Сражение под рымником

Сражение при Кёниггреце — крупнейшая битва на территории чешских
земель

Предыстория Битвы у Градца Кралове

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Koniggratz1866.eu Как считают некоторые историки, название Австро-прусская война не совсем точно, поскольку оно не отражает участия в войне еще, как минимум, одной заинтересованной стороны – Италии, поэтому в источниках, эта война иногда указывается именно как Австро-прусско-итальянская война. Война, которая велась на территории Чешских земель преимущественно войсками Прусского королевства и Австрийской империи, была войной за гегемонию на немецком пространстве. Обобщая, можно сказать, что она была частью процесса объединения Германии, в который также можно включить и Датскую войну 1864 года, где Австрия и Пруссия еще воевали в качестве союзников против Датского королевства. Именно приэльбские герцогства Шлезвиг и Гольштейн, за которые шли военные действия, и стали впоследствии яблоком раздора в Австро-прусской войне. Однако, рассматривая иную плоскость, нежели австро-прусскую, необходимо отметить, что на южном фронте Австрия воевала также против Итальянского королевства, поскольку для Италии это была уже третья война за объединение. Помимо этих двух фронтов, военные операции также проходили на территории Германского союза, где Пруссия сражалась против баварских, вюртембергских, баденских, гессенских и других германских подразделений, занимавших сторону Австрии. Об историческом контексте Австро-прусской войны рассказывает историк Зденек Мунзар из Военно-исторического института.

Наполеон I Бонапарт «В более широком историческом контексте необходимо вернуться к периоду Наполеоновских войн, когда в 1806 году была ликвидирована Священная Римская империя. После окончательного поражения Наполеона в 1814-15 годах произошло образование Германского союза, ставшего объединением независимых германских государств и вольных городов на месте Священной Римской империи. Главное слово на этом пространстве всегда оставалось за Австрийской империей. Пруссия, которая приобрела позицию державы уже в XVIII столетии, всегда имела тенденции к тому, чтобы оказывать влияние на ход событий в Германии со своей точки зрения. В итоге спор между Австрией и Пруссией возник из-за того, за кем будет решающее слово на территории Германского союза. С 1848 года существовал дуализм этих двух держав, и большинство конфликтов они должны были решать совместно, разумеется, с участием остальных государств-членов союза. Именно поэтому они совместно сражались против Дании за Шлезвиг и Гольштейн, и именно из-за влияния над этими территориями, которые были отсоединены от Дании в 1864 году, разошлась их политика».

Как мы уже упоминали, участие в войне принимала и Италия, интересом которой являлось получение Венеции. Именно прусско-итальянский союз, заключенный 8 апреля 1866 года стал одним из очевидных сигналов того, что война состоится. В соответствии с этим соглашением, если бы Австрия начала войну против Пруссии в течение ближайших трех месяцев, то Италия обязывалась также объявить войну Австрии. Подготовка к войне достигла кульминации в тот момент, когда Италия мобилизовала свою армию под предлогом военных учений, а Пруссия мобилизовала свою итальянскую армию, чтобы ее не застали врасплох возможным нападением. Реакция Австрии, которая рассмотрела это как подготовку к войне, была негативной, и она в ответ на это мобилизовала Северную армию. Эта цепочка событий уже со всей очевидностью предвещала начало войны.

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Koniggratz1866.eu «Объявление войны между Австрией и Пруссией произошло 21 и 22 июня. Прусская армия стояла тогда на австрийской, или же чешской и силезской границе. Курьеры получили сообщение об объявлении войны 21 июня, а 22-го это сообщение было передано на австрийскую сторону границы. Эта война также называется Семидневной или Семинедельной из-за стремительности развития военных действий. Основные, самые тяжелые сражения, прошли с 26 июня по 3 июля, когда и произошла решающая Битва у Градца Кралове. Поэтому эту войну называют Семидневной. Перемирие между Австрией и Пруссией было заключено 22 июля в период Битвы при Блуменау (Битва у Ламача). Перемирие с Италией было подписано 25 июля. Также 25 и 26 июля к подписанию перемирия приступили государства-союзники Австрии – Бавария, Вюртемберг и так далее. И в связи с этим также появляется название Семинедельная война», — продолжает историк Зденек Мунзар.

Подготовка к крупнейшему сражению XIX столетия

Прежде чем мы начнем рассказ о крупнейшем сражении, произошедшем когда-либо на территории Чешских земель, давайте посмотрим, как происходила подготовка к нему. В Чехию автономно двигались три прусские армии. Эльбская армия сначала оккупировала Саксонию, которая была австрийским союзником, а потому Саксонская армия отступила в Чехию, чтобы соединиться там с австрийцами. Первая Прусская армия под руководством принца Фридриха-Карла продвигалась с севера по направлению к Либерцу, а 2-я Прусская армия под предводительством наследного принца продвигалась через Трутнов и Наход. На австрийской стороне фельдцейхмейстер Людвиг фон Бенедек, возглавлявший австрийскую Северную армию, первоначально планировал сосредоточить свои войска у Оломоуца, а оттуда уже разворачиваться против Пруссии в зависимости от того, как будет развиваться ситуация. Тем не менее, под давлением из Вены он был вынужден переместить войска в Чехию к Йозефову (Яромержу), что заняло у него некоторое время. При этом нужно отметить, что уже во время этого маневра он опаздывал на день-два, поэтому Бенедеку не оставалось ничего иного, как реагировать на действия пруссов. В то время как части его Северной армии сражались с пруссами у Находа и Трутнова, части австрийской армии были еще только на подходе к Йозефову.

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Koniggratz1866.eu Главные прусские силы, которыми мы можем назвать 1-ю Прусскую и Эльбскую армии продвигались на территорию Чехии, где против них стояли очень слабые австрийские и саксонские подразделения в составе примерно двух корпусов, они должны были занять оборонительную позицию на реке Изер. Но ввиду того, что прусские войска превосходили их по численности примерно 3:1, первые столкновения, прошедшие на чешской территории, например, битва у Свиян и Подоли, сражение у Курживод и бой за Мнихово Градиште (Мюнхенгрец), носили лишь сдерживающий характер.

«В противовес всем предшествующим сражениям, которые были лишь сдерживающими, Битва при Йичине проходила немного по-другому, потому что, в соответствии с имевшимся распоряжением, кронпринц Альберт Саксонский, главнокомандующий этого союзнического объединения, должен был удерживать Йичин любой ценой. Фельдцейхмейстер Бенедек предполагал, что после сосредоточения Северной армии он продвинется в Чехию, и у Йичина соединится с находящимися там подразделениями и будет с ними дальше действовать против пруссов. Между тем, прошли сражения австрийцев со 2-й Прусской армией кронпринца, наступающей от Находа и Трутнова, которые значительным образом подорвали планы Бенедека. Тот впоследствии информировал принца Альберта о том, что он вынужден отступить с Первым австрийским и с Саксонским корпусами к Йозефову, где фельдцейхмейстер задумал собрать всю Северную армию».

Йозефов К сожалению, связной с этим донесением прибыл поздно, когда у Йичина уже шли активные сражения. Благодаря тому, что стратегия ведения боя со стороны австрийцев и саксонцев носила оборонительный характер, то есть стрельба велась на дальнее расстояние с максимальным использованием артиллерии, союзническая оборона держалась очень хорошо. Прусское войско, таким образом, начинало испытывать затруднения. В тот момент, когда саксонский принц Альберт получил распоряжение об отступлении, он решил его исполнить незамедлительно. Это решение было, мягко говоря, не слишком удачным, тем не менее, он прекратил бой и начал отступать.

«Любой военнослужащий или военный историк подтвердит вам, что прервать уже начавшееся сражение и вывести из него подразделения – чрезвычайно сложное дело. К сожалению, и у Йичина тогда это закончилось очень плохо. Так что в рядах австрийцев и саксонцев, которые до этого момента успешно оборонялись от пруссов, после получения приказа к отступлению произошел хаос, они поддались панике, и потери союзников у Йичина были значительными. Причем приказ об отступлении получили не все подразделения, часть из них оказалась отрезана и попала в плен», — продолжает историк Зденек Мунзар.

Первые поражения

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Koniggratz1866.eu Переместимся на другую линию сражений – к Трутнову и Находу, где военные действия развернулись 27 июня. У Трутнова против прусского 1-го корпуса выступил 10-й корпус генерала Габленца, который считался одним из самых твердых и способных австрийских военачальников. Ценой кровавых жертв австрийцам удалось у Трутнова остановить пруссов и отбросить их обратно к границам. К сожалению, этот успех не был рационально использован, потому что армия кронпринца наступала в двух направлениях – на Трутнов и на Наход. В тот же день 27 июня австрийский 6-й корпус генерала Рамминга сражался против 5-го прусского корпуса генерала Штейнмеца, и был им отброшен. На следующий день произошли сражения у Чешской Скалицы неподалеку от Находа, в которой австрийцы вновь потерпели поражение. Здесь стоит упомянуть, что Битва у Чешской Скалицы по замыслу фельдцейхмейстера Бенедека вообще не должна была состояться, поскольку он все еще намеревался продвигаться на территорию Чехии, и только потом сразиться против 1-й Прусской и Эльбской армий. Все маневры 2-й Прусской армии ему представлялись действиями меньшей значимости, поэтому он хотел, в первую очередь, противостоять главной угрозе. В связи с этим после битвы у Находа он проинструктировал своих военачальников, что более не хочет вести боевые действия в этом пространстве. Однако, не все военачальники вняли его словам, и это привело к тому, что на следующий день у Чешской Скалицы состоялось не менее кровопролитное для австрийских войск сражение.

Зденек Мунзар, Фото: Андрей Галада, Архив Министерства обороны ЧР «Можно подытожить, что с 26 по 29 июня части Северной армии потерпели множество поражений как в северной, так и в северо-восточной Чехии. Тогда фельдцейхмейстер Бенедек принял решение собрать свои войска у Градца Кралове и сосредоточить свою армию там, поскольку нахождение у Йозефова из-за продвижения прусских армий становилось бы небезопасным. Местоположение у Градца Кралове было выбрано очень разумно, тем не менее, после первых поражений Бенедек не хотел вести сражения, и, насколько это было возможным, планировал дальнейшее отступление. Однако все подъездные пути к Градцу Кралове были заняты обозами, поэтому начать отступление было невозможно. В то же время против отступления четко высказалась Вена и сам император, который интересовался, произошло ли решающее сражение, и правомерно ли отступление».

2 июля начальник прусского Генерального штаба генерал фон Мольтке, — военный гений прусской армии, который совместно с генералом фон Рооном разработал план военных операций против Австрии, в частности, внедрил применение более современной тактики, — осознал, что перед ним, по всей видимости, стоит практически вся Северная армия. Он понял, что нужно, во что бы то ни стало, использовать представившуюся возможность и ударить по противнику всеми своими силами. Людвиг фон Бенедек также осознавал, что может произойти сражение, а потому принял все меры, которые были в его силах, чтобы для австрийцев сражение обернулось как можно лучше. По его распоряжению 2 июля были построены частичные полевые укрепления в полукруге обороны, который располагался перед Градцем Кралове. Также было построено значительное количество понтонных мостов для обеспечения спокойного отступления в случае необходимости. И главное – он повторил свои распоряжения, которые отдавал до начала военных действий. Они заключались в том, что австрийская армия должна отойти от своей до сих пор действовавшей тактической доктрины массовых штыковых атак в сжатых формированиях. Потому что тактика, которая доминировала в предыдущих войнах, не подходила против пруссов. Здесь необходимо сделать ремарку в отношении вооружения обеих армий. Считается, что во многом успех пруссов был обусловлен тем оружием, которое они использовали.

Винтовка Дрейзе, Фото: открытый источник «Иногда говорится о том, что решающее значение в итогах Австро-прусской войны имело лучшее вооружение прусской армии – пехотная винтовка. Однако, это не совсем верно. Тем не менее, разница в вооружении была заметной. Прусские военные стреляли из нового оружия – винтовки Дрейзе. Ее преимущество заключалось в том, что патрон вкладывался в эту винтовку сзади, то есть прямо у тела, и солдат мог, в случае необходимости, стрелять сбоку или в лежачем положении. С другой стороны, он мог стрелять в три-четыре раза быстрее, чем австрийский пехотинец, который был вынужден заряжать свою винтовку системы Лоренц спереди и стрелять в стоячем положении. Однако оружие австрийцев отличалось большей точностью и могло стрелять на более дальнее расстояние. Но дело даже заключалось не в скорости перезарядки, а в том, что австрийские военные были не в состоянии должным образом отреагировать на более современный способ ведения военных действий со стороны прусской пехоты, и стремились решить ситуацию массовыми штыковыми атаками. В свою очередь, прусская пехота могла быстро отражать такие набеги с помощью быстрой перезарядки оружия и стрельбы на близкое расстояние», — рассказывает историк Войтех Кесслер из Исторического института Академии наук Чешской Республики.

Все дело в тактике

Войтех Кесслер, Архив Исторического института Академии наук ЧР Прежде чем перейти к самой Битве у Градца Кралове, нужно рассказать о тактике ведения боя, которой следовали оба войска. Именно тактика использования оружия и ведения боя оказалась решающим фактором в победе Пруссии над Австрией.

«Если мы сравним эти два типа оружия, то поймем, что австрийские военные, занимая хорошие оборонительные позиции, когда вели стрельбу на большие расстояния и идеально поддерживались превосходной австрийской артиллерией, могли без проблем держать пруссов на дистанции и не подпускать к себе. Это была именно та тактика, которой изначально хотел придерживаться фельдцейхмейстер Бенедек. Тем не менее, большая часть австрийской пехоты была обучена как раз штыковым атакам в закрытых формациях, против которых безотказно действовала смертоносная стрельба прусской армии с близкого расстояния. Австрийские винтовки могли попадать в цель с расстояния 600 метров, в то время как у прусских винтовок точность попадания была значительно ниже. Но уже с расстояния 150 метров, когда они стреляли в приближавшихся плотно плечом к плечу австрийцев, они буквально косили их, как косой. Поэтому пруссы гораздо больше применяли тактику стрелковых цепей и стрелковых линий, и, где это было возможно, старались окружить неприятельские фланги и уничтожать противника стрельбой с близкого расстояния. Австрийцы, напротив, своей тактикой штыковых атак часто нападали «в лоб», что вело к страшным потерям», — продолжает историк Зденек Мунзар из Военно-исторического института.

Итак, вечером 2 июля пруссам уже было известно, что перед ними находится большая часть австрийских сил. Австрийская армия заняла оборонительные позиции в форме полукруга или подковы перед Градцем Кралове. Фон Мольтке отправил послание руководящему 2-й Прусской армией кронпринцу, в котором говорилось, что на следующий день может произойти решающее сражение, и просил поддержки со стороны 2-й армии оставшимся прусским силам. Австрийцы на своих оборонительных позициях понимали, что атака может произойти не только с фронта от 1-й Прусской армии, но ожидали также прихода кронпринца со 2-й армией. Поэтому фельдцейхмейстер Бенедек поместил на правый фланг два корпуса, которые должны были ожидать пруссов и, в случае необходимости, остановить их.

Роковая ошибка Бенедека

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Koniggratz1866.eu «Сражение 3 июля разразилось в утренние часы сначала в направлении 1-й Прусской армии, которая перешла через речку Быстршице и затем прибыла к лесу Гола, где ее, однако, остановила австрийская артиллерия стрельбой на дальнее расстояние. Сражение в дополуденные часы разворачивалось для пруссов весьма неблагоприятно, поскольку они не могли выступить против авангарда Северной армии, так как их удерживала на месте стрельба австрийской артиллерии. Это не давало им воспользоваться преимуществами своего оружия. Прусская Эльбская армия выступала против австрийского левого фланга, но ее продвижение было медленным и осторожным. Здесь нужно отметить, что кронпринц Альберт, командовавший Саксонским корпусом, который был частью левого фланга, не соблюл в точности все распоряжения фельдцейхмейстера Бенедека о позиции на линии боя. Из-за этого пруссам удалось, нападая на левый фланг, потеснить его подразделения. Но так как пруссы продвигались очень медленно, то надежды прусского штаба на отрезание австрийцев от путей к отступлению не оправдались», — продолжает историк Зденек Мунзар.

Решающим поворотом в ходе битвы стали события на правом фланге австрийской армии. Там находились австрийские 2-й и 4-й корпуса. Бенедек расположил их по линии в направлении севера на случай прибытия 2-й Прусской армии кронпринца. Тем не менее, им не было объяснено, что цель их расположения заключается именно в выступлении в случае прихода армии кронпринца. Это можно назвать ошибкой со стороны фельдцейхмейстера Бенедека, потому что он не разъяснил командующим корпусами свои намерения. Итак, они получили в распоряжение линию, на которой должны были держать оборону, но не понимали, зачем. В итоге командующие корпусами пришли к заключению, что занимаемые ими позиции не достаточно выгодные, и приняли решение переместиться на два километра севернее. Это давало им лучший обзор местности, тем не менее, из-за этого австрийский правый фланг своей левой стороной в тот момент упирался в Свибский лес. Здесь-то и имел место решающий момент, поскольку в этот лес удалось проникнуть пруссам. Если бы австрийские корпуса остались стоять на том месте, куда их поместил Бенедек, эти действия пруссов не оказали бы на ход боя серьезного влияния. Австрийцы попытались оттеснить пруссов, и в действия включились 4-й и затем 2-й корпуса. Когда фельдцейхмейстер Бенедек узнал о том, что происходит, он приказал обоим корпусам немедленно вернуться на изначальные позиции, однако его приказ был проигнорирован. В абсолютно бесполезном сражении оба австрийских корпуса значительно потеряли силы, поэтому их дальнейшее участие в операциях становилось весьма спорным. Кроме того, открыв левый фланг, они пропускали неприятеля в центр, что и предрешило итог сражения в пользу пруссов.

«Во второй половине дня 3 июля с севера от Йозефова в действительности подошла 2-я Прусская армия под предводительством кронпринца, прихода которой австрийцы ожидали, но лишь вечером. Они также не предполагали, что пруссы смогут оказать сколь-либо серьезное влияние на ход действий еще 3 июля. К сожалению, именно это и произошло: армия кронпринца вместо того, чтобы долго выбирать расположение, придя, атаковала прямо сходу. Это оказалось возможным еще и благодаря тому, что против нее в тот момент стояли лишь остатки 4-го корпуса, серьезно пострадавшие в бое за Свибский лес. Поэтому атака пруссов на правый фланг австрийцев прошла без проблем до самой деревни Хлум, которая и считается центром поля боя, и где сегодня находится Музей Битвы у Градца Кралове».

Сообщение о том, что пруссы уже находятся в деревне Хлум, было очень плохим для штаба фельдцейхмейстера Бенедека, потому что в тот момент пруссы находились сбоку от него, и, тем самым, грозило, что остатки Северной армии будут отрезаны от путей к отступлению. Оставалось два варианта – отступать или же попытаться каким-то образом вытеснить пруссов из Хлума. Для этого Бенедек решил использовать свои запасные силы, которые он до этого времени придерживал для решающей атаки. В тот момент, когда он решил воспользоваться своими резервами, он оставлял шансы выиграть сражение, и пытался лишь стабилизировать ситуацию. Контратаку против Хлума осуществляли два армейских корпуса, и битва была не только за Хлум, но и за Розбержице, которые находятся примерно в полутора километрах ниже Хлума.

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Гвардия г. Градце-Кралове «Австрийские резервы пошли в атаку в тот момент, когда пруссы уже были в Розбержице. Они смогли отвоевать селение, а затем ринулись по холму наверх на Хлум овражной дорогой, которую сегодня называют Оврагом мертвых. Там их атака была разбита пруссами стрельбой на короткое расстояние. Австрийцам, тем не менее, удалось ненадолго ворваться в Хлум, они заняли часть деревни, а потом их атака была отбита обратно вниз. В этот момент исход сражения был уже очевиден. Бенедек отдал распоряжение об отступлении всей Северной армии. Во время организации отступления он вновь проявил себя очень энергичным и отважным военачальником, когда старался взбодрить воинов в местах активных боевых действий. Впоследствии велись разговоры о том, что он хотел тогда пасть на поле бое. Однако это можно отнести, скорее, к разряду спекуляций», — подытоживает историк Зденек Мунзар.

О случае героизма австрийской батареи в Битве за Хлум рассказывает историк Войтех Кесслер:

«Когда 2-я Прусская армия завоевала деревню Хлум, для австрийской армии было большим шоком, что в ее эпицентре внезапно оказался неприятель, разразилась сильная паника. Вот здесь, на холме, стояло примерно 150 артиллеристов. Сначала они планировали отступать, но так как неприятель был уже близко, они поняли, что им это не удастся. Один из командиров батареи увидел, как совсем близко буквально роятся синие прусские мундиры, тогда он отдал своей батарее приказ, чтобы они погрузили пушки на повозки, отвезли их в поле, сняли с повозок, и выстрелили в наступающего неприятеля последний заряд. Конечно, потом их всех побили, но, благодаря этому геройскому поступку, удалось спасти орудия и артиллерию. Поэтому подразделение, в честь которого на этом месте сейчас стоит памятник, и называют Батареей мертвых. Неподалеку от памятника находится братская могила – из этого отделения удалось идентифицировать 53 бойца».

Австрийское отступление

Музей Битвы за Хлум, Фото: Ивана Вондеркова, Чешское радио — Радио Прага Итак, австрийская армия отступала. Отступление проходило по направлению к мостам через Эльбу, которые, как мы помним, были построены с этой целью днем ранее по распоряжению фельдцейхмейстера Бенедека. Не ко всем подразделениям попал приказ об отступлении, поэтому оно проходило в сильной панике. Множество бойцов ринулось прямо к Градецкой крепости, потому что надеялось найти спасение там, однако, ее ворота были закрыты. Открыли их только в 10 часов вечера. После поворота событий в пользу пруссов, они, разумеется, пытались преследовать бегущих австрийцев.

«Там свершилась предпоследняя решающая фаза Битвы у Градца Кралове – конная битва у Стршезетиц, когда пруссы отправили свою кавалерию по следам отступающих австрийцев, которые сопротивлялись этому с помощью своей кавалерии. Тогда у Стршезетиц столкнулось около 10 тысяч всадников, что делает это сражение крупнейшим конным сражением XIX столетия. Превышала его только Битва народов под Лейпцигом. Это сражение у Стршезетиц стало кровавым для австрийцев, хотя и относительно успешным, поскольку проходило по аналогичному сценарию, как и предшествовавшие конные сражения. Австрийцы сумели победить прусскую кавалерию и обратить ее в бегство. Австрийская кавалерия, как и артиллерия, принадлежала к лучшим в Европе. Тем не менее, во время преследования бегущих пруссов они попали под обстрел пехоты и артиллерии, и, потерпев значительный ущерб, были отброшены назад. Битва у Сршезетиц воспрепятствовала преследованию со стороны пруссов, но сами австрийцы понесли большие потери, чем прусская армия», — подчеркивает историк Зденек Мунзар.

Реконструкция сражения при Кёниггреце, Фото: Гвардия г. Градце-Кралове 1 июля по случаю 150-летней годовщины на месте Битвы у Стршезетиц был торжественно открыт Памятник конной битве. Изначальной идеей было назвать его Памятником павшим коням, но из-за определенных формулировок в чешском законодательстве оказалось невозможным посвятить военный памятник животным. Рассказывает историк Войтех Кесслер:

«Разумеется, сегодня уже сложно сказать, сколько именно лошадей пало на этом поле боя. Я бы сказал, что их число может колебаться от 800 до 1000 прямо на этом месте сражения. Думаю, что общее число лошадей, которые погибли в ходе этой битвы, может достигать двух тысяч. Это последняя столь крупная конная битва в истории, где человек сражался против человека. Впоследствии уже было изобретено иное оружие, и если лошади и фигурировали в сражениях, то, скорее, с целью разведки».

Итоги крупнейшего сражения на территории чешских земель

Итак, самое время подвести итоги этого крупнейшего сражения в истории чешских земель. Потери всей Северной армии составили почти 44 тысячи человек, значительная часть из них была взята в плен – около 20 тысяч человек. Потери на прусской стороне составляли немного менее девяти тысяч военных, однако, в данном случае речь шла только о погибших. Что же последовало за столь кровопролитным сражением в общественно-исторической перспективе? После поражения в Битве у Градца Кралове австрийская армия отступала, и на пути ее отступления произошло еще несколько сражений. 22 июля сражение у Братиславы, так называемая Битва у Ломача, была прервана после того, как прибывшие парламентарии объявили о вступлении в силу перемирия. На территории Италии сражения окончились 25 июля, поскольку итальянцы пытались завоевать еще и Южный Тироль, что им, однако, не удалось. Итоги Австро-прусской войны 1866 года подводит историк Зденек Мунзар из Военно-исторического института:

«Что касается Италии, то, в соответствии с довоенным соглашением, Венеция была передана сначала Франции, поскольку Наполеон III выступал посредником, и вслед за этим перешла к Итальянскому королевству. На чешской территории прусскому премьеру Отто Бисмарку пришлось попотеть, чтобы убедить короля Вильгельма отказаться от аннексионных претензий. Бисмарк хотел заключить с Австрией «мирный мир», поскольку он не хотел отрезать пути к будущему возможному союзничеству. В связи с этим Австрия не лишилась территорий на севере, и лишь была исключена из Германского союза, который в итоге был распущен, и вместо него был создан Северогерманский союз. В 1870 году произошло объединение Германии в результате поражения Франции во Франко-прусской войне. Австрия, в свою очередь, лишилась влияния не только в немецком пространстве, но и в Центральной Европе, и ее властная политика обернулась на юго-восток, к Балканскому полуострову. Подытоживая, можно сказать, что война 1866 года подготовила почву для гораздо более страшной и кровавой Первой мировой войны уже тем, что это был шаг к объединению Германии, к объединению Италии и тем, что австрийская властная политика переместилась к горячей области Балкан, которая остается таковой и по сей день».

3 июля 1866 года произошло сражение при Садове, определившее исход австро-прусской войны. Прусская армия под командованием Мольтке разгромила войска австрийцев и их союзников. Результатом войны стал роспуск Германского союза, где доминировала Австрия, и образование Северогерманского союза под главенством Пруссии. Решающее сражение произошло в районе Садова — Кёниггрец. С обеих сторон в нем участвовали примерно равные силы — 220 тыс. пруссаков при 924 орудиях, 215 тыс. австрийцев (включая 30 тыс. саксонский корпус) при 770 орудиях. Австрийская армия под началом генерала Бенедека после утомительных маршей и встречных боев 1 июля заняла позицию на высотах восточнее р. Быстрица фронтом на запад, загнув правое крыло к р. Эльбе. В результате, австрийцы заняли крайне невыгодную позицию между реками Быстрица и Эльба. Сжатая между двумя этими реками австрийская армия оказалась в ночь на 3 июля перед полукольцом трех прусских армий: Эльбской на западе (угрожала левому флангу австрийцев), 1-й армией на северо-западе (перед центром) и 2-й Силезской армией чуть в отдалении на севере (нависала над правым флангом австрийцев у реки Эльбы). Пруссаки получили возможность фланговыми охватами Эльбской и 2-й армий окружить противника. Прусское командование, которое не ожидало здесь встретить всю армию противника, и опасаясь мощного фронтального наступления австрийцев, решило действовать на опережение и связать армию Бенедека атакой по фронту, пока Эльбская армия с юга, а 2-я армия с севера не охватят австро-саксонскую амию. 3 июля с раннего утра 1-я прусская армия Фридриха Карла (84 тыс. солдат) атаковала центр австрийской позиции севернее и южнее Садовы. Одновременно в 5-8 км южнее Садовы перешла в наступление Эльбская армия генерала Херварта фон Биттенфельда (около 40 тыс. человек), частью сил обходя левый фланг австрийцев. Завязались упорные бои с переменным успехом. Авангард Эльбской армии потеснил саксонцев, которых поддерживали австрийцы. Однако две прусские дивизии не смогли охватить левый фланг австрийской армии. В центре четыре, а затем шесть прусских дивизий атаковали позиции противника у реки Быстрица. Передовые позиции австрийцев были захвачены. Пруссаки заняли деревню Садову, стали форсировать Быстрицу. Там, в лесном массиве, прусские войска сосредотачивались для решающего броска на основные позиции австрийцев на высотах у с. Липа. Однако эффективный огонь австрийской артиллерии сдержал прусское наступление и нанес пруссакам ощутимые потери. К полудню шесть прусских дивизий в центре и три дивизии Эльбской армии на правом фланге не смогли опрокинуть противника. Австрийцы не только держались, но и решили контратаковать. 4-й и 2-й австрийские корпуса нанесли контрудар и опрокинули 7-ю прусскую дивизию генерала Франзецкого. Однако на большее у австрийцев уже не оставалось времени: 2-я прусская армия четырьмя своими корпусами уже нависла над правым флангом и тылом армии Бенедека. Днем австрийцев атаковала 2-я прусская армия кронпринца Фридриха Вильгельма. Этот удар во фланг и тыл австрийской армии решил исход сражения. Генерал Бенедек вынужден был прервать начатое контрнаступление, оттянуть и загнуть свой правый фланг. Тем временем Эльбская армия частью сил обошла левый фланг австрийцев, а 1-я и 2-я армии продолжали давить на центр, правый фланг и тыл. Под угрозой окружения генерал Бенедек начал отвод своих войск под прикрытием артиллерийской группы, расположенной в 4 км северо-западнее Кёниггреца. Вскоре плохо организованное отступление на ограниченном пространстве междуречья превратилось в беспорядочное бегство. Австрийцев спасло только то, что пруссаки не организовали энергичное преследование, которое могли привести к полному уничтожению австрийской армии. Таким образом, пруссаки добились крупного успеха, вынудив австрийцев к беспорядочному отступлению. Потери австрийцев убитыми, ранеными и пленными составили свыше 44 тыс. человек. Потери прусской армии составили более 9 тыс. человек.

Сражение при Рымнике

Сражение при Рымнике (в австрийских источниках — битва при Мертинешти) случилось 11 сентября 1789 года. Это битва в рамках русско-турецкий войны 1787-1791 годов, где союзником России выступала Австрия. Сражение на реке Рымник стало продолжением фокшанской битвы и часто рассматривается историками как единое сражение. Обе битвы стали демонстрацией полководческого таланта Суворова.

Планы сторон

Планы Турции

К концу лета 1789 года турецкая армия (общая численность порядка 130 тыс человек) расположилась в районе города Браилов. План турецкого командования заключался в следующем:

  • Армия силами до 30 тыс человек должна была перейти в наступление на Кишинев. Цель — не вступая в сражение, увести к Измаилу основную группировку русской армии. Эта часть плана сработала великолепно — Потемкин поверил, что пред ним главные силы турок и двинулся за нами к Измаилу (крепость штурмовать не стали и вернулись к Кишиневу). Эта часть плана была успешно реализована.
  • Вторая группа численностью в 100 тыс человек разбивает русско-австрийскую армию под Фокшанами и выходил в тыл основным силам русской армии.

Реализация плана началась в первых числах сентября с движения на Кишинев. Потемкин поверил этому маневру и двинулся на Измаил, к которому подошел 11 сентября. Главная цель турецкого командования была достигнута — основные силы русской армии не смогут принять участие в битве под Фокшанами (изначально сражение планировалось там).

Вторая группа подошла к Фокшанам 7 сентября и заняла позицию в районе Мертинешти.

Планы России и Австрии

К концу лета союзная армия располагалась следующим образом:

  • Основные силы русской армии (50 тыс человек) располагались в районе Кишинева.
  • Суворов с гарнизоном 10 тыс человек расположился вблизи Бырлад.
  • Австрийская армия (18 тыс человек) располагалась в районе Фокшан. Командовал армией Кобург.

Союзной армией командовал князь Потемкин, и справедливости ради, нужно отметить, что конкретного плана действий у него не было. Командующий ожидал действий от турецкой стороны.

Перед сражением

Движение Суворова от Бырлад к Фокшанам и Рымнику

Получаю противоречивые сведения о движении стотысячный турецкой армии от Браилов к Мертинешти, Суворов, не дожидаясь приказа Потёмкина, принимает единоличное решение — двинуться к Фокшанам и объединиться с австрийской армией. Призыв австрийцев о помощи был получен Суворовым уже во время выполнения марша. В Бырлад у Суворова было 10 тыс человек. 3 тыс он оставил для обеспечения тыла, а двинулся к на помощь Австрии с армией в 7 тыс человек.

Армия Суворова начала марш в ночь на 8 сентября, а утром 10 сентября уже объединилась с австрийской армии близ Фокшан . После соединения армий Суворов лично провел разведку позиции противника. Существует даже версия , что он забрался на холм, где выбрал самое высокое дерево, забрался на его макушку и оттуда рассматривал позиции турецкой армии.

Положение турецкой армии

Турецкая армия занимала позицию между реками Рымна и Рымник. Численность армии составляла 100 тыс человек. Турки были настолько уверены, что сражение на реке Рымник закончиться успехом, что уделили незначительное внимание путям отхода. Группировка турецких войск базировалась в основном в трех районах:

  1. Тиргу-Кукулуй
  2. Богса
  3. Мертишеты

Основные силы турецкой армии располагались вблизи леса Крынгу-Мейлор.

План Суворова на сражение у Рымника

Суворов предложил достаточно смелое решение — наступление флангами. План смелый, поскольку русско-австрийская армия уступала туркам по численности чуть более чем в 4 раза. Австрийский командующий, Кобург, негативно воспринял эту идею, полагая, что армия должна занять оборону и изматывать противника. Сохранился письменный ответ Суворова на сомнение австрийского командующего.

Поступайте как считаете нужным. Я же буду атаковать силами русской армии.

Общий план Суворова на сражение у Рымника был следующий:

  1. Русская армия атакует противника в Тиргу-Куклуй ударом с западного фланга. Затем продвигается на Боксы и оттуда на Мертинешти.
  2. Австрийская армия атакует противника в направлении Мертинешти.
  3. Небольшой отряд движется по центру на Бокса.
  4. Внезапный удар с обоих флангов по противнику должен был привести к его замешательству, в результате чего примерно 50% турецкой армии были бы выведены из строя, после чего армии Суворова и Кобурга должны были объединиться и перейти к наступлению на главные силы противника .

Ход сражения

10 сентября 1789 года Союзная в 7 часов вечера русско-австрийская армия начала движение двумя колоннами:

  • Армия Суворова, которой были преданы 2 дивизиона австрийских гусар, двинулись к переправе на Тиргу-Куклуй вблизи селения Зрешти .
  • Австрийская армия двинулась к Мертинешти , и также должна была форсировать реку .

Движение обеих колонн было совершено тайно, в результате чего противник не знал об их приближении, и союзная армия смогла без каких-либо проблем и без какого-либо сопротивления форсировать Рымник.

Попытка Турции перехватить инициативу

Турецкий визирь видел разрыв между основными силами русской и австрийской армии, поэтому решил направить основные силы турецкой армии в центр, чтобы разделить армии Суворова и Кобурга, а также не допустить их соединения. План был достаточно прост — основные силы направляются в центр после чего разделяются и атакуют русскую армию со своего левого фланга, а австрийскую армию со своего правого фланга. В действительности добиться положительных результатов не удалось, поскольку и Суворов и Кобург действовали достаточно решительно и быстро, в результате чего уже через несколько часов русская и австрийская армии сумели объединиться, а Турция начал отступать за Рымник.

Союзная армия, прежде всего русская, была измотана длительным переходом и напряженными боями, поэтому преследовать противника с должным образом было тяжело. Тогда Суворов придумал очень хитрый ход , который ранее не применялся. Видя, что турки пытаются организовать выход за река Рымник (в случае положительного исхода успех наступления русской армии был бы нивелирован), и понимая, что их оборонительные позиции не до конца укреплены, он стал готовиться к атаке кавалерию. Причина была в том, что атака пехоты не могла быть эффективной, ведь основные силы турецкой армии занимали окопы, организуя перекрестный обстрел всей местности. Здесь располагалась 40 тыс турецкой пехоты. Поэтому штурмовать такие позиции меньшими силами пехоты Суворов не мог. Использование кавалерии позволяло сократить в несколько раз потери и беспрепятственного ворваться в оборонительные эшелоны противника. После этого должна была получиться пехота, которая при отсутствии обороны противника в передних окопах могла беспрепятственно и без потерь достигнуть турецких редутов, после чего решить исход битвы штыками. Этот план был великолепный исполнен. Здесь очень важно понимать, что Суворов не только придумал уникальный способ преодоления не укрепленной обороны, но и очень сильно рисковал. Ведь незначительное промедление в движении пехоты могло привести к полному уничтожению русской и английской кавалерии. По этому пехота двигалась вслед за кавалерией. Разрывы были минимальны. Атака была настолько эффективной и неожиданной для турков, что они очень быстро подверглись панике и начали бежать за Рымник. Противника преследовали и уничтожали мелкими группами.

Итоги битвы

Сражение при Рымнике стало великолепный демонстрацией полководческого искусства Суворова. В сражение турки потеряли 20 тыс человек убитыми, не считая раненых и пленных. При этом потери русской и австрийской армии не превышали 500 человек убитыми. К концу 11 сентября 1789 года 100-тысячная турецкая армия практически полностью прекратила существование. Осталось всего 15 тыс человек.

Говоря про сражение на реке Рымник важно отметить как действия Суворова, так и действия австрийского командующих Кобурга Некоторые историки даже пытаются принизить роль Суворова, говоря, что на Кобурга пришлась атака главных сил турецкой армии. Однако такие историки забывают уточнить, что Суворов занял 2 селения, разбив 2 крупные группировки противника , после чего именно решения Суворова позволили одержать победу на Рымнике . В качестве демонстрации того , что сражение на Рымнике эта блистательная победа Суворова, в которой ему только помогал Кобург, можно привести слова самого австрийского командующего, которые он позже адресовал Суворову.

Ваше одобрение мой несравненный учитель позволяет увеличить мою уверенность в себе. Я навсегда нахожусь под впечатлением от ваших великолепных решений на Рымнике

Военные особенности битвы на Рымнике

Основные итоги битвы на реке Рымник и ее выводы могут быть представлены следующими выводами:

  • Быстрота передвижения армии. В очередной раз Суворов продемонстрировал, что быстрота марша и решительность действия позволяет поставить противника в невыгодное положение.
  • Применение кавалерии для атаки позиций пехоты. В совокупности с дальнейше поддержкой со стороны пехоты, такой ход привел к решающему преимуществу русско-австрийской армии.
  • Разгром противника по частям. общая численность русско-австрийской армии была меньше турецкой в 4 раза, поэтому Суворов с быстротой атаковал различные группы противника, чтобы избежать сражения против всех турецких сил.
  • Маскировка исходной позиции для атаки. Благодаря этому элементу и русская и австрийская армия сумели переправиться через Рымник и вступить в сражение, что было полным сюрпризом для турок.

С точки зрения военного искусства сражение при Рымнике интересно тем, что в нем Суворов использовал такой элемент, как удар основными силами по флангам, с использованием незначительных подразделений по центру. Все эти факторы в совокупности позволили Суворову одержать выдающуюся победу.

masterok

Под катом небольшая, но поучительная история о том, как цыганский табор, у которого случайно оказалась бочка спирта, определил судьбу человечества.

В 1788 году австрийский император Иосиф-II решил ни с того ни с сего освободить Балканы от турецкого ига – намерение достойное христианина, но имевшее в основе, разумеется, не благочестивые намерения, а стремление распространить влияние Австрии на так называемое «подбрюшье Европы». Собрав огромную армию, австрийцы перешли границу.

После маршей, переходов, больших и малых схваток с переменным успехом, обе стороны готовились к решающей битве.

В безлунную ночь на 19 сентября 100 тысяч австрийцев шли на сближение с 70- тысячной турецкой армией с целью дать бой, который должен был определить судьбу войны.

Рота гусар, шедшая в авангарде австрийцев, переправилась через небольшую речку Темеш, вблизи города Карансебеш, но на берегу турецких войск не оказалось – они еще не подошли. Однако, гусары увидели цыганский табор. Обрадованные возможностью подзаработать, цыгане предложили гусарам подкрепиться после переправы – за деньги, разумеется. За несколько монет кавалеристы купили у цыган бочку спирта и приступили к утолению жажды.

Тем временем, в этом же месте переправились несколько пехотных рот, на долю которых спирта не досталось, а пить хотелось…Началась перебранка между гусарами и пехотинцами, в ходе которой один кавалерист то ли нечаянно, то ли от злости выстрелил в солдата. Тот рухнул, после чего началась всеобщая свалка. В драку вмешались все гусары и все пехотинцы, находящиеся поблизости.

И перепившиеся гусары, и изнывающая от жажды пехота, разгоряченные мордобоем, не желали уступать. Наконец, одна из сторон взяла вверх – побежденные позорно бежали на свой берег, преследуемые ликующим противником. Кто был разбит? – история умалчивает, точнее, сведения противоречивы. Вполне возможно, в одних местах победу одержали гусары, а в других пехотинцы. Как бы то ни было, подходящие к переправе войска вдруг увидели испуганных бегущих солдат и гусар, измятых, с синяками, в крови… Сзади слышались победные крики преследователей.

Между тем, гусарский полковник, пытаясь остановить своих бойцов, заорал по-немецки: “Halt! Halt!” Так как в рядах австрийской армии было много венгров, словаков, ломбардцев и других, плохо понимающих немецкий язык, то некоторым солдатам послышалось – «Аллах! Аллах!», после чего паника стала всобщей. Во время всеобщей беготни и шума, несколько сот кавалерийских лошадей, находившихся в загоне, вырвались из-за загородки. Так дело происходило глубокой ночью, все решили, что в расположение армии ворвалась турецкая кавалерия. Командир одного корпуса, услышав грозный шум «наступающей конницы», отдал приказ артиллеристам открыть огонь. Снаряды рвались в толпе обезумевших солдат. Пытавшиеся организовать сопротивление офицеры строили свои полки и бросали их в атаку на артиллерию, в полной уверенности, что воюют с турками. В конце концов в бегство обратились все.

Ничего не понимающий император, тоже пребывающий в уверенности, что турецкая армия атаковала лагерь, пытался овладеть обстановкой, но бегущая толпа сбросила его с коня. Адъютант императора был затоптан. Сам Иосиф спасся, прыгнув в реку.

К утру все стихло. Все пространство было усеяно ружьями, мертвыми лошадьми, седлами, провиантом, разбитыми снарядными ящиками и опрокинутыми пушками – одним словом, всем тем, что бросает разбитая наголову армия. На поле самого странного сражения в истории человечества остались лежать 10 тысяч мертвых солдат – то есть, по числу погибших битва стоит в ряду крупнейших сражений человечества (в знаменитых битвах при Гастингсе, при Азенкуре, при Вальми, в Долине Авраама и многих других число погибших гораздо меньше). Австрийская армия перестала существовать, так как оставшиейся в живых в ужасе разбежались.

Через два дня подошла турецкая армия. Турки с удивлением рассматривали груды трупов, бродили среди израненных, стонущих в бреду солдат, ломая голову над вопросом – какой неизвестный противник разгромил наголову одну из самых сильных армий мира и спас Турцию от поражения. Христианский мир не сумел приобрести Балканы. Австрия не стала сильнейшим государством Европы, не смогла остановить французскую революцию, мир пошел по пути Франции…

Небольшой цыганский табор, у которого случайно оказалась бочка спирта, определил судьбу человечества.

11 (22) сентября 1789 г. русско-австрийские войска разгромили турецкую армию в битве при Рымнике


22 сентября 1789 г. русско-австрийские войска под командованием генерала А.В.Суворова и принца Ф. Кобургского в битве при Рымнике разгромили турецкую армию под началом великого визиря Юсуф-паши. Сражение при Рымнике — одно из главных сражений Русско-турецкой войны 1787—1791 годов. Оно стало одной из наиболее блистательных побед Александра Васильевича Суворова. За победу в ней полководец был возведён императрицей Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский. Австрийский император Иосиф II пожаловал Александру Суворову титул графа Священной Римской империи.
Предыстория
В кампанию 1789 года война расширила свои географические границы. На стороне Российской империи выступила Австрия (кампания 1788 года была для австрийцев неудачной и они заключили с турками перемирие), которая преследовала свои цели. На северо-западных рубежах Российской империи шла война со шведами, которые пытались использовать благоприятный момент для укрепления своих позиций на Балтике. Прусское королевство заняло выжидательную позицию по отношению к России, и было готово начать войну с Петербургом, если шведы и турки достигнут значительных успехов. Для отражения возможного удара с запада русскому командованию пришлось сформировать третью полевую армию. Её возглавил Румянцев-Задунайский. Командование над Украинской армией он передал князю Репнину.
Вскоре Екатеринославскую и Украинскую армии объединили в Южную армию под началом генерал-фельдмаршала Потемкина. Первая группировка под непосредственным командованием Потёмкина размещалась за рекой Днестр на русском юге. Вторая группировка под началом Репнина дислоцировалась в Молдавии на линии фронта. Союзная Австрия выделила для совместных действий с русской армией корпус под началом фельдмаршала принца Саксонского Заальфельда Фридриха Кобурга. Австрийцам определили территорию вдоль реки Серет. Александр Суворов получил под своё начало 3-ю дивизию. Она размещалась в районе Бырлада, между реками Прут и Серет. Александр Васильевич получил задачу действовать вместе с австрийскими войсками.
Турецкое командование хорошо подготовилось к кампании 1789 года. Великий визирь Юсуф-паша стянул основные силы султана Селима III к низовьям Дуная – всего около 150 тыс. человек. Он планировал первым начать наступление и ударить по австрийцам у города Бакеу. В случае успеха турки могли ударить по Яссам, угрожая тылу группировки Репнина. Мустафа-паша с 30-тыс. должен был двинуться к Фокшанам. Вспомогательный удар от Измаила должен был нанести корпус Гассан-паши.
Принц Саксен-Кобург и Суворов заблаговременно узнали о неприятельском замысле. Сбор разведывательных данных о враге и его замыслах стал для командира 3-й дивизии задачей первостепенной важности. Принц Саксен-Кобургский сразу понял, что ему одному не устоять перед натиском врага и попросил у Суворова помощи. Александр Васильевич без промедления выдвинулся на соединение с союзниками. Вечером 16 июля Суворов вывел дивизию из Бырлада и уже к 22 часам следующего дня был у австрийского лагеря. По наведённому ими понтонному мосту русские солдаты перешли реку Серет. За 26 часов суворовцы прошли около 40 вёрст. 18 июля войска отдыхали. Одновременно на реке Трутуше, в 5 верстах от лагерей, наводились переправы. 19 июля союзные войска выступили в поход. Шли двумя колоннами: правая состояла из австрийцев, а левая была суворовской. Русские дозоры разгромили передовой сторожевой османский конный отряд. Затем у реки Путны (через неё шла дорога на Фокшаны) произошло столкновение с 3-тыс. отрядом османской конницы, которой командовал Осман-паша. Турки пытались не допустить союзные войска к переправам, но успеха не имели.
Бой на реке Путне завершился в полной темноте, турки отступили за реку. Авангард союзников перешёл реку и гнал противника до их походного лагеря. В этом бою отличились донские казаки Григория Грекова, арнаутской команды Ивана Соболевского (арнаутами называли добровольцев православной веры из молдаван, волохов, болгар и сербов) и австрийские гусары Кимеера. Несколько сотен турков была зарублено в ходе преследования.
Появление союзного войска на реке Путне привело в замешательство противника. Турки ожидали встретить только австрийские войска. Однако Осман-паша был храбрым командиром и знал, что ему противостоит только 25 тыс. русских и австрийцев, а у него на 5 тыс. человек больше. На рассвете 21 июля переправа союзных войск на другой берег была завершена. Союзники выстроились в две линии каре: на правом фланге – 9 каре австрийцев, на левом – 6 русских. Конница заняла фланги. Затем началось наступление на Фокшаны, которые находились в 12 верстах от реки. Несколько часов союзники продвигались вперёд, отбивая атаки вражеской конницы контрударами своей кавалерии и артиллерийским огнём. В трёх верстах от Фокшан русско-австрийские войска вышли на большое поле, где стоял неприятель изготовившийся к сражению.
Осман-паша, учитывая неровности местности, расположил пехоту в окопах на левом фланге, а кавалерию – на правом, там поле было ровным, позволяя проводить полноценные конные атаки. Примерно в 10 часов началось сражение, с артиллерийской перестрелки и столкновений передовых кавалерийских соединений. Русская артиллерия подавила батареи Осман-паши у Фокшан. Затем кавалерия союзников сбила правое крыло турецкой армии, турецкая конница отступила. Фланг турецкой пехоты оказался открытым, чем воспользовалась союзная кавалерия, которая врубилась в порядки турков и потеснила их. Суворов бросил на штурм полевого турецкого укрепления 2 гренадерских и 2 егерских батальона, подкреплённых австрийской пехотой. Русские воины шли без стрельбы и дали залп только перед окопами, почти в упор, а затем ударили в штыки. Турки не ожидали такого хода и после непродолжительного сопротивления, оставили укрепление. Значительная часть турецкого войска рассеялась, однако самые непримиримые засели в монастырях Святого Самуила и Святого Иоанна. Их пришлось брать штурмом. О ярости боя и смелости врагов говорит тот факт, что в монастыре Св. Самуила оставшиеся в живых турки не пожелали сдаться и взорвали пороховой погреб. Наибольшую храбрость в бою проявила турецкая пехота – её было всего 6 тыс. человек, конница после короткого боя отступила.
К 13 часам союзники одержали полную победу. Турки потеряли 1,6 тыс. человек убитыми и пленными. Было захвачено 12 пушек и весь вражеский лагерь, со значительными запасами провианта и скота. Союзники потеряли около 400 убитыми. После битвы при Фокшанах имя «Топал-паши» стало внушать туркам страх. Так они прозвали русского полководца за то, что при ходьбе он немного прихрамывал. Высоко оценили действия Александра Суворова и в Вене. Теперь австрийцы хотели видеть во главе совместных войск «только одного русского генерала». Надо сказать, что принц Кобургский и другие австрийские командиры служившие под началом Суворова отзывались о русском полководце с самым искренним восторгом.
Победа при Фокшанах удержала Вену от заключения с турками сепаратного мира, так как дела на других участках театра военных действий шли плохо. Австрийское правительство собиралось выйти из войны, которая не принесла Австрии победных лавров. А тут блестящая и убедительная победа при Фокшанах. Австрийский император растроганный первой союзной победой даже прислал Суворову благодарственное послание.
Сражение при Рымнике 11 (22) сентября 1789 года
Силы и расположение войск сторон. После победы при Фокшанах Суворов стал настаивать перед командованием на использование успеха – необходимо было продолжить наступление в направлении Фальчи, чтобы привести неприятеля в окончательное расстройство. Однако Репнин медлил, предложения Суворова не вписывались в планы на начальный период кампании. Группировка Репнина должна была только обеспечивать наступление Потемкина вдоль берега Черного моря к Днестру.
В это время визирь Юсуф-паша успел стянуть к низовьям Дуная, к Браиловской крепости армию в 90-100 тыс. человек. Однако он опасался флангового удара группировки Репнина и приказал корпусу Гассан-паши – отвлекать русские силы от дунайского низовья.
Австрийцы отслеживали продвижение турецких войск, и принц Кобург известил Александра Суворова о движении вражеских войск, которые приближались к австрийскому лагерю. В ночь на 8 сентября Суворов поднял дивизию и двинулся из Пуцени на соединение с австрийскими войсками. Утром 10 сентября части Суворова соединились с союзниками у Фокшан. За двое суток по скверным дорогам чудо-богатырями Суворова было пройдено 85 верст. Принц Саксен-Кобургский, хотя и был старше в чине, добровольно передал командование союзными войсками русскому полководцу. Александр Васильевич принял решение атаковать превосходящие силы врага. Он ободрил австрийского союзника словами: «Турок все же не столько, чтобы заслонить нам солнце».
Под началом Суворова было всего около 7 тыс. человек: 4 гренадерских, 4 мушкетерских, 2 егерских и 1 легкий мушкетерский батальоны. Кавалерия – 12 эскадронов карабинеров Рязанского, Стародубского и Черниговского полков под общим командованием бригадира С. Д. Бурнашова, 2 полка донских казаков и арнаутская команда Соболевского. Артиллерия – 30 орудий. Под командованием принца Кобургского было 18 тыс. человек при 43 орудиях: 10 пехотных батальонов, 30 кавалерийских эскадронов и 600 арнаутов. Превосходство османской армии было четырехкратным, а в коннице – подавляющим.
Соединившись с австрийцами, Александр Суворов провёл разведку местности. Протяжённость поля, которое простиралось между реками Рымник и Рымной, достигала до 12 верст. От пленных турков и разведчиков были получены сведения о том, что вражеские силы расположены в четырёх лагерях. Ближайший походный турецкий лагерь располагался за рекой Рымной у селения Тырго-Кукули, второй – у леса Крынгу-Мейлор, третий — на реке Рымнике у села Мартинешти, четвертый – на противоположном берегу Рымника у с. Одая. Поле представляло собой возвышенное плато, в самом центре которого располагался лес Крынгу-Мейлор. Именно перед лесом турецкий визирь приказал устроить главную позицию, её фланги защищали глубокие овраги. Правый фланг защищали заросли густого кустарника. На левом фланге у селения Богза турки построили земляное укрепление.

План атаки. Александр Васильевич изучив поступившие данные, заметил главную ошибку турецкого командования. Великий визирь Юсуф-паша разделил свою многочисленную армию на четыре части, которые располагались друг от друга на довольно значительном удалении. В результате можно было решительным ударом сокрушить часть вражеских сил до подхода подкреплений. Русский полководец не упустил возможности воспользоваться этим «подарком» со стороны великого визиря. Сакен-Кобургский согласился с решением Александра Васильевича. Вагенбург (гуляй-город) был оставлен у Фокшан с сильным прикрытием на случай набега турецкой конницы. Союзные войска должны были перейти реку Рымну и нанести двойной удар по ближайшему турецкому лагерю у Тырго-Кукули, а затем по главной позиции врага – у леса Крынгу-Мейлор. После разгрома главных сил врага, Суворов планировал атаковать два следующих османских лагеря.
Реку Рымну союзным войскам предстояло перейти одновременно двумя колоннами. Правое крыло состояло из русских войск. Учитывая недостаток кавалерии в суворовской колонне, принц Саксен-Кобургский передал Суворову два дивизиона имперских гусар под началом барона Гревена и майора Матяшевского. Походный порядок русской и австрийской колонн был одинаков: впереди шли дозоры и конница, за ней пехота, артиллерия. В каре войска должны были перестроиться при появлении значительных сил врага.
Сражение. Союзники выступили после заката солнца 10 сентября. Суворов писал в донесении: «Ночь была приятная, небо украшено звёздами, шли в великой тихости». По пути пересекли небольшую речку Мильку, где сапёры для пехоты устроили множество мостков. На реке Рымне сапёры под началом инженер-майора Аркадия Воеводского «основали удобную переправу». Крутизну берегов исправили шанцевым инструментом. На рассвете 11 (22) сентября союзные войска завершили переправу. Александр Васильевич выстроил свои войска в две линии, где было по три каре. Кавалерию расположил за второй линией каре. Передней линией командовал генерал-майор Александр Андрианович Поздняков, второй – бригадир Фёдор Антонович фон Вестфален.
Турки в Тыргу-Кукули прошляпили приближение противника к их лагерю. Видимо, были слишком уверены в своём превосходстве и не ожидали решительной атаки значительно уступающего в численности русско-австрийского корпуса. Русские войска сначала скрывала кукуруза, затем высокий бурьян и кустарники. Тырго-Кукульский лагерь был удачно расположен. Он находился на небольших высотах. Фланги упирались в р. Рымну и лес Каята. По фронту лагерь прикрывала 12-пушечная артиллерийская батарея. В лагере располагался 12-тыс. авангард турецкой армии под началом Хаджи-Сойтари. В основном это была конница. Когда первая линия русской пехоты стала подниматься на высоту, турецкий паша выслал для атаки часть конницы. Однако их остановили донские казаки. Турки вернулись в лагерь. Затем турки открыли артиллерийский огонь. Русские орудийные расчёты, шедшие в боевых порядках, развернулись в интервалах между каре и открыли ответный огонь.
Первая русская линия пошла на штурм турецкого лагеря. Их движение замедлил встретившийся по пути глубокий овраг, который пришлось преодолевать, а затем восстанавливать боевую линию. Хаджи-Сойтари использовал эту заминку, чтобы отправить в тыл значительную часть обоза и войск. Это говорило о том, что он не надеялся удержать занимаемую позицию до подхода основных сил. Кроме того, как потом выяснилось турецкий авангард, в значительной мере состоял из остатков разгромленного у Фокшан корпуса Осман-паши. У турок были ещё свежи в памяти впечатления от недавнего поражения.
Хаджи-Сойтари решил атаковать русские войска, до того как они ударят по батарейной позиции. Турки ударили по правофланговому каре, который состоял из двух гренадерских батальонов под началом А. В. Хастатова. Турки охватили каре со всех сторон, но гренадеры держались стойко. Ему на помощь пришло одно каре из двух егерских батальонов под командованием подполковника Льва Рарога. Русские орудийные расчёты открыли огонь картечью в упор. Турки попали под перекрёстный ружейно-пушечный огонь. Затем два русских каре ударили в штыки. Турки отошли к лагерю, понеся большие потери. Стараясь не дать противнику прийти в себя, Суворов бросил в бой кавалерию. Русская легкая конница зашла в тыл противнику, прошла опустевший лагерь и ударила с тыла по отбивающим натиску русской пехоты туркам. Неприятельские войска побежали и рассеялись в лесу Каята, другие старались скрыться за речкой Рыбник. Немедленное преследование войск Хаджи-Сойтари позволяло окончательно разгромить его, но Александр Суворов был вынужден отказаться от этого шага, чтобы не нарушать общего плана наступления.
К этому времени австрийские войска уже столкнулись с противником. Войска Кобурга переправились через реку Рымна ниже суворовской колонны. Австрийцы построились десятью каре также в две линии. И здесь кавалерию поставили за второй линией. Перед фронтом австрийцев находился второй вражеский лагерь – у леса Крынгу-Мейлор. Великий визирь Юсуф-паша к этому моменту уже имел достаточно сведений о противнике. Для начала он решил разгромить австрийские войска, которые по своей численности казались ему опаснее русских. Из турецкого лагеря вышло 20-тыс войско, которое атаковало австрийцев, пытаясь разбить крылья австрийского войска и охватить его. Австрийцы мужественно встретили врага и вели двухчасовой бой. Кобург укрепил первую линию частями из второй, защищал фланги с помощью кавалерии. Когда турки увязли в сражении, Кобург провёл контратаку и отбросил врага.
Турецкий визирь считая, что атака на австрийцев развивается успешно, решил одновременно ударить по русскому отряду. Поручил это дело он Осман-паше, который хотел оправдаться за поражения у Фокшан. Турецкие военачальник, имея под своим началом отборные силы османской кавалерии (5-6 тыс. человек), хотел смять русский фланг и зайти в тыл русской дивизии. Александр Васильевич легко разгадал замысел Осман-паши. Он изменил расположение пехотных каре в боевом порядке, и турки попали под перекрестный огонь. Губительный огонь расстроил вражеские порядки, и турецкая конница в сумятице отошла к своему лагерю. В это время русские карабинеры и австрийские гусары ударили по вражеской коннице. Восстановив свои порядки, Осман-паша повторил атаку, но турки не могли прорваться к русской пехоте – ружейные залпы и орудийная картечь раз за разом отбрасывала врага. Осман-паша спешил часть конницы, но и пехота не могла остановить русские порядки. К полудню турецкие войска повсеместно откатились к лагерю, где в это время шли лихорадочные работы по рытью окопов. Все турецкие атаки провалились. Храбрый Осман-паша пал в бою с русскими.
Визирь расположил в полевом укреплении до 15 тыс. янычар, лучшей части турецкой пехоты. Суворов дал войскам полчаса на отдых. Одновременно в лес Каята было послано два егерских батальона под началом Льва Рарога, чтобы очистить лес от турок, разгромленных у лагеря Тырго-Кукули. Юсуф-паша первым возобновил битву: почти 40-тыс. войско атаковало австрийцев, пытаясь смять их левое крыло. Турецкие войска напали и на русских солдат, но гораздо меньшими силами, ограничиваясь перестрелкой и кавалерийскими наскоками. Александр Васильевич понимая, что над союзниками нависла большая угроза, сам атаковал. Таранным ударом русская дивизия захватила вражеские позиции у деревни Богза. Турки отошли к лесу Крынгу-Мейлор.
Однако турки продолжали атаки на австрийские каре. Суворов решил действовать согласно принципу: «удивить противника – значит победить его». Поэтому Александр Васильевич решил штурмовать вражеские окопы не пехотой, а кавалерией. Военная наука того времени считало это невозможным. Суворов перестроил свои силы: в первую линию поставил все шесть пехотных каре, во вторую – кавалерию. Первой, как обычно, шла пехота, но перед самым лесом она пропустила вперёд конницу. Одновременно наступление вели и австрийцы, Суворов предупредил Кобурга об атаке. Общей атаке предшествовала сильная артиллерийская подготовка. Турецкие артиллеристы пытались ответить, но их пушки быстро замолчали. Турецкая кавалерия, спасаясь от губительного огня, отступила в лес. Под канонаду артиллерии каре союзников подошли к турецкому полевому укреплению. Кавалерия пронеслась между интервала каре и устремилась на линию вражеских окопов. Турки были ошарашены. Они дрогнули и побежали. Победа была полной, тысячи янычар бежали в лес, спасая свои жизни. Кавалеристы, увлечённые преследованием, врывались вслед за врагом в лес, за ними шла и пехота. Отдельные группы турок, которые пытались оказывать сопротивление, не могли сдержать натиск егерей и гренадер. Вскоре басурман выбили и из леса. Турки бежали по дороге, которая вела к селению Мартинешти на берегу реки Рымник. Там располагался третий вражеский лагерь.
Юсуф-паша всячески пытался восстановить порядок в войсках, чтобы дать новое сражение, но всё было бесполезно. Он даже приказал стрелять по бегущим из пушек, но это не остановило толпу. Турецкая армия потерпела полное поражение. Союзники вели преследование противника до самого Рымника, и немало турок потонуло в этой реке. После этого Суворов и Кобург ввиду крайней усталости людей и коней приказали остановить преследование.

Итоги
Утром 12 сентября донские казаки и австрийские гусары вышли к последнему вражескому лагерю, но он оказался пуст. Турки побросали много имущества и отступили к реке Бузео. На берегах этой реки разыгралась настоящая трагедия. Великий визирь, переправившись с авангардом через реку, приказал уничтожить переправу. Огромная армия была брошена на произвол судьбы. Охваченные страхом перед преследующими их казаками и гусарами (в реальности их никто не преследовал), турки бросались форсировать реку вплавь, или сбивали плоты. Когда турецкая армия кое-как переправилась через реку, визирь был уже на полпути к своей штаб-квартире в Браилове. К Браилову и Мачину дошли только 15 тыс. полностью деморализованных солдат.

Османская империя ещё не знала такого сокрушительного поражения. В этой битве турки потеряли 15-20 тыс. убитыми, около 400 человек пленными, примерно 80 орудий и мортир, 100 знамён, огромное количество военного имущества, тысячи лошадей, мулов и т. д. Союзный корпус потерял около 500 человек убитыми (суворовские чудо-богатыри потеряли 179 человек убитыми и ранеными).
Александр Васильевич был награждён высшей полководческой наградой империи – орденом Святого великомученика и победоносца Георгия 1-го класса, ему был присвоен титул графа с именованием Рымникский. Австрийский император возвёл Суворова в графское (рейхсграфское) достоинство Священной Римской империи. Русский полководец позаботился о награждении наиболее отличившихся командиров: генерал-поручика Дерфельдена, князя Шаховского, бригадиров Левашова, Вестфалена и Бурнашова, полковников Миклашевского, Поливанова, Владычина, Шерстнева, Бардакова, Золотухина, подполковников Рарога, Хастатова и др.
Австрийцы отзывались о суворовских воинах самыми высокими словами: «… нет меры их повиновению, верности, решимости и храбрости… Они стоят как стена и все должны пасть перед ними».