Сражение при наварине

Как русская эскадра уничтожила турецко-египетский флот при Наварине

190 лет назад, 20 октября 1827 года, произошло Наваринское сражение. Союзный флот России, Англии и Франции уничтожил турецко-египетский флот. Главную роль в морском сражении сыграла русская эскадра под началом контр-адмирал Л. М. Гейдена и начальника штаба капитана 1 ранга М. П. Лазарева.

Предыстория
Одним из главных вопросов тогдашней мировой и европейской политики был восточный вопрос, вопрос о будущем Османской империи и «турецком наследстве». Турецкая империя стремительно деградировала, подвергалась разрушительным процессам. Её военно-морская мощь значительно ослабла, и Турция, ранее сама угрожавшая безопасности европейских народов, становилась жертвой. Великие державы претендовали на различные части Османской империи. Так, Россия была заинтересована в зоне проливов, Константинополе-Стамбуле и кавказских владениях Турции. В свою очередь, Англия, Франция и Австрия не желали усиления России за счёт Турции и старались не пускать русских на Балканы и Ближний Восток.
Народы, ранее подчиненные военной мощью османов, начинали выходить из подчинения, боролись за независимость. В 1821 году восстала Греция. Несмотря на всю жестокость и террор турецких войск, греки мужественно продолжали свою борьбу. В 1824 году Порта запросила помощи у хедива Египта Мухаммеда Али, только что модернизировавшего армию по западным стандартам. Османское правительство обещало пойти на большие уступки по Сирии, если Али поможет подавить восстание греков. В итоге Мухаммед Али послал египетский флот с войсками и своего приемного сына Ибрагима на помощь Турции.
Турецко-египетские войска жестоко давили восстание. Греки, в рядах которых не было единства, терпели поражение. Греция тонула в крови и превращалась в пустыню. Тысячи людей были убиты и обращены в рабство. Турецкий султан Махмул и египетский правитель Али планировали полностью вырезать население Мореи. Кроме того, в Греции свирепствовали голод и чума, уносившие больше жизней, чем сама война. А уничтожение греческого флота, выполнявшего важные посреднические функции в торговле юга России через проливы, нанесло большой урон всей европейской торговле. Поэтому в европейских странах, особенно в Англии и Франции, и конечно в России, росло сочувствие к греческим патриотам. В Грецию ехали добровольцы, собирались пожертвования. Грекам на помощь были отправлены европейские военные советники.
Новый русский император Николай Павлович, занявший престол в 1825 году, задумался о необходимости унять Турцию. Сделать это он решил в союзе с Англией. Государь Николай надеялся найти общий язык с Англией по поводу раздела Турции на сферы влияния. Петербург хотел получить под свой контроль проливы Босфор и Дарданеллы, что имело огромное военно-стратегическое и экономическое значение для Русской империи. Британцы, с одной стороны, хотели в очередной раз стравить русских с турками, получив от этого максимум выгод, при этом избежать развала Османской империи в интересах России. С другой стороны — Лондон хотел оторвать от Турции Грецию и сделать её своим «партнером» (зависимым государством).

4 апреля 1826 года британский посланник в Петербурге Веллингтон подписал протокол по греческому вопросу. Греция должна была стать особым государством, султан оставался верховным сюзереном, но греки получали своё правительство, законодательство и т. д. Статус вассала Греции выражался в ежегодной дани. Россия и Англия обязались поддерживать друг друга в претворении в жизнь этого плана. Согласно Петербургскому протоколу ни Россия, ни Англия не должны были делать в случае войны с Турцией никаких территориальных приобретений в свою пользу. Париж, обеспокоенный тем, что Лондон и Петербург решают важнейшие европейские дела, без его участия, присоединился к антитурецкому союзу.
Однако Порта продолжала упорствовать и не шла на уступки по греческому вопросу, несмотря на давление великих европейских держав. Греция имела огромное военно-стратегическое значение для Османской империи. Порта надеялась на противоречия между великими державами, британцы, русские и французы имели слишком различные интересы в регионе, чтобы найти общий язык. В итоге великие державы решили оказать военное давление на Стамбул. Чтобы турки стали сговорчивее, к Греции решили отправить союзный флот. В 1827 году в Лондоне была принята конвенция трех держав, поддерживающая независимость Греции. По настоянию русского правительства к этой конвенции прилагались секретные статьи. Они предусматривали посылку союзного флота, чтобы оказать военно-политическое давление на Порту, пресечь доставку в Грецию новых турецко-египетских войск и установить контакт с греческими повстанцами.

Почтовая марка Египта, посвящённая Ибрагим-паше
Союзный флот
Ведя переговоры с правительствами Англии и Франции о совместной борьбе против Турции, Россия еще в 1826 г. начала подготовку к посылке на Средиземное море Балтийской эскадры, в которую были включены наиболее боеспособные корабли Балтийского флота и два новых линейных корабля — «Азов» и «Иезекииль», строившиеся на верфях Архангельска. Командиром «Азова» в феврале 1826 г. был назначен опытный командир, капитан 1 ранга М. П. Лазарев. Одновременно с постройкой «Азова» Лазарев занимался комплектованием корабля личным составом. Он старался отобрать знакомых ему наиболее способных и хорошо знающих свое дело офицеров. Так, он пригласил на свой корабль отлично зарекомендовавших себя по совместной с ним службе лейтенанта П. С. Нахимова, мичманов В. А. Корнилова, В. И. Истомина и других талантливых молодых офицеров, прославившихся позже в Наваринском и Синопском сражениях и в героической обороне Севастополя в Крымскую войну.
10 июня 1827 года Балтийская эскадра под командованием адмирала Д. Н. Сенявина вышла из Кронштадта в Англию. 28 июля эскадра прибыла в главную базу английского флота Портсмут. Здесь Д. Н. Сенявин окончательно определил состав эскадры, которой предстояло совместно с англо-французским флотом вести боевые действия на Средиземном море: четыре линейных корабля, и четыре фрегата. Во главе Средиземноморской эскадры, по личному указанию царя Николая I, был поставлен граф контр-адмирал Л. П. Гейден, а начальником штаба эскадры Д. Н. Сенявин назначил капитана 1 ранга М. П. Лазарева.
8 августа эскадра под командованием контр-адмирала Л. П. Гейдена в составе 4 линейных кораблей, 4 фрегатов, 1 корвета и 4 бригов, выделенная из состава эскадры адмирала Сенявина, вышла из Портсмута в Архипелаг. Остальная часть эскадры Сенявина возвратилась в Балтийское море. 1 октября произошло соединение эскадры Гейдена с английской эскадрой под командой вице-адмирала Кодрингтона и французской эскадрой под командой контр-адмирала де Риньи у острова Занте. Откуда под общим командованием вице-адмирала Кодрингтона, как старшего в чине, соединенный флот в составе направился к Наваринской бухте, где находился турецко-египетский флот под командованием Ибрагим-паши. В Лондоне Кондрингтона считали прозорливым политиком и хорошим флотоводцем. Долгое время он служил под командованием знаменитого адмирала Нельсона. В Трафальгарском сражении командовал 64-пушечным кораблем «Орион».
5 октября 1827 года союзный флот прибыл к Наваринской бухте. Кодрингтон рассчитывал путём демонстрации силы заставить противника принять требования союзников. Британский адмирал, выполняя указания своего правительства, не планировал вести решительные действия против турок в Греции. Командование же русской эскадры в лице Гейдена и Лазарева придерживалось иной точки зрения, которая была предписана им царем Николаем I. Направляя эскадру в Средиземное море, царь вручил графу Гейдену предписание действовать решительно. Под давлением русского командования Кондрингтон 6 октября направил ультиматум турецко-египетскому командованию о немедленном прекращении военных действий против греков. Турецко-египетское командование, уверенное в том, что союзники (и особенно англичане) не решатся вступить в сражение, отказалось принять ультиматум. Тогда на военном совете эскадры союзников, снова под русским давлением, было принято решение, войдя в Наваринскую бухту, стать на якорь против турецкого флота и своим присутствием заставить вражеское командование пойти на уступки. Командующие союзными эскадрами дали «взаимное обещание истребить турецкий флот, если хотя один выстрел будет сделан по союзным кораблям».
Таким образом, в начале октября 1827 года объединенный англо-франко-русский флот под командованием английского вице-адмирала сэра Эдуарда Кодрингтона блокировал турецко-египетский флот под началом Ибрагим-паши в Наваринской бухте. Союзное командование надеялось с помощью силового давления заставить турецкое командование, а затем и правительство, пойти на уступки в греческом вопросе.

Логин Петрович Гейден (1773 — 1850)

Адмирал Михаил Петрович Лазарев (1788 — 1851). С гравюры И. Томсон
Силы сторон
Русская эскадра состояла из 74-пушечных линейных кораблей «Азов», «Иезекииль» и «Александр Невский», 84-пушечного корабля «Гангут», фрегатов «Константин», «Проворный», «Кастор» и «Елена». Всего на русских кораблях и фрегатах было 466 орудий. В состав английской эскадры входили линейные корабли «Азия», «Генуя» и «Альбион», фрегаты «Глазго», «Комбриэн», «Дартмут» и несколько мелких судов. Англичане в общей сложности имели 472 пушки. Французская эскадра состояла из 74-пушечных линейных кораблей «Сципион», «Тридент» и «Бреславль», фрегатов «Сирена», «Армида» и двух мелких судов. Всего на французской эскадре было 362 пушки. Всего в составе союзного флота было десять линейных кораблей, девять фрегатов, один шлюп и семь мелких судов, имевших 1308 пушек и 11 010 человек команды.
Турецко-египетский флот находился под непосредственным командованием Могарем-бея (Мухаррем-бея). Главнокомандующим турецко-египетскими войсками и флотом был Ибрагим-паша. Турецко-египетский флот стоял в Наваринской бухте на двух якорях строем в виде сжатого полумесяца, «рога» которого простирались от Наваринской крепости до батареи острова Сфактерия. В составе флота было три турецких линейных корабля (86-, 84- и 76-пушечных, всего 246 пушек и 2700 человек команды); пять двухпалубных 64-пушечных египетских фрегатов (320 пушек); пятнадцать турецких 50- и 48-пушечных фрегатов (736 пушек); три тунисских 36-пушечных фрегата и 20-пушечный бриг (128 пушек); сорок два 24-пушечных корвета (1008 пушек); четырнадцать 20- и 18-пушечных бригов (252 пушки). Всего в составе турецкого флота было 83 военных судна, более 2690 пушек и 28 675 человек команды. Кроме того, турецко-египетский флот имел десять брандеров и 50 транспортных судов. Линейные корабли (3 единицы) и фрегаты (23 корабля) составляли первую линию, корветы и бриги (57 кораблей) находились во второй и третьей линиях. Пятьдесят транспортов и купеческих судов стояли на якорях под юго-восточным берегом Морей. Вход в бухту шириной около полумили простреливался батареями с Наваринской крепости и острова Сфактерия (165 орудий). Оба фланга прикрывались брандерами (судами, нагруженными горючим и взрывчатыми веществами). Впереди кораблей были установлены бочки с горючей смесью. На возвышенности, с которой просматривалась вся Наваринская бухта, находилась ставка Ибрагим-паши.
Османы имели сильную позицию, прикрытую крепостью, береговыми батареями и брандерами. Слабым место была скученность кораблей и судов, линейных кораблей было мало. Если считать число стволов, то турецко-египетский флот имел на тысячу с лишним пушек больше, но по мощи морской артиллерии превосходство оставалось за союзным флотом, причем значительное. Десять линейных кораблей союзников, вооруженных 36-фунтовыми орудиями, были намного сильнее турецких фрегатов, вооруженных 24-фунтовыми пушками, и особенно корветов. Стоявшие в третьей линии и тем более у берега турецкие суда не могли стрелять из-за больших расстояний и опасения поразить свои же корабли. Ещё одним негативным фактором была слабая выучка турецко-египетских экипажей по сравнению с первоклассным союзным флотом. Однако турецко-египетское командование было убеждено в силе своей позиции, прикрытой береговой артиллерией и брандерам, также в многочисленности кораблей и орудий. Поэтому османы не испугались прибытия союзного флота и не боялись вражеской атаки.

Корабль «Азов» в Наваринском сражении
Сражение
8 (20) октября британский адмирал направил союзный флот в Наваринскую бухту, чтобы продемонстрировать противнику свою силу и заставить пойти на уступки. При этом подчеркивалось: «Ни одна пушка не должна выстрелить без сигнала, разве только турки откроют огонь, тогда те корабли должны быть истреблены немедленно. В случае же сражения советую привести себе на память слова Нельсона: «Чем ближе к неприятелю, тем лучше». Таким образом, Кодрингтон твердо надеялся, что турки уступят, и дело закончится простой демонстрацией силы.

Колонны союзников входили в бухту последовательно. Британский флотоводец посчитал, что входить в тесную бухту двумя колоннами рискованно. Английский адмирал перед входом в гавань был встречен турецким офицером, который сообщил, что якобы находящийся в отсутствии Ибрагим-паша не оставил приказаний касательно дозволения входа союзных эскадр в сей порт, а потому он требует, чтобы они, не заходя дальше, вернулись в открытое море. Кодрингтон ответил, что он пришел не получать, а отдавать приказания, и что он истребит весь их флот, если хотя бы один выстрел будет сделан по союзникам. Английские корабли спокойно, как на маневрах, входили в бухту и по диспозиции становились на шпринг.
Капитану Феллоусу подчинялся отряд мелких судов, предназначавшихся для уничтожения брандеров, которыми прикрывались фланги неприятельского флота. Войдя в порт, он послал лейтенанта Фицроя на один из ближайших брандеров, чтобы отвести его подальше от союзной эскадры. Но турки, посчитав это нападением, открыли ружейный огонь, убили посланного офицера и нескольких матросов. Ближайшие британские фрегаты ответили. По ним открыли огонь с турецких кораблей. Затем началась беспорядочная пальба из ружей и пушек турецкого флота. Через некоторое время к перестрелке подключились и береговые батареи. Произошло это около 14 часов.
Англичане ответили всеми имеющимися орудиями. В этот момент Гейден вводил свою эскадру в уже затянутый дымом порт, и едва «Азов» миновал укрепления, как турки открыли по нему огонь. Адмиралу Кодрингтону в начале сражения пришлось иметь дело не только с двумя турецкими линейными кораблями, но и с судами второй и третьей линий. Его флагман «Азия», попав под сильный огонь, потерял бизань-мачту, с падением которой прекратили стрельбу некоторые кормовые пушки. Английский флагман попал в опасное положение. Но в этот момент в сражение вступил Гейден. Его корабль «Азов», покрытый густым удушливым дымом, осыпаемый картечью, ядрами и пулями, тем не менее быстро достиг своего места, стал от неприятеля на расстоянии пистолетного выстрела и убрал паруса в одну минуту.
По воспоминаниям одного из участников боя: «Тогда положение англичан переменилось, противники их начали слабее и слабее действовать, и господин Кодрингтон, коему помог наш адмирал, сокруша тунисского капитан-бея, сокрушил и Могарема: корабль первого, пронесясь по линии, брошен был на мель, а второго сгорел, суда второй и третьей линии, бившие «Азию» с носу и кормы, — потоплены. Но зато «Азов» обратил на себя общее внимание врага, ярою злобою против него кипевшего, не только ядра, картечь, но даже обломки железа, гвозди и ножи, кои турки в бешенстве клали в пушки, сыпались на него с одного корабля, пяти двухдечных фрегатов, бивших его в корму и в нос, и многих судов второй и третьей линий. Корабль загорался, пробоины увеличивались, рангоут валился. Когда же приспели к местам своим «Гангут», «Иезекииль», «Александр Невский» и «Бреславль», когда полетели и их ядра на вражеские корабли, тогда «Азов» мало-помалу начал выходить из страшного ада, в коем он находился. 24 убитых, 67 раненых, избитый такелаж, паруса, а в особенности рангоут, и более 180 пробоин кроме 7 подводных доказывают истину сказанного».
Несколько часов шёл жестокий бой. Турецкий и египетский адмиралы были убеждены в успехе. Турецкие береговые батареи плотно прикрыли своим огнем единственный выход в море из Наваринской бухты, казалось, что союзный флот попал в западню и будет полностью уничтожен. Двойное превосходство в силе сулило турецко-египетскому флоту победу. Однако всё решило мастерство и решительность командиров и моряков союзного флота.

Архипелагская экспедиция русского флота 1827 г. Наваринское сражение 8 октября 1827 г. Источник: Морской атлас Министерства Обороны СССР. Том III. Военно-исторический. Часть первая
Это был звездный час для русского флота. Шквал огня обрушился на корабли русской и английской эскадр. Флагманскому кораблю «Азов» пришлось сражаться сразу против пяти кораблей противника. Его поддержал французский корабль «Бреславль». Оправившись, «Азов» начал громить из всех орудий флагманский корабль египетской эскадры адмирала Могарем-бея. Вскоре этот корабль загорелся и от взрыва пороховых погребов взлетел на воздух, поджигая другие корабли своей эскадры.
Участник сражение, будущий адмирал Нахимов так описывал начало сражения: «В 3 часа мы положили якорь в назначенном месте и повернули шпрингом вдоль борта неприятельскаго линейнаго корабля и двухдечнаго фрегата под турецким адмиральским флагом и еще одного фрегата. Открыли огонь с правого борта… «Гангут» в дыму немного оттянул линию, потом заштилил и целым часом опоздал придти на свое место. В это время мы выдерживали огонь шести судов и именно всех тех, которые должны были занять наши корабли… Казалось, весь ад развернулся пред нами! Не было места, куда бы не сыпались книпели, ядра и картечь. И ежели бы турки не били нас очень много по рангоуту, а били все в корпус, то я смело уверен, что у нас не осталось бы и половины команды. Надо было драться истинно с особенным мужеством, чтоб выдержать весь этот огонь и разбить противников…».
Флагман «Азов» под командованием капитана 1 ранга Михаила Лазарева стал героем этой битвы. Русский корабль сражаясь с 5 неприятельскими кораблями, уничтожил их: он потопил 2 больших фрегата и 1 корвет, сжег флагманский фрегат под флагом Тахир-паши, вынудил выброситься на мель 80-пушечный линейный корабль, после чего зажег и взорвал его. Кроме того, «Азов» вместе с флагманским кораблем англичан потопил линейный корабль командующего египетским флотом Могарем-бея. Корабль получил до 1800 попаданий, из них 7 ниже ватерлинии. Корабль был полностью отремонтирован и восстановлен только к марту 1828 года. За боевые подвиги в сражении линейному кораблю «Азов» впервые в русском флоте был присвоен кормовой Георгиевский флаг.
Самую же высокую оценку заслужил командир «Азова» М. П. Лазарев. В своём донесении Л. П. Гейден писал: «Неустрашимый капитан 1 ранга Лазарев управлял движениями Азова с хладнокровием, искусством и мужеством примерным». П. С. Нахимов о своём командире писал: «Я до сих пор не знал цены нашему капитану. Надобно было на него смотреть во время сражения, с каким благоразумием, с каким хладнокровием он везде распоряжался. Но у меня не достаёт слов описать все его похвальные дела, и я смело уверен, что русский флот не имел подобного капитана».
Отличился также мощный корабль русской эскадры «Гангут» под командой капитана 2 ранга Александра Павловича Авинова, который потопил два турецких судна и один египетский фрегат. Линейный корабль «Александр Невский» захватил в плен турецкий фрегат. Линейный корабль «Иезекииль», содействуя огнем линейному кораблю «Гангут», уничтожил неприятельский брандер. В целом русская эскадра уничтожила весь центр и правый фланг неприятельского флота. Она приняла на себя главный удар противника и уничтожила большую часть его кораблей.
В течение трёх часов турецкий флот, несмотря на упорное сопротивление, был полностью уничтожен. Сказался уровень мастерства союзных командиров, экипажей и артиллеристов. Всего более пятидесяти кораблей противника было уничтожено во время битвы. Уцелевшие суда османы сами утопили на следующий день. В своём донесении о Наваринском бое контр-адмирал граф Гейден писал: «Три союзных флота, соревновали один другому в храбрости. Никогда не видно было столь искреннего единодушия между различными нациями. Взаимные пособия доставлялись с неписанной деятельностью. При Наварине слава английского флота явилась в новом блеске, а на французской эскадре, начиная от адмирала Риньи, все офицеры и служители явили редкие примеры мужества и неустрашимости. Капитаны и прочие офицеры российской эскадры исполняли долг свой с примерным рвением, мужеством и презрением всех опасностей, нижние чины отличились храбростью и повиновением, которые достойны подражания».

Наваринское сражение, Национальный исторический музей, Афины, Греция
Итоги
Союзники не потеряли ни одного корабля. Больше всего в Наваринском сражении пострадали флагман английской эскадры корабль «Азия», который потерял почти все свои паруса и получил множество пробоин, и два русских корабля: «Гангут» и «Азов». На «Азове» были перебиты все мачты, корабль получил десятки пробоин. В живой силе наибольшие потери понесли англичане. Были убиты два парламентера, один офицер и ранены трое, в том числе и сын вице-адмирала Кодрингтона. Из русских офицеров были убиты двое и 18 ранены. Среди французских офицеров только командир корабля «Бреславль» получил легкое ранение. Всего союзники потеряли убитыми 175 и ранеными 487 человек. Турки потеряли практически весь флот — более 60 кораблей и до 7 тыс. человек.
Командир «Азова» М. П. Лазарев за этот бой получил чин контр-адмирала и был награжден одновременно четырьмя орденами — русским, английским, французским и греческим. За мужество, храбрость и морское искусство экипажа линейному кораблю «Азову» — впервые в русской морской истории — было присвоено высшее боевое отличие — кормовой Георгиевский флаг. «Азов» стал первым гвардейским кораблем русского флота. «В честь достохвальных деяний начальников, мужества и храбрости нижних чинов», — говорилось в царском рескрипте. При этом предписывалось «поднимать Георгиевский флаг впредь на всех кораблях, носящих имя «Память Азова». Так родилась морская гвардия.
Русский император Николай I наградил Кодрингтона орденом Святого Георгия 2-й степени, а де Риньи — орденом Святого Александра Невского. Получили ордена и многие русские офицеры. Для нижних чинов на каждый корабль выдали по десять, а на фрегат — по пять Георгиевских крестов. Своеобразной была реакция английского короля: на представлении Кодрингтона к ордену Виктории (а не наградить его монарх просто не мог, учитывая громадный международный резонанс этой битвы), он написал: «Заслуживает веревки, но я вынужден дать ему ленту». В планы Лондона совсем не входило полное уничтожение турецкого флота, поэтому, как только улегся ажиотаж и успокоилась ликующая общественность, Кодрингтона тихо отправили в отставку.

В военном отношении сражение интересно тем, что турецко-египетский флот имел позиционное преимущество и его козырем были береговые батареи с крупнокалиберными орудиями. Просчетом Ибрагим-паши было то, что он пропустил союзников в Наваринскую бухту. Самым удобным для обороны местом был узкий вход в бухту. По всем правилам военно-морского искусства, именно на этом рубеже Ибрагим-паша должен был дать союзникам сражение. Следующий просчет турок заключался в неудовлетворительном применении многочисленной артиллерии. Вместо того чтобы бить по корпусу судна, турки стреляли по рангоуту. В результате этой серьезной ошибки им не удалось потопить ни одного корабля. Корабли противника (особенно крупные) оказывали яростное сопротивление. Однако их огонь был недостаточно эффективен, так как вели его не по корпусу, а по рангоуту. В письме Рейнеке П. С. Нахимов писал: «Не было места, куда бы не сыпались книпеля, ядра и картечь. И ежели бы турки не били нас очень много по рангоуту, а били все в корпус, то я смело уверен, что у нас не осталось бы половины команды… Сами англичане признаются, что при Абукире и Трафальгаре ничего подобного не было…». Русские моряки же наоборот, как и других морских сражениях, действовали на главном направлении — против наиболее сильных кораблей противника. Гибель флагманов парализовала волю к сопротивлению более многочисленного турецко-египетского флота.
Весть о Наваринском сражении привела турок в ужас, а греков — в восторг. Однако и после Наваринского сражения Англия и Франция не пошли на войну с Турцией, которая упорствовала по греческому вопросу. Порта, видя разногласия в рядах великих европейских держав, упорно не хотела давать грекам автономии, и соблюдать соглашения с Россией по поводу свободы торговли через черноморские проливы, а также права русских в делах придунайских княжеств Молдавии и Валахии. Это в 1828 году привело к новой войне между Россией и Турцией.
Таким образом, разгром турецко-египетского флота значительно ослабил военно-морскую мощь Турции, что содействовало победе России в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. Наваринское сражение обеспечило поддержку греческого национально-освободительного движения, результатом которого по Адрианопольскому мирному договору 1829 года стала автономия Греции (де-факто Греция стала независимой).

Морское сражение при Наварине. Картина Айвазовского

Русская эскадра

Водка «Русская эскадра» привлекает потребителя не столько качеством хорошего классического напитка, сколько оригинальными решениями дизайна. Каждая бутылка — своеобразный «киндер-сюрприз», только с игрушкой для взрослых мужчин. На дне сосуда находится миниатюрная, искусно сделанная из серебра высшей пробы модель глубоководной мины, военного самолёта, танка Т-34 или крейсера. Так что поклонники водки получают не только любимый напиток, но и сувенир. Не удивительно, что многие из них собирают коллекции. Модель хорошо видна сквозь прозрачное стекло, поэтому при покупке можно выбрать недостающий коллекционный экспонат. Эксклюзивный дизайн подчёркивают и картины военных сражений на этикетке — в воздухе, на море или на суше.

О производителе

Водочная компания «СтандартЪ» основана в 2003 году в Нижнем Новгороде. Статус — общество с ограниченной ответственностью. Общая производственная мощность — полтора миллионов декалитров в год.

Генеральный директор Сергей Верховодов главной причиной успеха предприятия считает высокий уровень качества продукции, которого удаётся достичь благодаря собственной лаборатории, импортному оборудованию, полностью автоматизированным линиям розлива.

Водку производят по классическим канонам, но применяют полирующую фильтрацию — многоступенчатую систему очистки древесным углем и серебром.

Продукт не разливают сразу: сначала водка «отдыхает» в полутёмном подвале около двух недель. По мнению специалистов компании, такая выдержка улучшает органолептические свойства напитка, смягчает вкус.

В штате компании есть бригада из шести профессиональных дегустаторов, проверяющих продукцию по всем показателям.

ООО «СтандартЪ» производит эксклюзивные бренды — с индивидуальным логотипом и авторским оформлением. Дизайн согласовывается с потребителем и создаётся направленно — к юбилею, корпоративному празднику, к свадьбе или другому торжеству.

Продукцию предприятия экспортируют в Китай, Южную Корею, Вьетнам, Эфиопию.

Дизайн предусматривает многоступенчатый уровень защиты от подделок и фальсификаций: оригинальная бутылка в форме маяка, колпачок с контролем вскрытия, стильная этикетка с голографией, стикер с кодом.

«Создание военно-патриотической линейки «Русская эскадра» стало данью уважения к героизму русских военных — лётчиков, моряков, танкистов. Это наш символ преклонения перед военной мощью России», — говорит Генеральный директор предприятия.

Бренд «Русская эскадра» в 2014 году получил золото конкурса ПродЭкспо в Москве, а в 2016 году — награду «Звезда ПродЭкспо».

Виды водки «Русская эскадра»

«Русская эскадра» состоит из трёх видов: лимитированная серия, GOLD и ПРЕМИУМ. По технологии приготовления, вкусовым и обонятельным особенностям напитки не отличаются. Различия лишь в дизайне: лимитированная серия — с моделями вооружения, «Голд» — золото на этикетке и глубоководная мина на дне, «Премиум» — глубоководная мина за тонированным бутылочным стеклом.

Основным компонентом напитков является спирт класса «люкс», очищенная с помощью угля, серебра и нанофильтров вода, экстракт хлопьев из проросшей пшеницы. Тонкий и лёгкий аромат напоминает запах свежеиспечённого хлеба. Полный бархатистый вкус имеет немного пряный зерновой оттенок. Подают водку охлаждённой до 8-10 °С к традиционным русским блюдам — блинам с икрой, буженине, холодцу, домашним соленьям, маринованным грибам. Напиток оттеняет вкус и аромат мясных закусок, сочетается с солёной и копчёной рыбой, используется барменами в коктейлях.

Тунис. Величие и трагедия Русской эскадры

Дмитрий Койда

От Суса, в котором были многие отдыхающие в Тунисе, до Бизерты всего 216 километров. Зачем туда ехать и как это место связано с Русской эскадрой, рассказывает тульский путешественник Дмитрий Койда. Повествование, прямо скажем, очень печальное, но это часть истории нашей страны.

— «Самое дорогое для человека на чужбине — родина». Арабский афоризм.

Моё детство прошло в советские годы и поэтому об истории страны (сначала одной, а потом другой) в первой половине ХХ века я знал только с идеологической точки зрения. Героями гражданской войны для меня были: Чапаев, Фрунзе, Блюхер, Будённый и многие другие. Те, кто был по другую сторону баррикад считались врагами Революции, угнетателями, душителями свободы и равенства обычных людей.

В 90-е годы я начал получать обрывки альтернативной истории. Позже, появились документальные и художественные фильмы, рассказывающие о героях для которых слово Россия значило нечто больше, чем просто название государства.

Я проникся ужасами гражданской войны и полагал, что финальной точкой в этом понимании стал фильм «Солнечный удар», снятый по мотивам двух произведений Ивана Бунина. Но, оказалась мне предстояло ещё более печальное и реалистическое перемещение в трагическое прошлое нашей страны.

Это случилось в августе 2018 года. Совершенно случайно, почти лотерейным способом я оказался в тунисском городе Сусс. Отдыхал здесь со своей семьёй. Раз уж судьба забросила меня сюда повторно (первый был в 2006 году), то я решил исполнить одну из своих туристических мечт — посетить древний город Бизерта.

Об этом населённом пункте на севере Туниса я слышал давно. Мечта увидеть его вживую родилась 5 лет назад, когда я посмотрел по тв документальный фильм, в котором два парня ищут следы пребывания Русской эскадры в Бизерте. К концу сюжета щемило душу и у меня чуть не навернулись слёзы.

Русская эскадра — тактическое соединение кораблей, вспомогательных военных судов Российского Императорского флота, а также мобилизованных пароходов, участвовавших в эвакуации из Крыма военнослужащих Русской Армии генерала Врангеля и гражданского населения, не принявшего большевизм. Существовало в 1920—1924 годах.

На фото командование Русской эскадры.

А потом была «Анастасия», удостоенная Премии «Ника» Российской Киноакадемии «За лучший документальный фильм 2008 года», который назван в честь Анастасии Александровны Ширинской. Она была старейшина русской общины в Тунисе, свидетельница эвакуации кораблей Черноморской эскадры из Крыма в годы Гражданской войны в России.

Анастасия Александровна внесла большой вклад в сохранение исторических реликвий и памяти о Русской эскадре и её моряках.

Очень жалею, что не поехал в Бизерту в 2006 году, ведь я мог лично увидеть эту легендарную женщину. Она умерла в декабре 2009 года.

Итак, чем же знаменит самый северный город Африки.

10 ноября 1920 года началась эвакуация Крыма, которой завершилось отступление Русской Армии. В течение трех дней на 126 судов были погружены войска, семьи офицеров, часть гражданского населения крымских портов — Севастополя, Ялты, Феодосии, Керчи, и Евпатории. Общее количество добровольных изгнанников в разные страны составило около 150 тысяч человек.

21 ноября 1920 года флот был реорганизован в Русскую эскадру, состоящую из четырех отрядов. Её командующим был назначен контр-адмирал Кедров. 1 декабря 1920 года Совет Министров Франции согласился принять Русскую эскадру в порту Бизерта (до 1956 года Тунис был колонией Франции).

Переход Русской эскадры в Бизерту происходил в период с 8 декабря 1920 года по февраль 1921 года. На кораблях помимо матросов и офицеров флота находилось около 6000 беженцев.

Первым в Бизертский порт вошел пассажирский пароход «Великий князь Константин». На борту, кроме команды, было множество гражданских лиц, среди которых — историк Кноринг. Он вспоминал: «Рано утром мы входили в Бизерту. Прошли каналом, который соединяет большое внутреннее озеро с морем. Справа развернулась пальмовая аллея перед пляжем. Вокзал с башней в мавританском стиле. Вдали казармы, тоже восточные по виду. Перед нами развертывался городок чистый, живописный. Вместе с любопытством рождался вопрос: что будет с нами?»

Прямо как в грустной песне Шевчука, помните слова: «Что же будет с родиной и с нами?»

Я сфотографировал несколько мест, где стояли корабли Русской эскадры.

Жаль, не получилось прогуляться около маяков. Для этого нужно ехать сюда самостоятельно, а не в составе группы.

Сейчас здесь стоят уже совсем другие корабли…

Праздником оказался день 27-го декабря, когда за волнорезом появились огромные башни линкора «Генерал Алексеев». Он доставил в Бизерту гардемаринов и кадетов Севастопольского морского корпуса.

Особенно торжественно был отмечен приход флагманского старого трехтрубного крейсера «Генерал Корнилов». Это был тот самый «Очаков», с которого в далеком 1905 году руководил Севастопольским революционным восстанием лейтенант Шмидт. Командующий эскадрой адмирал Кедров со своим штабом стоял на мостике крейсера и приветствовал каждое русское судно, уже стоявшее в порту.

К 29-му декабря суда, покинувшие Константинополь с первым конвоем, были в Бизерте. Настроение у всех было хорошее: дошли, целы. Так что первый тост за новый 1921-й год был достаточно радостным: «За скорейшее возвращение!». Тогда многие верили, что приведут себя в порядок и вернутся на Родину…

Перейдем теперь к последнему акту трагедии — к Голгофе Русской эскадры в Бизерте, где железная воля высоко держала Андреевский флаг вплоть до октября 1924 года.

К середине февраля 1921 года в тунисский порт Бизерта прибыла вся эскадра — 33 корабля, включая два линкора «Генерал Алексеев» и «Георгий Победоносец», крейсер «Генерал Корнилов», вспомогательный крейсер «Алмаз», 10 эскадренных миноносцев, четыре подводные лодки и еще 14 кораблей меньшего водоизмещения, а также корпус недостроенного танкера «Баку».

Так началась история русских в Тунисе. Эти люди потеряли все: положение в обществе, средства к существованию, близких. Они не знали, что ожидает их в будущем…

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ АНАСТАСИИ ШИРИНСКОЙ

«Мы, русские, без сомнения были предметом удивления. Что мог знать маленький бизертский мирок о Русской революции и о России вообще?

Те, которые могли поначалу иметь какие-нибудь предвзятые мысли, быстро успокоились. В повседневной жизни наша нищета лишала нас возможности общения с французской интеллигенцией, и наше окружение вовсе не было тому причиной. Отчасти мы жили еще в мире, который навсегда покинули, и, возможно, что именно это помогло нам пережить первые годы изгнания. За горькой повседневностью действительности вставали облики милого прошлого. Новогодние и Пасхальные визиты, целование руки, страстные споры по вечерам о событиях, информация о которых доходила до нас с разных частей земли, — все это, конечно, удивляло наше окружение».

Никто из беженцев не понимал, почему французы выбрали для стоянки именно это место. Позднее выяснилось, что французское правительство, соглашаясь принять русский флот в Бизерте, рекомендовало адмиралтейству принять меры предосторожности против… «красной чумы». В каждом русском матросе французы видели большевика.

Прибывшие корабли со всеми находящимися на них офицерами, матросами и гражданскими лицами посадили на карантин. Вот что писал об этом капитан 1-го ранга Владимир фон Берг: «Ярко-жёлтые флаги взвились на мачтах. Французский карантин покрыл русские суда. Никто не смел съехать на берег, никто не смел подойти к нам. Что за болезнь была на эскадре? Оспа, тиф или чума? Нет! Не того опасались французы: от тифа и чумы есть прививка. Мы прибыли из страны ужасной болезни — красной духовной заразы. И вот этой заразы, пуще другой, боялись французы».

Действительно, правящие круги Франции мечтали, чтобы русские как можно быстрее покинули метрополию и не останавливались ради этого ни перед чем. Так, начальник службы безопасности в Бизерте доносил колониальным властям: «Поскольку из 6 тысяч человек большинство пропитано коммунизмом, мне кажется необходимым укрепить предписанную службу политической безопасности, которая явно недостаточна».

Донесение ретивого жандарма было моментально принято к сведению. Через несколько недель специально для надзора за русскими моряками и членами их семей из Франции прибыла группа полицейских агентов. Слежка велась скрупулезно и навязчиво. Искали дух большевизма. Худшего издевательства над русскими моряками трудно себе представить.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ НЕСТОРА МОНАСТЫРЕВА (капитан 2-го ранга, морской писатель и историк флота)

«Через три дня по прибытии эскадры в Бизерту вице-адмирал Кедров сдал командование эскадрой контр-адмиралу Беренсу. Начальником штаба был назначен контр-адмирал Александр Тихменев.

Согласно распоряжения французских властей, эскадра стояла в карантине и поэтому никакого сообщения с берегом не имела. Личный состав эскадры, включая женщин и детей, достигал цифры в 5600 человек.

Пищевой паек, выдаваемый французскими властями на эскадру был достаточен. Выдавалось кое-что из белья и обмундирования. Это дало возможность хоть немного приодеться. У многих ничего не было, а деньги отсутствовали совершенно. Начиная с июня, чинам эскадры из ее ограниченных средств стали выдавать жалование. Правда, оно было более чем скромное: 21 франк командиру корабля и 10 франков матросу. Этого едва хватало на табак и кило сахара». Источник

На фото корабельный священник и врач с котом на отдыхе после службы.

Первое время флот был реальной опорой для эмигрантов: в медицинском, образовательном и духовном плане. На «Георгии Победоносце» была церковь. Здесь же организовали школу, в которой учились около 60 детей, и Морской корпус.

Французы предоставили Морскому корпусу старый нежилой форт Джебель-Кериб, и корпус существовал до 1925 года. В 1922 году состоялся первый и последний выпуск офицеров. Впоследствии было еще три выпуска, но в офицерские чины гардемарины уже не производились.

В 1923 году французы обязали русское командование закрыть корпус, но под большим давлением согласились еще некоторое время потерпеть, чтобы существовал так называемый «Сиротский дом для мальчиков», хотя там оставались юноши 15, 16 и 17 лет. Однако для русских это заведение оставалось Морским корпусом.

По традиции корпус устраивал парады, однажды в строю вместе со взрослыми прошли и дети, стараясь держать равнение. Трибуны плакали… Так или иначе, но многие русские мальчики получили среднее образование гимназического уровня, позволившее им поступить в учебные заведения Франции.

На фото гардемарин Морского корпуса в Бизерте.

Было на эскадре и своё периодическое издание — «Морской сборник», — печатавшийся в типографии, которой также располагали моряки. Что касается медицины, то, как и в Египте, услуги русских врачей были востребованы не только среди самих эмигрантов, но и среди местных жителей. Медики работали в военном лазарете в Карубе и в организованном силами Красного креста госпитале в лагере Руми.

В конце 1924 года Франция признала СССР, и советские власти потребовали вернуть эскадру на родину.

Была создана Комиссия по подготовке к возвращению судов на Чёрное море. Вскоре в Бизерту прибыла группа советских специалистов во главе с известным кораблестроителем А. Н. Крыловым и военно-морским атташе СССР в Великобритании Е. А. Беренсом (родным братом М. А. Беренса, командующего русской эскадрой в Бизерте с 1921 года).

После проведения инспекции и учёта был составлен список судов, которые должны были вернуться в СССР. Но из-за поднявшегося международного скандала Франция не выполнила договоренности по флоту в полном объёме: некоторые корабли, в том числе «Георгий Победоносец», так и остались гнить в порту Бизерты.

За 10 лет почти вся эскадра была распродана на металлолом. Последним проданным судном русской эскадры стал дредноут «Генерал Алексеев», орудия которого, к слову, ещё успели послужить на береговых укреплениях Франции во Второй мировой войне.

После торжественного и трагического спуска со слезами на глазах Андреевского флага, судьбы русских бизертцев складывались по-разному. Так, мичман Иван Дмитриевич Богданов, будучи водителем в Париже, старался сохранять верность русскому флоту, возглавив Объединение гардемарин, кадетов и охотников флота.

Вице-адмирал Михаил Александрович Кедров был начальником Военно-морского союза и преподавал в Высшем техническом институте в Париже. Адмирал Алексей Михайлович Герасимов остался в Тунисе и выступил с инициативой по сооружению памятника Русской эскадре в Бизерте.

Долгие годы старейшиной русской общины в Тунисе была Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн — женщина с уникальной судьбой.

Приехав в Бизерту в 8-летнем возрасте, она всю свою жизнь посвятила сохранению памяти о Русской эскадре и её моряках.

70 лет Ширинская-Манштейн прожила с Нансеновским паспортом, и лишь в 1997 году президент России пожаловал ей гражданство.

«Я ждала русского гражданства. Советское не хотела. Потом ждала, когда паспорт будет с двуглавым орлом — посольство предлагало с гербом интернационала, я дождалась с орлом. Такая я упрямая старуха» — говорила она. В 2009 году на 98-м году жизни Анастасия Александровна Ширинская скончалась. Источник

В 2006 году муниципалитет города Бизерты переименовал площадь, на которой находится православный храм Александра Невского, и назвал её именем Анастасии Ширинской. Площадь небольшая, но всё равно приятно, что она есть.

После того, как в начале 1930-х годов корабли Русской эскадры были отправлены на слом, оставшиеся в Бизерте россияне задумались о строительстве церкви — в память об эскадре. Несколько лет ушло на оформление необходимых документов и на сбор средств.

В 1937 году строительство храма было начато, а уже в 1938-м он был освящен в честь святого Благоверного великого князя Александра Невского.

Храм этот был задуман как памятник Российскому императорскому флоту.

Поэтому церковной завесой на Царских вратах стал служить Андреевский флаг, а имена кораблей Русской эскадры были увековечены в надписях на мраморных таблицах храма.

Храм совсем небольшой, но достаточно с сильной энергетикой внутри. Её может ощутить на себе даже не религиозный человек.

После провозглашения Тунисом независимости значительная часть эмигрантов, имевших французское подданство, вынуждена была переехать во Францию. Русская колония стала очень малочисленной…

За триста лет войн и дальних походов рассеялись по всему миру могилы русских моряков, погребенных на чужбине… Около ста российских офицеров покоятся в Бизерте, на православной части кладбища Боржель…

Мы посетили это кладбище. Первым делом нашли могилу Анастасии Ширинской. Она на переднем плане — слева. Справа лежит её сын Сергей Ширинский (1936−2013). Сзади могилы Анастасии покоится отец — Манштейн Александр Сергеевич.

1 сентября 1902 года Александр Манштейн становится кадетом Морского корпуса в Санкт-Петербурге, первым моряком в долгой череде Манштейнов — офицеров Русской армии, служивших России со времен Петра Великого, и получает от отца в дар известную среди историков рукопись «Записки о России» генерала Христофора Германа Манштейна.

Александр Сергеевич Манштейн служил на Балтике, получил звание старший лейтенант флота, командовал эскадренным миноносцем «Жаркий». Сражался на фронтах Первой мировой войны 1914 — 1918 гг.

После разгрома в Крыму армии Врангеля, офицер белой гвардии А. С. Манштейн (на фото слева), командир миноносца «Жаркий», повёл свой корабль в составе черноморской эскадры императорского флота в неизвестность, подальше от берегов отвергнувшей их Родины.

До последнего вздоха он верил, что вернётся в Крым…

Многие могилы на кладбище в плачевном состоянии. На большинстве отсутствуют таблички с именами. Было больно на это смотреть. У меня тогда возникла мысль, что хорошо бы прах всех россиян — изгнанников живших свои последние годы надеждой, с почестями развеять над севастопольской бухтой. Хотя бы таким способом выполнить их заветные несбывшиеся мечты.

Пройдёт лет пятьдесят и захоронения совсем могут исчезнуть. Мы там видели несколько склепов, разрушенных во время землетрясения с торчащими наружу костями людей (французские могилы).

Нашёл несколько старых надгробий, где видны фамилии. Соловьёва Нина (1891−1923) и Маркова Анна (1882−1923).

Герасимов Александр Михайлович (1861−1931) и его жена. Русский вице-адмирал, начальник морского управления Вооружённых сил Юга России, возглавлял Морской корпус в Бизерте.

Владимир Владимирович Николя (1881−1923) — контр-адмирал. 1921−1922 — председатель Комиссии по делам русских граждан в Северной Африке.

А это памятник в центре кладбища на котором написано: «В память о моряках Русской эскадры и всех российских людях, покоящихся в Тунисской земле».

Если у меня, обычного россиянина мурашки тогда побежали по всему телу, даже не представляю, что должны почувствовать здесь моряки и офицеры флота. А они тут бывают. Это можно посмотреть в фильме «Анастасия».

Помимо кладбища и храма Александра Невского, мы посетили дом-музей Анастасии Ширинской (он был первым в нашем маршруте). Он находится на этой улочке с левой стороны.

Экскурсию для нас любезно провела вот эта потрясающая женщина родом из Одессы.

Если вы захотите индивидуальное знакомство с музеем или просто помочь островку русского мира затерянному далеко от дома, пишите, звоните.

В доме очень много фотографий. Часть из них я снял на телефон и использовал при оформлении данного материала. Остальные фото можно посмотреть в альбоме.

Каждый кадр это судьба и длинная история конкретного человека.

На первом этаже есть личные вещи Анастасии (пишущая машинка, очки, подарки от гостей) и некоторые сохранившиеся документы.

Раньше в музее можно было купить вот эту книгу. К нашему приезду их не осталось. Надо будет поискать в Москве.

Понравилась обложка. Только представьте, семьи моряков приезжали на мыс, который на несколько десятков метров ближе к России, чем береговая линия. Сидели там и мечтали о возвращении на любимую Родину.

Посетители со всех уголков России и мира оставляют в тетради свои отзывы. Теперь и мой автограф есть в музее:)

Времени в доме Ширинской мы провели совсем мало, но лично мне этого особо было и не нужно. Я проникся этим местом раньше. За полчаса историю Русской эскадры не узнать — будет мало и дня. Поэтому, перед посещением Бизерты посмотрите фильм «Анастасия».

Кому интересна эта тема более подробно, я нашёл ещё несколько познавательных сайтов (страниц).

Русская эскадра в Бизерте: малоизвестные страницы истории. В статье рассказывается о попытках Советского правительства вернуть угнанные Врангелем корабли Бизертской эскадры, впервые публикуются документы из Центрального архива ФСБ России.

Краткий очерк действий флота при эвакуации Крыма в ноябре 1920 года

Бизерта и русский Тунис. «Архивы русской эмиграции», имеющиеся в редакции относительно прибытия во время Великого Русского исхода кораблей Черноморского флота (Русской эскадры), проживания в Тунисе и Бизерте, а также дальнейшего убытия во Францию. Многие документы приводятся впервые.

И ещё один сайт, самый важный это Фонд сохранения исторического и культурного наследия имени А.А. Манштейн-Ширинской.

Находясь в Бизерте, на кладбище и в других местах города, мне было неприятно в очередной раз осознавать тяжёлые страницы нашей истории. Гражданская война это ужасная вещь. Люди погибали за одну и ту же Родину стреляя друг в друга. Ещё трудно представить боль и тоску людей, оказавшихся вдали от дома, друзей, могил предков.

Существует ли более сильное и более мучительное страдание, чем бегство из родной страны?

На этот вопрос ответит стихотворение, которое я нашёл на просторах интернета. Автор Алла Войнаровская.

Это было давно, в Бизерте,
В африканском порту далёком,
Уходили сюда от смерти,
Только жизнь стала чёрным роком.

Тридцать три корабля эскадры
Императорской, той России,
Киноленты пропавшей кадры,
Про военно-морские силы.

Старый флагман-герой «Очаков»*
Словно, сын лейтенанта Шмидта,
Собираясь в поход, заплакал,
Знал — дорога домой закрыта.

По решению Лиги Наций:
«Не вернуть корабли Отчизне»,
Оставалось морское братство,
За бортом и судьбы, и жизни.

Сколько было лишений — Боже!
Но команда жила, стояла,
В ней надежда теплИлась тоже,
И Страна, что в сердцах кричала.
И никто, ни один не дрогнул,
Дух и веру хранили свято,
Не залил им кровавый омут,
Честь мундира и долг бушлата.

Флаг и гюйс навсегда спустили,
В душах крик, не таили слёзы,
Как достойно в сердцах хранили:
Мать-Отчизну, причал, берёзы…

Рассказать это можно? Вряд ли…
Флаг Петра, Ушаков, Нахимов!
Корабли, как в строю, в наряде,
С болью личный состав покинул.

P.S. Любите свою Родину, помните о героях её защищавших. Не забывайте про тех, кто волею судьбы оказался на чужбине и тоскует по своей стране. Радуйтесь и завидуйте себе, если можете жить и трудиться на благо России.

Хотите поделиться своими «дорожными историями»? Пишите
в личку Татьяне Афанасьевой
И да здравствует наш общий и бесконечный «Гульбарий»! 😉

Галерея 66 Опрос

При каких условиях вы могли бы покинуть Родину?

Ни при каких. Это слабость и предательство Если бы была смертельная угроза для моей семьи По политическим убеждениям Если бы мне гарантировали домик, яхту, авто и собственный бизнес на чужбине Это допрос?!? Я уже покинул(а) Если бы Родина от меня совсем отвернулась… Свой вариант ответа. Какой?

Самое интересное в истории Российского флота


Наваринское сражение

8 (20) октября 1827 года состоялось Наваринское сражение. Оно сразу стало абсолютно уникальным событием в истории мировых войн на море. Судите сами, в сражении участвовали эскадры пяти государств. Союзная эскадра Англии, Франции и России, а также объединенная эскадра Турции и Египта. Причем ни одна из этих стран не находилась в состоянии войны. Сражение закончилось блестящей победой союзников и практически полным уничтожением турецко-египетской эскадры.

В нашей исторической литературе советского периода, да и в некоторых современных публикациях, например в Википедии, утверждается приоритетная роль русских кораблей в достижении этой победы. Дореволюционные издания, основанные на документах и свидетельствах участников Наваринского сражения, утверждают полное единство в действиях союзников, их взаимопомощь и героизм экипажей всех кораблей союзной эскадры.

Россия поддержала борьбу народа Греции

В 1821 году поднялся на освободительную борьбу народ Греции, почти 300 лет страдавший под гнетом Турции. Потерпев ряд поражений, турецкий султан обратился за помощью к египетскому паше, который направил в Грецию свой флот и войска. После этого турки добились значительных успехов. Они действовали с исключительной жестокостью. Истребляли мирное греческое население и подрывали сельское хозяйство края. Тем не менее, все союзные государства поддерживали с Турцией нормальные отношения, а Англия и Франция даже оказывали ей некоторую материальную и военную помощь.

Стремясь укрепить свое положение на Балканах, Россия в очередной раз предложила оказать поддержку народу Греции. Она это делала и ранее, читайте. например, . Англия и Франция под давлением общественного мнения были вынуждены согласиться и подписать совместный документ с требованием предоставить автономию Греции. Турция его отвергла. Тогда по настоянию России было решено направить в Средиземное море союзную эскадру, чтобы всего лишь очень осторожно побудить Турцию более деликатно наводить порядки в колониях. Ни о каких военных действиях или сражениях не было и речи. Боже упаси!

Ультиматум


Э. Кодрингтон

Российскую эскадру возглавил контр-адмирал Л.П. Гейден. Она соединилась с эскадрами Англии и Франции 1 октября у острова Занте в Ионическом море. Командующим объединенной эскадрой стал английский вице-адмирал Э. Кодрингтон. Он много лет служил под командованием адмирала Нельсона и считался прозорливым политиком и хорошим флотоводцем. Турецко-египетский флот находился у западного побережья полуострова Пелопоннес, в Наваринской бухте.

Адмиралы обеих сторон тоже и не думали сражаться. Прибыв к Наварину, союзники направили командующему турецкими войсками и флотом Ибрагиму-паше письмо с требованием прекратить военные действия и акты насилия против греческого населения. Ответа не последовало. Ибрагим-паша сделал вид, что ничего не получал. На военном совете союзной эскадры было решено войти в бухту, встать на якоря против турецких кораблей и своим присутствием заставить Ибрагим-пашу пойти на уступки.

Союзная эскадра насчитывала 26 вымпелов, в том числе 10 линейных кораблей. В составе турецко-египетского флота было более 70 вымпелов. Он стоял в три линии, образуя сжатый полумесяц. Узкий вход в бухту и фланги неприятельской эскадры были прикрыты береговыми батареями (165 пушек) и брандерами. Слабость этой эскадры заключалась в том, что в ее составе было только три линейных корабля. Суммарно количество их орудий примерно на тысячу превышало количество пушек на союзной эскадре. Об артиллерии парусных кораблей читайте подробнее.

Но это были пушки среднего и малого калибра, которые даже при таком численном превосходстве не могли тягаться с крупнокалиберной артиллерией союзной эскадры. Кроме того, со стоявших в третьей линии судов стрелять было очень трудно из-за большой дистанции, плохой видимости в дыму и боязни попасть в свои корабли. Однако в целом, турецко-египетская эскадра, была сильной и обладала хорошей позицией, поэтому говорить о полном превосходстве какой-либо из сторон нельзя.

Наваринское сражение

Турки тоже не собирались воевать. Они позволили эскадрам Англии и Франции войти в бухту мимо береговых батарей и встать на якорь в непосредственной близости от своих кораблей. Флагманский корабль Кодрингтона «Азия» встал напротив сразу двух флагманских кораблей — турецкого капитан-бея Тагир-паши и египетского адмирала Могорем-бея. Англичане послали к туркам парламентера с вежливой просьбой отвести в сторону (от греха подальше) турецкие брандеры, но турки не выдержали и начали стрелять сначала по парламентеру, а затем и по кораблям союзной эскадры. Наваринское сражение началось.


Наваринское сражение
С картины английского художника Томаса Льюни

В это время русская эскадра только входила в бухту и оказалась под огнем орудий и береговых батарей, и турецких кораблей, а также подверглась атакам брандеров. Критическое положение сложилось и у английского адмирала Э. Кодрингтона. Его корабль «Азия» оказался под огнем двух флагманских и нескольких кораблей второй линии противника. На нем была сбита бизань-мачта, замолчали несколько пушек. Количество повреждений быстро нарастало.

В это время подошел «Азов» и сразу вступил в бой. Вскоре корабль Тагир-паши выбросился на берег, а корабль Могорем-бея — сгорел. Было потоплено несколько ближайших судов второй линии. При этом «Азов» был вынужден драться сразу с пятью противниками. В него летели ядра, картечь, брандскугели, книпели и даже обломки железа и ножи, которые разъяренные турки закладывали в орудия. Они сражались с остервенением, до последней возможности, предпочитая смерть поражению.


Схема Наваринского сражения

На «Азове» возникали пожары, новые пробоины появлялись одна за другой. Только с подходом остальных русских кораблей положение «Азова» улучшилось. Но 24 убитых, 67 раненых, избитый такелаж и рангоут, а также 153 пробоины, в том числе 7 подводных, наглядно показывали, через какой ад пришлось пройти этому кораблю. По свидетельствам участников Наваринского сражения, русские матросы сражались самоотверженно. Каждый работал за четверых и силы, по мере утомления, казалось, увеличивались. Ничто не устрашало их, больший ужас возбуждал большую храбрость. И ни одного выстрела мимо цели.


М.П. Лазарев

Офицеры личным примером вдохновляли подчиненных. Среди отличившихся на «Азове» были лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин. Личный состав всех наших кораблей показал умение, выдержку и хладнокровие в бою, действовал сноровисто, храбро и слаженно. Особенно высокую оценку получили действия командира «Азова» М.П. Лазарева (о его участии в открытии Антарктиды читайте ). За боевые подвиги линейному кораблю «Азов» впервые в Российском флоте были присвоены кормовой Георгиевский флаг и вымпел. Корабль стал гвардейским. Многие старшие офицеры были награждены российскими, английскими и французскими орденами. О возникновении и боевых традициях морской гвардии России читайте в статье «Морская гвардия — беззаветная преданность Родине».

Наваринское сражение закончилось в 18 часов 20 минут. Было уничтожено до 60 кораблей противника. Ночью сгорели почти все оставшиеся корабли и транспорты. Людские потери неприятеля превысили 8 тысяч человек. На союзной эскадре было убито 8 офицеров и 171 матрос, ранено около 600 человек.

Итоги

Поражение турок предопределили две серьезные ошибки их командования. Во-первых, они позволили английской и французской эскадрам беспрепятственно войти в бухту. Во-вторых, их артиллеристы стреляли в основном по рангоуту и такелажу, что считается эффективным только в сражении под парусами на ходу. Союзная эскадра стреляла ядрами по корпусам кораблей и наносила им значительно большие разрушения.

Наваринский бой
С картины художника С.В. Пен

Изначально правящие круги Англии не хотели ослабления Турции, поскольку это означало усиление России. В этой связи победу в Наваринском сражении они стали именовать «случайной». Можно ли придумать что-нибудь более унизительное для английских моряков, которые проливали кровь в этом сражении? Конрингтон вскоре был досрочно уволен в отставку. Он оказался хорошим адмиралом, но бездарным политиком. Однако эти интриги правящих кругов Англии не должны бросать тень на английских матросов и офицеров, самоотверженно выполнявших свой долг в этом ожесточенном и кровопролитном сражении.

Наиболее адекватные выводы из этого сражения сделал Египет. Он прекратил оказание военной помощи Турции. Учитывая все последующие поражения Турции, это было весьма дальновидное решение. Греция так и осталась колонией Турции.

Англия и Франция быстро восстановили хорошие отношения с Турцией, пообещав ей материальную помощь и свалив всю вину на русских. Напомню, что союзная эскадра была послана в Средиземное море по инициативе России.

Турция, естественно, затаила злобу на нас и стала точить ятаганы. Султан объявил себя свободным от всех договорённостей с Россией, закрыл для наших судов проход через Черноморские проливы и призвал своих подданных к «священной войне» с русскими. Ввиду таких действий Порты император Николай I в апреле 1828 года (через 5 месяцев после Наваринского сражения) объявил войну Турции. Только после нашей победы в этой войне Греция получила автономию.

А теперь самый интересный вопрос — а что же Россия? Наша страна не получила от Наваринского сражения ничего, кроме того, что оно подтолкнуло к новой войне с Турцией. Тем не менее, Наваринскому сражению мы уделяем гораздо больше внимания, чем любому другому сражению отечественного парусного флота. Наши прославленные адмиралы с их очень важными для страны победами просто отдыхают в тени Наварина. Я вовсе не говорю, что надо забыть героев этого сражения. Но может быть, нам надо лучше знать историю флота, тогда мы сможем более объективно оценить каждое событие и воздать должное его героям.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

Наваринское сражение 20 (8) октября 1827 года

В 1827 году между Англией, Францией и Россией была подписана Лондонская конвенция 1827 года, согласно которой Греции предоставлялась полная автономия. Османская империя отказалась признавать конвенцию.

В том же 1827 году, объединённая эскадра России (контр-адмирал граф Логин Петрович Гейден), Франции (контр-адмирал Генри де Реньи) и Великобритании общей численностью 27 кораблей с 1276 пушками, под командованием старшего в чине английского вице-адмирала сэр Эдварда Кодрингтона подошла к Наваринской бухте, где находился турецко-египетский флот под командованием Мухаррем-бея. Главнокомандующим турецко-египетскими войсками и флотом был Ибрагим-паша. Турки имели 120 кораблей с около 2200 орудиями, кроме того, их защищали 165 орудий береговых батарей.

Союзники уступали в артиллерии, но превосходили в боевой выучке личного состава. Кодрингтон рассчитывал путём демонстрации силы (без применения оружия) заставить противника принять требования союзников. С этой целью он направил эскадру в Наваринскую бухту.

Когда английский фрегат «Дартмут» приблизился к противнику, капитан корабля Т. Феллоуз отправил к турецкому брандеру своего помощника Фицроу, который должен был передать требование чтобы турецкие и египетские корабли отошли на большее расстояние от союзнических сил. Но турки попытались не дать англичанам приблизиться и открыли огонь из орудий. Парламентер был убит, и «Дартмут» открыл ответный огонь, и завязался бой.

Сражение при Наварине.Хромолитография А.Мейера, Л.Себатье, А.Байо по оригин. А.Мейера. После 1827г

Французский флагманский корабль «Сирен» был обстрелян египетским фрегатом «Исмина», после чего вице-адмирал де Реньи приказал открыть огонь из всех орудий по вражеским судам. Через несколько секунд его приказ был выполнен. Английский адмирал Кодрингтон послал греческого лоцмана Петроса Микелиса и еще несколько человек на корабль египетского командира Мухара-бея, чтобы объяснить ему, что цель союзников состоит не в потоплении турецко-египетского флота, а в том, чтобы заставить его покинуть Наварино и отплыть на свои базы в Дарданеллах и Александрии. Однако египтяне убили отправленного Кодрингтоном греческого парламентера, и спустя несколько секунд египетское судно было потоплено французским флагманским кораблем «Азия». После этого стало ясно, что масштабного сражения не избежать. Через некоторое время к месту боевых действий приблизился и русский флот во главе с флагманским судном «Азов».

Наваринское сражение.Литография Ч.Халмендела. 1827г. Слева флагман “Азов” атакует турецкий корабль.

Сражение продолжалось около четырех часов и закончилось уничтожением турецко-египетского флота. Русская эскадра под командованием контр-адмирала Логина Петровича Гейдена действовала решительно и искусно. Она приняла на себя главный удар противника и разгромила центр и правый фланг неприятельского флота.

Наваринский бой. И.К.Айвазовский. 1887 г.

Отличился 74-пушечный линейный корабль «Азов» под командованием капитана 1-го ранга Михаила Петровича Лазарева. «Азов» потопил 2 фрегата и корвет, сжег 60-пушечный фрегат под флагом Тахир-паши, заставил выброситься на мель 80-пушечный корабль, а затем вместе с англичанами уничтожил турецкий флагман. За эти подвиги «Азов» был награжден кормовым георгиевским флагом — первый случай в истории русского флота.

Наваринское сражение 8 октября 1827 года. Л.Д.Блинов. 1888 г.

«Азов» получил 153 попадания, из них 7 ниже ватерлинии. Корабль был полность отремонтирован и восстановлен только к марту 1828 года. На «Азове» во время битвы проявили себя, будущие российские флотоводцы, герои Синопа и Севастопольской обороны 1854—1855 годов: лейтенант Павел Степанович Нахимов, мичман Владимир Алексеевич Корнилов, гардемарин Владимир Иванович Истомин.

Наваринское сражение. М.С.Ткаченко. 1907 г

Наваринское сражение закончилось почти полным истреблением турецкого флота. Союзники не потеряли ни одного корабля; людские потери убитыми и ранеными соответственно: англичане 75 и 197, русские 57 и 121, французы 43 и 133.

Сражение при Наварино 20 октября 1827 г. Томас Луни. 1828 г.

При прохождении кораблями военно-морского флота России траверза г. Пилос (современное название города Наварин) отдаются воинские почести.

Сражение при Наварино. Ambroise Louis Garneray. 1827 г.