Свирско петрозаводская операция

О Великой Отечественной и не только…

Успешные боевые действия советских войск на Карельском перешейке привели к тому, что финляндское правительство решило начать частичную эвакуацию столицы Хельсинки и предоставило государственному совету чрезвычайные полномочия. Хотя было очевидно, что самым разумным решением для Финляндии являлся выход из войны, тогдашний финский президент Р. Рюти предпочел другой путь – дальнейшее подчинение нацистской Германии. После переговоров с прибывшим в Финляндию германским министром иностранных дел Риббентропом он подписал 26 июня декларацию, предусматривавшую отказ от заключения любого сепаратного мира без согласия Германии.

Характерно, что это решение принималось в обстановке явной бесперспективности для Финляндии дальнейшего ведения войны, когда вслед за поражением, понесенным финскими войсками в Выборгской наступательной операции советской армии на Карельском перешейке, на них обрушился новый удар со стороны Карельского фронта, начавшего наступление на свирском и петрозаводском направлениях.

В соответствии с замыслом Ставки Верховного Главнокомандования, войска Карельского фронта под командованием генерала армии Мерецкова К.А. начали наступление 21 июня, то есть на следующий день после взятия Выборга. Им пришлось наступать в исключительно трудных условиях, на местности, изобиловавшей водными преградами, преодолевать мощные укрепления, создававшиеся противником свыше двух с половиной лет. 7-я армия во взаимодействии с Ладожской военной флотилией успешно форсировала реку Свирь и прорвала главную полосу финской обороны.

Советские бойцы осматривают подбитую финскую самоходку StuG 40. Подбита в районе Лебяжье 15 июня 1944 г., Ленинградский фронт, Карельский перешеек

Операция, вошедшая в историю Великой Отечественной войны под названием Свирско-Петрозаводской (21 июня – 9 агуста), была проведена войсками фронта с уверенным зрелым мастерством, тем более что плотность железобетонных укреплений в Карелии превосходила плотность сооружений на линии Маннергейма.

В Южной Карелии оборону держали только финские войска (группа «Олонец»). В составе финских войск было около 130 тыс. человек, до 1000 орудий и минометов, около 30 бронеавтомобилей и легких танков, до 200 самолетов. Советские войска 7-й и 32-й армий Карельского фронта имели в своем составе 184 тыс. человек, около 4000 орудий и минометов, 223 танка и САУ, 854 самолета 7 ВА.

Советским войскам 7-й армии Карельского фронта предстояло преодолеть Свирь – многоводную реку 350-метровой ширины. Вся она находилась под контролем огневых точек финнов, прикрывалась цепями ДЗОТов, ДОТов, траншей, «лисьих нор», бронеколпаков. Какой бы сильной ни была артиллерийская подготовка советских войск, часть финских и немецких огневых точек все равно уцелеет, притаится и обнаружит себя лишь в тот момент, когда солдаты Красной Армии начнут форсировать реку.

Чтобы минимизировать потери, советское командование пошло на военную хитрость. После мощного удара артиллерии и интенсивной бомбардировки с воздуха Свирь на плотах и лодках форсировали чучела! Пока враг вел бешеную стрельбу по ложным целям, наши наблюдатели засекли огневые точки противника, а артиллеристы нанесли по обнаруженным объектам точечный удар. Тут же к реке двинулись несколько десятков машин – амфибий американского производства «Форд» GPA и танков Т-37/38, которые начали перебрасывать автоматчиков-саперов через реку. А позднее, как и планировали, командованием Карельского фронта были наведены понтонные переправы, и на вражеском берегу оказались не только пехотные части, но и танки. Оборонительная система, которую враг строил и совершенствовал более двух лет, была прорвана. Так победили военное мастерство и хитрость.

Касаясь танковых сил Красной Армии, участвовавших в проведении Свирско-Петрозаводской операции, можно ответить, что перед началом наступления они были значительно увеличены. Особое значение операции придают те мастерство и точность, с которыми была разработана вся операция по прорыву немецко-финской обороны на реке Свирь. Ударная группировка Карельского фронта перешла в наступление 21 июня 1944 года.

В 8.40 на направлении главного удара 7-й армии началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась 3 часа 32 минуты. Это была самая длительная артиллерийская подготовка в Великой Отечественной войне. Разрушение траншей, огневых точек и подавление живой силы и огневых средств в траншеях продолжалось 1 час 40 минут, контроль пристрелки – 30 минут, ложный перенос огня – 5 минут и прикрытие ложной переправы (где использовались муляжи и чучела бойцов) – 20 минут, ведение методического огня – 10 минут и, наконец, уничтожение и подавление живой силы и огневых средств в первой, второй и третьей траншеях – 52 минуты. Из 52 минут 32 минуты отводились на подавление и уничтожение живой силы и огневых средств противника одновременно в трех траншеях, 10 минут – только на переднем крае и ближайшей глубине, и еще 10 минут только в глубине обороны.

Следует заметить, что трудно обосновать целесообразность проведения контроля пристрелки после 7-минутного огневого налета. Ведь этим самым противнику предоставлялась возможность привести себя в порядок (после огневого налета). Вполне себя оправдал ложный перенос огня в сочетании с действиями пехоты, в результате чего противник был введен в заблуждение, а также были вскрыты новые огневые средства на переднем крае его обороны.

В артиллерийской подготовке участвовала тяжелая самоходная артиллерия (338,378 гв. тсап), ведя огонь прямой наводкой. За 40-50 минут до окончания артподготовки к берегу выдвинулись бронетанковые и автомобильные части, которым вместе с десантом автоматчиков первым предстояло форсировать реку Свирь: 92-му отдельному полку плавающих танков Т-37/38 и 275-му отдельному батальону плавающих автомобилей американского производства «Форд» GPA.

Общее время наступления было определено в 12.12 после окончания артиллерийской и авиационной подготовки. Однако с началом последнего огневого налета (15 минут) по первой и второй траншеям, то есть в 11.53, передовые батальоны от дивизии первого эшелона наступательной группировки на автомобилях-амфибиях и плавающих танках начали форсирование реки Свирь. С подходом к северному берегу реки на расстоянии 100-150 м в период с 12.08 до 12.18 по сигналу пехоты буксируемая артиллерия и самоходные установки перенесли огонь на участках высадки с первой траншеи на 150-200 м в глубину по отдельным целям, ходам сообщения, окопам между первой и второй траншеями. Часть артиллерии перенесла огонь на вторую траншею, увеличивая общую плотность огня по ней и таким образом окаймляя район высадки.

Одновременно группы прикрытия переправы (орудия прямой наводки, пулеметы, батальонные минометы) сосредоточили свой огонь по первой траншее. Подавленный огнем артиллерии противник оказал слабое огневое сопротивление высадке первого эшелона. Вслед за первым эшелоном начал переправу второй эшелон, который состоял из двух-трех стрелковых батальонов от каждой дивизии с артиллерией.

Первый эшелон, закрепившись на противоположном берегу, овладел первой траншеей и под прикрытием артиллерийского огня продолжал развивать атаку в глубину. С овладением первой траншеей артиллерия перенесла огонь с целей между первой и второй траншеями на вторую траншею, в результате чего плотность огня по ней резко возросла, так как до этого она подвергалась огневому воздействию лишь частью артиллерии.

Перенос огня с первой траншеи осуществлялся сразу на вторую траншею, если расстояние между ними было не более 200-300 м, в противном случае огонь переносился небольшими «скачками» на отдельные огневые точки, узлы целей, окопы между траншеями. С подходом пехоты ко второй траншее артиллерия перенесла огонь на третью (в удалении 1 км от второй) не сразу, а по отдельным участкам последовательного сосредоточения огня (ПСО). В итоге атака пехоты имела полный успех. До овладения второй траншеей она поддерживалась нарастающим огневым валом, а дальше – методом ПСО.

Легкая артиллерия и минометы переправлялись через Свирь с помощью плотов. В полосе 37-го гвардейского стрелкового корпуса с первым эшелоном пехоты переправлялись на плотах с каждым батальоном рота 82-мм и батарея 120-мм минометов, два 76-мм орудия полковой батареи, четыре орудия 45-мм калибра и передовой наблюдательный пункт артиллерии группы пехотного полка. Со вторым эшелоном переправлялось, как правило, до дивизиона артиллерийского полка дивизии, до дивизиона 120-мм минометов, истребительно-противотанковая батарея и остальная часть артиллерии дивизии.

С главными силами дивизии первого эшелона корпуса переправлялась в две очереди вся остальная артиллерия корпуса. Такие возможности обеспечивали 500-600 лодок на каждую дивизию первого эшелона (которые обеспечивали переправу двух стрелковых полков со штатной артиллерией). Через 2,5-3 часа после начала форсирования начали работать 20 паромных переправ на полуглиссерах. К 18 часам 21 июня был наведен 16-тонный мост длиной 280 метров. К 16 часам вся полковая артиллерия и минометы, 239 ап 98-й гвардейской стрелковой дивизии, отдельные батареи других полков, часть 76-мм самоходно-артиллерийских установок переправили на северный берег. Для переброски средних танков и самоходок СУ-76М имелись два специальных 30 и 60-тонных парома. К исходу 24 июня вся артиллерия и бронетанковые части 7-й армии переправились на северный берег и активно поддерживали наступающие войска.

Опасаясь разгрома группы войск «Олонец», финское командование начало поспешный отвод своих соединений на вторую оборонительную полосу и к Петрозаводску. 21 июня развернулось наступление и 32-й армии Карельского фронта, действовавшей из района севернее Онежского озера. Несмотря на успешное наступление советских войск в Южной Карелии, финское командование не решилось перебросить туда войска, противостоявшие Ленинградскому фронту. Напротив, оно продолжало усиливать группировку, которая вела оборонительные бои против 21-й и 23-й армий. Прибывшая из Эстонии 122-я немецкая пехотная дивизия заняла оборону на побережье Финского залива, а 303-я бригада штурмовых орудий была подчинена генерал-майору Лагусу.

Перебазированные с нарвского участка эскадрильи немецких пикирующих бомбардировщиков Ju-87 и истребителей FW-190 также действовали против наступавших войск Ленинградского фронта. 21 -я армия, сосредоточившая удар в северо-западном направлении, развернула на 30-км участке фронта 12 стрелковых дивизий. Ломая противодействие финских войск, соединения армии в трудных боях овладели в течение 21-23 июня несколькими населенными пунктами севернее и северо-восточнее Выборга.

Особенно ожесточенные бои вели части 97-го и 109-го стрелковых корпусов в районах Таммисуо, Манниккола, Тали и Репола. Здесь, в межозерных дефиле, под непрерывным артиллерийским огнем и бомбардировками противника с воздуха метр за метром продвигались вперед бойцы 133-го стрелкового полка во главе со своим командиром майором Колсухо П.Я. Бой за станцию Тали показал также четкое взаимодействие, сплоченность и взаимовыручку воинов различных родов войск.

Напряженные бои шли и на других участках. К тому времени Краснознаменный Балтийский флот, выполняя решение Военного совета Ленинградского фронта, осуществил операцию по освобождению островов Бьеркского архипелага. Высадившись в ночь на 21 июня на некоторых из этих островов, бойцы морской пехоты к исходу 23 июня очистили от противника большую часть архипелага.

Дальнейшее продвижение войск Ленинградского фронта к северу и западу от Выборга, однако, затормозилось. Противник сосредоточил здесь исключительно сильную группировку. Несмотря на то, что под натиском наступавших войск Карельского фронта финская армия вынуждена была оставлять один город за другим (21 июня части Красной Армии освободили Повенец, 23 июня – Медвежьегорск, 25 июня – Олонец, 10 июня – Питкяранти, а 28 июня – Петрозаводск и Кондопогу), участок фронта севернее Выборга рассматривался финским военным командованием как главный и наиболее опасный.

Бои, которые вели 21-я и 23-я армии, становились все более упорными. В результате их войскам удалось продвинуться вперед к исходу июня лишь на 8-10 километров. Заметное усиление противодействия противника наступавшим советским войскам объяснялось тем, что финны ввели в бой полученные из Германии противотанковые средства и авиацию.

Жаркие бои разгорались в воздухе. В массированных налетах советской авиации на позиции финских войск участвовали до 100 самолетов одновременно. Очень трудный бой пришлось выдержать 26 июня группе из 12 штурмовиков 566-го штурмового авиационного полка, которую возглавлял старший лейтенант Мыхлик В.И., впоследствии дважды Герой Советского Союза. Выполняя боевое задание без прикрытия истребителей, штурмовики были атакованы десятью Me-109. Заняв плотный боевой порядок, советские летчики не только отразили все атаки, но даже уничтожили три вражеских самолета.

В этот день, сбив тридцать девятый самолет противника, погиб в неравном бою с семью «мессершмиттами» отважный летчик 159-го истребительного авиационного полка старший лейтенант Серов В.Г. «…Есть на Карельском перешейке местечко Серово, – писал дважды Герой Советского Союза Покрышев П.А. – Названо оно так в честь прославленного летчика старшего лейтенанта Владимира Серова. Он служил у нас командиром особой группы охотников. Когда условия полета или характер задания были до предела трудными, я посылал Владимира Серова. И он всегда оправдывал наши ожидания. Владимир Серов был человеком завидной отваги». За гибель боевого друга дорого заплатили враги. Однополчанин Серова B.Г. мастер воздушного боя лейтенант Ермаков Д.В. сбил над Карельским перешейком за несколько дней 8 самолетов, по 3-6 самолетов уничтожили в июньские дни летчики Горбачевский А.И., Зотов В.А., Литаврин C.Г. и Неуструев И.П.

Принимая во внимание серьезные трудности, возникшие перед соединениями, наступавшими северо-западнее Выборга, Военный совет Ленинградского фронта решил предпринять такую операцию, которая позволила бы выйти в тыл неприятельской группировке. Замысел командования фронта заключался в том, чтобы, освободив от противника острова Выборгского залива, высадить затем десант на северном его побережье за вражескими укрепленными позициями. Для проведения операции решили привлечь 59-ю армию под командованием генерал-лейтенанта Коровникова И.Т. Десантирование войск возлагалось на Краснознаменный Балтийский флот, для чего заместителем командующего 59-й армией был назначен вице-адмирал Ралль Ю.Ф., возглавлявший все боевые средства флота в Кронштадтском морском оборонительном районе.

1 июля была предпринята первая попытка высадить десант на остров Тейкарсаари (Игривый), чтобы разведать там оборону и при благоприятном развитии событий захватить его. В ночь на 1 июля отряд морских охотников, бронекатеров и торпедных катеров, на которых разместились стрелковый батальон и разведчики из 260-й бригады морской пехоты, вышел из Койвисто. Однако, хотя и удалось захватить плацдарм на острове, десант пришлось возвратить, так как он попал под сильный артиллерийский огонь финских батарей, находившихся на северном берегу залива, и понес значительные потери.

После этой неудачи командующий фронтом приказал осуществить одновременную высадку десантов на трех островах: Тейкарсаари, Суонионсаари (Новик) и Равансаари (Малый Высоцкий). Десантироваться должны были части 224-й стрелковой дивизии полковника Бурмистрова Ф.Н. с орудиями и крупнокалиберными пулеметами. 4 июля транспорты с десантными отрядами вышли из шхер, окаймлявших рейд города Иоханнес (Советский). Вскоре на острова, где намечалось произвести высадку, обрушились массированные удары артиллерии и авиации. Затем десанты подошли к островам и высадились на берег. Начались напряженные схватки. В течение четырех часов шел бой за один из наиболее крупных островов – Суонионсаари. Десантники – воины 143-го стрелкового полка – одержали победу. К вечеру был освобожден и соседний остров – Эсисаари, куда отступил финский гарнизон с острова Суонионсаари.

В течение первой половины дня воинам 185-го стрелкового полка удалось овладеть островом Равансаари, на который они высадились без специальных десантных средств, самостоятельно форсировав Транзундский пролив. Отважно действовал здесь старший сержант Ивашечкин М.А., переплывший одним из первых пролив под сильным огнем противника. Заменив погибшего командира роты, он возглавил атаку советских воинов и обеспечил тем самым быстрое освобождение острова.

Труднее протекала борьба за остров Тейкарсаари, длившаяся почти два дня. Ввиду недостаточно точных разведывательных данных о противодесантной обороне и минных заграждениях вокруг острова 100-й стрелковый полк понес здесь значительные потери. Все же его подразделениям удалось закрепиться на острове. Финское командование перебросило на Тейкарсаари новые подкрепления и несколько раз предпринимало отчаянные атаки. Отважные воины полка удержали в своих руках южную оконечность острова. Высадившиеся на следующий день два батальона из 124-й стрелковой дивизии полковника Папченко М.Д. при поддержке переправленных на остров четырех танков отбросили финские подразделения к северной его части. 5 июля остров был полностью освобожден.

В этот же день воины 124-й и 224-й стрелковых дивизий успешно вели бои за острова Туркинсаари, Мустасаари и Мелансаари. Исключительную самоотверженность и мужество проявил командир роты 224-й стрелковой дивизии старший лейтенант Т. Алимов. Он переплыл пролив и умело руководил ликвидацией вражеского гарнизона на острове Мустасаари. К исходу 6 июля операция по освобождению островов Выборгского залива в основном завершилась. «Три-четыре дня, – писал адмирал В.Ф. Трибуц, – мы очищали острова от мелких групп противника. Делать это быстрее мешали мины-ловушки. Но 10 июля острова Выборгского залива полностью стали нашими. Поставленная командованием фронта задача была выполнена».

В ходе этой операции большую роль сыграла авиация 13-й воздушной армии и Краснознаменного Балтийского флота. В течение 4 и 5 июля авиационные части совершили 2 тысячи самолето-вылетов и обрушили на гарнизоны островов тысячи бомб. Важное значение для успешных действий 59-й армии имело также то, что за два дня до операции в Выборгском заливе 13-я воздушная армия совершила мощные налеты на аэродромы противника в Лаппенранта и Иммаланярви, где в общей сложности были уничтожены 47 самолетов противника.

При нанесении удара по вражеским аэродромам отличились летчики-штурмовики во главе с командиром звена Кунгурцевым Е.М. Отлично действовал в ходе операции летчик Паршин Г.М., который на штурмовике «Месть Барановых», подаренном ему семьей ленинградских патриотов, с бреющего полета расстрелял несколько неприятельских самолетов. Оба летчика впоследствии были дважды удостоены звания Героя Советского Союза.

Тем временем войска 23-й армии, действовавшие на 100-километровом фронте по Вуоксинской водной системе от Ладожского озера до района северо-западнее Яюряпя (Барышево), пытались форсировать реку Вуокси и развить наступление на кексгольмском (приозерском) направлении. Особенно ожесточенный характер носили бои с 4 по 11 июля в районе Яюряпя, где части 98-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Анисимова Г.И. 7 июля вышли к берегу Вуокси. Командование 23-й армии поставило задачу осуществить форсирование этого водного рубежа силами 115-го стрелкового корпуса генерал-майора Козачека С.Б.

Переправа началась одновременно 9 июля частями 10-й и 142-й стрелковых дивизий при поддержке артиллерии и авиации. Наибольшего успеха добились в этот момент 946-й и 461-й стрелковые полки 142-й дивизии. Они форсировали реку, штурмом взяли позиции противника на противоположном берегу и обеспечили тем самым успешную переправу остальным эшелонам дивизии. В ходе ожесточенного боя был захвачен плацдарм. В течение последующих трех дней неприятель, перебросив в этот район части 15-й пехотной дивизии, танковой дивизии и 19-й пехотной бригады, предпринимал яростные контратаки, чтобы ликвидировать плацдарм. Но все эти усилия разбились о стойкость бойцов 115-го стрелкового корпуса.

В боях за плацдарм главная заслуга принадлежала бойцам и командирам 142-й стрелковой дивизии. Несмотря на губительный артиллерийский и минометный огонь противника, они пробили брешь во вражеских укреплениях на Вуокси. «… Был проявлен массовый героизм всех воинов дивизии, – писал ее командир полковник Сонников Г.Л. – Но особенно отличились воины 461-го стрелкового полка под командованием полковника Петухова (сам он был ранен в этом бою) и воины 588-го стрелкового полка под командованием полковника Белоусова, которые являлись основной ударной силой по захвату, удержанию и расширению плацдарма».

Массовый подвиг воинов 142-й дивизии высоко оценен: 1450 солдат, сержантов и офицеров были награждены орденами и медалями. Восемь самых храбрых из них – офицеры Г.Ф. Симанкин, Д.Д. Скворцов, С.П. Кобец, Н.П. Осиев, сержанты А.Е. Борисюк, П.Ф. Гончаров, рядовые A.M. Иванов и П.А. Потрясов стали Героями Советского Союза. Среди отдавших жизнь в этих боях за Советскую Родину был начальник политотдела дивизии подполковник Д.Б. Джатиев, сражавшийся в боевых порядках 588-го стрелкового полка. Именем этого мужественного человека назван один из населенных пунктов вблизи реки Вуокси.

11 июля 1944 года по указанию Ставки Верховного Главнокомандования войска Ленинградского фронта, действовавшие на Карельском перешейке, перешли к обороне. Под влиянием побед, одержанных Красной армией на Карельском перешейке и в Южной Карелии, внутриполитическая обстановка в Финляндии все более обострялась. Для широких масс финского народа стало ясно, что война проиграна. Финские войска, потерявшие только в боях на Карельском перешейке 44 тысячи убитыми и ранеными, оказались отброшенными почти к линии своей государственной границы. В Южной Карелии за время наступления войск Карельского фронта с 21 июня по 10 августа его части и соединения продвинулись вперед на 80-160 километров, достигнув правым флангом границы с Финляндией, а в центральной части и левым флангом приблизились к ней на расстояние 40-60 километров.

Росту антивоенных настроений в Финляндии способствовали мощные удары, нанесенные советскими войсками по германской армии в летних операциях: разгром группы армий «Центр» в Белоруссии в июне – августе и выход к границам Восточной Пруссии, а также к Висле, стремительное наступление на Украине в июле – августе и полное освобождение ее от врага. Все это произвело огромное впечатление в Финляндии. В обстановке усилившейся политической напряженности ушел в отставку с поста президента Р. Рюти. Пришедшему на смену ему 1 августа К. Маннергейму ничего не оставалось, как подчиниться обстоятельствам и требованиям части финской общественности, настаивавшей на скорейшем заключении мира с СССР.

В конце августа правительство Финляндии через своего посланника в Швеции заявило правительству Советского Союза о желании вести мирные переговоры. В ответ на это советское правительство поставило перед Финляндией предварительные условия, заключавшиеся в том, чтобы она порвала отношения с Германией и добилась вывода немецких войск с финской территории в двухнедельный срок. 4 сентября правительство Финляндии заявило, что принимает эти условия и направляет в Москву мирную делегацию. Уже утром того же дня финские солдаты выставили в своих окопах по всему фронту белые флажки и группами без оружия стали подходить к переднему краю обороны советских войск с восторженными возгласами: «Мир! Войне конец!»

Ставка Верховного Главнокомандования дала указание войскам Ленинградского и Карельского фронтов прекратить военные действия против Финляндии с 5 сентября. Окончание войны Советского Союза с Финляндией было юридически закреплено соглашением о перемирии, заключенным 19 сентября 1944 года в Москве, а затем мирным договором, подписанным в Париже 10 февраля 1947 года. После заключения соглашения о перемирии финские войска отошли за линию государственной границы. В точно определенный срок (за два с половиной месяца со дня подписания соглашения о перемирии) Финляндия провела демобилизацию своей армии, доведя ее до контингентов мирного времени.

Выход Финляндии из войны на стороне нацистской Германии имел большое военное и политическое значение. Серьезно улучшились стратегические позиции Красной Армии на северо-западном крыле советско-германского фронта, удалось устранить угрозу Ленинграду с севера, были введены в действие важные в народнохозяйственном и военном отношении железнодорожные, водные и шоссейные магистрали, связывавшие северные районы со всей страной. Кроме того, создавались более благоприятные условия для действий войск Ленинградского фронта против немецкой группировки в Прибалтике.

Боевые заслуги войск Ленинградского и Карельского фронтов, сокрушивших «Карельский вал» противника, были высоко оценены советским правительством: 48 соединений и частей получили почетное наименование Ленинградских и Выборгских, около 70 тысяч воинов удостоены высоких правительственных наград – орденов и медалей, а 27 человек стали Героями Советского Союза. Однако за победу пришлось заплатить кровавую цену – 23 674 человека погибли во время проведения Выборгско-Петрозаводской стратегической наступательной операции.

Из книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии великой войны», М., «Вече», 2010, с. 439-448.

Родился в 1902 (по некоторым документам в 1903) году в поселке ТАЙСАРА Тамьян-Тангауровской волости Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии Российской империи (ныне Кирсинского сельского поселения Верхнеуральского района Челябинской области). Русский. В РККА был призван Верхне-Уральским РВК Челябинской области. В июле 1944 года сержант ПАНФИЛОВ Н.Ф. воевал в 298 минометном Краснознаменном полку АРГК Карельского фронта. 298 минометный полк был сформирован 24 декабря 1942 года, как 2 минометный полк 32 армии (II формирования) Карельского фронта. Командиром полка был назначен гвардии майор РЕПКИН Иван Ефимович, начальником штаба – капитан БАЛЬКИН Михаил Кузьмич. 28 января 1943 года 2 минометный полк 32 армии был переименован в 298 минометный полк артиллерии резерва Главного командования. До конца февраля 1944 года 298 минометный полк АРГК в составе 32 армии Карельского фронта оборонял рубежи на медвежьегорском и масельгском направлениях, на перешейке между ОНЕЖСКИМ озером и озером СЕГОЗЕРО в Медвежьегорском районе Карело-Финской ССР (ныне РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ). Соединения и части армии вели боевые действия против финских войск, проводили разведывательные и частные боевые операции, истребляли живую силу, уничтожали технику и оборонительные сооружения противника. Действиями подвижных разведывательных групп дивизионов 298 минометного полка вскрывалась обстановка на переднем крае противника, обнаруживались и засекались цели, по которым наносились удары минометных батарей. Минометные дивизионы полка постоянно участвовали в боевых операциях по поддержке разведгрупп стрелковых частей и соединений. Только в декабре 1943 года 2 дивизион капитана СИРЛОВА Ильи Яковлевича 298 армейского минометного полка АРГК 32 армии своим огнем разрушил 2 ДЗОТа, 2 блиндажа, 2 наблюдательных пункта, 8 жилых землянок, уничтожил станковый пулемет в противоосколочном гнезде, более 160 финских солдат и офицеров, подавил 7 артиллерийских и минометных батарей. 27 февраля 1944 года 298 минометный полк АРГК снялся с занимаемых боевых порядков и в период с 29 февраля по 3 марта 1944 года по Кировской железной дороге с 17 разъезда (КАРБОЗЕРО) в Медвежьегорском районе Карело-Финской ССР (ныне РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ) был передислоцирован на железнодорожную станцию НЯМОЗЕРО в Кандалакшском районе Мурманской области, где вошел в состав 19 армии Карельского фронта, которая обороняла кандалакшское направление на фронте от озера КУЛОС в Ковдорском районе Мурманской области до озера ЛЕЙСКОЕ в КАРЕЛИИ, ведя боевые действия против частей немецкой 20 горной армии. 5 — 6 марта 1944 года дивизионы полка заняли боевые порядки в квадратах 3920 в районе озера КАМЕННОЕ и 4303 севернее озера ВЕРХНИЙ ВЕРМАН в Кандалакшском районе. 17 марта 1944 года по приказу Командующего артиллерией 19 армии оба дивизиона полка сосредоточились в квадрате 4303. Находясь в жесткой обороне, подразделения полка совместно со стрелковыми частями до 3 июня 1944 года отбивали попытки противника произвести разведку боем, улучшить свое положение. Во исполнение боевого распоряжения штаба артиллерии 19 армии № 021 от 3 июня 1944 года 298 минометный полк АРГК снялся с занимаемого боевого порядка и выбыл из состава 19 армии. Совершив 70-км марш, полк 4 – 8 июня 1944 года со станции КАНДАЛАКША Мурманской области по Кировской железной дороге был передислоцирован на станцию ПОДПОРОЖЬЕ в Подпорожском районе Ленинградской области. Сосредоточившись в окрестностях села ШЕМЕНИЧИ Подпорожского района, 298 минометный полк АРГК вошел в состав 7 армии Карельского фронта. 16 июня 1944 года 298 минометный полк АРГК вошел в оперативное подчинение 99 гвардейской стрелковой дивизии 37 гвардейского стрелкового корпуса 7 армии Карельского фронта и, передислоцировавшись в район юго-восточнее города ЛОДЕЙНОЕ ПОЛЕ Ленинградской области, начал подготовку к Свирско-Петрозаводской наступательной операции (21 июня — 9 августа 1944 года) войск левого крыла Карельского фронта, а также Ладожской и Онежской военных флотилий против финских войск в южной КАРЕЛИИ — части Выборгско-Петрозаводской стратегической наступательной операции (10 июня — 9 августа 1944 года), в ходе которой войскам 7 армии предстояло форсировать реку СВИРЬ и развивать наступление между ОНЕЖСКИМ и ЛАДОЖСКИМ озёрами на северо-запад к государственной границе. До 19 июня шла боевая подготовка, заготовка и переброска в район исходного положения переправочных средств, оборудование огневых позиций и наблюдательных пунктов. В предстоящей наступательной операции 99 гвардейская стрелковая дивизия имела задачу: форсировать реки СВИРЬ на участке МИРОШКИНИЧИ – (иск.) совхоз ПОЛЕВОЙ; нанося главный удар своим левым флангом, прорвать оборону финнов на фронте 3,7 километров, уничтожить противника на противоположном берегу и захватить плацдарм; к исходу дня расширить фронт прорыва до 15 километров. Река СВИРЬ на участке форсирования 99 гвардейской стрелковой дивизией имела ширину зеркала 300 — 350 метров, глубину – 8 — 15 метров, скорость течения 0,4 — 0,6 метра в секунду. Левый берег на участке МИРОШКИНИЧИ – ЛЕСОЗАВОД обрывистый (крутизна достигала 6 метров), местами покрытый мелким кустарником. Правый берег – пологий, местами заболоченный, густо поросший лесом и кустарником. В районе МИРОШКИНИЧЕЙ река СВИРЬ имеет приток – ручей ЛУДОНКА, который использовался как скрытый подступ для переброски лодок. Оборонительный рубеж финнов на правом берегу СВИРИ представлял собой систему фортификационных сооружений полевого типа. По всему переднему краю, непосредственно у берега, была установлена проволочная сеть в 3 — 5 рядов и рогатки – в самой воде; хорошо развитая система траншей полного профиля в три линии и в глубину до 3-х километров. Вся система инженерных сооружений была хорошо приспособлена для ведения пулеметного и минометного огня с любого участка обороны. Можно было свободно вести фланкирующий огонь. Только на участке прорыва дивизии стоял 21 ДЗОТ и 31 огневая точка. Проволочная сеть на многих участках была минирована, мины типа ПОМЗ были установлены непосредственно у берега и даже в воде. Второй оборонительный рубеж финнов очажного типа представлял ряд опорных пунктов, расположенных на стыках просек, лесных и грунтовых дорог, по опушкам лесов, у заболоченных полян, в населенных пунктах. Особенно финнами использовались дефиле, господствующие высоты и узкие проходы. Рубеж перед фронтом наступления дивизии обороняли два батальона 23 и 44 пехотных полков 5 финской дивизии, которая была полностью укомплектована и считалась одним из наиболее боеспособных соединений финской армии. 19 июня 1944 года устным приказом командующего артиллерией 99 гвардейской стрелковой дивизии о группировке артиллерии 2 дивизион 298 минометного полка был подчинен командиру группы артиллерии 297 гвардейского стрелкового полка, 1 дивизион вошел с состав группы поддержки пехоты 300 гвардейского полка, командиром которой был назначен командир 298 минометного полка гвардии подполковник РЕПКИН И.Е. 21 июня 1944 года в 8 часов утра реактивная артиллерия 7 армии нанесла первый огневой удар по позициям противника, затем массированный налет произвела советская авиация 7 и 13 воздушных армий. В 8 часов 30 началась основная артиллерийская подготовка, которая продолжалась три с половиной часа. Перед началом форсирования реки главными силами, была произведена ложная переправа. Шестнадцать добровольцев (двенадцать из 300 гвардейского полка 99 гвардейской дивизии и четверо из 296 гвардейского стрелкового полка 98 гвардейской стрелковой дивизии), передвигая многочисленные плоты и лодки с чучелами солдат, под ураганным огнём противника достигли противоположного берега и завязали там бой. Ложная переправа позволила наблюдателям выявить уцелевшие финские огневые точки. По обороне противника был нанесен повторный удар с воздуха, а затем артиллерия произвела ещё один огневой налет. Более трагична была судьба героев ложного десанта 297 гвардейского стрелкового полка – из 17 добровольцев погибли 11. 298 минометный полк уничтожал своим огнем огневые средства противника, способствовал успешному форсированию реки СВИРЬ стрелковыми частями, взлому переднего края вражеской обороны. В 12 часов 20 минут взвода управления подразделений 298 минометного полка приступили к форсированию реки вместе с разведотрядами пехотных подразделений. Полк в целом форсировал СВИРЬ вслед за разведывательными отрядами, после чего преследовал отступающего противника и вел бой в глубине финской обороны. На правом берегу реки СВИРЬ подразделения полка, продвигаясь по бездорожью вместе со стрелковыми частями, прокладывая через болота дороги и мосты, к исходу первого дня наступления продвинулись вперед до 6 км. Отходя в глубь лесов по имеющимся дорогам, противник прикрывался небольшими отрядами, разрушал пути отхода — мосты, дороги, широко применял минирование подступов к взорванным мостам, минирование дорог, бродов, отдельных сараев, а также вероятных подступов к населенным пунктам. К исходу 24 июня 1944 года 298 минометный полк в полном составе сосредоточился в деревне КАРЕЛЬСКАЯ Карельского национального сельсовета (ныне в составе деревни ПОГА в Янегском сельском поселении) Лодейнопольского района Ленинградской области. За отличные боевые действия войскам, участвовавшим в боях при форсировании реки СВИРЬ и прорыве обороны противника, приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И. В. СТАЛИНА № 114 от 24 июня 1944 года объявлена благодарность, в МОСКВЕ был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. В ознаменование одержанной победы 298 минометный полк АРГК гвардии подполковника РЕПКИНА Ивана Ефимовича среди наиболее отличившиеся в боях соединений и частей был представлен к награждению орденом КРАСНОГО ЗНАМЕНИ, которого удостоен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июля 1944 года. Приказом штаба артиллерии оперативной группы Карельского фронта № ФС/0018 от 24.06.1944 года 298 минометный полк АРГК 25 июня 1944 года был выведен в резерв фронта и продвигался на северо-запад во втором эшелоне. Подразделения 298 минометного Краснознаменного полка АРГК с приданными батареей самоходных орудий, дивизионом РС и 3 дивизионом 239 гвардейского артиллерийского Свирского полка 98 гв сд принимали участие в боях за овладение поселком РОГОЖСКИЙ в нынешнем Ведлозерском сельском поселении Пряжинского национального района РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ и содействовали 100 гвардейской стрелковой Свирской дивизии в форсировании реки ВИДЛИЦА. 3 июля 1944 года 298 минп перешел в оперативное подчинение 100 гвардейской стрелковой Свирской дивизии, поддерживал огнем 304 гвардейский стрелковый полк в боях за деревни ПУЛЬЧЕЙЛА и НОВАЯ ЗАЖИВКА в Ведлозерском сельском поселении Пряжинского района. 4 июля 1944 года в деревне ПАЛАЛАХТА в Ведлозерском сельском поселении полк перешел в резерв командующего артиллерией 7 армии Карельского фронта. 11 июля 1944 года полк с марша вступил в бой в районе озера ИОУТСЕНЪЯРВИ в Суоярвском районе Карело-Финской ССР и вел огонь на поддержку наступательных действий 298 гвардейского стрелкового полка 100 гвардейской стрелковой Свирской дивизии, в результате которого подавил 2 минометные батареи, уничтожил станковый и 2 ручных пулемета, разрушил до 25 метров проволочного заграждения. Ввиду больших потерь в стрелковом полку, личному составу 298 минометного полка пришлось окопаться и держать оборону до 22 часов 13 июля 1944 года в стрелковых ячейках и траншеях. 15 июля 1944 года 298 минометный Краснознаменный полк АРГК принимал участие в артподготовке, вел огонь на поддержку пехоты 302 гвардейского стрелкового полка 98 гвардейской стрелковой Свирской дивизии, которая форсировала реку РЯМЕН-ОЯ в Питкярантском районе Карело-Финской ССР. В период боя 15 июля 1944 года наводчик миномета 3 батареи сержант ПАНФИЛОВ Николай Федорович, несмотря на сильный артиллерийский обстрел огневых позиций со стороны противника, мужественно вел огонь по огневым точкам врага, чем способствовал продвижению вперед поддерживаемого пехотного подразделения. 16 июля 1944 года 298 минометный Краснознаменный полк АРГК по приказанию штаба 37 гвардейского стрелкового Свирского корпуса 7 армии Карельского фронта перешел к обороне в районе хутора КУЙККИ (ныне не существует) на северо-восточном берегу озера Ниетъярви в Питкярантском районе. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество наводчик миномета 3 батареи сержант ПАНФИЛОВ Николай Федорович от имени Президиума Верховного Совета СССР приказом по 298 минометному Краснознаменному полку АРГК Карельского фронта № 037 от 19 июля 1944 года награжден медалью «ЗА ОТВАГУ» (http://podvignaroda.ru/?#id=45460124&tab=navDetailManAward). До начала августа 1944 года части 7 армии неоднократно предпринимали попытки прорвать оборону противника, но успеха так и не добились. С 4 августа 1944 года 298 минометный Краснознаменный полк РГК на основании приказа командующего 7 армией Карельского фронта № 0073 от 03.08.1944 года в оперативном подчинении 99 стрелкового корпуса перешел к обороне в районе озер КОРПИЯРВИ, ПОЛВИЯРВИ в Суоярвском районе КАРЕЛИИ. На основании директивы штаба Карельского фронта № 44/арт от 05.08.1944 года 298 минометный Краснознаменный полк РГК со станции СУОЯРВИ 6 августа 1944 года железнодорожным транспортом убыл в распоряжении 32 армии Карельского фронта, которая к этому времени перешла к обороне по рубежу КУДАМА-ГУБА (ныне нежилой посёлок) — поселок КУОЛИСМА в Суоярвском районе РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ. 29 августа 1944 года, рассчитывая на скорое заключение мира с ФИНЛЯНДИЕЙ, Ставка ВГК своей директивой приказала войскам «наступательные действия войск 7 и 32 армий приостановить и перейти к жесткой обороне на достигнутом рубеже». Ночью 5 сентября войска Карельского и Ленинградского фронтов получили приказ Ставки ВГК прекратить военные действия против финских войск ввиду того, что финское правительство начало переговоры о заключении перемирия. 19 сентября 1944 года в МОСКВЕ окончание войны между СССР и ФИНЛЯНДИЕЙ было юридически закреплено подписанием соглашения о перемирии. С прекращением войны с ФИНЛЯНДИЕЙ 32 армия Карельского фронта несла службу по охране Государственной границы. В октябре 1944 года 298 минометный Краснознаменный полк РГК был выведен Резерв Главного Командования в Московский военный округ, где с 12 сентября 1944 года в Гороховецком учебном артиллерийском лагере близ деревни МУЛИНО Володарского района Горьковской (ныне Нижегородской) области во исполнение директивы Начальника артиллерии Красной Армии № 2967/ш от 5 сентября 1944 года на основании приказа по Гороховецкому учебному артиллерийскому лагерю № 00288 от 6 сентября 1944 года формировался 10 артиллерийский корпус прорыва Резерва Главного Командования. В боевой состав 10 артиллерийского корпуса прорыва РГК входили 4 и 31 артиллерийские дивизии прорыва РГК, каждая из которых включала в себя легкую артиллерийскую бригаду, состоящую из двух легких артиллерийских полков (орудия калибра 76 мм), гаубичную артиллерийскую бригаду из трех гаубичных артиллерийских полков (122-мм гаубицы), тяжелую гаубичную артиллерийскую бригаду (152-мм гаубицы), отдельную гаубичную артиллерийскую бригада большой мощности РГК (203-мм гаубицы), минометную бригаду из трех минометных полков (120-мм минометы), тяжелую минометную бригаду (160-мм минометы), гвардейскую минометную бригаду (гвардейские реактивные миномёты БМ-31-12). 298 минометный Краснознаменный полк гвардии подполковника РЕПКИНА Ивана Ефимовича был включен в состав вновь формируемых 35 минометной бригады 31 артиллерийской дивизии прорыва РГК 10 артиллерийского корпуса прорыва РГК. Командиром корпуса был назначен гвардии генерал-майор артиллерии (с 19 ноября 1944 года — гвардии генерал-лейтенант артиллерии) КОЖУХОВ Леонид Иустинович, командиром дивизии — генерал-майор артиллерии КРАСНОКУТСКИЙ Даниил Михайлович, командиром бригады — Герой Советского Союза гвардии полковник ПАНКОВ Алексей Иванович. Плановая боевая подготовка частей корпуса проводилась до 16 ноября 1944 года. После проверки готовности корпуса к ведению боевых действий командующим Артиллерией Красной Армии Главным маршалом артиллерии ВОРОНОВЫМ Николаем Николаевичем, на основании директивы начальника штаба артиллерии Красной Армии № 3151/ш от 23.11.1944 года в период с 23 ноября по 3 января 1945 года соединения и части корпуса по железной дороге были передислоцированы в Келецкое (ныне Свентокшиское) воеводство ПОЛЬШИ. 298 минометный Краснознаменный полк в составе 35 минометной бригады прибыл в предпозиционный район 30 декабря 1944 года. К 3 января 1945 года соединения и части 10 артиллерийского корпуса прорыва РГК в полном составе сосредоточились в предпозиционном районе на Сандомирском плацдарме в лесу в 1,5 км западнее деревни ВИСНЮВКА гмины Сташув Сташувского повята Келецкого (ныне Свентокшиского) воеводства, где корпус вошел в оперативное подчинение командующего артиллерией 52 армией 1 Украинского фронта, в составе которой принял участие в Сандомирско-Силезской наступательной операции (12 января – 3 февраля 1945 года) войск 1 Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза КОНЕВА Ивана Степановича — составной части стратегической Висло-Одерской операции. Целями операции являлись разгром Кельце-Радомской группировки противника, освобождение ЮЖНОЙ ПОЛЬШИ, выход к ОДЕРУ, захват плацдарма на его левом берегу и создание выгодных условий для проведения операций на берлинском и дрезденском направлениях. По предварительным оценкам командования СССР операцию планировалось начать 20 января, однако с учётом тяжёлого положения союзных войск США, Великобритании и Франции, которые отбивали наступление немцев в АРДЕННАХ, Ставка Верховного Главнокомандования дала приказ о начале наступления 12 января 1945 года. 52 армия имела задачу прорвать оборону немцев на рубеже населенных пунктов ШИДЛУВ, ВОЛЯ-ПОДУХОВНА, СОЛЕЦ-НОВЫ в Сташувском повяте, БЖОЗУВКА, КАРГУВ в Буском повяте нынешнего Свентокшиского воеводства ПОЛЬШИ и развивать успех в полосе справа: ШИДЛУВ, ЛУБНЯ в Келецком повяте, МАЛОГОЩ в Енджеювском повяте нынешнего Свентокшиского воеводства, слева ДОЛЬНЕ, БЖЕСЬЦЕ в Пиньчувском повяте, СЛЕНЦИН в Енджеювском повяте и в дальнейшем – севернее города ЧЕНСТОХОВА Силезского воеводства, выйти на реку ОДЕР в районе города БРЕСЛАУ (ныне ВРОЦЛАВ – административный центр Нижнесилезского воеводства ПОЛЬШИ). В первом эшелоне армия наступала силами двух корпусов: справа – 73 стрелковый корпус, слева – 78 стрелковый корпус. 31 артиллерийская дивизия прорыва РГК для поддержки стрелковых соединений огнем и колесами была передана 78 стрелковому корпусу. Наступление началось в 5 часов утра 12 января 1945 года. После 15-минутного артиллерийского обстрела передовые батальоны стрелковых соединений с ходу заняли первые и вторые траншеи на линии обороны противника. Благодаря четко налаженной организации взаимодействия с батареями 298 минометного Краснознаменного полка, составлявшего подгруппу поддержки пехоты 214 стрелковой Кременчугско-Александрийской Краснознаменной дивизии, ее передовые батальоны с малыми потерями захватили первую линию траншей в системе сильно укрепленной обороны противника в районе селения КАРГУВ гмины Тучемпы Буского повята нынешнего Свентокшиского воеводства. После корректировки целей началась артиллерийская подготовка. Авиационная подготовка не проводилась из-за неблагоприятного прогноза погоды. После 107-минутной артиллерийской подготовки, начатой по плану артиллерийского наступления в 10 часов 12 января 1945 года, соединения 73 и 78 стрелковых корпусов начали успешное продвижение вперед. В период артиллерийской подготовки 298 минометный полк в своей полосе уничтожил и подавил огневые средства противника на глубину 2 км. Противник в результате хорошо спланированного и образцово выполненного артиллерийского удара не смог оказать какого-либо сопротивления и начал отходить в общем направлении на запад. В 13.00 соединения и части 10 артиллерийского корпуса прорыва РГК начали выдвижение вперед согласно плана перемещения, поддерживая огнем и колесами наступающие соединения 73 и 78 стрелковых корпусов. 298 минометный полк с первых часов наступления неотступно следовал за пехотой, поддерживая огнем и колесами части 214 стрелковой дивизии, которая в первый же день операции прошла с боями 25 километров. К исходу дня части 52 армии штурмом овладели сильным опорным пунктом обороны противника городом ХМЕЛЬНИК Келецкого повята Келецкого (ныне Свентокшиского) воеводства. В ознаменование одержанной победы, за отличные боевые действия войскам, участвовавшим в боях при прорыве обороны противника западнее САНДОМИРА, в ходе которых были освобождены ХМЕЛЬНИК и другие города, приказом ВГК № 219 от 13 января 1945 года объявлена благодарность и в МОСКВЕ был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. 13 января дивизии 78 стрелкового корпуса, поддержанные огнем бригад 31 артиллерийской дивизии прорыва РГК, в стремительном преследовании противника вышли на рубеж реки НИДА. В течение дня наиболее эффективно действовала 35 минометная бригада, перемещавшаяся вместе с пехотой и в составе передовых частей первой переправившаяся на западный берег НИДЫ. Передовые подвижные отряды обеспечили переправу через реку НИДА основных сил, которые в первой половине дня 14 января расширили плацдарм до 10 км в глубину, а к исходу дня овладели городом ЕНДЖЕЮВ нынешнего Свентокшиского воеводства и перерезали железную дорогу МЕХУВ – КЕЛЬЦЕ. 15 января 1945 года 31 артиллерийская дивизия прорыва РГК согласно приказа Командующего артиллерией 1 Украинского фронта совершила марш в новый район дислокации близ села ЧАРНОЦИН Казимежского повята Свентокшиского воеводства, где перешла в оперативное подчинение 28 стрелкового корпуса 60 армии 1 Украинского фронта, наступавшего на город КРАКОВ. 16 января 1945 года продвижение дивизий 28 стрелкового корпуса встретило организованное сопротивление противника на рубеже реки ШРЕНЯВА от города ПРОШОВИЦЕ до города СЛОМНИКИ Краковского (ныне Малопольского) воеводства. Части 31 артиллерийской дивизии прорыва РГК 17 января 1945 года приняли участие в 40-минутной артиллерийской подготовке в районе населенного пункта МАКОЦИЦЕ гмины Прошовице Прошовицкого повята Краковского (ныне Малопольского) воеводства, после которой соединения 28 стрелкового корпуса перешли в наступление непосредственно на город КРАКОВ – административный центр Краковского (ныне Малопольского) воеводства. Противник, прижатый к реке ВИСЛА, оказал ожесточенное сопротивление, предпринимал неоднократные контратаки с участием танков и самоходных орудий. Преодолевая упорное сопротивление противника, части 31 артиллерийской дивизии прорыва РГК, поддерживая соединения 28 стрелкового корпуса 60 армии, к исходу дня 18 января вплотную подошли к северо-восточным окраинам города КРАКОВА. 19 января 1945 года войска 1 Украинского фронта в результате умелого обходного маневра в сочетании с атакой с фронта, штурмом овладели городом КРАКОВ – мощным узлом обороны немцев, прикрывающим подступы к Домбровскому угольному району. 31 артиллерийская дивизия прорыва РГК огнем своих бригад участвовала в артподготовке и отражении контратак противника, уничтожив при этом до 200 гитлеровцев, подавив 7 минометов и 2 артбатареи, разрушив 2 ДЗОТа, взорвав склад с боеприпасами. В ознаменование одержанной победы, за отличные боевые действия войскам, участвовавшим в боях за овладение древней столицей и одним из важнейших культурно-политических центров ПОЛЬШИ городом КРАКОВ, приказом Верховного Главнокомандующего № 230 от 19 января 1945 года объявлена благодарность и в МОСКВЕ был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Развивая наступление, соединения и части 28 стрелкового корпуса к исходу дня 19 января полностью очистили от гитлеровцев город КРАКОВ, форсировали по молодому льду реку Висла и завязали бои за коммуникации отхода тарнувской группировки противника. 31 адп РГК, составляя артиллерийские группы корпуса, вела огонь по арьергардным группам автоматчиков, 35 минометная бригада, переправившись вместе с частями 28 стрелкового корпуса, принимала участие в боях на южном берегу Вислы. Во время переезда с группой бойцов в штаб 32 армии нарвался на немецкую засаду и в ходе завязавшегося неравного, отстреливаясь до последнего патрона, погиб командир 298 минометного Краснознаменного полка гвардии подполковник РЕПКИН Иван Ефимович, в командование полком вступил майор СИРЛОВ Илья Яковлевич. Наводчик миномета 298 минометного Краснознаменного полка 35 минометной бригады 31 артиллерийской дивизии прорыва РГК сержант ПАНФИЛОВ Николай Федорович был тяжело ранен в бою, поступил в 408 отдельный медико-санитарный батальон 322 стрелковой Житомирской Краснознамённой ордена Суворова II степени дивизии 28 стрелкового Львовского корпуса 60 армии 1 Украинского фронта, где умер от ран 19 января 1945 года и был похоронен третьим слева в братской могиле № 1 на западной окраине села МИХАЛОВИЦЕ (Michałowice) гмины Михаловице Краковского повята Краковского (ныне Малопольского) воеводства, слева от пересечения улиц Краковской и Гурной. Схема расположения могилы https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4064761&p=8. В Донесение о безвозвратных потерях 322 стрелковой дивизии № 049 от 28.01.1945 года (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4064803), Алфавитную книгу учета умерших 408 отдельного медико-санитарного батальона 322 стрелковой дивизии (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=58966032), Книгу погребения 408 отдельного медико-санитарного батальона (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=58965646) ОШИБОЧНО внесен как рядовой ПАНФИЛОВ Николай Дмитриевич, 1903 года рождения. В Донесении о безвозвратных потерях 31 адп РГК № 0417 от 31.05.1945 года, лист 8 (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4990704), Донесении о безвозвратных потерях 1 Украинского фронта № 01149 от 31.07.1945 года, лист 134 (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=63679621) ОШИБОЧНО числится как рядовой ПАНФИЛОВ Петр Иванович, 1903 года рождения, убитый в бою 19 января 1945 года и похороненный в братской могиле на парафиальном кладбище северо-восточнее костела в селе ВЕНЦЛАВИЦЕ-СТАРЕ (Więcławice Stare) гмины Михаловице (Michałowice) Краковского повята Краковского (ныне Малопольского) воеводства. 298 минометный Дрезденский Краснознаменный полк в составе 35 минометной Пражской бригады 31 артиллерийской Дрезденской орденов Суворова и Богдана Хмельницкого II степени дивизии прорыва РГК 10 артиллерийского Силезского корпуса прорыва РГК 1 Украинского фронта закончил Великую Отечественную войну участием в Пражской наступательной операции (6 — 11 мая 1945 года) на северо-западной окраине города ПРАГИ. После Великой Отечественной войны соединения и части 10 артиллерийского Силезского корпуса прорыва РГК дислоцировались на территории ВЕНГРИИ, ЧЕХОСЛОВАКИИ и АВСТРИИ в составе Центральной группы войск, сформированной 10 июня 1945 года в соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 29 мая 1945 года из войск 1 Украинского фронта. 6 мая 1946 года управление корпуса было расформировано. Некоторые части корпуса вошли в другие соединения Центральной группы войск. 31 артиллерийская Дрезденская орденов Суворова и Богдана Хмельницкого II степени дивизия была расформирована в ноябре 1946 года в ЦГВ. Во время Великой Отечественной войны и сразу после нее жена фронтовика ПАНФИЛОВА Александра Агапеевна проживала колхозе имени Кирова поселка ТАЙСАРА Кирсинского сельского совета Верхнеуральского района Челябинской области. Из-за ошибок в документах военного времени ПАНФИЛОВ Николай Федорович числился пропавшим без вести. Донесение Верхне-Уральского РВК Челябинской области № 1/0285 от 26.06.1946 года (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=64643215). Письмо Управления по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава и пенсионному обеспечению их семей (https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=7776206). В 1948 году останки советских воинов (в том числе ПАНФИЛОВА Николая Федоровича из братских и одиночных могил в селе МИХАЛОВИЦЕ (Michałowice) гмины Михаловице (Michałowice) Краковского повята были эксгумированы (https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=87225345&page=10) и перенесены БЕЗЫМЯННЫМИ на участок воинов Советской Армии приходского кладбища на улице Краковской в городе ПРОШОВИЦЕ Прошовицкого повята Краковского (ныне Малопольского воеводства) ПОЛЬШИ. Польские паспорта воинского захоронения (https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=87225345&page=1) и (http://grobywojenne.malopolska.uw.gov.pl/ru-RU/Home/Obiekt/31). Паспорт воинского захоронения, составленный российской и польской сторонами в 2012 году (https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=86109848&page=1). ПАНФИЛОВ Николай Федорович увековечен в Книге памяти Челябинской области, том 7 (https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=409414109). Фотография фронтовика ПАНФИЛОВА Николая Федоровича взята с сайта «ПОМНИ МЕНЯ» (http://www.pomni.is74.ru/person/12435/%D0%9F%D0%B0%D0%BD%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2+%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9+%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87).

Четвёртый сталинский удар: Свирско-Петрозаводская операция


21 июня 1944 года начался второй этап Выборгско-Петрозаводской операции — Свирско-Петрозаводская операция. В наступление пошли войска Карельского фронта, а также силы Ладожской и Онежской военных флотилий. Операция завершилась полной победой советских войск, они продвинулись в западном и юго-западном направлениях на 110-250 километров, освободили от противника большую часть Карело-Финской ССР. Были созданы предпосылки для выхода Финляндии из Второй мировой войны.
План наступления
28 февраля 1944 г. командующий Карельским фронтом Кирилл Афанасьевич Мерецков представил Ставке ВГК общий замысел предстоящего наступления. Основной удар планировали нанести на кандалашском направлении в сторону финской границы и далее по территории Финляндии к Ботническому заливу, чтоб отсечь главные силы финской армии от немецкой группировки в Лапландии. В дальнейшем планировали, если будет в этом необходимость (Финляндия продолжит упорствовать), развивать наступление в южном направлении, в центральную Финляндию. Одновременно вспомогательный удар хотели нанести на мурманском направлении. Ставка ВГК одобрила план Карельского фронта и до конца весны войска Мерецкова готовились к его реализации.
Однако затем по предложению 1-го заместителя начальника Генштаба А.И. Антонова было принято решение изменить общий замысел наступления Карельского фронта. Сначала решили разгромить финскую армию, чтобы ввести Финляндию из войны, а только затем предпринять наступление против немецкой группировки в Лапландии. Верховный главнокомандующий одобрил этот план. При этом в районе Петсамо и Кандалакши войска должны были продолжить подготовку к наступлению, чтобы создать у неприятеля видимость готовящегося наступления. Новый план наступления предполагал нанесения двух мощных последовательных ударов: сначала в наступление должны были перейти войска правого фланга Ленинградского фронта на Карельском перешейке, затем силы левого крыла Карельского фронта — в южной Карелии.
30 мая Мерецкого вызвали в Ставку ГВК, где ему поставили новую задачу — разгромить финские войска в юго-восточной Карелии. Фронт должен был перейти в наступление 25 июня. Мерецков попытался отстоять первоначальный план, так как необходимо было в кратчайшие сроки произвести перегруппировку сил с кандалакшского и мурманского направлений на петрозаводское. Однако Ставка настояла на своём. Основной удар войска левого фланга Карельского фронта должны были нанести из района Лодейного Поля. Войска Карельского фронта при поддержке Онежской и Ладожской военных флотилий получили задачу пробить финскую оборону, форсировать реку Свирь и, развивать наступление в направлениях Олонец, Видлица, Питкяранта, Сортавала и частью сил на Петрозаводск (7-я армия), и Медвежьегорск, Поросозеро, Куолисма (32-я армия). Войска Карельского фронта должны были разгромить финскую свирско-петрозаводскую группировку, освободить Петрозаводск, Карело-Финскую ССР, выйти на государственную границу в районе Куолисма. Одновременно силы правого фланга Карельского фронта должны были демонстративно продолжать подготовку к наступлению на район Петсамо, Киркенес.
Главная роль отводилась 7-й армии под командованием генерал-майора Алексея Николаевича Крутикова. Она должна была нанести свой основной удар по противнику из района Лодейного Поля, форсировать Свирь и наступать вдоль побережья Ладожского озера, на северо-запад к государственной границе. 7-я армия должна была занять Олонец, Видлицу, Салми, Питкяранту и Сортавалу. Часть сил 7-й армии наносила вспомогательный удар — на Петрозаводск.
Наступлению армии Крутикова должна была способствовать Ладожская флотилия под началом контр-адмирала Виктора Сергеевича Черокова. Кроме того, в междуречье Видлицы и Тулоксы было запланировано высадить десант в составе двух бригад морской пехоты с целью перерезать стратегически важные железную дорогу и шоссе. На Онежском озере наступлению 7-й армии на петрозаводском направлении способствовала Онежская военная флотилия под командованием капитана 1-го ранга Неона Васильевича Антонова.
32-я армия под командованием генерал-лейтенанта Филиппа Даниловича Гореленко должна была нанести удар севернее Онежского озера. Армия получила задачу прорвать оборону противника на медвежьегорском направлении, наступать в направлении Поросозёро, Куолисма, разгромить Массельскую оперативную группу финской армии, и частью сил поддержать освобождение Петрозаводска. Остальные три армии Карельского фронта (14-я, 19-я и 26-я) получили задачу, в случае переброски немецких войск из Лапландии в южную Карелию, нанести удар по противнику на правом крыле фронта.

Силы сторон
СССР. 7-я армия перед началом операции была значительно усилена за счёт резервов фронта и резервов Ставки ВГК. На направлении основного удара у Лодейного поля стояли два стреловых корпуса: 4-й стрелковый корпус генерал-майора П. В. Гнидина (две дивизии, одна дивизия — 368-я стрелковая дивизия, действовала на восточном участке, в районе Вознесенья), 37-й гвардейский стрелковый корпус генерал-лейтенанта П. В. Миронова (три дивизии). На петрозаводским направлении должен был наступать 99-й стрелковый корпус генерал-майора С. П. Микульского (три дивизии) и 368-я стрелковая дивизия 4-го корпуса. Две бригады морской пехоты должны были принять участие в десантной операции. Во втором эшелоне армии Крутикова было два корпуса — 94-й стрелковый корпус И. И. Попова (три дивизии), 127-й легкий стрелковый корпус генерал-майора З. Н. Алексеева (три бригады), одна бригада морской пехоты. Кроме того, в состав армии входили 150-й и 162-й укрепрайоны, 7-я гвардейская и 29-я танковые бригады (131 танк), 92-й полк плавающих танков (40 танков), 6 отдельных гвардейских самоходно-артиллерийских полков (более 120 САУ), два батальона автомобилей-амфибий (200 машин), 7-я гвардейская артиллерийская дивизия прорыва, а также значительное число других соединений.
32-я армия Гореленко должна была нанести удар силами трёх стрелковых дивизий (289-й, 313-й и 176-й) и одного танкового полка (30 машин). С воздуха наступление Карельского фронта поддерживала 7-я воздушная армия под командованием генерал-майора авиации Ивана Михайловича Соколова. В её составе было 875 самолетов. Но, так как армия обеспечивала авиационное прикрытие всего Карельского фронта, то наступление могли поддержать 588 машин. Поэтому прорыв рубежа обороны противника на реке Свирь должна была поддержать частью своих сил 13-я воздушная армия Ленинградского фронта. Координацию действий двух воздушных фронтов осуществлял представитель Ставки маршал авиации А. А. Новиков.

Всего войска фронта, которые были выделены для наступления, насчитывали более 180 тыс. солдат (по другим данным более 200 тыс. человек), около 4 тыс. орудий и минометов, 588 самолетов, более 320 танков и САУ.
Финляндия. По приказу Маннергейма финская армия ещё в декабре 1941 года приступила к сооружению глубоко эшелонированной оборонительной системы на перешейке между Ладожским и Онежским озёрами. Её строительство и усовершенствование продолжалось до лета 1944 года. Первая финская оборонительная полоса проходила по северному берегу Свири и вокруг плацдарма на южном берегу реки на участке от Ошты до Свирьстроя. Она состояла из двух-трех траншей. Траншеи были прикрыты проволочными заграждениями в несколько рядов. На многих участках у берега реки Свирь финны затопили плоты или специальные рогатки, с колючей проволокой, чтобы затруднить возможность форсирования водной преграды. На участках, которые были наиболее удобны для высадки десанта, устроили минные поля. Особенно мощные оборонительные порядки были на участке Лодейного Поля.
Вторая полоса обороны проходила по линии Обжа — Мегрера — Мегрозеро. Она состояла из нескольких сильных опорных пунктов, расположенных на возможных направлениях наступления Красной Армии. Мощный узел обороны располагался в районе Мегрозеро, где один фланг упирался в лес, где не было дорог, а другой флаг прикрывало болото. Перед передним краем располагались противотанковые рвы, гранитные надолбы и минные поля. На высотах расположили пулеметные гнезда. Для защиты пехоты от ударов с воздуха и артиллерийского огня были возведены железобетонные укрытия, имеющие запасы воды, провианта, боеприпасов, обеспеченные телефонной связью и электроэнергией. Ещё более мощный узел обороны был Самбатуксы. Здесь, кроме дзотов, было много долговременных железобетонных огневых точек (пять на один километр фронта).
Кроме того, существовали сильные тыловые позиции. Они располагались по берегам рек Тулокса (шла до района Петрозаводска), Видлица (до Сямозера) и Тулемайоки. Уже у самой Финляндии шёл оборонительный рубеж Питкяранта — Лоймола. Облегчало оборону финскую армии довольно развитая сеть шоссейных и железных дорог. Нормально работала железная дорога Медвежьегорск — Петрозаводск — Свирьстрой. В хорошем состоянии было шоссе Лодейное Поле — Олонец — Видлица.
На перешейке между Онежским озером и Сегозером финская армия подготовила два основных оборонительных рубежа и несколько вспомогательных полос в тылу. Первая полоса обороны шла по рубежу Повенец — Беломорско-Балтийский канал — Хижозеро — Масельская — Великая Губа. Вторая финская полоса обороны проходила по линии Пиндуши — Медвежьегорск — Чебино — Кумса. Одни из вспомогательных рубежей проходил по линии Кудамгуба — Поросозеро.
На перешейке между Ладожским и Онежским озёрами оборону держала финская оперативная группировка «Олонец» под командованием генерал-лейтенанта П. Талвела. В её состав входили 5-й и 6-й армейские корпус, Ладожская бригада береговой обороны и некоторые отдельные части. На плацдарме, на южном берегу реки Свирь, позиции занимали части 11-й и 7-й пехотных дивизий, от Подпорожья до Ладожского озера — 5-я и 8-я пехотные дивизии, 15-я пехотная бригада. В резерве была 20-я пехотная бригада. На тыловых рубежах, ближе к Финляндии, дислоцировались части 4-й и 6-й пехотных дивизий (их вскоре перебросят на выборгское направление).
На перешейке между Онежским озером и Сегозером оборону держала Масельская оперативная группировка. В её состав входил 2-й армейский корпус генерала Э. Мякинена (одна пехотная дивизия и три бригады), 3 отдельных пехотных батальона и Онежская бригада береговой обороны. Всего свирско-петрозаводская группировка противника, по советским данным, имела в своём составе около 130 тыс. человек (около 76 тыс. солдат против 7-й армии и 54 тыс. — 32-й армии), около 1 тыс. орудий и минометов, 30 танков и броневиков. С воздуха финские войска поддерживали 203 самолета из состава немецкого 5-го воздушного флота и финских ВВС.


Перед наступлением
Ослабление финской обороны. Финские войска имели мощную оборону, но перед наступлением Карельского фронта она была значительно ослаблена переброской сил на Карельский перешеек. 9-10 июня нанёс удар Ленинградский фронт. Уже 10 июня была прорвана первая полоса обороны. 14-15 июня была прорвана вторая полоса обороны. Финское командование в срочном порядке стало перебрасывать резервы и войска с других участков фронта на Карельский перешеек. Ситуация была настолько тяжелой, что финский главнокомандующий Маннергейм был готов отказаться от защиты Карелии, чтобы высвободить войска для защиты выборгского направления.
Уже 12 июня на карельский перешеек прибудут первые части 4-й пехотной дивизии. Затем на Карельский перешеек перебросили части 17-й пехотной дивизии и 20-й пехотной бригады, за ними 6-й и 11-й дивизий и управление 5-го армейского корпуса. Учитывая ослабление свирско-петрозаводской группировки, невозможность усилить её резервами в случае наступления Красной Армии (все основные имеющие силы были брошены против наступающих армий Ленинградского фронта), и данные разведки о скором наступлении противника в Карелии, Маннергейм принял решение начать скрытный отвод войск на вторую полосу обороны. На перешейке между Ладожским и Онежским озёрами финны должны были отступить с плацдарма на участке Онежское озеро — Свирьстрой за реку Свирь.
Ставка, получив разведанные переброски части сил противника на Карельский перешеек и перегруппировке финских войск, дала указание КФ начать наступление раньше, чем было запланировано, 21 июня. 20 июня фронтовая разведка засекла отступление финских войск с южного плацдарма реки Свири и полосе обороны 32-й армии. Мерецков отдал приказ о немедленном переходе в наступление. К концу 20 июня силы 7-й армии вышли к Свири, а части 32-й армии в ночь на 21-е форсировали Беломорско-Балтийский канал и двинулись к Медвежьегорску.
Воздушный удар. Одной из важных предпосылок успеха Свирско-Петрозаводской операции являлось разрушение плотины ГЭС «Свирь-3». Решить эту задачу должна была авиация Балтийского флота. ГЭС было необходимо разрушить для того, чтобы уменьшить уровень воды в Свири выше плотины и тем самым облегчить задачу форсирования реки 368-й стрелковой дивизии и чтобы снять угрозу затопления местности финнами при форсировании Свири войсками 7-й армии в нижнем течении.
Удар должны были нанести 55 бомбардировщиков. Их экипажи прошли подготовку на специально подготовленном полигоне. Затем самолеты были сосредоточены в районе Новой Ладоги. 20 июня в 10 ч 5- мин бомбардировочная группа нанесла первый мощный удар по плотине. Сбрасывались 250-, 500- и 1000-кг бомбы, вместе с ними скинули и морские мины. Всего морская авиация совершила 123 самолетовылета. Было сброшено 64 крупнокалиберных бомб и 11 мин. Задача была успешно решена. Плотину разрушили, а водяной вал буквально смёл финские укрепления, которые были расположены у берега ниже плотины.

Наступление
Форсирование Свири (21-22 июня). 21 июня в 8 часов утра началась мощная артиллерийская подготовка. По финским позициям нанесли удар гвардейские минометы. Одновременно над финскими позициями появилось несколько сотен бомбардировщиков и штурмовиков. Как вспоминал Мерецков, массированный огонь поражал финнов во вторых и третьих траншеях, били прямой наводкой по противоположному берегу танки и самоходки. Наступил небольшой перерыв и от русского берега отплыли плоты с солдатами. Притаившиеся финские огневые точки, те которые уцелели, открыли огонь по форсирующим реку войскам. Однако оказалось, что это была военная хитрость — на плотах и лодках пустили чучела, их вели 16 героев-добровольцев. Впоследствии им было присвоено звание Героя Советского Союза. Финны выдали свои огневые позиции. Советские наблюдатели засекли места расположения вражеских огневых точек. По ним открыли прицельную стрельбу. Ещё 75 минут артиллерийской подготовки (в целом артподготовка длилась три с половиной часа) и второй мощный удар авиации. Позиции противника атаковали 360 бомбардировщиков и штурмовиков 7-й и 13-й воздушной армий.
Около 12 часов началось форсирование Свири. Эшелон разведки за пять минут форсировал реку и начал проделывать проходы в финских заграждениях. В реку перед ошеломленным противником, который понёс тяжелые потери, вступили две сотни амфибий (они сделали несколько рейсов) и другие плавсредства. Финские арьергарды вели ружейно-пулеметный огонь, по несколько выстрелов сделали минометные батареи, основные же силы поспешно отступали на второй рубеж обороны.
Первыми реку форсировали бойцы 98-й и 99-й гвардейских дивизий корпуса Миронова и 114-й, 272-й дивизий корпуса Гнидина. Их поддерживали амфибии и плавающие танки 92-го полка. К 16 часам советские войска заняли плацдарм глубиной 2,5-3 км. К вечеру саперы навели два моста и двадцать паромных переправ. По ним начали перебрасывать тяжелое вооружение. К концу дня был занят плацдарм на участке шириной в 12 км и глубиной в 6 км.
22 июня со стороны ладожского озера в Свирь были введены речные пароходы «Титан», «Хасан», «Весьегорск», «Шиман» и Горловка». Они под огнем противника прошли сквозь минные заграждения вверх по реке к месту прорыва и приступили к переброске войск и техники. 22 июня 7-я армия продолжала наступление. Финское командование отводило силы на вторую полосу обороны, оказывая сопротивления сильными арьергардами, которые устраивали завалы и минировали дороги, взрывали переправы. 368-я стрелковая дивизия при поддержке Онежской флотилии форсировала Свирь в районе Вознесенья. 99-й стрелковый корпус освободил Подпорожье и также форсировал реку. К концу дня Свирь была форсирована на всём её протяжении.
Ставка выразила недовольство медленным развитием наступления Карельского фронта, хотя он имел четырехкратное превосходство над противником. Перед 7-й армией поставили задачу не позднее 23-24 июня освободить Олонец и примерно 2-4 июля занять Питкяранту. Правое крыло армии как можно скорее должно было освободить Петрозаводск. 32-я армия должна была 23 июня освободить Медвежьегорск. При этом Ставка ВГК решила, что основная задача решена — фронт противника взломан, финская группировка ослаблена переброской сил в район Выборга и отступает, поэтому 94-й стрелковый корпус из второго эшелона армии, так и не принявший участие в операции, был отведён в резерв.

Продолжение следует…

В лесу прифронтовом

Марина Елисеева Наследие 14 Ноября 2017

Два с половиной года Лодейное Поле было прифронтовым городом. Его отделяла от врага только река Свирь. На ее левом берегу была создана оборона, которая стала для армии финнов непреодолимым препятствием. В селе Алеховщина, находящемся в 40 км от Лодейного Поля, в деревнях и густых лесах вокруг располагались различные подразделения 7-й армии Карельского фронта под командованием тогда еще генерала К. А. Мерецкова. В Алеховщине находились штаб, погранполк, автомобильный батальон, полки минометный и связи, а на подступах — зенитные части и «катюши»…

Бойцы полка связи строят укрытие для радиостанции. Алеховщина, 1942 г. ФОТО из архива редакции

Даже не сосчитать, сколько раз за последние двадцать пять лет я бродила по лесам Алеховщины. Есть у меня здесь любимые дороги и тропинки, которые не дадут потеряться — выведут. Много приметных мест, где можно поискать грибы или чернику. Например, у могучей ели, которая стоит царицей среди стройных сосен. У ее подножия большая яма. Я не раз гадала о ее предназначении, пока не сообразила, что здесь в войну могла быть землянка. А чуть дальше от нее тянется неглубокий ров с оплывшими глиняными скатами, напоминающий траншею. Если пойти по дороге на Тикшу, это левый приток Ояти, километра через четыре можно увидеть то, что осталось от двух блиндажей, а еще дальше обнаружить станину от зенитной установки. Сохранились в лесу окопчики и то, что было в войну дзотами.

Часто я пыталась представить себе тех, кто находился в алеховщинском лесу, держа оборону и летом, и зимами, которые здесь, на северо-востоке Ленобласти, очень суровые. Иногда ветер, раскачивая верхушки сосен, доносил мне их голоса. По крайней мере в это хотелось верить. Но я даже предполагать не могла, что в наш 2017 год, такой далекий от войны, увижу лица защитников свирского рубежа, узнаю их имена и то, что пришлось испытать на войне этим людям.

Разбирая военный архив «Ленинградской правды», а это тысячи воспоминаний и писем от участников войны и блокады, присланные в редакцию в 1980-е годы, я обнаружила толстый желтый конверт. А в нем пачку фотографий и воспоминания председателя совета ветеранов 29-го ордена Александра Невского отдельного полка связи Н. П. Суворова. И вот что из них удалось узнать.

В июле 1941 года 7-я армия, в которую входил этот полк, отражала наступление финских войск между Ладожским и Онежским озерами. Враг рвался к Олонцу, а далее к Свири и Волхову, чтобы в районе Тихвина объединиться с немецкой армией и окружить Ленинград двойным кольцом блокады.

«Мы отступали. В октябре наши войска стали отходить на Кондопогу. Для их прикрытия выделили три танка, роту пограничников и наш полк, — вспоминает Николай Петрович. — Сначала через проток между Онежским и Лагмоозером мы переправили штаб и мощную радиостанцию, которая давала возможность поддерживать связь с другими фронтами, Ладожской военной флотилией и ставкой Верховного в Москве. Переправа была сложной. По нам била артиллерия, нас одолевали финские «кукушки». Связистам приходилось оставлять аппаратуру и прочесывать лес, чтобы снять их выстрелом с деревьев. Переправились. Но танки Т-26, которые прикрывали отход, их экипажам пришлось взорвать.

Две недели, увязая в болотах, практически без еды, мы добирались до Кондопоги, а потом и до Лодейного Поля. И здесь встали накрепко и финнов остановили. В лесах, окружавших плотным кольцом Алеховщину, было выкопано очень много капониров — укрытий для военной техники, радиостанций, зарядных агрегатов и, конечно, землянок для солдат и офицеров. Все сооружения имели накаты из бревен и были тщательно замаскированы сосновыми и еловыми деревьями. Вражеские самолеты ни разу не смогли нас обнаружить и сбрасывали бомбы вслепую».

Что и неудивительно, подумала я, читая пожелтевшие от времени машинописные листки воспоминаний. В этих лесах и сегодня легко затеряться. И тех, кто сюда наведывается за грибами или на озерную рыбалку, иногда приходится выводить на накатанную «базовскую» дорогу, что ведет к Алеховщинскому шоссе.

В конце 1942 года в полк прибыло большое пополнение девушек-связисток всех специальностей из Кургана. Была доставлена новая, более совершенная аппаратура. К началу Свирской наступательной операции 29-й полк связи представлял собой хорошо укомплектованную боевую часть с личным составом, готовым к любым сражениям…

В июне 1944 года Карельскому фронту была поставлена задача освободить от врага Петрозаводск, разгромить части финской армии и заставить Финляндию прекратить войну против СССР.

«Утром 21 июня началась мощная артподготовка, которая длилась три с половиной часа. Первыми послали свои снаряды на вражеский берег «катюши». Появились наши самолеты, и северный берег Свири затянуло дымом от разрывов бомб. Около полудня стрелковые части начали форсировать реку на лодках и плотах. Наша радиостанция беспрерывно работала на прием и передачу. А когда саперы навели понтонный мост, мы переправились на тот берег и вместе с бойцами стрелковых подразделений первого эшелона стали преследовать отступающего противника. 30 июня Петрозаводск был освобожден», — рассказывает в своих воспоминаниях Н. П. Суворов, перечисляя имена товарищей, с которыми довелось воевать. Кстати, мемориальный парк «Свирская Победа» был заложен в Лодейном Поле в 1944 году.

И теперь, конечно, уже в следующем году, отправляясь в алеховщинский лес из деревушки, которую в нем не каждый и отыщет, я буду точно знать, кто здесь защищал Родину.

Поделиться

Материалы рубрики

Герои Свири. Один из двенадцати

Г. Мурзаханов 9 мая 1991 года

Свирская операция описана в военных трудах как уникальный случай преодоления водных рубежей без предварительного захвата плацдарма. О подробностях операции собрано много сведении. Интересные материалы о героях — участниках форсирования Свири собраны в школьных музеях Ульяновска и Димитровграда.

Казалось, бы, добавить к известным фактам что-то существенное уже вряд ли возможно. Однако, беседуя с Иваном Петровичем Мытаревым, я еще раз убедился, что незабываемые, героические дни Великой Отечественной можно по-настоящему понять только через призму воспоминаний ветеранов, через их личное восприятие событий.

Кто он, один из двенадцати героев Советского Союза, удостоенных этого высокого звания за Свирскую операцию? Войну прошли миллионы, а героями стали менее 13 тысяч человек. Я часто задаю себе вопрос: это счастливчики, которым улыбнулась фортуна, помогло благоприятное стечение обстоятельств или закономерность? Элемент везения вряд ли можно отвергать, но только ли это? Как говорят, везение везением, но должно быть и умение. Везет наиболее подготовленным, умеющим в критическую минуту преодолеть свой страх, естественную реакцию человека на опасность, уметь выложиться и показать все, на что ты способен. Звездный час (минута, секунда?) — это концентрированное выражение всей предыдущей жизни.

Для И. Мытарева цепочка «случайностей» началась в феврале 1943 года в Сенгилеевском военно-пехотном училище. Курсантов берегли. Несмотря на острую необходимость в умелых солдатах (назревала великая битва на Курской дуге), в июне 1943 года выпускников военного училища перебросили в подмосковный город Щелково, где формировалась 13-я воздушно-десантная бригада. И опять «повезло» — начались парашютные прыжки.

У Ивана Мытарева их всего набралось 115. Только в июне 1944 года уже в составе преобразованного 300-го пехотного полка они оказались на фронте. Перед полком была поставлена задача — форсировать реку Свирь для дальнейшего наступления и заставить Финляндию, союзницу Германии, подписать капитуляцию. Естественно, операция готовилась в совершенно секретной обстановке.

Кому принадлежала идея ложной переправы, сейчас установить трудно, но практически она исходила от командира полка подполковника Данилова, фронтового офицера, принявшего командование полком в марте 1944 года. На других участках при форсировании реки подобная практика не применялась. На первый взгляд, идея была простая: пловцы толкают плоты с макетами и муляжами. И открывшие по ним огонь вражеские огневые точки выдают свое расположение и подавляются нашей артиллерией.

Саперы сделали легкие плоты из сухой сосны, а для прикрытия головы пловца сзади каждого плота пристроили по два бревна. По словам Ивана Петровича, пловца можно было уничтожить только прямым попаданием снаряда.

На лесной поляне командир объяснил, что для выполнения спецзадания нужны добровольцы. Иван Петрович сейчас и не помнит, сколько бойцов из роты в 120 человек согласилось. Выбор остановился на 12. Только 21 июня, за день до операции, им объяснили суть задания, выдали по шесть рожков с патронами для автомата, ручные гранаты. Командиром группы назначили старшину Владимира Немчинова. За 30 минут до окончания артподготовки спустили плоты. И тут оказалось, что спасательных жилетов нет: забыли или не успели принести — сейчас остается только гадать. Было ли страшно? Конечно, впереди 400 метров водной глади, река очень хорошо просматривается с берега (как раз наступили знаменитые белые ночи Карелии). Любое ранение в довольно холодной воде, тем более без спасательного жилета, означало гибель. Но кому хочется в девятнадцать лет думать, что начинающийся день для него — последний? Самое удивительное — ни один из них не получил даже царапину.

Думал ли Иван Петрович Мытарев тогда, что совершил подвиг? Ждал награды? Командир, правда, намекнул, что их представили к награде, но к какой — никто из ребят не знал. А о том, что совершили они подвиг, — и в мыслях не было. Выполнили спецзадание, пусть опасное, но все, к счастью, остались живы. Вот и все!

Потом были военные будни, а второго июля 1944 года их вызвали в штаб дивизии. Поздравили каждого с присвоением звания героя Советского Союза, выпили они по такому случаю законную фронтовую чарку и отправились спать. Для получения наград вызвали в сентябре в Москву. К этой поре все участники ложного десанта находились в Подмосковье в десантном училище. Больше воевать так и не пришлось. Им было неудобно: получили «звездочки», а сейчас отсиживаться в тылу?! Насколько Иван Петрович теперь понимает, им всем решили сохранить жизнь. Оба рапорта об отправлении на фронт, в родную часть, были отклонены.

Служил в армии Иван Петрович до 1950 года. Какие материальные блага давала Звезда героя? До 47-года платили ежемесячно 50 рублей и выдавали бесплатный билет в купейном вагоне, потом отменили. После демобилизации была обычная трудовая жизнь, когда старые военные заслуги не в счет. Двадцать с лишним лет был связан с Димитров-градским управлением строительства. Работал мастером, строил Ленинский мемориал. Уйдя на пенсию, продолжает работать начальником штаба гражданской обороны. Воспитал сына и двух дочерей.

Но годы берут свое — уходят из жизни ветераны. Слушая Ивана Петровича, я невольно думал: эти воспоминания нужны не самим ветеранам, а молодежи, юношеству, которым дальше нести эстафету отцов и дедов.