Танки РККА в 1941 году

Сравнение танков РККА и Вермахта

admin 18.05.2019 14826 57 0 в Избранноев Избранномиз Избранного 2

Скажу сразу, статья давняя и не самая глубокая. Но всё же решил её поднять, так как на статью идёт хороший трафик. Так что предлагаю ознакомиться с публикацией далёкого 2012 года.

В процессе поиска информации по редким модификациям танков я задался целью сравнить танки СССР и Германии времен ВМВ. В интернете недостатка информации не наблюдается, поэтому не составляет труда провести сравнительный анализ танков РККА и вермахта на июнь 1941 года. Я условно делю все танки на 4 категории: «танкетки», «легкие танки», «артиллерийские танки», «средние танки».

Итак на начало войны в вермахте были такие танки:

— T-I (Pz I) (два пулемета 7,92 мм)

PzKpfw I

— T-II (Pz II) (20 мм пушка, пулемет 7,92 мм);

PzKpfw II

— 38(t) (PzKpfw 38(t)) (37 мм пушка, 2 пулемета 7,92 мм),буква t означает чешский танк;

PzKpfw 38(t)

— T-III (37 мм или 50 мм пушка, 3 пулемета);

PzKpfw III

— T-IV (75 мм короткоствольная пушка, два пулемета 7,92 мм);

PzKpfw IV

РККА представлена такими танками:

— Т-35 (76 мм пушка, 2 пушки 45 мм, 5 пулеметов 7,62 мм)

Т-35

— КВ-1 (76 мм пушка, 4 пулемета 7,62 мм)

КВ-1

— КВ-2 (152 мм гаубица, 4 пулемета 7,62 мм)

КВ-2

— Т-28 (76 мм пушка, 4 пулемета 7,62 мм)

Т-28

— Т-34 (76 мм пушка, 2 пулемета 7,62 мм)

Т-34

— БТ-7 (45 мм пушка, 1 пулемет 7,62 мм)

БТ-7

— БТ-5 (45 мм пушка, 1 пулемет 7,62 мм)

БТ-5

— БТ-2 (37 мм пушка, 1 пулемет 7,62 мм)

БТ-2

— Т-26 (45 мм пушка, 2 пулемета 7,62 мм)

Т-26

— Т-40 (2 пулемета 12,7 мм и 7,62 мм) плавающий

Т-40

— Т-38 (1 пулемет 7,62 мм)

Т-38

— Т-37 (1 пулемет 7,62 мм)

Т-37

Сравнение танкеток Германии и СССР

К «танкеткам» отнесем немецкие танки T-I и T-II и советские Т-26, Т-37, Т-38 . Для сравнения возьмем немецкий «пушечный» танк T-II и наш устаревший, снятый к началу войны с производства Т-26.

Хотя толщина брони танка T-II в 2 раза больше, чем у танка Т-26, он от этого не превратился в танк с противоснарядным бронированием. Пушка советского танка Т-26 типа 20К 45-мм калибра уверенно пробивала такую броню на дальности 1200 м, в то время как снаряд 20-мм пушки KwK-30 сохраняет необходимую пробиваемость только на дальности 300–500 м. Такое сочетание параметров брони и вооружения позволяло советскому танку при грамотном его использовании практически безнаказанно расстреливать немецкие танки, что подтверждалось в боях в Испании. Танк T-II был негодным и для выполнения основной задачи — уничтожения огневых средств и живой силы противника, поскольку снарядик 20-мм пушки был совершенно не эффективен для выполнения этой задачи. Для поражения цели требовалось прямое попадание, как от винтовочной пули. В то же время под нашу пушку был разработан «нормальный» осколочно-фугасный снаряд весом 1,4 кг. Таким снарядом поражались цели типа пулеметное гнездо, минометная батарея, бревенчатый блиндаж и др.

вернуться к меню

Сравнение лёгких танков

Дальше рассмотрим сравнительные боевые характеристики второй категории — «легких танков». К ним отнесем все танки вермахта, вооруженные пушкой 37 мм калибра и пулеметами. Это танки немецкого производства T-III серий D, Е, F и танки чешского производства 35(t) и 38(t). С советской стороны примем для сравнительного анализа легкие танки БТ-7 и БТ-7 М.

По параметрам «броня, подвижность и вооружение» наши «легкие танки» БТ-7, по меньшей мере, по двум не уступают немецким «тройкам», а чешские танки по всем параметрам значительно превосходят. Лобовая броня толщиной в 30 мм танкам T-III указанных серий, так же как танкам T-II, не обеспечивала противоснарядную защиту. Наш танк с 45 мм пушкой мог поражать немецкий танк на километровой дальности, оставаясь при этом в относительной безопасности. Что касается подвижности и запаса хода, танки БТ-7 (7М) были лучшими в мире. Осколочный снаряд (610 г) танковой пушки фирмы «Шкода» 37-мм калибра был в 2 раза меньше снаряда советской пушки 20К, что обуславливало значительно меньшее поражающее действие по пехоте. Что касается действия по бронецелям, пушки 37-мм калибра были малоэффективными (в немецких войсках их прозвали «армейскими дверными колотушками»).

вернуться к меню

Средние танки

Далее рассмотрим категорию «танков артиллеристских», которые предназначались для макси­маль­ного приближения к противнику мощного огневого воздействия по живой силе и боевым средствам.

Танки артиллерийской поддержки пехоты изначально не предназначались для борьбы с себе подобными целями. Отличительной особенностью танков этой категории являлись коротко­ствольные пушки (у танка T-IV длина ствола в калибрах L равна 24), начальная скорость снаряда которых и, следовательно, пробиваемость этих орудий была весьма низкой (45-мм советская пушка 20К превосходила по бронепробиваемости 75-мм немецкую пушку танка T-IV на всех дистанциях). Для борьбы с пехотой наш танк Т-28 (благодаря наличию двух отдельных пулеметных башен) был вооружен лучше. Кроме того, некоторая часть танков Т-28 последних годов выпуска была вооружена более длинноствольными пушками и экранирована дополнительными броне­плитами толщиной 20-30 мм. Аналогичная модернизация в части усиления брони происходила и с немецкими танками (танки T-IV первых серий А, В, С и др. имели броню лоб – 30 мм, борт – 20 мм). Что касается короткоствольной пушки, то ее замена на длинноствольную (L 43) произошла только в апреле 1942 года. Широкие гусеницы советского танка Т-28 обеспечивали ему лучшую проходимость. В целом, по всей совокупности тактико-технических характеристик эти танки были равнозначными.

Рассмотрим, наконец, самое лучшее, что было на вооружении танковых дивизий вермахта и танковых дивизий РККА на 22 июня 1941 года, условно включенных в категорию «средних танков».

«Самые лучшие» это не мое мнение, а мнение государственной комиссии (из полсотни инженеров, конструкторов и разведчиков), которая под руководством наркома Тевосяна трижды в 1939–1941 годах подробно ознакомилась с состоянием немецкого танкового производства и из всего увиденного отобрала для закупки только единственный танк марки T-III. Самым лучшим танк T-III серий H и J стал благодаря двум обстоятельствам: новой 50-мм пушке KwK-38 и лобовой броне корпуса толщиной 50 мм. Все остальные типы танков наших специалистов не заинтересовали.

Этот танк на советском полигоне был всесторонне изучен и испытан стрельбой по бронецелям. Поэтому наше военно-политическое руководство прекрасно было осведомлено об уровне немецких танков и состоянии танковой промышленности Германии в целом.

В Красной Армии «самым лучшим» из категории «средних танков» был танк Т-34.

По всем показателям — подвижности, бронезащите, вооружению танк Т-34 превосходил самый лучший на июнь 1941 года немецкий танк T-III серий Н и J. Длинноствольная 76-мм пушка Т-34 пробивала любую броню самых защищенных немецких танков на дистанции 1000–1200 метров. В то же время ни один танк вермахта не мог поразить «тридцатьчетверку» даже с 500 метров.

А мощный дизель обеспечивал не только быстроходность и относительную пожаробезопасность, но и позволял на одной заправке пройти более 300 км.

Самую полную и квалифицированную оценку советскому танку Т-34 дал немецкий генерал Б. Мюллер-Гиллебранд:

«Появление танка Т-34 было неприятной неожиданностью, поскольку благодаря своей скорости, высокой проходимости, усиленной бронезащите, вооружению и, главным образом, наличию удлиненной 76-мм пушки, обладавшей повышенной меткостью стрельбы и пробивной способностью снарядов на большой, до сих пор считавшейся недостижимой дистанции, представлял собой совершенно новый тип танкового оружия. Немецкие пехотные дивизии хотя и располагали каждая в общей сложности 60-80 противотанковыми пушками и имели достаточное количество других противотанковых средств, но при калибре орудий 37 мм они почти не оказывали поражающего действия на «тридцатьчетверки». Вводимая на вооружение немецких войск в это время 50-мм противотанковая пушка была также недостаточно эффективным средством…»

И далее он пишет:

«Появление танков Т-34 в корне изменило тактику действий танковых войск. Если до сих пор к конструкции танка и его вооружении предъявлялись определенные требования, в частности подавлять пехоту и поддерживающие пехоту средства, то теперь в качестве главной задачи выдвигалось требование на максимальной дальности поражать вражеские танки, с тем чтобы создать предпосылки для последующего успеха в бою».

Подобные отзывы делают и другие генералы вермахта.

вернуться к меню

Тяжёлые танки

Но в Красной Армии с декабря 1939 года находился на вооружении тяжелый танк КВ. Советский 48-тонный танк КВ-1, имея лобовую броню в 95 мм (башня – 100 мм), а бортовую – 75 мм, был неуязвим для танков и самых лучших немецких противотанковых пушек. Единственным средством борьбы с ним были немногочисленные немецкие зенитные пушки 88-мм калибра со спецснарядом. Форсированный дизель В-2К развивал мощность 600 л.с, обеспечивая скорость 35 км/час. Пушка Ф-34 76 мм калибра могла летом 1941 года расстреливать любые немецкие танки на любых дистанциях под любым углом стрельбы. Танки KB до 22 июня 1941 года выпускались в двух моди­фи­кациях: КВ-1 с пушкой 76 мм калибра и 52-тонные КВ-2 с гаубицей 152 мм калибра. С началом войны производство танков КВ-2 было прекращено.

Кроме того в РККА был еще один тяжелый пятибашенный танк Т-35.

Только в 1942 году в вермахте появился тяжелый танк Т-VI H «ТИГР»

PzKpfw VI

В момент своего появления и на протяжении еще некоторого времени «Тигр» был самым мощным танком мира. Его 88-мм пушка с боекомплектом из 92 выстрелов, не имела себе равных, а лобовую броню не мог пробить ни один снаряд.

1 января 1943 года запущен в серийное производство средний танк Т-V «ПАНТЕРА» PzKpfw V Panther («Panzerkampfwagen V Panther»)

PzKpfw V

Вот что записал в своем дневнике подполковник фон Грюндхерр непосредственно после первого боевого использования » Пантер» на Восточном фронте:

«…Честно говоря, я просто не могу удержаться, чтобы не сказать несколько слов об этой печальной истории, имя которой «Пантера». Все произошло именно так, как я и предполагал… Сколько людей возлагали особые надежды на применение этого нового, еще ни разу не испробованного оружия! Надо ли говорить, какое удручающее воздействие оказало на них последнее поражение. А все начиналось с приказа фюрера, с тех сверхъестественных ожиданий, которые он породил… У меня пpосто не укладывается в голове, как можно создавать мощное, современное, дорогое оружие, и одновременно снабжать его абсолютно ненужным бензиновым насосом, кучей лишних прокладок и прочей дребеденью?! У меня нет ни тени сомнения в том, что большая часть технических неполадок проистекает из-за применения негодных материалов, которые не соответствуют элементарным требованиям качества. Особого внимания заслуживает «эффективность» применения «Пантер», — язвительно замечает автор и продолжает. С расстояния 7224 м Т-34 поражал их с одного выстрела. Из 200 танков, дебютировавших под Курском, 160 вышли из строя к концу первого же дня, а еще через 9 дней в строю осталось всего 43 «Пантеры». Многие сломались уже по пути от железной дороги до линии фронта, а большой вес машин значительно затруднил буксировку…»

Впоследствии большая часть этих проблем была успешно устранена, и «Пантеры» снискали заслу­женную славу лучшего боевого танка панцерваффе.

И конечно же нельзя забывать о таком тяжелом танке, как Т-VI В «КОРОЛЕВСКИЙ ТИГР» Panzer­kampf­wagen VI Ausf.B (Sd.Kfz.182)

PzKpfw VI Ausf. B «Königstiger»

Танк «Королевский тигр» разработан в 1943 г. фирмой «Порше» и с 1944 г. начал поступать в германские войска дополнительно и взамен танков «Тигр». Так же, как и его предшественник, «Королевский тигр» был вооружен 88-мм полуавтоматической пушкой, однако длина ее ствола была увеличена до 71 калибра, что обеспечило получение начальной скорости бронебойного подкалиберного снаряда 1000 м/с. Такой снаряд на расстоянии 1000 метров пробивал броню толщиной до 200 мм. Кроме мощной пушки, танк имел и исключительно мощное бронирование, причем, учитывая опыт «Пантеры», конструкторы расположили броневые листы с рациональными углами наклона.

Для противодействия Тиграм и Пантерам в СССР в спешном порядке был создан танк ИС-1

ИС-1

Боевая масса – 44 т. Экипаж – 4 чел. Вооружение: 85-мм танковая пушка Д-5 и 3 пулемета ДТ. Толщина брони: лоб корпуса – 100 мм, борт – 90 мм, башня – 100 мм. Скорость по шоссе – 37 км/ч. Запас хода по шоссе – 120 км.

Первое зафиксированное боевое столкновение танков ИС с «Тиграми» произошло, видимо, 4 марта 1944 года в районе города Староконстантинов. 1 гв.ТТПП, имевший на вооружении ИС-85, вступил в бой с «Тиграми» 503 тяжелого танкового батальона. В результате перестрелки с дистанции 1500–1800 метров, происходившей в туманную погоду, один ИС был подбит, а три получили повреждения, но были восстановлены после боя. Ответным огнем ИСов у одного «Тигра» была повреждена пушка, а у другого ходовая часть. 16 марта находящиеся в засаде «Тигры» своим огнем подбили еще 4 танка ИС, два из которых сгорели вместе с экипажами. Чуть раньше, 8 марта, два ИСа со 150–200 метров были расстреляны замаскированными 75-мм штурмовыми орудиями. Один танк получил 8 попаданий, второй – 4.

Итогом этих боев явилось заключение о несоответствии вооружения нового танка и его брони­рования аналогичным показателям немецких тяжелых танков. Тогда же было рекомендовано изменить форму и бронирование лобовой части корпуса и немедленно усилить вооружение танков ИС, что немало способствовало ускорению работ по ИС-122 (другое название ИС-2).

ИС-2

Этот танк оказался очень удачным. Последние маневры с участием ИС-2М состоялись в 1982 году в Одесском округе, а официально эти танки сняты с вооружения только в 1995 году.

Опасные «кошечки» и их краснозвездные укротители. Биографии танков Музея в Кубинке. Часть вторая.

Каждый из крупных танковых музеев претендует на уникальность. Но, как признают зарубежные специалисты, которые тесно сотрудничают с подмосковными музейщиками, есть два собрания, где с русскими невозможно конкурировать. Это советская техника и танковый парк Вермахта. Впрочем – это и понятно. Ведь именно Восточный фронт стал для Панцерваффе основным полем битвы и местом их окончательного краха.

Это настоящий парад имперской мощи, триумф развития тоталитарной технической мысли. Немецкие машины словно и проектировались, и создавались, чтобы внушать страх и превосходство. Здесь представлены лучшие рабочие лошадки танковых войск , главного козыря Гитлера во всех его военных кампаниях.

Всего в немецкой экспозиции собрано более тридцати экспонатов. Помимо серийных машин, здесь представлены некоторые опытные образцы, и изделия, сохранившиеся в одном или двух экземплярах. Среди них самоходные установки Фердинанд и Штурмтигр, редкая модель танка Пантера, и уникальная вспомогательная и экспериментальная техника Вермахта.

Первую сегодняшнюю машину едва ли можно назвать типовой немецкой техникой. К ней трудно полноценно применить даже термин — боевая. Но, из-за необыкновенного внешнего вида, она постоянно пользуется особым вниманием посетителей.

Это не проект марсохода прошлого и не детище футурологов в рамках программы «Космический Рейх». Все банальнее и проще. Даже в Польской и Французской кампаниях, ставших для Панцерваффе чем-то вроде показательных выступлений, танковые части Вермахта несли очень серьезные потери от мин. Оборонявшиеся стали нашпиговывать ими танкоопасные направления, как пирог изюмом. Противотанковая артиллерия использовала неизбежные заминки в стройном движении бронированных колонн, чтобы изрядно их проредить. На русском направлении эта проблема осложнилась многократно.

Фото из открытых источников

Агрегат, представленный в Кубинке, всего лишь прототип сухопутного тральщика Alkett Minenraumer, который был предложен германскому Генеральному штабу после анализа действий танков на Восточном фронте. Но первые же испытания показали, что такие машины опасны скорее для экипажа, чем для взрывоопасных сюрпризов. Поговаривают, что первая же мина, на которую наехал Миненраумер, во время полевых испытаний, контузила, или даже убила механика-водителя. Злосчастного стального монстра оттащили в самый дальний угол полигона Шпандау, где его и нашли ворвавшиеся в Берлин части Красной Армии. Вопреки обыкновению, тральщик даже не стали испытывать, а сразу отправили в коллекцию, как фактурный, но бесполезный бронированный раритет.

А вот большинство других экспонатов не были такими безопасными. И штурмовые орудия, и особенно, танки с кошачьими именами, попортили Красной Армии немало крови. Гитлеровские асы храбро записывали а свой счет целые краснозвездные дивизии. Бумага, как известно, всё стерпит, однако соперником они были грозным и требовали неординарных подходов.

Фото, фрагмент исторической реконструкции

Знаменитая Пантера, или по немецкой классификации PzKpfw V, серии G попала в плен Красной Армии среди трехсот прочих машин такого класса. Многие из них, как и «тридцатьчетверки» у немцев, были поставлены на службу, но использовались, чаще всего, на второстепенных направлениях.

Фото из открытых источников. Пантера на «службе» РККА.

Судьбу кубинской Пантеры никто не отслеживал. Она была в числе многих танков модификации «G» которые использовались для разных целей: от полигонных мишеней, до тягачей. Известно только, что привезли её из Польши и было это после окончания Висло-Одерской операции, в марте 1945ого года. После 46ого года, почти все эти машины, расположенные на территории СССР, пошли на переплавку и в итоге…осталась только одна.

Да, именно так. Кубинский экземпляр — единственный в своем роде, хотя в мире «Пантер»типа «G» сохранилось около десятка. Уникальность нашего в том, что он вполне успешно передвигается, причем, сохраняя оригинальные детали. Здесь родной 12-цилиндровый двигатель Майбах, объемом 23 литра, родная трансмиссия и система охлаждения. Танк находится в таком превосходном состоянии, что, как пошутил заведующий реставрации кубинского музея Музея Александр Анфигеногенов — «поменяй орудие, поставь пулеметы и хоть сегодня воюй».

Тигр-2 «502» в старом камуфляже. Экспозиция в Кубинке.

Первый среди последних. Именно так можно представить ещё один раритетный экспонат подмосковной коллекции. «Королевский Тигр» или Panzerkampfwagen VI Ausf. B был последней серийной машиной германского военпрома, и пожалуй, самой мощной, по совокупности боевых качеств. А танк за бортовым номером 502, нашедший себе пристанище сначала в кубинском музейном ангаре, а теперь и на стендах парка «Патриот», находился среди первых машин, которые Вермахт решил испытать в боевых условиях.

Тигр за номером 502. Фото из парка Патриот.

«Тигры» были страшными и крайне неуступчивыми соперниками на поле боя. Но дебюты их явно не задались — причем у обеих модификаций. Что первой, попавший в переделку в 1942 году, у Мги под Ленинградом, что второй, полностью поваливший первое выступление на Сандомирском плацдарме, в августе 1944ого.

Читайте ещё!!!Стальная нить жизни. Как строили уникальную железную дорогу к блокадному Ленинграду!!!

Как из нескольких железных дорог сложили одну, без которой Сталинград мог и не устоять.

Танк Тигр-2, подбитый на Сандомирском плацдарме. Фото из открытых источников

Наши гвардейцы 53ей танковой бригады к смертельному удару страшного бронированного кулака «фрицев» из 501ого тяжелого панцербатальона, оказались готовы. Они устроили бронированным «кошкам» классическую засаду, в лучших традициях охоты на смертельно опасного хищника. В ходе боев под польскими местечками Сташув и Шидлув немцы потеряли сразу 12 танков, которые сами отметили «королевским» статусом. Причем три из них, несмотря на широченные гусеницы, беспомощно завязли в грязи и попали в руки красноармейцев и вовсе без боя. Это была неслыханная удача. Разведупр РККА конечно, имел сведения о германской новинке, но получить целехонькую машину в первом же бою — едва ли кто-то мечтал о подобном!

архивное фото из открытых источников

Тигр за номером «502», как и оба других, снабдили памятными надписями и срочно отправили, по железной дороге, на подмосковный полигон. Обстреливали их безжалостно, с разных позиций и дистанций, разными боеприпасами. Выводы были не самыми оптимистичными. Танк, несмотря на провальное первое применение, огрехи брони и «болезни роста», был настоящей подвижной крепостью.

Архивное фото кубинского музея и парка Патриот.

Благодаря захваченному «502»ому и ещё двум трофеям, наши специалисты смогли внимательно изучить его слабые места и дать необходимые рекомендации бойцам, как правильно вести бой при встрече с этой смертельной стальной «кошкой».

Охота на немецкие Тигры и Пантеры, была для наших солдат и танкистов делом чрезвычайно рискованным. Но, судя по обилию экспонатов, да и по общему итогу войны, бороться с ними можно было вполне успешно.

Продолжение следует. Если материал показался вам интересным, подписывайтесь на наш канал и ставьте палец вверх. Большое спасибо!

Танковый кулак 1941: наступление, ставшее легендой

Танки неслись по ослепительному белому полю. Несмотря на грохот двигателей и лязг траков, они казались немецким пехотинцам призраками из потустороннего мира. Советские боевые машины каким-то чудом преодолели все выставленные фрицами заграждения. Декабрь 1941 года стал моментом истины первого года войны.

Сказать, что контрнаступление под Москвой стало рискованным предприятием, — это не сказать ничего.
Численный перевес частей и соединений Западного и Калининских фронтов над войсками ГА «Центр» был незначительным. Не было речи даже о полуторном превосходстве советских сил.
Собранные к столице резервы имели за плечами всего несколько недель форсированного обучения. Лишь малая часть этих бойцов и командиров хотя бы «нюхала порох» на фронте. Причём это уже были действительно последние резервы.
Шансы на успех давала лишь концентрация сил против ослабленных немецких флангов. Главным же козырем и тараном советского наступления стала бронетехника.
Белые призраки
Танки-призраки принадлежали 8-й танковой бригаде Павла Ротмистрова, будущего командующего гвардейской танковой армией. Выставленные немцами мины и другие заграждения они банально обошли заранее разведанными маршрутами. Никакой мистики.
Однако внезапное появление из ниоткуда сильного танкового кулака стало шоком для флангового заслона 3-й танковой группы. Немцы дрогнули и побежали, оставляя орудия и транспорт.
Неожиданный удар заставил германское командование срочно начать отход от Москвы, чтобы не оказаться в «мешке» с перерезанными коммуникациями.

Советские войска на марше проходят через освобождённый город Клин
Танкисты Ротмистрова прорвались сначала к шоссе из Клина на север, затем и на Волоколамское шоссе. Тем самым они перехватили пути снабжения и отхода противника. За пять дней танкисты набрали трофеями триста немецких грузовиков, при том, что основной куш достался всё же «царице полей» — пехоте — на дорогах к востоку от Клина. Именно там были брошены вражеские грузовики, легковушки, тягачи и оставшиеся без горючего танки.
За нами Москва
Козырь на то и козырь, что его стараются использовать. Тем более в критических ситуациях.
Свободных танковых бригад у командующего Западным фронтом Георгия Жукова к 5 декабря 1941 года практически не было. Машины — даже свежеприбывшие с заводов — вынужденно бросали в бой, чтобы сдерживать натиск немцев на Москву и латать бреши в самом конце ноября — начале декабря.
С переходом в наступление новой задачей танковых соединений стало не дать врагу организованно отойти на запад.
Бригадам предстояло бить в лоб того самого противника, что только что рвался к столице.
Немец пятился назад, но это лишь частично облегчало задачу. Сами соединения успели понести потери в людях и технике в оборонительных сражениях.
Впрочем, были свои плюсы: танкисты и командиры уже хорошо знали местность, по которой только что отступали с боями. Теперь теми же дорогами предстояло гнать врага назад.
Отряд
Начало контрнаступления 20-й армии в лоб ударной группировки нацистов оказалось достаточно вялым. Чтобы переломить ситуацию, сколотили маленький отряд из 31-й тбр в составе одного танка КВ, трёх Т-34 и одного БТ с десантом из роты пехоты. Именно эти машины видела вся страна. КВ, Т-34 и БТшки 31-й тбр шли по Красной площади 7 ноября 1941 года, навсегда оставшись в кадрах хроники. Командовал бригадой тоже будущий командующий танковой армией — Андрей Кравченко.

Парад 7 ноября 1941-го
Танкисты решили одним броском дойти до Ленинградского шоссе и отрезать пути отхода немцев. Окно возможностей для этого давал пока ещё «рыхлый» фронт.
Рывок днём 10 декабря имел просто оглушительный успех. Отряд вклинился между отходящими колоннами. Он упредил батальон немецкого 67-го полка в деревне Кочергино и за его спиной понёсся дальше.
Паника стремительно распространялась в отходящих нацистских колоннах.
Всего три танка, ворвавшиеся в следующую деревню — Хмелёво, — заставили немцев бежать из неё дальше на запад, в Карпово. Там располагался штаб 67-го полка вермахта, и его командир полковник Райхерт безуспешно пытался увещевать бегущих подчинённых. А вскоре сам к ним присоединился.
Уже в сумерках советские танки добрались до Ленинградского шоссе и заняли оборону вместе с десантом. Путь передового отряда бригады Кравченко стал для немцев в буквальном смысле дорогой смерти. В отчёте танкистов есть красноречивая фраза — «противником на дороге оставлены десятки трупов». Потери самой бригады можно оценить как незначительные: трое убитых и пять раненых, два подорвавшихся танка.
Паника
Ещё утро 10 декабря 1941 года не предвещало для 106-й пехотной дивизии вермахта никаких неприятностей. Планировался отход вместе с приданным 67-м полком на очередной рубеж обороны под Солнечногорском. Оставляемые деревни планомерно поджигались.

Немецкие войска в одном из занятых под Москвой населённых пунктов
Вечером того же дня дивизия находилась в глубоком кризисе. Она была разорвана надвое, приданный 67-й полк в беспорядке отступил. Южнее занятой советскими танками деревни Дубинино на шоссе остались отрезаны части 2-й танковой дивизии.
Неудачу быстро свалили на танкобоязнь пехоты приданного полка. Но реально танкобоязни оказались подвержены все.
Фрицы даже не предприняли попыток выбить советский отряд. Бросая технику, они отходили на запад по просёлочным дорогам.
В декабре 1941 года на одном из совещаний командиров 35-й, 106-й пехотной и 2-й танковой дивизий они без обиняков обозначили своего главного врага: «Пехота противника оценивается всеми командирами дивизий как едва обученная и мало боеспособная, с небольшой боевой ценностью. Только посредством многочисленных танков русским удаётся давить на наши части и достигать временами местного успеха».

Брошенный под Москвой Pz.Kpfw. III
Расшатывание вражеских позиций танковыми ударами применялось на всём фронте. Двадцать второго декабря под Наро-Фоминском машины 5-й танковой бригады Михаила Сахно буквально «смотали» немецкую оборону вдоль реки Нара. С развёрнутыми башнями танкисты ехали по укреплённому берегу, расстреливая блиндажи и огневые точки противника. Вспыхнула паника, и последний удар красноармейцы наносили… забрасывая окопы гранатами из открытых башенных люков.
«Местные успехи» складывались в крупную победу, изменившую ход войны.
Генерал Снег
Традиционно немецкие мемуаристы пеняли на погоду как неблагоприятный фактор в боях под Москвой. Однако обильные снегопады, начавшиеся после 5 декабря 1941 года, точно так же повлияли на темпы и глубину советского контрнаступления. Неплохо задуманный бросок кавалерии и танков 5-й армии через Москву-реку в тыл немцам завяз в метровых сугробах.
Глубокий снег стал общей проблемой для танковых войск Западного фронта. Он мешал обходным манёврам вне шоссе.
Конечно, Т-34 и КВ уверенно преодолевали снежный покров в 40-60 и даже 80 см. БТ и Т-26 сохраняли возможность двигаться в полуметровом снегу. Эти машины могли атаковать вне дорог. А малые танки на целине застревали и становились мишенями для артиллерии противника. Иногда в отчётах даже в сердцах писали: «Малые танки Т-30-40-60 являются лишней обузой».

Советские лёгкие танки Т-26 под Москвой в декабре 1941-го
Несколько лучше дела обстояли у ленд-лизовских машин. «Валентайны» и «матильды» преодолевали снег в 40-45 см.
В целом же по мере уменьшения числа находившихся в строю Т-34 и КВ в бригадах Западного фронта падал и темп наступления.
Таран на Ламе
Советское наступление на реке Ламе в январе 1942 года впоследствии стало легендой. Именно здесь наши войска впервые реализовали принцип сверхконцентрации артиллерии на узком фронте, ставший визитной карточкой Красной армии в 1943–1945 годах. Однако обычно забывают, что этот успех был также достигнут танковым кулаком.
Советские артиллеристы c 45-мм противотанковой пушкой под Москвой
В 20-й армии на Ламе собрали 100 танков — 40% всех боевых машин Западного фронта, находившихся в строю. Именно это вкупе с артиллерией позволило продвинуться вперёд, даже когда немцы перешли к упорной обороне на выгодных рубежах.
Впереди было ещё три с половиной года войны. Однако в декабре 1941 года под Москвой удалось сделать даже больше, чем можно было ожидать. На какое-то время вермахт оказался лишён своего самого устрашающего оружия — танковых дивизий. Они на месяцы превратились в пехоту почти без танков, автотранспорта, тягачей с немногими сохранившимися орудиями.
Алексей Исаев

Сообщества ›
Военно-Техническое Общество ›
Блог ›
Немецкий танковый кулак «ковал» русский инженер.

Не секрет, что на момент начала второй мировой войны основу танковых сил германии составляли далеко не Тигры, не Пантеры и не Ягдепанцеры. Костяком танковых сил, как впрочем и в большинстве стран Европы, включая СССР составляли легкие и средние танки. Сегодня мы привыкли ассоциировать панцерваффе с внешним обликом pz kpfw 6 (Tiger), более продвинутые фанаты истории с pz kpfw 3 и совсем отчаянно повернутые на истории второй мировой войны люди знают, что каждый пятый танк вермахта пересекший границу СССР в 41 году был чешского производства.
После мюнхенского сговора, и захвата Чехословакии Германией и Польшей, немцы конфисковали в 1939 году почти 250 единиц LT vz.35, которые были отправлены в Германию. Для немцев стало приятной неожиданностью, что чешские машины превосходили по своему вооружению и легкие, и средние немецкие танки серии Pz.ll и Pz.lll, не уступая им по остальным характеристикам. В немецких войсках ему присваивают обозначение Pz.35(t). Почти все LT vz.35 приняли на вооружение в танковые 11-й полк и 65-й батальон.
Та же судьба постигла и легкий танк LT vz.34, который был лучшим в своем классе легких танков до 36 года, но на момент начала второй мировой уже устарел, однако мог использоваться в разведке и боевом охранении. 23 легких танка LT vz.34 использовали на вооружении немецкие войска, в 1944 году Словакия использовала 27 легких танков в вооруженном восстании против немецких оккупантов, в ходе чего 10 машин были захвачены немцами.
На основе первой легкой дивизии Вермахт развернул создание шестой танковой дивизии. На время проведения французской компании в ней находилось 118 единиц Pz.35(t) и 10 машин Pz.Bef.Wg.35(t). Легкие танки перед началом компании прошли капремонт на мощностях «Skoda». На момент боевых действий шестая дивизия вошла в состав 41 танкового корпуса. За время участия во французской компании были подбиты 15 единиц Pz.35(t), из которых 12 единиц позже были отремонтированы на мощностях «Skoda».
На июнь 1941 года шестая танковая дивизия имела 149 единиц Pz.35(t) и 11 машин Pz.Bef.Wg.35(t). Дивизия состояла в «первой линии» — самых боеготовых подразделений Вермахта.
В германские танковые части с 1939 года начали поступать чешские танки, получившие обозначение Pz Kpfw 38(t). По многим показателям, данные машины были выигрышнее немецких, потому на вооружение вермахта они поступали без изменений.
Все эти машины были созданы русским конструктором белоэмигрантом Алексеем Михайловичем Суриным , он родился 10 февраля 1897 года в городе Богодухове Харьковской губернии. Талантливый юноша окончил гимназию в недалеком городе Ахтырке, ему было всего 17 лет. В мае 1914 года он поступил в Киевский политехнический институт. Но через два месяца все резко изменилось. Грянула Первая мировая война, и все студенты пошли добровольцами на фронт. Алексей стал артиллеристом и воевал всю войну на Юго-западном румынском фронте. В 1917 году он на короткое время вернулся в Киев, где предполагал осуществить свои довоенные планы и вернуться в Политехнический институт. Но и на этот раз это было на очень короткое время. Разгорелась Гражданская война, и Алексей поступил в Добровольческую армию и прошел весь трудный путь от Киева через Перекоп на побережье Крыма. Следовало прощание с родиной и эвакуация. Алексей покинул Россию, покинул ее навсегда и покинул всех своих родных.
В Константинополе ему повезло. Он стал автомехаником и монтером во французских гаражах и мастерских, но тяга к учебе была сильнее. Как только стало известно, что Чехословакия дает русской молодежи возможность учиться в своих школах и высших учебных заведениях, Сурин сразу же решил отправиться в Прагу. В Прагу он прибыл в ноябре 1921 года с самой первой группой будущих студентов. Он сразу же поступил в Технический институт (ČVUT), быстро справился с новой обстановкой, учебой и чешским языком. Экзамены сдавал преждевременно и быстро получил диплом инженера-машиностроителя и электротехника.
Первоначально он жил в Праге в общежитии Свободарна, находящемся в промышленном квартале Либень, и в этом районе в основном жил и работал всю свою жизнь: в студенческие годы в Свободарне, затем в Кобылисах — и был похоронен на местном Кобылиском кладбище под простым надгробием с короткой надписью: «Сурины».
На заводах ČKD он прошел весь путь от техника-чертежника до позиции главного конструктора вооружения для чехословацкой армии. В его конструкторском отделе под его научно-техническим руководством было создано большое количество проектов разных типов вооружения, прежде всего танков.
А. М. Сурин является автором легких танков Т-35 и Т-38. Эти танки должны были стать решающей силой во время угрозы нависающей войны. Чехословацкое правительство ассигновало на оборону страны с 1934 по 1937 год 240 миллионов довоенных чешских крон. К сожалению, танки конструктора Сурина не успели защитить Чехословакию. После Мюнхенского сговора ЧСР перестала существовать, и все вооружение чехословацкой армии попало в руки германских захватчиков. Конструкторское отделение должно было прекратить свою деятельность и свои творческие силы тратить на мелкие улучшения и реконструкцию танков, поврежденных во время войны.
В июле 1944 года имя инженера Сурина появилось в списке тех, кому должна была быть вручена награда Святовацлавской орлицы. Для чешских граждан это была позорная награда, и мало кто о ней мечтал, но Сурин стал единственным, кто не побоялся от этой награды отказаться. Благодаря врачам ему удалось симулировать ангину пекторис, укрыться в больнице, а потом и дома. Но одну награду А. М. Сурин с гордостью принял. В декабре 1948 года посол Шведского королевства торжественно вручил ему орден Вассы. Он его получил за техническое сотрудничество и экспорт чехословацких танков его конструкции в Швецию.
После прихода Красной Армии три дня был на допросе в НКВД, однако был признан невиновным в коллаборации. После войны продолжал работу над танками G-13, AH-IV-Hb (для Абиссинии), TNH n.A, Прага/Шкода TVP. В 1950 г., внедрял производство танков T-34/85, производством оружия перестает заниматься после перевода производства танков в Словакию (по стратегическим причинам).
После 1948 года Сурин к изобретению и улучшению конструкции танков уже не вернулся. Эта отрасль промышленности была в Чехословакии полностью ликвидирована, и чехословацкая армия была вооружена танками советского производства. Инженер Сурин скончался в 1974 году.