Terminal high altitude area defense

Комплекс противоракетной обороны THAAD

]]>]]>

Антиракета THAAD (см. ]]>схему]]>) состоит из боевой части и двигателя. Единственная (отделяющаяся) ступень — твердотопливный стартовый двигатель. Ракета оснащена системой управления вектором тяги и газодинамическими интерцепторами в носовой части. Интерцепторы начинают работать вскоре после запуска и обеспечивают управление во время движения.Так управление полетом ракеты на стартовом и среднем участках траектории осуществляется с помощью поворотного сопла маршевого твердотопливного двигателя. Характеристики этого двигателя обеспечивают разгон ракеты до скорости около 2.5 км/с, позволяя реализовать концепцию «повторного обстрела» баллистической цели. Хвостовая часть ракеты представляет собой гибкий саморегулируемый и адаптируемый к условиям полета конический стабилизатор, состоящий из подвижных аэродинамических плоскостей-сегментов, которые опираются на специальные газовые мешки. Подобное конструктивное решение усиливает стабилизирующий эффект при воздействии на ракету аэродинамических сил.

Промежуточный отсек, соединяющий стартовый ускоритель с боевой частью содержит пиротехнический состав, который, взрываясь отделяет стартовый ускоритель от боевой части.

Боевая часть ракеты — высокоманевренный перехватчик прямого попадания Kill Vehicle (Уничтожающий Аппарат). Эта часть ракеты — технически сложное устройство, которое ищет, захватывает и затем уничтожает цель, используя при этом только кинетическую энергию высокоскоростного воздействия. Специальный обтекатель закрывает перехватчик в течение атмосферного участка полета. Это необходимо для снижения аэродинамического сопротивления и защиты окна головки самонаведения от аэродинамического нагрева. Одна из главных особенностей перехватчика — гиростабилизированная многоспектральная инфракрасная головка самонаведения (ИК-ГСН) с окном из сапфира, выполненная на основе антимонида индия (рабочий диапазон 3-5мкм). Помимо ИК-ГСН перехватчик оснащен командно-инерциальной системой управления, вычислителем, источником электропитания, а также двигательной установкой маневрирования и ориентации DACS (Divert Attitude Control System), которая обеспечивает точное маневрирование ракеты на траектории.

]]>]]>

В состав каждого дивизиона включены:

Пункт управления BM/C41смонтирован на многоцелевом автомобильном шасси и может функционировать в роли тактического пункта управления дивизиона TOS (Tactical Operation Station) и пункта управления огнем пусковой установки LCS (Launcher Control Station). В конфигурации LCS пункт управления обеспечивает обмен информацией с другими LCS и передачу информации в TOS. Каждая батарея имеет несколько пунктов управления BM/C41. Их взаимозаменяемость обеспечивает многократное резервирование системы управления огнем, что повышает боевую устойчивость комплекса в целом.

Многофункциональная РЛС GBR решает задачи обнаружения, сопровождения, идентификации и классификации целей, а также наведения противоракет на цель на начальном участке траектории. Для РЛС GBR используется активная фазированная антенная решетка в диапазоне X с площадью антенного полотна около 10-15 м2 и числом элементов около 24000.

Осoбое внимание при разработке ПРК THAAD обращается на возможность быстрой его передислокации и развертывания. Для значительного снижения массы аппаратуры в ее производстве использованы передовая технология и микроэлектроника. Так, если при передислокации двух дивизионов ЗРК Patriot в Саудовскую Аравию во время войны в зоне Персидского залива потребовалось 73 вылета самолета С-5А, 123 вылета самолета С-141, 14 гражданских лайнеров и 23 морских судна, то для переброски двух дивизионов ПРК THAAD потребуется всего 50 вылетов самолета С-141.

Эксперты сравнили российский ЗРК С-400 «Триумф» и американский THAAD

Как отмечает РИА Новости, эти средства ПВО слишком разные. Если «Триумф» разрабатывался главным образом для противодействия авиации, крылатым ракетам и беспилотникам, то THAAD должен прикрывать небо от баллистических ракет малой и средней дальности. По этой причине американская система может уничтожить цель на высоте 150, а возможно и 200 километров, а российский «Триумф» эффективен на высотах до 30 километров.

Но на самом деле столь существенная на первый взгляд разница не играет большой роли. Экс-замглавком ВВС по объединенной системе ПВО стран — участниц СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев пояснил, что «в противоракетной обороне театра военных действий уничтожение целей осуществляется на нисходящих траекториях, а не в космосе».

При этом явным преимуществом «Триумфа» является дальность его применения. Так, например, ракета 40Н6Е может действовать на расстоянии до 400 километров, а дальность применения THAAD составляет 200 километров. Кроме того, С-400 стреляет на 360 градусов, а THAAD имеет ограниченный сектор обстрела: 90 градусов по горизонтали и 60 градусов по вертикали. Правда обнаружить цель РЛС американской системы может на расстоянии 1000 километров, а «Триумф» — 600 километров.

«Триумф» и THAAD отличаются и по принципу уничтожения цели. Ракета, выпущенная из российского комплекса, взрывается возле нее и нейтрализует цель осколками. Американская же ракета не имеет боевой части и сбивает цель за счет кинетической энергии.

При этом российский «Триумф» существенно выигрывает в цене. Батарея THAAD состоит из шести пусковых установок, каждая из которых рассчитана на восемь ракет-перехватчиков. Все это обойдется покупатели в сумму около 2,3 миллиардов долларов. Плюс 574 миллиона придется заплатить за радар AN/TPY-2. А дивизион российских С-400 с восемью пусковыми установками по четыре ракеты стоит около 500 миллионов долларов.

Есть еще одна особенность американской системы, которую саудитам придется принимать во внимание. «В американском оружии могут быть закладки. Например, F-16 ВВС Иордании не может сбить F-16 ВВС Израиля. То есть если по Саудовской Аравии будут применять американское оружие, поразить его сможет только С-400, который способен работать и по обычным аэродинамическим целям», — отмечает военный эксперт Михаил Ходаренок.

В том случае если Саудовская Аравия будет использовать в своей ПВО обе системы, могут возникнуть проблемы при их одновременном применении. Однако грамотное раздельное использование «Триумфа» и THAAD может принести хорошие результаты.

«Этими двумя системами невозможно управлять в автоматизированном режиме с единого командного пункта. Там совершенно разная математика, совершенно разная логика. Но это не исключает возможности их боевого применения по отдельности. Они могут быть развернуты в разных местах или даже в рамках обороны одного объекта, если для них разделить задачи по высотам и секторам. Они могут просто прекрасно дополнять друг друга, находясь в одной группировке», — отмечает Михаил Ходаренок.

Краткое описание

Пусковая установка комплекса ПРО THAAD

Американский мобильный противоракетный комплекс (ПРК) дальнего перехвата THAAD (Theater High Altitude Area Defense) предназначен для поражения оперативно-тактических ракет (ОТР, дальность стрельбы до 1000 км) и баллистических ракет средней дальности (БРСД, до 3500 км) на высотах 40 -150 км и дальностях до 200 км.

НИОКР по его созданию ведутся с 1992 года фирмой » Lockheed Martin Missiles and Space» с группой промышленных предприятий, среди которых фирма Raytheon ответственна за разработку многофункциональной РЛС. Они имеют один из наивысших приоритетов в рамках программы ПРО на ТВД и находятся на этапе подтверждения технической осуществимости выбранной концепции.
В начале 1995 года на полигоне ПРО Уайт-Сэндз (штат Нью-Мексико) были развернуты опытные образцы пусковой установки, многофункциональной радиолокационной станции GBR-T и командного пункта (КП) этого комплекса, а также начаты летные испытания экспериментальных образцов его противоракеты (ПР).

С 2000 года программа находится в стадии подготовки к серийному производству engineering and manufacturing development (EMD). В мае 2004 года началось производство 16 противоракет для летных испытаний на новом заводе компании Локхид Мартин в Пайк Каунти, Алабама (Pike County, Alabama). Предварительные комплексные испытания системы начнутся в начале 2005 года и продолжатся до 2009 года. Планируется, что система в 2007 году будет запущена в малосерийное производство и начнется первая фаза ее развертывания (initial operating capability IOC).

Противоракета

Схема противоракеты комплекса ПРО THAAD

ПР THAAD — одноступенчатая твердотопливная (стартовая масса 900 кг, длина 617 и максимальный диаметр корпуса 37 см), состоит из головной части, переходного отсека и РДТТ с хвостовой юбкой-стабилизатором. Твердотопливный двигатель разработан компанией Pratt & Whitney.

Головная часть противоракеты выполнена в виде отделяемой самонаводящейся ступени перехвата кинетического действия, предназначенной для поражения баллистических целей путем прямого попадания. В носовой ее части установлен сбрасываемый на конечном участке полета ПР двухстворчатый аэродинамический обтекатель.

Компоновочная схема противоракеты комплекса ПРО THAAD

Головная часть противоракеты — обтекатель и оптическая ГСН Двигатели поперечного управления. Еще фотографии…

В состав ступени перехвата входят: многоспектральная инфракрасная головка самонаведения (ГСН), работающая в среднем (3,3 -3,8 мкм) и дальнем (7 — 10 мкм) участках ИК диапазона, командно-инерциальная система управления, вычислитель, источник электропитания, а также двигательная установка (ДУ) маневрирования и пространственной ориентации.

Вид на головную часть противоракеты

Головка самонаведения HP имеет ИК прозрачное сапфировое неохлаждаемое окно. Ее несканирующий матричный фотоприемник, располагающийся в двухосевом карданном подвесе, представляет собой фокальную решетку, выполненную на основе чувствительных элементов из антимонида индия, с угловым разрешением не более 200 мкрад (до 1997 года в ГСП экспериментальных образцов ПР чувствительные элементы были изготовлены из силицида платины). Так как головная часть противоракеты имеет форму конуса, у фотоприемника предусмотрено угловое смещение линии визирования относительно продольной оси ПР. Его трехзеркальная оптическая система помещена в сосуд Дьюара.

В конструкции ступени перехвата экспериментального образца противоракеты предусматривается использовать различные типы двигательных установок. В частности, на этапе демонстрации и подтверждения технической осуществимости проекта создания ПР планируется в хвостовой части ее ступени перехвата размещать систему маневрирования и пространственной ориентации типа DACS (Divert Attitute Control System), оснащенную жидкостным двигателем (разработана фирмой «Рокетдайн»). Эта ДУ должна включаться на конечном участке траектории полета ПР в интересах обеспечения ее прямого попадания в баллистическую цель.

В жидкостной двигательной установке DACS для создания поперечной тяги применяются четыре крестообразно расположенных микродвигателя многократного включения, размещенные в плоскости, проходящей через ее центр массы, и имеющие четыре управляющих сопла. Они приводятся в действие с помощью клапанного устройства соленоидного типа. Микродвигатели работают на двухкомпонентном топливе (четырехокись азота и монометилгидразин), подаваемом вытеснительным способом. Ряд их элементов, подверженных наиболее сильному воздействию горячих газов, изготавливается из углеродных композиционных материалов с ниобиевым покрытием. Каждый микродвигатель имеет массу 1 кг и удельный импульс тяги 315 — 325 с. Применение в его конструкции углеродных композиционных материалов с ниобиевым покрытием позволило без использования принудительного охлаждения довести температуру в камере сгорания до 2760° С. Сопло массой 60 кг обеспечивает импульс тяги 70 кгс.с, причем максимальное ее значение может быть достигнуто не более чем за 5 мс.

Основу клапанного устройства составляют клапаны подачи топлива к камерам сгорания микродвигателей для обеспечения режима маневрирования ступени перехвата, а также его впрыскивания в сопла для ее пространственной ориентации. Клапаны обоих типов собираются на основе соленоида. Его функционирование осуществляется с помощью силового привода, способного вырабатывать ток максимальным значением 1,5 А. В мае 1994 года в лаборатории Санта-Сюзанна (штат Калифорния) специалисты фирмы «Рокетдайп» успешно провели стендовые огневые испытания прототипа жидкостной ДУ DACS. По мнению разработчиков проекта, это позволило осуществить в установленные сроки сборку и поставку в общей сложности 20 экспериментальных образцов ступени перехвата этой ПР на полигон Уайт-Сэндз, где должны были пройти ее испытания.

Судя по сообщениям американской печати, впоследствии такую ДУ предусматривается заменить. Так, на этапе полномасштабной разработки ПР командование противоракетной обороны и космоса министерства армии США планирует оснастить ступень перехвата малогабаритной двигательной установкой типа DACS фирмы «Аэроджет», работающей на желеобразном ракетном топливе. В ней сочетаются преимущества ЖРД (высокий удельный импульс, возможность точного регулирования тяги и многократного включения) с достоинствами РДТТ (безопасность и удобство эксплуатации). Поиск состава желеобразного топлива осуществляется путем введения различных добавок на полимерной основе в рецептуры компонентов существующих жидких ракетных топлив до получения желеобразной консистенции. Создание топлива с большей плотностью, по мнению западных специалистов, позволит значительно уменьшить размеры топливных баков и всей ступени перехвата в целом. Для повышения удельного импульса тяги двигателя проводится исследование целесообразности использования в таком топливе металлических присадок.

Твердотопливный ракетный двигатель противоракеты разработки фирмы Pratt&Whitney

В более отдаленной перспективе указанную ДУ также предполагается заменить твердотопливной двигательной установкой.

Таким образом, существующий вариант экспериментального образца ступени перехвата ПР THAAD с жидкостной ДУ рассматривается разработчиками как промежуточный. Его намечается применять в основном для отработки конструкции противоракеты и алгоритмов ее наведения на баллистическую цель. Управление полетом ПР на среднем участке траектории осуществляется с помощью изменения вектора тяги отклоняемого сопла РДТТ. Этот двигатель обеспечивает ее разгон до скорости около 3 км/с. Хвостовая юбка представляет собой гибкий саморегулируемый и адаптируемый к условиям полета ПР стабилизатор. Он собран из 16 подвижных аэродинамических плоскостей — сегментов, опирающихся на специальные газовые мешки сферической формы. Такое конструктивное исполнение юбки позволяет значительно усиливать стабилизирующий эффект при воздействии на противоракету боковых аэродинамических сил.

Пусковая установка

Пусковая установка с десятью противоракетами и ее схема

Многофункциональная радиолокационная станция GBR

Схема ФАР РЛС GBR

Схемы элементов РЛС GBR: РЛС в целом, аппаратная, мобильный источник питания, система охлаждения

Командный пункт комплекса

Командный пункт батареи

Схема взаимодействия элементов противоракетного комплекса THAAD

На пусковой установке размещаются десять ПР в транспортно-пусковых контейнерах. Они смонтированы в едином модуле на шасси 10-т тягача М1075 (колесная формула 10 х 10). Тягач М1075 разработан на базе тяжелого грузового автомобиля повышенной проходимости с системой загрузки (Heavy Expanded Mobility Tactical Truck with Load Handling System (HEMTT-LHS)) фирмы Oshkosh Truck Corporation. Общая масса ПУ 40 т, длина 12 м и высота 3,25 м. Для ее перезаряжания требуется 30 мин. Пусковые установки комплекса THAAD авиатранспортабельны и могут быть перебазированы на тяжелых грузовых самолетах C-141. Перезаряжание пусковой установки занимает 30 минут. Транспортно-пусковой контейнер противоракеты весит 370 кг, его длина — 6,6 м, ширина — 0,46 м.

Многофункциональная радиолокационная станция

Многофункциональная радиолокационная станция GBR-T или GBR фирмы «Рэйтеон» (рабочая частота около 10 ГГц) имеет дальность действия до 1000 км. Она создана в транспортабельном варианте. В состав РЛС входят ПУ с тремя рабочими местами операторов на шасси автомобиля М998, аппаратный фургон с оборудованием управления фазированной антенной решеткой (ФАР) и обработки сигналов, антенна на автомобильной платформе, полуприцеп для жидкостного охлаждения ФАР и мобильный источник энергоснабжения. Связь пункта управления станции с аппаратным фургоном и командным пунктом (КП) противоракетного комплекса THAAD обеспечивается по волоконно-оптическому кабелю. При этом расстояние между РЛС и КП может достигать 14 км.

Площадь апертуры ФАР около 9 м2. Ее управление по углу места в диапазоне 10 — 60° осуществляется электромеханическим способом. При боевой работе угол места фиксируется в оптимальном для конкретного случая стрельбы положении. Нижний предел электронного сканирования диаграммы направленности ФАР составляет 4° выше линии горизонта.

Автономный источник энергоснабжения создан на базе трехфазного электроагрегата мощностью более 1 МВт. В качестве его вариантов рассматривались дизельный или газотурбинный двигатель и электрогенератор. Двигатели обоих типов рассчитаны на длительную непрерывную работу на высотах над уровнем моря до 2,4 км с обеспечением мощности на валу 0,9 — 1,5 МВт при температуре 25° С. Для трехфазного электрогенератора выходная мощность ограничивалась значением 0,3 МВт при вырабатываемом напряжении 2,4-4,16кВ.

По условиям контракта были изготовлены три образца РЛС GBR-T: один экспериментальный (использовался для обеспечения первых четырех пусков ПР THAAD на полигоне Уайт-Сэндз в целях отработки завершающей стадии этапа демонстрации и подтверждения технической осуществимости проекта) и два опытно-боевых, получивших обозначение UOES (User Operational Evaluation System) и предназначенных для ввода в состав ПРК в испытательно-боевом исполнении. Этот комплекс в случае необходимости можно будет перебрасывать и развертывать в районах реальных боевых действий. Элементы РЛС GBR авиатранспортабельны и могут быть передислоцированы транспортным самолетом С-141.

Командный пункт комплекса

Командный пункт комплекса с этой РЛС представляет собой систему боевого управления ПРК THAAD. Одновременно он является тактическим центром управления боевыми действиями сил и средств ПРО на ТВД и решает задачи боевого управления в звене «дивизион — батарея». Наряду с наведением противоракет на баллистические цели он может также выдавать необходимую информацию о наличии целей для комплексов ближнего перехвата типов «Пэтриот», ПАК-З, MEADS или многофункциональной системы оружия «Иджис».

В командный пункт батареи (наименьшая автономная единица ПРК, состоящая из КП, РЛС GBR-T и трех — девяти ПУ) входят две пары кабин боевого управления и управления пуском ракет (КБУ и КУПР). Помимо этого, в каждой батарее разворачивается одна КУПР для обеспечения взаимодействия между ее ПУ и КП. Еще две кабины обоих типов могут быть включены в состав батареи для осуществления приема и предварительной обработки информации, поступающей от другой РЛС GBR-T (например, из соседней батареи или дивизиона).

Комплекты оборудования кабин боевого управления и управления пуском ракет, разработанные фирмой «Литтон дейта системз», размещаются на шасси 1,25-т автомобиля высокой проходимости. В каждой из них предусмотрены соответственно одно и два автоматизированных рабочих места оператора, а также необходимые средства связи. В КБУ имеются три (в КУПР — один) высокопроизводительных спецвычислителя HP-735 фирмы «Хьюлет-Паккард». Они представляют собой 32-разрядную ЭВМ, работающую с тактовой частотой 125 МГц. Для обеспечения задач целераспределсния КП использует данные внешнего целеуказания от различных информационно-разведывательных средств космического (ИСЗ «Бриллиант Айз», «Имеюс»), воздушного (AWACS, «Хокай», JSTARS), морского (АСУ СЕС) и наземного (РЛС дальнего обнаружения «Бимьюс» и другие) базирования.

При этом он позволяет наводить до двух противоракет на каждую выбранную баллистическую цель по принципу «выстрелил — проконтролировал — выстрелил», а также с учетом данных космической радионавигационной системы NAVSTAR передавать необходимую информацию о воздушно-целевой обстановке на пункты управления комплексами ближнего перехвата, в частности ЗРК «Пэтриот». Кроме того, эта информация при помощи аппаратуры связи и распределения данных JTIDS, помехозащищенных УКВ-радиостанций типа SINCGARS и автоматизированной системы мобильной коммутированной связи армейского корпуса MSE (Mobile Sub-scriber Equipment) через узлы сопряжения с волоконно-оптической сетью распределения может поступать другим потребителям, r том числе на КП взаимодействующих сил тактической авиации ВВС США. Ее также предполагается использовать в интересах выдачи предварительного целеуказания силам и средствам ПРО/ПВО союзников.

Летные испытания

Первый испытательный пуск комплекса THAAD на полигоне Уйат Сэндз

Первоначально намечалось осуществить серию летных испытаний ПР THAAD — 20 пусков ее экспериментальных образцов. Однако с учетом необходимости внесения изменений (для обеспечения стойкости к поражающему действию ядерного взрыва) в конструкцию основных элементов комплекса, на реализацию которых было затрачено более 80 млн долларов, это количество в интересах экономии финансовых средств было сокращено до 14 (оставшиеся шесть ПР планируется использовать в качестве резервных).

По состоянию на 1 апреля 1998 года выполнено семь пусков ПР THAAD, из них в 1995-м — четыре (21 апреля, 1 августа, 13 октября и 13 декабря), в 1996-м — два (22 марта и 15 июля) и в 1997-м — один (6 марта). Целью первого летного испытания являлась проверка летно-технических характеристик противоракеты, а также оценка точности ее вывода в заданную точку пространства. Через 1 мин после пуска ПР прошла расчетную точку на высоте 115 км, после чего была ликвидирована по команде с земли.

10-й испытательный пуск комплекса THAAD, завершившийся первым удачным перехватом цели типа БР Скад, 10.06.1999

Второе летное испытание по сценарию было аналогично предыдущему. Во время полета ПР совершила специальный маневр, получивший обозначение TEMS (THAAD Energy Management Steering). Он заключается в том, что первоначально противоракета движется по траектории, близкой к горизонтальной, а затем переводится в режим вертикального полета с выводом в зону захвата цели головкой самонаведения. Однако из-за неисправности (короткое замыкание) в бортовой системе управления не произошло раскрытие хвостовой юбки, в результате чего скорость ПР на среднем участке траектории превысила заданную. Для предотвращения выхода противоракеты за пределы района испытаний в конце первой минуты полета она была ликвидирована.

Согласно первоначальным планам в ходе третьего испытания ПР предусматривалось осуществить реальный перехват ракеты-мишени. Однако из-за выявленной в предыдущем эксперименте неисправности специалисты опасались возможного выхода ее за пределы полигона, и вследствие этого перехват был исключен из плана эксперимента. После пуска противоракеты произошло штатное раскрытие аэродинамических плоскостей хвостовой юбки и в соответствии с программой полета она лишь выполнила запланированный ма невр TEMS. Ее ИК ГСН нормально отработала алгоритм наведения на условную цель, после чего в заданной точке пространства ПР самоликвидировалась.

11-й испытательный пуск комплекса THAAD, завершившийся вторым удачным перехватом цели типа БР Скад, 06.08.1999, полигон Уйат Сэндз

Таким образом, главная задача третьего испытания (оценка функционирования ИК ГСН) была успешно выполнена. Полученные в ходе его результаты послужили основой для дальнейшего совершенствования программного обеспечения бортового вычислителя ПР. Кроме того, во время испытания впервые использовались элементы штатных автоматизированного командного пункта и многофункциональной РЛС GBR-T комплекса. При этом последняя применялась только для поиска и обнаружения мишени. Сопровождение ПР и цели осуществлялось специализированной РЛС полигона Уайт-Сэндз.

Целью последующих экспериментов являлась демонстрация перехвата реальной баллистической ракеты, в качестве которой использовались двухступенчатые мишени «Шторм» (первой ступенью служит модернизированный двигатель ОТР «Сержант», а второй — третья ступень МБР «Минитмэн-1 «) и «Гера» (на базе второй и третьей ступеней МБР «Минитмэн-2»). Первая из них использовалась в четвертом и пятом пусках, а вторая — в шестом и седьмом. По сообщениям западной печати, их результаты были признаны неудачными, так как ПР ни разу не поразила цель.

В ходе четвертого испытания пуск ПР производился через 5 мин после старта мишени. Противоракета успешно выполнила все необходимые маневры. Ее ГСН своевременно захватила и устойчиво сопровождала цель, которая, однако, не была поражена. Последующий анализ телеметрической информации, поступившей с борта ПР, показал, что перед пуском была допущена ошибка при закладке в инерциальную систему наведения исходных данных целеуказания. Вследствие этого на противоракету с земли был выдан ряд незапланированных команд коррекции траектории. В результате отделение ступени перехвата произошло не в расчетной точке и в двигателе ее системы маневрирования не хватило топлива для завершения заключительного маневра.

Управление полетом ПР, как и в предыдущем эксперименте, осуществлялось с помощью специализированной полигонной РЛС (станция GBR-T использовалась в качестве дублирующей).

Иллюстрации

К обеспечению пятого пуска ПР привлекалась специально сформированная в сухопутных войсках США батарея ПРК THAAD 1-го дивизиона 6-й артиллерийской бригады. Основными ее задачами являлись подготовка боевого расчета (в количестве 81 человека) испытательно-боевого комплекса THAAD, проведение его всесторонних испытаний и определение необходимых доработок в интересах создания штатного ПРК.

Отличие данного эксперимента от остальных заключалось в том, что пуск ПР впервые осуществлялся со штатной ПУ. На начальном и среднем участках траектории полет противоракеты происходил без отклонений. Однако после отделения ступень перехвата из-за отказа электронной аппаратуры ГСН продолжала движение по баллистической траектории. В связи с этим был выполнен ее аварийный подрыв по команде службы обеспечения безопасности полигона.

Основная цель шестого испытания ПР THAAD (уничтожение мишени) не была достигнута. Ее ступень перехвата пролетела в нескольких метрах от цели, после чего самоликвидировалась. Как отмечают западные специалисты, причиной неудачи также стал отказ электронной аппаратуры ГСН. Радиолокационная станция и пусковая установка функционировали нормально.

В ходе седьмого испытательного пуска противоракеты цель в очередной раз не была поражена вследствие неисправности в системе управления ПР, которая не воспринимала команды коррекции траектории. РЛС и пусковая установка работали штатно.

Таким образом, в ходе четырех летных испытаний ПР THAAD перехват мишени ни разу не удалось осуществить. Несмотря на это, конгресс США поднял вопрос о необходимости продолжить работы по данному проекту в связи с его важностью для реализации программы ПРО на ТВД в целом.

Всего в 1998 — 1999 годах были проведены еще семь пусков экспериментальных образцов противоракеты, два из которых завершились прямым попаданием противоракеты в цели 10 июня и 2 августа 1999 года.

Полномасштабную разработку ПРК предполагается начать в 1999 году, а принять его на вооружение сухопутных войск США — в 2006-м. С 2005 года начинается предсерийное производство комплекса с достижением к 2007 году темпа производства 40 противоракет в год.

Одновременно изучается возможность использования ПР THAAD в корабельном ПРК дальнего перехвата. Для этого, по оценке специалистов корпорации «Локхид — Мартин», необходимо:

  • приспособить ПР к стрельбе из установок вертикального пуска Mk41 и осуществить ее интеграцию с корабельной многофункциональной системой оружия «Иджис»;
  • дооснастить ПР стартовым ускорителем Mk72 корабельной ЗУР «Стандарт-2» мод.4;
  • установить между ступенью перехвата и маршевым двигателем доразгонный модуль с РДТТ осевой тяги;
  • заменить в ступени перехвата существующий жидкостной двигатель системы маневрирования и пространственной ориентации твердотопливным.

Кроме того, рассматривается также вариант оснащения ПР перспективной ступенью перехвата типа KKV, разрабатываемой корпорацией «Локхид — Мартин» для противоракет, используемых в ПРК воздушного базирования на основе БЛА «Глобал Хок».

Таким образом, по оценке американских экспертов, в XXI веке противоракета THAAD в составе одноименного ПРК станет одним из основных средств борьбы с баллистическими целями перспективной системы ПРО на ТВД.

Вооруженные силы США планируют закупить от 80 до 88 пусковых установок, 18 многофункциональных РЛС и 1422 противоракеты. Ими планируются оснастить два батальона, каждый из которых будет насчитывать по 4 противоракетных батареи.

Источники информации

Полковник В.РУДОВ «АМЕРИКАНСКИЙ ПРОТИВОРАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС THAAD», Зарубежное военное обозрение, №09, 1998

Фотографии:

Что скрывается за развертыванием комплекса THAAD на западных подступах к Крыму и Кубани?

Автор Евгений Даманцев Обновлено: 15.04.2019 11:42 Опубликовано: 15.04.2019 08:52

В то время как ведущие российские новостные и военно-аналитические издания продолжают перманентно и детально освещать контрмеры, принимаемые командованием Черноморского флота ВМФ России в ответ на начавшиеся близ побережья Румынии широкомасштабные военно-морские учения Объединённых ВМС НАТО «Sea Shield-2019» («Морской Щит -2019»), куда более важная для экспертной оценки информация начала поступать из Европейского командования ВС США (EUCOM) и штаб-квартиры Североатлантического альянса в Брюсселе.

Речь идёт о намеченном на лето 2019 года развёртывании в Румынии одной из батарей противоракетного комплекса THAAD, состоящего на вооружении 69-й артиллерийской бригады ВС США. Как уточняет тактическая онлайн-карта мониторинга военных конфликтов liveuamap. com со ссылкой на осведомлённые источники в EUCOM и альянсе, передислоцированная батарея THAAD будет нести боевое дежурство в окрестностях авиабазы ВВС Румынии «Михаил Когэлничану» на временной основе, в период модернизации элементной базы и обновления программного обеспечения противоракетного комплекса «Aegis Ashore» (находится на боевом дежурстве в румынском г. Девеселу с 12 мая 2016 года). Следовательно, зонально-объектовый «противоракетный зонтик» радиусом 200 км (дальность действия ПРК THAAD) будет охватывать практически всю западную часть Чёрного моря, а также Восточную Румынии.

На первый взгляд может показаться, что никакой существенной угрозы для боевого потенциала ВС России на Европейском театре военных действий данный противоракетный объект не представляет. Почему?

Во-первых, противоракеты комплекса THAAD являются экзоатмосферными перехватчиками, способными уничтожать гиперзвуковые неманеврирующие и маневрирующие баллистические объекты лишь за пределами плотных слоёв атмосферы (на высотах от 100 до 200 км). Дело в том, что оснащение кинетического перехватчика (боевой ступени) THAAD — «Kill Vehicle» инфракрасной головкой самонаведения среднего диапазона ИК-волн исключает возможность сопровождения и «захвата» теплоконтрастной цели в тропосфере и стратосфере (на высотах от 0 до 55 км) из-за аэродинамического нагрева сапфирового оптикопрозрачного «окошка» при скорости полёта 2500 м/с. Вывод: комплекс THAAD не способен противостоять ни дозвуковым стратегическим крылатым ракетам семейства 3М14К/Т «Калибр», отличающимся низковысотным профилем полёта, ни новейшим аэробаллистическим противокорабельным/многоцелевым ракетам средней дальности Х-47М2 «Кинжал», двигающимся по квазибаллистической траектории с диапазоном высот от 50 до 80 км.

Во-вторых, радиус действия противоракетного комплекса THAAD в 200 км обуславливает создание лишь небольшого 400-километрового космического заслона над Причерноморьем, которого абсолютно недостаточно для купирования даже ограниченного удара межконтинентальными баллистическими ракетами 15Ж65 «Тополь-М» и/или 15Ж55М «Ярс» по ключевой командно-штабной инфраструктуре Объединённых ВС НАТО в Центральной и Западной Европе. И, наконец, в-третьих, маршевый участок траектории большинства российских межконтинентальных баллистических ракет проходит на высотах более 200 км, а значит, находится вне зоны досягаемости противоракет THAAD. Какова же тогда истинная цель развёртывания всего одной батареи ПРК THAAD (располагающей 3 пусковыми установками с 24 ракетами-перехватчиками) в нескольких километрах от черноморского побережья Румынии?

Ответ на этот вопрос скрывается в уникальных энергетических и точностных характеристиках придаваемого каждой батарее THAADмногофункционального радиолокационного комплекса AN/TPY-2 GBR («Ground Based Radar»). Данное изделие, разработанное военно-промышленной корпорацией «Raytheon» и предназначенное для обнаружения, сопровождения и «захвата» аэродинамических и баллистических целей (с дальнейшим целеуказанием для противоракет THAAD), является наиболее совершенным в мире мобильным радаром сантиметрового Х-диапазона.

По основным параметром AN/TPY-2 заметно превосходит даже опытный экземпляр отечественной твердотельной РЛС с активной ФАР «Гамма-ДЕ». В частности, станция способна обнаруживать цели с эффективной отражающей поверхностью (ЭПР) 0,01 кв. м (соизмеримо с ОТБР типа «Искандер») на расстоянии в 400 — 500 км, и с ЭПР 4 кв. м (соизмеримо с истребителем Су-35С) на расстоянии 1700 — 2200 км. В случае грядущего развёртывания AN/TPY-2 близ аэродрома «Михаил Когелничану», операторы мониторинга воздушно-космической обстановки, находящиеся в пункте боевого управления BM/C41, смогут частично контролировать высотные отрезки воздушно-космического пространства над Республикой Крым и Краснодарским краем, отслеживая натурные испытания перспективных видов гиперзвукового ракетного вооружения, а также пилотируемой и беспилотной авиации.

Комментарий: Многофункциональная РЛС AN/TPY-2 GBR

Безусловно, учитывая фактор радиогоризонта, операторы AN/TPY-2 GBR смогут мониторить тактическую воздушно-космическую обстановку над Крымом начиная с высоты 6500 — 8000 м и над Кубанью — более 20000 м. Но даже этот факт абсолютно не радует, ведь именно на этих высотах (в случае с Крымом) осуществляется боевое дежурство самолётов радиолокационного дозора и наведения А-50У, а также будет проходить патрулирование первых серийных истребителей 5-го поколения Су-57, готовящихся к отправке в Южный военный округ (авиабазы Крымск и/или Бельбек). Неутешительным моментом является и то, что для подавления работы радара AN/TPY-2, представленного активной ФАР из 25344 приёмо-передающих модулей, Воздушно-космические силы России вынуждены будут задействовать не менее двух эскадрилий многоцелевых истребителей Су-30СМ и истребителей-бомбардировщиков Су-34, располагающих комплексами РЭБ «Хибины». Ведь любая РЛС с АФАР (включая многоэлементную TPY-2) отличается адаптивной и гибко моделируемой диаграммой направленности, способной купировать воздействие со стороны вражеских средств РЭБ.

Некорректное сравнение: THAAD против C-400

В современных реалиях страны все большее внимание уделяют вопросам противовоздушной и противоракетной обороны. Армия, которая имеет на вооружении системы, позволяющие обеспечить надежную защиту войск и наземных объектов от ударов с воздуха, получает огромное преимущество в современных конфликтах. Интерес к системам ПВО и ПРО растет, а данная тема сопровождается большим потоком новостей. Самыми обсуждаемыми из них являются покупка Турцией российской зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф» и заявления Саудовской Аравии о желании покупки данной системы, после которых США практически сразу же одобрили сделку о продаже королевству своей противоракетной системы THAAD.

Интерес Саудовской Аравии к подобным система понятен. 19 декабря 2017 года саудовская ПВО перехватила на юге Эр-Рияда запущенную хуситами с территории Йемена баллистическую ракету «Буркан-2», которая была аналогична той, что была сбита недалеко от столицы королевства 4 ноября 2017 года. Действительно ли ракета была сбита или она просто отклонилась от курса и упала в ненаселенной местности доподлинно неизвестно. Сообщается, что в результате инцидента никто не пострадал. Сами хуситы признали факт нанесения ракетного удара. По утверждению группировки целью пуска был королевский дворец аль-Ямама в столице Саудовской Аравии.
Данная атака стала уже второй осуществленной с территории Йемена за несколько последних месяцев. В Йемене продолжается военный конфликт, который по своим масштабам сопоставим с боевыми действиями на территории Сирии. Саудовская Аравия выступает в качестве главного идеолога военной операции, которая проводится на территории соседнего государства. Баллистическая ракета, которую использовали хуситы, это «Burkan-2» иранского производства. Ракета обладает отделяемой боевой частью (в отличие от ракеты «Burkan-1», являющейся модернизированной советской Р-17). Судя по ее тактико-техническим характеристикам, данная баллистическая ракета действительно может достичь Эр-Рияда, а также многочисленных нефтяных полей страны. 23 декабря 2017 года Совет Безопасности ООН осудил данный ракетный обстрел саудовской столицы йеменскими мятежниками.


Опасность для Саудовской Аравии представляют сегодня и оперативно-тактические ракеты еще советского производства Р-17 «Скад», а также тактические ракеты «Кахир» и «Зелзал», созданные на базе другого советского ракетного комплекса «Луна-М». Эти ракеты хуситы также достаточно активно используют для ударов по территории королевства, в некоторых случаях они действительно приводят к большому количеству жертв среди военных. Используют хуситы и переделанные ракеты комплексов ЗРК С-75, непредназначенные для нанесения ударов по наземным объектам.
На этом фоне интерес Эр-Рияда к современным системам ПВО и ПРО вполне объясним. Саудовская Аравия проявляется предметный интерес к американской мобильной системе противоракетной обороны THAAD, также озвучивались варианты покупки в России современного комплекса ПВО С-400 «Триумф». Считается, что вопрос о поставках российских систем ПВО обсуждался во время личной встречи короля Саудовской Аравии с президентом России Владимиром Путиным в Москве в октябре 2017 года, где было достигнуто положительное решение об их продаже.
Данные новости породили интерес к сравнению двух систем THAAD и С-400. Однако данное сравнение не является корректным, так как речь идет о системах с разной специализацией. Американская система THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) – это противоракетный комплекс подвижного наземного базирования, предназначенный для высотного заатмосферного поражения баллистических ракет средней дальности. В то же время российская зенитно-ракетная система С-400 предназначена в первую очередь для поражения аэродинамических целей (самолетов, вертолетов, беспилотников, крылатых ракет), ее возможности борьбы с баллистическими целями ограничены по дальности и высоте. При этом, безусловно, российская система является более универсальной. Возможности THAAD в борьбе с маневренными целями и самолетами минимальны, при этом подобное использование системы ПРО было бы равносильно забиванию гвоздей «микроскопом», особенно учитывая стоимость американских противоракет.

Противоракетный комплекс подвижного наземного базирования THAAD, предназначенный для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности при создании зональной системы ПРО на театре военных действий, разрабатывался в США с 1992 года. Разработчиком системы является корпорация Lockheed Martin. Стоимость НИОКР по созданию противоракетного комплекса оценивается примерно в 15 миллиардов долларов. В настоящее время противоракетный комплекс THAAD состоит на вооружении США и Объединенных Арабских Эмиратов. В 2017 году батарея комплекса THAAD была размещена в Южной Корее, также планируется их развертывание в Японии. Появление комплекса THAAD в Южной Корее США объясняли необходимостью защиты страны от ракетной угрозы со стороны КНДР, при этом Китай и Россия отреагировали на этот шаг крайне негативно.
Противоракетная система THAAD изначально заточена под борьбу с баллистическими ракетами средней и малой дальности. Система в состоянии уничтожать баллистические цели на запредельной для обычных комплексов ПВО высоте – 150 километров и удалении до 200 километров. С помощью данного мобильного комплекса можно создать первый рубеж зональной противоракетной обороны. Характеристики данной противоракетной системы позволяют ей последовательно обстреливать одну баллистическую цель двумя противоракетами по принципу «пуск – оценка – пуск», то есть вторая ракета запускается, если первая не смогла поразить цель. В том случае, если и вторая ракета не может поразить баллистическую цель, в дело вступает обычный комплекс ПВО – ЗРК Patriot, на который от РЛС системы THAAD поступают целеуказания по прорвавшейся ракете. По расчетам американских специалистов, вероятность поражения баллистической ракеты подобной эшелонированной системой ПРО составляет более 0,96 (при этом вероятность поражения цели одной противоракетой THAAD оценивается в 0,9).
Антиракета THAAD состоит из боевой части и двигателя, единственная (отделяющаяся) ступень – это твердотопливный стартовый двигатель. Характеристики данного двигателя позволяют разогнать ракету до скорости 2800 м/с, что и позволило реализовать возможность повторного обстрела баллистической цели второй ракетой-перехватчиком. Боевая часть ракеты – это высокоманевренный перехватчик прямого попадания, его также называют «уничтожающим аппаратом» (Kill Vehicle).

Все это делает очевидным отличия THAAD от С-400 и явную натянутость сравнения двух этих систем. Новейшая зенитная ракета 40Н6Е российского комплекса «Триумф» является самой дальнобойной ракетой комплекса, дальность поражаемых целей с ее использованием возрастает до 400 километров, но при этом речь идет об аэродинамических целях. Дальность поражения баллистических целей с использованием комплекса С-400 ограничена 60 километрами, а высота полета поражаемых целей – 30 километрами. В то же время эксперты отмечают, что показатель высоты поражения, если речь идет о перехвате оперативно-тактических ракет, не является критичным показателем. «В противоракетной обороне театра военных действий уничтожение целей происходит на нисходящих траекториях, а не в космосе, – отметил в интервью РИА Новости бывший заместитель главкома ВВС по объединенной системе ПВО стран – участниц СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев.
Нетрудно заметить, что американская THAAD обладает заметным преимуществом по дальности и высоте поражения баллистических целей, что обусловлено задачами, для которых она и создавалась – поражение баллистических ракет средней дальности. В то же время российская система ПВО С-400 с меньшей дальнобойностью по высоте имеет на вооружении ракеты с большей дальностью действия для поражения всех типов аэродинамических целей – на дальности до 400 километров и тактических баллистических целей на дальности до 60 километров, летящих со скоростью до 4800 м/с.
Вторым важным отличием THAAD от С-400 является способ поражения цели. Американская ракета поражает цель кинетическим воздействием, то есть бьет в саму ракету. Ее боевая часть – это высокоманевренный перехватчик. Он представляет собой технически сложное устройство, которое осуществляет поиск, захват и поражение цели, используя для этого лишь кинетическую энергию высокоскоростного воздействия. Одной из главных особенностей данного перехватчика – является гиростабилизированная многоспектральная инфракрасная головка самонаведения (ИК-ГСН). Помимо ИК-ГСН перехватчик одноступенчатой ракеты THAAD оснащен командно-инерциальной системой управления, источником электропитания, вычислителем, а также собственной двигательной установкой маневрирования и ориентации. В то же время зенитные ракеты российского комплекса ПВО С-400 «Триумф» поражают воздушные цели за счет облака осколков, образующихся после подрыва боевой части ракеты в непосредственной близости от цели.

Общей особенностью всех современных комплексов ПВО и ПРО является предъявляемое к ним требование по уничтожению боевой нагрузки средств нападения вероятного противника. Результатом перехвата цели должно стать, к примеру, гарантирование исключение падения боевой нагрузки атакующей ракеты непосредственно в районе обороняемого объекта. В полной мере исключить данную возможность можно только при разрушении боевой нагрузки цели в процессе перехвата ее зенитной ракетой. Данный результат может быть достигнут двумя путями: прямого попадания ракеты в отсек боевой части цели, либо при сочетании небольшого промаха и эффективного воздействия на цель облаком осколков боевой части зенитной управляемой ракеты. В США для THAAD выбран первый подход, в России для С-400 второй.

Стоит отметить также тот факт, что С-400 может вести стрельбу на 360 градусов, в то время как у THAAD ограниченный сектор обстрела. К примеру, российские зенитные ракеты 9М96Е и 9М96Е2, оптимизированные для борьбы с современным высокоточным оружием, крылатыми ракетами и баллистическими целями, в том числе малозаметными, используют «холодный» вертикальный старт. Непосредственно перед запуском своего маршевого двигателя ракеты выбрасываются из контейнера на высоту более 30 метров. После подъема на эту высоту зенитная ракета при помощи газодинамической системы склоняется в сторону заданной цели.
Важным отличием двух комплексов является также их радар. Американская система обладает лучшим зрением. Дальность обнаружения РЛС AN/TPY-2 составляет 1000 километров против 600 километров у комплекса С-400. Многофункциональная РЛС AN/TPY-2 работает в Х-диапазоне и состоит из 25 344 активных ППМ. Это РЛС с активной фазированной решеткой (АФАР). АФАР состоит из активных излучающих элементов, каждый из которых состоит из излучающего элемента и активного устройства (приемопередающего модуля – ППМ). Очень высокое разрешение и зоркость американского радара достигается огромным количеством ППМ и сложнейшим алгоритмом обработки сигнала. При этом и обходится американский радар в копеечку, стоимость инновационного радара может превышать 500 миллионов долларов.
РЛС AN/TPY-2
Специалисты считают, что Саудовская Аравия несмотря на решение о покупке системы ПРО THAAD может приобрести и российские комплексы С-400. Данными системами невозможно будет управлять с единого командного пункта в автоматизированном режиме, однако это не исключает их боевого применения по отдельности. Системы могут быть развернуты в разных местах страны или даже в рамках защиты одного важного объекта, решая при этом разные задачи и, таким образом, дополняя друг друга, отметил в интервью РИА Новости военный эксперт Михаил Ходаренок.
По его словам, желание Саудовской Аравии купить и американские, и российские системы может быть продиктовано разными соображениями. К примеру, после операции «Буря в пустыне», во время которой состоящие на вооружении ПВО Ирака французские зенитно-ракетные комплексы внезапно стали неработоспособными, потенциальные покупатели относятся к приобретаемому на Западе оружию с некоторой долей осторожности. Михаил Ходоренок отмечает, что в американским оружии могут быть «закладки», к примеру, F-16 ВВС Иордании не может сбить F-16 ВВС Израиля. В этом случае покупка С-400 может помочь диверсифицировать риски. Если для ударов по территории Саудовской Аравии будут использовать американские тактические баллистические ракеты или ракеты средней дальности, то сбить их сможет С-400.
Эксперты считают, что контракт Саудовской Аравии с США не является альтернативой контракту с Россией по С-400, так как обе системы не взаимоисключают, а дополняют друг друга, их можно использовать автономно. В качестве средства противовоздушной обороны для борьбы с аэродинамическими целями С-400 существенно превосходит американские комплексы ПВО Patriot.

Свое значение может сыграть и цена. Стоимость дивизиона С-400 с 8 пусковыми установками составляет порядка 500 миллионов долларов. Так в декабре 2017 года стали известны детали контракта на поставку ЗРС С-400 «Триумф» в Турцию. Анкара должна получить 4 дивизиона С-400 на общую сумму порядка 2,5 миллиардов долларов. В то же время управление по оборонному сотрудничеству и безопасности Пентагона заявляло о том, что стоимость сделки с Саудовской Аравией по поставке комплексов противоракетной обороны THAAD составляет порядка 15 миллиардов долларов. В рамках контракта королевство получить от США 44 пусковых установки, 16 пунктов управления, 7 радаров, а также 360 ракет-перехватчиков для данного комплекса.
Источники информации: