Спиридонов г а

Спиридов, Григорий Андреевич

Спиридов Григорий Андреевич

Годы жизни 1713 — 1790 гг.
Место рождения Выборг, Российская Империя.
Гражданство Российская Империя.
Годы службы 1723-1773

Основные события

Русско-турецкая война 1735—1739; Семилетняя война 1756—1763; Русско-турецкая война 1768—1774; Хиосский бой; Чесменский бой.

Вершина карьеры

  • Адмирал

Награды

Орден Святого апостола Андрея Первозванного.Орден Святого Александра Невского.

Вводная часть

Выдающийся российский флотоводец, полный адмирал (1769 г.). Долгая военно-морская карьера вела адмирала в Средиземное море — к его главной битве при Чесме. Тогда в течение одной ночи турки потеряли в Чесменской бухте 63 корабля — линейные, каравеллы, галеры, галиоты. Потери турок составили более 10 000 человек. Потери русской объединенной эскадры составили 11 человек: 8 — на линейном корабле «Европа», 3 — на линейном корабле «Не тронь меня».

Биография

Происхождение.

Григорий Спиридов родился в семье дворянина Андрея Алексеевича Спиридова (1680—1745), служившего во времена Петра I комендантом отвоёванного у шведов Выборга, и жены его Анны Васильевны Коротневой.

Начало службы.

Григорий поступил на фронт добровольцем в 1723 году; получил звание гардемарина в 15-летнем возрасте после сдачи экзаменов по курсу навигационных наук. Действительную службу начал нести на Каспии, где под началом Алексея Нагаева, гидрографа и впоследствии адмирала, командовал, в частности, гекботами «Святая Екатерина» и «Шах-Дагай». Ходил от Астрахани до берегов Персии. В 1732 году был переведён в Кронштадт и досрочно произведён в мичманы, каждый год выходил в плавание по Балтийскому морю.

В 1738 году занял должность адъютанта при вице-адмирале Петре Бредале и под его началом участвовал в составе Донской военной флотилии в Азовской экспедиции против Османской империи, сражался во всех морских боях этой войны.

В 1741 году был переведён на службу в порт Архангельска, совершив оттуда переход до Кронштадта на одном из недавно построенных кораблей. Затем возглавлял экипажи различных линейных кораблей и придворных яхт; на подобных должностях находился в течение десяти лет, за которые приобрёл относительную известность на Балтийском флоте.

В 1754 году получил звание капитана 3-го ранга и был командирован в Казань с целью организации снабжения древесиной столичного Адмиралтейства. В 1755 году вошёл в состав комиссии, целью которой было рассмотрение регламента для Военно-морского флота, а в 1756 году возглавил в чине ротного командира Морской шляхетный кадетский корпус.

Семилетняя война.

Во время Семилетней войны 1756—1763 годов служил на Балтийском флоте, командовал кораблями «Святой Николай» и «Астрахань», совершил с ними несколько переходов в Швецию, в Данциг (ныне Гданьск), Копенгаген и к Стральзунду. В 1761 году руководил высадкой около крепости Кольберг (ныне Колобжег) двухтысячного десанта, в качестве подкрепления осаждавшему её генералу Петру Румянцеву. Последний затем отметил его как «честного и храброго офицера». В 1762 году получил звание контр-адмирала и назначение командующим Ревельской эскадрой; в его задачу входила защита русских коммуникаций на всём Балтийском море. После окончания войны возглавлял с 1764 года Кронштадтский, с 1766 года — Ревельский порт, позже стал командующими Балтийского флота.

Когда в Петербурге по проекту А.Г. Орлова был составлен смелый и широкий план комбинированных действий на суше и на море у турецких берегов, имевших целью поднять против турок население Балканского полуострова и Архипелага, командовать эскадрой было поручено Спиридову.

<<Мы поручили нашему вице-адмиралу Спиридову некоторую экспедицию, чего ради адм.-коллегия имеет чинить ему по его требованию всевозможные вспоможения.>>

Цели похода держались в тайне, подвыпившие матросы на берегу говорили о походе на Азов. 4 июня 1769 г. Спиридов был произведен в адмиралы и официально назначен командующим над снаряженным для похода флотом.

Поход через Средиземное море.

В феврале 1770 года, несмотря на многочисленные трудности, возникшие в пути и замедлившие продвижение, в том числе плохие погодные условия и болезнь адмирала, эскадра дошла до полуострова Морея на Пелопоннесе, где вскоре соединилась со второй, которую возглавлял Джон Эльфинстон. Чуть позже из Ливорно прибыл генерал-аншеф граф Орлов, возглавивший обе эскадры, после чего начались военные действия. В феврале — мае на Морее было высажено несколько десантов, захвачены Аркадия, Мистра (Спарта), военные базы Наварин и Итилон, из-за чего Османской империи пришлось перевести на морской театр военных действий значительную часть своих сил.

Хиосское сражение

Перед Хиосским сражением 24 июня 1770 года граф Орлов доверил Спиридову, с которым у него до того были напряжённые отношения, разработку плана будущей битвы. Спиридов, командовавший кораблями с борта «Евстафия» в полном парадном мундире, применил, как считается, принципиально новую тактику морских сражений, приказав авангарду своих кораблей двигаться под прямым углом на боевые порядки противника и начинать атаку на его центр и авангард с короткой дистанции. После гибели «Евстафия» от взрыва в абордажном бою с османским флагманским кораблём «Реал-Мустафа», также взорвавшимся, Спиридов перешёл на борт корабля «Три иерарха». Победа в сражении досталась русскому флоту, несмотря на то, что у турок было почти в два раза больше кораблей и 1320 орудий против 820 у русских.

Чесменский бой.

В ночь с 25 на 26 июня Спиридов командовал русским флотом в победоносном Чесменском сражении, для которого разработал план одновременной атаки ближним артиллерийским обстрелом и ударом брандерами. Благодаря успешным действиям последних, удалось поджечь большую часть турецкого флота. Потери русских составили всего 11 человек, тогда как турок — порядка 11 тысяч, включая раненых. За эту победу адмирал был награждён орденом святого Андрея Первозванного, а императрица Екатерина II в честь Чесменского боя приказала воздвигнуть церковь и памятную колонну.

После победы Спиридов докладывал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию ее Президенту графу Чернышову:

<<Слава Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивейшей Государыни господствующи.>>

Контроль над Эгейским морем.

На протяжении трёх последующих лет Спиридов находился на Греческом архипелаге, используя в качестве базы для русского флота остров Парос, где была возведена верфь, а также небольшое поселение. Отсюда можно было контролировать значительную часть вражеских линий снабжения, в первую очередь поставок провианта из южной Греции в Константинополь, а также осуществлять блокаду Дарданелл. Эгейское море в наиболее узкой его части оказалось фактически полностью перекрыто русскими крейсерами. С 1772 года, координируя свои действия с сухопутными войсками, Спиридов предпринял ряд атак на приморские крепости турок в бассейне Эгейского моря, а также стал выходить на рейды в Восточное Средиземноморье, от Ионических островов до побережья Сирии и Египта.

Отставка

В феврале 1774 г. Спиридов, сдав эскадру вице-адмиралу А.В. Елманову, отбыл в Россию. Отставка была почетной: за многолетнюю безупречную службу и исключительные заслуги адмиралу оставили по день смерти «полное жалование его чина».Вернувшись в Россию, Григорий Андреевич прожил еще 16 лет. За эти годы он лишь однажды надел свой парадный мундир — при получении известии о победе Ф. Ф. Ушакова при Фидониси. Старый адмирал по праву мог гордиться — победу Ушакову принесло сознательное повторение того маневра, который сам он проделал при Хиосе — выведение из строя вражеского флагмана. Но если у самого Спиридова это вышло во многом благодаря случайности, то для Ушакова это стало главным методом достижения победы в боях с турками! Умер Спиридов в за 2 месяца и 18 дней до Керченской победы эскадры Ушакова. Погребли адмирала в его имении, селе Нагорном Ярославской губернии; для многих соседей он был к тому времени всего лишь захудалым помещиком из отставных военных. В последний путь его провожал старинный верный друг Степан Хметевский, командир «Трех иерархов» при Чесме.

Семья

Был женат на Анне Матвеевне Нестеровой (р. 1731 г.) и имел 4 сыновей и 2 дочерей:

Андрей (1750—1770), адъютант отца.

Матвей (1751—1829), сенатор, известный генеалог.

Алексей (1753—1828), адмирал.

Григорий (1758—1822), бригадир.

Дарья (1761—1805), замужем не была.

Литература и источники информации

История русской армии и флота / Под ред. А.С. Гришинского, В.П. Никольского, Н.Л. Кладо. М., 1912. Вып. 8

Юнга Е.С. Адмирал Спиридов. Герой Чесмы: Краткий очерк жизни и деятельности. М., 1957

Галерея изображения

Бой в Хиосском проливе. Художник И.К. Айвазовский. 1848 г.

Чесменское сражение. Художник И.К. Айвазовский

Эту статью требуется викифицировать!

Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей.

У этого термина существуют и другие значения, см. Адмирал Спиридов.

Григорий Андреевич Спиридов

Дата рождения

18 (31) января 1713

Место рождения

Выборг

Дата смерти

8 (19) апреля 1790 (77 лет)

Место смерти

Москва

Принадлежность

Россия

Род войск

флот

Годы службы

1723—1773

Звание

адмирал

Сражения/войны

Русско-турецкая война 1735—1739,
Семилетняя война 1756—1763,
Русско-турецкая война 1768—1774:

  • Хиосский бой
  • Чесменский бой

Награды и премии

Григо́рий Андре́евич Спири́дов (18 января 1713, Выборг — 8 апреля 1790, Москва) — русский адмирал.

Начал карьеру в русском флоте в 1723 году, стал морским офицером в 1733 году. Участник Русско-турецкой войны (1735—1739), Семилетней войны (1756—1763), Русско-турецкой войны (1768—1774). Прославился разгромом турецкого флота в ходе Чесменского сражения.

Происхождение

Григорий Спиридов родился в семье дворянина Андрея Алексеевича Спиридова (1680—1745), служившего во времена Петра I комендантом в Выборге, и жены его Анны Васильевны Коротневой.

Начало службы

В 1723 году Спиридов начал службу на флоте волонтёром, в 15 лет после сдачи экзаменов по навигационным наукам был произведён в гардемарины и направлен на Каспийское море; командовал гекботами «Святая Екатерина», «Шах-Дагай», плавал от Астрахани до берегов Персии, обучаясь у А. И. Нагаева, впоследствии известного адмирала, гидрографа и составителя морских карт. Нагаев был весьма доволен усердием способного моряка. С 1732 года Григорий Андреевич служил в Кронштадте, где досрочно получил чин мичмана, ежегодно находился в плаваниях по Балтийскому морю.

В 1738 году, став адъютантом вице-адмирала П. П. Бредаля, участвовал с ним в Азовской экспедиции Донской военной флотилии, которая совместно с сухопутной армией вела войну с Турцией; в этой войне Спиридов отважно действовал во всех морских боях, получил боевую закалку.

В 1741 году он был командирован в Архангельский порт, откуда на одном из новопостроенных кораблей сделал переход в Кронштадт. В течение десяти лет командовал придворными яхтами и линейными кораблями, стал известен на Балтийском флоте и в Петербурге. В 1754 году Спиридов был произведён в капитаны 3-го ранга и послан в Казань для организации доставки лесов в петербургское Адмиралтейство. В 1755 году он стал членом комиссии по рассмотрению регламента для флота, а в следующем году назначен ротным командиром в Морской шляхетный кадетский корпус.

Семилетняя война

Размеренный ход службы был прерван Семилетней войной 1756—1763 годов. Господство русского флота на Балтике способствовало успешной борьбе России с Пруссией на сухопутном театре войны. Участвуя в кампаниях Балтийского флота, Григорий Спиридов командовал кораблями «Астрахань» и «Святой Николай», ходил в Данциг (Гданьск) и Швецию, к Стральзунду и Копенгагену. В 1761 году он с двухтысячным десантным отрядом пришёл на помощь генералу П. Румянцеву, осаждавшему приморскую крепость Кольберг (Колобжег), и заслужил от него высокую оценку своими действиями. Румянцев характеризовал его как «честного и храброго офицера». В 1762 году Григорий Андреевич был произведён в чин контр-адмирала. Командуя Ревельской эскадрой, он прикрывал русские коммуникации на Балтике. После войны авторитетный военный моряк являлся главным командиром Кронштадтского и Ревельского портов, затем командовал всем флотом на Балтийском море.

Русско-турецкая война 1768—1774 годов

Основная статья: Первая Архипелагская Экспедиция

Поход через Средиземное море

Самый трудный и ответственный период военной биографии Спиридова пришёлся на русско-турецкую войну 1768—1774 годов. Екатерина II решила подкрепить сухопутную кампанию против Турции действиями в Средиземном и Эгейском морях и направить в район Греческого архипелага экспедицию русского флота. Во главе первой эскадры был поставлен Спиридов, только что произведённый в адмиралы. 17 июля 1769 года Екатерина II посетила корабли, готовившиеся к отплытию, наградила адмирала орденом святого Александра Невского и, благословляя к походу, надела ему на шею образ Иоанна Воина. Она приказала выдать офицерам и матросам четырёхмесячное жалованье «не в зачёт» и потребовала немедленного выхода эскадры в плавание. Перед адмиралом стояла трудная задача — проложить путь в восточную часть Средиземноморья, совершив туда первый в истории русского флота переход из Балтийского моря.

Переход был осложнён отсутствием собственных баз на пути следования, тяжёлыми погодными условиями, болезнью Григория Андреевича в начале пути. Вследствие повреждения кораблей и их вынужденных остановок для ремонта эскадра двигалась медленно. Это вызывало недовольство императрицы, требовавшей от Спиридова: «…не допускайте до посрамления перед целым светом. Вся Европа на вас и вашу эскадру смотрит». Нервничал и генерал-аншеф Алексей Орлов, назначенный главнокомандующим в экспедиции и поджидавший русский флот в Ливорно.

В феврале 1770 года Спиридов прибыл к полуострову Морея (Пелопоннес), вскоре туда подошла вторая эскадра под командованием Д. Эльфинстона. Под общим руководством графа Орлова эскадры начали боевые действия, осложнявшиеся привходящими обстоятельствами — трениями между графом и адмиралом, а также недисциплинированностью Эльфинстона. В феврале — мае эскадры высадили несколько десантов на Морее, овладели базами Наварин и Итилон. Турция была вынуждена перенацелить свой флот с поддержки сухопутной армии на борьбу в море, а заодно отвлечь часть сухопутных войск с Дунайского театра войны.

Хиосский бой

Основная статья: Хиосское сражение

24 июня 1770 года в Хиосском проливе глазам русских моряков открылась такая картина: турецкие корабли стоят на якорях, образуя двойную дугообразную линию. Турецкий флот по количеству кораблей почти вдвое превосходил русский, турки имели 1430 орудий, на русских кораблях их было 820. Оробевший Орлов предпочёл уступить выработку плана действий Спиридову. В кильватерной колонне русские корабли авангарда под командованием адмирала пошли на противника перпендикулярно к его боевой линии и атаковали с короткой дистанции авангард и часть центра турок. По сути, русский флотоводец впервые применил способ ведения морского боя, который лишь 35 лет спустя использует в Трафальгарском сражении английский адмирал Нельсон, ставший знаменитостью. Быстрота сближения, сосредоточенный удар, огонь, натиск — и турецкий флот начал терять управление. Его вторая линия при встречном ветре не смогла помочь атакованной первой линии. Спиридов командовал боем в полной парадной форме, с обнажённой шпагой, на его корабле «Евстафий» звучала музыка.

В разгар боя «Евстафий» и турецкий флагман «Реал-Мустафа» сцепились в абордаже, подожжённый турецкий флагман взорвался, вместе с ним погиб и русский корабль, после чего Григорий Андреевич перебрался на «Три иерарха». Вскоре турки бежали из Хиосского пролива и спрятались в тесной акватории Чесменской бухты под прикрытием береговых батарей. «Легко мне было предвидеть, — вспоминал Спиридов, — что сие их убежище будет и гроб их».

Чесменский бой

Основная статья: Чесменский бой

В ночь на 26 июня генерал-аншеф Орлов и адмирал Спиридов приняли решение атаковать и уничтожить турецкий флот. По плану адмирала был предпринят комбинированный удар брандерами (зажигательными судами, начинёнными горючим и порохом) и мощным артиллерийским обстрелом с близких расстояний. Первым такой удар нанёс авангардный отряд С. Грейга, стремительно вошедший в бухту и ставший на якорь вблизи турецких кораблей. Героический подвиг совершил лейтенант Д. Ильин, брандер которого взорвал турецкий корабль. К трём часам ночи пожар охватил почти весь турецкий флот, а к десяти часам утра сгорели 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и более 40 мелких судов противника. Турки потеряли убитыми и ранеными около 11 тысяч человек, потери русских — 11 убитых.

Спиридов докладывал в Петербург: «Слава богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили». В честь Чесменской победы Екатерина II велела возвести специальную колонну и церковь, а также выбить памятную медаль с изображением горящего турецкого флота и красноречивой надписью над ним: «был». Спиридову императрица пожаловала высокую награду — орден святого Андрея Первозванного.

Контроль над Эгейским морем

После победы под Чесмой Спиридов в течение трёх лет господствовал в Греческом архипелаге. Он не только осуществлял блокаду Дарданелл, но и приступил к систематическому контролированию коммуникаций противника в Эгейском море с целью пресечения подвоза продовольствия и сырья в Стамбул из Греции. В качестве базы русского флота использовался остров Парос, где были сооружены адмиралтейство и верфь, а также магазины, больницы, церковь. Между блокадным отрядом кораблей и главными силами флота постоянно действовало несколько крейсерских отрядов, полностью перекрывавших Эгейское море в наиболее узкой его части. В 1772 году русский адмирал распространил свои действия на всю восточную часть Средиземноморья, начиная с Ионических островов и до побережья Египта и Сирии. Совместно с экспедиционными сухопутными силами флот Спиридова вёл активные действия против турецких приморских крепостей и портов на Эгейском море.

В июне 1773 года 60-летний адмирал попросился в отставку по состоянию здоровья. Устал он и от стычек с графом Орловым. В феврале следующего года Спиридов получил разрешение оставить свою должность, а также право на пенсию в размере полного адмиральского жалованья. Вернувшись в Россию, Григорий Андреевич прожил ещё 16 лет. Лишь один раз за эти годы он надел свой парадный мундир — когда получил известие о победе флота Фёдора Ушакова при Фидониси.

Умер Спиридов в Москве, был похоронен в своём имении — селе Нагорье Переславского уезда, в склепе церкви, ранее построенной на его средства. Провожали его в последний путь местные крестьяне и верный друг — Степан Хметевский, командир «Трёх иерархов» в Чесменском сражении. В Нагорье ему поставлен памятник и названа в его честь главная улица. В ныне реставрируемой Преображенской церкви в Нагорье открыт доступ к могиле адмирала.

Был женат на Анне Матвеевне Нестеровой (р. 1731 г.) и имел 4 сыновей и 2 дочерей:

  • Матвей Григорьевич,
    сын
  • Алексей Григорьевич,
    сын

СПИРИДОВ Григорий Андреевич

А.С. ШИЛЬНИКОВ

СПИРИДОВ Григорий Андреевич (18.01.1713 — 8.04.1790, Москва) — русский флотоводец, адмирал (4 июля 1769).

3 фото Смотреть фотогалерею 3 фото Портрет Г.А.Спиридова. Неизвестный художник. 1780-е из

Предки Спиридонова были воеводами в Переславле-Залесском и Ростове Ярославском. Родился Григорий Спиридов в старинной обедневшей дворянской семье майора-преображенца, служившего комендантом Выборга. В малолетстве некоторое время с матерью и двумя братьями — старшим и младшим — проживал в деревне у дяди под Угличем. В десятилетнем возрасте его отдали на Балтийский флот, где он начал службу на одном из лучших линейных кораблей «Святой Александр», под командованием П. П. Бредаля.

Получив хорошую морскую практику в пяти кампаниях на кораблях Балтийского флота, Г. А. Спиридов по рекомендации П. П. Бредаля в 1728 поступил в Морскую Академию, где в течение трех лет изучал военно-морское дело и проявил незаурядные способности. Учебную практику дважды проходил в Астрахани гардемарином на судах Каспийской флотилии: помощником капитана гекбота «Святая Екатерина», а затем командиром бота «Шах-Дагай». Безупречное поведение воспитанника и его горячее желание в совершенстве овладеть профессией морского офицера были замечены начальством Академии. По ходатайству командира гардемаринской роты мичманское звание Спиридову было присвоено раньше 36 других гардемаринов, числившихся по спику впереди него.

Будучи молодым офицером неоднократно участвовал в плавании вокруг Скандинавии из Архангельска в Кронштадт. Боевое крещение получил, участвуя в походе эскадры из Кронштадта и в последующей осаде Данцига (1734), а затем в ходе русско-турецкой войны 1735 — 1739, будучи адъютантом вице-адмирала П. П. Бредаля, командующего Донской (Азовской) военной флотилии. Позднее на Балтике в звании капитана 3 ранга командовал фрегатом. В чине капитана 2 ранга служил старшим офицером, а затем командиром на линейном корабле «Астрахань», в звании капитана 1 ранга командовал 84-пушечным линейным кораблем «Святой Николай». Сослуживцы ценили в нем смелость и решительность, глубокое знание кораблевождения, маневрирования и тактики.

По предложению Адмиралтейств-коллегии был включен в состав комиссии по разработке нового регламента для военно-морского флота России. В 1755 направлен на преподавательскую работу в Морской шляхетский кадетский корпус (созданный на базе расформированной Морской Академии), где был помощником директора — известного ученого-гидрографа капитан-коммондора А. И. Нагаева. Участник Семилетней войны, командир 100-пушечного линейного корабля «Святой Дмитрий Ростовский». Командир 80-пушечного линейного корабля «Андрея Первозванный». Руководил десантом моряков на Вуншеву батарею — ключевой пункт береговой обороны, в ходе недельных боев ночным штурмом 7 сентября ее захватил, тем самым обеспечив войскам П. А. Румянцева взятие крепости.

За отличие произведен в контр-адмиралы (1762), командовал авангардом эскадры, а затем Ревельской эскадрой. В 1763 — главный командир Кронштадтского порта, с 1764 — Ревельского, а с 1766 — вновь Кронштадтского. Вошел в состав Морской российских флотов и адмиралтейского правления комиссии, представлявшей собой оперативный рабочий орган Адмиралтейств-коллегии «…для приведения оной знатной части флота к обороне государства, в добрый порядок…» Заслуги в деле возрождения российского флота были оценены — Спиридову присвоено звание вице-адмирала (1764).

Во время русско-турецкой войны 1768−1774 Спиридов стал одним из руководителей Первой Архипелагской экспедиции русского флота. Возглавил 1-ю эскадру из 15 вымпелов, посланную 18 июля 1769 с Балтики в Восточное Средиземноморье и впервые осуществившую дальний поход вокруг Европы в тяжелых штормовых условиях. Использовал переход для повышения боевой подготовки кораблей эскадры, проявил организаторские качества мореплавателя и дипломата.

Весной 1770 руководил взятием с помощью десантов турецкой крепости Наварин, расположенной на западном побережье Мореи (Пелопоннес), Мизитры (Мистрас) и Итилона. Инициировал перенос тяжести боевых действий с суши в Эгейское море с целью поиска и уничтожения турецкого флота. Руководил русской эскадрой, обнаружившей в Хиосском проливе турецкий флот, стоящий на якоре. В Хиосском бою командовал авангардом, свой флаг держал на линейном корабле «Евстафий». Отказавшись от принципов линейной тактики, взял на вооружение сосредоточение превосходящих сил против части неприятельских. Утром 24 июня 1770 русская эскадра вошла в Хиосский против, и авангард без выстрела пошел на сближение, а залп дал с дистанции мушкетного выстрела. Спиридов руководил абордажным боем «Евстафия» с фланганским кораблем «Реал-Мустафа» и одержал победу, при этом музыкантам оркестра приказал на палубе «играть до последнего». Пытался с помощью шлюпок оттянуть «Евстафий» от горящего турецкого корабля и потушить пожар. В связи с невозможностью спасти флагман вынужден был, как того требовал Морской устав, перейти на линейный корабль «Три святителя».

После гибели в огне «Евстафия» и «Реал-Мустафы», а затем бегства турок в Чесменскую бухту участвовал в совещании у главнокомандующего графа А. Г. Орлова. В ночь на 26 июня осуществлял фактическое руководство Чесменским боем и дал сигнал в полночь атаке линейным кораблем и фрегатом С. К. Грейга, которые обеспечивали нападение брандеров. В четыре часа утра русские корабли прекратили огонь — почти весь турецкий флот был уничтожен (потери турок — ок. 11 тыс. убитыми и ранеными, потери русских — 11 человек). Сын адмирала Алексей Григорьевич Спиридов был направлен в Петербург с известием о победе.

О Чесменской победе была выбита наградная медаль с изображением горящего турецкого флота и лаконичной надписью «былъ». В 1771—1778 по указу Екатерины II в Царском Селе архитектором А. Ринальди был воздвигнут Чесменский обелиск в виде величественной колонны, а близ Санкт-Петербурга в 1774—1780 по проекту Ю. М. Фельтена построены Чесменский дворец и церковь.

В 1771—1773 Спиридов командовал эскадрами, блокирующими Дарданеллы и оперирующими «в Архипелажском море». В июне 1773 написал Екатерине II прошение об отставке, которую мотивировал тяжелым состоянием здоровья. После подписания императорского указа передал командование в январе-феврале 1774 своему ученику контр-адмиралу А. В. Елманову и отбыл в Россию.

Участник трех войн. Кавалер орденов Св. Андрея Первозванного (за Чесму), Александра Невского и Анны I степени. Разработал и применил жесткую форму ближней блокады проливной зоны в сочетании с ударами по береговым крепостям и перехватом коммуникаций противника. Обогатил тактику морского боя (нарушил основы линейной тактики; неизменно придерживался принципа сосредоточения сил на главном направлении; храбро применял артиллерийские атаки с коротких дистанций; использовал внезапность нападения и подбор оптимальных средств боя).

Выйдя в отставку, поселился в селе Нагорье под Переславлем, которое в качестве императорской награды за Чесменскую баталию в 1770 получил «…в вечное и потомственное владение…» в числе 16 селений (Вехово, Коробово, Маншино, Огорельцево, Сидорково и др.). В 1785—1787 в Нагорье построил на свои деньги церковь Преображения, где и был погребен.

Ныне в центре Нагорья, в парке, окружавшем дом адмирала, установлен памятник (автор — скульптор О. В. Буткевич, архитектор И. Б. Пуришев, при участии скульптора П.П. Чусавитина). На гранитном основании возвышается белокаменный постамент, на котором установлен бюст флотоводцу, а за ним на белокаменной стене изображение Чесменской битвы и слова рапорта о победе. В 1996 в селе открыт музей адмирала.

ЯРСТАРОСТИ: Как адмирал Спиридов основал анклав России на Средиземном море

Россия впервые получила реальный шанс стать частью Средиземноморского мира. Едва ли не последний раз в своей истории она создавала форпост вдали от своих границ, обеспечивала его безопасность, проектировала на его территории систему «европейского порядка» – Сената и Синода, центральной и островных канцелярий, налогообложения, светской школы. Идеологом и руководителем эксперимента стал прославленный российский адмирал Григорий Спиридов, ставший в скором будущем переславским помещиком.

Сегодня исполнилось 305 лет со дня рождения этого выдающегося флотоводца екатерининской эпохи. Григорий Андреевич Спиридов родился 29 (18 по старому стилю) января 1713 года. Дворянский сын, он прославил своё имя, разгромив турецкий флот в Чесменском сражении 26 июня 1770 года. Потери русских в битве составили 11 человек, турки потеряли около 10 тысяч.

За эту блестящую победу адмирал был награждён орденом Святого апостола Андрея Первозванного. В награду от императрицы Екатерины Великой он получил земельные угодья в Переславском уезде, в том числе село Нагорье. Здесь Григорий Андреевич и поселился после выхода в отставку в 1774 году.

В 1790 году Спиридов скончался. Он был похоронен в склепе церкви Преображения Господня, тремя годами ранее построенной в Нагорье на его личные средства. В наши дни в селе установлен памятник адмиралу, его именем названа главная улица.

С Нагорьем связаны судьбы нескольких поколений дворянского рода Спиридовых. После смерти адмирала хозяином поместья стал его сын Матвей – сенатор, историк, один из родоначальников русской генеалогии. Три десятилетия своей жизни Матвей Григорьевич Спиридов посвятил собиранию и систематизации материалов по истории дворянских родов Российской империи. Он ушёл из жизни в 1829 году и был похоронен недалеко от села Нагорье – в Николо-Сольбинском монастыре Переславского уезда.

Вероятнее всего, там же, в Нагорье, в своей фамильной усадьбе, в 1796 году родился внук прославленного флотоводца, участник заграничных походов русской армии 1813-1814 годов, декабрист Михаил Спиридов. Вернуться в родовое гнездо после восстания на Сенатской площади ему не довелось. Отбыв тринадцать лет каторги, Михаил Матвеевич был сослан в Красноярский край, которого уже не покидал до конца жизни.

Декабрист Михаил Спиридов рисковал жизнью ради разрушения российской государственности. Адмирал Григорий Спиридов строил эту государственность вдали от границ империи. Оставим в стороне трагический опыт внука, чтобы обратиться к свершениям деда. В проекте «ЯРСТАРОСТИ» – рассказ о том, как адмирал Спиридов основал анклав России на Средиземном море.

Острова присягают России

Посылая российский военный флот в Средиземное море, Екатерина II намеревалась нанести Османской империи удар с тыла, совершить «диверсию в наичувствительнейшем месте». Важной частью этой «диверсии» была поддержка греческого населения на островах. Присутствие русских кораблей подкреплялось заявлениями об особой миссии России в деле освобождения единоверцев, порабощённых Османской империей.

Самые смелые планы Екатерины не простирались далее создания на Средиземном море собственной военной и торговой базы. Однако действительность превзошла ожидания государыни. После победы в Чесменской бухте российский флот оказался безраздельным хозяином вод Восточного Средиземноморья.

С января 1771 года в адрес русского военно-морского командования стали поступать прошения с островов южной части Эгейского моря. Греческое население заявляло о своей готовности выйти из «подданства агарянского» и присягнуть на верность русской императрице. В течение года свою принадлежность России признал 31 греческий остров.

Освободить и просветить

На новых территориях империи не было турецких крепостей, да и мусульмане составляли здесь явное меньшинство. Расположенные в зоне видимости друг друга от Балкан до Малой Азии, греческие острова могли обеспечить надежный контроль за передвижениями любых кораблей с юга на север Эгейского моря.

Явившись освобождать греков от османского ига, российские военные были поражены, насколько глубоко так называемая «ориентализация» проникла в повседневное существование местных жителей. Миф о родине европейской цивилизации трещал по швам, столкнувшись с реальностью.

Вместо православных «ахеян» русские увидели патриархальное население, пребывающее «в пучине невежества и бедствий». Таким образом задача освоения островов стала восприниматься как миссия обучения их обитателей европейским образцам государственности.

Утопические представления просвещённых россиян по данному вопросу выразил придворный библиотекарь императрицы, поэт Василий Петров:

Но, о наук отцы, порабощенны греки!
Утешьтесь, паки вам златы начнутся веки.
Достигла и до вас щастливая чреда!

Клуб героев-реформаторов

Россия приросла ценным заморским владением, которое в торжественных случаях называли «Архипелажским великим княжеством», а в обиходе попросту «наши подданные

острова». Там началась «щастливая чреда» реформ. Команду реформаторов возглавил Григорий Андреевич Спиридов.

Сподвижниками адмирала стали два героя Чесменского сражения: его генерал-адъютант Пётр Матвеевич Нестеров, получивший ранение и награждённый орденом Святого Георгия IV степени, и сербский полковник Иван Васильевич Войнович, верой и правдой служивший России.

В случае необходимости Войнович замещал Спиридова на посту командующего русским флотом. Приобретённый опыт пригодился Ивану Васильевичу, когда он стал генеральным консулом Российской империи в греческом Архипелаге, на ту пору уже возвращённом туркам, а также на Ионических островах, в Триесте и Далмации.

Был у Спиридова ещё один помощник-иностранец, которого он поставил во главе временного правительства Архипелага. О нём – чуть ниже.

Долог путь до Петербурга

Ни сама Екатерина, ни граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, поставленный «главным над Архипелагом», не слишком обременяли себя раздумьями о государственном устройстве новых территорий империи. Может быть, оттого, что не надеялись на их долгое пребывание в составе России.

Вдали от родины адмирал Спиридов, не имевший никакого опыта государственного строительства, оказался в затруднительном положении. В Петербург депеши шли месяца по два, а то и больше. Путь гонцов пролегал сначала морем до итальянского порта Ливорно, а затем через австрийские, германские и прибалтийские княжества.

Даже весть о победе в Чесменском сражении Екатерина Великая получила с большим опозданием. Июньский триумф русского флота двор праздновал в сентябре. При таких медленных коммуникациях адмиралу пришлось взять на себя всё: от планирования операций на море и строительства военной базы до налаживания связей с местным населением.

Фантом островного Сената

Первым делом Спиридов разрешил местному населению создавать отряды самообороны против турецких войск. Со своей стороны адмирал обязался защищать острова от османов и морских разбойников. При этом он пообещал не отягощать островитян непосильными податями.

Григорий Андреевич предполагал, конечно, что смена подданства может оказаться для островов делом кратковременным и они будут возвращены туркам сразу после ухода русского флота. Однако на качество принимавшихся им решений это не влияло. Структуру управления Архипелагом адмирал продумывал по-военному чётко.

По замыслу Спиридова, верховным органом островного княжества должен был стать Сенат. В него предстояло избрать «депутатов или опекунов» от каждого острова из числа «способных и добраго состояния людей». Возглавлять заседания должен был «архидук», то есть кто-то из местных князей, или «выбранный от гражданства мещанин». Спикеру полагалось хорошее жалованье.

Предложенная адмиралом Спиридовым идея выборного Сената была по тем временам более чем либеральной. В самой России, например, званием сенатора могла удостоить только императрица. Жаль, что создать островной парламент русская военная администрация так и не успела.

Судьба лейтенанта Псаро

Пока острова один за другим официально подтверждали своё подданство, во главе «Архипелажского великого княжества» встал назначенный Спиридовым «генеральный депутат», иными словами председатель правительства – лейтенант российского флота Антоний Псаро. Сам он был уроженцем острова Миконос, греком по национальности.

В марте 1771 года на «вооружённой полугалере» в сопровождении надёжной охраны Псаро отправился в рейд по Архипелагу, «чтоб островския греки уверялись, что мы по их подданичеству Нашей Великой Государыне от неприятелей защищаем и прикрываем». Кандидатура соплеменника вскоре была согласована «всеми старостами».

На острове Парос у рыбацкого селения Ауза, рядом с которым располагался российский военный лагерь, начала работу «главная канцелярия». Адмирал потребовал, чтобы каждый остров избрал по три депутата, а те, в свою очередь, прибыли под начало Псаро и «подписались служить».

В обязанности народных избранников входили сбор податей («десятая часть продуктов»), управление островами и совершение правосудия во всех случаях, за исключением смертной казни. Вопросами «высшей меры» ведал сам Спиридов. В обязанности жителей Архипелага входило: «почитать и быть послушными» своим представителям, не покидать острова без их ведома, без утайки предъявлять депутатам всю свою корреспонденцию.

Антон Константинович Псаро плавал в греческом Архипелаге до 1776 года. Его служба здесь продвигалась весьма успешно. В декабре 1772-го грек был произведён в капитан-лейтенанты, в феврале 1773-го по ходатайству графа Орлова-Чесменского награждён орденом Святого Георгия 4-й степени.

Свою карьеру на флоте Псаро завершил в 1790 году капитаном генерал-майорского ранга, затем работал как дипломат в Коллегии иностранных дел. В правление Павла I удостоился чести быть поверенным в делах при мальтийском ордене. Император пожаловал Антону Псаро чин тайного советника. Бывший «генеральный депутат» скончался в правление Александра I – в 1822 году.

Цена просвещённого управления

Адмирал Спиридов не только продумал систему государственного устройства Архипелага, но и составил проект системы местного самоуправления. Григорий Андреевич видел её основой «гражданские канцелярии», созданные на каждом острове по единому образцу из числа «выбранных и присяжных почтенных господ островских сенаторов или судий».

Все эти устроители общественного блага – канцеляристы, законники, «вооружённые люди» самообороны – должны были получать приличное денежное содержание, «чтоб довольны были без взятков, … но только б думали и исполняли врученную им должность, и положенные дела безволокитно». Однако жители островов, а на некоторых численность населения не превышала несколько сотен человек, не спешили воплощать проект в жизнь. Просвещенное управление по европейским стандартам было для них слишком дорогим, а порой и просто нереальным удовольствием.

Новые подданные российской императрицы оказались в массе своей небогаты. Круглый год собирая урожаи на засушливых и гористых землях, они были готовы исправно платить «десятинный сбор». Однако любое дополнительное налоговое бремя грозило нарушить хрупкий экономический баланс их хозяйств.

Среди современных западных историков бытует мнение о том, что русские буквально разорили острова Архипелага своими поборами. Однако эта точка зрения не подкреплена серьёзными аргументами. Сравнительные данные о налогообложении островов говорят об обратном. Начиная с 1771 года жители «Архипелажского великого княжества» платили в российский бюджет треть, а то и четверть того, что с них брали турки.

Похоже, императрица Екатерина не планировала пополнять казну за счёт островов. Включение Архипелага в состав России интересовало её скорее как способ нанести финансовый ущерб Османской империи и обеспечить базой собственный флот.

Четыре года под российским флагом

За четыре года на Паросе и окрестных островах появились госпиталь и церковь, казармы и адмиралтейство, флотские магазины и склады для конфискованных товаров. На входе в бухту возвели артиллерийские батареи.

На соседнем острове Наксос граф Орлов-Чесменский создал просветительский центр Архипелажского княжества. Собранные здесь дети из греческих семей самого разного достатка жили и обучались вдали от своих домашних за счёт средств, выделенных Орловым. В будущем они должны составить «новую породу людей» для строительства греческой государственности.

Однако отстоять свои новые территории в ходе переговоров с турками России не удалось. Ради заключения мира по условиям Кючук-Кайнарджийского договора 1774 года все острова были возвращены Османской империи. В июне 1775-го последние русские корабли покинули Архипелаг.

К этому времени адмирал Спиридов уже пребывал в отставке. Последние 16 лет своей жизни Григорий Андреевич провёл в селе Нагорье Переславского уезда, где по сию пору чтят его память.

Александр Беляков

29.01.2018 14:30РоссияЯРСТАРОСТИАдмиралСпиридонованклавСредиземное море

Военные заслуги русского флотоводца Г.А. СпиридоноваСтраница 1

История » Русские полководцы П.С. Салтыков, П.А. Румянцев и Г.А. Спиридонов » Военные заслуги русского флотоводца Г.А. Спиридонова

Спиридов Григорий Андреевич , русский флотоводец, адмирал (1769 г.). На флоте с 1723 г. В 1728 г. после сдачи экзаменов по навигацким наукам произведен в гардемарины и направлен на Каспийский флот. В 1733 г. был произведён в мичманы. Служил на Каспийском, Азовском, Белом и Балтийском морях.

Участник русско-турецкой войны 1735–1739 гг. С 1741 г. командовал различными кораблями на Белом море. После совершения перехода отряда кораблей под его началом из Архангельска в Кронштадт в 1742–1743 гг. служил на Балтийском море. Во время Семилетней войны 1756–1763 гг. командовал линейными кораблями, совершил ряд плаваний. Отличился при осаде крепости Кольберг (Колобжег, 1761 г.) в чине капитана 1 ранга командовал 2-тысячным десантным отрядом, действия которого во многом способствовали капитуляции крепости. В 1763 г. командовал Ревельской эскадрой, обеспечивавшей морские сообщения русской армии в Пруссии.

С 1764 г. главный командир Ревельского, а с 1766 г. – Кронштадтского портов. С 1767 командующий Балтийским флотом. Во время русско-турецкой войны 1768–1774 гг. возглавил первую из Балтийских эскадр, направленных в Средиземное море для оказания помощи грекам в борьбе против Турции. Вместе с А.Г. Орловым фактически руководил русским флотом в Чесменском бою 1770 г., в результате которого были уничтожены главные силы турецкого флота и завоёвано господство на Эгейском море. В 1771–1773 гг. командовал русским флотом, действовавшим районе Греческого архипелага. Спиридов отличался решительностью действий и личной храбростью, имел большой опыт флотоводца и внёс крупный вклад в развитие русского военно-морского искусства периода парусного флота. С 1774 г. по состоянию здоровья вышел в отставку.

Успехи на Балканах в Русско-турецкой войне (1768–1774 гг.) в значительной мере были обусловлены действиями русского флота в Архипелаге, куда было направлено две эскадры (Спиридова и Эльфинстона). Действия русского флота отвлекли внимание турецкого правительства, которое направило к южным берегам Греции весь свой флот и значительные сухопутные войска.

Эскадра Спиридова в составе девяти крупных и шести малых кораблей и эскадра Эльфинстона в составе пяти кораблей и трех транспортов прибыли в Средиземное море. Летом 1770 г. туда же была направлена третья эскадра Арфа в составе 16 кораблей различных классов с десантными войсками. Этими эскадрами руководил А.Г. Орлов. План Орлова состоял в том, чтобы овладеть рядом греческих островов и крепостей, поднять восстание греков против турецкого ига, образовать в Морее греческое правительство и создать местную регулярную армию. Особо важное значение приобрел Наварин как база для флота. Без наличия базы действия флота были немыслимы.

Расчеты Орлова оправдались лишь отчасти. С приходов русских кораблей греки действительно восстали, но создать из них регулярную армию в короткое время оказалось невозможным. Овладев Наварином, русский флот получил необходимую базу, но ей все время угрожали турки с суши и, главным образом, с моря. Располагая сильным флотом, турки непрерывно высаживали десанты, ‘предназначенные для подавления греческого восстания. Они зверски расправлялись с восставшими. Восстание пошло на убыль. Развивать успешные действия на суше можно было, лишь уничтожив турецкий флот. Понимая это, Спиридов предложил дать туркам морское сражение, однако Орлов опасался идти на риск и согласился только после прибытия к Морее эскадры Эльфинстона. Обе эскадры насчитывали девять линейных кораблей, три фрегата, один бомбардирский корабль и ряд судов других классов. Турки имели 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и другие мелкие суда.

Эльфинстон 16 мая встретил турецкий флот у острова Специя и, хотя имел значительно меньшие силы, однако, рассчитывая на храбрость русских моряков, напал на него. Хасан-бей, приняв эскадру Эльфинстона за авангард всего русского флота, уклонился от боя. Это нападение Эльфинстона сильно преувеличило представление турок о русских силах, и Хасан-бей принял решение укрыться в Навплийском заливе под защитой крепости Наполи-ди-Романья.

В это время Спиридов принимал на борт десант, высаженный в Колокинфском заливе. Турки, воспользовавшись отсутствием главных сил русского флота, захватили Наварин. Орлов, имея один линейный корабль и мелкие суда, очистил крепость.

24 июня соединенная русская эскадра атаковала турецкий флот в Хиосском проливе. Спиридов начал атаку с хода, вопреки правилам линейной тактики. Главный удар Спиридов нанес на турецкий флагманский корабль. Адмиральский корабль «Евстрафий» взял на абордаж турецкий корабль «Реал-Мустафа» и зажег его. Горящая грот-мачта турецкого корабля упала на «Евстрафий» и подожгла его. Спиридов перенес свой флаг на корабль «Три святителя». В это время произошел взрыв «Евстафия» и «Реал-Мустафы». Этот взрыв и огонь русских кораблей вынудили турецкий флот отойти в Чесменскую бухту. Это была ошибка Хасан-бея, которой воспользовался Спиридов.

Страницы: 1 2

Теория постиндустриального общества
Американский экономист и социолог Уильям Ростоу выдвинул в 1960 году концепцию «стадий экономического роста». С точки зрения ученого, в истории человечества можно выделить пять стадий. Первая — это «традиционное» общество (все социальные организмы вплоть до капитализма), основанное на сельском хозяйстве и низкой производительности труд …

Угэдэй
После побед в России, затем в Польше и Венгрии в 1241 году войска Батыя подошли к границам Священной Римской Империи. Это государство охватывало Германию, части современных Франции, Италии и некоторых других европейских государств. Интересно, что битва при Шайо с участием всего батыева войска началась по существу с «артподготовки»: войс …

Помещичьи проекты реформы
В стремлении проведения крестьянской реформы Александра II поддерживала либерально настроенная часть помещиков, хозяйства которых были сильнее других втянуты в рыночные отношения. Императору было представлено более сотни помещичьих проектов проведения реформы за 1856-1859 гг. Наиболее полно интересы помещиков нечернозёмных губерний от …