Спарта

Содержание

Илоты

Фернан Сабатте. «Спартанец, показывающий пьяного илота своим сыновьям». 1900

Ило́ты (др.-греч. εἱλῶται, у спартанцев тж. δουλεῖαι) — в древней Спарте земледельцы, находящиеся на промежуточном положении между крепостными и рабами.

Происходили в Лаконии — от местного ахейского населения, в Мессении — от покорённых мессенцев (дорийцев). По другой версии илоты представляли собой отличные от греков племена, жившие в Лаконии до прихода Гераклидов (около XI века до н. э.). По сведениям Павсания, слово илоты означало «взятые в плен» и первоначально относилось только к покорённым жителям города Гелос, ахейцам. Греческий автор I века до н. э. Страбон так рассказал о происхождении и положении илотов в Спарте:

Все окрестные жители находились в подчинении у спартанцев, хотя пользовались общими с ними законами, принимали участие в делах республики и могли занимать должности (назывались они илотами). Однако Агис , сын Еврисфена, отнял у них равенство положения, обязавши платить Спарте дань. Все прочие подчинились; одни гелейцы, владевшие городом Гелосом, подняли восстание, были побеждены в войне и объявлены рабами с некоторыми, впрочем, ограничениями: чтобы господин не мог ни освободить такого раба, ни продать его за пределы Лаконики. Война эта названа была войною против илотов. Вообще весь институт илотов, который существовал всё время до покорения Лаконики римлянами, установлен Агисом и его товарищами.

Илоты считались собственностью рабовладельческого государства. Были прикреплены к земельным участкам отдельных семей правящего слоя — спартиатов. Илоты должны были предоставлять своим господам фиксированную часть урожая, и спартиат не имел права требовать от них больше. Поскольку илоты своим числом сильно превосходили спартиатов, те старались держать их в повиновении посредством террора, как морального, так и физического. Одним из орудий физического террора были криптии. Вот как Плутарх описывает криптии:

Вот как происходили криптии. Время от времени власти отправляли бродить по окрестностям молодых людей, считавшихся наиболее сообразительными, снабдив их только короткими мечами и самым необходимым запасом продовольствия. Днём они отдыхали, прячась по укромным уголкам, а ночью, покинув свои убежища, умерщвляли всех илотов, каких захватывали на дорогах. Нередко они обходили и поля, убивая самых крепких и сильных илотов.

Чтобы иметь формально законное оправдание убийств илотов, эфоры ежегодно объявляли илотам войну.

С моральной стороны, спартанцы старались внушить илотам комплекс неполноценности и с этой целью запрещали им иметь оружие, петь военные песни, и наоборот — заставляли петь песни непристойные; заставляли напиваться, чтобы показать молодёжи, как отвратительно пьянство; носить шапки из собачьего меха и так далее. По мнению Плутарха, жестокое обращение с илотами вошло в норму после сильного землетрясения 464 года до н. э., когда илоты, воспользовавшись временной слабостью спартанцев, бесчинствовали в Лаконии.

В эпоху греко-персидских войн илоты использовались спартанцами как легковооружённые воины. По словам Геродота, в битве при Платеях на каждого спартанского гоплита приходилось по 7 илотов.

О подробностях внутренних общественных взаимоотношений между спартанцами и илотами известно очень мало. В популярной литературе часто упрощённо называют илотов рабами, следуя авторам римской эпохи, но древнегреческие авторы V—IV веков до н. э. разделяли общественный статус илотов и рабов. Аристотель сообщает, что спартанцы заимствовали свои законы с Крита, и проводит аналогию между илотами Спарты и крепостными земледельцами на Крите. Дошедшие до нашего времени Гортинские законы на Крите позволяют уточнить взаимоотношения между илотами и спартанцами.

Энциклопедичный YouTube

Формирование Спартанского государства(VIII—VI вв. до н. э.)Часть IИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ

3. ИЛОТЫ

Осо­бый ста­тус ило­тов пре­крас­но чув­ст­во­ва­ли древ­ние авто­ры. Неда­ром ило­тов они назы­ва­ли или раба­ми общи­ны (Павс., III, 21, 6), или государ­ст­вен­ны­ми раба­ми (Страб., VIII, 5, 4, p. 365), под­чер­ки­вая тем самым их зави­си­мость от спар­тан­ской общи­ны в целом. От рабов клас­си­че­ско­го типа илоты дей­ст­ви­тель­но отли­ча­лись целым рядом при­ви­ле­гий: это пра­во на семей­ную жизнь, на хотя и огра­ни­чен­ное, но вла­де­ние част­ной соб­ст­вен­но­стью (так по свиде­тель­ству Фукидида (IV, 26, 6), в 425 г. до н. э. неко­то­рые мес­сен­ские илоты име­ли соб­ст­вен­ные лод­ки). Их уза­ко­нен­ное при­креп­ле­ние к зем­ле, с одной сто­ро­ны, ста­ви­ло ило­тов в поло­же­ние кре­пост­ных кре­стьян, но с дру­гой, — гаран­ти­ро­ва­ло им и их потом­кам сохра­не­ние опре­де­лен­но­го жиз­нен­но­го укла­да. Меж­ду илота­ми и их хозя­е­ва­ми, спар­ти­а­та­ми, сто­ял закон, кото­рый регу­ли­ро­вал отно­ше­ния этих двух соци­аль­ных групп. Илоты, напри­мер, мог­ли быть уве­ре­ны, что их не про­да­дут за гра­ни­цу, что с них не возь­мут налог, боль­ше уста­нов­лен­ной нор­мы, что рас­по­ря­жать­ся их жиз­нью если кто и может, то толь­ко государ­ство, а не част­ные граж­дане. Им так­же была даро­ва­на одна, по край­ней мере, рели­ги­оз­ная гаран­тия — пра­во убе­жи­ща в хра­ме Посей­до­на в Тена­ре.

В пра­во­вом отно­ше­нии илоты, конеч­но, счи­та­лись соб­ст­вен­но­стью все­го спар­тан­ско­го государ­ства in cor­po­re. Эта связь ило­тов с государ­ст­вом про­яви­лась в целом ряде пра­во­вых актов, обес­пе­чи­ваю­щих государ­ст­вен­ный кон­троль над илота­ми, в таких, напри­мер, как крип­тии и еже­год­ное объ­яв­ле­ние эфо­ра­ми вой­ны илотам от име­ни все­го поли­са. Но фено­мен ило­тии заклю­ча­ет­ся как раз в двой­ст­вен­ной зави­си­мо­сти ило­тов как от государ­ства, так и от их соб­ст­вен­ных инди­виду­аль­ных вла­дель­цев. Конеч­но, пра­ва отдель­ных спар­ти­а­тов по отно­ше­нию к при­над­ле­жа­щим им илотам были огра­ни­че­ны, осо­бен­но в пра­во­вом отно­ше­нии. Это огра­ни­че­ние прав част­ных вла­дель­цев, с одной сто­ро­ны, вно­си­ло в образ жиз­ни ило­тов извест­ный эле­мент сво­бо­ды, а с дру­гой, — гаран­ти­ро­ва­ло им доста­точ­но ста­биль­ное суще­ст­во­ва­ние в рам­ках навя­зан­ной им соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской систе­мы. Так илоты вооб­ще не явля­лись объ­ек­та­ми куп­ли-про­да­жи: во вся­ком слу­чае мы не зна­ем ни одно­го тако­го слу­чая во всей спар­тан­ской исто­рии. Каж­дый спар­ти­ат был ответ­ст­вен перед государ­ст­вом за сво­их ило­тов (Мирон у Афи­нея, VII, 271 f). Государ­ство в дан­ном слу­чае высту­па­ло в каче­стве кол­лек­тив­но­го соб­ст­вен­ни­ка ило­тов, а отдель­ные граж­дане — в каче­стве арен­да­то­ров. Имен­но поэто­му пра­ва спар­ти­а­тов-хозя­ев не про­сти­ра­лись до осво­бож­де­ния ило­тов. Одно толь­ко государ­ство мог­ло их осво­бож­дать или про­да­вать за пре­де­лы стра­ны (Эфор у Стра­бо­на, VIII, 5, 4, p. 365).

Систе­ма поли­цей­ских и кара­тель­ных мер по отно­ше­нию к илотам носи­ла так­же государ­ст­вен­ный харак­тер. Во вся­ком слу­чае, когда в наших источ­ни­ках речь идет о смерт­ной каз­ни ило­тов, ее все­гда осу­ществля­ла общи­на. Сво­ей эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­стью илоты так­же отча­сти были обя­за­ны государ­ству, кото­рое регу­ли­ро­ва­ло эти отно­ше­ния и лиша­ло их хозя­ев воз­мож­но­сти изме­нять стро­го фик­си­ро­ван­ные нало­ги.

Вме­ша­тель­ство государ­ства в эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния меж­ду илота­ми и их гос­по­да­ми ста­ви­ло сво­ей целью сдер­жи­вать алч­ность гос­под и не давать им воз­мож­но­сти пол­но­стью разо­рять ило­тов. Таким обра­зом, хотя эко­но­ми­че­ский прес­синг и был зна­чи­тель­ным, одна­ко государ­ство гаран­ти­ро­ва­ло илотам стро­го фик­си­ро­ван­ный уро­вень нало­гов. Поэто­му мож­но гово­рить об опре­де­лен­ной эко­но­ми­че­ской сво­бо­де ило­тов. Мы не зна­ем, насколь­ко сами спар­ти­а­ты были вклю­че­ны в хозяй­ст­вен­ную дея­тель­ность. Ско­рее все­го, их уча­стие в подоб­но­го рода делах было мини­маль­ным, и илоты в повсе­днев­ной жиз­ни поль­зо­ва­лись отно­си­тель­ной сво­бо­дой и само­сто­я­тель­но­стью.

Такой над­зор государ­ства за эко­но­ми­че­ски­ми вза­и­моот­но­ше­ни­я­ми ило­тов и их хозя­ев, может быть, явля­ет­ся самым важ­ным момен­том, объ­яс­ня­ю­щим и столь дол­гое суще­ст­во­ва­ние ило­тии, и срав­ни­тель­но низ­кий уро­вень «мятеж­но­сти» ило­тов. Когда в 222 г. до н. э. царь Клео­мен, испы­ты­вая серь­ез­ные денеж­ные затруд­не­ния, пре­до­ста­вил илотам воз­мож­ность выку­пить­ся на волю, ока­за­лось, что набра­лось око­ло 6 тысяч ило­тов, спо­соб­ных запла­тить за себя и свою семью доволь­но боль­шую сум­му в 5 атти­че­ских мин (Плут. Клеом., 23, 1). Сама циф­ра — 6 тысяч ило­тов (а речь идет толь­ко о лакон­ских илотах) — свиде­тель­ст­ву­ет о том, что эко­но­ми­че­ское поло­же­ние их было весь­ма снос­ным. Ведь в общей слож­но­сти сум­ма их выку­па соста­ви­ла 500 талан­тов. Конеч­но, и в пери­од клас­си­ки, а не толь­ко позд­не­го элли­низ­ма, илот­ская эли­та вполне мог­ла быть зажи­точ­ной и иметь доста­точ­но средств для выку­па на сво­бо­ду. Вопрос заклю­ча­ет­ся в дру­гом: пока спар­тан­ское государ­ство было доста­точ­но силь­ным, оно бес­спор­но сохра­ня­ло моно­по­лию на вла­де­ние илота­ми. Вне зави­си­мо­сти от вопро­са о реаль­ной при­над­леж­но­сти илота, одно на всем про­тя­же­нии спар­тан­ской исто­рии оста­ва­лось бес­спор­ным: толь­ко государ­ство реша­ло, где илоты долж­ны жить и работать, когда и на каких усло­ви­ях их осво­бож­дать, и кон­крет­ный спар­ти­ат не имел закон­ной вла­сти изме­нять эти реше­ния. Поэто­му дума­ет­ся, что пока государ­ство было доста­точ­но силь­ным и не нуж­да­лось ката­стро­фи­че­ски в день­гах, меха­низм осво­бож­де­ния ило­тов вовсе не обя­за­тель­но носил исклю­чи­тель­но цен­зо­вый харак­тер. Так, в пери­од Пело­пон­нес­ской вой­ны государ­ство неод­но­крат­но отпус­ка­ло на волю целые груп­пы ило­тов, но не за день­ги, а под усло­ви­ем их даль­ней­шей воен­ной служ­бы. Подоб­ные мас­со­вые ману­мис­сии, вызван­ные экс­тра­ор­ди­нар­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми, были явле­ни­ем, харак­тер­ным не толь­ко для Спар­ты. Афи­ны, напри­мер, в кон­це Пело­пон­нес­ской вой­ны, пре­бы­вая в состо­я­нии край­ней воен­ной опас­но­сти, были вынуж­де­ны при­бег­нуть к исклю­чи­тель­ной мере — при­звать взрос­лых рабов во флот, а после победы даро­вать им сво­бо­ду (Ари­стоф. Лягуш­ки, 33, 191, 693—694; Ксен. Гр. ист., I, 6, 24). Но если в Афи­нах государ­ство выку­па­ло отдель­ных рабов у их хозя­ев, чтобы потом при­звать их на воен­ную служ­бу, то Спар­та в этом не нуж­да­лась, посколь­ку здесь само государ­ство было de jure вла­дель­цем рабов.

Таким обра­зом, меж­ду илота­ми и их хозя­е­ва­ми сто­я­ло государ­ство, кото­рое зако­но­да­тель­ным путем обес­пе­чи­ва­ло опре­де­лен­ный баланс инте­ре­сов как ило­тов, так и спар­ти­а­тов. Гре­че­ские авто­ры, желая как-то объ­яс­нить те гаран­тии, кото­рые бра­ло на себя государ­ство по отно­ше­нию к илотам, ссы­ла­ют­ся на древ­ний «пер­во­на­чаль­ный дого­вор», заклю­чен­ный меж­ду победи­те­ля­ми спар­тан­ца­ми и побеж­ден­ны­ми мес­сен­ца­ми (Эфор у Стра­бо­на, VIII, 5, 4, p. 365). Антич­ная тра­ди­ция свя­зы­ва­ет подоб­ные «дого­во­ры раб­ства» не толь­ко со спар­тан­ски­ми илота­ми, но так­же с фес­са­лий­ски­ми пене­ста­ми и герак­лей­ски­ми мари­ан­ди­на­ми. Сте­пень вме­ша­тель­ства государ­ства в дан­ном слу­чае опре­де­ля­лась кор­по­ра­тив­ны­ми инте­ре­са­ми все­го граж­дан­ско­го кол­лек­ти­ва.

В нашей тра­ди­ции мож­но про­следить деле­ние всей мас­сы ило­тов на две боль­шие груп­пы по «нацио­наль­но­му» при­зна­ку — на мес­сен­ских и лакон­ских ило­тов. Эти две груп­пы раз­лич­ны и по сво­е­му про­ис­хож­де­нию, и по вре­ме­ни обра­зо­ва­ния, и по коли­че­ст­вен­ным харак­те­ри­сти­кам. Целый ряд фак­тов в спар­тан­ской исто­рии мож­но удо­вле­тво­ри­тель­но понять и истол­ко­вать, толь­ко пред­по­ло­жив нали­чие извест­ных раз­ли­чий в ста­ту­се лакон­ских и мес­сен­ских ило­тов.

Исто­ри­ко-гео­гра­фи­че­ские реа­лии пред­по­ла­га­ют, что лакон­ские илоты долж­ны были нахо­дить­ся в более при­ви­ле­ги­ро­ван­ном поло­же­нии, чем мес­сен­ские. Раз­лич­ное отно­ше­ние к этим двум груп­пам ило­тов спе­ци­аль­но куль­ти­ви­ро­ва­лось спар­тан­ским обще­ст­вом и было одним из основ­ных прин­ци­пов соци­аль­ной поли­ти­ки Спар­ты. Подоб­ное диф­фе­рен­ци­ро­ван­ное отно­ше­ние к илотам было надеж­ным сред­ст­вом для того, чтобы вос­пре­пят­ст­во­вать их объ­еди­не­нию.

Соглас­но тра­ди­ци­он­ной точ­ке зре­ния, систе­ма ило­тии в Мес­се­нии сло­жи­лась на несколь­ко веков позд­нее, чем в Лако­нии, и была резуль­та­том двух Мес­сен­ских войн. Для Спар­ты борь­ба с Мес­се­ни­ей ста­ла основ­ным собы­ти­ем арха­и­че­ской эпо­хи. К кон­цу VII в. до н. э., после окон­ча­тель­но­го усми­ре­ния Мес­се­нии, основ­ная мас­са мес­сен­цев была обра­ще­на в ило­тов. С этих пор внеш­ний мир стал вос­при­ни­мать ило­тов пре­иму­ще­ст­вен­но как мес­сен­ских ило­тов, тем более, что их чис­лен­ность намно­го пре­вы­ша­ла чис­лен­ность лакон­ских ило­тов. Не слу­чай­но у Фукидида, напри­мер, илот и мес­се­ня­нин — сино­ни­мы (I, 101, 2). По-види­мо­му, поло­же­ние мес­сен­ских ило­тов изна­чаль­но было хуже, чем лакон­ских. Соглас­но Тир­тею, по усло­ви­ям Пер­вой Мес­сен­ской вой­ны илоты долж­ны были отда­вать сво­им гос­по­дам поло­ви­ну уро­жая (фр. 5 Диль). Таким обра­зом, систе­ма эко­но­ми­че­ско­го дав­ле­ния на мес­сен­цев изна­чаль­но была доста­точ­но суро­вой и жест­кой. Воз­мож­но, и позд­нее мес­сен­ские илоты нахо­ди­лись под боль­шим эко­но­ми­че­ским прес­син­гом, чем лакон­ские илоты. Но дело не толь­ко в эко­но­ми­че­ском фак­то­ре. Борь­ба со спар­тан­ски­ми экс­плу­а­та­то­ра­ми пере­пле­та­лась у мес­сен­цев с борь­бой за вос­ста­нов­ле­ние нацио­наль­ной само­сто­я­тель­но­сти. Мес­сен­ские илоты, таким обра­зом, в отли­чие от рабов клас­си­че­ско­го типа, осо­зна­ва­ли себя как еди­ную нацио­наль­ную и соци­аль­ную вели­чи­ну. И в таком сво­ем каче­стве мог­ли дей­ст­во­вать на исто­ри­че­ской арене.

Важ­но отме­тить еще один момент. В отли­чие от лакон­ских ило­тов, меж­ду спар­тан­ца­ми и мес­сен­ски­ми илота­ми вряд ли суще­ст­во­ва­ли какие-либо лич­ные кон­так­ты. Мес­сен­цы жили дале­ко от Спар­ты и были отде­ле­ны от нее зна­чи­тель­ным гор­ным барье­ром. Нуж­но думать, что спар­тан­цы не при­вле­ка­ли мес­сен­ских ило­тов к воен­ной служ­бе и не исполь­зо­ва­ли их в сво­их домах в каче­стве слуг. Для это­го гораздо более под­хо­ди­ли лакон­ские илоты. Поэто­му гово­ря о лич­ных кон­так­тах меж­ду илота­ми и их хозя­е­ва­ми, мы име­ем в виду толь­ко лакон­ских ило­тов. Бли­зость кле­ров, исполь­зо­ва­ние части ило­тов в каче­стве обслу­ги, конеч­но, при­во­ди­ли к воз­ник­но­ве­нию каких-то лич­ных кон­так­тов, тем более, что обла­да­ние илота­ми пере­хо­ди­ло по наслед­ству от отца к сыну. В Спар­те, таким обра­зом, про­сле­жи­ва­ет­ся тот же сте­рео­тип в отно­ше­нии к рабам, что и в осталь­ной Гре­ции. В антич­ной лите­ра­тур­ной тра­ди­ции, в осо­бен­но­сти в комеди­ях Ари­сто­фа­на, дает­ся опре­де­лен­ный лите­ра­тур­ный тип раба, наде­лен­ный целым рядом отри­ца­тель­ных качеств: обжор­ст­вом, пьян­ст­вом, склон­но­стью к воров­ству, тру­со­стью и т. д. Но когда речь идет о домаш­них рабах, осо­бен­но о кор­ми­ли­цах и педа­го­гах, они, наобо­рот, ста­но­вят­ся носи­те­ля­ми цело­го ряда доб­ро­де­те­лей: пре­дан­но­сти, чест­но­сти, порядоч­но­сти. У Еври­пида, напри­мер, подоб­но­го рода рабы неред­ко спа­са­ют сво­их хозя­ев от гибе­ли (Элек­тра, 286—287, 487 слл.; Иппо­лит, 176 слл., 433 слл.).

В лите­ра­тур­ной тра­ди­ции встре­ча­ет­ся несколь­ко тро­га­тель­ных исто­рий о сотруд­ни­че­стве ило­тов и спар­ти­а­тов, выдер­жан­ных в духе пат­ри­ар­халь­но­го брат­ства (Гер., VII, 229; Плут. Лик., 28), но они ско­рее исклю­че­ние из пра­ви­ла. Основ­ной лейт­мо­тив в их отно­ше­ни­ях — это нена­висть одних и страх дру­гих. Илоты, по сло­вам Ксе­но­фон­та, были «гото­вы съесть спар­тан­цев живьем» (Гр. ист., III, 3, 6). Резуль­та­том таких отно­ше­ний были илот­ские вос­ста­ния, мас­шта­бы кото­рых сопо­ста­ви­мы раз­ве толь­ко с вос­ста­ни­я­ми рабов в Риме. Так в 464 г. до н. э. име­ло место самое круп­ное в исто­рии Спар­ты вос­ста­ние ило­тов. Оно вошло в исто­рию под назва­ни­ем Третьей Мес­сен­ской вой­ны (Фук., I, 103; Диод., XI, 64, 4). Само назва­ние свиде­тель­ст­ву­ет как о харак­те­ре, так и о мас­шта­бах вос­ста­ния, в кото­ром при­ня­ли уча­стие кро­ме ило­тов несколь­ко пери­ек­ских общин (Фук., I, 101, 2). Толь­ко наход­чи­вость и опе­ра­тив­ность царя Архида­ма, сумев­ше­го пред­от­вра­тить напа­де­ние ило­тов на Спар­ту, спас­ли спар­тан­цев от гро­зя­щей им ката­стро­фы (Плут. Ким., 16). В этом вос­ста­нии при­ни­ма­ли уча­стие и лакон­ские, и мес­сен­ские илоты. И если спар­тан­цам уда­лось доволь­но быст­ро пода­вить оча­ги сопро­тив­ле­ния в Лако­нии, то в Мес­се­нии вой­на про­дол­жа­лась еще десять лет.

По окон­ча­нии вос­ста­ния спар­тан­цам при­шлось заклю­чить с мес­сен­ски­ми повстан­ца­ми дого­вор, соглас­но кото­ро­му им был пре­до­став­лен сво­бод­ный выход из Мес­се­нии и воз­мож­ность посе­лить­ся в Нав­пак­те (Фук., I, 103). Сам факт заклю­че­ния дого­во­ра с мес­сен­ски­ми илота­ми свиде­тель­ст­ву­ет о том, что спар­тан­цы вос­при­ни­ма­ли их доста­точ­но серь­ез­но. Для них мес­сен­ские илоты были одно­вре­мен­но и раба­ми и внеш­ним вра­гом. Ведь те обла­да­ли извест­ной поли­ти­че­ской и «нацио­наль­ной» солидар­но­стью, кото­рой не было и не мог­ло быть у рабов клас­си­че­ско­го типа. Помощь мес­сен­ским повстан­цам со сто­ро­ны афи­нян так­же свиде­тель­ст­ву­ет о том, что гре­че­ский мир вос­при­ни­мал их отнюдь не как обыч­ных рабов. По сло­вам М. Фин­ли, мес­сен­ские илоты «вполне резон­но вну­ша­ли страх сво­им гос­по­дам как потен­ци­аль­ные мятеж­ни­ки: ведь они были груп­пой и, даже мож­но ска­зать, под­чи­нен­ной общи­ной», с общей кол­лек­тив­ной судь­бой. То, что внеш­ний мир вос­при­ни­мал их имен­но так, вид­но, напри­мер, по тому, что, когда мес­сен­ские илоты были осво­бож­де­ны фиван­ца­ми в 370 г. до н. э., они немед­лен­но были при­ня­ты гре­ка­ми как соб­ст­вен­но гре­че­ская общи­на. По-види­мо­му, для гре­ков основ­ной отли­чи­тель­ной чер­той ило­тии было то, что илоты состав­ля­ли пусть под­чи­нен­ную, но общи­ну, в кото­рой отдель­ные чле­ны нико­гда не теря­ли соци­аль­ных и род­ст­вен­ных свя­зей.

По свиде­тель­ству Дио­до­ра и Плу­тар­ха, резуль­та­том вос­ста­ния 464 г. до н. э. ста­ло систе­ма­ти­че­ское при­ме­не­ние спар­тан­ца­ми репрес­сив­ных мер про­тив ило­тов (Диод., XI, 63, 7; Плут. Лик., 28, 12). Таким обра­зом, часть наших источ­ни­ков свя­зы­ва­ет появ­ле­ние крип­тий не с Ликур­гом, а с Третьей Мес­сен­ской вой­ной. Хотя, воз­мож­но, про­ти­во­ре­чи­вость наших источ­ни­ков в дан­ном вопро­се отча­сти мни­ма. В резуль­та­те илот­ско­го вос­ста­ния 464 г., ско­рее все­го, дав­но уже суще­ст­во­вав­ший инсти­тут крип­тий полу­чил силь­ный допол­ни­тель­ный импульс к сво­е­му даль­ней­ше­му раз­ви­тию и уси­ле­нию.

Инсти­тут крип­тий, кото­рый шоки­ро­вал даже почи­та­те­лей Спар­ты (Плут. Лик., 28, 13), ско­рее все­го, берет свое нача­ло от при­ми­тив­ных обрядов ини­ци­а­ций, во вре­мя кото­рых моло­дые вои­ны долж­ны были демон­стри­ро­вать свое муже­ство, вынос­ли­вость и лов­кость, в том чис­ле и с помо­щью убий­ства пер­во­го встреч­но­го. Этот пере­жи­ток в Спар­те очень рано транс­фор­ми­ро­вал­ся в соци­аль­но полез­ный инсти­тут. С какой лег­ко­стью спар­тан­цы, про­шед­шие шко­лу крип­тий, уби­ва­ли людей по пер­во­му же подо­зре­нию, вид­но, напри­мер, из рас­ска­за Ксе­но­фон­та о спар­тан­ском офи­це­ре пери­о­да Пело­пон­нес­ской вой­ны Этео­ни­ке. Он, разыс­ки­вая заго­вор­щи­ков из чис­ла соб­ст­вен­ных наем­ни­ков и при­няв за тако­во­го пер­во­го же встре­чен­но­го им хиос­ца, не заду­мы­ва­ясь, при­ка­зал убить его (Гр. Ист., II, 1, 3).

Если в пери­од арха­и­ки основ­ным объ­ек­том напа­де­ния отрядов спар­тан­ской моло­де­жи оста­ва­лась, оче­вид­но, запад­ная Мес­се­ния, где насе­ле­ние нико­гда пол­но­стью поко­ре­но не было спар­тан­ца­ми, то теперь объ­ект изме­нил­ся. Инсти­тут крип­тий стал функ­ци­о­ни­ро­вать как исклю­чи­тель­но анти­илот­ское банд­фор­ми­ро­ва­ние, чья дея­тель­ность была освя­ще­на зако­ном. Леги­тим­ность крип­ти­ям при­да­вал свое­об­раз­ный обряд — еже­год­ное объ­яв­ле­ние эфо­ра­ми вой­ны илотам (Плут. Лик., 28). Этот сим­во­ли­че­ский обряд являл­ся необ­хо­ди­мым юриди­че­ским фаса­дом для само­го суще­ст­во­ва­ния крип­тий, этих тай­ных пат­ру­лей спар­тан­ских «чер­но­ру­ба­шеч­ни­ков», состо­я­щих на служ­бе у государ­ства. Для них убий­ство ило­тов было делом рути­ны.

Кро­ме крип­тий, кото­рые носи­ли регу­ляр­ный харак­тер и слу­жи­ли целям инди­виду­аль­но­го терро­ра, к резуль­та­там Третьей Мес­сен­ской вой­ны мож­но отне­сти и обра­ще­ние спар­тан­цев к мас­со­во­му терро­ру. Мы зна­ем толь­ко один такой слу­чай, кото­рый остал­ся в исто­рии, по-види­мо­му, пото­му, что пора­зил совре­мен­ни­ков сво­ей мас­штаб­но­стью. Но, воз­мож­но, груп­по­вые акции наси­лия над илота­ми име­ли место и до и после той исто­рии, о кото­рой нам рас­ска­зы­ва­ет Фукидид.

Так в нача­ле Пело­пон­нес­ской вой­ны, когда спар­тан­цы заня­лись набо­ром и обу­че­ни­ем пер­вых отрядов ило­тов, они про­ве­ли демон­стра­тив­ную акцию устра­ше­ния, кото­рая по-сво­е­му явля­ет­ся уни­каль­ной во всей гре­че­ской исто­рии. Как рас­ска­зы­ва­ет Фукидид, они еди­новре­мен­но уни­что­жи­ли две тыся­чи ило­тов (IV, 80, 3—4). Сам Фукидид счи­та­ет, что эта акция была вполне в рус­ле обыч­ной поли­ти­ки Спар­ты по отно­ше­нию к илотам. У Миро­на мы нахо­дим под­твер­жде­ние тому, что в исто­рии, рас­ска­зан­ной Фукидидом, нет ниче­го экс­тра­ор­ди­нар­но­го, кро­ме мас­штаб­но­сти репрес­са­лии. Соглас­но Миро­ну, для спар­тан­ско­го пра­ви­тель­ства было обыч­ной прак­ти­кой каз­нить ило­тов, отли­чаю­щих­ся выдаю­щи­ми­ся физи­че­ски­ми дан­ны­ми (Мирон у Афи­нея, XIV, 657 d).

Веро­ят­но, имен­но спар­тан­ский опыт заста­вил гре­че­ских фило­со­фов в сво­их про­ек­тах иде­аль­но­го государ­ства отка­зать­ся от идеи фор­ми­ро­ва­ния клас­са рабов из гомо­ген­но­го в этни­че­ском и куль­тур­ном отно­ше­нии насе­ле­ния. Так Пла­тон пишет: «Сколь­ко слу­ча­ев бед­ст­вий в государ­ствах, кото­рые обла­да­ют боль­шим чис­лом рабов, гово­ря­щих на одном язы­ке» (Плат. Зак., 777 c-d; ср.: Арист. Пол., 1330a).

Если про­ана­ли­зи­ро­вать те немно­гие выска­зы­ва­ния гре­че­ских авто­ров V—IV веков до н. э. (Фукидид, Кри­тий, Ксе­но­фонт, Пла­тон, Ари­сто­тель), кото­рые каса­ют­ся ило­тии, мы убедим­ся, что все они еди­но­душ­но дела­ют акцент на суще­ст­во­ва­нии посто­ян­но­го и силь­но­го напря­же­ния меж­ду спар­ти­а­та­ми и илота­ми. Отсюда ими дела­ет­ся логи­че­ский вывод об опас­но­сти для любо­го граж­дан­ско­го кол­лек­ти­ва подоб­но­го типа раб­ства.

Эллинская цивилизация дала миру столько полезного, как никакая другая. Но не было в ней более противоречивого города-государства, чем Спарта. Как только в современном мире звучит это слово, сразу же его ассоциируют со спартакиадами. Но мышление жителей этого античного полиса-государства, вместе с их вождями, было словно специально соткано из противоречий.

Раскопки Древней Спарты

Создается впечатление от хроник тех веков, что спартанцы вышли на поле истории, чтобы показать себя однобокими, а возникнув, быстро и бездарно исчезнуть. Творить собственную культуру и растаптывать ее на полях воинских сражений? Выигрывать войну и затем терять мир?

Где находится Спарта в Древней Греции?

Современная Спарта — столица области Лакония на юго-востоке полуострова Пелопоннес.
А Древняя Спарта располагалась на севере от современного полиса. То, что Спарта в древности была аристократической республикой, когда в Афинах уже установлена демократия, это неполная трактовка общественного устройства жизни постоянно воинствовавших дорийцев.

Древняя Спарта на карте

История Спарты

В 12-м – 11-м столетии до нашей эры на всю территорию материковой Эллады вторглись новые племена дорийцев. В том числе и на земли Лаконики. Только Афины смогли от них устоять. Туда и бежали от захватчиков земледельцы Пелопоннеса. Дорийцы жили уже в родовом строе, что расширило его рамки и на греческие территории.

Лакония

Захватчики быстро переняли от эллинов все их достижения: приспособление для глубокой пахоты, колесные повозки, парусники, прессы и многое другое из технических новшеств. А также освоили основы храмового и замково-крепостного зодчества.

Местное население унижалось, фактически проходило становление рабских условий труда и жизни. Но не везде в одинаковых формах и масштабах. В Спарте, например, завоеватели — спартиаты – вытеснили местное население к границам Лаконики; у населения сохранялось ограниченное самоуправление, развивались ремесла и торговля.

Спартанские воины

После ожесточенной борьбы за территорию оба племени объединились, ими управляли и дорийские цари, и ахейские. Столетие Спарта воевала с соседней Мессенией за расширение территории. Ее жители стали рабами. Но с долей свободы — семьи обрабатывали собственные земельные наделы, которые облагались налогом.

Спарта должна была решать проблемы, до того времени не стоявшие перед ней, – создание такого управления, которое не было известно ни дорийцам, ни ахейцам до того времени. Так появилась аристократически-террористическая форма власти.
Из нее Спарта не вышла до распада государства, несмотря на то, что пилила сук, на котором находилась. На первом месте всегда были войны. Это не про них поговорка: «хочешь мира – готовься к войне». Весь социальный уклад Спарты был положен на алтарь разбоя.

Снаряжение спартанского воина

Спартанцев или спартиатов еще называли «лакедемонянами» – по имени территории.

Что же за лад существовал в этом противоречивом обществе? Не путать этот «лад» с музыкальным дорическим. Именно эти племена придумали музыкальный лад «ре, ми, фа, соль, ля, си, до, ре», до сих пор использующийся в греческой музыке. Возможно, из нее позже сформировалась традиционная октава: «до», «ре», «ми»… «до». В архитектуре также сложился дорический стиль. Это всем известные античные и средневековые колонны с карнизом, фризом и архитавром дорической формы – со своеобразным ее расширением. Рассмотрите эти образцы в городе Спарта, Греция (на фото)

Образец дорической архитектуры

Спарта – милитаристское государство.

Скорее всего, это произошло до 600-х годов до нашей эры, иначе через столетие Спарта стала военным лагерем, машиной для войн. Нет оправдания тому, что, мол, обществу будет так лучше. Это важное отступление в теме.

Спартанские воины. Древнее изображение

В седьмом веке понятия «искусство» и «поэзия» в Спарте перестали существовать.

Милитаристское государство держало под контролем жизнь граждан от рождения до смерти. Оно определяло, кого из родившихся мальчиков оставить (здоровых), а кого сбросить в пропасть горы (больных). С семи лет они уже не принадлежали своей семье, а становились в ряды военизированного сословия.

Остатки строений Древней Спарты

Цари Спарты, наверное, не понимали, что существует такая вещь, как мир, и в нем хотя бы периодически приходится жить. Они продолжали столетиями одну и ту же политику: побеждали в войне, но теряли мир. В четвертом веке не было года, чтобы спартанцы не плодили новых врагов. Даже из своих союзников.

Это сегодня слово «спартанский» употребляют в значении «умеренный», «скромный».

Тогда же молодой спартанец становился орудием в битвах своих царей. На могилах погибших высекали имя и только два слова — «на войне». На их место становились другие.

Упадок государства

Погубило Спарту золото и серебро, которые захватывались на покоренных территориях. Им владела кучка общества. И уже в «домашнем» обществе пошло расслоение и назревало недовольство воинов, которым приходилось продавать доспехи, чтобы существовать. Земельные участки скупались у крестьян богачами.

Руины Древней Спарты

Последний штрих в историю войн Спарты.

Этот город единственный из древнегреческих полисов, не имевший крепостных стен вплоть до второго столетия до нашей эры. История свидетельствует, что не все крепости надежны, но в Спарте полагались ошибочно лишь на крепость человеческого тела.

Чем славится современная Спарта в Греции

Город Спарта заложен в 1834 году. Здесь проживают около двадцати тысяч человек. Это административный и коммерческий центр провинции Лакония. В нем архитектурно просторно – большие площади, парки, сохранившиеся до наших дней древние здания.

Современная Спарта

Больше известен и на полуострове Пелопоннес, и в Греции как торговый центр плодородной долины реки Эвротас (Еврот). Для оптовой, в том числе и международной, торговли используются порты ближайших гаваней. Действуют небольшие предприятия, выпускающие продукты питания, ткани, пищевые, табачные и химические изделия. Артефакты прошлых столетий выставлены на обозрение в археологическом собрании.

Морское побережье в районе Спарты

Также в городе действует кафедра православного епископа.

Старая Спарта достопримечательности передала новой

Археологический музей в Спарте

Достопримечательностями города являются руины Древней Спарты – в некотором отдалении от полиса. Туристы посещают гробницу Леонида – царя Спарты. Популярен Акрополь – античный политический, религиозный и экономический центр города.

Вблизи – древний театр на склоне холма в форме амфитеатра. Посетите и византийский монастырь 10-го века.

Что осталось от Древней Спарты

Все мы знаем о соперничестве двух великих греческих полисов — Афин и Спарты, знаем про подвиг 300 спартанцев, но слышали ли вы о современном городе Спарта? Вот Афины — это столица. И Акрополь в центре него. А где находятся руины Спарты и что осталось от них? Сейчас я вам их покажу.

Спарта существует и в наши дни, это небольшой, совершенно непопулярный у туристов город на юге Пелопоннеса с аналогичным названием. Добраться сюда можно только на машине. Однако, если посмотреть карту современного города, то найти там остатки былого величия будет очень непросто.

Остатки римских укреплений
Руины Древней Спарты находятся на севере за чертой города в районе местного стадиона. Сама местность раскопок является огромной оливковой рощей. Здесь и находятся основные объекты античности.

В древности названия «Спарта» не существовало, известный нам город-полис назывался Лакедемон. Если Афины славились своей демократией — властью народа, то Спарта (будем называть город так, как он более нам привычен) было военизированным аристократическим государством с большой прослойкой рабов. Ему легко удавалось подчинять своей воле соседей по полуострову.

Схема расположения руин Спарты
Но в IV веке до нашей эры череда поражений ослабили мощь Спарты, а затем пришли македонцы, сила оружия которых превосходила силу спартанцев. Во II веке до нашей эры греческие полисы попадают в зависимость от Рима и больше не могут строить грандиозных планов друг против друга. С этого времени о Спарте мало что известно, город утратил свое значение, и к Средним векам его фактически не существовало. Современный город появился только в 1834 году.

Вход на территорию раскопок Древней Спарты на данный момент бесплатный, что большая редкость для Греции. Дело в том, что руины не выглядят как достопримечательность, все весьма заброшено и не представляет особого интереса. Платить здесь просто не за что. Но параллельно идут работы по реконструкции и реставрации оставшихся руин, чтобы они получили очертания, тогда и будут брать деньги.

Дорога к руинам
Главная достопримечательность — это театр, как всегда, с прекрасным видом на горы и всю долину. Он не очень хорошо сохранился, но не утратил своих очертаний, здесь можно побродить — посмотреть. Театр построен в V веке до нашей эры, во времена расцвета полиса, и вмещал в себя 17 тысяч зрителей.


Сцена
Стены трибун восхваляют героев
На холме над театром сохранились основания ряда построек — святилище, базилика и неизвестное здание
Святилище Афины Халкикос
Остатки дома с двумя нишами, его назначение неизвестно
Остатки базилики
Вид на горы
Восточнее этих мест можно найти остатки римских укреплений, а также центр римского города, еще дальше на восток, через жилой микрорайон можно найти основание храма Артемиды.
Круглое здание. Представляет из себя трехступенчатое основание, вокруг холма
Остатки римской Стои
Агора III-IV века до нашей эры
Святилище
На западе к Спарте примыкает комплекс византийских монастырей Мистры, а также очень красивый природный заповедник в горной местности. На юго-востоке дорога ведет в город-крепость Монемвасия, отсюда на машине вам ехать часа 2.

Спарта, извечная соперница Афин, не порождала великих философов и драматургов, архитекторов и скульпторов, но и сейчас почти весь мир знает о ней, и восторгаются. А слово «спартанец» стало нарицательным, ее законы нас возмущают, а герои восхищают. Так в чем же секрет этого древнего города-государства?

Географическое положение древней Спарты

Спарта, один из древнейших городов Греции, расположена на правобережье реки Эвротас в области под названием Лакония, что находится на юге полуострова Пелопоннес. Вся Лакония занимает долину реки, а на западе и востоке ее границами служат горные хребты.

Город Спарта стоит на высоте 210 м над уровнем моря. В древности город имел еще одно название – Лакедемон, поэтому жителей часто лакедемонянами.

В те далекие времена природа долины была весьма разнообразной, и, благодаря множеству водных жил, очень плодородной, помимо гор и реки здесь были густые леса с большим количеством диких животных, просторные луга, часть из которых была обращена в пашни. Один из горных хребтов, Тайгета (около 3 тыс. м) был богат залежами железа.

История древней Спарты

Спарта существовала уже во времена троянской войны, так как Менелай, муж Елены Прекрасной, был спартанским царем. А возникновение города, как обычно, связывают с очередным мифом, согласно которому именно сын Зевса, Лакедемон, основал Спарту.

По данным раскопок и научных исследований, местность была заселена в период неолита, а центральное поселение возникло в бронзовом веке. История этой области делится на несколько периодов:

  1. Доисторический – в разное время этой эпохи Лаконскую долину населяли разные греческие племена (лелеги, ахейцы, пелопиды);
  2. Исторический – начинается эта эпоха с приходом в Лаконию племени дорийцев, этот период нам наиболее известен;
  3. Современный – новый период в развитии области, начался с возведения современного города с названием Спарта (расположен поблизости древних руин).

Самым значимым для развития Греческого государства является исторический период. Но наиболее ощутимую роль на политической арене Древней Греции Спарта стала играть с приходом к власти Ликурга в 7 столетии до н.э.

Этому правителю приписывают авторство и внедрение в жизнь свод законов, которые полностью регулировали и общественную, и частную жизнь спартанцев.

Также большую роль в становлении Спарты сыграли Мессенские войны (особенно 2 и 3). После захвата и присоединения во 2-й войне всей Мессении (город-государство в Древней Греции), ее жители фактически были обращены в рабство спартанцами.

Третья война была попыткой восставших рабов свергнуть господство Спарты, но восстание потерпело поражение, и лакедемоняне еще больше укрепили свои позиции. В ходе нескольких завоевательных походов на соседние города-государства, Спарте удалось установить собственное главенство почти на всем полуострове Пелопонесс.

Огромную роль сыграла Спарта в Греко-персидских войнах, поначалу возглавляя все военные операции. Но вскорости ей пришлось уступить руководство Афинам, а сама Спарта вела оборонительные бои с персами на Пелопонессе.

Так началось знаменитое соперничество между этими двумя наиболее сильными греческими городами, со временем оно привело к Пелопонесской войне в 431 г. до н.э., которая истощила Афины и ослабила ее политическое влияние.

Постоянные войны также не пошли на пользу Спарте, общественные и жизненные устои (законы Ликурга) стали рушиться, то и дело вспыхивали восстания рабов-илотов. Все эти причины пошатнули мощь Спарты. А в результате — она попадает в подчинение Македонии, а затем, как и вся Греция, под управление Римом.

Политический и общественный строй Спарты

Внутреннее устройство (политический и общественный строй) этого города существенно отличался от остальных греческих полисов. В Спарте не было лицеев с преподаванием философии, математики и других наук, зато с 7 лет мальчиков забирали из семей в специальные спортивно-военные школы. Физическое развитие ставилось превыше всего.

Согласно так называемым «Законам Ликурга», общество в Спарте делилось на несколько сословий:

  • спартиаты, свободные граждане, имеющие собственность и политические права, преимущественно представители аристократии из дорийцев;
  • периэки, также свободные, но лишенные права голоса, жители, им разрешалось обладать любой собственностью;
  • илоты, или рабы, полностью лишенные каких-либо прав, они сами являлись собственностью.

К тому же, все без исключения граждане из первого сословия обязаны были нести военную службу, и только детей этого класса обучали в специальных школах. Сельским хозяйством и ремесленничеством занимались представители двух других сословий.

Также государство имело огромное влияние и на личную жизнь своих жителей: так решалось, в каком возрасте и между какими девушками и юношами может быть заключен брак.

Еще один жуткий закон Спарты был призван улучшить физическую форму ее граждан: каждый новорожденный ребенок тщательно осматривался, и если он признавался больным или слабым, его сбрасывали со скалы. Во всех слоях общества были запрещены предметы роскоши и драгоценности.

И тем не менее, Спарта привнесла в общую «копилку» развития греческой культуры и много положительного:

  1. Во-первых, Спарта породила множество великих героев, прославившихся в войнах с персидскими завоевателями.
  2. Во-вторых, спартанские жители являлись примером патриотизма, безоговорочной преданности родине.
  3. В-третьих, спортсмены Спарты были образцом для подражания по своей физической подготовке и выносливости.

Достопримечательности древней Спарты

Древняя Спарта не отличалась таким изобилием красивых архитектурных строений, как Афины, но и здесь есть несколько исторических памятников, вернее их руин, на которые стоит посмотреть любителям истории.

Наиболее значимой достопримечательностью Спарты является Акрополь – политический, экономический и религиозный центр города, на его территории находятся и другие архитектурные памятники.

Храм Афины Меднодомной

Сейчас он представляет собой руины, от храма остался только один фундамент. Предположительно был построен в 6 столетии до н.э., располагался на спартанском Акрополе.

Древний театр

Расположен на юге Акрополя, построен был из белого камня приблизительно в 30-20 годах до н.э. Это был один из самых больших амфитеатров того времени во всей Греции — он мог вмещать 16 тыс. зрителей. В период римского господства театр перестраивался. Сейчас начаты работы по его реконструкции.

Гробница царя Леонида

Сооружение гробницы построено в 5 столетии до н.э., находится между древним городом и современным.

Согласно преданию, эта гробница являлась местом захоронения легендарного царя Спарты – Леонида, который с 3 сотнями спартанских и 6 тысячами воинов из других греческих городов смог задержать огромное персидское войско в 200 тыс. во главе с Ксерксом (царем Персии) в Фермопильском проходе.

В этой же битве Леонид и погиб, его останки были привезены в Спарту и похоронены в данной гробнице.

Апофеты

Есть в Спарте еще одна жуткая достопримечательность – знаменитая скала, с которой сбрасывали (по легендам) больных или слабых младенцев. Это Апофеты, или «место отказа». Находится она в пяти километрах от древнего города, это одна из скал горной цепи Тайгет.

Однако исследования ученых не подтверждают эту страшную легенду – детских скелетов под ней не обнаружено. Скорее всего скала служила для казни преступников.

Город Спарта на карте Греции

Современная Спарта и ее инфраструктура

Рядом с древним городом расположен современный с таким же названием – Спарта. Этот сравнительно небольшой городок был основан в 1834 году. Сейчас он является административным центром всей области Лакония с населением больше 16 тыс. человек и площадью около 21 тыс. км2.

Также в современном городе довольно хорошо развита промышленность, здесь производят ткани, табачные изделия, продукты питания, бытовую химию.

Несмотря на некоторую, скажем так, провинциальность, город очень красивый. Здесь есть множество парков и скверов, просторных площадей, на широких улицах красуются здания архитектуры позапрошлого века. Для внешней торговли имеется несколько морских портов.

В связи с активным развитием туризма в современной Спарте интенсивно расширяется инфраструктура. В последнее время появилось много отелей в прибрежной зоне, все больше обустраивается небольших пляжей. Есть также специальные места для любителей активного отдыха и экстрима: теннисом, баскетболом, волейболом, парусным спортом, виндсерфингом.

Добраться в Спарту можно несколькими способами:

  • автобусом из Афин, который идет с автовокзала;
  • на такси (самый надежный и быстрый способ);
  • на арендованном автомобиле (фирм по аренде авто очень много как в самих Афинах, так и в аэропорту).

Погода в Спарте

Экскурсии в Греции

Что интересного в современной Спарте

Помимо руин древней Спарты, экскурсия в которую займет всего несколько часов, и в самом городе есть несколько интересных мест.

Археологический музей Спарты

Основан в 1874 году, стал первым музеем, который построили в провинции Греции. Здание музея расположено в центре города посреди большого парка с множеством фонтанов и скульптур.

Экспозиция музея небольшая, состоящая всего из нескольких залов. Здесь представлены экспонаты, найденные при раскопках в древней Спарте, а также во всей Лаконии.

Музей оливкового масла и олив

Оливы и оливковое масло являются визитной карточкой Греции, ее жидким золотом. Поэтому логичным было создание музея, где можно ознакомиться с культурой выращивания этих деревьев и производством масла, по технологиям начиная с античных времен.

Одним из самых интересных экспонатов музея является древнее ископаемое дерево, которому насчитывается более 60 тыс. лет.

Монастырь Осиос-Никон

Древний византийский монастырь, возведенный в 10 столетии н.э. До наших дней дошел в виде руин.

И пусть былая слава Спарты отгремела, а новый город не достиг уровня мегаполиса, здесь есть свой особенный дух, своя аура. Сюда стоит приехать только за тем, чтобы отдать дань памяти тем героям, что закрыли собой Европу от персидского завоевания.

Где остановиться в Спарте, отели и частный сектор

Полезное для туристов

Что нужно сделать перед тем, как отправиться на отдых:
☻ Подобрать и забронировать туры онлайн на Level.travel
✈ Заказать авиабилеты на Aviasales.ru
🏨 Выгодно забронировать оптимальный по цене отель на Hotellook.com
☂ Оформить онлайн страховку, чтобы быть в безопасности, на Tripinsurance.ru
🚗 Арендовать машину на Economybookings.com или трансфер из аэропорта до места отдыха и/или обратно на Kiwitaxi.ru
⛺ Проверить наличие интересных экскурсий на Tripster.ru
Бронируйте бюджетные отели по всему миру