СССР при горбачеве

Янаев, Геннадий Иванович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Янаев.

Геннадий Иванович Янаев
Вице-президент СССР
27 декабря 1990 года — 4 сентября 1991 года
Президент: Михаил Сергеевич Горбачёв
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Должность упразднена
Исполняющий обязанности Президента СССР
19 августа — 21 августа 1991 года
Предшественник: Михаил Сергеевич Горбачёв
Преемник: Михаил Сергеевич Горбачёв
Член Совета безопасности СССР
13 марта — 22 августа 1991 года
Член Политбюро ЦК КПСС
14 июля 1990 года — 31 января 1991 года
Секретарь ЦК КПСС
14 июля 1990 года — 31 января 1991 года
11-й Председатель ВЦСПС
17 апреля 1990 года — 20 июля 1990 года
Предшественник: Степан Алексеевич Шалаев
Преемник: Владимир Павлович Щербаков (заместитель председателя ВЦСПС)
Председатель ГКЧП СССР
19 августа — 21 августа 1991 года
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Должность упразднена
Рождение: 26 августа 1937
село Перевоз, Перевозский район, Горьковская область
Смерть: 24 сентября 2010 (73 года)
Москва, Россия
Похоронен: Троекуровское кладбище
Супруга: Янаева Роза Алексеевна
Дети: дочери Светлана и Мария
Партия: КПСС (c 1962)
Образование: Горьковский сельскохозяйственный институт
Профессия: Специалист по сельскому хозяйству
Награды:

Генна́дий Ива́нович Яна́ев (26 августа 1937 — 24 сентября 2010) — советский партийный и государственный деятель, Вице-президент СССР (1990—91), член Политбюро, Секретарь ЦК КПСС (1990—91). Во время Августовского путча являлся председателем Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению в СССР.

Биография

В 1959 году окончил Горьковский сельскохозяйственный институт по специальности «инженер-механик сельского хозяйства», в 1967 году — Всесоюзный заочный юридический институт.

С 1959 года работал начальником механизированного сельскохозяйственного отряда, затем главным инженером Работкинской РТС, управляющим Княгининским отделением «Сельхозтехники» Горьковской области.

С 1963 по 1964 годы — второй секретарь Горьковского сельского обкома ВЛКСМ. С 1964 по 1966 годы — второй секретарь, с 1966 по 1968 годы — первый секретарь Горьковского обкома ВЛКСМ. С 1968 по 1980 годы — председатель Комитета молодёжных организаций СССР. С 1980 по 1986 годы — заместитель председателя президиума Союза Советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами. Являлся членом редколлегии журнала «Вокруг света». В 1986—1989 годах — секретарь, в 1989—1990 годах — заместитель председателя, в 1990 году — председатель ВЦСПС. Народный депутат СССР от ВЦСПС (1989—90). Депутат Верховного Совета РСФСР (1971—80).

С июля 1990 по январь 1991 являлся членом Политбюро и Секретарём Центрального Комитета КПСС. С декабря 1990 года по сентябрь 1991 года — вице-президент СССР. С марта по сентябрь 1991 года — член Совета Безопасности СССР.

Подполковник запаса. Кандидат исторических наук.

Во время августовских событий 1991 года был одним из основных участников Государственного комитета по чрезвычайному положению, стал исполняющим обязанности Президента СССР согласно статьям 127.4 и 127.7. конституции СССР. Михаил Леонтьев в своём предисловии к книге «Красная дюжина. Крах СССР: они были против» отмечал:

Янаев, милейший в общем мужик, потративший большую часть жизни на безобидно-бесполезную комсомольскую карьеру.

Самое показательное — контраст между масштабом события и масштабом личностей. «Пойми мой характер, если хоть один погибнет — я жить не смогу» — это «первое лицо», номинальный глава путчистов Янаев Крючкову во время путча.

За участие в деятельности ГКЧП был привлечён к уголовной ответственности. 4 сентября 1991 освобождён от обязанностей вице-президента СССР внеочередным V Съездом народных депутатов СССР и помещён в тюрьму «Матросская тишина», но в 1994 году освобождён по амнистии Госдумы.

Его жена Роза Алексеевна в интервью газете «Новый взгляд» в 1996 году утверждала, что её супруг не злоупотреблял привилегиями партийного руководителя:

Горбачёв с Геной просчитался… Гена другой, он не заботился о личном благе. Не то что, к примеру, наш сосед Шеварднадзе, который успел перед отъездом в Тбилиси приватизировать московскую квартиру.

Геннадий Янаев работал консультантом комитета ветеранов и инвалидов государственной службы. Также был руководителем Фонда помощи детям-инвалидам с детства (Фонд входит в негосударственную организацию «Духовно-просветительский комплекс традиционных религий в Москве»).

В последние годы занимал должность заведующего кафедрой отечественной истории и международных отношений Российской международной академии туризма.

В ночь на 20 сентября 2010 года Янаев почувствовал себя плохо, он страдал заболеванием лёгких и был госпитализирован в тяжёлом состоянии в Центральную клиническую больницу. Врачи поставили ему диагноз рак лёгких и оценили состояние пациента как очень тяжёлое. «Болезнь буквально „съедала“ лёгкие Геннадия Ивановича» — заявили в больнице. Консилиум специалистов принял решение провести сложнейший курс химиотерапии, для того чтобы продлить жизнь. Однако медики признавали, что болезнь была в запущенном состоянии, и не гарантировали благополучный исход лечения. Врачам не удалось спасти его жизнь и 24 сентября 2010 года стало известно, что Янаев скончался.

Центральный Комитет КПРФ выразил соболезнования родным и близким Янаева. Прямо в больнице, буквально накануне своей смерти, Геннадий Иванович успел увидеть свое последнее творение — книгу под названием «Последний бой за СССР». 27 сентября Янаева похоронили на Троекуровском кладбище. Проститься с политиком пришли многочисленные соратники и друзья. Среди них первый заместитель гендиректора ИТАР-ТАСС, лауреат Госпремии, заслуженный работник культуры России Михаил Гусман, вице-мэр Москвы Людмила Швецова, первый заместитель председателя КПРФ, зампред Госдумы Иван Мельников.

Семья

Жена — Роза Алексеевна (инженер-агрохимик), 2 дочери — Светлана (психолог) и Мария (юрист).

Библиография

Произведения Г. И. Янаева

Произведения о Г. И. Янаеве

В кино

  • Самохвалов, Михаил Иванович в документальном фильме «Неизвестный путч», Россия, 2009
  • Александр Шаврин в художественном фильме «Ельцин. Три дня в августе», Россия, 2011

Награды

Награждён двумя орденами Трудового Красного Знамени и двумя орденами «Знак Почёта».

Примечания

В Викицитатнике есть страница по теме
Геннадий Иванович Янаев

  • Биография Геннадия Янаева: ветеран и инвалид госслужбы, «Тема дня».
  • Геннадий Иванович Янаев. Биографическая справка, «РИА Новости»
  • Янаев Г. И. ГКЧП против Горбачева. Последний бой за СССР. — М.: Эксмо, 2010. — С. 70.
Распад СССР
Предпосылки и начало
дезинтеграционных
процессов
Падение просоветских режимов в Восточной Европе: Чехословакия • Румыния • Объединение Германии
Массовые беспорядки внутри СССР: Беспорядки в Алма-Ате • Карабахский конфликт • Погром в Сумгаите • Приднестровский конфликт • Беспорядки в Тбилиси • Беспорядки в Новом Узене • Беспорядки в Сухуми • Поход на Цхинвали • Ферганские события • Ошская резня • Погром в Баку • Чёрный январь • Беспорядки в Душанбе • Погром в Андижане • Поход на Гагаузию • События в Вильнюсе • Беспорядки в Риге • Нападение на таможенный пункт под Мядининкаем
Парад суверенитетов
Августовский путч Государственный комитет по чрезвычайному положению
Создание СНГ
Завершение распада
Основные персоналии
эпохи распада

СССР: М. С. Горбачёв • Г. И. Янаев • А. И. Лукьянов • Н. И. Рыжков
РСФСР: Б. Н. Ельцин • Р. И. Хасбулатов • А. В. Руцкой • Г. Э. Бурбулис
Украинская ССР: Л. М. Кравчук • В. П. Фокин
Белорусская ССР: С. С. Шушкевич • В. Ф. Кебич

Портал:СССР | Категория:Распад СССР | Категория:СССР
Предшественник:
Михаил Сергеевич Горбачев
Исполняющий обязанности президента СССР
19—22 августа 1991
Преемник:
Михаил Сергеевич Горбачев

30 лет назад Михаил Горбачев стал первым президентом СССР

15 марта 1990 года на внеочередном третьем Съезде народных депутатов СССР Михаил Горбачев был избран президентом СССР — первым и последним в истории Советского Союза. До этого он ровно пять лет занимал должность генерального секретаря ЦК КПСС.

Реклама

10 марта 1985 года после продолжительной болезни скончался генсек Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Константин Черненко. Среди претендентов на его место было три кандидата — первый секретарь Московского горкома КПСС Виктор Гришин, первый секретарь Ленинградского обкома Григорий Романов и сам Горбачев. И именно он вызывал наибольшие симпатии Запада.

Советский Союз требовал обновления. За Горбачевым же закрепилась репутация прогрессивного политика, отличавшегося свежими идеями и хорошим вкусом в одежде.

«Горбачев больше, чем любой другой советский лидер, олицетворяет новое поколение, — писал за неделю до смерти Черненко The New York Times. — Он стал известен на Западе менее трех лет назад, и здесь его знали, вообще говоря, в основном как юношу из Политбюро, «мальчика с фермы» на два десятилетия моложе большинства своих товарищей, компетентного и, по-видимому, умного политика».

За год до этого Михаил Горбачев вместе со своей супругой Раисой дебютировали на мировой политической арене — это был визит тогда еще главы Международного парламентского комитета в Великобританию.

Советник Маргарет Тэтчер Чарльз Пауэлл в книге Уильяма Таубмана «Горбачев. Его жизнь и время» вспоминал, что будущий президент СССР, в отличие от прежних советских руководителей «которым помощники постоянно что-то нашептывали и подавали нужные бумаги, заглядывал только в собственные бумаги».

Одним из предметов их разговора была необходимость разоружения. Горбачев развернул перед премьером карту и обсуждал, что применение ядерного оружия приведет к куда более серьезным последствиям, чем Вторая Мировая война.

Ближайшая же помощница Тэтчер вспоминает, как все были очарованы этой парой: «Госпожа Горбачева была одета элегантно, по-западному, в хорошо сшитый серый в полоску костюм — я бы сама такой с удовольствием надела». Далее Раиса Горбачева, сопровождавшая мужа во всех его зарубежных визитах, лишь способствовала укреплению их репутации, в том числе, и благодаря своему вкусу в одежде. В СССР она могла стать иконой стиля — так, как она, никто из советских женщин не одевался.

Британские СМИ, освещая визит Горбачевых, окрестили их «новыми товарищами в Gucci».

В конце этого визита премьер-министр Великобритании заявила: «Мне нравится мистер Горбачев. С ним можно иметь дело». И, тем самым, весьма высоко отрекомендовала будущего президента СССР перед Западом.

В ходе той встречи Тэтчер расспрашивала Горбачева о недостатках политической и экономической системы Советского Союза, на что он приглашал ее приехать в СССР и убедиться, что его граждане «довольны».

«Если это так, парировала она, то почему же советское правительство боится выпускать своих граждан за границу? – «Ведь Британию легко может покинуть каждый?», — цитирует Пауэлла в своей книге Уильям Таубман.

«Настанет день…»

Спустя три года, 21 января 1987-го, Михаил Горбачев, первый секретарь ЦК КПСС выступил на пленуме с докладом «О перестройке и кадровой политике партии», в котором он привел идеологическую базу для реформирования советской политической системы и провозгласил курс на гласность.

Выбранный курс политика привел к закону о печати, упразднившему государственную цензуру, широкой кампании реабилитации жертв политических репрессий.

Перестройка, объявленная Горбачевым, касалась сразу всех аспектов жизни Советского Союза.

«Темпы прироста национального дохода за последние три пятилетки уменьшились более чем вдвое. Планы по большинству показателей с начала 70-х годов не выполнялись. Экономика в целом стала мало восприимчивой к нововведениям…» — говорил в своем докладе Горбачев.

Принятое по итогам выступления Горбачева постановление провозглашало укрепление полномочий трудовых коллективов, а также введение выборности руководителей предприятий. Реформы, как говорилось в постановлении пленума, «позволяли бы каждому трудящемуся чувствовать себя на деле хозяином своего предприятия».

Экономические перемены в стране, действительно, назрели. Военно-промышленный комплекс съедал львиную долю средств, потребительские товары советского производства были низкого качества, а немногочисленный импорт не удовлетворял потребностей граждан.

Относительно широкий, хотя и убогий по современным меркам набор продуктов питания присутствовал лишь в крупных городах союзного значения, а дефицитные товары продавались «из-под прилавка».

Кроме изменения экономических отношений доклад Горбачева провозгласил также и необходимость политических изменений, но лишь в рамках однопартийной системы.

Планировалось превратить формальные выборы внутри Компартии, а также советы всех уровней в реальные, предоставив возможность выдвижения сразу нескольких кандидатур. Целью было освобождение советов от диктата партийной власти, чтобы добиться «советского разделения властей».

Доклад и его положения были с воодушевлением восприняты многими, так как перемены давно назрели, а сам Горбачев был не похож на советских вождей.

Слово «перестройка» было переведено на многие языки мира, его изображали на майках под портретами Горбачева, а выражение «Еще не перестроился?» стало крылатым.

На Западе же симпатии к Горбачеву крепли. В частности, этому способствовали вывод советских войск из Афганистана и его согласие объединению Германии. За три года до этого президент США Рональд Рейган, выступая на площади перед Бранденбургскими воротами в Берлине, обратился с призывом к генеральному секретарю ЦК КПСС.

«Генеральный секретарь Горбачев, если вы ищете мира, если вы ищете процветания для Советского Союза и Восточной Европы, если вы ищете либерализации, приезжайте сюда к этим воротам, мистер Горбачев, откройте эти ворота. Мистер Горбачев, снесите эту стену!» — говорил он.

В период с 1985 по 1988 год американский лидер четыре раза встретился с Горбачевым. Эти встречи стали свидетельством потепления в отношениях Москвы и Вашингтона. Советский лидер же продолжал свою политику, направленную на мирные инициативы.

8 декабря 1987 года Горбачев и Рейган подписали в Вашингтоне Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, вступивший в силу 1 июня 1988 года.

Не сразу, правда, задались отношения политика с преемником Рейгана, Джорджем Бушем-старшим. Однако и им удалось найти общий язык.

«Этот парень и есть перестройка!» — позднее сказал о нем Буш.

Всего за шесть лет пребывания в должности генерального секретаря ЦК КПСС, Горбачев 11 раз встречался с президентами США: пять раз с Рейганом, шесть — с Бушем.

Еще одним символом признания Горбачева на Западе стала присужденная ему в 1990 году Нобелевская премия мира. «В знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества».

В 1989 году Михаил Горбачев выступил на Ассамблее Совета Европы в Страсбурге. Обращаясь к присутствующим с трибуны парламентской ассамблеи, он процитировал Виктора Гюго:

«Настанет день, когда ты, Франция, ты, Россия, ты, Италия, ты, Англия, ты, Германия, — все вы, нации континента, не утрачивая ваших отличительных черт и вашего великолепного своеобразия, все неразрывно сольетесь в некоем высшем единстве и образуете европейское братство. Настанет день, когда единственным полем битвы будут рынки, открытые для торговли, и умы, открытые для идей».

В день 20-летия своей речи Горбачев снова выступил на торжественной церемонии Совета Европы.

«Двадцать лет назад, обращаясь к собравшимся с трибуны Парламентской Ассамблеи, я цитировал Виктора Гюго, его знаменитые слова, — сказал он. — За 20 прошедших лет мы приблизились к этой цели, но впереди еще большой путь».

Тем не менее, потепление отношений с Западом не позволили Горбачеву избежать внутреннего сопротивления. За несколько дней до того, как он принес присягу в качестве президента СССР, Литва заявила о независимости, запустив «парад суверенитетов» советских республик. Процесс разрушения советского государства уже начался, и Горбачев не смог предотвратить распад СССР.

В эти дни наша страна отмечает один из самых неоднозначных юбилеев в своей новейшей истории — 20-летие распада Советского Союза. Учёные и очевидцы тех событий пытаются досконально восстановить обстоятельства, предшествовавшие развалу величайшей мировой державы. И по ходу этих воспоминаний всплывают настоящие откровения и сенсации.
В частности, любопытное признание сделал не так давно бывший секретарь ЦК КПСС Валентин Фалин.
Выступая на одном из научных семинаров, посвящённом 20-летнему юбилею развала Советского Союза, Валентин Михайлович поведал об одном разговоре, случившемся в годы перестройки между тогдашним председателем КГБ Владимиром Крючковым и Генеральным секретарём ЦК КПСС Михаилом Горбачёвым.
Крючков докладывал генсеку о подозрительной деятельности ближайшего горбачёвского сподвижника Александра Яковлева. Глава КГБ тогда прямо заявил о том, что Яковлев работает на американцев и что его вербовка произошла ещё в далёком 1959 году, когда он стажировался в США.
Ответ Горбачёва просто шокировал главу КГБ: «Яковлев полезный для перестройки человек? Если полезный, то простим его. У кого из нас в молодости не было грехов…».
А скоро не без активного яковлевского участия рухнул Советский Союз. Таким образом, оперативные сведения КГБ о высокопоставленном изменнике окончательно исчезли где-то в недрах бывших партийных архивов…
Агент национальной опасности
Впрочем, Владимир Крючков успокаиваться не собирался. Даже находясь в отставке, он продолжал твердить об измене Яковлева и опубликовал по этому поводу статьи в оппозиционной прессе. И не только он! Информацию Крючкова публично подтверждали и другие генералы КГБ — в частности, Евгений Питрованов и Виктор Чебриков, занимавшие в своё время важные посты в системе советской госбезопасности и внешней разведки.
А вот что об этом вспоминал известный московский журналист Евгений Жирнов:
«Первые разговоры о том, что в отношении бывшего члена Политбюро ЦК КПСС, а на тот момент члена Президентского совета СССР Александра Яковлева ведётся некая проверка по линии госбезопасности, я услышал в 1990 году… Тогда в редакцию валом валили недовольные политикой партии и правительства офицеры советской армии, МВД и КГБ, которые в духе царившей тогда гласности хотели обнародовать своё мнение о ситуации в стране. Попутно они говорили и много других интересных вещей. Оперативник из Первого главного управления КГБ (разведка), например, рассказал, что занимался поиском зарубежной собственности Яковлева и министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе. Он утверждал, что, по имеющимся у ПГУ данным, оба купили недвижимость на средства, полученные от американцев. Офицер утверждал, что ему удалось обнаружить принадлежащие Шеварднадзе плантации в Южной Америке. А собственность Яковлева продолжают искать».
Уже после развала Советского Союза Жирнов собрал все шпионские слухи, гулявшие вокруг Яковлева, и решил с ними наведаться к самому герою. Журналист ожидал, что Яковлев либо обратит всё в шутку, либо просто выгонит. Но реакция бывшего члена Политбюро оказалась неожиданной:
«Яковлев страшно побледнел и сказал, что ничего этого не знал. Потом позвонил секретарю и попросил принести копию заключения российской прокуратуры по обвинениям, выдвинутым Крючковым, — об отсутствии в его действиях состава преступления… Чего он больше испугался — нового витка скандала или ещё чего, судить не берусь».
В общем, стало ясно, что дело тут точно нечисто…
Шпион, выйди вон
До памятной стажировки в США карьера Александра Николаевича Яковлева складывалась вполне обыденно, как у тысяч других его советских ровесников, выбравших партийно-политическую стезю — педагогический институт в городе Ярославле, работа журналистом в областной комсомольской газете, переход на партийную работу. В начале 50-х годов Яковлев был уже в Москве, где поступил в Академию общественных наук при ЦК КПСС, на кафедру международного коммунистического и рабочего движения. От этой кафедры в 1958 году в группе молодых стажёров-аспирантов он и был направлен в США, на учёбу в известный Колумбийский университет…
Как именно и где его завербовали американцы, мы, наверное, никогда теперь уже не узнаем. Скорее всего, мотивы, толкнувшие его на измену Родине, были аналогичны причинам предательства со стороны многих других советских граждан — потрясение при виде богатого западного мира и страстное желание жить с неменьшим материальным размахом. А поскольку за возможность стать частью западного мира американская разведка всегда требовала от наших людей оказания определённых шпионских услуг, то Яковлев, по всей видимости, не избежал общей участи — он дал обязательство работать на интересы США.
Надо сказать, что американцы не просчитались. Они завербовали очень неглупого человека, к тому же весьма перспективного в плане партийной карьеры. Ибо сразу после возвращения в СССР Яковлев становится работником отдела пропаганды ЦК КПСС. Судя по сохранившимся документам той эпохи, он проявлял необычайное рвение в изобличении и искоренении любой «идеологической крамолы», хоть в малейшей степени отходящей от установок партии.
Не удивительно, что вскоре его заметил сам Михаил Суслов, главный партийный идеолог. Об этом человеке стоит сказать особо. Именно этот дремучий коммунистический фанатик превратил марксизм-ленинизм из творчески развивающейся науки, каковой она была при Ленине и Сталине, в некую почти религиозную догму, где всё предлагалось принимать на веру, без каких-либо обсуждений и дискуссий. Очень быстро коммунистическая идея потеряла привлекательность даже среди граждан СССР, что стало одной из предпосылок гибели первого в мире социалистического государства.
А под крылом малограмотного догматика Суслова развелось великое множество откровенных проходимцев, успешно делавших себе карьеру на сусловской «железобетонной» идеологии! Среди них оказался и Яковлев, который, по свидетельству очевидцев, даже после распада СССР неизменно отзывался о своём благодетеле с большим восхищением…
Правда, в 1972 году с Яковлевым случился казус. Он опубликовал в «Литературной газете» большую статью под названием «Против антиисторизма», в которой выступил с нападками на русских писателей-деревенщиков, ратовавших за сохранение национального уклада жизни и выступавших против развала русской деревни. Александр Николаевич, козыряя казённой партийной фразеологией, назвал писателей «русскими националистами и шовинистами», которым-де нет места в интернациональном советском обществе.
Но партийный пропагандист получил неожиданный отпор. Писатели пожаловались на яковлевскую клевету в ЦК. Среди возмутившихся был и Михаил Шолохов, который дошёл до самого Леонида Брежнева. Говорят, Брежнев на заседании Политбюро сказал о Яковлеве следующее: «Этот проходимец хочет нас поссорить с русской интеллигенцией». И жизнь идеолога снова сделала крутой поворот.
Двое — это слишком
Слова Брежнева означали верную опалу. Обычно после таких слов человека либо вообще выгоняли с партийной работы, либо навечно отправляли послом в какую-нибудь третьеразрядную страну вроде Монголии. Яковлев отправился послом. Но отнюдь не в Монголию, а во вполне благополучную Канаду — Суслов продолжал покровительствовать своему любимцу и постарался сделать всё, чтобы тот пересидел гнев начальства в тёпленьком местечке до лучших времён…
Как раз в это самое время в КГБ и стала поступать информация о возможных связях Яковлева с западными спецслужбами. Так, сотрудник безопасности нашего посольства в Канаде докладывал в Москву о том, что он встречался со своим источником информации из числа влиятельных британских бизнесменов. И этот источник предупредил особиста: «Будь осторожен с вашим новым послом. Судя по всему, он работает на нас».
Одновременно КГБ фиксировал широкий образ жизни, какой вёл Яковлев. У него регулярно стали появляться очень дорогие вещи, которые просто никак не могли вписаться в официальные денежные доходы, полагающиеся советскому послу. Кроме того, Александр Николаевич регулярно совершал непонятные и тайные визиты к западным политикам, даже не согласовывая их ни с Министерством иностранных дел, ни с органами КГБ.
Хотя прямых шпионских улик против него по-прежнему не было. Зато косвенных накопилось — хоть отбавляй! В конце 70-х годов председатель КГБ Юрий Андропов на одном из заседаний Политбюро поднял вопрос о Яковлеве и предложил под любым предлогом снять его с занимаемой должности. Но тут за шпиона вступился давний покровитель Суслов. Тот сурово посмотрел на Андропова и сказал: «А товарища Яковлева на должность посла не КГБ назначал, а партия». Этого оказалось достаточно, чтобы грозовые тучи обошли Яковлева стороной: старцы из Политбюро всегда строго следили за тем, чтобы госбезопасность не вмешивалась в их партийные дела…
Не удивительно, что, получив такую индульгенцию, Яковлев уже фактически ничего не скрывал и никого не стеснялся. В мае 1983 года он организовал визит в Канаду тогдашнего секретаря ЦК по сельскому хозяйству Михаила Горбачёва. Яковлев не просто сопровождал сельхозсекретаря, но и организовал ему ряд тайных от советского руководства встреч с влиятельными лицами западного мира. Среди них значился и премьер Канады Поль Трюдо, доверенное лицо президента США Рональда Рейгана и премьера Британии Маргарет Тэтчер. Видимо тогда западникам и удалось втянуть в свои «сети» болтливого и недалёкого Горбачёва, а Яковлев при нём стал своего рода «смотрящим».
Вернувшись после Канады в Москву, Александр Николаевич сделал головокружительную карьеру. При содействии многочисленных последователей уже умершего к тому времени Суслова он, всего за несколько лет, прошёл путь от директора Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР до главного партийного идеолога и члена Политбюро! Не без его активного участия в марте 1985 года партию и страну возглавил Михаил Горбачёв, уже готовый к тому времени агент западного влияния. Образовался своего рода тандем, который под видом провозглашённой им же перестройки принялся усиленно разваливать Советский Союз.
И когда глава КГБ Крючков явился к Горбачёву с компрометирующими материалами на Яковлева, это был бесполезный шаг — один западный агент просто не пожелал давать в обиду другого.
…Какой из всего этого следует урок? Прежде всего тот, что перед законом должны быть все равны, без какого-либо исключения. Когда после смерти Сталина органам госбезопасности было запрещено вмешиваться в деятельность партии и даже возбуждать уголовные дела против партийных функционеров, КПСС стала разлагаться невиданными темпами. Её ряды стремительно пополнялись неприкосновенными взяточниками, самодурами, дилетантами, аферистами и настоящими предателями, вроде перестроечного тандема. Даже имея на руках убедительные доказательства, органы правопорядка не могли привлечь всех этих деятелей к ответственности. Поэтому вопрос краха великой страны оказался лишь делом времени.
И ещё один важный урок. Закостенелая монополия на истину в последней инстанции по сусловским рецептам также оказалась благоприятной средой для размножения негодяев от власти. Ибо существовать в такой затхлой атмосфере могут лишь прожжённые циники, напрочь лишённые каких-либо нормальных человеческих чувств, в том числе и любви к своей Родине.
Интересно, помнят ли об этом в современном Кремле?

Личность Горбачёва и перестройка

Мы верим потому, что так нам легче всего выйти из положения… А что остается угнетённым, если не верить? Быть обманутыми — и снова верить. И снова быть обманутыми — и снова верить.
А.Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ, Новый мир, № 11, 1989, с. 117/
Личность крупного политического деятеля не может не вызывать интереса. Однако чаще всего политик интересует нас только как политик — не как человек. Нас интересуют его политическая карьера, его слова, его программа, его деятельность именно как политика. А вот о том, что движет им как человеком, о его мотивах, о его скрытых побуждениях — о том, что он представляет собой как личность — мы, как правило, знаем мало, чаще всего — не стремимся знать вообще ничего. Между тем, каждый человек — прежде всего, человек, а уже потом политический, общественный деятель и т.п. Человеческое, личностное в нём – первично и определяет всё остальное. Поэтому я думаю, что мы делаем ошибку, когда судим о человеке только по его словам, даже только по поступкам, не зная, чем вызваны эти слова и поступки, какова их внутренняя, личностная причина. Нам следовало бы больше интересоваться каждым человеком именно как человеком, особенно если это видный политик.
М.С.Горбачев — очень крупная политическая фигура. Сейчас он является президентом СССР и ген. сек. ЦК КПСС. Его влияние огромно, он уже много сделал и может еще многое сделать. И вот я хочу попытаться проанализировать его деятельность именно с человеческой, а не с чисто политической точки зрения. Это не значит, что я буду рассматривать личную жизнь М.С.Горбачева: материалом для анализа будет служить то, что он сказал и сделал, будучи именно политическим деятелем и находясь при исполнении своих обязанностей. Но сами эти слова и поступки будут рассматриваться в другом плане, чем это принято делать. Мне хочется показать Горбачёва-человека. Меня интересует не столько то, революционер он или консерватор, сколько — что им движет, каковы его мотивы, каков он сам. Т.е. это будет психологический анализ личности М.С. Горбачёва.
* * *
В личности Горбачёва поражает контраст между тем, что он говорил и делал до 1985 г. и после. Для нас Горбачёв — это, прежде всего, зачинатель перестройки, пионер обновления советского общества. Однако это Горбачёв «нового времени». Горбачёв «старого времени» — это самый обыкновенный партийный функционер. В период с 1955 по 1985 гг. М.С. Горбачёв не сидел в тюрьме, не помещался в психбольницу, не увольнялся с работы – вообще ни в чём, ни в слове, ни в самом ничтожном поступке не проявил своего недовольства «застоем», «брежневизмом» и пр. Не выказал никаких революционных, перестроечных намерений. Эти три десятилетия он делает стремительную, блестящую карьеру партийного чиновника.
В 1955 г. М. Горбачёв окончил МГУ, с этого же года он — на комсомольской и партийной работе. 1956 — 58 гг. — I – й секретарь Ставропольского горкома, 58 — 62 — II — й и I – й секретарь Ставропольского крайкома ВЛКСМ; с 1966 — I – й секретарь Ставропольского горкома, с 1968 — II – й секретарь, в 70 — 78 — I – й секретарь Ставропольского крайкома КПСС, с 1978 г. — секретарь ЦК КПСС, с 1980 — член Политбюро. М.С. Горбачёв выступает с речами, присутствует на различных заседаниях, ведёт жизнь типичного советского партийного чиновника.
Что говорил в это время М.С. Горбачёв? Вот несколько выдержек из книги «М.С. Горбачёв. Избранные речи и статьи», М., 1987, т. 1.
1) «Вчера все мы с большим вниманием и интересом выслушали доклад Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Конституционной Комиссии Л.И. Брежнева. В нём с позиций творческого марксизма – ленинизма подведены итоги исторического пути, пройденного народами нашей страны под руководством Коммунистической партии, впечатляюще и убедительно показаны великие достижения в созидании нового общественного строя, вызвавшие необходимость принятия новой Конституции». (Выступление в Кремле на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР десятого созыва, 6 октября, 1977 г., в кн. с. 149).
2) «Товарищи! Советская конституция 1977 года — это новый этап в развитии и расширении реальных прав советских граждан — полновластных хозяев своей страны. Она надёжно гарантирует каждому советскому человеку невиданные, не возможные ни в одной капиталистической стране права и свободы». (там же, с. 150).
3) «Горячо одобряя решения сентябрьского Пленума ЦК и проект Основных направлений, труженики города и деревни берут на себя высокие социалистические обязательства — встретить съезд родной ленинской партии новыми успехами во всех областях производственной и общественной жизни». ( Курсом интенсификации и эффективности, речь на Всесоюзном агрономическом совещании 24 декабря 1980 г., с. 254).
4) «Выполняя заветы великого Ленина, наша страна в короткие исторические сроки вышла на высокие рубежи социального прогресса». ( Ленинизм — живое творческое учение, руководство к действию, доклад на торжественном заседании в г. Москве, посвящённом 113-й годовщине со дня рождения В.И. Ленина, 22 апреля 1983 г., с. 385 ).
5) «Всё большее сближение классов и социальных групп, интернационализация всех сфер социальной жизни, упрочение братской дружбы народов СССР, совершенствование социалистической демократии — яркие грани тех крупных преобразований, которые несёт с собой современная стадия развитого социализма». ( Там же, с. 391 – 392 ).
6) » Стремление к максимальной наживе, к увековечению общества угнетения и эксплуатации, к мировому господству лежат в основе антинародного курса империализма. Ленинские характеристики империализма и движущих его политикой сил сохраняют всё своё значение». ( Там же, с. 397 ).
Итак, Горбачёв до перестройки — это типичнейший советский партийный функционер.
Но вот наступает 1985 г., Горбачёв становится первым лицом страны. И происходит резкая перемена: теперь перед нами яростный обличитель злоупотреблений «застоя», «деформаций социализма», зовущий партию и народ к перестройке и обновлению. Между этими двумя лицами Горбачёва: доперестроечным и перестроечным — нет никакого перехода, никакого единства, связи. Впечатление: это два совершенно разных человека. Внешний облик М.С. Горбачёва двоится, и если мы хотим понять его как человека, нам прежде всего нужно объяснить эту двойственность.
Одно из двух: либо до 85 г. Горбачёв притворялся, играл роль, имея скрытую цель дойти до вершин власти и осуществить процесс демократизации, либо он тогда был искренен. Первое предположение сразу приходится отбросить: оно уже само по себе фантастично, — стать первым лицом государства можно лишь случайно, никто же, кроме этого первого лица в СССР не имеет власти (во всяком случае, так было до 85 г.) — так что в высшей степени невероятно, чтобы человек мог потратить всю свою жизнь, не имея никаких или почти никаких шансов добиться своей цели и вынужденный десятилетиями лгать и притворяться. Психика человека не может вынести такого внутреннего разлада, такой разорванности, раздвоенности.
Есть с и другой факт, опровергающий это предположение. Избранные речи и статьи М.С. Горбачёва, отрывки из которых я процитировал, изданы уже после 85 г. ( в 87 г.). Если бы это была сознательная маскировка, притворство, то Горбачёв, конечно, запретил бы это издание. Однако книга вышла.
Следовательно, можно определённо сказать, что то, что делал и говорил М.С. Горбачёв в течение 30 лет своей жизни — это были искренние действия и искренние слова. Он искренне прославлял достижения развитого социализма. Но с 1985 г. он столь же искренне обличает то, что ещё так недавно прославлял. Как это возможно, чем это можно объяснить?
Кажущаяся внешняя непоследовательность часто является признаком очень большой внутренней последовательности, внутреннего единства. Поступки и слова, по видимости резко противоречащие друг другу, могут иметь в основе один мотив, одно побуждение. Думаю, что это применимо к М.С. Горбачёву. В основе его т.н. непоследовательности — внутренняя последовательность: одна цель, одно побуждение, которое руководит всеми его поступками, всей жизнью.
Есть люди, которым, в сущности, всё равно, что говорить или делать — лишь бы находиться в центре внимания окружающих, играть интересную роль. Психология называет таких людей эгоцентристами. Эго – центрист — это человек, центрированный на себе, на своём «эго». Главное стремление эгоцентриста — быть уважаемым, значительным человеком, быть в центре внимания, играть как можно более интересную, заметную роль. Эгоцентрист стремится к тому, чтобы внимание окружающих было приковано к его личности. Это детский мотив, детская структура личности. Эгоцентрист — это личностно, целостно – психически — ребёнок; но физически и интеллектуально — взрослый человек.
И вот характерной особенностью эгоцентриста как раз является кажущаяся внешняя непоследовательность, противоречивость слов и поступков. Непоследовательность эта обусловлена внешними обстоятельствами. В одном случае, чтобы привлечь к себе внимание, получить выгодную роль, необходимо говорить одно; в другом — другое.
Эгоцентризм не считается психической болезнью, но это недоразвитие психики, психопатологическое состояние. И вот М.С. Горбачёв — эгоцентрист.
До 1985 г. ему было выгодно прославлять развитой социализм, т.к. это способствовало его карьере. Но вот он стал генеральным секретарём ЦК КПСС. Он мог бы быть обыкновенным генсеком, но это его не удовлетворяло. Он хочет быть особенным, необыкновенным, привлечь к себе особое внимание. Как это сделать? Стать реформатором, начать перестройку.
Быть просто генеральным секретарём, как Брежнев или Черненко, Горбачёву было бы скучно, неинтересно. Он хотел иметь более интересную, совершенно особенную роль. И теперь он столь же искренне верит в необходимость разоблачать то, что он вчера утверждал. Так родилось второе лицо Горбачёва — Горбачёв – реформатор.
Ничем другим такую резкую перемену в поведении М.С. Горбачёва объяснить нельзя. Он не мог внезапно прозреть: вероятность того, что такое прозрение точно совпало с его назначением генеральным секретарём, ничтожно мала. Очевидна связь между переменой внешних обстоятельств, тем, что Горбачёв стал первым лицом страны, и внешней переменой в нём самом, в его словах и поступках. Обладая живым, гибким умом, М.С. Горбачёв увидел возможность стать выдающимся историческим деятелем, не просто обычным руководителем в ряду других — и он не мог упустить эту возможность. Единственный мотив, который можно усмотреть в поступках Горбачёва как до, так и после 85 г. — это стремление быть на виду, играть как можно более заметную роль, привлекать к себе как можно большее внимание.
Всё поведение М.С. Горбачёва характеризуется чертами, присущими только эгоцентристам, типичным только для них. Какие это черты?
1. М. Горбачёв любит подчёркивать: то, что он делает, — это «исторические решения», «революционные преобразования» и т.п. Такое детское хвастовство характерно только для эгоцентристов. Даже на заседании Президиума Верховного Совета СССР 20 июля 1988 г., посвящённом трагическим событиям в Нагорном Карабахе, Горбачёв дважды повторил, что это заседание является «историческим», и решение, которое оно примет ( очевидно, вне зависимости от того, каким оно будет, т.к. это сказано в самом начале заседания ), тоже историческое («Правда», 20.07.1988).
2. Для М. Горбачёва характерна цветистость, фразистость речи, стремление говорить «красиво». Вот характерный пример: «Это, товарищи, яркий, впечатляющий процесс, в который вовлечено всё честное, передовое, что есть в нашем народе. Консолидируются силы революционного обновления. Люди поверили в перестройку, они требуют неуклонно двигаться вперёд, и только вперёд». ( О ходе реализации решений XYII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки, М., 1988, с.4 ).
3. Эгоцентрист всегда прославляет то дело, которое он делает, потому что это ЕГО дело. До 1985 г. М.С. Горбачёв прославлял развитой социализм, после 85 г. — перестройку. Всё то, что мешает его делу, эгоцентрист воспринимает как злое, плохое. Такие мешающие события, обстоятельства эгоцентрист не воспринимае т объективно, в их самостоятельном значении, а только в их отношении к его делу, к его игре. Именно так воспринимает М.С. Горбачёв то, что может воспрепятствовать перестройке. На уже упоминавшемся заседании Президиума Верховного Совета 20 июля 1988 г. по поводу событий в Нагорном Карабахе он говорит: «Как я понимаю товарищей, всех нас беспокоят не только полемика, не только взаимные обвинения и оскорбления, хотя это уже само по себе в межнациональных отношениях недопустимо, отравляет их, мешает рассматривать, решать вопросы. Нас всех беспокоит то, что это наносит огромный ущерб нашему главному делу — делу перестройки, демократизации нашего общества. Вообще мы проходим, прямо скажу, через полосу испытаний. Выдержит ли перестройка такую ситуацию?» («Правда», см.).
Как видите, гибель, страдания людей воспринимаются Горбачёвым только как угроза его перестройке. Характерно и это: МЫ проходим через полосу испытаний.
4. Что характерно для поведения Горбачёва, его манеры держать себя? Он непрерывно ИГРАЕТ, как на сцене, он получает удовольствие, чувствуя, что внимание всех устремлено на него. Он говорит значительно, веско, он увлечён своей интересной ролью. Это также характерно для эгоцентристов.
5. Ещё один типичный пример внешней непоследовательности в словах, когда говорится то, что выгодно в данный момент. В уже цитированном докладе «О ходе реализации решений XXYII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки» на XIX Всесоюзной конференции КПСС 28 июня 1988 года М.С. Горбачёв сказал: «Товарищи! Одним из величайших завоеваний социализма стал сложившийся в нашей стране союз равноправных наций и народностей». ( с. 60 ). А меньше чем через месяц, объясняя на заседании Президиума Верховного Совета причины событий в Нагорном Карабахе, он подчеркнул, что они уходят корнями в прошлое, что в основе лежат деформации национальной политики при социализме.
Итак, я вынужден констатировать, что М.С. Горбачёв — типичный эгоцентрист, человек с задержкой личностного развития, взрослый – дитя. Наша страна для него — интересная игрушка, которой он играет, получая от этого удовольствие.
* * *
Прежде чем продолжить, я хочу предостеречь читателя от одной большой ошибки. Я не хотел бы быть неправильно понятым, я не хотел бы, чтобы то, что я пишу о М.С. Горбачёве, было воспринято как разоблачение. Я не разоблачаю, а пытаюсь дать объективный психологический портрет, основанный на фактах. Пытаюсь помочь понять Горбачёва — человека, а через него и то, что происходит в нашей стране, — помочь, конечно, тем, кто хочет, стремится понять.
Горбачёв — законный президент, и тот, кто относится к нему неуважительно, не уважает свою страну, а, может быть, и себя. Но это одна сторона проблемы. Другая сторона: а имеет ли право такой человек быть президентом? Я думаю, что занимать такой ответственный пост может только человек личностно зрелый, взрослый, ответственный — а не эгоцентрист, не взрослый – ребёнок. Но справедливо то, что каждый народ имеет такого руководителя, которого заслуживает.
Я принципиальный противник того, чтобы беды, грехи перестройки, те страдания и горе, которые она принесла, сваливать на М. Горбачёва. Винить нам следует себя. Т.е., кончено, Горбачёв во многом виноват, но нельзя всю ответственность возлагать на одного человека, какую бы должность он ни занимал.
Почему-то ведь вполне закономерно руководителями нашего государства становятся не вполне адекватные люди. В.И. Ленин был фанатик ( психопатология, описанная П.Б. Ганнушкиным в «Клинике психопатий, их статике, динамике и систематике» ). И.В. Сталин — клинический параноик. Н.С. Хрущёв — эпилептоид. Тут уже просматривается определённая закономерность.
Так что причина неурядиц в нашем государстве — в нас самих.
* * *
Сейчас принято объяснять начало перестройки как некий объективно назревший результат внутреннего процесса роста недовольства в советском обществе. Это неверное, беспочвенное объяснение. Мы так думаем потому, что нам хочется так думать. Я не помню никакого особого недовольства именно в 85 г., большего, чем, скажем, в 80 – м или 75 – м. Такого недовольства, такого кризисного состояния общества не было. То, что было до 85 г., могло продолжаться – и мы бы строили коммунизм ещё в течение многих лет и десятилетий, если бы не инициатива одного человека — М.С. Горбачёва. Перестройка — это дитя одного человека, дитя Горбачёва. Какие мотивы двигали им, об этом я уже сказал. Но, конечно, Горбачёв совершенно не представлял себе, к чему реально может привести его инициатива.
М.С. Горбачёв — продукт определённой системы. Он вырос и прожил свою жизнь в государстве, главной чертой которого был утопизм, причём утопизм совершенно фантастический, доведённый до абсурда. Для советского партийного чиновника не существовало понятия реальности, объективности: можно было сделать всё, можно было утверждать всё. Можно было десятилетиями говорить, что у нас однопартийная система, хотя parti — по – латыни «сторона», а как может существовать левая сторона там, где нет правой стороны? Можно было поворачивать реки вспять: можно было всё, всё, что угодно. М.С. Горбачёв — типичный партийный чиновник, не имеющий никакого представления о реальности, потративший 30 лет на банкеты, речи, заседания и т.п., и о том, что существуют какие-то объективные законы в обществе, он, конечно, не подозревал. Он не знал и не мог знать, что своими действиями выпустил джина из бутылки: включил механизм действия определённых объективных законов — и что под влиянием этих законов ситуация в стране станет развиваться сама по себе, вне зависимости от его воли и желания. Это не могло придти ему в голову, т.к. весь его жизненный опыт говорил ему о том, что таких объективных законов нет и быть не может, а есть только воля первого лица, — эта воля управляет всем, может сделать всё, что угодно. Так это и было в утопическом советском государстве до 85 г., но Горбачёв вызвал к жизни такие объективно действующие силы, которые отрицали и его самого как первое лицо государства. Ситуация становится всё более и более неподконтрольной ни для него, да и ни для кого другого.
Что это за объективные законы, которые вызваны к жизни перестройкой: в чём сущность этого процесса?
Это психологические законы, и они действуют с той же несомненностью, что и законы физики.
Что представляло собой советское общество к моменту начала перестройки? Это общество, люди этого общества довольно чётко делились на три основных группы.
1) Те, кто «не пашет, не сеет, не строит, а гордится общественным строем». Советское государство принято определять как командно-бюрократическую систему. Фактически же это была диктатура бездарности над талантом, невежества над знанием и т.п.
2) Люди, которые по своему положению и психологии были обслугой бюрократии.
3) Оппозиция.
Оппозиция – даже кухонная – была немногочисленна. Подавляющее большинство населения было конформно и лояльно. Можно было строить развитой социализм ещё лет 300.
При этом оппозиция состояла из 2-х групп:
1) Ненавидевших КПСС из зависти, потому что очень хотелось занять её место, но возможности не было. Такие люди не вступали в открытый конфликт с властью, внешне их позиция была также конформной.
2) Принципиальных противников советского строя, т.н. диссидентов. Их всячески травили, преследовали, и число их было очень незначительно. Также преследовались люди яркие, сильные, одарённые, независимые, хотя бы они и не были противниками советского строя. Собственно, только такие имели достаточно сил и знаний, чтобы действительно перестраивать общество.
Что представлял собой советский народ, какие были его психологические черты?
Надо сказать, это понятие — советский народ — это совершенно реальное понятие: действительно существует советский народ, имеющий особый менталитет, хотя в него и входят представители разных наций. Причина в том, что все нации в СССР жили в одинаковых общественных условиях.
Каковы основные психологические черты советского человека?
1) Массовый советский человек не умеет ощущать себя целью, а только средством общественных процессов. В представлении советского человека общество не может иметь цель в самом человеке, в каждом человеке — его цель должна быть какой-то отвлечённо-грандиозной, а люди используются только как средство для достижения этой цели. Возможны только вариации в определении этой цели, но саму структуру общества, само отношение общества к отдельному человеку «хомо советикус» не представляет себе другим.
2) Массовый советский человек авторитарен, склонен решать все проблемы с помощью силы, т.к. не умеет иначе.
3) Он склонен делить мир на 2 лагеря: 1) наши и 2) не наши. Признак, которым определяется принадлежность к этим лагерям, может варьироваться, но само разделение мира на врагов и друзей остаётся неизменным.
4) Советский человек не понимает необходимости доказательств, разумных аргументов, не умеет думать самостоятельно. В его представлении правильная, хорошая идея оправдывает любые средства. Себя советский человек воспринимает не как отдельную личность, субъекта общественного процесса, а как его объект, как клеточку массы. Поэтому он ощущает себя одновременно и могучим, и ничтожным. Для него характерно «самоощущение капли, почувствовавшей себя океаном».
5) Советский человек нетерпим к критике. С его точки зрения сильный — тот, чьи идеи абсолютно правильны. Позволять себя критиковать, критически относится к себе — проявление слабости. Борьба общественных идей в его представлении — это подавление одних идей (неправильных, ненаших) другими (правильными, нашими). Важно быть на стороне правильной идеи, догмы, — правильная же та, на чьей стороне сила, сторонники которой способны полностью подавить, вытеснить другие идеи — это и будет торжество общественной правды и справедливости. В быту советский человек может быть даже гуманным. Он может возмутиться, видя, как бандиты кого-то насилуют и убивают на улице. Но это несанкционированные государством, самодеятельные насильственные действия. Точно такие же действия самого государства вызывают у советского человека уважение, одобрение и даже преклонение и любовь. Как сказала одна советская женщина, «мне нравится большая мощь нашего государства». Советскому человеку, который сам по себе — ничто, песчинка — очень важно, чтобы государство было именно мощным, сильным, потому что это придаёт устойчивость его внутреннему миру.
6) Для советского человека характерны тревожность, неуверенность в завтрашнем дне, подозрительное отношение к общественным процессам. Ему одинаково присущи как глубочайший общественный пессимизм, так и склонность впадать в общественную эйфорию, унывать и восторгаться. Причём, эти эмоциональные состояния могут очень быстро сменять друг друга. Общественная жизнь для советского человека — что-то очень связанное с эмоциями, особенно такими, как страх, злоба, ненависть, — но мало связанное с разумом, с мыслью. Советский человек одинаково склонен по-детски полагаться на своего руководителя, на власть, на государство, слепо верить им — и ничему и никому не верить, занимать резко негативистическую позицию (что характерно для подростков, обманутых взрослыми).
7) Советский человек уверен, что масса всегда права, тот же, кто шагает не в ногу, всегда ошибается.
В целом, по целому ряду признаков психика массового советского человека характеризуется незрелостью, близостью к психике подростка и даже ребёнка.
Проблема перестройки — таким образом, это, прежде всего, проблема взросления человеческих масс, а это процесс очень постепенный, медленный.
Как началась перестройка? Трое очень дряхлых руководителей умерли один за другим, понадобился человек сравнительно молодой, энергичный — в политбюро такой был только один, М. Горбачёв (не случайно же членов ЦК КПСС называли «геронтократами»). Ни один человек в стране, никто из ЦК и Политбюро не подозревал, что Горбачёв выступит как реформатор, это явилось для всех полной неожиданностью. Инициатива Горбачёва была громом среди ясного неба.
Поначалу многие растерялись, но воля Первого лица в советском государстве тогда ещё была непререкаемым законом, необходимо было реагировать, выполнять указания генсека. Так началась перестройка.
Всякий процесс перемен может быть либо изменением по существу, в главном, качественным изменением, — либо переменой внешности, видимости при неизменной сути. Для подлинного изменения в человеческом обществе всегда необходимо предварительное накопление духовных сил, творческих сознательных сил человека. Что-то действительно новое всегда создаётся только этими силами. Можно сказать, что всякая подлинная перестройка начинается с себя, с изменений в самом себе.
Было ли это в советском обществе? Нет. Никакого накопления сознательных, творческих сил, никакого процесса воспитания масс не было. Советское общество изменило свои лозунги, внешние цели, внешнюю структуру, но не изменило своей сути. Такой мгновенный процесс не может быть подлинным изменением. Признания своих ошибок, покаяния — не было. Было откапывание из могил полусгнивших останков прежних руководителей и ожесточённое, почти сладострастное пинание ногами этих трупов. Но это очень характерно для рабов, тут нет ничего нового в сравнении с тем, что было прежде. Были разнообразные попытки найти виновного, козла отпущения, кого-то, на кого можно всё свалить. Попытки покаяться, найти именно свою вину — не было.
Что же произошло, какова суть советской перестройки? Глава государства — полубожественный азиатский правитель — сказал: «Мы должны перестраиваться!» Это закон, его необходимо было выполнять. Нужно было перестраиваться и как можно скорее, чтобы не отстать от других, не потерять своего общественного положения, не оказаться аутсайдером. Это проявление приспособленчества и холопского рвения.
И первыми сориентировались карьеристы, которым всё равно, что делать и говорить, — они и стали авангардом перестройки.
Вот что пишет о перестройке в Литве писатель В. Петкявичюс (Лит. Газета, № 46, 1990): «… всё решила политическая безграмотность, а верх взяли те, кто наглее всех лгал и больше всех обещал». И дальше: «… рвутся руководить разнообразные хамелеоны, которые и раньше душили всё живое и которые теперь, с дуновением нового ветра, отнюдь не отказались от прежнего, … а лишь побросали партийные билеты… и стали самыми активными антикоммунистами. … сегодня… время таких людей».
Аналогичный процесс происходил везде, не только в Литве.
Кажется, что перестройка в СССР сопровождается ростом национальной независимости, самостоятельности, — в действительности же все везде, во всех уголках страны, во всех республиках продолжают действовать совершенно единообразно, стереотипно, как это и было в прежние времена.
Советский союз не исчез, он только раскололся на множество кусков, как зеркало троллей из сказки Андерсена, но каждый кусок — это по-прежнему зеркало троллей, его суть не изменилась.
В случае подлинных перемен в обществе у руля власти должны были встать те люди, которые действительно могли что-то изменить, которые заслужили доверие своим поведением в годы «застоя». Однако этого не произошло. Эти люди по-прежнему остаются за бортом массовых общественных процессов, их никто не слышит, они никому не нужны. Лидеры перестройки — это представители первых двух групп советского общества, это не лучшие силы общества, а подонки общества, наиболее бесчестные, беспринципные его члены. Разумеется, они не могли и не стремились осуществлять какие-то подлинные изменения в обществе: их цель была другая — продемонстрировать бурную активность, бурные перемены — но чисто внешние, не затрагивающие сути. Слова «демократия», «обновление» для этих людей — только символ их власти, — так же, как для прежних руководителей страны слова «Маркс», «коммунизм» были тоже только символами их власти. Лидеры перестройки действуют так, потому что не умеют иначе и потому, что их побуждения — корыстные, ими движет жажда власти и житейских благ.
Такова советская перестройка. Суть этого процесса — смена внешних форм при неизменной сути. Это застойная перестройка (или перестроечный застой).
1991 г.

Избрание М.С. Горбачева Президентом СССР на Третьем съезде народных депутатов СССР

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕФОРМ

Полученные Горбачевым дополнительные полномочия несколько обесценивались становлением в 1990 г. оппозиционно настроенного к центру республиканского съезда депутатов. I съезд народных депутатов РСФСР выбирает своим главой Б. Н. Ельцина и 12 июня 1990 г. провозглашает «Декларацию о государственном суверенитете РСФСР». Процесс «суверенизации России» приводит 1 ноября 1990 г. к принятию постановления об экономическом суверенитете России. Уход из-под контроля центра российских структур власти (в крупнейших городах России руководство также перешло к демократам: в Ленинграде к А. А. Собчаку, в Москве к Г. X. Попову) дополнялось еще более радикальными решениями законодательных органов власти в Прибалтике и в других республиках. В рассматриваемый период происходило и становление многопартийной системы в СССР. В своем большинстве новообразованные партии находились в оппозиции к режиму. Сама же КПСС переживала серьезный кризис, XXVIII съезд партии (июль 1990 г.) привел лишь к выходу из нее наиболее радикальных членов во главе с Ельциным. Численность партии в последний год перестройки снизилась с 20 до 15 млн человек, самостоятельными себя провозгласили компартии Прибалтики.

В этих условиях центр попытался найти выход в наделении президента СССР чрезвычайными полномочиями. IV съезд народных депутатов СССР утвердил конституционные изменения, наделявшие Горбачева дополнительными полномочиями. Произошло фактическое переподчинение президенту Совета Министров, переименованного теперь в Кабинет Министров. Для контроля над усилившимся главой государства был введен пост вице-президента, на который съезд избрал Г. И. Янаева. Стремясь получить силовой вариант Кабинета Министров, Горбачев проводит кадровые изменения. Вместо В. Бакатина министром внутренних дел становится Б. Пуго, Э. Шеварднадзе на посту министра иностранных дел был заменен на А. Бессмертных.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

СПОРЫ НА ПЛЕНУМЕ

По президентству. Товарищи, почему мы, в нашем большом партийном кругу, не могли первыми услышать и обсудить эти вопросы? Почему Генеральный секретарь ставит эти вопросы сначала на обсуждение с депутатами, а потом нам приходится собираться на «скорую руку» и «босу ногу» и определять: быть сегодня Президенту или не быть? Да, я за президентство. Правда, само название — оно для России в целом, как и всей страны, непривычно. Мне уже коммунисты сказали: лучше давайте изберем императора, как-то поближе будет… Но, товарищи, смех смехом, дальше что будет? Сегодня опять заботимся лишь о том, как на самом верху сформировать систему управления. А что ниже? Мы записываем уже в проект Закона, что у нас будут Председатели Верховных Советов союзных республик. Но нас спрашивают — а почему там не президент? А что на уровне области, района? Совмещать ли мне должность первого секретаря с постом председателя областного Совета, то есть вернуться к системе губернаторов? Ну надо же до конца продумывать. Выборы не сегодня завтра завершатся, но мы пока не знаем, кто и как будет формировать Советскую власть.

Из выступления первого секретаря Гродненского обкома Компартии Белоруссии В.М. Семёнова на пленуме ЦК КПСС (март 1990 г.)

СПОРЫ ВОКРУГ ВВЕДЕНИЯ ПОСТА ПРЕЗИДЕНТА

Два дня спустя я передал свой отзыв А. Лукьянову. Мое заключение было негативным. Стране был необходим сильный центр власти, это было очевидно из состояния дел. Однако президент мог бы стать таким средоточием власти только при наличии ряда условий, из которых одно из главных – это всенародные выборы президента. Но на сегодня народ может и не выбрать М. Горбачева. Или же это будет продолжительная и трудная процедура, которая опять-таки не послужит укреплению авторитета Горбачева. Если свою кандидатуру выдвинет также Борис Ельцин, то и победит Борис Ельцин. Я не советовал ставить вопрос о выборах президента даже на съезде, как это предусматривалось в новых разделах Конституции СССР. Настроение депутатов изменилось, и сегодня Горбачева уже не ждет тот триумф, который был при избрании его Председателем Верховного Совета СССР. Будет трудное обсуждение, будет критика. Горбачев не получит и 70% голосов. Но возможно, нам придется проводить два тура голосования. Надо расширить полномочия Горбачева, не меняя его статуса. Все перечисленные в проекте новые полномочия будущего президента надо передать М. Горбачеву как Председателю Верховного Совета. Еще через два-три дня А. Лукьянов передал мне, что М. Горбачев прочел мою записку. Он благодарил меня за советы, но не может со мной согласиться. Подобного рода аппаратная дискуссия шла больше месяца, и сам Горбачев признает, что у него порой возникали сомнения. Так, например, Н. Назарбаев соглашался на введение поста Президента СССР, но считал необходимым в этом случае вводить и в союзных республиках посты президентов, причем с расширенными полномочиями. Горбачеву пришлось согласиться, хотя это явно обесценивало его стремление поднять авторитет именно центральной, а вовсе не республиканской власти.

Р.А. Медведев. Советский Союз. Последние годы жизни. Конец советской империи

ОТМЕНА ШЕСТОЙ СТАТЬИ И ВВЕДЕНИЕ ПОСТА ПРЕЗИДЕНТА СССР

В целях обеспечения дальнейшего развития осуществляемых в стране глубоких политических и экономических преобразований, укрепления конституционного строя, прав, свобод и безопасности граждан, улучшения взаимодействия высших органов государственной власти и управления СССР Съезд народных депутатов СССР постановляет:

I. Учредить пост Президента Союза Советских Социалистических Республик.

Установить, что учреждение поста Президента СССР не меняет правового положения и не влечет ограничения компетенции союзных и автономных республик, закрепленной конституциями союзных в автономных республик и Конституцией СССР.

II. Внести в Конституцию (Основной Закон) СССР следующие изменения и дополнения:

1. Из преамбулы исключить слова «Возросла руководящая роль Коммунистической партии – авангарда всего народа».

2. Статьи 6, 7, 10, 11, 12, 13 и 51 изложить в следующей редакции:

«Статья 6. Коммунистическая партия Советского Союза, другие политические партии, а также профсоюзные, молодежные, иные общественные организации и массовые движения через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов, и в других формах участвуют в выработке политики Советского государства, в управлении государственными и общественными делами.

Статья 7. Все политические партии, общественные организации и массовые движения, выполняя функции, предусмотренные их программами и уставами, действуют в рамках Конституции и советских законов.

Не допускаются создание и деятельность партий, организаций и движений, имеющих целью насильственное изменение советского конституционного строя и целостности социалистического государства, подрыв его безопасности, разжигание социальной, национальной и религиозной розни»;

«Статья 10. Экономическая система СССР развивается на основе собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности.

Государство создает условия, необходимые для развития разнообразных форм собственности, и обеспечивает равную их защиту.

Земля, ее недра, воды, растительный и животный мир в их естественном состоянии являются неотъемлемым достоянием народов, проживающих на данной территории, находятся в ведении Советов народных депутатов и предоставляются для использования гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям.

Статья 11. Собственность гражданина СССР является его личным достоянием и используется для удовлетворения материальных и духовных потребностей, самостоятельного ведения хозяйственной и иной не запрещенной законом деятельности.

В собственности гражданина может находиться любое имущество потребительского и производственного назначения, приобретенное за счет трудовых доходов и по другим законным основаниям, кроме тех видов имущества, приобретение которых гражданами в собственность не допускается.

Для ведения крестьянского и личного подсобного хозяйства и других целей, предусмотренных законом, граждане вправе иметь земельные участки в пожизненном наследуемом владении, а также в пользовании.

Право наследования имущества гражданина признается и охраняется законом.

(…)

3. Дополнить Конституцию СССР новой главой 15.1 следующего содержания:

Глава 15.1. Президент СССР

Статья 127. Главой Советского государства – Союза Советских Социалистических Республик является Президент СССР.

Статья 127.1. Президентом СССР может быть избран гражданин СССР не моложе тридцати пяти и не старше шестидесяти пяти лет. Одно и то же лицо не может быть Президентом СССР более двух сроков.

Президент СССР избирается гражданами СССР на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на пять лет. Число кандидатов на пост Президента СССР не ограничивается. Выборы Президента СССР считаются действительными, если в них приняло участие не менее пятидесяти процентов избирателей. Избранным считается кандидат, получивший больше половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании, в целом по Союзу ССР и в большинстве союзных республик.

Порядок выборов Президента СССР определяется Законом CCСР.

Президент СССР не может быть народным депутатом.

Лицо, являющееся Президентом СССР, может получать заработную плату только по этой должности.

(…)

III. 1. Установить, что первый Президент СССР избирается Съездом народных депутатов СССР сроком на пять лет.

Кандидатуры на пост Президента СССР на этих выборах могут выдвигаться общественными организациями в лице их общесоюзных органов, Верховным Советом СССР, каждой из его палат, группами народных депутатов СССР не менее 100 человек и союзными республиками в лице их высших органов государственной власти. Избранным считается кандидат, получивший больше половины голосов от общего числа народных депутатов СССР. Если при голосовании никто из кандидатов не набрал больше половины голосов, проводится повторное голосование по двум кандидатурам, набравшим наибольшее число голосов.

2. Лицо, избранное Президентом СССР, вступает в должность с момента принесения присяги.

Утвердить следующий текст присяги Президента СССР:

«Торжественно клянусь верно служить народам нашей страны, строго следовать Конституции СССР, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на меня высокие обязанности Президента СССР».

Из закона СССР от 14 марта 1990 г. N 1360-I «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР»

<href=»#text»>http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/zakony/185465/#text

ЕДИНСТВЕННАЯ КАНДИДАТУРА

Что касается способа избрания Президента, то социально-эконо-мическая и политическая обстановка в стране не позволяла идти на всенародные выборы. В некоторых районах было введено чрезвычайное положение, ряд образований (Литовская ССР, Нахичеванская АССР) в одностороннем порядке принял решение о выходе из состава СССР. Как сказал академик Д.С.Лихачев: «Страна объята эмоциями. В этих условиях прямые выборы Президента фактически приведут к гражданской войне». Поэтому первый (и последний) Президент СССР Горбачев был избран 14 марта 1990 года на Внеочередном третьем Съезде народных депутатов… При голосовании его кандидатура оказалась единственной, хотя на предварительном этапе были выдвинуты и другие кандидаты – В.В.Бакатин и Н.И.Рыжков.

С.Г. Паречина. Институт президентства: история и современность

РЕЗУЛЬТАТ ВЫБОРОВ

…Общее число народных депутатов — 2245. Число народ­ных депутатов, получивших бюллетень, равно 2000. При вскрытии избирательных ящиков было обнаружено 1878 бюл­летеней, из них недействительных — 54.

Поданные голоса распределились следующим образом: за кандидата в президенты — 1329 голосов, против — 495 го­лосов.

Таким образом, Президентом СССР избран товарищ Гор­бачев Михаил Сергеевич. За кандидатуру Горбачева было подано 59,2% голосов от общего числа народных депутатов, 66,45 % голосов — от получивших бюллетени депутатов и 70,76% голосов от принявших участие в голосовании.

Из сообщения Председателя Счетной комиссии по выборам Президента СССР на III съезде народных депутатов СССР 15 марта 1990 г.

ДОВЕРЕННОЕ ЛИЦО ВСЕГО НАРОДА

Политика перестройки, как я думаю, – это единственно возможный для такой страны, как наша, мирный путь перехода в новое качественное состояние – от авторитарно-бюрократической системы к гуманному, демократическому социалистическому обществу… Речь идет о повороте исторического масштаба… Мы, естественно, не успевали делать все, как нужно. Свое негативное воздействие оказало стечение неблагоприятных обстоятельств… Немалым ущербом обернулись просчеты, допущенные в инвестиционной политике, при проведении антиалкогольной кампании. Огромные потери и человеческие жертвы стали следствием преступной халатности и еще более преступного разжигания межнациональной вражды… При всех трудностях экономического и социального порядка, остроте других проблем главным препятствием остается закостенелость сознания… Я сознаю драматизм ситуации, сложность и неординарность проблем, взбудораженность общества, но не вижу оснований для паники, тем более для того, чтобы менять политику. Напротив, очевидна необходимость радикализации политики перестройки… В моем понимании Президент должен чувствовать себя и действовать, как представитель не какого-то отдельного слоя и политического течения, но как доверенное лицо всего народа