Сталин в Китае

«В Китае Сталин забвению не подлежит»


Об отношении жителей «Поднебесной» к фигуре И. В. Сталина
В Поднебесной Иосиф Виссарионович остается символом многогранной советской эпохи, опыт которой помогает строительству социализма с китайской спецификой.
СССР на состоявшейся в июле-августе 1945 года Потсдамской конференции подтвердил свое обязательство вступить в войну с милитаристской Японией не позже чем через 3 месяца после капитуляции Германии. 8 августа советское правительство заявило, что с 9 августа «Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией». В результате стремительного наступления войск Красной Армии Квантунская армия в короткий срок была разгромлена, освобождены территории Северо-Восточного Китая (Маньчжурии — одного из наиболее экономически развитых районов), а также Северной Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов. Победы Красной Армии сыграли решающую роль в капитуляции Японии и открыли перед великим китайским народом перспективы независимого развития.
Оценки решающего вклада СССР в победу над Японией в Китае никогда не подвергались ревизии. Они не менялись даже в годы осложнения отношений между нашими странами. Поэтому неудивительно, что там сохранились многочисленные памятники, обелиски и барельефы в честь советских воинов. В Северо-Восточном Китае всегда ухожены их кладбища. В этом регионе свыше 60 таких историко-мемориальных объектов.
9 мая 1965 года в Пекине был устроен праздник в честь 20-летия Победы над фашистской Германией. Его организаторы украсили город портретами не только Сталина и выдающихся советских военачальников Жукова, Рокоссовского, Василевского, Ватутина, Черняховского, Чуйкова, но и «опальных» в то время в СССР Молотова, Маленкова, Кагановича, Булганина, Шепилова и Василия Сталина. В выступлении на юбилее председатель КНР Лю Шаоци отметил, что «СССР, руководимый Сталиным, внес основной вклад в разгром и Германии, и Японии. Это должны знать и помнить нынешнее и будущие поколения». А главный печатный орган Компартии Китая газета «Жэньминь жибао» в обширном редакционном материале заявила о «немеркнущем подвиге советского народа во главе со Сталиным во имя освобождения многих народов Европы и Азии от фашистской оккупации и порабощения. Советский народ по праву является великим народом, а Советская Армия — великой армией».
Мао Цзэдун в ноябре 1967 года в связи с 50-летием Великой Октябрьской социалистической революции отмечал, что «без СССР и Сталина могло бы не быть КНР и победы над Японией». А один из руководителей КНР и Народно-освободительной армии Китая маршал Чжу Дэ в беседе с военными делегациями Вьетнама, Румынии и Албании в мае 1971 года подчеркивал, что «никто не сможет оспорить решающую роль СССР в разгроме основных сил японских милитаристов и освобождении многих стран и территорий на Дальнем Востоке».
В Китае не принято «переписывать» собственную историю. Это подтверждают события не только второй половины ХХ века. Об этом же свидетельствуют современная политика и идеология Коммунистической партии Китая и Китайской Народной Республики. В решениях XVIII съезда Компартии Китая (ноябрь 2012 года) настойчиво подчеркивается, что методологической основой теории и практики китайского общества являются марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна, теория Дэн Сяопина, концепция социализма с китайской спецификой. III пленум ЦК КПК (ноябрь 2013 года) вновь указал на то, что в своих решениях исходил из этих фундаментальных научных положений. Это еще одно доказательство преемственности политического курса, о которой теперь заявляет пятое поколение китайских руководителей.

Именно с политической последовательностью и преемственностью в социалистическом строительстве с китайской спецификой оно связывает решение задач создания к 100-му юбилею КПК (2021 год) в Китае среднезажиточного общества, а к 100-й годовщине создания КНР (2049 год) — превращения Китая в богатую, могущественную, гармоничную социалистическую страну. При этом подчеркивается, что дверь «китайской мечты» распахнется для всех граждан КНР.
Утверждения Коммунистической партии Китая о ее приверженности марксизму-ленинизму постоянно подкрепляются идеологической работой и политической практикой. «12 декабря 2011 года в Пекине, — писала «Жэньминь жибао», — официально открыта выставка, посвященная истории распространения марксизма в Китае. Она стала плодом более чем годовых усилий сотрудников Института по изучению и переводу произведений Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина при ЦК КПК. Данный выставочный павильон станет первым из подобных павильонов Китая, с постоянным бесплатным входом, специально ориентированных на ознакомление с историей распространения марксизма в Китае».
Имя И. В. Сталина в китайских документах всегда ставят в один ряд с именами К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина; он предстает как один из классиков марксизма-ленинизма. В КНР по сей день сохраняют имя Сталина почти все объекты, названные в его честь в конце 1940-х — первой половине 1950-х годов. К сожалению, в российских и западных справочниках по Китаю этот факт обычно замалчивают, а если о нем и говорят, то вскользь, мимоходом…
Между тем и сегодня есть проспекты Сталина в городах Урумчи и Кульджа на крайнем западе КНР, в Цзилине, столице одноименной восточно-китайской провинции, граничащей с Россией и Северной Кореей. Лучшие улицы в Люйшуне (Порт-Артур), Даляни (Дальнем), Харбине тоже носят имя Сталина. Огромные портреты Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина украшают поселок Нан Джи Кун, расположенный вблизи стыка границы КНР с Российской Федерацией и Корейской Народно-Демократической Республикой. В Харбине еще в марте 1953-го был разбит огромный парк имени Сталина.
Теорию и практику социалистического строительства, тесно связываемые в КНР с именами и деятельностью Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, рассматривают здесь не как «неизменное правило» на все времена. Китайские коммунисты считают необходимым творчески развивать учение основоположников марксизма-ленинизма. Особое внимание они уделяют произведениям Сталина, рассматривая их в качестве марксистской идеологической базы деятельности Компартии, которая стояла у руля государственного строительства и достигла всемирно-исторических успехов.
Это, кстати, ничуть не мешает КПК не замалчивать ошибки и просчеты И. В. Сталина и критически обсуждать их. Но без шельмования и фальсификаций. «Сталин был прав на 70%, неправ на 30%», — говорил Мао Цзэдун еще в 1961 году (впрочем, в той же «пропорции» оценивают в КНР с середины 1980-х деятельность и самого Мао). Китайские аналитики часто отмечают, что марксистская идеологическая база китайских реформ была фактически обозначена в последней работе Сталина — «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 год).

В Китае досконально изучили, а затем использовали на практике рекомендации Сталина. И при этом не только сохранили социалистический строй, но и обеспечили его эффективное развитие путем реформ, регулируемых государством (это, конечно же, не исключает наличия в стране ряда социальных и других проблем). Что касается темпов индустриального развития, роста промышленного экспорта, продуктивности сельского хозяйства и доходов населения, то с 1980-х годов по этим важнейшим показателям КНР занимает лидирующие позиции в Азии.
В работе «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин отмечал: «Полагают, что передача собственности отдельных лиц и групп в собственность государства является единственной или, во всяком случае, лучшей формой национализации. Это неверно. На самом деле передача в собственность государства является не единственной и даже не лучшей формой национализации, а первоначальной формой национализации, как правильно говорит об этом Энгельс в «Анти-Дюринге».
Коммунисты Китая стремятся нащупать оптимальные формы общественной собственности при социализме. Но сейчас, как не раз отмечалось в партийных документах, КНР находится еще на ранней стадии строительства социализма. А поэтому пока приходится широко и творчески использовать опыт советского нэпа, теоретическое осмысление которого дано не только в известных трудах В. И. Ленина, но и в работах И. В. Сталина 1930-х годов.
Развитие инициативы в экономике, регулируемое КПК и китайским государством, позволило КНР в короткие сроки осуществить рекордные прорывы во всех отраслях, включая сельское хозяйство. Рентабельность производства за последние 30 лет увеличилась многократно. Неудивительно, что рекомендации Сталина считаются в Китае одним из идеологических оснований продолжающихся реформ.
Что касается связи поражения советского социализма с бездумной и оголтелой критикой Сталина Хрущевым, то на вероятные опасные последствия такой политики китайские товарищи указывали еще на рубеже 1950-1960-х годов. Мао Цзэдун в 1961 году, обращаясь к Н. С. Хрущеву, заявлял: «Вы начали со Сталина, а завершите дело развалом Советского Союза». С тех пор в канун Дня образования КНР (1 октября) и перед годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции многие китайские СМИ публикуют материалы, в которых подчеркивается, что антисталинские решения ХХ и ХХII съездов КПСС, как и методы их реализации, привели в конечном счете к разрушению СССР и КПСС.
А еще в Китае помнят совет Сталина, данный Мао Цзэдуну в 1950 году: «Учитесь больше на наших ошибках, чем на наших успехах». После контрреволюции 1991-1993 годов китайские политики и обществоведы приложили немало усилий к осмыслению истоков и причин трагедии разрушения советского строя и союзного государства. В 2004 году китайское руководство пришло к выводу, что «крах СССР произошел из-за отхода Москвы после Сталина от ключевых принципов марксизма». С целью глубокого понимания случившегося с многомиллионной партией Центром исследований проблем мирового социализма при ЦК КПК в 2012 году создан многосерийный документальный фильм «20-я годовщина гибели советской партии и государства: рассказы россиян и уроки». Он был одобрен Центральным комитетом Компартии Китая.
Вот как описывала в конце прошлого года суть и значение этого фильма американская газета The Wall Street Journal: «Руководитель Компартии в восточно-китайской провинции Цзянсу Ло Чжицзюнь недавно собрал местных руководителей на обязательное для посещения мероприятие. Им показали документальный фильм из шести серий о распаде Советского Союза. Как сообщают государственные СМИ, по окончании показа в Цзянсу Ло Чжицзюнь призвал «правильно понять уроки истории».
Главный посыл фильма в том, что СССР распался из-за переродившейся, предательской правящей элиты, особенно из-за Горбачева и его окружения». В публикации отмечается: «Этот фильм стал частью идеологической кампании, начатой новым китайским руководителем Си Цзиньпином для укрепления партийных рядов и дисциплины членов партии. Его с сентября показывали десятки раз на самых разных политических совещаниях и собраниях… Столь частые показы говорят о том, что это составляющая часть борьбы, как говорят в партийно-государственных кругах, с «американским заговором».
Американское издание указывает: «Си Цзиньпин делает ставку на то, что китайская версия однопартийного правления преуспеет там, где СССР потерпел неудачу. КПК намерена поддерживать порядок в своих рядах и управлять меняющимся обществом», «Си Цзиньпин обвинил Горбачева в том, что тот потерял контроль над военными и позволил историческому нигилизму поставить под сомнение успехи, достигнутые при Ленине и Сталине». Кроме того, The Wall Street Journal считает, что КПК поставила стратегическую задачу: «Китай должен любой ценой сопротивляться влиянию Запада».
Подобная позиция пятого поколения руководителей Китая побуждает их широко использовать в идеологической деятельности партии труды об И. В. Сталине, созданные советскими и российскими авторами. Так, широкое распространение получила изданная в начале этого года государственным издательством «Шанхай жэньминь чубаньшэ» книга «Сталин: судьба и стратегия» российских авторов Святослава и Екатерины Рыбасов.
Этой же цели служит и широкая популяризация в Китае романа Максима Горького «Мать», его «Песни о Буревестнике», автобиографической трилогии («Детство», «В людях», «Мои университеты»), романа Николая Островского «Как закалялась сталь» и других произведений, ставших советской классикой.
В августе 2009 года «Жэньминь жибао» опубликовала фрагмент из сочинения одной из победительниц всекитайского конкурса на знание русского языка из города Цзилинь: «Моя любовь к России пробудилась с детства. Я родилась и выросла на северо-востоке Китая. В силу географического и исторического факторов русская культура влияла на мою родину и на меня тоже. Я узнала фамилию Сталин с 4-5 лет, так как самый большой проспект в нашем городе называется проспектом имени Сталина. С тех пор я постепенно знакомилась с Россией. Начав с изучения русского языка, узнав о культуре России глубже и больше, я сильно ее полюбила. Это важная часть моей жизни».

Китай и «вождь народов»

В КНР уходящий год был объявлен «Годом Сталина» Алексей Чичкин 22.12.2009

В стране переизданы на шести языках многие его произведения, которые по-прежнему обязательны для изучения в системах партийно-государственной и комсомольской учебы. Обновлены памятники и бюсты Сталина, в том числе огромный бюст-портрет (на фото), установленный еще в первой половине 1950-х годов неподалёку от стыка границ КНР с СССР (Россией) и Северной Кореей — в провинции Цзилинь.

Аналогичные мероприятия в КНР проводились в 1979 и 2003 годах — в годы, соответственно, 100-летия со дня рождения Сталина и 50-летия со времени его кончины. Бюсты Сталина и улицы его имени сохранились по всему Китаю: от граничащего с Казахстаном г. Кульджа до Маньчжурии.

В китайских туристических буклетах отмечается, что «слепого поклонения» Мао Цзэдуну, Сталину, другим классикам марксизма в Китае, в отличие от 1950-1970-х годов, уже нет. Но уважение к их памяти осталось, и не только на официальном уровне. Китайский народ и его руководство не склонны «переписывать» и шельмовать не только свою историю, но и историю тех государств, которые, как и их руководители, оказали большое влияние на развитие Китая, на деятельность его коммунистической партии. Это обусловлено и тем, что многие рекомендации, выводы и прогнозы, например, Маркса и Сталина и ныне успешно претворяются в практике социализма с китайской спецификой.
Например, в Китае цитируются рекомендации Сталина, адресованные Мао Цзэдуну и Чжоу Эньлаю (премьер-министру КНР с 1949 по 1975 год). И празднование 60-летия КНР в этом году очень напоминало аналогичные мероприятия последнего «сталинского» десятилетия.

Зарубежные СМИ обратили внимание на то, что и партийный френч-«сталинка» руководителя КНР и КПК Ху Цзиньтао, и его манера держаться в ходе торжеств в Пекине 1 октября, и характер его выступления на военном параде в столице Китая в тот день — всё это напоминало Сталина 1945-1952 годов или, по крайней мере, сталинский «дух» тех лет.

Хотя сопровождались эти торжества в Пекине, в отличие от 1950-1980-х, портретами только Мао и Дэна (что практикуется с 1990 года). Впрочем, в 20-ти других городах КНР «вывешивались» 1 октября 2009-го и Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин…

Небезынтересно, в этом контексте, мнение известного востоковеда Юрия Галеновича, который полагает, что официальная китайская пропаганда в анализе российской истории по сей день придерживается прежней, маоцзэдуновской точки зрения: СССР развивался правильно только при Ленине и особенно при Сталине. Всё дальнейшее (Хрущев, Брежнев и др.) было поначалу отступлением от социалистических норм, а затем — их дискредитацией, поведение же Горбачева — прямое предательство, продолженное Ельциным. Однако после 1990-х российское руководство «одумалось». Именно такие оценки новейшей истории СССР-России, по данным эксперта (подробнее см.: Ю. Галенович «Взгляд на Россию из Китая: прошлое и настоящее России и наших отношений с Китаем в трактовке китайских ученых», М., «Время», 2010), были представлены в распространявшемся по всему Китаю 8-серийном документально-художественном фильме, созданном в канун 90-летия Октябрьской революции (2007 г.): «Нужно проявлять предусмотрительность и принимать меры предосторожности заблаговременно: исторические уроки гибели КПСС и СССР». В 2008-2009 годах этот фильм в КНР был переведен на семь языков, в том числе на русский.
Иначе, полагают создатели данного идеологического сериала, Китай и его компартию ожидает та же участь, что и СССР-КПСС. Именно такой подход позволяет уже которое десятилетие соблюдать в Китае беспрецедентный баланс между энергичной, причем весьма грамотной пропагандой идеологии «осаждённой крепости» в разных формах и давней экономической открытостью КНР. Поэтому не только Юрий Галенович, но также большинство современных китайские аналитиков и зарубежных китаеведов небезосновательно считает: сегодня и в стратегической перспективе можно и нужно рассчитывать на партнерство между РФ и КНР, но вот на прежнюю — «великую дружбу» — нет.

Можно напомнить о первопричинах как упомянутой позиции КНР и ее компартии в отношении Сталина, так и нынешних «просталинских» мероприятий в Китае.

Во втором открытом письме ЦК Компартии Китая Хрущеву, 13 сентября 1963 года, отмечалось: «Проклиная, в буквальном смысле, Сталина, Хрущев называет его «убийцей», «уголовником», «бандитом», «игроком», «деспотом типа Ивана Грозного», «самым большим диктатором в истории России», «дураком», «идиотом» и т.д. и т.п. Вынужденные упомянуть здесь эти грязные, низкопробные и злобные ругательства бывшего «соратника-ученика» Сталина, как Хрущев себя с гордостью называл, мы прямо-таки боимся замарать свою бумагу…
И.В. Сталин умер в 1953 году. Три года спустя руководство КПСС развернуло на XX съезде КПСС широкую кампанию против Сталина, а через восемь лет, на XXII съезде КПСС, оно вновь развернуло широкую кампанию против Сталина, причём вынесло его тело из Мавзолея и предало сожжению (подчеркнем — не перезахоронению. — А. Ч.)… Ревизионистская линия руководства КПСС берёт своё начало именно с XX съезда КПСС, а на XXII съезде КПСС она оформилась в законченную систему…» (см., например, «Жэньминь жибао», Пекин, 13 сентября 1963 г. (русский выпуск), «Новый Китай», Пекин, 1963, N 9).
Очередная китайская делегация, прибывшая на переговоры с Хрущевым для урегулирования разногласий в канун ХХII съезда КПСС (октябрь 1961 г.), где было решено вынести тело Сталина из мавзолея, предложила советской стороне передать китайской компартии саркофаг с останками Сталина для его установки в мавзолее в Пекине. Причем КНР предлагала сделать это не бесплатно. К такому предложению официально присоединилась Албания. Идею поддержали, хотя и не публично, руководители Румынии, Северной Кореи и Северного Вьетнама — Георге Георгиу-Деж, Ким Ир Сен и Хо Ши Мин. Поддержал их и Эрнесто Че Гевара. Но раздраженный Хрущев ответил всем им: «Неужели вам нужна эта дохлая кляча? Ну, и берите её!». Однако Хрущева удалось отговорить от этого шага его «соратникам» (см., например, Э. Ходжа, «Рядом со Сталиным», Тирана, 1983 (рус. яз.), «Памяти Сталина», Пекин-Тирана-Пхеньян, 1969 (рус. яз).
Ну а в качестве наиболее «предметного» эпилога приведу весьма примечательную заключительную часть последней беседы Мао Цзэдуна с Хрущевым, посетившим (вместе с Булганиным) Пекин в августе 1958 года. Данный текст наилучшим образом разъясняет суть отношения к Сталину в КНР:
«…Решение ХХ съезда относительно культа Сталина вряд ли было объективно и обоснованно, — начал Мао.
Хрущев отчеканил:

— Решение это не вызывает сомнений ни в нашей партии, ни в народе.
— Вы, естественно, вправе решать сами ваши внутренние вопросы. Но Сталин, его роль как идеолога, вождя мирового революционного движения, в том числе китайского, как одного из руководителей антифашистской коалиции , — такие проблемы следует решать с учетом международной взаимосвязи, а не односторонне. Даже Чан Кайши на Тайване удивлён столь неуважительным отношением в СССР к Сталину со стороны его же соратников , — настаивал Мао.
— Сталин и сталинизм — явление, прежде всего, национальное. Поэтому именно мы вправе были выносить своё решение, и мы его вынесли, — «парировал» Хрущев.
Мао Цзэдун углублял полемику:

— Решение вынесли, но одностороннее по существу и самому подходу. Решали так, будто это — явление только местного значения, дело одной партии и страны.
— Именно мы, — заявил Хрущев, — советские коммунисты, должны были дать культу Сталина правильную оценку, осознать последствия той «эйфории» и ее результаты. Чтобы всего этого не повторять.
Мао «наступал»:

— Но не слишком ли поспешно и субъективно были принято решение об осуждении Сталина? Ведь ему принадлежит огромный вклад в коммунистическое и национально-освободительное движение во многих странах, в том числе в Китае. Разве допустимо все это отрицать или преуменьшать?
— Вы говорите об огромном вкладе Сталина, но забываете его ошибки, произвол, массовые жертвы, миллионы загубленных жизней.
— Не об этом речь.

Кто во всём этом повинен — Сталин или не только он один — Вам лучше знать, Никита Сергеевич.

Имя Сталина глубоко почитаемо во многих странах, он служил образцом убежденного революционера. Мы верили в него, в его учение, его опыт. И теперь все это перечеркивается. Мы рискуем потерять авторитет коммунистов, потерять веру.
— Веру, говорите? А разве не было это заблуждением, обманом, гипнозом? Мы обязаны были обнажить ложь, раскрыть правду. Что мы и сделали.
— Но Вашим решением осуждаются не только промахи и ошибки — кто от них застрахован? Вы, прежде никогда не возражавшие Сталину, ныне подвергли осуждению всё, что связано с именем Сталина и даже с самим его обликом!
— Мы сказали правду!
Мао Цзэдун подытожил:

6 февраля подмосковный Музей Горки Ленинские отметил 70-летие. А чуть раньше — 21 января исполнилось 95 лет со дня смерти Владимира Ульянова-Ленина. На фоне замалчивания или искажения роли вождя рабочего класса и основателя нашего государства, эти вехи прошли незамеченными.

С музеем Ленина в Горках связано и еще одно, далеко неполитическое, житейское событие. Именно здесь глава советского государства ввел обычай организовывать новогодние праздники для детей — «елки» по-современному. Да и вообще, мало кто теперь в нашей стране знает, что традицией отмечать Новый год с пушистой лесной красавицей и Дедом Морозом мы обязаны также полузабытому у нас вождю. А ведь это именно он своим декретом главы Совета народных комиссаров отменил запрет на этот новогодний ритуал, введенный царским правительством после начала Первой мировой войны. Елки и Деды Морозы были признаны царем привнесенными немцами, чуждыми русскому человеку обычаями. И объявлены не политкорректными в пору войны с кайзеровской Германией.

Отменив запрет в голодном и тревожном 1918 году, Ленин первым делом организовал для детей новогодний праздник в Сокольниках и сам вызвался водить хороводы вокруг лесной красавицы. Историки и документы гласят, что по дороге к детям в Сокольниках на вождя мирового пролетариата напали бандиты. Но в силу их низкого образования и классовой ограниченности, разбойники не распознали, с кем имеют дело. И отпустили. Детский праздник с участием первого лица государства в роли Деда Мороза состоялся.

Все эти исторические вехи в любой другой стране могли бы стать поводом для повышенного внимания к великой личности, которая остается предметом самого высокого интереса в мире и на просторах Интернета. Но только не у нас.

Как гласит сайт музея Ленина в Горках, стихийное паломничество к месту обитания вождя возникло сразу после смерти В.И. Ленина. «Поэтому первые шаги по сохранению обстановки, в которой жил и работал основатель Советского государства, были предприняты уже в то время». 6 февраля 1949 года Дом-музей В.И. Ленина в Горках открыл свои двери.

За 60 лет Горки Ленинские посетили более 10 миллионов человек из 80 стран мира. С малоизвестными страницами биографии вождя, последнем периоде его жизни, бытом семьи Ульяновых ежегодно знакомились в советское время от 300 до 500 тыс. человек. Ныне значительно меньше. В постсоветское время Музей и заповедник вокруг него пережили нелегкие времена. В 1994 году за ненадобностью сюда перевезли все, что осталось от вождя в Кремле, прежде всего Кабинет-квартиру Ленина. Но это не добавило популярности Горкам Ленинским. Ныне это место позиционируют больше как место отдыха и развлечений.

А что касается музейного комплекса, то все более значительную часть посетителей составляют туристы из Китая. Молодежь и пожилые китайцы по-прежнему проявляют интерес к личности вождя, местам его работы и жизни. Это касается не только Горок Ленинских, а всех доступных мест с ним связанных: от Кремля до Ульяновска и Шушенского.

Впрочем, у китайцев бережное отношение к истории не только в крови, но и всячески поощряется их компартией, которая ныне ведет КНР — первую экономику мира — к новым свершениям. Наша тысячелетняя история блекнет на фоне их пяти тысячелетней. Но главное, ведь не цифры, а подход к их интерпретации. Для Китая — это единый период взросления нации и страны, в котором находится достойное место и великому императору-объединителю Цинь Шихуану и не менее великому кормчему Мао Цзэдуну.

Этот тренд не обходит стороной и Россию, которая становится одним из значимых пунктов так называемого «красного туризма» — паломничества китайцев к историческим местам, связанным с пролетарскими вождями и революционными событиями. В 2017 году китайское правительство, предварительно выкупив и восстановив из руин разрушенную усадьбу, открыло музей VI съезда Компартии Китая. И подмосковное село Воскресенское стало непременным пунктом посещения китайских делегаций и туристических групп. Думается, что Китай тем самым продемонстрировал нам, россиянам, как нужно относится к истории и ее реликвиям. Дело в том, что разрушенная в годы российских реформ усадьба была не только местом партийного съезда, а и интереснейшим объектом старинного усадебного зодчества. Ее даже большевики поддерживали практически в первозданном виде. А потом она пришла в запустение.

Также бережно китайцы относятся к историческим местам на Родине. Только что отшумели новогодние праздники по Лунному календарю. Во время каникулярной недели, которая следует за так называемым «китайским» Новым годом (праздником Весны по китайской традиции, в текущем году 4 февраля) полуторамиллиардный Китай буквально снимается с насиженных мест и отправляется в путешествия. Китайские туристы — самая многочисленная группа путешественников в мире. Что ж, могут себе позволить.

Большая часть жителей КНР разъезжается по стране, в результате чего китайский транспорт, включая высокоскоростные дороги, перевозит в эти дни до миллиарда пассажиров. Немалая их часть посещает не только родных и друзей, но и места, связанные с революционным и историческим прошлым страны. Так, число туристов, отправляющихся в родовое гнездо китайского вождя Мао Дзэдуна с 2003 по 2017 год выросло с 3 до 20 млн человек. Следует заметить, что Мао не только не предан анафеме в Китае за его, безусловно, не очень гуманные эксперименты вроде «Большого скачка» и «Культурной революции», но и продолжает оставаться одной из самых почитаемых исторических личностей. В Китае историю не переписывают под вкусы очередной элиты, а воспринимают такой, какая она есть. Деятельность Мао была проанализирована партийным руководством, на съезде ей была дана оценка: больше положительная, чем отрицательная. И все. Памятники Мао остались на своих местах по всей стране, музеи продолжают привлекать почитателей и туристов. Личность Мао не является камнем преткновения и пунктом раздора поколений. Никому в голову не приходит завести разговор о выносе тела вождя из мавзолея на самой главной и крупнейшей в мире площади — Тяньаньмэнь.

Однако идеология и бережное отношение к истории не мешает китайцам строить туристическую экономику, которая опирается на вполне искренний интерес народа к своему прошлому. Так вот, по предварительным данным, в прошлом году в местечке Шаошань в провинции Хунань, где родился и жил великий Мао, побывало около 24 млн. человек. Ежедневно в начале октября 2017 года, в те дни, когда отмечался День образования КНР (1 октября), здесь парковались свыше 10 тыс. автобусов и автомашин с паломниками. В связи с высокой посещаемостью еще в 2011 году местному музейному комплексу был присвоен наивысший рейтинг — 5А. Таких в Китае всего-то 250. С тех пор музей Мао в Шаошане не только не дотируется центральными властями, а является важным источником пополнения местных бюджетов, давшим в 2017 году 6,3 млрд. юаней (около 900 млн долларов США). Память о Мао неплохо поддерживает и благосостояние местного населения. Ежемесячная зарплата тамошних экскурсоводов составляет в среднем 100 тыс. юаней (свыше 100 тыс. рублей). 680 млн юаней было потрачено на строительство огромного туристического центра, который открылся в 2016 и служит промежуточным пунктом путешественников, следующих поклониться вождю.

Предполагается, что к 2020 году сюда будут приезжать ежегодно свыше 26 млн туристов. А в сфере их обслуживания будет трудиться треть жителей местечка Шаошань. Такой прогноз имеет все шансы реализоваться. Ведь Китай остается наиболее динамично развивающейся экономикой планеты, его вклад в повышение благосостояние населения — самый весомый в мире. А китайское руководство не открещивается от своих предшественников, подчеркивая, что нынешний курс на углубление реформ и открытости вобрал в себя мудрость всех предшествующих вождей и руководителей, не зависимо от их политической и идеологической ориентации.

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Новости Китая: В Китае нашли место разведения древних свиней

Чуток напишу про современные вопросы отношения с Китаем.

Кричателям про Сталина неплохо бы вспомнить, что всё то, что мы сейчас имеем с Китаем — это благодаря ему. Это он там строил инфраструктуру, вытаскивая Китай из немыслимой жопы — т.е. Китай до Мао был натурально равниной, где телеги и рис. Россия досталась Ильичу с какими никакими заводиками, дорогами, железными даже, а Китай достался Мао в виде натурального Китая-сырца — брутального огорода титанических масштабов.

А всякие ЛЭП, ГЭС, заводы — всё это индустриализация от Иосифа. Это Иосиф посылал тех, кто объяснял вчерашним крестьянам, чем вольты от ампер отличаются. Кто отучал прижигать раны головой мёртвой утки и лечить зубы перестройкой дома по фен-шуй. То, что сейчас Си приезжает поклониться нашим пенсионерам — это не наша заслуга. Это усатый дотянулся. Из гроба нам жопу прикрыл в 2015м. Дэн Сяопин перетаскивал высокотехнологичную промышленность в Китай — исключительно по той причине, что это было возможно — потому что были дороги, ЛЭП, ГЭС, трубопроводы, и всё прочее масштабное и научно обоснованное. Если бы на тот момент были сплошь китайские дедушки из фильмов — с жидкой седой бородой и игрой на лютне — Китай был бы большим наркотическим Гоа, без вариантов.

Когда Мао приезжал к Сталину, Иосиф его иногда не мог принять по полдня — было много других дел. Китайские официальные лица, исходя из китайских понятий, дико бесились — как так, императора — могут не принять. Мао был реалистом — он объяснял им просто — Сталин — великий человек, у него — великие дела. Посидим, подождём — ничего страшного. Официальные лица думали, что Мао просто предвзято относится — но когда Мао пообщался с Хрущёвым, он сходу вынес простой вердикт — «Этот идиот всё порастеряет» — и вопрос предвзятости был закрыт.

Путин просто перестал подчёркнуто игнорировать Китай — как это делали до него.

Никакого «разворота на Восток», по сути, нет — просто вспомнили, что страна-то наша граничит не только со Специальной Идеальной Европой, на которую можно лишь вечно бесперспективно равняться, но и с другими странами. И как только с ними началось общение — и плодотворное — вдруг все заинтересованные лица хором заголосили — мол, да это Отказ От Запада. А это лишь отказ от монополии Запада на некий «идеальный образец бытия». Подтасовка, но разве стоит удивляться?

Так что когда вы видите, как чеканно проходит китайская коробка на параде — вспомните того, кто направлял лётчиков помогать Китаю против японской агрессии. Кто перебрасывал уставшие после Берлина войска, чтобы уничтожить самую боеспособную в регионе Квантунскую Армию, в миллион человек. Кто потом направлял строителей и учёных, чтобы помочь в рамках коммунистического интернационала.

Стыдно, на самом деле, не соответствовать тому, что он, попыхивая трубочкой, вкладывал в будущее.

Мы можем, отвлекаясь от глубины прозорливости и планирования, хотя бы не подвести.

Учение Мао Цзэдуна – это марксизм-ленинизм эпохи глобализма

Владимир Павленко, 30 сентября 2019, 07:00 — REGNUM

Мао Цзэдун Иван Шилов © ИА REGNUM

Почему так важен идеологический вопрос? Во-первых, мы знаем, что разрушение идеологических скреп — это конец государству. Даже если оно осуществляется в виде «возвращения к ленинским нормам». Вот две цитаты, которые это объясняют. Первая принадлежит члену Политбюро ЦК КПСС, секретарю ЦК (по идеологии) А. Н. Яковлеву, который в свое время прошел стажировку в Колумбийском университете (США):

«После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина. Надо было ясно, четко и внятно вычленить феномен большевизма, отделив его от марксизма прошлого века. А потому без устали говорили о «гениальности» позднего Ленина, необходимости возврата к ленинскому «плану строительства социализма» через кооперацию, через государственный капитализм и т. д. Разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще…»

Руководители большевиков на IX съезде РКП(б). 1920 год

Вторая цитата — близкий к Яковлеву по радикализму антисоветских взглядов Г. Х. Попов, так называемый «демократический» мэр Москвы в 1991—1992 годах:

«Для достижения всеобщего народного возмущения довести систему торговли до такого состояния, чтобы ничего невозможно было приобрести. Таким образом можно добиться всеобщих забастовок рабочих в Москве. Затем ввести полностью карточную систему. Оставшиеся товары (от карточек) продавать по произвольным ценам.

То есть один рассказывает, как подрывали СССР идеологически, как систему; второй переводит эти мысли в практическое русло разрушения страны и говорит об этом в острейший период поздней осени 1989 года, причем на предвыборной конференции так называемого «Московского объединения избирателей». Как видим, подрыв идеологической системы и разрушение страны — взаимосвязанные вещи.

Отметим, что точкой отсчета у Яковлева назван XX съезд КПСС. Не случайно. Кто продвигал Яковлева к вершинам партийной власти, общеизвестно. Это сторонники хрущевского троцкизма, который и лежал в основе решений XX съезда, и часть партийной и советской элиты, которая установила тесные контакты с Западом и поддержала идею конвергенции, положенную в основу Римского клуба. Под чем подписались идеологи участия в нем советских представителей Д. М. Гвишиани, А. Н. Яковлев и Г. Х. Попов и те, кто их прикрывал и поддерживал, прежде всего многолетний глава советского правительства А. Н. Косыгин? Подписались они под «глобальным планом» основателя Римского клуба Аурелио Печчеи, тесно связанного с Алленом Даллесом.

Чтобы сделать глобальный план, нужно укрепить связи между Европой и США. …Иначе США окажутся в полной изоляции, чужими всему остальному миру, и дальше каждый пойдет своим путем. Поэтому основой глобального плана я считаю Североатлантическое партнерство, связанное с созданием Европейского союза. Создание ЕС, а потом атлантического содружества не утратит смысла, даже если на объединение Европы уйдет много времени. Когда возникнет евро-американское содружество… останутся два региона, заинтересованных в совместном развитии и процветании: СССР с Восточной Европой и Латинская Америка.

Это из лекции «Вызов 70-х годов современному миру», которую Печчеи прочитал 27 сентября 1965 (!) года в Национальном военном колледже Буэнос-Айреса.

В чем связь Печчеи с А. Даллесом? В работе на его швейцарскую резидентуру Управления стратегических служб (УСС) США, которую тот возглавлял в конце войны, отвечая за перехват нацистских агентурных сетей. Не все знают, что братья Даллесы — двоюродные родственники пятерых братьев Рокфеллеров. У них много совместных проектов, главный из которых — Гитлер у власти в Германии. И обратите внимание: о создании Европейского союза Печчеи говорит за 27 (!) лет до Маастрихтского договора. Разве мы не понимаем, что это проект, причем, долгоиграющий, направленный на соединение против СССР внешних и внутренних подрывных, ликвидационных сил?

Гитлер подписывает Мюнхенское соглашение 1938

А вот советская «перестроечная» интерпретация этих идей из лагеря тех самых внутренних подрывных сил, из 1984 года.

До 1917 года разделения мира на Восток и Запад не существовало. Если бы революция Керенского, профинансированная Ротшильдами, увенчалась успехом, страны Западной Европы и Россия вошли бы в XX век плечом к плечу. После уничтожения национальных государств в Западном и Восточном блоках следующим логическим шагом стало бы объединение Европы и России в единое огромное государство. И именно этот процесс стоит за многими событиями последних двадцати лет.

Достоверно неизвестно, когда именно М. С. Горбачев, который в кулуарах называл Европейский союз «европейскими Советами», произнес эту малоизвестную широкой общественности мысль. Но, похоже, правы те, кто утверждают, что он заговорил об этом после закрытой аудиенции у Отто фон Габсбурга, которого посетил в Вене на обратном пути из Лондона, со знаменитых «смотрин» у Маргарет Тэтчер. Вот хронология событий и институтов, которые предшествовали воцарению Горбачева.

1969−1972 годы — создание Римского клуба и появление первого программного доклада «Пределы роста» (группы Денниса Медоуза, Массачусетский технологический институт);

1972 год — создание в структуре Римского клуба Международного института прикладных системных исследований (МИПСА), включавшего ученых Запада и Востока, в том числе США и СССР;

1976 год — создание филиала МИПСА в СССР — Всесоюзного НИИ системных исследований (ВНИИСИ) Д. М. Гвишиани — будущего академика С. Н. Шаталина (в котором впервые «всплывает» Е. Т. Гайдар);

1983 год — создание при Ю. В. Андропове секретной Комиссии Политбюро ЦК КПСС по экономической реформе, в которую входила группа Гайдара (при номинальных руководителях — премьер-министре Н. А. Тихонове и его заместителе Н. И. Рыжкове, комиссией реально руководили Гвишиани и Шаталин);

1986 год — выделение из Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса (ИЭП) во главе с Шаталиным, который взял с собой Гайдара и ряд будущих участников его антисоветского правительства, так называемых реформаторов;

1986 год — в пансионате под Ленинградом с говорящим эпическим названием «Змеиная горка» группу Гайдара свели и объединили с ленинградским кружком А. Б. Чубайса.

Так подготавливались «перестройка» и ликвидация Советского Союза.

Егор Гайдар на лекции Бахтиёр Абдуллаев

Итак, поскольку именно с XX съезда берут начало идеологические разногласия, которые привели к разрыву между КПСС и КПК, Советским Союзом и Китайской Народной Республикой, еще раз. Важность идеологического вопроса наглядно показана распадом СССР; отступление от идеологии, равно как и застой в ее творческом обновлении, которого в нашей стране не осуществлялось со времен И. В. Сталина, в равной мере ведут к катастрофе. Встречный позитивный пример. Одним из главных теоретических вопросов, поставивших в тупик позднюю КПСС, стала классовая принадлежность интеллигенции. Если, с одной стороны, наука — это непосредственная производительная сила, а государство стало общенародным, а такие выводы в партийных документах были сделаны, то, с другой стороны, интеллигенция тогда — полноценный класс? Однако в тех же партийных документах она оставалась «прослойкой». А вот в Китае эту дилемму решили при Цзян Цзэмине, в рамках концепции «тройного представительства», избежав ухода интеллигенции, особенно гуманитарной, в диссидентство. Вот еще две цитаты, которые тоже многое объясняют.

«Сто лет назад прогремели залпы Октябрьской революции, которые принесли в Китай марксизм-ленинизм. Наши передовые умы увидели в марксистско-ленинской научной истине путь к решению проблем тогдашнего Китая».

Орудийные залпы Октябрьской революции донесли до нас марксизм-ленинизм. Октябрьская революция помогла передовым людям всего мира, в том числе и Китая, пересмотреть свои проблемы, применяя пролетарское мировоззрение в качестве орудия для изучения судеб своей страны.

Первая цитата — из доклада Си Цзиньпина на XIX съезде КПК (октябрь 2017 г.), вторая — из статьи Мао Цзэдуна «О демократической диктатуре народа» в конце июня 1949 года, за три месяца до провозглашения КНР. Однако председатель Си здесь не копирует председателя Мао, а указывает на преемственность, в которую на XIX съезде были включены идеологемы правления и Дэн Сяопина («реформы и открытость»), и Цзян Цзэминя («тройное представительство»), и Ху Цзиньтао («научное управление»). Итогом этой преемственности в идеологи и стали нынешние руководящие концепции «китайской мечты» и «социализма с китайской спецификой в новую эпоху». Поэтому заблуждается тот, кто рассматривает курс реформ и открытости «ревизионистским» перерождением КПК, вслед за КПСС. Давайте честно. Критерием истины является практика: КПК сохраняет власть и историческую перспективу, России же приходится заходить на новый исторический круг.

Съезд КПК Voachinese.com

В чем суть идеологических различий между КПСС и КПК и что объединяет эти две партии по существу, а не только по названию? Здесь придется вспомнить, чем от ленинизма отличается троцкизм, особенно в части интерпретации теории мировой революции.

Ленин считал АВАНГАРДОМ мировой революции российский пролетариат, а Троцкий — европейский;

Ленин считал ДВИЖУЩЕЙ СИЛОЙ мировой революции свой пролетариат в каждой революционной стране, а Троцкий — советскую Красную армию, которую видел «армией Коминтерна».

На языке цивилизационной теории эти отличия — приговор Троцкому и троцкизму как агентуре влияния в международном коммунистическом движении не просто буржуазии, а мирового олигархического капитала. Из-за этих отличий Ленин на II Конгрессе Коминтерна (март 1920 г.) свернул тему мировой революции. Троцкий же ее продолжил. И уже практически в отсутствие Ленина своей авантюрой с «германским Октябрем» (начало ноября 1923 г.) подтолкнул гитлеровский «пивной путч» (конец ноября 1923 г.). А в дальнейшем пошел на прямой сговор с нацистами, вступив в переговоры с Гессом.

В декабре 1935 года Троцкий встретился с заместителем Гитлера Гессом. Было заключено следующее соглашение:

а) гарантировать общее благоприятное отношение к германскому правительству и необходимое сотрудничество с ним в важнейших вопросах;

б) согласиться не территориальные уступки;

в) допустить германских предпринимателей… к эксплуатации таких предприятий в СССР, которые являются необходимым экономическим дополнением к хозяйству Германии (железная руда, марганец, нефть, золото, лес);

г) создать в ССР условия, благоприятные для деятельности германских частных предприятий;

д) развернуть во время войны активную диверсионную работ на военных предприятиях и на фронте. Эта диверсионная работа должна проводиться по указаниям Троцкого, согласованным с германским Генштабом.

Это ядро плана, введенного своеобразным «пактом Троцкого — Гесса». Пакт Молотова — Риббентропа такой же противовес ему во внутренней политике, как и Мюнхенскому сговору Гитлера с Западом во внешней политике. Замените здесь слово «немецкий» словом «американский» и получите популярное разъяснение событий 1991 года, связанных с разрушением СССР, а также того, что сегодня происходит в «ближнем зарубежье». А дальше приведем выдержку из письменных инструкций Троцкого К. Б. Радеку, направленных для руководства антисталинской оппозиции в ВКП (б) и СССР.

«Было бы нелепостью думать, что можно придти к власти, не заручившись благоприятным отношением важнейших капиталистических государств, особенно таких, наиболее агрессивных, как нынешние правительства Германии и Японии. Неизбежно придется пойти на территориальные уступки. Уступить Японии Приморье. Допущение германского и японского капитала к эксплуатации СССР создаст крупные капиталистические интересы на советской территории. К ним подтянутся в деревне те слои, которые не изжили капиталистической психологии и недовольны колхозами. Необходимо отступать к капитализму. Насколько далеко, в каком размере, сейчас трудно сказать — комментировать это можно только после прихода к власти».

Лев Троцкий

Итак, в СССР маоизм упоминался через запятую с троцкизмом. Взгляды КПК пытались притянуть к троцкизму с тем, чтобы если не переиграть проигранную Хрущевым «великую полемику» КПСС и КПК (1963−1964 гг.), то хотя бы задним числом свести ее «вничью». Между тем маоизм не только не равен троцкизму, но и вел с ним идейную борьбу, не менее ожесточенную, чем та, что вели В. И. Ленин и И. В. Сталин, которые своей борьбой предвосхищали троцкистский реванш Хрущева и его Третьей партийной программы.

Каковы противоречия между ленинизмом и троцкизмом с китайской точки зрения? Напомним, что в решениях VII съезда КПК (весна 1945 г.) была зафиксирована «национальная самобытность» китайской революции. Но ведь это суть ленинский тезис о революционном «своеобразии»! Из работы «О нашей революции», написанной в январе 1923 года в пылу полемики с меньшевиком Н. Сухановым. Причем Ленин указывал, что своеобразие каждой новой революции окажется тем существеннее, чем восточнее она произойдет. Китай как раз и доказал ленинскую правоту. Мао Цзэдун и Дэн Сяопин — гораздо более последовательные и прилежные ученики Ленина, чем троцкист Хрущев. А применявший к взглядам Мао формулировку «азиатский», излюбленную именно Троцким, на XIX съезде КПСС (1952 г.) ее скорректировал и вслед за Лениным увидел в коммунистическом движении национально-освободительную составляющую. Вот мысли Ленина и Сталина на этот счет.

«Россия, стоящая на границе стран цивилизованных и стран, впервые этой войной окончательно втягиваемых в цивилизацию, стран всего Востока, стране внеевропейских, поэтому могла и должна была явить некоторые своеобразия, лежащие, конечно, по общей линии мирового развития, но отличающие ее революцию от всех предыдущих западноевропейских стран и вносящие некоторые частичные новшества при переходе к странам восточным. …Для создания социализма… требуется цивилизованность? …Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму? …Нашим европейским мещанам и не снится, что дальнейшие революции в неизмеримо более богатых населением и неизмеримо более отличающихся разнообразием социальных условий странах Востока будут преподносить им, несомненно, больше своеобразия, чем русская революция».

Те же идеи, только в приложении к послевоенной эпохе и холодной войне, высказаны и Сталиным в своем политическом завещании, какой была речь на XIX съезде КПСС, за полгода до кончины.

Мао Цзэдун и Иосиф Сталин в Москве, декабрь 1949 года

«Раньше буржуазия считалась главой нации, она отстаивала права и независимость нации, ставя их «превыше всего». Теперь не осталось и следа от «национального принципа». Теперь буржуазия продает права и независимость нации за доллары. Знамя национальной независимости и национального суверенитета выброшено за борт. Нет сомнения, что это знамя придется поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперед, если хотите быть патриотами своей страны, если хотите стать руководящей силой нации. Его некому больше поднять».

Под «буржуазией» Сталин здесь подразумевал саму капиталистическую форму правления, которая к тому времени уже обнаружила глобалистские устремления. Именно поэтому он обратился к партиям развивающихся стран, продолжив линию Ленина в поддержку «своеобразия» революций и моделей социализма.

Концепция марксизма, выдвинутая Мао Цзэдуном, базируется на четырех «столпах». Это теории «народной войны», «борьбы двух линий», «новой демократии» и «культурной революции». В противовес троцкизму, Мао разделил условия в развивающемся мире от условий в империалистическом мире. И выявил возможность победы социалистической революции в угнетенных странах. И сделал это вслед за Лениным, который, как помним, увидел такую возможность в «слабом звене» империализма. Как и Ленин, Мао видел капитализм целостной мир-системой, считая, что страны любого уровня развития находятся внутри капиталистической формации, в рамках которой идет их развитие вне зависимости от внутреннего уклада. Поэтому им на пути к социализму не только не требуется меньшевистского длительного «вырастания» в условиях капитализма, но не нужна даже и буржуазная революция, которую, к тому же, никто в зависимой стране не допустит. Это базовое положение теории «новой демократии», послужившее предтечей появившейся в 70-е годы. Если ленинизм, по определению Сталина, — это марксизм эпохи империализма и пролетарских революций, то маоизм, учение Мао — это марксизм-ленинизм эпохи глобализма и национально-освободительных революций. Перед нами три этапа эволюции марксизма, сохраняющие перспективу нового взлета этого великого учения, потерпевшего временное поражение ввиду значительного опережения им своего времени.

Как писал Мао Цзэдун в июне 1949 года в упомянутой статье «О демократической диктатуре народа»:

К настоящему времени главный и основной опыт, приобретенный китайским народом, сводится к следующим двум положениям:

1. Внутри страны — поднять народные массы. Это значит: сплотить рабочий класс, крестьянство, городскую мелкую буржуазию и национальную буржуазию, под руководством рабочего класса образовать единый фронт внутри страны и на этой основе идти дальше, к созданию государства демократической диктатуры народа, руководимого рабочим классом и основанного на союзе рабочих и крестьян.

2. Вне страны — объединиться с теми нациями мира, которые относятся к нам как к равным, и со всеми народами и вести совместную борьбу. Это значит: объединившись с Советским Союзом, со странами народной демократии, а также с пролетариатом и широкими народными массами других стран, образовать международный единый фронт.

Мао Цзэдун и трудовой народ. Китайский плакат

…В настоящее время наша задача заключается в том, чтобы усилить государственную машину народа — здесь главным образом имеются в виду народная армия, народная полиция и народный суд — и тем самым обеспечить укрепление обороны страны и защиту интересов народа. Это послужит предпосылкой для того, чтобы Китай имел возможность под руководством рабочего класса и Коммунистической партии уверенной поступью идти вперёд по пути превращения аграрной страны в индустриальную, совершить переход от новодемократического общества к социалистическому и коммунистическому, уничтожить классы и достигнуть великой гармонии.

Следовательно, маоизм вытекает из ленинизма точно так же, как ленинизм из марксизма. В отличие от троцкизма, который, паразитируя на марксизме, сформировал противоположный вектор возврата в капитализм через реформистское перерождение марксистских партий, которое и произошло на Западе. И, кстати, у нас тоже. Что такое «Единая Россия», как не осколок переродившейся поздней КПСС?

Подведем предельно краткий итог.

Первое: следует решительно избавиться от навеянного поздней советской и антисоветской пропагандой ложного представления о будто бы противоположности «плохих» Мао Цзэдуна и маоизма «хорошим» Дэн Сяопину и социализму «с китайской спецификой». Это не соответствует действительности, прежде всего методологически. Идеи Дэна — такое же продолжение Мао, как на советской почве сталинские идеи преемственны ленинским. Причем в той же мере, в какой все они вместе несовместимы с либерализмом, меньшевизмом и троцкизмом.

Второе. «Социализм с китайской спецификой в новую эпоху», провозглашенный XIX съездом КПК в «пакете» с идеологемой «сообщества единой судьбы человечества», — это попытка повсеместного распространения китайского опыта. Но важно, что эта попытка прежде всего безоговорочно признает первородство Великого Октября, и только во-вторых, в условиях отказа от этого первородства России, выстраивает цепочку преемственности к Си Цзиньпину от Маркса, Ленина, Сталина и Мао Цзэдуна в обход Троцкого и Хрущева с их горбачевско-ельцинскими и тяньаньмэньскими последышами.

Мао Цзэдун и президент США Ричард Никсон во время своего визита в Китай. 1972

И третье. Если ленинизм, по определению Сталина, — это марксизм эпохи империализма и пролетарских революций, то маоизм, учение Мао — это марксизм-ленинизм эпохи глобализма и национально-освободительных революций. Перед нами три этапа эволюции марксизма, сохраняющие перспективу нового взлета этого великого учения, потерпевшего временное поражение ввиду значительного опережения им своего времени.

Основой материала послужило выступление автора на Международной научной конференции «70 лет КНР: история, современность и перспективы развития», состоявшейся 27 сентября 2019 г. в Московском педагогическом государственном университете (МПГУ).