СССР в 1941

Сколько танков было у Сталина?

Серийно бронетехника в СССР начала выпускаться в середине 20-х годов ХХ-го века. Уже тогда во всем мире началось понимание того, что в будущей «большой войне» танки и иные бронированные машины сыграют решающую роль в боевых действиях на сухопутных фронтах. Поначалу использование танков в различных локальных конфликтах в период между двумя мировыми войнами не давало однозначного ответа на вопрос применения боевых бронированных машин в крупномасштабной войне. И лишь начавшаяся в 1939 году Вторая Мировая война явила миру «меч-кладенец» современных высокоманевренных боевых действий — крупные механизированные соединения.

В СССР самостоятельно пришли к сходной концепции применения танковых войск, а также постарались учесть опыт использования вермахтом в польской и западной кампаниях ударных танковых группировок.

В 1940 году в нашей стране были организованы механизированные корпуса, объединявшие в своем составе подавляющее большинство бронетехники РККА. Механизированные корпуса были главной ударной силой сухопутных войск и являлись весьма мощными соединениями. Численность техники в них являлась долгое время, как впрочем, и общая численность танков в СССР на 1941 год, «страшной военной тайной». Советским историкам было тяжело признать, что РККА, превосходя по количеству бронетехники и Германию, и ее союзников, примерно в три с половиной раза, а в приграничных округах — в два раза, так и не смогла реализовать такое солидное преимущество, потеряв в приграничных боях практически всю наличную бронетехнику.

Как правило, официальная точка зрения советской исторической науки звучала примерно так: «Советские конструкторы еще до начала Великой Отечественной войны разработали новый образец среднего танка Т-34 и тяжелого танка «КВ»… Однако к производству этих танков приступили только в конце 1940 года, и поэтому к началу войны с фашистской Германией наши танковые войска имели их в ограниченном количестве». Или вот так: «Советские конструкторы создали образцы первоклассных танков (Т-34 и КВ), но их выпуск в массовом количестве еще не был развернут». Или даже так: «С лета 1940 г. в корпуса стали поступать новые танки Т-34, которых в 1940 г. было произведено 115 штук, а с начала 1941 г. — и танки КВ. Но новых танков к началу войны было все еще мало».

Даже в специализированной литературе в то время не сообщалось ни количество танков в армии, ни уж, тем более, их распределение по мехкорпусам. Например, в секретном учебнике Военной академии бронетанковых войск «История бронетанковых и механизированных войск Советской армии» о танковом парке СССР накануне войны сказано только: «К лету 1941 г., т.е. к моменту вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши танковые и моторизованные дивизии и механизированные корпуса в целом не были полностью укомплектованы новой боевой техникой, что несомненно оказало отрицательное влияние на ход боевых действий в начальный период Великой Отечественной войны… наши войска не имели достаточного количества танков, особенно средних и тяжелых, которые в это время только еще поступали на вооружение».

В 60-е годы число танков новых типов (имеются в виду, конечно же, КВ и Т-34) стало «общеизвестным», вероятно, из шеститомной энциклопедии истории ВОВ, число «1861 новый танк» начало кочевать из книги в книгу. Так, например, книга «50 лет вооруженных сил СССР» сообщает: «Однако накануне войны заводы успели выпустить лишь 636 тяжелых танков КВ и 1225 средних танков Т-34». Т.е. всего, якобы, до начала войны выпущен был 1861 новый танк Т-34 и КВ. В книге маршала Жукова «Воспоминания и размышления» также дается это число: «Что касается КВ и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить 1861 танк. Этого, конечно, было мало».

На самом деле это не совсем так. Еще в 1960 году в первом томе истории Великой Отечественной войны, все производство новых тяжелых и средних танков было расписано: «Машины новых типов — KB и Т-34, значительно превосходившие по своему качеству немецкие, в 1939 г. не производились, а в 1940 г. их было выпущено немного: 243 KB и 115 Т-34. Только в первом полугодии 1941 г. выпуск новых танков заметно увеличился. За эти шесть месяцев промышленность дала 393 танка KB и 1110 танков Т-34». То есть 1861 танк новых типов был выпущен по 1 июля 1941 года.

В 70-80-е гг. ХХ-го века «свистопляска» с количеством Т-34 и КВ продолжилась: одни авторы указывали уже почти канонизированный «1861 новый танк», другие продолжали путать первое полугодие и весь период до начала Великой Отечественной войны, т.е. даты 1 июля и 22 июня 1941 г., а порой и 1 июня: «Советские Вооруженные Силы к июню 1941 года насчитывали 5373 тыс.человек, свыше 67 тыс.орудий и минометов, 1861 танк, свыше 2700 боевых самолетов новых типов». Причем путали даже когда в источнике черным по белому было написано «в первом полугодии» (как известно, первое полугодие заканчивается 31-го июня,а вовсе не 22-го).

Официальную общедоступную(и ошибочную!) версию представляла «Советская военная энциклопедия», в ней указывалось, что накануне Великой Отечественной войны в армии был 1861 танк КВ и Т-34, из них 1475 — в западных приграничных округах.

Но если с танками новых типов все более, либо менее было понятно, то с количеством остальной бронетехники был полный бардак. Советские историки, указывая количество новых танков КВ и Т-34, «скромно» не поясняли, сколько же было в армии всего танков всех типов. В итоге все прочие же танки (кроме КВ и Т-34) стали именоваться обезличенно «танками устаревших конструкций» и «с легким вооружением» или просто «легкими и устаревшими». Это определение, в общем-то, было весьма лукавым, количество этих «устаревших» танков все равно не приводилось, что позволило потом писателям вроде В.Резуна или В.Бешанова полный карт-бланш поумничать и поиздеваться над советскими историками и мемуаристами.

Причин для такого засекречивания (и умышленного умолчания) было немало и некоторые вполне объективны, но главным среди них, думается, были опасения политического руководства. Ведь у среднего читателя, не имевшего представления о размерах советского танкового парка и воспитанного на другой версии начала войны, подобные откровения могли вызвать резко антисоветские настроения, в конечном итоге сказавшиеся бы не только на положении партийных историков, но и самого государства. Что собственно и произошло позднее, в перестройку. Одним из инструментов разрушения Советского Союза стало изменение массового сознания населения, немаловажную роль в котором сыграли тогда всевозможные разоблачения секретов партийной и государственной власти, скрываемых от народа до конца 80-х гг. У неподготовленного к таким откровениям советского человека подобные публикации вызвали сначала шок, а потом реакцию, которую точнее всего характеризует лозунг «Нам всё врали!» и в качестве следствия — тотальное охаивание любого советского источника и, одновременно, слепое доверие любому труду и ее и автору, который полемизировал с советскими источниками (особенно если эта полемика носила «разоблачающий» характер).

Вполне понятно, что советские историки поступали неправильно, замалчивая информацию о действительном состоянии армии к 22 июня 1941 г., в том числе ее танковых войск. Но сложность ситуации, в которую попало руководство, была в том, что, широко огласив такую статистику, пришлось бы столкнуться с новыми проблемами. Ведь, получив информацию о количестве танков, среднестатистический читатель от вопроса «сколько же было танков в СССР?» переходил автоматически к вопросу «как, имея такое количество танков, мы умудрились в начале войны потерпеть такое сокрушительное поражение?» Что оставалось бы делать партийным идеологам, учитывая, что ответ на вопрос ими был давно дан, причем на ложном утверждении, что противник превосходил нас (в т.ч. и по численности танковых войск)? И это было только частью общей проблемы неверного объяснения причин катастрофы 1941 года. Боясь пересмотра «утвержденной» официальной версии причин нашего пораженияв 1941 году, советское руководство предпочло делать вид, что проблемы не существует, маниакально замалчивая и засекречивая всё, что могло бы стать основой для сомнений, в том числе и статистику по состоянию армии и ее бронетанковых сил.

Однако механизм умалчивания о настоящем состоянии РККА в 1941 году давал сбои. Так, в 1964 году, в многотомнике «История отечественной артиллерии» — книге, находившейся в библиотеках в открытом доступе — численность советских танков весной 1941 г. была указана! По количеству танков в Красной Армии информация была дана по годам, начиная с 1933 г. (4906 танков и 244 бронемашины) и заканчивая двумя датами — на 15.09.40 г. (23364 шт., в т.ч. 27 КВ, 3 Т-34, и 4034 БА) и на 1.04.41 г. (23815 танков, в т.ч. 364 КВ и 537 Т-34, и 4819 БА)

К сожалению, цифры, приведенные в этой книге, практически не были замечены как профессиональными историками, так и любителями военной истории.

Однако в работах, помеченных грифом «секретно» или ДСП, ситуация была несколько иной. Относительно численности бронетанковых войск РККА в предвоенный период в таких работах никаких особых секретов не делалось. Так, еще в 1960 году, подполковник М.П. Дорофеев в брошюре, изданной Военной академией бронетанковых войск, приводил данные по количеству личного состава, танков, бронеавтомобилей, орудий и минометов, автомобилей, тракторов и мотоциклов в механизированных корпусах западных приграничных округов, правда из его подсчетов, как-то «выпал» 16-й МК. Но и без 16-го МК, по данным М.П. Дорофеева в 19-ти механизированных корпусах приграничных западных округов насчитывалось 11 000 боевых машин :

Таблица 1.

Округ Корпус Количество танков Артиллерия Минометы
ЛВО 1 мк 1037 148 146
10 мк 469 75 157
ПрибОВО 3 мк 651 186 181
12 мк 749 92 221
ЗапОВО 6 мк 1131 162 187
11 мк 414 40 104
13 мк 282 132 117
14 мк 518 126 114
17 мк 63 12 104
20 мк 94 58 76
КОВО 4 мк 979 134 152
8 мк 898 142 152
9 мк 298 101 118
15 мк 749 88 139
19 мк 453 65 27
22 мк 712 122 178
24 мк 222
ОдВО 2 мк 517 162 189
18 мк 282 83 30
Итого 11000 1928 2392

С другой стороны, реальное количество бронетехники в РККА перед войной было своеобразным «секретом Полишинеля», и вполне себе вычислялось внимательным читателем даже по открытым источникам. Например, по мемуарам Г.К. Жукова:

«Быстро возрастал выпуск танков. За первую пятилетку было произведено 5 тысяч, к концу второй армия располагает уже 15 тысячами танков и танкеток…

Ежегодный выпуск танков с 740 в 1930-1931 годах достиг в 1938 году 2271…

С января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков, в 1941 году промышленность могла дать около 5,5 тысячи танков всех типов…»

Взяв в руки калькулятор, по приведенным выше цитатам из книги Георгия Константиновича суммарное количество танков в СССР к июню 1941 года можно приблизительно оценить в 24 000 единиц.

Но с началом «гластности» и «перестройки» ситуация кардинально поменялась. В 1988 году в журнале «Международная жизнь» появляется статья В.В. Шлыкова «И танки наши быстры», где автор ничтоже сумняшеся перемножил штатное количество бронетехники в танковых дивизиях РККА на количество самих дивизий, получив верхний предел численности в 22 875 боевых машин, нижний же предел его вычислений давал численность в 20 700 танков и танкеток. Однако, несмотря на приблизительно верный результат (±1 500 шт.) методика подсчета Шлыкова была неверна, ибо ни одна из танковых и моторизованных дивизий РККА не имела штатной численности танкового парка. Несмотря на это, статья вызвала огромный резонанс, вынудив официальную историческую науку все-таки выйти из «спячки».

Вскоре в ВИЖе выходит статья редактора по вопросам истории стратегии и оперативного искусства Военно-исторического журнала полковника В.П. Крикунова «Простая арифметика В.В. Шлыкова», где помимо критики метода Шлыкова, полковник Крикунов приводит архивные данные по наличию и распределению танков по механизированным корпусам предвоенной РККА :

Таблица 2.

Округ Корпус Количество танков Из них КВ и Т-34
ЛВО* 1 и 10 мк 1506 15
ПрибОВО 3 и 12 мк 1393 109
ЗапОВО 11 мк 237 31
6 мк 1021 352
13 мк 294
14 мк 520
17 мк 36
20 мк 93
КОВО 4 мк 892 414
8 мк 858 171
9 мк 285
15 мк 733 131
19 мк 280 11
22 мк 647 31
16 мк 608
24 мк 222
ОдВО 2 мк 489 60
18 мк 280
МВО* 7 и 21 мк, 51 отб 1134 9
ХВО* 25 мк 300 20
ОрВО 23 мк 413 21
СКВО 26 мк 184
ЗакВО 28 мк 869
САВО 27 мк 356
ЗабВО* 5 мк, 57 и 61 тд, 82 мд 2602
ДВФ* 30 мк, 59 тд, 69 мд 2969

Количество танков дано В.П.Крикуновым с учетом имеющихся в боевых соединениях, военных училищах, на курсах, в учебных центрах, в гражданских высших учебных заведениях.

В это же примерно время как из рога изобилия посыпались псевдоисторические исследования дилетантов от истории и фальсификаторов вроде В.Резуна (псевдоним — В.Суворов). Именно со статьей Шлыкова перекликается глава «Какие танки считать легкими?» его книги «Последняя республика». В. Резун в своих разоблачениях был не одинок, так или иначе вопроса с количеством танков в Советском Союзе перед Великой Отечественной войной касались почти все современные псевдоисторики — В. Бешанов, Б.Соколов, И.Бунич и другие, но автор «Ледокола» среди них, конечно, самый известный и читаемый. Однако все они использовали либо данные Крикунова, либо Дорофеева, и ничего нового к исследованию вопроса о количестве советской бронетехники к началу ВОВ не привнесли.

Следующим большим шагом в исследованиях состояния танковых войск РККА на начало Великой Отечественной войны стала вышедшая в 1992 г. под грифом ДСП аналитическая работа «1941 год — уроки и выводы». Количество новых танков к началу войны в ней дается приблизительно — «только около 1800 единиц», зато есть общее количество боевых машин: «свыше 23 тыс. единиц». Приведено в книге и распределение танков по механизированным корпусам западных приграничных округов «к началу войны», включая и «забытый» подполковником Дорофеевым 16-й мехкорпус :

Таблица 3.

Округ Корпус Количество танков Из них КВ и Т-34
ЛВО 1 мк 1039 15
10 мк 469
ПрибОВО 3 мк 672 110
12 мк 730
ЗапОВО 6 мк 1131 452
11 мк 414 20
13 мк 282
14 мк 518
17 мк 63
20 мк 94
КОВО 4 мк 979 414
8 мк 899 171
9 мк 316
15 мк 749 136
16 мк 478 76
19 мк 453 5
22 мк 712 31
24 мк 222
ОдВО 2 мк 527 60
18 мк 282
Всего в 20 мехкорпусах 11029 1306

Из приведенных таблиц видно, что количество танков в механизированных корпусах РККА у разных авторов не совпадает между собой.

Своеобразную черту в спорах о количестве советской бронетехники на июнь 1941 года в свое время поставила статья Н.П.Золотова и С.И.Исаева. Ими было дано не только распределение танков по округам на 1 июня, но и впервые показано качественное состояние парка боевых машин с использованием стандартной для отчетности того времени схемы деления по категориям :

Таблица 4.

Округ Всего танков и САУ В т.ч. по категориям
1 категория 2 категория 3 категория 4 категория
ЛВО 1857 7 1536 210 104
ПрибОВО 1549 378 896 203 72
ЗапОВО 2900 470 1722 375 323
КОВО 5465 1124 3664 298 379
ОдВО 1011 178 565 151 117
ЗакВО 877 6 711 122 38
САВО 363 0 288 44 31
ДВФ 3201 191 2772 134 104
ЗабВО 2496 131 1943 232 190
АрхВО 26 9 16 0 1
МВО 1173 29 920 150 74
ПриВО 443 28 307 86 22
ОрВО 321 23 176 78 44
ХВО 305 27 193 35 50
СКВО 157 0 133 14 10
УрВО 53 0 48 3 2
СибВО 216 10 189 5 12
Рембазы НКО 677 0 0 0 677
Склады НКО 16 0 1 7 8
Всего в РККА 23106 2611 16080 2157 2258

Наконец, в 1994 году выходит поистине «библия» историков, занимающихся проблематикой начального периода ВОВ, издание института военной истории МО РФ «Боевой и численный состав вооруженных сил СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.)». Правда тираж этого издания завораживает — аж целых 25 экземпляров! Сборник оказался работой уникальной, ничего подобного не публиковалось ни до, ни после выхода его в свет. Конкретно по танковому парку была дана информация по распределению танков по типам (включая разбивку на радийные и линейные, химические и артиллерийские и т.п.) и по округам, а также по категориям на 1 июня 1941 г. и поставки техники в июне 1941 г. :

* — включая Т-27 химические и саперные.

Статистический сборник стал, без сомнения, самым полным и достоверным источником по количеству бронетанковой техники в РККА накануне ВОВ на долгое время.

В 2000 году М.Мельтюхов выпустил свою книгу «Упущенный шанс Сталина». В нескольких главах автор на документальной основе подробно описывает процесс предвоенного строительства Красной Армии и естественно не может обойти стороной вопрос состояния ее танковых войск. Основное внимание автор уделяет организационным мероприятиям, проводимым в 1939-41 гг. в АБТВ, однако не забыта и статистика. Так, в приложениях по материалам РГАСПИ составлены таблицы наличия танков в Красной Армии по типам и округам на 15.09.40, 1.01.41, 1.04.41 и 1.06.41 г., освещено производство бронетанковой техники в СССР в 1930-44 гг. Кроме того, приведены сведения по имеющимся в РККА танкам по типам на разные даты, начиная с 1 января 1934 г. А вот укомплектованность механизированных корпусов у М.Мельтюхова к началу войны, к сожалению, вторична и повторяет данные полковника В.П.Крикунова 1989 г.

Серьезный подход к изучению проблемы численности бронетанковых войск РККА в 1941 году демонстрируют такие авторы, как Максим Коломиец и Евгений Дриг, которые в своих работах весьма подробно рассматривают количественный и качественный состав практически каждого механизированного корпуса предвоенной РККА. Максим Коломиец дает такие цифры по наличию бронетехники в двух механизированных корпусах ПрибОВО :

* — из состава бывших армий прибалтийских государств

Уникальный сборник документов по танковым войскам вышел в 2004 г., называется он «Главное автобронетанковое управление». В нем было опубликовано несколько интереснейших документов, в т.ч. доклад начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко, который давал общую численность танков в механизированных корпусах и отдельных дивизиях на 1 июня 1941 г.

На данный же момент наиболее полные данные содержатся у Е. Дрига в его книге «Механизированные корпуса РККА в бою» выпущенной в серии «Неизвестные войны» издательством АСТ в 2005 году. Евгений Дриг использовал все доступные источники, в том числе и приложение к докладу начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко. Естественно, нас интересуют в первую очередь механизированные корпуса приграничных округов. Итак, начнем с севера на юг.

ЛенВО

1-й механизированный корпус, окружного подчинения. Управление корпуса г. Псков, личного состава 31348, или 87% от штата. Бронетанковой техникой укомплектован полностью. На 22 июня танков новых типов в составе корпуса нет. На 22.06.41 в наличии танков:

Таблица 8.

Всего БТ-2 БТ-5 Т-26 Т-26т ХТ Т-38 Т-27 БА
Мехкорпус 139 142 38
21-я ТД 201 (217) 177 9 38 41
24-я ТД 282 139 142 3 1 2 45
198-я МД ?

1-й МК являлся одним из самых сильных подвижных соединений РККА. Кроме того это был «образцово-показательный» мехкорпус, на который всегда было обращено пристальное внимание руководства. В двух мехкорпусах ЛенВО насчитывалось порядка 1540 танков.

ПрибОВО

Таким образом, в двух мехкорпусах ПрибОВО в наличии было 1475 танков (без танкеток и БА).

ЗапОВО

*- нет данных

По некоторым данным в корпусе имелись также танки Т-28 (входят в число Т-34) и КВ-2 (входят в число КВ).

14-й механизированный корпус, 4-я армия. Управление корпуса г. Кобрин, личного состава 15550, или 43% от штата.

17-й механизированный корпус, окружного подчинения. Управление корпуса г. Барановичи, личного состава 16578, или 46% от штата. На 22.06.41 в наличии танков:

Таблица 15.

Всего БТ Т-26 ХТ Т-37/38/40
Мехкорпус 36 24 1 2 11
27-я ТД 9 9
36-я ТД 27 15 1 11
209-я МД

20-й механизированный корпус, окружного подчинения. Управление корпуса г. Борисов, личного состава 20389, или 57% от штата. На 22.06.41 в наличии танков:

Таблица 16.

Всего Т-26 ХТ БТ
Мехкорпус 93 80 3 13
26-я ТД 44 31 13
38-я ТД 43 43
210-я МД 6 6

Таким образом, в шести мехкорпусах ЗапОВО в наличии было 2220 танков. Причем лишь один из шести мехкорпусов имел штатную численность танкового парка, а именно 6-й МК 10-й армии. 17-й и 20-й механизированные корпуса вообще трудно считать соединениями танковых войск. Скорее это учебные подразделения. Не намного лучше дела обстояли в 13-м и 11-м МК. И тот и другой представляли из себя, от силы танковую дивизию. Танки новых типов в значительном количестве также поступили лишь в 6-й МК, материальная часть остальных корпусов состояла в основном из танков Т-26 и БТ различных модификаций.

КОВО

4-й механизированный корпус, 6-я армия. Управление корпуса г. Львов, личный состав 28097, или 78% от штата. Корпус привлекает внимание прежде всего из-за своего командира — печально известного генерала Власова. Однако, на самом деле 4-й МК интересен другим: корпус КАЧЕСТВЕННО был самым сильным подвижным соединением РККА на июнь 1941 года. Хотя количественные оценки танкового парка корпуса и не совпадают в различных источниках. На 22.06.41 в наличии танков:

8-й механизированный корпус, 26-я армия. Управление корпуса г. Дрогобыч, личный состав 31927, или 89 % от штата. Весьма мощное соединение — герой контрудара на Дубно. На 22 июня в наличии танков:

9-й механизированный корпус окружного подчинения. Управление корпуса г. Новоград-Волынск, личный состав 26833, или 74% от штата. На 22 июня в наличии танков:

Таблица 19.

Всего Т-37 Т-26 ХТ БТ
Мехкорпус 300 4
20-я ТД 36 3 3 30 БТ-5
35-я ТД 142 141 1
131-я МД 122 18 104

15-й механизированный корпус, 6-я армия. Управление корпуса г. Броды, личный состав 33935, или 94% от штата. На 22 июня в наличии танков:

16-й механизированный корпус, 12-я армия. Управление корпуса г. Каменец-Подольск, личный состав 26380, или 73% от штата. На 22 июня в наличии танков:

Таблица 21.

Всего Т-28 БТ Т-26 ХТ
Мехкорпус 680 (608) 75 360 214 31 (32)
15-я ТД 347 75
39-я ТД 209 196 13
240-я МД 112

19-й механизированный корпус окружного подчинения. Управление корпуса г. Бердичев, личного состава 22654, или 63% от штата. На 22 июня в наличии танков:

Таблица 22.

Всего Т-26 ХТ Т-34 КВ КВ и Т-34 Прочие
Мехкорпус 280 (453) 291 47 2 (9) 5 7 (14) 152
40-я ТД
43-я ТД >=5
213-я МД

22-й механизированный корпус, 5-я армия. Управление корпуса г. Ровно, личного состава 24087, или 67% от штата. На 22 июня в наличии танков:

Таблица 23.

Всего КВ-2 БТ Т-26 ХТ Т-37
Мехкорпус 707 31 163 464 49
19-я ТД 163 34 122 7
41-я ТД 415 31 342 41 1
215-я МД 129 129

24-й механизированный корпус окружного подчинения. Управление корпуса г. Проскуров, личного состава 21556, или 60% от штата. На 22 июня в наличии танков:

Таблица 24.

Всего корпус 222* 4 ХТ
45-я ТД ? ?
49-я ТД ? ?
216-я МД ? ?

*На 30.06.41 в наличии: БТ-7 рад. — 10, Т-26 рад. — 52, Т-26 лин. — 70, Т-26 двухбаш. — 43, ХТ — 3, Т-27 — 7. Всего 185 танков и танкеток.

Таким образом в восьми механизированных корпусах КОВО на 22 июня от 4672 танков до 4950 танков по разным источникам. Причем, два из пяти самых мощных мехкорпусов дислоцированы именно в КОВО.

ОдВО

2-й механизированный корпус, 9-я армия. Управление корпуса г. Тирасполь, личный состав 32396, или 90% от штата. На 22 июня в наличии танков:

18-й механизированный корпус, 9-я армия . Управление корпуса г. Аккерман, личного состава 26879, или 75% от штата. На 22 июня в наличии танков:

Таблица 26.

Всего БТ Т-26 Т-37/38 ХТ
Мехкорпус 282 (280) 106 (БТ-5 — 14) 150 (153) 14 (29) 12
44-я ТД ?
47-я ТД ?
218-я МД ?

Следовательно, в двух мехкорпусах ОдВО в наличии всего 732 танка. Что учитывая второстепенность округа немудрено.

Во всех мехкорпусах приграничных округов от 10639 до 10917 боевых машин (правда из них к 3-й и 4-й категории относилось 2232 танка) . И это только в механизированных корпусах, без учета других частей и соединений, имевших на вооружении танки.

Всего на западных границах СССР от Черного до Балтийского морей к началу войны оказалось сосредоточено 3 061 160 человек из 5 744 211 — такова была общая численность личного состава РККА. Германия вместе с союзниками к этому времени сконцентрировала у наших рубежей группировку в 4 329 005 военнослужащих. То есть, по численности войска вермахта превосходили силы Красной Армии в 1,4 раза. Для сравнения, по самолетам у нас было двукратное превосходство перед противником, а по танкам — четырехкратное.

Концентрация советских и немецких войск у линии соприкосновения была неравномерной. На Северо-Западном направлении германским частям группы армий «Север» противостояли войска Прибалтийского особого военного округа. При этом непосредственно возле границ находилось только 8 советских дивизий, 10 располагались на 80-120 километровом удалении от них. Всего в Прибалтике было сосредоточено 348 863 бойцов Красной Армии, им предстояло сдерживать натиск почти 793 тысяч немецких солдат.

На Западном направлении сошлись германская группа армий «Центр» и войска Западного особого военного округа. По плану «Барбаросса», именно здесь должен был быть нанесен главный удар, поэтому у границ Белоруссии германское командование сосредоточило до 40% своих дивизий. Общее соотношение сил на этом направлении: 1 453 200 немецких военных против 791 445 красноармейцев.

Юго-Западное направление – место столкновения группы армий «Юг» и частей Киевского особого и Одесского военных округов. Согласно планам советского командования, это направление являлось ключевым для нанесения удара по противнику, поэтому на Украине была наибольшая концентрация войск: 1 412 136 у РККА против 1 556 100 у вермахта.

Очевидно, что на всех главных направлениях у Германии был ощутимый численный перевес перед Советским Союзом в живой силе, однако не это определяло тотальное превосходство вермахта в первые месяцы войны. Важно помнить о том, что германские войска к 22 июня 1941 года были полностью развернуты для начала боевых действий, тогда как части Красной Армии находились в процессе передислокации. Высшее советское руководство несмотря на неоднократные сообщения разведки было совершенно неготово к нападению Германии в июне 1941-го.

Статистические данные по танкам Второй Мировой

Буду признателен за любую помощь с интересными источниками информации по данной теме.
I. ПРОИЗВОДСТВО ТАНКОВ ДО ВОЙНЫ.
По данным справочника Николая Симонова «Военно-промышленный комплекс СССР в 20-50 годы» в СССР было произведено танков по годам:
1930 — 170
1931 — 740
1932 – 3038
1933 – 3509
1934 – 3565
1935 — 3055
1936 – 4804
1937 – 1559
1938 – 2271
1939 – 2985
1940 – 2790
1941 (два квартала) – 2413
Производство танков в Германии по годам:
До 1934 производства танков нет.
С 1934 по 1937 г. – 1876
1938 – 804
1939 – 743
1940 – 1559
1941 (весь год) – 3153.
II. В СТРОЮ К 22 ИЮНЯ 1941.
По данным Статистического сборника № 1 «Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны» (1994 г. Воениздат), на 1 июня 1941 года в Красной Армии числилось более 25 000 танков. В июне 1941 года было произведено еще 305 танков.
Типы танков и их количество, в скобках — исправные:
Т-34 (76 мм пушка) — 1030 шт. (1029 шт.)
КВ -1 (76 мм пушка) — 412 шт. (410 шт.)
КВ -2 (152 мм гаубица) — 135 шт. (134 шт.)
Т-35 (76 мм пушка, 2 пушки 45 мм) — 59 шт. (42 шт.)
Т-28 (76 мм пушка) — 442 шт. (292 шт.)
БТ -7М (45 мм пушка) — 704 шт. (688 шт.)
БТ-7 (45 мм пушка) — 4563 шт. (3791 шт.)
БТ-5 (45 мм пушка) — 1688 шт. (1261 шт.)
БТ-2 (37мм пушка) — 594 шт. (492 шт.)
Т-26 (45 мм пушка) — 9998 шт. (8423 шт.)
Т-40 (2 пулемета 12,7 мм и 7,62 мм) — 160 шт. (159 шт.)
Т-38 (1 пулемет 7,62 мм) — 1129 шт. (733 шт.)
Т-37 (1 пулемет 7,62 мм) — 2331 шт. (1483 шт.)
Т-27 (1 пулемет 7,62 мм) — 2376 шт. (1060 шт.)
Су-5 (1 пушка 76 мм) — 28 шт. (16 шт.)
Итого: 25 621 танк, из них 19 997 исправных (боеготовых) — более 78%.
III. ПРОИЗВОДСТВО В ГОДЫ ВОЙНЫ.
Производство танков и САУ в СССР и Германии в 1941 — 1945 годах (источник: https://www.bonuscodewot.ru/main/1138-proizvodstvo-tankov-i-sau-v-sssr-v-1941-1945-godah.html):
1941 год — 6590
1942 год — 24445
1943 год — 30100
1944 год — 33274
первое полугодие 1945 — 15450
Поставки в СССР танков по ленд-лизу: из США было получено 6313; из Британии — 4529.
Германия:
1941 год — 3805
1942 год — 6189
1943 год — 10700
1944 год – 18300
Производство танков в Германии по годам (источник: http://armedman.ru/tanki/1937-1945-bronetehnika/nemetskie-tanki-vtoroy-mirovoy-voynyi.html):
Pz Kpfw I: до 1939 — 1493; 1942 — 70; всего — 1563
Pz Kpfw II: до 1939 — 1001; 1939 — 246; 1940 — 9; 1941 — 236; 1942 — 322; всего — 1814
Pz Kpfw 35(t): 1939 — 219; всего — 219.
Pz Kpfw 38(t): 1939 — 150; 1940 — 370; 1941 — 698; 1942 — 193; всего — 1411.
Pz Kpfw III: до 1939 — 71; 1939 — 206; 1940 — 916; 1941 — 1998; 1942 — 2693; 1943 — 265; 1944 — 8, всего — 6157.
Pz Kpfw IV: до 1939 — 115; 1939 — 141; 1940 — 278; 1941 — 467; 1942 — 1019; 1943 — 3013; 1944 — 3126; 1945 — 385; всего — 8544.
Pz Kpfw V: 1943 — 1768; 1944 — 3749; 1945 — 459; всего — 5976.
Pz Kpfw VI «Тигр»: 1942 — 89; 1943 — 647; 1944 — 623; всего — 1359.
Pz Kpfw «Тигр II»: 1944 — 377; 1945 — 112; всего — 489.
Pz Kpfw M13 и M14: 1943 — 23; всего — 23.
Pz Kpfw M15: 1943 — 90; всего — 90.
Pz Kpfw P40: 1944 — 100; всего — 100.
Всего: до 1939 — 2683; 1939 — 962; 1940 — 1573; 1941 — 3399; 1942 — 4386; 1943 — 5813;
1944 — 7983; 1945 — 956: всего — 27683.
«Истребители танков», всего — 5120.
Pz Jag «Ferdinand»: 1943 – 90; всего – 90.
Jagdpanzer 38(t): 1944 – 1457; 1945 – 1127; всего – 2584.
Jagdpanzer IV: 1945 – 769; всего – 769.
Pz IV/70(V): 1944 – 560; 1945 – 370; всего – 930.
Pz IV/70(A): 1944 – 207; 1945 — 71; всего – 278.
«Jagdpanther»: 1944 -226; 1945 – 166; всего – 392.
«Jagdtiger»: 1944 – 61; 1945 – 16; всего – 77.
Штурмовые орудия, всего — 10960.
StuK (7,5cm L/24): 1940 – 184; 1941 – 548; 1942 – 90; всего – 822.
StuG III (7,5cm L/43 и L/48): 1942 – 699; 1943 – 3011; 1944 – 4013; 1945 – 864; всего – 8587.
StuG IV : 1943 – 31; 1944 – 1006; 1945 – 102; всего – 1139.
StuG L6 (4,7cm 47/32): 1943 – 78; всего – 78.
StuG M42(i) (7,5cm 75/18 или 75/34): 1943 – 159; 1944 – 135; всего – 294.
StuG M43(i) (7,5cm 75/34 или 75/46): 1944 – 18: 1945 – 22; всего – 40.
Командирские танки Pz BefWg (всего): 739.
Огнеметные танки (всего): 345.
САУ (всего): 2358.
Итоговые цифры за войну (источник: http://oldadmiral.livejournal.com/24595.html)

Производство бронетехники в США: танки и САУ — 88410; БТР и БА — 123683.
Производство бронетехники в Британии: танки и САУ – 33574; БТР и БА – 136991.
Производство бронетехники в СССР: танки и САУ – 105251; БА – 8505.
Производство бронетехники в Германии: танки и САУ — 46857; БТР и БА – 26651.
IV. ПОТЕРИ В ГОДЫ ВОЙНЫ.
После войны ГБТУ провело исследование о причинах поражения наших танков. На долю противотанковой артиллерии пришлось около 60%, в боях с танками потеряно 20%, гаубичная артиллерия уничтожила 5%, на минах подорвалось 5%, на долю авиации и противотанковых средств пехоты пришлось 10%.
Потери советской бронетехники с 22 июня по 31 декабря 1941 года (по данным http://tankfront.ru/ussr/losses.html): 20500.
Потери советской бронетехники в 1942 году: 15000.
Потери советской бронетехники в 1943 году: 22400.
Потери советской бронетехники в 1944 году: 16900.
Потери советской бронетехники в 1945 году (с 1 января по 9 мая): 8700.
Всего потери советской бронетехники с 22 июня 1941 по 9 мая 1945: 83500.
Потери немецкой бронетехники с 22 июня по 31 декабря 1941 года (по данным https://www.anaga.ru/poteri-nemeckih-tankov.htm): 2851.
Потери немецкой бронетехники в 1942 году: 3377.
Потери немецкой бронетехники в 1943 году: 8995.
Потери немецкой бронетехники в 1944 году: 12079.
Потери немецкой бронетехники в 1945 году (с 1 января по 9 мая): 1433.
Всего потери немецкой бронетехники с 22 июня 1941 по 9 мая 1945: 28735.

Производство танков и САУ СССР в 1941-1945гг. https://www.bonuscodewot.ru/main/1138-proizvodstvo-tankov-i-sau-v-sssr-v-1941-1945-godah.html
Статистический сборник № 1 «Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны» (1994 г. Воениздат)
Танкостроение Германии и СССР https://vuzlit.ru/947522/tankostroenie_germanii_sssr_vremya_velikoy_otechestvennoy_voyny


Самые ощутимые потери в начале войны понесли танковые и механизированные войска РККА. К осени 1941 г. Красная Армия фактически лишилась своей ударной и маневренной силы — крупных танковых соединений. Перед войной Красная армия имела более 25 тысяч танков, из них почти 20 тысяч исправных. Это было намного больше, чем во всех странах мира, вместе взятых. До сих пор никто не может понять сталинских «стратегов»: зачем наделали столько танков, если катастрофически не хватало техники, без которой тоже невозможно воевать — бензовозов, тягачей, бронетранспортеров, САУ и даже обычных грузовиков?
Немцы на 22.06.1941 г. имели значительно меньше танков, в напавших на СССР войсках Германии было 3712 танка и штурмовых орудия. Из них только 961 новых танков типа «Pz.III» (37 мм или 50 мм пушка) и 439 штук типа «Pz.IV» (75 мм короткоствольная пушка).
Вермахт успешно использовал против новейших «Т-34» и «КВ» 50-мм пушку Pak-38. Ее бронебойный снаряд пробивал 78 мм брони на дистанции 500 метров. По данным НИИ-48 от 1942 года, попадания в «Т-34» в 54,3% приходились на калибр 50 мм. Т-34-76 с дистанции 300-400 м пробивался даже 37-мм бронебойным снарядом.
В августе 1943 г., проводя совещание на заводе № 112, нарком танковой промышленности Малышев сказал, что во время Курской битвы «Тигры» и «Пантеры» вели огонь с дистанции 1500 м, а танковые пушки Т-34-76 могли поразить немецкие танки лишь с дистанции 500-600 м. На самом деле ситуация была значительно хуже. В ходе испытаний трофейного «Тигра» на полигоне в Кубинке 25.04.1943 г., 76 мм бронебойно-трассирующий снаряд пушки Ф-34 не пробил бортовую броню немецкого танка даже с дистанции 200 м. А подкалиберный снаряд «Тигра» порой прошивал броню Т-34-76 с 4 км !
В целом за 1941 год промышленность произвела 2996 новейших танков Т-34. Учитывая эту внушительную численность и отсутствие у немцев тяжелых танков, не может не поражать ничтожная эффективность боевого применения советских новейших танков в начальный период войны. В целом, за лето-осень 1941 г. немцы подбили или захватили 14 079 советских танков.
Известны только небольшие по масштабу успешные бои, например, бой аса-танкиста Д.Лавриненко против 8 немецких танков. Его Т-34 находился неподалеку от КП генерала Панфилова. В этот момент на шоссе у села появилось 8 немецких танков. Танк Лавриненко на максимальной скорости помчалась навстречу немецким танкам. Перед самой колонной он резко свернул в сторону, остановился и начал стрелять. Лавриненко бил в упор, с близкого расстояния. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк, остальные встали. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха. Семью снарядами он уничтожил семь танков. На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия и последнему немецкому танку удалось скрыться.
Однако даже если очень стараться, невозможно найти в литературе и документах примеров значительных успешных боёв с участием Т-34 и КВ в 1941 году.
Зато документов, свидетельствующих о чудовищном бардаке в советских танковых войсках, предостаточно:
Согласно донесению помощника командующего войсками ЮФ по АБТВ г-м Штевнева от 31 июля 1941 г., в мехкорпусах ЮФ имелось:
во 2-м механизированном корпусе (МК) боеспособных: 1 шт.- КВ, 18 шт.- Т-34, 68 шт.- БТ, 26 шт.- Т-26, 7 шт.- огнеметных, 27 шт.- Т-37, 90 шт.- БА-10, 64 шт.- БА-20 (всего танков — 147, было на 22.06.41 — 489 шт.);
18 МК: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных. 1 БА-10, 4 БА-20 (всего танков — 22, было на 22.06.41 — 280 шт.);
16 МК: 5 Т-28, 11 БА-10, 1 БА-20 (на 22.06.41 было 608 танков);
24 МК: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных, 10 БА-10, 5 БА-20 (всего танков — 76, было на 22.06.41 — 222 шт.).
«В результате израсходования материальных ресурсов, аварий, поломок требует среднего капремонта: по 2-му МК до 200 ед., в 18-м МК — до 200 ед.»
О состоянии мехкорпусов можно судить по боевому донесению штаба 6-й армии ЮФ от 26 июля: «16-й мехкорпус с минимальными остатками: 240-й МД, 15-й и 44-й ТД, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, МЦП, силою до батальона. 16-й мехкорпус совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы…»

Танк Т-34-76 выпуска 1940-42 гг. имел громадное количество конструкторских и заводских дефектов, надёжность Т-34 удалось повысить только в 1943 году. Особо отвратительного качества был танковый дизель «В-2». Ресурса 100 моточасов для дизеля «В-2» (который был значительно дороже карбюраторного двигателя) на стенде удалось достичь только в 1943 году, а в 1941 ресурс уменьшался до 40-70 часов. Немецкие бензиновые двигатели «Майбах» отрабатывали в танке 300-400 часов.
Четырёхскоростная коробка передач была плохой по своей конструкции и легко ломалась при ошибках переключения скоростей неопытным механиком-водителем. Чтобы коробка не поломалась, требовались навыки, отработанные до автоматизма, что было недостижимо: ведь на обучение мехводам отводилось всего несколько часов вождения. Неудачной была конструкция фрикционов, они часто выходили из строя. Ненадёжны были топливные насосы. Плохого качества были прицелы. В целом, Т-34 был очень сложен в управлении, требовал высокой натренированности и физической выносливости от механика-водителя. За время длительного марша механик-водитель терял в весе 2-3 кг — это был тяжелейший труд. Часто переключать скорости мехводу помогал стрелок-радист. Таких сложностей с управлением не было у немецких танках, а при выходе из строя механика-водителя его мог заменить почти любой член экипажа.
Т-34 имели зеркальные перископы у механика-водителя и в башне танка. Такой перископ — это простейший короб с установленными под углом зеркальцами вверху и внизу, причем зеркальца были не стеклянными, а из полированной стали. Качество изображения было отвратительным. Такие же примитивные зеркальца были в перископах на бортах башни, являвшихся одним из основных средств наблюдения у командира танка.
Гильза после выстрела падает вниз на боеукладку. Её не возьмешь, она горячая. Дыма, гари, как в газовой камере, экипаж угорал во время стрельбы т.к. вентилятор в танке был очень слабый. Люки в бою по уставу требовалось закрывать. Но многие не закрывали, т.к. потерять ориентировку было очень легко. Время от времени надо надо было высовывать голову из люка, чтобы осмотреться и понять ситуацию. Механик-водитель, как правило, оставлял люк приоткрытым на ладонь.
Ещё хуже чем Т-34 по надёжности были танки КВ и комплектовать их умудрялись слабо работоспособными фрикционами и коробками передач. При попадании снаряда в лоб у КВ часто клинило башню. У Т-34 при прямом попадании снаряда проваливается внутрь люк водителя, а гусеницы легко выводил из строя даже снаряд мелкого калибра.
Из захваченных и подбитых немцами летом-осенью 1941 г. нескольких тысяч советских танков, к октябрю было введено в строй всего несколько десятков. Почему так мало? Дело в том, что советские танки не были нужны немцам. Они были негодны для вермахта. До февраля 1942 г. реальная бронебойность советских 45-мм танковой и батальонной пушек не соответствовала табличным значениям. В этом отношении она даже проигрывала немецкой 37-мм танковой и противотанковой пушкам из-за крайне низкого качества бронебойных снарядов. В дневниках Ф.Гальдера говорится, что довоенные советские легкие танки не представляли опасности для немецких «панцеров» на дистанции более 400 м! Но почему бы не построить на их шасси САУ, как это было с французскими машинами в вермахте? Дело в том, что для советских танковых двигателей требовался только высокосортный бензин (для Т-26 не хуже «Грозненского», а для БТ и Т-28 — не хуже «Бакинского»). А согласно «Военному дневнику» Ф.Гальдера, немцы уже в 1940-42 гг. испытывали острейший дефицит натуральной нефти и, как следствие, высокосортного бензина. Его немецкой армии не хватало бензина даже для авиации, так зачем же тратить его на посредственные советские танки? Немецкий же синтетический бензин отечественные танковые моторы «кушать» отказывались. Это было характерно не только для танков довоенного выпуска: двигатели Т-60, Т-70 и СУ-76 также нуждались в высокосортном бензине.

С соляркой для танков Т-34 и KB у немцев было еще хуже. В 1941-42 гг. в германской армии недостаток дизельного топлива (солярки, газойля и т.д.) ощущался острее, чем бензина, поскольку его невозможно заменить каким-либо синтетическим продуктом. Поэтому в моторы дизельных автомобилей и танков вместо солярки заливали смесь сырой нефти с керосином и маслом. Только трофейный газойль как-то спасал положение, но и он большей частью шел в баки грузовых автомобилей.
Всего, согласно немецким источникам, с 1941 г. по 1945 г. в вермахте использовалось не более 300 советских танков и САУ, а также было изготовлено 10 САУ на шасси легкого танка Т-26.

Огромные проблемы были из-за того, что обучению танковых экипажей придавали преступно мало значения. «Многие механики-водители к началу войны имели всего лишь 1,5-часовую практику вождения танков» . Основные тренировки механики-водители Т-34 под предлогом «сбережения моторесурса техники» проводили на танках Т-26. В результате большинство из поступивших в войска Т-34 не были освоены экипажами. Выяснились также факты придерживания учебников и инструкций для обучения танкистов на фоне параноидальной борьбы за секретность. Мол, как бы чего не вышло… В результате от собственных танкистов учебные материалы утаивали! Плохо обученные советские экипажи часто просто не могли завести танки и не умели делать простой ремонт. Основные потери танков были небоевые, из-за поломок. Танки вынуждены были уничтожать или просто бросали при отступлении.
Система подготовки немецких танкистов была намного лучше, чем советских:
«Упор в учебных и боевых подразделениях был сделан на возможно более тщательную подготовку экипажей. Особо подбирались в первую очередь водители танка. Если инструкторы не видели у курсанта прогресса после первых же практических занятий, то его сразу переводили в заряжающие или стрелки-радисты. Экипаж обучался движению в составе смешанных колонн вместе с артиллерийскими, инженерными и разведывательными подразделениями танковой дивизии. Такие колонны посылались в многокилометровые походы на 2-3 дня по специальным маршрутам. За соблюдением курсантами точности заданному курсу следили специально прикомандированные навигаторы.
Наводчики и заряжающие танковых орудий в бесконечных тренировках стремились уложиться в жесткие нормативы — каждая их операция была регламентирована по секундам. Отдельно тренировали наводчиков, добиваясь от них максимальной точности, при этом боеприпасов не жалели, так что их обучение в основном состояло из практических занятий.
Водитель был обязан хорошо разбираться в двигателе танка и вообще в устройстве многочисленных механизмов. Все свободное от занятий время курсанты посвящали уходу за танком. Помимо боевой подготовки будущие танкисты усиленно занимались физической, часто бегая кроссы, повышавшие общую выносливость. По окончании учебы худшие курсанты безжалостно отсеивались. Такие принципы подготовки сохранились в учебных танковых подразделениях вплоть до самого конца второй мировой войны. Именно благодаря всем ее составляющим немецкие танкисты так хорошо показали себя как в наступательных, так и в оборонительных операциях на всех фронтах…».
Непосредственные участники боев в один голос говорили: «если немецкий танк по тебе первым выстрелом промахивается, то вторым он уже не промахивался никогда». К тому ж хорошая оптика позволяла немецким танкистам обстреливать наши танки в сумерках на полчаса дольше, чем это могли себе позволить наши.
Интересны впечатления танкиста Р.Уланова о разных танках:
«За время службы в армии мне довелось иметь дело со многими танками и САУ. Я был механиком-водителем, командиром машины, зампотехом батареи, роты, батальона, испытателем в Кубинке и на полигоне в Бобочино (Ленинградская область). Каждый танк имеет свой “нрав” по управлению, по преодолению препятствий, специфику выполнения поворотов. По легкости управления я бы поставил на первое место немецкие танки T-III и T-IV, по маневренности Т-34, Т-44 и Т-54, по плавности хода по неровностям местности — ИС-3 и ИС-4. Отмечу, что вождение Pz.IV было неутомительным из-за легкости работы рычагами; удобным оказалось и сиденье со спинкой — в наших танках сиденья механиков-водителей спинок не имели. Раздражали только вой шестерен коробки передачи и исходившее от нее тепло, припекавшее правый бок. 300-сильный двигатель “Майбах” заводился легко и работал безотказно. Pz.IV был трясучим, его подвеска была жестче, чем у Pz.III, но мягче, чем у Т-34. В немецком танке было значительно просторнее, чем в нашей “тридцатьчетверке”. Удачное расположение люков, в том числе и в бортах башни, позволяло экипажу, в случае необходимости, быстро покинуть танк…»
По данным Статистического сборника № 1 «Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны» (1994 г. Воениздат), на 1 июня 1941 года в Красной Армии числилось более 25 000 танков. В июне 1941 года было произведено еще 305 танков.
Типы танков и их количество, в скобках – исправные:
– Т-34 (76 мм пушка) – 1030 шт. (1029 шт.)
– КВ -1 (76 мм пушка) – 412 шт. (410 шт.)
– КВ -2 (152 мм гаубица) – 135 шт. (134 шт.)
– Т-35 (76 мм пушка, 2 пушки 45 мм) – 59 шт. (42 шт.)
– Т-28 (76 мм пушка) – 442 шт. (292 шт.)
– БТ -7М (45 мм пушка) – 704 шт. (688 шт.)
– БТ-7 (45 мм пушка) – 4563 шт. (3791 шт.)
– БТ-5 (45 мм пушка) – 1688 шт. (1261 шт.)
– БТ-2 (37мм пушка) – 594 шт. (492 шт.)
– Т-26 (45 мм пушка) – 9998 шт. (8423 шт.)
– Т-40 (2 пулемета 12,7 мм и 7,62 мм) – 160 шт. (159 шт.)
– Т-38 (1 пулемет 7,62 мм) – 1129 шт. (733 шт.)
– Т-37 (1 пулемет 7,62 мм) – 2331 шт. (1483 шт.)
– Т-27 (1 пулемет 7,62 мм) – 2376 шт. (1060 шт.)
– Су-5 (1 пушка 76 мм) – 28 шт. (16 шт.)
Итого: 25 621 танк, из них 19 997 исправных (боеготовых) — более 78%.
Выпущено Т-34:

Каков процент потерь советских танкистов в годы ВОВ?

Первая болванка попала прямо в лоб, Радиста–пулеметчика загнала сразу в гроб. Вдарила вторая – лопнула броня, Мелкими осколками поранила меня. Механичек с башнером бинтуют раны мне, А моя машина догорает в стороне. А наутро вызвал меня политотдел: «Почему механик с машиной не сгорел?» А на это я им , тотчас же говорю: «В следующей атаке обязательно сгорю!» Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить! В танковой бригаде не приходиться тужить! Танк КВ горит после взрыва боекомплекта

Танки — техника наводящая ужас на противника еще со времен I Мировой войны. Для вчерашних крестьян редко видевших даже паровоз, грохочущая махина изрыгающая огонь была поистине исчадием ада. Но сила танка, одновременно его слабость. А точнее, пусть даже современный танк является по сути металлической коробочкой из которой выбраться сразу довольно сложно. А учитывая, что внутри этой коробочки еще и куча боезапаса, то и получается, что танкист остается в замкнутом пространстве со снарядами которые способны разворотить танк в считанные секунды.

С появлением танков появились и методы борьбы с ними — артиллерия, гранаты и самое действенное — бутылки с зажигательной смесью. После финской войны выяснилось, что бутылки с зажигательной смесью или как их называли «коктейль Молотова», несут куда больший урон советским танкам, чем например авиация. Танки легко воспламенялись и горели очень быстро, и не всегда экипаж успевал выбраться из горящей машины. Далеко не всегда. И так уж получилось, что самый защищенный превращался в самого беззащитного.

К началу Великой Отечественной войны, Красная Армия обладала в целом неплохими танками КВ, хорошими Т-34 и целым набором уже устаревающих БТ-5/7, Т-26, Т-28. Они то и встретили врага, в основном это были легкие и быстроходные танки, экипажи которых были обучены воевать согласно тактике «разбить врага единым ударом на его территории». Но подчиненные Гудериана, пусть и имели меньшее количество танков и танки эти были слабее, воевали лучше. Тут сказывалась выучка, поддержка пехоты и авиации, умелое взаимодействие во время боя. За плечами немецких танкистов уже лежала побежденная Европа. А у наших танков, радио был оснащен только командирский танк, которые и горел первым.

Вот только оптика у немцев значительно лучше, а это значит большое преимущество в стрельбе. И второе в чём они выигрывали – подготовка танкистов. У них она была значительно лучше. Длительная, тщательная. Даже в войну они младших специалистов готовили по году. А у нас только механиков-водителей готовили полгода, а остальных за четыре месяца. Да еще учтите, какая общая грамотность у них и у нас. И какая у них техническая грамотность, а у нас в основном от сохи все. Борисов Николай Николаевич, танкист Вот эти поручни вокруг башни и есть антенна Вот эти поручни вокруг башни и есть антенна

И все-таки сколько какие шансы были у советских танкистов выжить с 1941 по 1945? На самом деле считалось большой удачей пережить пару боев

на «тридцатьчетверке» пару раз в бой сходил и готов – «пал смертью храбрых» Михаил Резников, танкист. 57-йгвардейский отдельный тяжёлый танковый полк прорыва

И это на Т-34, который считался неплохим танком по выживаемости. Что тогда говорить, про легкие танки типа БТ? После летней катастрофы 1941 года, экипажей практически не осталось, стали массово «клепать» неподготовленных бойцов, но шансов на то, чтобы выжить в бою с немецкими ассами у них оставалось еще меньше.

Опять же со слов танкиста, экипажи тяжелых танков, таких как ИС и ИС-2 имели шансы выжить чуть больше. Примерно четверть их дожила до Победы

Из личного состава конца 1943 года, из экипажей танков до Победы дошли примерно 25% танкистов. Это высокий процент. Воевавшие на Т-34 погибали намного чаще нас.. Нам откровенно завидовали. Нашей 120-мм лобовой броне, нашей 122-мм пушке. ВКВ ВКВ

Но тут стоит добавить, что ИСы в армии берегли, в лобовую атаку тяжелые танки бросали редко. В основном первыми шли опять же Т-34 которые ввязывались в бой, вскрывали огневые точки и только потом на линию выходили тяжелые ИС которые методично расстреливали выявленные точки противника. Как вы понимаете, в это время часть тридцатьчетверок погибала. Поэтому сколько же танкистов могло сказать что прошли с боями с 1941 по 1945 гг? Наверно десяток человек из сотни, в лучшем случае.