов. Получив такой приказ, находившиеся в районе горы Абрау канонерские лодки приняли обратно высаженную часть десанта (до двух рот) и, прикрываясь дымовой завесой, отошли от берега.

На берегу в это время находилось около 1500 человек и 16 танков. Кроме того, в 0:45 в района Васильевки был выброшен воздушный десант в количестве 57 человек. Морские пехотинцы в ходе ожесточенного боя вскоре овладели Южной Озерейкой, после чего повели наступление на Глебовку.

Однако из-за отсутствия связи командование флота и армии не могло правильно оценить обстановку. Для ее выяснения вечером 4 февраля в район Южной Озерейки были посланы два сторожевых катера. При попытке подойти к берегу они были обстреляны сильным артиллерийским и минометным огнем и связаться с десантом не смогли. В этой обстановке командование операции приняло решение прекратить высадку десанта у Южной Озерейки. Трое суток высадившиеся здесь и, в сущности, брошенные морские пехотинцы вели ожесточенные бои в окружении. Они попытались соединиться с демонстративным десантом в районе Станички, но прорваться туда сумела лишь небольшая группа. Часть десантников ушла в горы.

Распоряжением командующего Черноморским флотом главные силы десанта были перевезены в порты Геленджик и Туапсе для подготовки к высадке в районе Станичка, Мысхако (юго-восточнее Новороссийска).

Неудача основного десанта в районе Южной Озерейки обусловилась тем, что к началу операции войска 47-й армии не вышли на перевалы Маркотх и Неберджаевский, как это было предусмотрено планом. 4 февраля армия возобновила наступление в направлении Крымской и в районе Новороссийска, но, встретив сильное огневое сопротивление и многочисленные контратаки противника, продолжала вести бои на прежнем рубеже. В это время связь с десантными отрядами и кораблями и высадившимися на берег отрядами и подразделениями работала с большими перебоями или полностью отсутствовала. Кроме того, недостаточно был разведан район высадки морского десанта у Южной Озерейки. Как выяснилось позже, противник не только успел значительно усилить новороссийскую группировку своих войск, но и оборудовать в районе высадки десанта много огневых точек, о которых наше командование не знало. Корабельная артиллерия своими силами не смогла подавить огневые средства противника. Действиям десантных сил в районе Южной Озерейки помешал также шторм на море.

В то же время успешно развивались боевые действия в районе высадки демонстративного десанта, возглавляемого майором Ц. Л. Куниковым. 3 февраля к 18:00 отряд катеров с десантниками сосредоточился в районе Северной пристани бухты Геленджик. Боезапас, вооружение, продовольствие и санитарное имущество были погружены на катера заранее. В 21:43 отряд лег на курс следования в пункт развертывания в Цемесской бухте, куда прибыл к 24:00. В дальнейшем все проходило согласно плановой таблице высадки десанта. В 0:51 4 февраля катера по сигналу двинулись из пункта развертывания к месту высадки.

В это время береговая артиллерия Новороссийской военно-морской базы, имея заранее пристрелянные рубежи в пункте высадки десанта, начала артиллерийскую подготовку высадки в полосе шириной 2 километра.

Два торпедных катера отделились от отряда и по сигналу командира отряда высадки старшего лейтенанта Н. И. Сипягина поставили дымовую завесу для прикрытия от огня противника следующих к берегу катеров с десантом.

В 1:11 в момент переноса огня батарей в глубину обороны противника, катера вплотную подошли к берегу и под огнем противника начали высадку штурмового отряда. Высадка продолжалась всего две минуты. Первыми высадились штурмовые группы старших лейтенантов В. С. Пшеченко и А. Д. Тарановского. Они быстро подавили сопротивление гитлеровцев и обеспечили переход на берег командира и штаба десантного отряда. Через пять минут после начала высадки катера, выгрузив боезапас и продовольствие, отошли от берега и направились к пристани 9-го километра шоссе Новороссийск, Геленджик (восточный берег Цемесской бухты) для переброски второго эшелона.

4 февраля в 2.40 майор Ц. Куников доложил, что десант закрепился на берегу, и просил выслать второй эшелон. В течение ночи на плацдарм было высажено еще 370 человек под командованием старших лейтенантов И. В. Жерновского, В. А. Ботылева и И. М. Ежеля.

В результате ожесточенного боя к рассвету 4 февраля штурмовой отряд майора Куникова занял несколько кварталов в южной части Станички, район железнодорожного полотна протяженностью три километра, уничтожил более десяти дзотов и блиндажей, два танка, сотни солдат и офицеров. Моряки захватили девять орудий разных калибров, несколько пулеметов и другое вооружение. Семь орудий из девяти, захваченных в ходе боя, использовались десантниками для подавления огневых точек и уничтожения живой силы противника.

В эту памятную ночь при высадке десанта и ведении боевых действий на берегу майор Куников, командиры и матросы его отряда, а также отряда высадки проявили высокое воинское мастерство, смелость и мужество. Среди них майор Ф. Е. Котанов, командиры отделений Сибиряков и Скакун, автоматчик Жерновский, матросы Васин и Григорьев.

4 февраля штурмовой отряд закрепился на достигнутых рубежах и прочно удерживал их, отражая атаки противника. Большую помощь морским пехотинцам оказывала артиллерия Новороссийской военно-морской базы и 47-й армии. Она подавила несколько артиллерийских и минометных батарей, много огневых точек, рассеяла крупные скопления пехоты противника. Существенную поддержку оказывала десанту наша авиация, 4 февраля советские летчики совершили более 240 боевых вылетов.

Взаимодействие войск морского десанта с сухопутными войсками на этом этапе осуществлялось непосредственно через оперативную группу 47-й армии, которую возглавлял генерал-майор А. А. Гречкин.

4 февраля с 11:00 ударная группа 47-й армии, преодолевая сильное огневое сопротивление и отражая неоднократные контратаки противника, продолжала наступление, но главные силы ее к исходу дня оставались на прежнем рубеже. Группа генерала Гречкина, после произведенной в течение ночи перегруппировки 3-го стрелкового корпуса, днем вела напряженные бои по овладению безымянной высотой восточнее горы Сахарная голова. Артиллерия усиления группы содействовала огнем десантному отряду в районе Станички.

В это время главные силы десантной группы полковника Гордеева, после неудачной высадки в районе Южной Озерейки отведенные по распоряжению командующего Черноморским флотом в порты Геленджик, Туапсе, готовились к высадке в районе Станички с целью развития успеха, достигнутого штурмовым отрядом майора Ц. Куникова.

В ночь на 5 февраля, несмотря на неблагоприятные метеорологическую обстановку, на катерах для усиления отряда были доставлены на плацдарм еще 200 человек из состава парашютно-десантного полка.

В связи с успешными действиями демонстративного десанта командующий Северо-Кавказским фронтом приказал командующему Черноморским флотом развивать успех в районе Станички. Таким образом, десант в районе Станички из демонстративного стал вспомогательным. Наше командование принимало энергичные меры по наращиванию сил и средств этого десанта.

Днем 5 февраля с канонерской лодки «Красная Абхазия», получившей боевые повреждения, войска были сняты на канонерские лодки «Красная Грузия» и «Красный Аджаристан». Всего на борт этих двух канонерских лодок было принято 3062 человека, 75 тонн боеприпасов, 12 орудий и минометов, 20 тонн продовольствия.

5 февраля 47-я армия частями ударной группы продвинулась на отдельных участках на 200–300 метров. В это время морской десант все еще вел тяжелые бои с противником в районе Глебовка — Станичка.

В ночь на 6 февраля началась высадка на плацдарм в район Станички частей 255-й Краснознаменной бригады морской пехоты, 165-й стрелковой бригады и 3-го отдельного полка. В это время снежные заряды уменьшили видимость настолько, что не было видно ни одного ориентира, и корабли теряли друг друга из виду.

С момента высадки штурмового отряда противник лихорадочно вводил в бой резервы и, используя свое численное превосходство, пытался сбросить десант в море. С каждым днем его атаки становились все ожесточеннее. На развитии событий в районе Станички, безусловно, сказались безуспешные действия частей 47-й армии севернее Новороссийска и неудачная высадка десанта в районе Южной Озерейки. В районе Станички противник сосредоточил значительные силы пехоты, артиллерию, непрерывно наносил удары авиацией. Наша авиация, базировавшаяся на аэродромы севернее Главного Кавказского хребта, из-за погодных условий (хребет все время был закрыт облаками) не могла оказать существенной поддержки десанту, хотя летчики и предпринимали неоднократные попытки оказать ему помощь. Море постоянно штормило. Волны достигали командного пункта в скале на 9-м километре шоссе Новороссийск — Геленджик.

Шторм, удары авиации и огонь артиллерии противника сильно затрудняли доставку пополнения к материальных средств, сражавшемуся на берегу десанту. Росли потери, на исходе были боеприпасы, почти не оставалось продуктов. Противник яростно атаковал. Временами положение становилось критическим. На плацдарме все было в дыму и пламени. Казалось, горит земля и полыхает воздух. Кружились и бомбили немецкие самолеты, интенсивно вела огонь артиллерия. Но, несмотря ни на что, героическая морская пехота продолжала удерживать плацдарм и тем самым обеспечила высадку основных сил десанта.

Об этих полных драматизма часах и днях, о людях особого сплава, морских пехотинцах, майор Ц. Л. Куников писал своей сестре: «Я командую моряками. Если бы ты видела, что это за народ! Я знаю, что в тылу иногда сомневаются в точности газетных красок, но эти краски слишком бледны, чтобы описать наших людей».

Значительную помощь десанту оказывали расположенные в районе Пенай — Дооб береговые батареи Новороссийской ВМБ, имевшие в составе десанта корректировочные посты.

В ночь на 6 февраля на плацдарм было высажено почти 4000 человек 255-й бригады морской пехоты полковника А. С. Потапова.

На следующий день части морской пехоты, продолжая бои за расширение плацдарма, овладели высотой с кладбищем, уничтожив при этом до роты пехоты противника, четыре танка и две самоходно-артиллерийские установки. Немецкое командование вводом 111-й пехотной дивизии, частей 73-й и 10-й пехотных дивизий стремилось во чтобы то ни стало отбросить десант к морю. К исходу дня, отразив многочисленные контратаки, морские пехотинцы вели бой на Красноармейской улице Новороссийска. Закрепившись на высоте с кладбищем и в лагере они начали развивать наступление в направлении мыса Любви и косы Суджукской,

В ночь на 9 февраля в районе Станички была высажена 83-я Краснознаменная бригада морской пехоты подполковника Д. В. Красникова и 29-й истребительно-противотанковый полк.

К исходу 9 февраля морские пехотинцы совместно с высаженными на плацдарм частями овладели мысом Любви, Станичной площадью и четырнадцатью кварталами южной части города Новороссийска, высотой у кладбища западнее Станички, лагерем и совхозом Мысхако, а также полностью очистили от противника косу Суджукская. Десант прочно закрепился на захваченном плацдарме, который был расширен до 30 кв. км.

На следующий день части и соединения десанта были атакованы противником при поддержке авиации и танков и на отдельных участках потеснены. Они отразили четыре контратаки силою до батальона с тремя — пятью танками каждая. К исходу 10 февраля линия фронта проходила по рубежу: северная окраина Станички — высота с кладбищем — изгиб шоссе юго-западнее Новороссийска — западные скаты высоты 307,2.

Плацдарм, получивший название Малая земля, жил и сражался еще в течение долгих семи месяцев осады, выстояв в огне беспрерывных ожесточенных боев под артиллерийским огнем и ударами авиации.

Прославленному командиру морской пехоты майору Ц. Л. Куникову вместе со своим штурмовым отрядом, овладевшим легендарным плацдармом, удержавшим его в беспримерной кровопролитной борьбе и обеспечившим высадку главных сил десанта, на этой земле было суждено уйти в бессмертие. Он был тяжело ранен в ночь на 12 февраля. Для эвакуации майора Куникова из Геленджика срочно прибыл торпедный катер. На море в это время разыгрался сильный шторм, и подойти к берегу было невозможно. Тогда военфельдшер Мария Виноградова и несколько морских пехотинцев вошли в море, держа на руках лодку с носилками, на которых лежал их любимый командир. Волны накрывали их с головой, но моряки сумели доставить носилки на катер. Майора Куникова доставили в Геленджикский госпиталь, где он, несмотря на все усилия врачей, скончался на вторые сутки.

Указом Президиума Верховного Совета ССР от 17 апреля 1943 года майору Цезарю Львовичу Куникову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Имя Ц. Л. Куникова было присвоено 393-му отдельному Новороссийскому Краснознаменному батальону морской пехоты Черноморского флота, боевое ядро которого составляли куниковцы. Батальон особенно отличился в ходе Новороссийской десантной операции (9–10 сентября 1943 года) Первым командиром этой прославленной части стал лучший ученик майора Куникова — Герой Советского Союза капитан-лейтенант В. А. Ботылев. После него батальоном командовал другой его ученик — Герой Советского Союза майор Н.в. Старшинов.

В послевоенные годы селение Станичка в пригороде Новороссийска, где Куников со своим штурмовым отрядом стоял насмерть, было названо его именем. Герой Советского Союза майор Ц. Л. Куников навечно зачислен в списки одной из рот 810-го отдельного полка морской пехоты Черноморского флота.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >