Титул Петра 1

Содержание

Ранние годы — детство Петра I

Биография Петра I начинается 9 июня 1672 года в Москве. Он был младшим сыном царя Алексея Михайловича от второго брака с царицей Натальей Кирилловной Нарышкиной. Петр был младшим из 13 детей в большой семье Алексея Михайловича. С одного года воспитывался няньками.

Перед своей смертью, царь Алексей Михайлович благословил на правление своего старшего сына Федора, которому исполнилось на тот момент 14 лет. После восхождения Федора на трон, Наталья Кирилловна решила уехать с детьми в село Преображенское.

Отец

Алексей I Михайлович Романов

Мать

Наталья Кирилловна Нарышкина

Никита Зотов принимал активное участие в воспитании молодого царевича, однако Петр изначально не радел к науками и не отличался грамотностью.

В. О. Ключевский отмечал:

«Не раз можно слышать мнение, будто Петр I воспитан не по-старому, иначе и заботливее, чем воспитывались его отец и старшие братья. Как только Петр стал помнить себя, он был окружен в своей детской иноземными вещами; все, во что он играл, напоминало ему немца. С летами детская Петра наполняется предметами военного дела. В ней появляется целый арсенал игрушечного оружия. Так в детской Петра довольно полно представлена была московская артиллерия, встречаем много деревянных пищалей и пушек с лошадками». Даже иностранные послы везли в подарок царевичу игрушечное и настоящее оружие. «На досуге он любил слушать разные рассказы и рассматривать книжки с кунштами (картинками)».

Бунт 1682 года и приход к власти царевны-регентши Софьи

Смерть царя Федора Алексеевича в 1682 году ознаменовала начало активного противостояния двух кланов дворян — Нарышкиных (родственников Петра со стороны его матери) и Милославских (родственники первой жены Алексея Михайловича отстаивающих интересы Ивана). Каждая из семей пыталась продвинуть своего кандидата, однако, принять окончательное решение должна была боярская дума и большая часть бояр решили сделать царем Петра, так как Иван был болезненным ребенком. В день смерти Фёдора Алексеевича 27 апреля 1682 года Пётра провозгласили царём.

Не желая терять власть, Милославские пустили слух, что Нарышкины задушили царевича Иоанна Алексеевича. Под удары набата многие стрельцы ворвались в Кремль, сломив оборону немногочисленной царской охраны. Однако, к их замешательству, им навстречу с Красного крыльца показалась царица Наталья вместе с царевичами Иваном и Петром. На вопросы стрельцов Иван отвечал:

«Меня никто не изводит, и жаловаться мне не на кого «

Царица Наталья выходит к стрельцам, чтобы доказать, что Иван V жив-здоров. Картина Н. Д. Дмитриева-Оренбургского

Накалённая до предела толпа была спровоцирована обвинениями князя Долгорукова в измене и воровстве — стрельцы зарезали нескольких бояр, многих из клана Нарышкиных и стрелецких начальников. Расставив внутри Кремля собственные караулы, стрельцы не выпускали и не впускали никого, фактически взяв в заложники всю царскую семью.

Понимая высокую вероятность мести со стороны Нарышкиных, стрельцы подали несколько прошений (на самом деле это были скорее не просьбы, а ультиматума), чтобы Иван был также назначен царем (притом старшим), а правительницей-регентшей — Софья. Кроме того, они требовали узаконить бунт и отказаться от преследования его зачинщиков, признав их действия правомерными и защищающими интересы государства. Патриарх и боярская дума вынужденно выполнили требования стрельцов, и 25 июня Иван V и Пётр I были венчаны на царство.

Царевна Софья с удовольствием наблюдает как стрельцы выволакивают Ивана Нарышкина, царевич Петр успокаивает мать. Картина А. И. Корзухина, 1882Царевна-регентша Софья Алексеевна Романова
Петр был серьёзно потрясен вышеописанными событиями 1682 года, согласно одной из версий нервные конвульсии искажающие его лицо во время волнения появились вскоре после пережитого. Кроме того, этот бунт и будущий, 1698 года, окончательно убедили царя в необходимости роспуска стрелецких частей.

Наталья Кирилловна посчитала, что оставаться в Кремле полностью захваченном Милославскими весьма небезопасно и решила перебраться в загородное имение Алексея Михайловича — село Преображенское. Царь Пётр мог жить здесь под присмотром верных людей, иногда отправляясь в Москву для участия в церемониях, обязательных для царской особы.

Потешные полки

Царь Алексей Михайлович очень любил соколиную охоту и прочие подобные развлечения — после его смерти осталось большое хозяйство и около 600 человек прислуги. Эти преданные и смышлёные люди не остались без дела — приехав в Преображенское Наталья Кирилловна поставила задачу организовать военную школу для сына.

Первый «потешный» отряд царевич получил осенью 1683 года. К следующему году в Преображенском рядом с царским дворцом уже отстроили «потешный город» Пресбург. Петр получал военную подготовку наравне с остальными подростками. Он начал службу маршируя впереди Преображенского полка в качестве барабанщика, и со временем дослужился до бомбардира.

Одним из первых отобранных кандидатов для «потешной армии», был Александр Меншиков. Ему предстояло выполнять особую роль: стать телохранителем юного царя, его тенью. Согласно свидетельствам современников тех событий, Меншиков даже спал в ногах Петра возле его кровати. Находясь при царе практически неотступно, Меншиков стал одним из главных его соратников, особенно доверенным лицом во всех важнейших делах, касающихся управления огромной страной. Александр Меншиков получил отличное образование и также как Пётр I получил аттестат об обучении кораблестроению в Голландии.Меншиков А. Д.

Личная жизнь юного Петра I — первая жена

Первая жена Петра I, Евдокия Лопухина была выбрана матерью Петра I в качестве его невесты без согласования этого решения с самим Петром. Царица надеялась что род Лопухиных, пусть не считающийся особенно знатным, но многочисленный, упрочнит положение молодого царевича.

Венчальная церемония Петра I и Лопухиной произошла 6 февраля 1689 в церкви Преображенского дворца. Дополнительным фактором необходимости женитьбы стал русски обычай того времени, согласно которому женатый человек являлся полноправным и совершеннолетним, что давало Петру I право избавиться от царевны-регентши Софьи.

Евдокия Фёдоровна Лопухина
В течении первых трех лет данного брака, родились два сына: младший Александр умер во младенчестве, а старший царевич Алексей, родившийся в 1690 году, будет лишён жизни по приказу самого Петра I где-то в застенках Петропавловской крепости Санкт-Петербурга.

Воцарение Петра I — смещение Софьи

Второй Крымский поход 1689 года, возглавляемый фаворитом Софьи, князем Голициным, оказался неудачным. Общее недовольство её правлением добавило шансов семнадцатилетнему Петру на возвращение трона — его мать и верные её люди начали подготовку к смещению Софьи.

Летом 1689 года мать вызвала Петра из Переслявля в Москву. В этот переломный момент его судьбы, Петр начинает показывать Софье собственную власть. Планировавшийся в июле этого года крестный ход он саботировал, запретив Софье в нём участвовать, а после её отказа от послушания — уехал, устроив таким образом гласный скандал. В конце июля он едва поддался на уговоры выдать награды участникам Крымского похода, но отказался их принимать, когда те явились к нему с благодарностями.

К началу августа отношения между братом и сестрой достигли такого накала, что весь двор ожидал открытого противостояния, однако обе стороны не проявляли инициативы, полностью сосредоточившись на обороне.

Последняя попытка Софьи удержать власть

Неизвестно, решилась ли Софья открыто выступить против брата, или её напугали слухи о том, что Петр I со своими потешными полками планирует прибыть в Москву для отстранения сестры от власти — подручные царевны 7 августа начали агитировать стрельцов в пользу Софьи. Приверженцы царя увидев такие приготовления незамедлительно сообщили ему об опасности и Петр в сопровождении трех провожатых ускакал из села Преображенского в монастырь Троицкой Лавры. Начиная с 8 августа в монастырь начинают съезжаться оставшиеся Нарышкины и все сторонники Петра, а также его потешная армия.

Из монастыря от лица Петра I его мать и её сподвижники выдвинули Софье требование в отчете о причинах вооружения и агитации 7 августа, а также посыльных от каждого из стрелецких полков. Запретив стрельцам посылать выборных, Софья отправила к брату патриарха Иоакима для примерения, однако верный царевичу патриарх не вернулся обратно в столицу.

Петр I вновь направил в столицу требование прислать представителей от горожан и стрельцов — они приехали в Лавру несмотря на запрет Софьи. Понимая, что ситуация складывается в пользу брата, царевна решает сама ехать к нему, но уже в дороге её убеждают вернуться, предупреждая, что если она приедет к Троице — обойдутся с нею «нечестно».

Иоаким (патриарх Московский) Вернувшис в Москву, царевна-регентша пытается восстановить стрельцов и горожан против Петра, но безуспешно. Стрельцы вынуждают Софью выдать Петру её соратнка, Шакловитого, которого по прибытию в монастырь пытают и казнят. По доносу Шакловитого были пойманы и осуждены многие единомышленники Софьи, большую часть которых отправили в ссылку, а некоторых — казнили. После расправы над людьми, которые были преданы Софье, Петр почувствовал необходимость прояснить свои отношения с братом и написал ему:

«Теперь, государь братец, настает время нашим обоим особам Богом врученное нам царство править самим, понеже пришли есмы в меру возраста своего, а третьему зазорному лицу, сестре нашей, с нашими двумя мужескими особами, в титлах и в расправе дел быти не изволяем… Срамно, государь, при нашем совершенном возрасте, тому зазорному лицу государством владеть мимо нас.»

Иван V Алексеевич Царевна Софья Алексеевна в новодевичьем монастыре Таким образом, Петр I выразил однозначное желание взять бразды правления в собственные руки. Оставшись без людей готовых ради неё на риск, Софья была вынуждена подчиниться требованию Петра и удалиться в Святодуховский монастырь, а после — переехать еще дальше, в монастырь Новодевичий.

С 1689 по 1696 год правили одновременно Петр I и Иван V, пока последний не умер. Фактически, Иван V не принимал участия в правлении, до 1694 года правила Наталья Кирилловна, после — сам Петр I.

Судьба царя Петра I после воцарения

Первая любовница

Пётр быстро потерял интерес к супруге и с 1692 года сошелся в Немецкой слободе с Анной Монс, при содействии Лефорта. При еще живой матери, царь не показывал открытой антипатии к жене. Однако, сама Наталья Кирилловна незадолго до собственной смерти разочаровалась в невестке, ввиду её за самостоятельности и чрезмерного упрямства. После смерти Натальи Кирилловны в 1694 году, когда Пётр отбыл в Архангельск и перестал даже переписываться с Евдокией. Хотя Евдокию ещё называли царицей и она проживала с сыном во дворце в Кремле, но её клан Лопухиных попал в немилость — их начали снимать с руководящих должностей. Молодая царица пыталась налаживать контакты с лицами, недовольными политикой Петра.

Предполагаемый портрет Анны Монс По мнению некоторых исследователей, до того, как Анна Монс стала фавориткой Петра в 1692, она состояла в связи с Лефортом.

Вернувшись в августе 1698 года из Великого Посольства Пётр I посетил дом Анны Монс, а уже 3 сентября отправил свою законную супругу в Суздальский Покровский монастырь. Ходили слухи, что царь планирует даже официально жениться на любовнице — настолько та была ему дорога.

Дом Анны Монс в Немецкой слободе на картине Александра Бенуа. Царь преподносил ей дорогие украшения или замысловатые вещицы (например, миниатюрный портрет государя, украшенный алмазами на сумму в 1 тыс. руб.); и даже построил для неё на казенные деньги каменный двухэтажный дом в Немецкой слободе.

Большой потешный поход Кожуховский

Миниатюра из рукописи 1-й половины 18 века «История Петра I», сочинение П. Крекшина. Собрание А. Барятинского. ГИМ. Военные учения у села Коломенского и деревни Кожухово. Потешные полки Петра уже не были просто игрой — размах и качество оснащения вполне соответствовали реальным боевым частям. В 1694 году царь решил провести свои первые масштабные учения — для этого на берегу Москвы-реки близ деревни Кожухово была построена небольшая деревянная крепость. Она представляла собой правильный пятиугольный бруствер с бойницами, амбразурами и вмещала 5000 человек гарнизона. Составленный генералом П. Гордоном план крепости предполагал дополнительный ров перед укреплениями, глубиной до трех метров.

Для комплектования гарнизона собрали стрельцов, а также всех оказавшихся поблизости дьяков, дворян, подьячих и прочих служилых людей. Стрельцам необходимо было оборонять крепость, а потешные полки осуществляли штурм и вели осадные работы — рыли подкопы и траншеи, взрывали укрепления, забирались на стены.

Патрик Гордон, составивший как план крепости, так и сценарий её штурма, был главным учителем Петра в военных делах. Во время учений участники не щадили друг друга — по разным данным с обеих сторон было до 24 убитых и более полусотни раненных.

Кожуховский поход стал финальным этапом военно-практических занятий Петра I под началом П. Гордона, продолжавшихся с 1690 года.

Первые завоевания — осада Азова

Острая необходимость в торговых путях черноморской акватории для экономики государства была одним из факторов, повлиявших на желание Петра I распространить свое влияние на побережья Азовского и Черного морей. Вторым определяющим фактором была страсть молодого царя к кораблям и мореплаванию.

Блокада Азова с моря во время осады После смерти матери не осталось людей способных отговорить Петра от возобновления борьбы с Турцией в рамках Священной Лиги. Однако, вместо ранее провальных попыток походов на Крым, он решает наступать на юг, под Азов, который не покорился в 1695 году, но после дополнительной постройки флотилии, отрезавшей снабжение крепости с моря, в 1696 Азов был взят. Диорама «Взятие турецкой крепости Азов войсками Петра I в 1696 г.»

Последующая борьба России против Османской империи в рамках соглашения со Священной Лигой потеряло смысл — в Европе начиналась война за Испанское наследство, и австрийские Габсбургов не желали более считаться с интересами Петра. Без союзников продолжать войну с османами не представлялось возможным — это стало одной из ключевых причин поездки Петра в Европу.

Великое посольство

В 1697-1698 годах Петр I стал первым русским царём совершившим продолжительную поездку заграницу. Официально царь участвовал в посольстве под псевдонимом Петра Михайлова, в чине бомбардира. Согласно первоначальному плано посольство должно было направиться по следующему маршруту: Австрия, Саксония, Бранденбург, Голландия, Англия, Венеция и в заключение — визит к папе римскому. Фактический путь посольства проходил через Ригу и Кёнигсберг в Голландию, потом в Англию, из Англии — обратно назад в Голландию, а затем в Вену; до Венеции добраться не получилось — в дороге Петра известили о восстании стрельцов 1698 года.

Начало путешествия

9—10 марта 1697 года можно считать началом посольства — оно выдвинулось из Москвы в Лифляндию. Прибыв в Ригу, принадлежащую на тот момент Швеции, Пётр изъявил желание осмотреть укрепления городской крепости, но генерал Дальберг, шведский губернатор, не разрешил ему этого. Царь в гневе назвал Ригу «проклятым местом», а уезжая вслед за посольством в Митаву написал отправил домой о Риге следующие строки:

Ѣхали мы черезъ городъ и замокъ, гдѣ солдаты стояли въ пяти мѣстахъ, было ихъ меньше 1,000 человѣкъ, а сказываютъ, что всѣ были. Городъ укрѣпленъ гораздо, только не додѣланъ. Зѣло здѣсь боятся, и въ городъ и иныя мѣста и съ карауломъ не пускаютъ, и мало пріятны.

Петр I в Голландии.

Прибыв 7 августа 1697 года в Рейн, Пётр I спустился до Амстердама по реке и каналам. Голландия всегда была интересна царю — голландские купцы были частыми гостями в России и много рассказывали о своей стране, возбуждая интерес. Не уделяя много времени Амстердаму, Петр устремился в город с множеством верфей и мастерских корабельщиков — Заандам. Поп прибытию он записался учеником на верфи Линста Рогге под именем Петра Михайлова.

В Заандаме Пётр проживал на улице Кримп в небольшом деревянном доме. Спустя восемь дней царь перебрался в Амстердам. Бургомистры города Витсена помог ему получить разрешение для участия в работах на верфях Голландской Ост-Индской компании.

Петр Великий посещает в 1698 г. лондонские верфи в Дептфорде, 1857, Daniel Maclise

Увидев такой интерес русских гостей к верфям и процессу строительства кораблей, голландцы 9 сентября заложили на новый корабль (фрегат «Пётр и Павел»), при строительстве которого принимал участие и Пётр Михайлов.

Кроме обучения кораблестроению и изучения местной культуры, посольство занималось поиском инженеров для последующего развития производства в Русском царстве — армия и будущий флот остро нуждались в перевооружении и оснащении.

В Голландии Петр познакомился со множеством различных новшеств: местные мастерские и фабрики, китобойные суда, госпитали, воспитательные дома — царь внимательно изучал западный опыт для применения его на родине. Пётр изучил механизм ветряной мельницы, побывал на писчебумажной фабрике. Он слушал лекции по анатомии в анатомическом кабинете профессора Рюйша и выразил особый интерес к бальзамированию трупов. В анатомическом театре Бургаве Пётр участвовал во вскрытии трупов. Вдохновившись западными наработками, через несколько лет Петр создаст первый российский музей редкостей — Кунсткамеру.

За четыре с половиной месяца Петр успел многое изучить, но его наставники-голландцы не оправдали надежд царя, причину своего недовольства он описал так:

На Остъ-Индской верфи, вдавъ себя съ прочими волонтерами въ наученіе корабельной архитектуры, государь въ краткое время совершился въ томъ, что подобало доброму плотнику знать, и своими трудами и мастерствомъ новый корабль построилъ и на воду спустилъ. Потомъ просилъ тоя верфи баса Яна Поля, дабы училъ его пропорціи корабельной, который ему черезъ четыре дня показалъ. Но понеже въ Голландіи нѣтъ на сіе мастерство совершенства геометрическимъ образомъ, но точію некоторыя принципіи, прочее же съ долговременной практики, о чемъ и вышереченный басъ сказалъ, и что всего на чертежъ показать не умѣетъ, тогда дѣло ему стало противно, что такой дальній путь для сего воспріял, а желаемаго конца не достигъ. И по нѣсколькихъ дняхъ прилучилось быть его величеству на загородномъ дворѣ купца Яна Тессинга въ компаніи, гдѣ сидѣл гораздо невеселъ ради вышеописанной причины, но когда между разговоровъ спрошенъ былъ: для чего такъ печаленъ, тогда оную причину объявилъ. Въ той компаніи былъ одинъ англичанинъ, который, слыша сіе, сказалъ, что у нихъ, въ Англіи, сія архитектура такъ въ совершенствѣ, какъ и другія, и что краткимъ временемъ научиться можно. Сіе слово его величество зѣло обрадовало, по которому немедленно въ Англію поѣхал и тамъ черезъ четыре мѣсяца оную науку окончилъ.

Петр I в Англии

Получив личное приглашение от Вильгельма III в начале 1698 года Петр I отправился в Англию.

Посетив Лондон, царь большую часть из трех месяцев пребывания в Англии провёл в Дептфорде, где под руководством знаменитого корабельщика Энтони Дина продолжил изучать кораблестроение.

Петр I беседует с английскими корабелами, 1698

В Англии Петр I также осматривал все, что было связано с производством и промышленностью: арсеналы, доки, мастерские, посещал военные корабли английского флота, знакомясь с их устройством. Музеи и кабинеты редкостей, обсерватория, монетный двор — Англия смогла удивить русского государя. Существует версия, согласно которой он встречался с Ньютоном.

Г. Кнеллер. Портрет Петра I. 1698. Оставив без внимания картинную галерею Кенсингтонского дворца, Петр весьма заинтересовался прибором определения направления ветра, который присутствовал в кабинете короля.

Английский художник Готфридом Кнеллером за время посещения Петром Англии успел создать портрет, ставший впоследствии примером для подражания — большая часть изображений Петра I распространенных в Европе на протяжении 18 века были выполнены именно в кнеллеровском стиле.

Вернувшись обратно в Голландию Петр так и не смог найти союзников для борьбы против Османской империи и направился в Вену, к династии австрийских Габсбургов.

Петр I в Австрии

По дороге в Вену, столицу Австрии, Петр получил новости о планах Венеции и австрийского короля заключить перемирие с турками. Несмотря на долгие переговоры, прошедшие в Вене, Австрия не согласилась на требование Русского царства о передаче Керчи и предлагала лишь сохранить уже завоеванный Азов с прилегающими территориями. Это ставило крест на попытках Петра получить доступ к Черному морю.

14 июля 1698 года Петр I попрощался с императором Священной Римской империи Леопольдом I и планировал выехать в Венецию, но из Москвы была получена новость о бунте стрельцов и поездка отменилась.

Встреча Петра I с королем Речи Посполитой

Уже по пути в Москву царю сообщили о подавлении бунта. 31 июля 1698 года в Раве Пётр I встретился с королём Речи Посполитой Августом II. Оба монарха были почти ровесниками, и за три дня общения успели сблизиться и обсудить возможность создания союза против Швеции для попытки пошатнуть её господство в Балтийском море и прилегающих территориях. Окончательно тайное соглашение с саксонским курфюрстом и польским королём было подписано 1 ноября 1699 года. Август II Сильный

Оценив перспективы, Петр I решает вместо Черного моря сосредоточиться на Балтийском. Сегодня, спустя столетия, трудно переоценить важность этого решения — конфликт между Россией и Швецией, вылившийся в Северную войну 1700—1721 годов, стал одним из самых кровопролитных и изнуряющих за всё время существования России.

25 августа 1698 года Пётр I прибыл в Москву.

(На данный момент мы занимаемся написанием наиболее полной и одновременно интересной биографии Петра I Великого — поддержите проект, и наша работа будет закончена быстрее.)

Ништадтский мир

НИШТАДСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР

Французский посредник сначала попытался было предлагать годичное перемирие. Петр сразу отверг его предложение и сказал, что ни за что не отступит от прежних требований, заявленных при переговорах на Аландских островах, а потому, если Швеция искренно хочет мира, то может, вместо кратковременного перемирия, постановить с Россиею полный вечный мир. Петр понял, что перемирие может быть полезно для Швеции и вредно для России: шведы будут иметь время поправиться, сойтись с союзниками и приготовиться к новой войне против России. Упорство Петра повело к тому, что французский посредник отказался от мысли о перемирии; положено было прямо начать переговоры о мире, но военных действий во время этих переговоров не прекращать. Петр, чтобы понудить шведов к податливости, отправил генерала Ласси опустошать шведские берега Ботнического залива. У русских было до 5000 регулярного войска и 360 казаков. Они взяли и сожгли шесть шведских галер, 27 купеческих судов, где нашли значительный запас оружия, овладели оружейным магазином, разорили несколько кузниц и мельниц, разграбили и сожгли четыре города, несколько сот селений и дворов.

Между тем, ввиду возобновленных переговоров со Швециею, голштинский герцог, через своего посланника Штамкена, хлопотал о том, чтоб Россия, при мирном договоре, стояла за его наследственные права на шведский престол. Петр благосклонно отнесся к домогательству голштинского герцога, пригласил его в Петербург и принял очень радушно. Два обстоятельства: разорение, причиненное русскими на шведских берегах, и покровительство, оказываемое голштинскому герцогу как претенденту на шведский престол, сделали шведов уступчивее. 30 августа 1721 года заключен был царскими послами окончательный Ништадтский мирный договор, прекративший долголетнюю Северную войну. Швеция уступила России в вечное владение Лифляндию, Эстляндию, острова Эзель, Даго и Мен, Ингерманландию, часть Корелии и Выборг в Финляндии, а остальная Финляндия, завоеванная Россией, возвращена была Швеции. Со своей стороны, Россия выплачивала два миллиона ефимков по срокам, обязывалась не вмешиваться в домашние дела шведского королевства и не помогать никому в достижении наследственных прав, вопреки воле чинов государства; все военнопленные освобождались без выкупа, кроме добровольно принявших в России православную веру. Трактат подписан был с русской стороны Брюсом и Остерманом, а с шведской — графом Лилиенстедтом и бароном Стрельфельдом. Молодой герцог голштинский должен был отказаться от надежды получить шведскую корону при пособии России. Находясь в то время в Петербурге, он должен был удовольствоваться доводами, сообщенными ему от имени царя Шафировым, о невозможности Петру вести далее его дело. Герцог должен был участвовать во всеобщем торжестве России, показывая удовольствие об окончании пролития крови как русской, так и шведской.

Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М., 1993; 2006. Второй отдел: Господство дома Романовых до вступления на престол Екатерины II. Глава 15. Петр Великий. V. Политические события от Прутского до Ништадтского мира http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/kost/50.php

ПИСЬМО Я.БРЮСА И А.ОСТЕРМАНА ПЕТРУ I

«Всемилостивейший государь! При сем к вашему царскому величеству всеподданнейше посылаем подлинный трактат мирный, который сего часу с шведскими министрами заключили, подписали и разменялись. Мы оный перевесть не успели, понеже на то время потребно было, и мы опасались, дабы между тем ведомость о заключении мира не пронеслась. Токмо вашему царскому величеству всеподданнейше доносим, что оный в главных делах во всем против указов вашего величества написан, и для лучшего известия при сем прилагаем изо всех артикулов краткий экстракт. Мы, ваше царское величество, тем по рабской нашей должности всеподданнейше поздравляем и молим бога, дабы оный вашу дражайшую особу в непременном святом своем сохранении имел и ваше царское величество чрез единые ваши труды и высокомудрое управление сим полученным вечно славным миром пользоваться, и все прочие свои намерения к собственно желаемому счастливому окончанию привесть могли, еже от всего своего сердца желаем, вашего царского величества всенижайшие рабы – Яков Брюс, Андрей Остерман. Августа 30 дня, в четвертом часу пополуночи».

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1962. Кн. 17. Гл. 3. http://magister.msk.ru/library/history/solov/solv17p3.htm

КОНЕЦ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ

С военной точки зрения 1720 год был для России успешным. Десанты на западном побережье Ботнического залива разгромили шведские гарнизоны, напали на Умео и ряд иных пунктов. А 27 июля 1720 г . российский флот одержал блестящую победу над шведами при Гренгаме, захватив 4 фрегата, 104 пушки, 407 пленных. Английский флот, будучи в Балтийском море, не рискнул предотвратить поражение шведов. Российский флот на Балтике сохранял свою грозную силу. С этого момента шведы, в конце концов, решились на мирные переговоры. На них решено было собраться в г. Ништадт (Финляндия). Конгресс открылся в конце апреля 1721 г ., но война не прекратилась. В 1721 г. новый 5-тысячный десант под командованием П. Ласси вторгся в шведские земли, пройдя по ним около 300 км . Английский флот вновь попытался сразиться с русскими. После четырехмесячных переговоров мир со Швецией был заключен 30 августа 1721 г . Швеция уступила России в «совершенное непрекословное и вечное владение и собственность Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и часть Карелии с Выборгом и его округом, с городами Ригою, Динамюндом, Перновом, Ревелем, Дерптом, Нарвою, Кексгольмом и с островами Эзелем, Даго и Меном и всеми другими землями от курляндской границы до Выборга». Россия в итоге долгой и мучительной войны заняла важнейшее место в Европе, а положение морской державы способствовало развитию ее экономики.

ПРАЗДНОВАНИЕ НИШТАДТСКОГО МИРА В ПЕТЕРБУРГЕ 22 ОКТЯБРЯ 1721

Петр вышел из собора и направился в сенат, где был приготовлен обеденный стол на тысячу человек. Народ, заливавший площадь, бросился к государю, хватал его за руки, за полы кафтана, целовал их. Восторг был общий и не поддающийся описанию.

Здание сената было драпировано внутри, по стенам, сукном. Здесь императора поздравляли дамы, разодетые в самые богатые наряды. Князь Меншиков прочитал высочайший указ о производствах по армии, а адмирал граф Апраксин – по флоту, после них обер-секретарь сената объявил о наградах и повышениях уполномоченным на мирном конгрессе и другим лицам. В сенатских залах было накрыто сорок восемь столов, за которыми не осталось ни одного свободного места. Первый тост – в честь заключенного мира — провозглашен государем при звуках литавр и труб. По окончании обеда столы были вынесены и начались танцы, продолжавшиеся до темноты. В девять часов присутствовавшие были приглашены к нарочно выставленным окнам смотреть фейерверк. Он удался прекрасно и заслуживает описания, так как был составлен по указаниям и при участии государя.

Сперва взорам зрителей представилось большое здание, изображавшее храм Януса. Оно было открыто, и внутри его виднелся, в голубом огне, старый Янус, державший в правой руке лавровый венок, а в левой масличную ветвь. Немного спустя с обеих сторон показались два вооруженных и коронованных рыцаря; на щите одного из них был изображен двуглавый орел, а на щите другого – три короны. Когда они приблизились к открытым дверям храма и прикоснулись к ним, двери начали постепенно затворяться, после чего рыцари сошлись и подали друг другу руки. Пока горело изображение храма и самого Януса, стоявшего на высоком пьедестале и окруженного разными арматурами, народу был отдан жареный бык, лежавший вблизи храма, на возвышении о шести ступенях со свободным со всех сторон проходом. Государь сам отрезал от быка первый кусок и попробовал, после чего солдаты вмиг разорвали его на сотни частей. Тот, кому достались золоченые рога, получил денежную награду. В то же время были открыты устроенные с обеих сторон фонтаны с красным и белым вином, охраняемые, для порядка, стражею. Едва двери храма совсем затворились, в знак заключенного мира, как раздались сперва звуки множества труб, литавр и барабанов, потом была пущена ракета, — и разом загрохотали сотни пушечных выстрелов, смешиваясь с ружейным огнем и звоном колоколов. «Огонь с крепости, адмиралтейства и стоявших на Неве судов, был так велик, – говорит очевидец, – что все казалось объятым пламенем, и можно было подумать, что земля и небо готовы разрушиться». После того направо от храма горел большой и высоко поставленный щит, на котором было изображено Правосудие, попирающее ногами двух фурий; последние представляли недоброжелателей и ненавистников России, а над всею эмблемою красовалась русская надпись: «всегда победит». Затем зажгли с левой стороны другой щит, на котором изображался плывущий по морю и входящий в пристань корабль с латинской надписью: «finis coronat opus» (конец венчает дело). Кроме того, с обеих сторон красовались две пирамиды из такого прекрасного белого огня, что казались сделанными из брильянтов. На каждой из них сверху сияла звезда из такого же огня. Потом зажгли еще две пирамиды со швермерами и в то же время пустили множество воздушных шаров, огромных ракет, бураков, открыли огненные фонтаны, колеса и проч., огонь которых не прерывался в продолжение двух часов. Наконец на воде было пущено несколько фигур из голубого и белого огня, вместе со множеством водяных шаров, дукеров, водяных швермеров и других огней. Фейерверк окончился около двенадцати часов ночи.

Полное собрание законов Российской империи/ДО/Собрание первое/3840

1. Зѣло желаю, чтобъ Нашъ весь народъ прямо узналъ что Господь Богъ прошедшею войною и заключеніемъ сего мира Намъ сдѣлалъ.

2. Надлежитъ Бога всею крѣпостію благодарить; однако жъ, надѣясь на миръ, не надлежитъ ослабѣвать въ воинскомъ дѣлѣ, дабы съ Нами не такъ сталось, какъ съ Монархіею Греческою.

3. Надлежитъ трудиться о пользѣ и прибыткѣ общемъ, которой Богъ Намъ предъ очьми кладетъ, какъ внутрь, такъ и внѣ, отъ чего облегченъ будетъ народъ.

И Сенатъ Его Величество, съ нижайшимъ поклоненіемъ, за такую Императорскую милость и отеческое увѣщеваніе благодарствовалъ, и потомъ начатъ благодарной молебенъ; и какъ скончали на ономъ Евангеліе, тогда въ другой рядъ, какъ изъ пушекъ, такъ и изъ мушкетовъ такая же стрѣльба учинена; потомъ при окончаніи молебна, и какъ благодарственная молитва отъ Рязанскаго Митрополита при всенародномъ колѣнопреклоненіи прочтена, и тако тѣмъ то дѣйство окончалось. И Его Величество при выходѣ изъ церкви паки съ восклицаніемъ вивата отъ народа, и потомъ третій разъ изъ пушекъ и мѣлкаго ружья поздравленъ. Сенатъ же и прочія знатныя особы пошли потомъ къ Ея Величеству Императрицѣ, и Оную нижайше поздравляли; а потомъ и Ихъ Высочествамъ Императорскимъ Принцессамъ поздравленіе отправили, на что отъ Оныхъ съ милостивымъ благодареніемъ отвѣтствовано. (**)

(*) Печатанъ Ноября 1.

(**) Въ реляціи, публикованной изъ Сената въ томъ же году Ноября 1 дня, о совершеніи сего акта и о торжествѣ по случаю заключенія Нейштатскаго мира напечатано: что при всемъ томъ дѣйствіи присутствовалъ изъ чужестранныхъ Его Королевскаго Величества Французскаго полномочной Министръ Господинъ Кампредонъ, которой того же утра, предъ литургіею, свою первую аудіенцію у Его Императорскаго Величества имѣлъ, и потомъ Его Императорское Величество и въ церкви поздравлялъ. Послѣ пошла Высокая Императорская фамилія, и за Оною всѣ знатные кавалеры и дамы въ Сенатскія палаты, въ которыхъ Его Высочество, Герцогъ Голштинской съ своею свитою, такожде и послѣдующіе чужестранные Министры и Посланные, а именно: отъ страны Его Цесарскаго Величества Римскаго, Дѣйствительный Камергеръ, Полковникъ и Статгалтеръ въ Богеміи, Господинъ Графъ Кинскій; отъ страны Его Королевскаго Величества Прусскаго, Господинъ Дѣйствительный Тайный Совѣтникъ Баронъ Мардефельтъ; отъ Его Королевскаго Величества Польскаго, присланной Совѣтникъ посольства Господинъ Лефортъ; отъ страны Господъ-Статовъ Генералъ Соединенныхъ Нидерландовъ Резидентъ ихъ Господъ де Вильде; съ страны Его Королевскаго Величества Датскаго, Его Секретарь посольства Господинъ Тирголмъ, а съ страны Его Свѣтлости Герцога Мекленбургскаго, Его Канцеляріи Совѣтникъ Господинъ Остерманъ обрѣтались, и при входѣ въ палаты Ихъ Величества поздравляли. Потомъ объявлено отъ Его Свѣтлости Князя Меншикова, яко Генералъ-Фельдмаршала, и отъ Генералъ-Адмирала Графа Апраксина, повышенія чиновъ многихъ заслуженнымъ особамъ, какъ морскимъ Флагманамъ и Оберъ-Офицерамъ, такъ и сухопутнымъ, Генералитету и Штабъ и Оберъ-Офицерамъ; а послѣ того сказываны отъ Оберъ-Секретаря Сенатскаго награжденіи и чины Министрамъ Полномочнымъ, чрезъ которыхъ въ Нейштатѣ мирной заключенъ трактатъ, такожъ и другимъ персонамъ за службы ихъ, такожъ отпущеніе винъ и долговъ объявлено. Потомъ сѣли за столы кушать, за которыми съ тысячу персонъ обоего пола было, понеже всѣ знатные служители духовнаго и мірскаго чина при томъ присутствовали, и преизрядно трактованы; по скончаніи же столовъ учиненъ балъ или танцы, которые даже до ночи продолжалися. Потомъ же преизрядной фейерверкъ презентованъ, которой послѣ 9 часовъ начался и сперва къ тому устроенное зданіе, которое храмъ Янусовъ предобразовало, иллуминовано многими тысячьми фонарей; и какъ тотъ храмъ отверстъ, то въ вратахъ онаго явился помянутой Янусъ, яко мужъ престарѣлой, преизряднымъ синимъ огнемъ, въ правой рукѣ лавровой вѣнецъ, а въ лѣвой масличную вѣтвь держащій. По нѣкоторомъ времени со обѣихъ странъ шли два воина, которые такожъ синимъ огнемъ украшены были; и тотъ, которой съ правой стороны, имѣлъ на щиту двойнаго орла, а у того, которой былъ съ лѣвой стороны, на щиту жъ три короны; и какъ они до вратъ храма Янусова дошли, то казалось, яко бы на растворенные щиты вратъ руки налагали, и тогда оные щиты вратъ, яко бы отъ нихъ по малу затворялись, а тѣ два воина ближе сходились, и казалось, яко бы оные другъ другу руки подавали; потомъ какъ врата того храма всѣ затворились, въ знакъ заключеннаго мира, и тогда сперва воспослѣдовалъ звукъ великаго множества трубъ и бою литавръ и барабановъ, а потомъ вдругъ около 1000 выстрѣловъ съ крѣпости и галеръ изъ пушекъ, такожъ и изъ мѣлкаго ружья учинено, что такой огонь сочинило, что казалось, яко бы валы Санктпетербургскіе и рѣка Нева, которая галерами наполнена была, загорѣлись. Потомъ по правой сторонѣ того храма стоящій планъ или щитъ зажженъ, которой Правду представлялъ, въ одной рукѣ вѣсы, а въ другой мечь держащую, на двѣ фуріи наступающую, что значило ненавистниковъ и миропомѣшателей Россіи, съ надписью, (всегда побѣдить); въ тожъ время изъ двухъ фонтановъ, изъ одного бѣлое, а изъ другаго красное вины испущали, и оное, такожъ и цѣлой жареной позлащенной и многими птицами наполненной быкъ, поставленной на полку о 6 степеняхъ, народу на употребленіе отданы. Потомъ зажженъ другой по лѣвую сторону стоящій планъ или щитъ, которой единъ чрезъ море проходящій, и въ гавань или пристань входящій корабль представлялъ, съ надписью, (конецъ дѣло вѣнчало) чему съ описаніемъ учиненъ особо абрисъ. Потомъ съ обѣихъ сторонъ были еще зажжены двѣ пирамиды, которыя такимъ изряднымъ бѣглымъ огнемъ украшены, что казалося, яко бы алмазы, брилліанты были, и на верху у каждой было по звѣздѣ такого жъ огня. Потомъ двѣ другія пирамиды съ швермерами и звѣздками; между тѣмъ бросаны многія потѣшныя ядра и множество верховыхъ и другихъ ракетъ. Такожъ зажиганы огненныя колеса, фонтаны и прочія огнестрѣльныя потѣшныя вещи, еже такой огнь на воздухѣ сочинило, что чрезъ два часа непрестанно оной пламенемъ покрытъ и исполненъ былъ; послѣ того были еще и на водѣ нѣкоторыя фигуры преизряднымъ синимъ и бѣглымъ огнемъ репрезентованы, и при томъ множество водяныхъ ракетъ и прочихъ огнестрѣльныхъ водяныхъ вещей зажжено. И когда все то миновалось, что до 12-ти часовъ ночи было, тогда Его Императорское Величество, которой во всю ту огнестрѣльную потѣху, Самъ при оной присутствовалъ и управлялъ, возвратился паки въ Сенатскія палаты, и тогда отъ всѣхъ поздравленіе Его Величеству повторено, со обношеніемъ другъ до друга покаловъ преизряднаго Токайскаго и иныхъ винъ, что все даже до 3 часовъ по полуночи продолжалося; и тогда всѣ веселы и съ великимъ довольствіемъ по милости Его Величества разъѣхались.

Какими событиями отмечен 1721 год в истории России?

Начало XVIII века в России связано с длительной и кровопролитной Северной войной, в которую оказались вовлеченными практически все европейские государства. Она изменила расстановку сил на политической арене и границы воюющих стран. Ее окончание и последовавшее за этим объявление России империей, а царя Петра I — императором, сделали 1721 год в истории России одним из самых знаменательных и памятных. События, произошедшие в этот период, повлияли на дальнейший ход всей мировой истории. Строительство и государственные преобразования, которые проводил Петр I на протяжении всего своего правления, в этом году также были продолжены.

Учреждение Святейшего правительствующего Синода

Главным органом церковно-административной власти Русской православной церкви стал Святейший правительствующий Синод, учрежденный 14 февраля 1721 г. Он заменил патриарха. В его состав входили 79 архиереев. Все кандидатуры в Святейший Синод утверждались главой государства — монархом.

Царь Петр I считал, что настало время изменить прежнюю структуру церковного управления. В 1718 г. он высказался о необходимости формирования Духовной коллегии. Разработку основных положений и всего проекта осуществлял епископ Псковский Феофан (Прокопович). Царь лично прочитал созданный им в 1720 г. «Духовный регламент» и внес некоторые изменения. В дальнейшем, 11 мая 1722 г. Петр I ввел должность обер-прокурора Святейшего Синода для осуществления контроля за его деятельностью.

Заключение Ништадтского мирного договора

В 1721 году, 30 августа — по юлианскому календарю и 10 сентября — по григорианскому, был подписан мирный договор, положивший конец боевым действиям между Россией и Швецией. С русской стороны подписи поставили уполномоченные граф Яков Вилимович Брюс и граф Андрей Иванович Остерман, а со стороны Швеции — Лилиенштерн и Штрёмфельдт.

Союзники России в этой войне — Дания и Польша, при посредничестве Англии, уже успели заключить мирный договор со Швецией. Финляндия, Эстляндия, Лифляндия и Ингерманландия были завоеваны Российским государством.

Последние военные операции и дипломатия

В конце Северной войны военный союз, включающий Англию, Данию, Ганновер и Голландию, выступил против Швеции. Однако Англия и Голландия не желали укрепления России на Балтийском побережье. Поэтому, просуществовав короткое время, коалиция распалась. В дальнейшем был заключен союзный договор с Францией, которая обещала стать посредником между воюющими державами.

В 1719 году активные действия английских дипломатов привели к объединению против России Австрии, Саксонии и Ганновера. К тому же Англия пообещала Швеции организовать денежную и военную помощь. В связи с этим переговоры, которые проходили на Аландском конгрессе, досрочно прекратились. Позднее, 24 мая этого же года, Россия одержала победу в крупном морском сражении, которое вошло в историю под названием «Эзельский бой». Еще одна битва, выигранная русским флотом, произошла 17 июля 1720 г. у острова Гренгам, в Балтийском море. Из-за этого Англия отозвала свою эскадру, которая находилась рядом.

В преддверии подписания Ништадтского мира в Петербург прибыл посредник — французский посол в Швеции Кампередоне. Кроме возвращения Финляндии, Петр I и его соратники согласились отказаться от поддержки, которую они осуществляли голштинскому герцогу в его притязаниях на шведский престол и соглашались выплатить денежную компенсацию за Лифляндию. Усилия Кампередоне склонить Петра I к дополнительным договоренностям в пользу Швеции не имели успеха.

Во время проведения конгресса в г. Ништадт (Финляндия), который длился с мая по сентябрь, шведские дипломаты часто проявляли неуступчивость. Русской делегации приходилось действовать крайне настойчиво и весьма искусно. Но все же приходилось применять военное давление. На шведские земли был высажен десант и нанесен удар по четырем городам, множеству деревень и заводам. А для того чтобы шведская делегация не затягивала переговоры, представители от России указали крайний срок подписания договоренностей и добавили, что в таком случае они согласятся на мир только в том случае, если голштинский герцог официально будет признан наследником шведского престола.

В некоторых, второстепенных для России, вопросах Петр I пошел на уступки, которые выражались в следующем:

  • он выразил согласие на участие в мирном договоре английских дипломатов во главе с королем — они выступили как союзники шведов;
  • дал приказ убрать несколько небольших крепостей, не имеющих особого военного и стратегического значения;
  • обещал ускорить финансовую компенсацию за Лифляндию, которая, по договоренности, отходила к России.

Самым серьезным пунктом, который был заявлен русской делегацией на конгрессе, стал отказ русского царя от поддержки голштинского герцога. Россия не стала вмешиваться во внутренние дела Швеции. Состоялось заключение мирного договора, который завершил длительную войну.

Основные положения Ништадтского мирного соглашения

Согласно условиям, боевые действия обязаны завершиться в Финляндии в течение двух недель, а в удаленных местах — спустя три недели после вступления договора в силу. Между воюющими странами устанавливался «вечный мир на земле и воде». Швеция полностью признавала присоединение к России Эстляндии и Лифляндии, островов Даго, Эзель, Моон, части Карелии и других земель.

Россия возвращала Финляндию Швеции и должна была выплачивать компенсацию за Лифляндию, в размере 2 млн талеров. Швеции было также разрешено ежегодно покупать в Лифляндии хлеб на сумму в 50 тысяч рублей, причем сделки были беспошлинными. Полностью были признаны права протестантской церкви. Прибалтийские помещики сохранили свои поместья. Были отрегулированы положения о беспрепятственной торговле между русскими и шведскими купцами.

Ништадтским мирным договором предусматривался обмен пленными, была объявлена амнистия, из которой исключили изменников, перешедших на шведскую сторону под командованием украинского гетмана Мазепы.

Утверждение этого договора предоставляло России необходимый выход к морю. Теперь русское государство стало гораздо сильнее, а его торговля более развитой. Петр I смог завоевать для России прибалтийские порты. Он решил историческую задачу, которая долгое время стояла перед русскими монархами.

Провозглашение Российской империи

По итогам закончившейся Северной войны была провозглашена Российская империя. А в связи с прошением членов Правительствующего сената, царь Петр I Великий был объявлен Императором Всероссийским и Отцом Отечества. Столицей государства стал г. Санкт-Петербург, а в 1728 – 1730 гг.— Москва.

Площадь Российской империи являлась третьей по величине из всех государств, когда-либо существовавших на планете. Первые места заняли Британская и Монгольская империи.

Все эти события, произошедшие в один год, значительно изменили положение страны в мировом сообществе. А 1721 год в истории России навсегда остался самой знаменательной вехой, которая разделила ее историю на царский и имперский периоды.

Петр I принял титул Императора Всероссийского после победы над шведами в Северной войне 1700-1721 гг.

22.10.1721 (4.11). — Петр I принял титул Императора Всероссийского после победы над шведами в Северной войне 1700-1721 гг.

Б.-К. Растрелли. Конная статуя Петра I, 1744

21-летняя Северная война завершилась русской победой, между Россией и Швецией был заключен Ништадтский мир, по которому Россия присоединила Прибалтику (Эстляндию, Лифляндию, Ингрию, часть Карелии) и тем самым вернула себе выход в Балтийское море, утраченный в XIII веке после разгрома Киевской Руси (Новгород ранее входил в число городов балтийского торгового Ганзейского союза). Могущество Швеции в Северной Европе было сломлено. Россия заступила на ее место, «в Европу прорубив окно», и стала великой евразийской державой, простиравшейся от Атлантики до Тихого океана. В ознаменование этой победы 22 октября (2 ноября) 1721 г. Царь Петр I принял титул Императора Всероссийского.

Обычно считается, что это была не его инициатива. Окончание войны отмечалось чередой празднеств, была объявлена амнистия многим преступникам, прощены недоимки должников, раздавались награды военным и государственным чинам. В столь праздничной атмосфере Сенат решил, что и Царь заслуживает должной почести: единогласно решили наградить его титулом «Отца Отечества, Императора и Петра Великого».

«Всемилостивейший государь!

Понеже труды вашего величества в произведении нашего отечества и подданного вашего всероссийского народа всему свету известны того ради, хотя мы ведаем, что в. в., яко самодержцу, вся принадлежит, однакож в показание и знак нашего истинного признания, что весь подданной ваш народ ничем иным, кроме единых ваших неусыпных попечений и трудов об оном, и со ущербом дражайшего здравия вашего положенных, на такую степень благополучия и славы в свете произведен есть, помыслили мы, с прикладу древних, особливо ж римского и греческого народов, дерзновение восприять, в день торжества и объявления заключенного оными в. в. трудами всей России толь славного и благополучного мира, по прочитании трактата оного в церкви, по нашем всеподданнейшем благодарении за исхадатайствование оного мира, принесть свое прошение к вам публично, дабы изволил принять от нас, яко от верных своих подданных, во благодарение титул Отца Отечествия, Императора Всероссийского, Петра Великого, как обыкновенно от Римского Сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статуах для памяти в вечные роды подписаны.

Святейший Синод в том с нами согласен.

И тако токмо ожидаем обще от в. в. милостивого нам невозбранения.

Александр Меншиков. Канцлер граф Головкин. Князь Григорей Долгорукой. Князь Дмитрий Кантемир. Барон Петр Шафиров. Адмирал граф Апраксин. Князь Дмитрей Галицын. Петр Толстой. Андрей Матвеев» («Прошение сенаторов царю Петру I»).

22 октября 1721 г. текст прошения был зачитан канцлером Головкиным после окончания службы в Троицком соборе, на которой присутствовала Царская семья, Синод, Сенат и все высшие государственные чины. Все присутствовавшие трижды прокричали «виват!».

Петр ответил тремя фразами:

«Зело желаю, чтоб наш народ прямо узнал, что Господь прошедшею войною и заключением мира нам сделал. Надлежит Бога всей крепостью благодарить; однако, надеясь на мир, не ослабевать в воинском деле, дабы с нами не так сталось, как с монархией греческой. Надлежит трудиться о пользе и прибытке общем, который нам Бог кладет перед очами как внутрь, так и во вне, отчего облегчен будет народ».

В заключение церемонии митрополит Рязанский Стефан отслужил благодарственный молебен. Затем по всей столице зазвонили колокола церквей, раздались залпы сотен орудий Адмиралтейства, Петропавловской крепости и введенных в Неву 125 кораблей. Празднование продолжилось в Сенате, где был дан обед на тысячу человек. Торжественный прием и танцы по введенному Петром западному образцу продолжались чуть ли не до утра, была устроена также любимая забава Петра – фейерверк. Но фактически тогда праздновали военную победу, а не титул.

Устраивать специальную церемонию императорской коронации Петр I не стал, ибо венчание на царство у него уже было и это церковное таинство повторять во второй раз с новым титулом не следовало. Лишь три года спустя, 7 мая 1724 г. он короновал вторую супругу Екатерину Императрицей, когда потребовалось поднять статус ее и внебрачных дочерей, через которых предполагалось породниться с европейскими монархами.

Однако Европа не сразу признала Великую Россию Империей. Без промедления императорский титул Петра признали только Голландия и Пруссия (союзницы в Северной войне), в 1723 г. побежденная противница – Швеция, в 1739 г. – мусульманская Османская империя. Лишь в 1742 г. это сделали Австрия и Англия, в 1745 г. – Испания и Франция. Гордая Польша – только в 1764 г. (когда по мере собственного ослабления стала более зависимой от России). И у столь неспешного признания Европой были причины, связанные с разным толкованием понятия Империи.

Ведь Империя означает не только мощное и крупное государство, объединяющее под властью одного монарха и централизованной администрации многие народы во главе с их монархами-князьями. В христианском понятии Империи (Царства) издревле присутствовало историческое значение вселенского политического и духовного центра – каким была Римская Империя. После ее сокрушения варварами в V веке, преемственность от нее сохранила ее восточная часть – Византийская «Ромейская Империя» (Константинополь – Второй Рим), которая к тому же с Божией помощью обрела истинную религию. Очевидным преемником Второго Рима после его падения в XV веке стало Московское царство как Третий Рим (не называя себя латинским словом «Империя»).

Однако Европа не оставила претензий на римскую преемственность, тем более что эти претензии поддерживала Западная церковь с центром в первом Риме, епископ которого (папа Римский) гордо претендовал на первенство во Вселенской Церкви, а затем, после откола от Православия (1054 г.), и на земную политическую власть. Характерно принятие папами языческого титула «понтифик» (Pontifex Maximus – верховный жрец, ведавший также строительством мостов), который носили дохристианские императоры. Одним из первых выражений этой властной гордыни папства стала незаконная коронация папой Львом III в 800 г. правителя Франкского государства Карла Великого как собственного «Римского Императора Запада» (при существовавшем законном Императоре в восточной части Римской империи).

Преемником империи Карла Великого стала «Священная Римская Империя германской нации», основанная в 962 г. восточнофранкским королем Оттоном I. Она считала себя прямым продолжением Римской империи и объединила вокруг множества Германских земель (как ядра), также земли нынешней Италии, Франции, Нидерланды, Чехию и др. А в начале XVIII века на имперскую роль претендовали уже Англия и Франция, создавшие огромные «вселенские» империи несколько иного – колониального типа.

К сожалению, западнический склад ума Петра в его представлении ставил Россию ниже Запада не только в техническом и культурном, но и в религиозно-историософском статусе. И если Цари Московской Руси понимали и ценили духовную преемственность Третьего Рима от православной Византии, нисколько не страдая от высокомерия и претензий Европы на «римское наследие», отвергая порою предлагавшиеся королевские титулы, – то Петр принял европейскую иерархию ценностей и именно в ней стремился застолбить для России почетное место как «европейской страны». Из этого комплекса неполноценности происходили все его западнические реформы в Церкви, культуре, языке, даже в быту (мода и обычаи).

Петр и его правящий слой не могли не знать, что русский титул «Царь» происходил от слова «Цезарь» (имя римского полководца и правителя Цезаря, ставшее впоследствии титулом римских и византийских Императоров). Фактически титул «Император» (в переводе с лат.: повелитель) означал то же самое, что Царь, но в западном латинском варианте, и следовательно был в эту эпоху менее легитимен, поскольку Русский Царь был законным преемником Императоров первого и второго Рима. Западные монархи это признавали, когда им было выгодно (например, при женитьбе Софьи Палеолог и Ивана III с надеждой Ватикана на унию). Самого Петра, желая польстить ему, на Западе не раз частным образом называли Императором еще до принятия титула. Но когда он этот титул принял официально, к нему европейские монархи серьезно не отнеслись. В их понимании признание титула Российского Императора по сути означало лишь символическое признание возросшего политического, военного и территориального значения «варварской» России.

Но и для самого Петра важно было именно политическое признание России в Европе. И хотя иностранным послам в Петербурге сообщалось, что титул Императора по сути носили и предки Петра, именно в это время обрекаются на забвение прежние регалии царской власти, символически связывавшие Третий Рим со Вторым: шапка Мономаха и бармы, которые, согласно преданию, византийский Император прислал Великому Князю Владимiру Мономаху.

Комплекс неполноценности Петра и его сподвижников перед Западом заставлял его считать мнение Европы в данном вопросе исключительно важным. Как пишет исследователь этой темы О.Г. Агеева (хотя и не со всеми ее оправдательными замечаниями можно согласиться):

На это указывают и тексты источников. Так, уже в первых предложениях Синода, а затем в Реляции от 1 ноября, в указах об императорском титуле и при переговорах с иностранными дипломатами постоянно звучала мысль, что «да не явится Россия в зазор всему свету» («а зазора за титлу цесарскую не опасатся»), и далее шли призванные подтвердить право русской стороны на императорский титул ссылки на грамоты Максимилиана I и иных «многих потентантов», в том числе, королей французского, испанского и Венецианской республики. При обосновании поднесения званий «Великий» и «Отец Отечества» также указывалось, что титул «Великий» «уже многие и в печатных письмах прилагают», а имя «Отец Отечества» дается «по прикладу древних греческих и римских сингклитов, которые своим монархам оное предлагали».

О многом говорит и избранная Сенатом и Синодом форма поднесения титула. Его церемониал, как уже отмечалось, состоял, во-первых, в публичном чтении в церкви текста обращения к Царю от имени «всех чинов» государства, при этом сенаторы и члены Синода «предстояли» перед монархом. Во-вторых, в краткой ответной речи Царя. И хотя Петр ни в одном из ее пунктов не упоминал о титуле – он говорил о заключенном мире, о «неослаблении» в воинском деле и труде «на пользу и прибыток общий», все же речь символизировала согласие принять «подношение» подданных. В-третьих, церемониальный характер носили коллективные троекратные возгласы «Виват, виват, виват Петр Великий, Отец Отечества, Император Всероссийский!»

Все эти три элемента весьма отдаленно, но все же напоминали традиции инвеституры (введения в должность) римских и византийских императоров. Избрание Римских императоров до середины V в. осуществлял Сенат, военачальники и представители народа. Император, помимо прочих обрядовых действ (поднятие на щите, возложение на голову шейного обруча и т.п.), говорил речь-благодарение. Обязательным было и трехкратное возглашение, содержание которого со временем менялось. Авторами церемонии 1721 г. был избран принятый на рубеже XVII–XVIII вв. западный вариант возглашения: «Виват, император..!»

Таким образом, при составлении церемонии в петербургском Троицком соборе были использованы реминисценции раннего светского римского коронования и современный западный текст возглашения. При этом… происходящее обосновывалось ссылками на практику «древних греческих и римских синклитов». В первые века Римской империи инвеститура носила сугубо светский характер…

Ориентация на европейскую традицию привела к тому, что на коронации Екатерины I впервые для венчания на российский престол были приняты новые имперские инсигнии: императорская, отличная от русских, корона, имперская мантия (золотой штоф с орлами, подбитый горностаями), дополнявшие европейское платье царицы; а также названный имперским скипетр с двуглавым орлом («который издревле употреблен при коронации и помазании императоров Всероссийских») и глобус (держава) «такого фасона, как Глабер в своих историях о древних императорских глобусах упоминает. Дело же глобуса есть древнее римское…». Императорские регалии представлялись современникам исключительно важными: их специальное описание завершало печатную реляцию о короновании Екатерины I.

Разумеется, в реляции подданным русского монарха не сообщалось об упразднении не имевших западного аналога царских инсигний «византийского» происхождения: св. креста, венца – шапки Мономаха и барм (диадемы), представлявших собой оплечье с образами… Отмена византийско-русских знаков власти означало обесценивание идеи византийского наследия и косвенно принижало царское достоинство предшествующих веков…

Так что принятие императорского титула Петром I с одной стороны отражало усиление мощи России и ее влияния в европейских делах, с другой стороны – свидетельствовало о духовном снижении понятия Империи как удерживающего Третьего Рима в самой России. В таком принятии императорского титула можно видеть наглядное свидетельство того, что у Петра «Великая Россия заслонила Святую Русь». В его представлении Россия перестала быть единственным истинным христианским Царством, удерживающим мiровое зло. «Истинными» в представлении Петра был европейские государства с развитой наукой и утонченным светским искусством, куртуазным этикетом, мощными флотами, колониальными владениями, фабричной промышленностью и глобальной торговлей. В этот «истинный» центр мiра Петр кнутом стал загонять русский народ, усугубляя церковный раскол и создавая новый раскол – культурно-социальный. Так что русским патриотам нечего особенно радоваться этому дню и тем более отмечать его как праздник.

М.Н.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25110405