Совет всея земли

Освобождение Москвы

ХОД СОБЫТИЙ

Начало XVII в. знаменовало погружение российского государства в глубокий системный кризис, названный историком С.Ф. Платоновым «Смутным временем». Династический кризис конца XVI в., воцарение и свержение Лжедмитрия I, царствование Василия Шуйского, начало шведской и польской интервенции, семибоярщина, погрузили страну в глубокий хаос, грозивший потерей государственного суверенитета. По словам В.О. Ключевского, к осени 1611 г. Россия представляла собой «зрелище полного видимого разрушения. Поляки взяли Смоленск; польский отрад сжег Москву и укрепился за уцелевшими стенами Кремля и Китай-города; шведы заняли Новгород и выставили одного из королевичей кандидатом на московский престол; но смену убитому второму Лжедмитрию в Пскове уселся третий, какой-то Сидорка; первое дворянское ополчение под Москвой со смертью Ляпунова расстроилось… (государство, потеряв центр, стало распадаться на составные части; чуть не каждый город действовал особняком, только пересыпаясь с другими городами. Государство преображалось в какую-то бесформенную мятущуюся федерацию».

Шведская интервенция на севере, фактическая оккупация Москвы и захват Смоленска поляками после героической 20-месячной обороны города-крепости повлияли на настроения россиян. Иллюзии польско-русского компромисса развеялись. Патриарх Гермоген, келарь Троице-Сергиева монастыря — Авраамий Палицын, ранее поддерживавший связи с Сигизмундом III, а также некоторые другие русские деятели стали направлять по стране письма, призывая русских объединяться для борьбы с иноземцами, которые хозяйничают на Руси. Гермогена поляки взяли под стражу и бросили в тюрьму, где патриарх и умер.

Гражданская внутренняя война стала затухать, превращаясь в освободительное движение против иноземных врагов.

Рязанский дворянин Прокопий Ляпунов стал собирать войска для борьбы с поляками и освобождения Москвы. Тем временем в Калуге от рук начальника собственной охраны погиб Лжедмитрий II. Вскоре у вдовы Лжедмитрия родился сын Иван. Ходили слухи, что настоящим отцом «царевича» («воренка») является казачий атаман Иван Заруцкий, и прижит он в лагере сторонников Лжедмитрия II в подмосковном Тушине. В отличие от имени «царевича Дмитрия» имя «царевича Ивана» не обладало мистической способностью сплачивать вокруг себя людей. Покровитель Марины Мнишек и «воренка» тушинский атаман Иван Заруцкий решил примкнуть к ополчению Прокопия Ляпунова. Также поступили и многие другие тушинцы (боярин Дмитрий Трубецкой, например). Так, в феврале-марте 1611 г. возникло Первое ополчение. При ополчении создали правительство — Совет всей земли. В него вошли предводитель рязанских дворян Прокопий Ляпунов, тушинский боярин князь Дмитрий Трубецкой и казачий атаман, запорожец Иван Заруцкий. В марте 1611 г. ополченцы подошли к Москве. В столице вспыхнуло восстание, но овладеть Москвой ополченцы не сумели.

Зная о приближении к Москве ополченцев, поляки пытались заставить москвичей таскать на городские стены пушки. Отказ москвичей от этой работы стихийно перерос в восстание. На помощь москвичам в город ворвался авангард ополченцев во главе с князем Дмитрием Михайловичем Пожарским. Польский гарнизон начал сдавать позиции. Тогда А. Гонсевский по совету своего доброхота М. Салтыкова велел поджечь деревянный посад. Люди бросились спасать семьи и имущество. Поляки укрылись в каменных крепостях Кремля и Китай-города. Ополченцы, спасаясь от огня, ушли, унося тяжело раненного в бою князя Пожарского.

Пожар в Москве, вспыхнувший в ходе восстания, полностью уничтожил столичный посад. Тысячи москвичей остались без крова. Они разбрелись по окрестным деревням и подмосковным городам. Многих приютил Троице-Сергиев монастырь. Неудачно для русских складывалась и осада Москвы. Она длилась с марта по июль 1611 г. Единство ополченцев подрывалось противоречиями между казаками (многие из которых были в прошлом беглыми) и служилыми людьми (вотчинниками и помещиками). Их интересы не совпадали. Для преодоления противоречий 30 июня 1611 г. Совет всей земли принял «Приговор всей земли». Главную роль при составлении текста «Приговора» играл предводитель дворян Прокопий Ляпунов. Приговор сохранил все привилегии служилых людей по отечеству. Казакам ополчения он в качестве компромисса обещал царскую службу и жалования, бывшим беглым казакам – свободу, но отказывал им в получении поместий. Казаки остались недовольны.

Недовольство казаков в своих целях поддерживали их вожди — атаман Иван Заруцкий и боярин Дмитрий Трубецкой. Поляки тоже успешно разжигали противостояние дворян и казаков. Они распускали слухи о враждебности Ляпунова казакам. Говорилось, будто Ляпунов собирается неожиданно напасть на казаков. В отличие от дворян Первого ополчения казаки-ополченцы не получали из средств ополчения ни денег, ни хлебного жалования. Кормились они, как могли, в основном грабя подмосковные села. Это настраивало местных жителей против ополченцев, и Прокопий Ляпунов обещал сурово карать марадеров. Когда Ляпунову сообщили о безчинствах 28 казаков в одной подмосковной деревни, он приказал дворянам утопить провинившихся. Казнь возмутила остальных казаков.

22 июля 1611 г. они вызвали Прокопия Ляпунова на свой круг для выяснения отношений. Круг завершился убийством вождя рязанских дворян. После этого дворяне и дети боярские начали покидать ополчение, и оно фактически распалось.

Незадолго до этого произошли еще два печальных для русских людей события.

3 июня 1611 г. пал Смоленск. Осада Смоленска длилась почти два года — 624 дня. Воевода Михаил Шеин был захвачен в плен, закован в кандалы и отправлен в Польшу. 16 июля 1611 г. шведский генерал Делагарди почти без сопротивления занял Новгород и заключил с его властями договор о создании Новгородского государства. Оно было вассалом Швеции. В дальнейшем шведы рассчитывали добиться избрания на московский трон сына короля Карла IX — принца Карла Филиппа.

Под Москвой в полной растерянности стояли казаки Заруцкого и Трубецкого. «Тушинцы» в прошлом, они легко признали царем появившегося в Пскове нового авантюриста — Лжедмитрия III. Это окончательно дискредитировало в глазах большинства русских людей казачьи отряды бывшего Первого ополчения и их вождей. Население России уже устало от самозванства. Оно искало иной символ сплочения русских людей. Таким символом стала идея освобождения Москвы и созыва в ней Земского собора для выбора законного монарха.

Эту идею высказал в своем призыве к согражданам Кузьма Минин, зажиточный посадский житель Нижнего Новгорода. «Если мы хотим помочь Московскому государству, — говорил Минин, — то не будем жалеть своего имущества, животов наших: не то что животы, но дворы свои продадим, жен и детей заложим». До осени 1611 г. Кузьма Минин, имея мясную лавку, вел торг. Это был уже пожилой человек. Его прозвище -«Сухорук», наводит на мысль о серьезном недуге. Но, будучи выбранным горожанами земским старостой, Кузьма проявил талант государственного деятеля. Все свои мысли и дела Кузьма сконцентрировал на идее освобождения Москвы. Там — в Москве после изгнания поляков должны были собраться выбранные от всех русских сословий люди и выбрать царя. Восстановленная центральная власть соберет страну.

Нижегородский земский староста получил необычный «чин» — «выборный всей землей человек». Кузьма Минин начал сбор пожертвований на новое ополчение. Сам он отдал все свои сбережения и часть имущества. Потом в нижегородской земле ввели чрезвычайный военный налог. В Нижний Новгород потянулись служилые люди, стрельцы и казаки. Стали формироваться полки. Ополченцев разделили на 4 разряда – конных дворян, стрельцов и пушкарей, казаков и «посоху» (ополченцев, не знавших военного дела, но помогавших тянуть пушки и вести обоз). Самое высокое жалование платили дворянам. Потом шли стрельцы и казаки. Посоха жалования не имела, но людей из посохи кормили за счет ополчения.

Верховным воеводой и руководителем внешних связей Второго ополчения нижегородская земская изба пригласила князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Этот человек был известен личной храбростью и честностью. В то время он лечился от ран в родном Суздале, но не отказал послам Нижнего Новгорода.

К весне 1612 г. Второе ополчение взяло под контроль Верхнее Поволжье, дороги из северных и заволжских городов. Около 4-х месяцев провели ополченцы в крупном поволжском городе Ярославле, серьезно готовясь к походу на Москву. Казачьи предводители Первого ополчения, особенно Дмитрий Трубецкой, выражали готовность к соединению сил. Но Дмитрий Пожарский не доверял им и отказывался вести переговоры. Узнав о том, атаман Иван Заруцкий организовал покушение на Пожарского. Убить князя не удалось. Тогда Заруцкий с 2 тысячами казаков, взяв Марину Мнишек и ее сына «воренка», ушел от Москвы к Коломне. Казаки Дмитрия Трубецкого остались у стен столицы одни.

В июле 1612 г. на помощь 4-тысячному польскому гарнизону в Москве из Литвы выступил гетман Ходкевич. Он вел 15 тыс. воинов, преимущественно кавалеристов, и продовольственный обоз. Ходкевич был прославленный полководец, стяжавший себе славу победами над шведами в Ливонии…

Пожарский и Минин понимали, что они должны подойти к Москве раньше Ходкевича. Ополченцы устремились к столице. 24 июля 1612 г. к Москве вышли передовые разъезды Второго ополчения. 3 августа отряд в 400 всадников построил у Петровских ворот столицы острожек и засел в нем. 12 августа 700 конников укрепились у Тверских ворот Земляного города (так называлась внешняя линия бревенчатых укреплений на валу и посад, примыкавший к ней). Ополченцы перехватывали гонцов, которых посылал к Ходкевичу польский гарнизон, находившийся в Московском Кремле. В ночь с 19 на 20 августа к Москве подошли главные силы Второго ополчения — примерно 15 тыс. человек. Они остановились на востоке от Кремля — у впадения Яузы в Москву-реку, и на западе и севере — от Никитских ворот Земляного города до Алексеевской башни у Москвы-реки. В Замоскворечье продолжали стоять остатки Первого ополчения — около 3-4 тыс. казаков Дмитрия Трубецкого.

Ходкевич наступал по Смоленской дороге. Утром 22 августа 1612 г. он появился у Москвы. Крылатые гусары с хода пытались пробиться в столицу со стороны Новодевичьего монастыря, но были отброшены ополченцами Пожарского. Тогда гетман ввел в бой все свои полки. Через Чертопольские ворота поляки пробились к Арбату. К вечеру дворянские сотни Второго ополчения заставили их покинуть город. На следующий день, 23 августа, Ходкевич решил нанести удар по Замоскворечью, надеясь, что натянутые отношения Пожарского и Трубецкого не позволят русским действовать сообща. Но как только поляки двинулись на казаков Трубецкого, Пожарский переправил в Замоскворечье часть ополченцев.

Решающее сражение произошло 24 августа. Ходкевич атаковал и Пожарского, и Трубецкого, польский гарнизон из Кремля ударил русским в тыл. Ополченцы откатились за броды на Москве-реке, а казаки Трубецкого, бросив свой острожек в Замоскворечье, ускакали к Новодевичьему монастырю. В острожек поляки стали заводить продовольственные подводы.

В этот напряженный момент Авраамий Палицын явился к казакам и стал их убеждать не бросать поле битвы. Вдохновленные им казаки, не дожидаясь команды Трубецкого, напали на острожек, захватили его и большую часть польского обоза.

Приближалась ночь. Исход боя оставался неясен. Вдруг Кузьма Минин решился сам возглавить атаку. Перейдя реку, он с тремя сотнями конных дворян ударил во фланг полякам, которые совершенно не ожидали этого. Польские ряды смешались. Пожарский бросил в бой стрельцов. И со всех сторон на помощь неслись казаки Трубецкого.

В ходе борьбы с Ходкевичем произошло стихийное объединение сил Второго ополчения с казаками Трубецкого. Это решило исход борьбы. Ходкевич отступил к Донскому монастырю, а 25 августа, не возобновляя сражения, вышел на Смоленскую дорогу и пошел в Литву.

Попавший в осаду польский гарнизон в Кремле и Китай-городе начал голодать. Силы Второго ополчения подготовили и успешно провели штурм китайгородских укреплений и освободили Китай-город от сил поляков 3 ноября 1612 года. Однако отряд Струся оставался в Кремле, несмотря на голод. 5 ноября, на следующий день после почитания иконы Казанской Божьей Матери поляки, засевшие в Кремле сдались на милость Второго ополчения. Из трехтысячного гарнизона Кремля не выжил не один поляк, кроме их командира ё Н. Струся.

Освобождение Москвы от польских интервентов силами Второго Ополчения стало символом духовной стойкости и воинской славы русского народа. Самоотверженность, с которой вся Россия поднялась на борьбу с врагами Отечества, продемонстрировала всему миру силу русского духа и русского единства.

Не зная о капитуляции своих войск в Москве, шел к Москве Сигизмунд III, но под Волоколамском он был разбит русскими полками.

В январе 1613 г. в столице собрался Земский собор. На нем присутствовали выборные от дворян, духовенства, посадских людей, казаков и, возможно даже, от черносошных крестьян. Участники собора поклялись не разъезжаться, пока не выберут на московский трон царя. Это было очевидной основой для восстановления органов центральной власти и объединения страны. Это было необходимо для окончания гражданской войны и изгнания иностранных захватчиков.

Кандидатура будущего монарха вызвала жаркие споры. Трудно было примирить симпатии бывших сторонников самозванцев с сподвижниками Василия Шуйского или окружением Семибоярщины или людьми Второго ополчения. Все «партии» с подозрением и недоверием смотрели друг на друга.

До освобождения Москвы Дмитрий Пожарский вел переговоры с Швецией о приглашении на русский престол шведского принца. Возможно, это был тактический ход, позволивший воевать на один фронт. Так же может быть, что руководители Второго ополчения считали шведского принца лучшим кандидатом на престол, рассчитывая с его помощью вернуть России Новгород и получить помощь в борьбе с поляками. Но «царь» Владислав и его отец Сигизмунд III своей антирусской политикой скомпрометировали саму идею приглашения иностранного «нейтрального» королевича. Участники Земского собора отвели кандидатуры иностранных принцев, как и кандидатуру «царевича Ивана», сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек.

В цари предлагались Василий Голицын, находившийся тогда в польском плену, сын Филарета Романова, двоюродный племянник царя Федора Иоанновича — Михаил, Дмитрий Трубецкой и даже Дмитрий Пожарский. Наиболее приемлемой кандидатурой оказался Михаил Романов. Сам Михаил на тот момент ничего из себя не представлял. Считали, что это слабохарактерный и болезненный юноша, воспитанный деспотичной матерью в ссылке в Ипатьевском монастыре под Костромой. Но дело было не в его личных достоинствах или недостатках. Он был сыном Филарета Романова, чей авторитет мог примирить все «партии». Для тушинцев Филарет, бывший тушинским патриархом, был своим. Своим его считали и знатные боярские рода, ведь Филарет происходил из старинного московского боярства, не был «выскочкой» как Годуновы. Патриоты ополчений не забыли героическое поведение Филарета в качестве великого посла к Сигизмунду. Филарет и во время проведения Земского Собора 1613 г. оставался в польской тюрьме. Наконец, духовенство видело в Филарете лучшего кандидата в патриархи. Все это вместе взятое делало сына Филарета приемлемым для всех.

А то, что Михаил Романов неопытен, молод и требует опеки, даже нравилось боярам. «Миша-де Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден», — писали они позже Голицыну в Польшу. В итоге в феврале 1613 г. Земский собор утвердил на царство Михаила.

В 1613-1617 гг. началось восстановление центральных и местных органов власти, а также преодоление внутренних и внешних последствий Смуты. По стране еще продолжали кочевать ватаги «воровских казаков». Атаман Заруцкий не смирился с воцарением Михаила Романова. Он мечтал об избрании на московский трон «воренка». Заруцкий и его люди жили откровенным разбоем. В 1614 г. атамана схватили и посадили на кол. В 1615 г. был разгромлен другой казачий предводитель – атаман Баловень. Часть его людей, перешедших на сторону московских властей, записали в служилые люди. Внутреннюю смуту удалось преодолеть.

Оставалась проблема интервентов. В 1615 г. шведы осадили Псков, но не сумели его взять. В 1617 г. в Столбове был заключен российско-шведский мирный договор. Россия вернула себе Новгород. Шведские принцы отказывались от претензий на московскую корону, признавали законным царем России Михаила. Однако Россия по Столбовскому миру целиком утратила выход к Балтийскому морю. Земли у Невы и Финского залива, Корельская волость, города Ям, Орешек, Копорье отходили Швеции. Несмотря на тяжесть условий, Столбовский мир, скорее, был успехом российской дипломатии. Сил на войну со Швецией не было, особенно в свете постоянной угрозы со стороны Речи Посполитой. Ни Сигизмунд III, ни его сын не признавали московским царем Михаила. Возмужавший «царь Московии» Владислав готовился к походу. В 1618 г. королевич с польско-литовскими полками и отрядами украинских казаков — запорожцев двинулся к Москве. Иноземцы опять стояли у Арбатских ворот столицы. Дмитрию Пожарскому с казаками с трудом удалось их отогнать от Москвы. Но и силы Владислава были истощены. Надвигалась зима с ее лютыми в России морозами. Недалеко от Троице-Сергиева монастыря в селе Деулине в декабре 1618 г. заключили перемирие. Владислав покидал пределы России и обещал отпустить на родину русских пленных. Но королевич не отказывался от претензий на русский трон. За Речью Посполитой остались Чернигово-Северская земля и Смоленск.

После завершения Смуты страна была истощена. Невозможно сосчитать, сколько людей погибло. Пашни зарастали лесом. Множество владельческих крестьян сбежали или, разорившись, сидели бобылями, не имевшими своего хозяйства и кормящимися случайной работой и милостью господина. Служилый человек беднел. Пустая казна не в силах была серьезно ему помочь. Обеднел и черносошный крестьянин, его грабили в Смуту и свои, и чужие. После 1613 г. на него, как, впрочем, и на любого тяглеца (налогоплательщика), давил налоговый гнет. Даже монастырское хозяйство, образец рачительности, и то находилось в затруднении. Ремесло и торговля пришли в совершенный упадок.

Понадобился не один десяток лет для преодоления последствий Смуты.

МИНИН И ПОЖАРСКИЙ

(Бушуев С.В. «История государства российского»)

«На Красной площади, у Покровского собора, что на рву (называемого также по одному из приделов Василием Блаженным), стоит памятник. Лаконичная надпись на нем гласит: «Гражданину Минину и князю Пожарскому — благодарная Россия в лето 1818». Тогда, в начале XIX в., наше Отечество переживало патриотический подъем после победы над иноземными завоевателями, на сей раз французскими… Скульптор И.П.Мартос воплотил в бронзе идею Н.М.Карамзина…

Мы очень немного знаем о Кузьме Минине до того, как он начал собирать казну на народное ополчение. Он появился на свет на Волге, в городе Балахне, неподалеку от Нижнего Новгорода. Отец Кузьмы — Мина — владелец соляного промысла, дал сыну свое отчество, которое для незнатных людей служило заменой фамилии. Свое дело Мина передал старшим сыновьям, а младший Кузьма, не получив наследства, должен был сам искать пропитание. Он переехал в Нижний, купил себе двор и стал торговать мясом. Мало-помалу дело пошло на лад, и Кузьма женился на посадской жительнице Татьяне Семеновне. Сколько у него было детей — неизвестно, выжил из них только один сын Нефед. Общительность, честность, деловая хватка снискали Минину высокую репутацию среди купцов, которые избрали его посадским старостой. Это почти все, что известно о Кузьме Минине до его участия во втором ополчении.

Гораздо больше знаем мы о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском до его выдвижения на роль главы земщины. Он принадлежал к знатному, но обедневшему роду стародубских князей…

Юный князь потерял отца, когда ему было всего 9 лет. Вместе с младшим братом и старшей сестрой он воспитывался в родовой вотчине Мугрееве. Будучи старшим сыном, он унаследовал все отцовские имения, когда женился на девице Прасковье Варфоломеевне, тем самым став совершеннолетним по тогдашним представлениям…

В 1593 г. 15-летний Пожарский был вызван на дворянский смотр и начал государеву службу, став стряпчим. Стряпчие жили для царских услуг по полгода в столице, а остальное время могли проводить у себя в деревнях. Куда бы ни шел государь: в Думу, в церковь, на войну, его должны сопровождать стряпчие. Этот чин сыновья знатных бояр получали в 15 лет и носили недолго. Дмитрий оставался стряпчим и за 20. Сначала он исполнял свои обязанности при дворе Федора Ивановича, а затем, по его смерти, у Бориса Годунова.

Военная служба Пожарского, по мнению Р.Г.Скрынникова, началась в 1604-1605 гг., во время войны с Лжедмитрием. Пожарский оставался верен Годуновым до последнего. Он не покинул лагерь «земского» законного государя Федора Борисовича, даже когда торжество самозванца стало для всех очевидно. Но после того, как правительственная армия была распущена и воцарился Отрепьев, князю Дмитрию Михайловичу не оставалось ничего другого, как вернуться к придворным обязанностям. При Лжедмитрии 1 он был стольником. В обязанности его входило потчевать на торжественных приемах иноземных послов яствами и напитками. От интриг во дворце он уклонялся и в заговоре против самозванца не участвовал.

Мы не располагаем какими-либо фактами биографии Пожарского, которые относятся ко времени воцарения Шуйского. Даже имя Дмитрия Михайловича отсутствует в списке стольников 1606-1607 гг. Р.Г.Скрынников предполагает, что, возможно, князь Дмитрий попал в самый конец списка, который не сохранился.

Во время борьбы с Тушинским вором, осенью 1608 г. Пожарский с небольшим отрядом ратных людей был послан в Коломну. … Воевода захватил пленных и обоз с казной и продовольствием. Победа Пожарского имела тактическое значение. Но на фоне сплошных поражений войск правительства она стала приятным исключением из правила…»

Во время семибоярщины, после заключения правительством договора 17 августа 1610 г., Пожарский первое время разделяет мирные иллюзии части русских в отношении польского короля и надежды на успокоение Смуты под властью Владислава. Но вскоре стало ясно, что мирный договор 1610 г. поляками не выполняется. Тогда Пожарский принял активное участие в национально-освободительном движении…

Наступил день… Кузьма Минин без колебания назвал имя князя Дмитрия Пожарского. Тот находился на излечении от ран в селе Мугрееве, неподалеку от Нижнего. Ранение в голову привело к тому, что князь заболел «черным недугом», как называли тогда эпилепсию. «Многажды» слали к нему нижегородцы послов, а он отказывался возглавить рати, ссылаясь на болезнь. На самом деле, кроме опасений за собственное здоровье, согласиться при первом свидании не позволял этикет. Были, очевидно, и опасения непослушания не привыкшего к воинской дисциплине посадского «мира». Кузьма Минин лично явился в Мугреево уговаривать князя. Они быстро нашли общий язык.

ДЕНЬ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ

Федеральный закон от 13 марта 1995 г. N 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России». Принят Государственной Думой 10 февраля 1995 года

История России богата знаменательными событиями. Во все века героизм, мужество воинов России, мощь и слава русского оружия были неотъемлемой частью величия Российского государства. Помимо военных побед существуют события, достойные быть увековеченными в народной памяти.

Настоящий Федеральный закон устанавливает дни славы русского оружия — дни воинской славы (победные дни) России (далее — дни воинской славы России) в ознаменование славных побед российских войск, которые сыграли решающую роль в истории России…

Статья 1. Дни воинской славы России

В Российской Федерации устанавливаются следующие дни воинской славы России:

18 апреля — День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере (Ледовое побоище, 1242 год);

21 сентября — День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380 год);

7 ноября — День проведения военного парада на Красной площади в городе Москве в ознаменование двадцать четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (1941 год);

7 июля — День победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении (1770 год);

10 июля — День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении (1709 год);

9 августа — День первой в российской истории морской победы русского флота под командованием Петра Первого над шведами у мыса Гангут (1714 год);

24 декабря — День взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А.В. Суворова (1790 год);

11 сентября — День победы русской эскадры под командованием Ф.Ф. Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра (1790 год);

8 сентября — День Бородинского сражения русской армии под командованием М.И. Кутузова с французской армией (1812 год);

1 декабря — День победы русской эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853 год);

23 февраля — День защитника Отечества;

5 декабря — День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941 год);

2 февраля — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943 год);

23 августа — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве (1943 год);

27 января — День снятия блокады города Ленинграда (1944 год);

9 мая — День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 -1945 годов (1945 год);

4 ноября — День народного единства.

В Ярославле открыли памятник Минину и Пожарскому

Место установки памятника исторически выверено: на этой территории, в самом центре города, 400 с небольшим лет назад располагалось собиравшееся со всех окрестных и дальних земель движения основали здесь храм, а спустя несколько лет, в этом месте был построен еще и монастырь, получивший свое название в честь святителей Кирилла и Афанасия.

Скульптурная композиция представляет собой высокий крест с ликом Христа, который заслонили собой два русских воина.

— Это очень символичная история. 400 лет тому назад был заложен этот монастырь, и сегодня мы видим новую страницу в истории обители и всего Ярославля. Памятник Минину и Пожарскому есть на Красной площади в Москве, есть в Нижнем Новгороде, но они другие. Установленный в Ярославле памятник — удивительный, уникальный. Это совершенно новый взгляд на подвиг наших предков, — сказал на открытии монумента заместитель министра культуры РФ Николай Овсиенко.

По словам губернатора Ярославской области Дмитрия Миронова, скульптурная композиция создавалась на народные деньги — пожертвования простых горожан и юридических лиц. Да и непосредственное место ее установки выбирали из предложенных вариантов тоже сами ярославцы, для чего на портале облправительства был проведен опрос. Естественно, и долгожданное открытие памятника было многолюдным, несмотря на дождь. Многие пришли с детьми.

— Мы видим крест, Спасителя и вооруженных воинов у креста. Вся эта композиция словно передает нам слова, которые произносили наши предки: «За веру православную и Русь святую!». Открытие такого монумента — свидетельство того, что мы не Иваны, не помнящие своего прошлого, — считает митрополит Ярославский и Ростовский Пантелеймон.

Автор и руководитель проекта — лауреат Государственной премии РФ, народный художник России Николай Мухин. Всего же над мемориалом высотой семь метров работали около сорока человек — художники, архитекторы, скульпторы.

— Я стою сейчас здесь и мысленно представляю людей, то ополчение, которое здесь собиралось четыре века назад, — поделился эмоциями Николай Мухин. — Именно отсюда ратники шли на Москву и освободили ее, освободили не только нашу столицу, но и сохранили главное — веру православную для нашего государства. Я рад, что историческая справедливость восстановлена. Великая честь — участвовать в таких проектах.

1612 год: Совет всея земли

7 (17) апреля 1612 г. в Ярославле было объявлено о рождении новой державы – Великой России. Так постановил собравшийся в городе Совет всей земли – выборных представителей от уездов страны. Грамоты с решением Совета были разосланы по всем городам разорённого Смутой государства.

Московское государство, созданное в XV–XVI вв. силой оружия и отчасти договорами, лежало в руинах. Его центральные структуры были или уничтожены в ходе многолетней гражданской войны, или служили «изменникам-боярам» и интервентам, засевшим в Кремле. В марте 1611 г. сама столица была сожжена.

Московские власти уничтожили Москву сами. В июле 1610 г. столичная верхушка – семь бояр – объявила стране, что берёт власть для организации выборов государя «всей землёй». Получив из Москвы такую грамоту, большинство россиян впервые за семь лет Гражданской войны решило «быть в соединении и стоять за православную веру всем заодно», защищая право страны выбрать государя, не покоряясь ни захватчикам-иноверцам, ни ворам-самозванцам.

Бояре приняли от народа присягу себе и… в августе предложили трон польскому королевичу Владиславу, заключив с ним договор о сохранении их власти и привилегий. В сентябре они сдали Москву войскам отца Владислава, короля Сигизмунда – врага, осаждавшего Смоленск. Россияне несколько месяцев пребывали в остолбенении от «боярской наглой измены». Города и воеводы хотели верить, что король Сигизмунд, как обещали бояре, выведет войска из России, а его сын примет православие и станет призванным государем,– третейским судьёй и полководцем,– как Рюрик и другие князья, которых приглашали города Руси.

Сигизмунд был в восторге от возможности разорить Россию. Его целью был захват земель и «распространение католической веры среди диких и нечестивых северных народов». Власть в Москве взял литовско-рус­ский шляхтич Гонсевский, правивший именем королевича по приказам короля. Его опорой стали королевские слуги – боярин Салтыков, купец-кожевник Андронов, назначенный казначеем русских финансов, и дьяк Грамотин.

Оккупанты вели себя в Москве как в порабощённом городе. Через три месяца москвичи, ещё не знавшие ужасов войны, заполнили Россию призывами о помощи. Страна, не помня зла, ещё считала себя Московским государством. Со всех концов России люди пошли спасать «царствующий град». Большинство из них опоздало.

Власти, засевшие в Кремле и Китай-городе, отняли у москвичей оружие, ввели комендантский час и даже запретили продавать мелкие дрова, опасаясь жердей и поленьев. Москву наполнили шпионы, в Кремль пускали с обыском. На башни втащили пушки. Поляки, литовцы и немцы оккупационных войск спали, не снимая доспехов. Гарнизон, знать и богачи ждали бунта. Иноземцы этого ожидания не вынесли и устроили в Москве резню.

19 марта 1611 г. князя Пожарского, спавшего в хоромах на Сретенке, разбудил набат. 8 тыс. немецких наёмников атаковали торг на Красной площади, на улицах рубила народ польско-литовская кавалерия. Князь с холопами, стрельцами и мастеровыми построил баррикады и выкатил с Пушкарского двора пушки. Ратники Пожарского сбили врага с Лубянской площади в Китай-город. У Яузских ворот оккупантов остановил воевода Бутурлин, из Замоскворечья изгнал казачий голова Колтовский, с Тверской отбросили стрельцы.

«Видя, что исход битвы сомнителен, я велел поджечь Замоскворечье и Белый город»,– писал Гонсевский. «Мы действовали по совету доброжелательных к нам бояр, – вторит пан Маскевич, – которые признавали необходимым сжечь Москву до основания, чтобы отнять у неприятеля все средства укрепиться. Пожар был так лют, что ночью в Кремле было светло, как в самый ясный день. Москву можно было уподобить аду».

Город была стёрт с лица земли. Раненого в голову Пожарского холопы увезли в его имение недалеко от Нижнего Новгорода. Подошедшие к столице ополченцы в ночь на 6 апреля они взяли укрепления Белого города, заперев неприятеля в стенах Кремля и Китая.

Московское государство пало. Подчиняться приказам из Кремля было зазорно. Никто не мог назначить воеводу и иного государственного чиновника. Не осталось ничего, хотя бы формально объединяющего страну. Когда вся эта окалина отвалилась, под её тонким слоем обнажилась мощная демократическая традиция.

Весной 1611 г. воины Ополчения создали «Совет всея земли» для восстановления законной власти в стране и учредили центральные ведомства-приказы вместо разгромленных в Москве. Но это была профанация демократии по образцу Речи Посполитой. Грамоты «Совета» были подписаны представителями 25 городов, но только воинскими людьми, стоявшими лагерем в Москве, а не гражданами. Этих самозваных «народных представителей» не выбирала «земля».

Подчиняться такому «Совету» Россия не могла. Об этом писалось в грамотах, которыми старый добрый земский совет Нижнего Новгорода обменивался с поволжскими городами, татарами и марийцами, земский совет Казани – с выборными властями Перми, те – с Устюгом, Солью Вычегодской и т.д.

Испокон веков существовавшие выборные городские власти договорились выбор военных не признавать. Они сошлись в главном: «быть нам всем в совете и соединении, друг друга не побивать, не грабить и дурного ничего ни над кем не делать, новых воевод, дьяков, голов и всяких приказных людей в города не пускать, а выбрать бы нам государя всей землёй Российской державы».

В этой переписке земские власти вышли за пределы своих полномочий. Со времён Древней Руси они существовали для самоуправления, а не «государева дела». Выбиравшиеся горожанами и свободными (чёрными и дворцовыми) крестьянами земские старосты и городовые приказчики занимались администрацией; целовальники – сбором и распределением налогов, часть которых шла на местные нужды; судьи – судом над податными сословиями (кроме смертной казни); губные чиновники – ловлей воров и разбойников с предварительным следствием; и т.п. В крепостнических районах Центра России власти выбирались дворянами, ибо дворянин выступал «отцом» его крестьян.

Выборные учреждения не возникли в условиях Смуты. При крушении государства они лишь проявили себя на государственном уровне. Когда древние скандинавы называли Русь «Страной городов» – «Гардарикой», они имели в виду их политический вес, а не количество (не большее, чем во Франции) или богатство (уступающее Византии). Именно города призывали, а если надо – изгоняли князей: такие случаи известны для Руси в целом (легенда о Рюрике) и почти в каждом древнерусском городе. Русское государство строилось на фундаменте местного самоуправления, а князья и цари с их публичной властью являлись его надстройкой. Самодержавие даже при Иване Грозном земское самоуправление не давило, а поддерживало.

«Лучшие люди», сообщавшие князю, что ему «указан путь» за невыполнение требований города, представляющего округу-«землю», были выборными представителями хозяев – землевладельцев, купцов и глав мастерских. Эти «золотые пояса» составляли городской совет – вече, которое в нужде обращалось ко всему мужскому населению, как римский сенат к народному собранию (из женщин имела право голоса только имевшая сына «матёрая» вдова).

Демократическая традиция зашла столь далеко, что расплодившиеся князья создали своё вече – съезд или «снем» – для обсуждения общерусских дел. Даже в самом низу, в сельских общинах, старосту выбирал мирской сход. На уровне Московском государстве сельскому сходу, городскому вечу и уездному земству (уезд – город с сельской округой) соответствовал Земский собор.

Великие князья нередко называли себя царями, но официально первым царём стал Иван IV – по воле Земского собора. Больше половины царей, включая Петра, было избрано соборами. Соборные решения можно было подделать, но легитимность власти опиралась именно на них. Земские соборы как выборные сословно-представительные органы собирались в XVI в. чаще, чем французские Генеральные штаты, и играли более заметную роль, чем английский Парламент.

Летом 1611 г. демократия не родилась, а проявилась в обстановке, когда государство гибло. Поляки взяли Смоленск, шведы – Новгород. Ополчение разбегалось. Гетман Ходкевич шел к Москве. Чтобы остановить его, власти Троице-Сергиева монастыря воззвали к городам.

В Нижнем Новгороде были царские воеводы, назначенные из Москвы чиновники и духовенство, но воевать никто не спешил. Лишь один из земских старост, мясной торговец Козьма Минин добился, чтобы грамоту из Троицы прочли публично. Это всколыхнуло народ, но дело не стронулось. День за днём Минин призывал пожертвовать третью часть имущества: 2500 торговцев его корпорации дали 1700 рублей, вдова принесла наследство, старушки – оклады с икон, и всё!

Нужна была профессиональная армия, а для неё – деньги, собрать которые могла лишь налоговая служба. Минин уговорил старост избрать походным воеводой князя Пожарского, а сам съездил к нему, убедив в серьёзности намерений. Пожарский поставил условие: он возьмётся создать армию, если за казну будет отвечать Минин. Город ударил челом Козьме: «Соглашусь,– ответил староста,– если подпишете приговор», по которому сбор денег обеспечивался всеми средствами, вплоть до продажи жен и детей должников.

Минин взялся за дело, и многие пожалели, что подписали приговор. Но мушкеты стрельцов реально будили патриотическое сознание богачей. А когда они стали готовы к бунту, в Нижний вступил князь с войском, тут же получившим жалование…

Вскоре возможности Нижнего были исчерпаны, но к Минину присоединялись представители земской власти городов Поволжья, распространявшие его опыт. На собранные деньги закупалось вооружение, снаряжение и припасы, платилось жалование. Войско было российским: «наёмные люди из иных государств нам теперь не надобны,– сказал Пожарский,– мы служим и бьемся за своё Отечество».

23 февраля 1612 г. армия двинулась в поход. На марше Пожарский принимал отряды, Минин – деньги, собранные местными властями. Каждый уезд «всемирным советом» выбирал по два человека от сословий: духовенства, дворян и горожан,– и с грамотами присылал в Ярославль, где в апреле был создан «Совет всей земли». Совет как временное правительство опирался на выборные земские власти; его воеводы вступали в города, только если их примут «всем миром».

В обоснование своей легитимности «Совет всей земли» изменил название нашей страны. «Московское государство», именем которого выбрали на царство Шуйского и Владислава, было в руках врага, а избрание царя «одной Москвой» вызывало народное негодование. Но вера, что именно Москва должна руководить страной, была сильна. Даже патриарх Гермоген утверждал: «дотоле Москве ни Новгород, ни Казань, ни Астрахань, ни Псков, и ни которые города не указывали, а указывала Москва всем городам». Совету пришлось это изменить.

7 апреля 1612 г. можно считать главным государственным праздником – Днём Великой России. Именно так в грамоте из Ярославля названа страна, которую представлял многонациональный и поликонфессиональный «Совет всея земли». Помимо русских, в Совет изначально вошли выборные представители народов Поволжья и Приуралья. В Ополчении служили русские, татары, мордва, мари и др. народы Великой России.

Московскими оставались лишь дворянские чины. Полководцы Совета именовали себя «Великороссийского Московского государства бояр и воевод и всей земли воеводами». В челобитных писали: «Великой России державы Московского государства боярам и всей земле». В платёжных документах значилось: «По наказу Великой Российской державы Московского государства бояр… и по совету всей земли».

Может ли быть Великая Россия без Москвы? На этот вопрос многие отвечали положительно, предлагая избрать царя «всею землёй» в Ярославле, а затем уже «очищать» столицу. Пожарский этому воспрепятствовал. Князь был убеждён, что в Гражданской войне не может быть победителей. Только объединившись, россияне могли покончить со Смутой, изгнать интервентов и сформировать своё государство так, как согласятся между собой его жители.

После освобождения Москвы Пожарский добился того, чтобы столичная знать и духовенство приняли участие в выборах царя вместе с восмьюстами делегатами от сословий всех 50 уездов России. Собрать народных представителей со всех уголков страны, где ещё шли боевые действия, было не просто. Лишь 21 февраля 1613 г., после долгих прений, на престол был избран Михаил Романов.

Для истории важна была не кандидатура царя (сам Михаил почти не правил), а процедура воцарения. Грозный, Годунов, Шуйский и Владислав – до, Алексей, Иван и Пётр Романовы – после, оформляли своё воцарение избранием. Но настоящие, соответствующие всем демократическим канонам выборы были одни,– и они не завершились коронацией Михаила. Земский собор остался и работал подряд девять лет (три созыва, в 1613–15, 16–18 и 19–22 гг.). Подобное было тогда лишь в итоге революции в Нидерландах, где Генеральные штаты остались укреплять страну и после избрания Вильгельма Оранского.

Земские представители собирались в критические моменты весь XVII век, вплоть до самовластия Петра, так что самодержавие Романовых в значительной мере создано ими. Это не избавило Россию от восстаний не представленных Соборами, а потому обделённых крепостных крестьян и казаков. Но самые опасные, грозящие существованию государства конфликты решить помогло.

Резюме:

Созданный Мининым и Пожарским в апреле 1612 г. «Совет всей земли» применил многовековой опыт российского народовластия, опиравшегося на фундаментальное понятие «всенародной правды» и гармоничного с культурой создавших нашу страну народов. Благодаря этому опыту, Всенародное ополчение не просто освободило Москву, но создало новое государство. Его лидеры поняли, что гражданская война не может завершиться победой одной из сторон. Народное согласие могло быть достигнуто лишь на основе древней традиции народовластия и представлениях о нравственности.

Часовня Казанской Богоматери в Ярославле

Часовня Казанской Богоматери — сооружение в форме ракеты с витражной перегородкой, изображённое на 1000-рублёвой купюре. Расположена на набережной реки Которосль перед Святыми воротами Спасо-Преображенского монастыря в центре Ярославля. Памятник торжественно открыт в августе 1997 года, в честь 385-летия выхода ополчения на Москву. Архитектор Г. Л. Дайнов.

История создания

Известно, что в 1612 году в Нижнем Новгороде было собрано народное ополчение для освобождения Москвы от захватчиков. Из Нижнего Новгорода ополчение двинулось вверх по Волге и остановилось в Ярославле, где крепло, набирало силу. Ярославль в период стояния ополчения (его штаб находился в Спасо-Преображенском монастыре) выполнял функции столицы государства.

Памятник установлен в ознаменование выхода из стен монастыря в 1612 году ополчения Минина и Пожарского. Из монастыря через Святые ворота ополчение вышло 27 июля 1612 года и двинулось на Москву.

Описание памятника

Сооружение это — одновременно и часовня, поскольку там есть изображения христианских святых, и памятник прошлому, так как внутри на плите начертаны слова «Народному ополчению 1612 года от благодарных потомков». В часовне есть в виде витража изображение иконы Казанской Божьей матери, которую ополченцы нашли в Ярославле и забрали с собой в поход на Москву. Знак хорошо виден издали. Вблизи имеет сходство с космической ракетой.

Ярославль в Смутное время (1601–12)

В 1601 г. в центральных регионах страны из-за гибели урожая начался сильнейший голод. По некоторым данным тогда погибло около 2/3 населения. Это способствовало приходу к власти самозванцев и наступления в стране Смуты.

В 1608 г. появился новый самозванец — Лжедмитрий II, его войска осаждали Москву и подступили к Ярославлю. Воевода Фёдор Петрович Барятинский решил сдаться. Городу, чтобы предотвратить разорение поддерживающими Лжедмитрия поляками, пришлось заплатить 30 тыс. рублей.

Марина Мнишек и её отец Ежи Мнишек под стражей в Ярославле. М. П. Клодт, 1883 г.Михаил Петрович Клодт (1835-1914), Public Domain

Новыми воеводами были назначены иностранцы Иоахим Шмит и Лоренц Биугге. 12 декабря в Ярославле остановился отряд Александра Лисовского, идущий на подавление восстаний в Костроме и Галиче. Ночью посадские люди перебили многих поляков, спящих пьяными, но эта попытка сопротивления была подавлена.

В феврале 1609 г. из Вологды в Ярославль вышло ополчение воеводы Никиты Васильевича Вышеславцева — оно разбило польский гарнизон под руководством Тышкевича 7 апреля недалеко от города, и иноземцы покинули Ярославль, а на следующий день туда вступило ополчение.

В городе начался ремонт и строительство укреплений. 30 апреля отряды пана Будзило и воеводы Наумова захватили слободы, а затем, в результате измены служки Спасского монастыря, и земляной город. Спасский монастырь и кремль выдержали осаду даже после подхода 8 мая войск Лисовского из Суздаля и 23 мая осада была снята. С тех пор иноземцы не захватывали Ярославль. В память этих событий был заложен храм Казанской Божьей матери. В 1610 г. при этом храме был основан Казанский женский монастырь.

Яков Любский дарит икону Казанской Богоматери ярославскому земскому старосте Василию Лыткину. Клеймо рамы от иконы Богоматери Ярославской-Казанской. Конец XVII в.unknown, Public Domain

В феврале 1611 г. боеспособные ратники выступили в поход на Москву, а дворяне во главе с воеводой Волынским принялись писать во все русские города письма с просьбой объединить усилия против интервентов. Но Первое ополчение не смогло взять Москву.

«Агенты Дмитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова». Картина Константина Маковского, 1862Константин Егорович Маковский (1839–1915), Public Domain

В марте 1612 г. Ярославль освободили силы Второго ополчения. Ярославцы встретили Минина и Пожарского с образами и оказали всякое содействие в организации освобождения других городов.

Дмитрий Пожарский с вождями ополчения обосновался в Ярославле и стал рассылать грамоты в русские города с призывом присылать своих представителей. В то время Ярославль стал фактически столицей России. Здесь назначались воеводы в освобождённые города, на ярославском денежном дворе чеканились серебряные монеты для выдачи жалования ополченцам. Значительную долю средств для содержания ополчения дали ярославские купцы.

В течение четырёх месяцев Второе ополчение, находясь в Ярославле, накапливало силы, чтобы выступить на Москву. 28 июля 1612 г. ополчение с Казанской иконой Божией Матери выступило на Москву. В 1613 г. новый царь Михаил Фёдорович послал из Ярославля, находясь здесь проездом в Москву, свою грамоту о согласии на престол.

«Заседание Земского Собора 1613 года». Миниатюра из рукописи «Избрание на царство М. Ф. Романова» 1673 года.Неизвестно