Соколовский в д

Соколовский Василий Данилович
21.07.1897 — 10.05.1968
Герой Советского Союза

Даты указов

29.05.1945 Медаль № 6454
Орден Ленина № 42349

Памятники

В Москве на Красной площади

Бюст в Гродно

Аннотационная доска в Смоленске

Мемориальная доска в Москве

Аннотационная доска в Москве

Бюст в Гродно (вид 2)

Предыдущая

Соколовский Василий Данилович — заместитель командующего войсками 1-го Белорусского фронта, генерал армии.
Родился 9 (21) июля 1897 года в деревне Козлики Белостокского уезда Гродненской губернии (ныне территория Польши) в крестьянской семье. Русский. Окончил учительскую семинарию в начале 1918 года.
В Красной Армии с февраля 1918 года. Окончил 1-е Московские военно-инструкторские курсы в мае 1918 года. Во время Гражданской войны с июня 1918 года воевал на Восточном, Южном и Кавказском фронтах. Занимал должности: командира роты, старшего адъютанта батальона, адъютанта полка, помощника командира полка. С июня 1919 года — старший помощник начальника штаба 39-й стрелковой дивизии, в июле-августе 1919 — начальник Сводной кавалерийской дивизии в 5-й армии Восточного фронта. С октября 1919 — начальник 13-й кавалерийской дивизии. С августа по октябрь 1920 — помощник начальника штаба и начальник штаба 32-й стрелковой дивизии.
С 1919 года учился в Военной академии РККА, из-за частой отправки на фронт учёба протекала урывками. Вернулся в академию только в октябре 1920 года и в 1921 году окончил её. Он был направлен в Туркестан и в ноябре 1921 года назначен помощником начальника оперативного управления штаба Туркестанского фронта. С апреля 1922 года — начальник штаба, с мая 1924 — исполняющий должность командира 2-й Туркестанский стрелковой дивизии, командующий группой войск Ферганской и Самаркандской областей. Активно участвовал в борьбе с басмачеством. За успешное руководство войсками награждён орденом Красного Знамени.
С ноября 1924 года — начальник штаба 14-й Московской стрелковой дивизии в Московском военном округе. С октября 1926 года — начальник штаба 9-го стрелкового корпуса. Служил в Северо-Кавказском и в Белорусском военных округах.
В 1928 году окончил Высшие академические курсы при Военной академии РККА имени М.В. Фрунзе. С января 1929 года — начальник штаба 5-го стрелкового корпуса. С июля 1930 года — командир 43-й стрелковой дивизии. С января 1935 года — заместитель начальника штаба Приволжского военного округа. Член ВКП(б)/КПСС с 1931 года.
С мая 1935 года Соколовский В.Д. — начальник штаба Уральского военного округа. С апреля 1938 года — начальник штаба Московского военного округа. С февраля 1941 года — заместитель начальника Генерального штаба РККА по организационно-мобилизационным вопросам.
В Великую Отечественную войну генерал Соколовский В.Д. — начальник штаба Западного фронта (21.07.1941-25.01.1942 и 5.05.1942-28.02.1943); начальник штаба Западного направления (30.07.1941-10.09.1941 и 1.02.1942-5.05.1942); командующий войсками Западного фронта (28.02.1943-15.04.1944); начальник штаба 1-го Украинского фронта (15.04.1944-9.04.1945); заместитель командующего 1-м Белорусским фронтом (9.04.1945-10.06.1945).
Соколовский В.Д. активно участвовал в планировании и осуществлении операций войск в Смоленском оборонительном сражении, битвы за Москву, Ржевско-Сычевской операции и операции «Марс» 1942 года. В начале 1943 года войска Западного фронта под его командованием, во взаимодействии с Калининским фронтом, провели Ржевско-Вяземскую операцию по ликвидации ржевско-вяземского плацдарма гитлеровцев, а летом и осенью участвовали в Орловской и Смоленской наступательных операциях, в ходе которых прорвали мощную оборону врага.
Был снят с должности командующего Западным фронтом после неудачных попыток наступления на витебском и оршанском направлениях осенью и зимой 1943-1944 года, сопровождавшихся большими потерями войск фронта. В дальнейшем, на постах начальника штаба фронта и заместителя командующего фронтом — участник подготовки и проведения Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Нижне-Силезской, Верхне-Силезской и Берлинской наступательных операций.
За умелое руководство боевыми действиями войск в Берлинской операции и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945 года генералу армии Соколовскому Василию Даниловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
После войны В.Д. Соколовский — заместитель, а с марта 1946 года — Главнокомандующий Группой советских войск в Германии и Главноначальствующий советской военной администрации в Германии, одновременно член Контрольного Совета от СССР по управлению Германией.
С марта 1949 года Маршал Советского Союза Соколовский В.Д. — первый заместитель Министра Вооружённых Сил (с февраля 1950 года — Военного министра СССР). С июня 1952 года по апрель 1960 года — начальник Генерального штаба — первый заместитель военного министра (с марта 1953 года — Министра обороны СССР).
В.Д. Соколовский — автор и руководитель разработки военно-теоретических и военно-исторических трудов: «Военная стратегия» (Изд. 3-е. М., 1968), «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» (М., 1964).
С 1960 года Маршал Советского Союза Соколовский В.Д. — генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Член ЦК КПСС (14.10.1952-17.10.1961), кандидат в члены ЦК КПСС (31.10.1961-10.05.1968); депутат Верховного Совета СССР 2-7-го созывов (1946 — 1968).
Жил в городе-герое Москве. Скончался 10 мая 1968 года. Его прах захоронен в Москве на Красной площади в Кремлёвской стене.
Воинские звания:
комдив (20.11.1935),
комкор (31.12.1939),
генерал-лейтенант (4.06.1940),
генерал-полковник (13.06.1942),
генерал армии (27.08.1943),
Маршал Советского Союза (3.07.1946).
Награждён 8 орденами Ленина (22.02.1941, 2.01.1942, 21.02.1945, 29.05.1945, 20.07,1947, 24.06.1948, 20.07.1957, 20.07.1967), орденом Октябрьской Революции (22.02.1968), 3 орденами Красного Знамени (28.02.1928, 3.11.1944, 20.06.1949), 3 орденами Суворова 1-й степени (9.04.1943, 28.09.1943, 6.04.1945), 3 орденами Кутузова 1-й степени (27.08.1943, 25.08.1944, 18.12.1956), медалями СССР. Награждён Почётным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР (22.02.1968).
В.Д. Соколовский награждён многочисленными иностранными наградами: орденом Республики (Тувинская народная республика, 31.03.1942), орденом «За заслуги перед Отечеством» с бриллиантами и в золоте (ГДР), орденом «Партизанская Звезда» 1-й степени (Югославия), Рыцарским крестом ордена «Виртути Милитари» и орденом «Крест Грюнвальда» 2-й степени (Польша), орденом Белого Льва 1-й степени (Чехословакия), орденом «Легион Почёта» степени командующего (США), орденом Почётного Легиона степени великого офицера (Франция), Командорским крестом ордена Британской империи, орденом Боевого Красного Знамени (Монголия), Крестом Независимости (Мексика) и медалями.
Имя В.Д. Соколовского было присвоено Новочеркасскому высшему военному командному Краснознамённому училищу связи, судну Министерства рыбного хозяйства. В городе Гродно (Белоруссия) установлен его бюст, а на бывшем здании штаба Уральского военного округа (город Екатеринбург) и на доме в Москве, где он жил, — мемориальные доски. Почётный гражданин города-героя Смоленска. Имя маршала носят улицы в Москве и Смоленске.
Сочинения:
Освобождение западных земель Украины. — В кн.: В боях за Львовщину. Львов, 1965;
Славный боевой путь. — В кн.: От Москвы до Берлина. М., 1966;
Великая битва под Москвой и ее историческое значение. — В кн.: Беспримерный подвиг. М., 1968.

Дополнил Юрий Лебедев

Маршал Советского Союза – персональное воинское звание. Оно было введено 22-го сентября 1935-го года. Спустя месяц состоялось и первое присвоение. Всего же это звание получили 36 профессиональных военных и пять политических деятелей. Среди первых маршалов страны были Климент Ворошилов, Александр Егоров, Михаил Тухачевский, Василий Блюхер и Семен Буденный.

Мы определили свой, но условный рейтинг маршалов Советского Союза, исходя из личных успехов и частичных неудач.

Итак, восьмое место!

Рейтинг вполне резонно может замыкать Семен Михайлович Буденный. Его начальные победы на военном поприще пришлись на годы Первой мировой войны. После Октябрьской революции во время Гражданской войны Буденный возглавил Конную армию, которая геройски сражалась с белогвардейцами на южных рубежах страны. Правда, зимой 1920-го года его конница потерпела два тяжелых поражения на Дону. Тогда Буденный потерял три тысячи сабель и, отступая, бросил всю артиллерию. В послужном списке Семена Михайловича имеется и дела гражданские. Например, через два года после присвоения ему и маршальского звания, Буденный выступил за исключение из партии другого маршала – Тухачевского. В опросном листе он написал: «Надо казнить». Но в те времена многие работали на опережение. Если не ты, то – тебя. В годы Великой отечественной войны по приказу маршала Буденного был взорван Днепрогэс. В потоках воды погибли тысячи людей. Немецкие солдаты, красноармейцы, беженцы, местное население. С января 43-го года Буденный командовал кавалерией Красной Армии.

Семен Михайлович БуденныйФото: ТАСС

Седьмое место.

На седьмую строчку в условном рейтинге маршалов Советского Союза можно поставить Климента Ефремовича Ворошилова. Его заслуги в сражениях Гражданской войны неоспоримы. Он командовал армией и военным округом. Был наркомом внутренних дел Украины. Кроме того, вместе с Дзержинским Ворошилов принимал активное участие в создании Всероссийской Чрезвычайной комиссии. В 1921-ом году участвовал в подавлении Кронштадского восстания. Десять лет Климент Ефремович возглавлял народный комиссариат по военным и морским делам. Шесть лет был Наркомом обороны СССР. В начале Великой Отечественной лично водил морских пехотинцев в штыковые атаки. А в 44-ом стал единственным, кого вывели из состава Госкомитета обороны.

Климент Ефремович ВорошиловФото: ТАСС

Шестое место в рейтинге маршалов Советского Союза можно отдать Семену Константиновичу Тимошенко. Именно он сменил Ворошилова на посту Наркома обороны СССР. Его храбрость не знала границ. В годы Гражданской войны дослужился до командира дивизии Конной армии. Пять раз был ранен, но не покидал строя. Награжден тремя Орденами Красного Знамени и Почетным революционным оружием. Звание маршал Тимошенко присвоили в мае 1940-го года. На второй день Великой Отечественной войны был назначен председателем Ставки Главного командования. В июле 41-го, командуя Западным фронтом попытался контратаковать немцев близ белорусского города Лепель. Его войска понесли тяжелые потери, но сковали продвижение врага на московском направлении. Осенью 41-го Тимошенко отбил у немцев Ростов-на-Дону, что стало тогда первой победой Красной Армии в сражении с фашистами. Командовал Тимошенко Сталинградским фронтом. А попал в опалу после провала операции «Полярная звезда».

Шестое место в рейтинге маршалов Советского Союза можно отдать Семену Константиновичу ТимошенкоФото: ТАСС

На пятой строчке виртуального рейтинга советских маршалов условно находится Леонид Александрович Говоров. Во время Гражданской войны подпоручик Говоров вступил в ряды Белой армии адмирала Колчака. Однако уже через год перешел на сторону большевиков. Стал добровольцем стрелковой дивизии под командованием Блюхера и занял должность командира артиллерийского дивизиона. Дважды был ранен. А за отвагу в ходе Перекопско-Чонгарской операции будущего маршала Говорова наградили Орденом Красного Знамени. С первого дня Великой Отечественной Леонид Александрович на Западном фронте. Лично руководит работами по организации Можайской линии обороны и готовит ответный удар. За декабрьское контрнаступление под Москвой Говорова награждают вторым Орденом Ленина. А в 44-ом командующий Ленинградским фронтом – Говоров отдал приказ о проведении салюта в честь снятия блокады с города на Неве.

На пятой строчке виртуального рейтинга советских маршалов условно находится Леонид Александрович ГоворовФото: ТАСС

Четвертое место условного рейтинга маршалов Советского Союза можно с полным правом отдать Ивану Степановичу Коневу. В годы Гражданской войны он был комиссаром бронепоезда, комиссаром дивизии и штаба Армии Дальневосточной республики. Незадолго до начала Великой Отечественной Конев возглавил Забайкальский военный округ. А летом 41-го его перевели командовать армией Западного фронта. Конев со своими бойцами попал в окружение, но сумел вывести из него управление армии и полк связи. При командовании Конева на Западном фронте Красная Армия потерпела одно из самых тяжелых поражений за всю войну. В Вяземском сражении наши потери составили до семисот тысяч человек. От суда и возможного расстрела Конева спас Георгий Жуков, который рекомендовал его на должность командующего Калининским фронтом. Войска под командованием Конева потерпели неудачу в Ржевской битве, а также в Жиздринской операции. Но в 43-ем году Конев реабилитировался в Курской битве, а его войска Степного фронта освободили Белгород и Харьков. В 44-ом Ивану Степановичу присвоили звание маршала Советского Союза. А в июне 45-го его наградили второй Золотой Звездой Героя. За образцовое руководство войсками в завершающих операциях Великой Отечественной.

Четвертое место условного рейтинга маршалов Советского Союза можно с полным правом отдать Ивану Степановичу КоневуФото: ТАСС

Родион Яковлевич Малиновский – на третьем месте условного рейтинга маршалов Советского Союза. В 16 лет паренька зачислили подносчиком снарядов в пулеметную команду пехотного полка, который сражался на полях Первой Мировой. В 17 Родион Малиновский получил первую боевую награду – Георгиевский Крест четвертой степени. Был тяжело ранен. Воевал в экспедиционном корпусе Русской армии во Франции. Домой вернулся через Владивосток. Под Омском его чуть было не расстреляли, приняв за иностранного шпиона. В 37-ом Малиновский в Испании в качестве военного советника помогал бороться с франкистами. В ходе Великой Отечественной поначалу в качестве командующего Южным фронтом потерпел чувствительное поражение в Харьковской операции. Но затем его инициатива и талант полководца проявились в полной мере. Он и его бойцы не позволили немцам прорваться из Сталинградского котла. Родион Яковлевич освободил Ростов-на-Дону, Донбасс, родную Одессу. Войну закончил в Чехословакии.

Родион Яковлевич МалиновскийФото: ТАСС

Второй в условном рейтинге маршалов Советского Союза – Александр Михайлович Василевский. Он мечтал стать агрономом, но стал выдающимся военачальником. В 1916-ом году командир роты Василевский участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. На рубеже 20-х годов прошлого века сражался с западными интервентами. Затем боролся с бандами и повышал свою военную квалификацию. Историки отмечают ключевую роль Александра Михайловича в организации обороны Москвы и последующего контрнаступления. В 42-ом году был назначен начальником Генштаба и одновременно – заместителем Наркома обороны СССР. В качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандующего Василевский координировал действия фронтов в Сталинградской и Курской битве, во время Белорусской операции и при освобождении Прибалтики. При этом он всегда стремился лично удостовериться, как выполняются его приказы. Под Севастополем его машина подорвалась на мине. К счастью, обошлось без ранения. Звание маршала Василевскому присвоили в 43-ем году. Всего через месяц после присвоения звания генерала армии. Такими темпами не мог похвастаться никто из других военачальников. И всего 24 дня потребовалось советским войскам под командованием маршала Василевского, чтобы разгромить миллионную Квантунскую армию на Дальнем Востоке.

Второй в условном рейтинге маршалов Советского Союза – Александр Михайлович ВасилевскийФото: ТАСС

Даже в спорте назвать истинного чемпиона бывает довольно сложно. А в определении лучшего маршала Советского Союза – и подавно. Поэтому, чтобы не обидеть память Георгия Константиновича Жукова и Константина Константиновича Рокоссовского, в рейтинге маршалов их обоих можно поставить на высшую ступень.

Причем, Рокоссовский – единственный в истории СССР дважды маршал. В Польше он удостоился такого же звания. Рокоссовский командовал Парадом Победы в июне 1945-го года. А принимал Парад – Жуков, которого в народе называли «маршалом Победы».

Рокоссовский – единственный в истории СССР дважды маршал. В Польше он удостоился такого же званияФото: ТАСС

И Рокоссовский, и Жуков воевали на фронтах Первой мировой. В Гражданскую они сражались в рядах Красной Армии. И оба – в кавалерии. А в начале 20-х были слушателями курсов усовершенствования командного состава. Затем Рокоссовский служил в Монголии. А Жуков попал туда значительно позже, чтобы проявить себя в боях на Халхин-Голе. Рокоссовский в это время находился в тюрьме по обвинению в связях с польской и японской разведками. В марте 40-го Рокоссовского освободили и реабилитировали. Великую Отечественную Константин Константинович начал командующим механизированным корпусом. В марте 42-го получил тяжелое ранение осколком снаряда. Следующей зимой его войска пленили фельдмаршала Паулюса и 90 тысяч немецких солдат под Сталинградом. После этого Рокоссовский провел множество успешных операций по разгрому врага. Он пользовался огромной популярностью у подчиненных. В составе Центрального фронта был создан отдельный офицерский штрафной батальон. Немцы панически боялись его и прозвали «Бандой Рокоссовского».

Если говорить о заслугах Георгия Константиновича Жукова, то они общеизвестны. Достаточно сказать, что он стал первым маршалом Советского Союза с начала Великой Отечественной.

В последний раз звание маршал Советского Союза было присвоено в апреле 90-го года тогдашнему министру обороны Дмитрию Язову.

Звание маршал Советского Союза исключили из перечня воинских званий в 1991-ом году в связи с распадом СССР. Но уже через два года появилось звание маршал Российской Федерации.

КОМПЕТЕНТНО

Наш рейтинг комментирует историк, основатель портала «Толкователь» Павел Пряников:

В этот рейтинг добавил бы двух маршалов и двух маршалов бы удалил. В моём представлении и в представлении военных историков маршал в первую очередь — это стратег. И двух больших стратегов в этом списке нет. Первый – это маршал Тухачевский, хотя и погибший в годы репрессий, но, тем не менее, сделавший много для обороноспособности страны. В том числе и во время Великой Отечественной войны. А второй маршал — Борис Шапошников. Причем, что характерно, оба маршала начинали свой путь еще в царских войсках. Шапошников вообще закончил Академию Генерального штаба в царской России и перед Революцией был в звании полковника. У этих людей было глубокое стратегическое мышление. Тухачевский очень верно предугадал, что будущая война будет войной моторов и направлял Красную Армию на то, чтобы вводить как можно больше механизированных частей. Он верно предполагал, что главная роль в будущей войне придется на танки. А Шапошников зарекомендовал себя как очень хороший стратег во время Великой Отечественной войны.

Соответственно двух маршалов старой формации Ворошилова и Буденного я бы из этого списка удалил, потому что заслуги этих людей пришлись на годы Гражданской войны. И во время Великой Отечественной войны, которая представляла собой войну нового типа они, конечно, не справились с теми стратегическими задачами, которые были на них возложены. И я немного бы, конечно, понизил роль маршала Жукова. Он, конечно, гениальный маршал спору нет, но я бы его поставил на третье место, а на первые два места Рокоссовского и Малиновского, потому что это были, действительно гениальные стратеги, разрабатывавшие операции в конце войны, которые сломили хребет немецкой армии. Вот такой мой вывод.

Соколовский Василий Данилович

Соколовский Василий Данилович
9(21).07.1897–10.05.1968

Маршал Советского Союза

Родился в д. Козлики под Белостоком в крестьянской семье. Работал учителем в сельской школе. После Октябрьской революции, в феврале 1918 года, вступил в Красную Армию. Командовал ротой, полком, бригадой, был начальником штаба дивизии. Сражался против атамана Семенова и белочехов, воевал под Царицыном и против войск Деникина (1919). В 1921 году блестяще окончил Военную академию РККА, после чего сражался с басмачами в Туркестане под Ферганой и Самаркандом, был ранен и награжден орденом Красного Знамени. С 1934 на крупных штабных должностях.

Во время Великой Отечественной войны (1941–1945) прошел боевой путь от Москвы до Берлина, возглавляя штабы фронтов, которыми командовали знаменитые полководцы, маршалы Г. К. Жуков и И. С. Конев. Особенно отличился в битве под Москвой. Он принимал непосредственное участие в планировании и осуществлении контрнаступлении под столицей. В Курской битве В. Д. Соколовский командовал Западным фронтом, который участвовал в операции «Кутузов» под Орлом. Затем последовало освобождение Смоленска (операция «Суворов»).

С именем В. Д. Соколовского связаны освобождение Украины, Польши, Чехословакии, штурм Берлина, где он предъявил врагу ультиматум о безоговорочной капитуляции.

29 мая 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. 27 раз салютовала Москва войскам генерала Соколовского. 24 июня 1945 года на Параде Победы он вел колонну 1-го Белорусского фронта. 1 1946 года В. Д. Соколовский получил звание Маршала Советского Союза.

После войны командовал Группой советских войск в Германии (1946–1949). На протяжении 8-ми лет был начальником Генерального штаба Вооруженных Сил СССР (1952–1960).

Автор трудов: «Военная стратегия», «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» и др.

Похоронен на Красной площади в Москве у Кремлевской стены.

1В книге Егоршина 31 июня (sic!). Исправлено по личному делу.

Маршал В. Д. Соколовский имел:

  • Золотую Звезду Героя Советского Союза (29.05.1945), 8 орденов Ленина,
  • орден Октябрьской Революции,
  • 3 ордена Красного Знамени,
  • 3 ордена Суворова 1-й степени,
  • 3 ордена Кутузова 1-й степени,
  • всего 18 орденов и 8 медалей;
  • Тувинский Орден Республики,
  • почетное именное оружие — шашку с золотым Гербом СССР (1968) и еще 10 иностранных орденов и 6 медалей.

В.А. Егоршин, «Фельдмаршалы и маршалы». М., 2000

Родился 9 июля (21 июля) 1897 г. в д. Козлики Белостокского уезда Гродненской губ., из крестьян, русский.

В 1918 г. окончил учительскую семинарию и 1-е Московские военно-инструкторские курсы, в 1921 г. — Военную академию РККА, в 1928 г. – Высшие академические курсы.

В Вооруженных Силах – с февраля 1918 г., с мая по август 1918 г. — командир роты, по ноябрь 1918 г. — помощник командира полка, командир полка, затем по июнь 1919 г. — слушатель Военной академии РККА, по декабрь 1919 г. — старший помощник начальника штаба дивизии и командира бригады, по июнь 1920 г. — слушатель академии, по ноябрь 1920 г. — начальник штаба дивизии, по октябрь 1921 г. — вновь слушатель академии и по апрель 1922 г. — помощник начальника оперативного управления Туркестанского фронта, по октябрь 1926 г. — начальник штаба дивизии, по июль 1930 г. — начальник штаба стрелкового корпуса, по январь 1935 г. — командир стрелковой дивизии, по май 1935 г. – заместитель начальника штаба округа, по февраль 1941 г. — начальник штаба Уральского и Московского военных округов.

Командующий войсками Московского военного округа Маршал Советского Союза Буденный С. М. писал в его аттестации в 1939 г.: «… Хорошо знает всю работу штаба округа. Несмотря на большой опыт и знания т. Соколовского, штаб округа еще не является гибким и четким в своей работе… Кадры в достаточной степени и всесторонне не изучает, рассматривает их только с точки зрения наличия знаний и опыта в работе…».

С февраля по июнь 1941 г. В. Д. Соколовский — второй заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии по организационно-мобилизационным вопросам.

В годы Великой Отечественной войны — первый заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии (по июль 1941 г.), начальник штаба Западного фронта (по январь 1942 г.), первый заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии (по февраль 1942 г.), начальник штаба фронта (по февраль 1943 г.), командующий войсками Западного фронта (по апрель 1944 г.). начальник штаба 1-го Украинского фронта (по апрель 1945 г.), заместитель командующего войсками 1-го Белорусского фронта (по июнь 1946 г.).

Маршал Советского Союза Жуков Г. К. писал в его аттестации в 1945 г.: «Генерал армии Соколовский… обладает большой силой воли и твердостью характера, смелый и энергичный, решительный и инициативный, постоянно требовательный к себе и подчиненным…

В период Берлинской операции непосредственно руководил боевыми действиями по овладению Берлином и успешно выполнил задание командования фронтом…»

После войны В. Д. Соколовский — заместитель Главнокомандующего Группой советских оккупационных войск в Германии и первый заместитель Главнокомандующего Советской администрации по управлению Советской зоны оккупированной Германии (по март 1946 г.). Главнокомандующий Группой советских оккупационных войск в Германии и Главнокомандующий Советской военной администрации в Германии (по март 1949 г.). Затем — первый заместитель министра Вооруженных Сил СССР (с 26 февраля 1950 г. — военного министра) (по июнь 1952 г.), начальник Генерального штаба Советской Армии (по апрель 1960 г.), генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР (по май 1968 г.).

Воинские звания: комдив — присвоено 21 ноября 1935 г., комкор — 31 декабря 1939 г., генерал-лейтенант — 4 июня 1940 г., генерал-полковник — 13 июня 1942 г., генерал армии — 27 августа 1943 г.. Маршал Советского Союза — 3 июля 1946 г.

В. Д. Соколовский умер 10 мая 1968 г. Похоронен на Красной площади в Москве.

Маршалы Советского Союза: личные дела рассказывают. М., 1996

Маршалы СССР

Понравилась статья? Поделись ссылкой!

ПУТЬ СТРАТЕГА

К 120-летию Маршала Советского Союза Василия Даниловича Соколовского

Выдающийся полководец Великой Отечественной, автор и разработчик классического труда «Военная стратегия», один из инициаторов присвоения Москве звания Города-героя…

В семье маршала Соколовского как реликвия хранится письмо, которое Василий Данилович в 1965 году написал в ЦК КПСС. В нём говорится о том, что Москва, у стен которой осенью 1941 года были разбиты не знавшие поражений гитлеровские полчища, незаслуженно забыта и что необходимо присвоить Москве звание Города-героя. Это письмо вместе с ним подписали также маршалы Советского Союза Иван Конев и Константин Рокоссовский.

Впервые звание «Город-герой» упоминается в Приказе Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1945 года, в котором городами-героями названы Ленинград, Сталинград, Севастополь и Одесса. 8 мая 1965 года, после того как Указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено Положение о почётном звании «Город-герой», оно присваивается и Москве. И огромная заслуга в этом принадлежит Василию Даниловичу Соколовскому — не только потому, что он написал упомянутое выше письмо, но и потому, что он был начальником штаба Западного фронта, оборонявшего московское направление и отстоявшего Москву.

Внучка маршала, Наталья Евгеньевна Соколовская-Синюкова, так вспоминает рассказы Василия Даниловича о войне: «Когда мы жили в Хлебном переулке и я училась в институте, то всё время спрашивала его, какой из периодов Великой Отечественной войны ему больше всего запомнился. И он неизменно отвечал, что это была битва за Москву».

Внучка маршала Наталья Синюкова-Соколовская

Родился будущий маршал 21 июля 1897 года в деревне Козлики Белостокского уезда, ныне расположенного на территории Польши, в бедной крестьянской семье. С детства он тянулся к знаниям и в 1918 году окончил Невельскую учительскую семинарию. Однако в первые же дни после создания Красной армии, почувствовав сердцем, что большевики — это те, кто выражает чаяния таких же, как он, «кухаркиных детей» и открывает им путь в большую жизнь, вступил в неё добровольцем. Вскоре его зачислили на 1-е Советские Московские пехотные командные курсы РККА, а затем, успев повоевать с белочехами и белогвардейцами на Урале и даже стать помощником командира полка, в числе первых 183 слушателей он был направлен в Академию генерального штаба. Весной 1920 года Василий Данилович в качестве начальника штаба 32-й стрелковой дивизии 11-й армии восстанавливает Советскую власть в Баку, сражается с интервентами и недобитыми деникинцами на Кавказе. Заболев тифом, он знакомится с Анной Баженовой, агитатором 11-й армии, которая буквально выходила его в госпитале. Они вновь встретились в Москве и уже больше не расставались до конца жизни.

14 октября 1921 года Василий Данилович окончил академию и был направлен в Туркестан на борьбу с басмачами. За спиной басмачей, прикрывающихся лозунгами «джихада», стояли англо-американские империалисты, снабжавшие их оружием и деньгами. Соколовский в должности начальника оперативного отдела штаба Туркестанского фронта с помощью легендарного разведчика Хамракула Турсункулова, кавалера ордена Красного Знамени, а в последующем трижды Героя Социалистического Труда, создаёт вместе с органами Туркестанской ЧК разведывательную агентурную сеть, которая очень помогла в ликвидации ферганского басмачества. Как позднее вспоминал Турсункулов, «Василий Данилович знал все тропинки, горы, кишлаки, настроения людей, обстановку. С товарищем Соколовским я встречался много раз и позднее, когда он командовал дивизией и войсками Ферганской и Самаркандской областей. У Василия Даниловича я учился дисциплине в работе, оперативности, краткости, умению не распыляться по мелочам, а браться за главное».

Басмачи отвечали террором. Однажды они подсыпали яд в стакан с водой в кабинете Соколовского. Он выпил и замертво рухнул на пол. Врачи констатировали смерть и отправили тело в морг. Ночью он пришёл в себя и выбрался из-под груды трупов, которыми уже был завален. В другой раз подосланный басмачами человек выстрелил в него из ружья в упор в тот момент, когда Соколовский объезжал строй красноармейцев. Однако в момент выстрела конь вздыбился, и заряд пришёлся в ногу. Ранение оказалось тяжёлым, и Соколовского пришлось отправить в Москву, где ему сделали операцию. Все эти эпизоды составили сюжетную канву замечательного советского фильма «Офицеры» (1971), в котором прообразами главных героев стали Василий Данилович Соколовский и Василий Иванович Чуйков, 2 мая 1945 года в Берлине вместе принимавшие капитуляцию Берлинского гарнизона, а после войны являвшиеся соседями по дачному посёлку Трудовая-Северная.

В январе 1928 года Василия Даниловича направляют на Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава, которые в те же годы окончили Георгий Жуков, Иван Конев, Константин Рокоссовский и другие будущие полководцы. После этого в течение 5 лет он командовал 43-й стрелковой дивизией Белорусского военного округа, в 1935 году был переведён заместителем начальника штаба Приволжского военного округа. В том же году его назначают начальником штаба вновь образованного Уральского военного округа. После того как 11 августа 1937 года вышел приказ НКВД СССР № 00485 о ликвидации местных организаций ПОВ (Польская организация войсковая) — прежде всего её диверсионно-шпионских и повстанческих кадров, Соколовский, так же как и Рокоссовский, попадает под подозрение. Его обвиняют в том, что он скрывает факт службы в царской армии и является белопольским шпионом. В последний момент Василия Даниловича спасает его супруга Анна Петровна, которая нашла в папке с документами мужа справку, подтверждавшую, что старший воинский начальник Невеля освобождает Василия Соколовского от призыва в армию до окончания учительской семинарии.

На учениях с Климентом Ворошиловым и Семёном Будённым. 1938 год

В апреле 1938 года комдив Соколовский становится начальником штаба Московского военного округа, которым командовал Маршал Советского Союза Семён Михайлович Будённый. С этого момента судьба Василия Даниловича неразрывно связана с Москвой, которую он вскоре будет оборонять, а затем до конца войны руководить фронтами и штабами на главном западном направлении РККА вплоть до окончания войны в Берлине.

18 декабря 1940 года Адольф Гитлер подписал секретную Директиву № 21 «Вариант Барбаросса» нападения на Советский Союз. Хотя уже в конце того же месяца советская разведка с помощью Ильзы Штёбе (оперативный псевдоним Альта) передала её содержание в Москву. Началась подготовка к войне. В марте 1941 года Политбюро принимает решение о скрытой мобилизации 900 тыс. военнослужащих запаса. Доукомплектация войск поручена генерал-лейтенанту Соколовскому, который в феврале 1941 года был назначен заместителем начальника Генерального штаба РККА по организационно-мобилизационным вопросам.

13 мая Генштаб перебрасывает на Запад четыре армейских управления и личный состав дивизий. Они должны были прибыть к новым местам дислокации в период с 10 июня по 3 июля. Однако поскольку немцы напали 22 июня, то из 939 эшелонов с войсками к месту назначения успели прибыть только 83, 455 находились в пути, а 401 эшелон даже не приступил к погрузке.

Тем не менее именно эти дивизии сыграли решающую роль в стабилизации фронта в июле-августе под Смоленском, после того как Западный фронт, созданный на базе Западного особого военного округа под командованием генерала армии Дмитрия Павлова, был полностью разгромлен немцами в первые же дни войны в Белостокском и Минском «котлах». Под Смоленск были срочно переброшены сформированная в Забайкалье 16-я армия и сформированная на Северном Кавказе 19-я армия, первоначально прибывшие на Украину в Киевский особый военный округ. Кроме того, под Смоленск перебрасывается сформированная в Орловском военном округе 20-я армия. 2 июля командующим войсками западного направления был назначен Маршал Советского Союза Семён Тимошенко, а начальником штаба — генерал-лейтенант Василий Соколовский.

В течение двух месяцев (с 10 июля по 10 сентября) на огромной территории (600–650 км по фронту) развернулось Смоленское сражение. В результате прорыва немецких танковых групп 16 июля немцы ворвались в Смоленск. 19-я, 20-я и 16-я армии оказались в окружении. 17 июля в штаб Западного фронта прибыл генерал-майор Рокоссовский, которому поручили нанести контрудар в районе Ярцево. И, хотя наступление группы Рокоссовского 18-20 июля было отражено, 23-24 июля начались встречные боевые действия оперативных сил Западного фронта в направлении Смоленск.

28 июля Смоленск был оставлен. Однако группе Рокоссовского, занявшей Ярцево, удалось возобновить контроль над переправами через Днепр, по которым переправились остатки 16-й и 20-й армий. Немцы, в свою очередь, вынуждены были перейти к обороне. Это решение, как передавал из Токио Рихард Зорге, привело к отказу Японии от вступления в войну на стороне Германии до конца текущего года. Таким образом, несмотря на большие потери, Смоленская оборонительная операция сыграла огромную роль в срыве планов немецкого командования по взятию Москвы.

Николай Булганин, Георгий Жуков, Василий Соколовский, Василий Хохлов. 1941 год

Продолжить наступление на Москву немцы смогли лишь после того, как замкнули Киевский «котёл» и разгромили Юго-Западный фронт РККА. 16 сентября, когда сражение за Киев близилось к концу, командование группы армий «Центр» издало директиву о подготовке операции по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун». К этому времени войска западного направления были разделены на три фронта. Непосредственно московское направление оборонял Западный фронт под командованием генерал-полковника Ивана Конева. Начальником штаба был генерал-лейтенант Василий Соколовский. Предполагалось, что немцы ударят вдоль шоссе по линии Смоленск — Ярцево — Вязьма, где и была создана наибольшая плотность обороны силами 16-й армии Рокоссовского. Однако немецкая группа армий «Центр», которой подчинялись 3-я и 4-я танковые группы, нанесла сокрушительные удары севернее и южнее, окружив западнее Вязьмы 37 дивизий. Потери Красной армии убитыми и ранеными превысили 380 тыс. человек, в плен попало свыше 600 тысяч. Дорога на Москву была открыта.

Однако ещё 4 октября Рихард Зорге отправил свою последнюю радиограмму:

«НАЧАЛЬНИКУ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИЯ
ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ
ТОКИО, 4 октября 1941 года
Радио-телеграф
Только 3000 различных грузовиков и других машин были направлены (речь идет о переброске из Северного Китая в Манчжурию). 1000 грузовиков перед этим были переброшены из Манчжурии в Северный Китай. В течение первых недель подготовки выступления против СССР командование Квантунской армии распорядилось призвать 3000 опытных железнодорожников для установления военного сообщения по сибирской магистрали, но теперь это уже отменено. Все это означает, что войны в текущем году не будет».

18 октября Рихарда Зорге арестовала японская полиция. Хотя его последняя радиограмма позволяла Иосифу Сталину перебросить свежие дальневосточные дивизии под Москву. Главное теперь было выстоять до их подхода и определить момент, когда немцы начнут выдыхаться. Эта задача ложилась главным образом на плечи начальников штабов, и прежде всего на Василия Даниловича Соколовского.

Он сохранил свою должность, когда 10 октября новым командующим Западным фронтом вместо Ивана Конева был назначен генерал армии Георгий Жуков. Вышедшие из окружения войска (порядка 85 тыс. человек) отходили на Можайскую линию обороны, которую на подольском направлении удерживали только снятые с занятий курсанты. На волоколамском направлении вновь формировалась полностью разгромленная под Вязьмой 16-я армия Рокоссовского, в состав которой включались отступающие части и сформированная в Алма-Ате 316-я дивизия генерал-майора Ивана Панфилова.

В это время немецкая 3-я танковая группа повернула на Калинин и 14 октября взяла город. Для прикрытия столицы с северо-запада 17 октября был создан Калининский фронт под командованием Ивана Конева. К концу октября немецким войскам 4-й армии и 4-й танковой группы удалось сбить соединения Западного фронта с Можайской линии обороны практически на всем её протяжении и постепенно оттеснять их к Москве, в которой было введено осадное положение. Бои шли уже в 80 км от столицы.

В это время начались проливные дожди. Немцы вынуждены были остановиться и провести перегруппировку. 7 ноября, в день Великой Октябрьской социалистической революции, на Красной площади состоялся военный парад, что, несомненно, усилило боевой дух защитников Москвы.

Немецкое наступление возобновилось 15 ноября. Немцы стремились обойти Москву с севера и с юга и соединиться в районе Ногинска. 3-я танковая группа, наступая в полосе обороны 30-й армии генерал-майора Дмитрия Лелюшенко, 23 ноября захватила Клин и продолжила наступление на восток с выходом на линию канала Москва — Волга. 4-я танковая группа наступала в полосе 16-й армии генерал-лейтенанта Константина Рокоссовского и 25 ноября своим правым флангом подошла к городу Истре вместе с частями дивизии СС «Дас Райх». Здесь их остановила 78-я сибирская дивизия полковника Афанасия Белобородова. Уличные бои с сибиряками переходили в рукопашные схватки. Этот участок находился под контролем штаба фронта, и Белобородов сразу узнал в трубке голос Соколовского:

— Сдал Истру?

— Сдал…

— Нехорошо. А ещё гвардеец. Командующий просил передать: ты Истру сдал, ты и возьмёшь её обратно.

— Возьму, товарищ генерал!

И Соколовский зачитал приказ: «В Народном Комиссариате Обороны. О преобразовании 2-го и 3-го кавкорпусов и 78-й стрелковой дивизии в гвардейские. В скобках значится: «Командир дивизии генерал-майор Афанасий Павлантьевич Белобородов». Поздравляю дивизию и тебя лично!»

Слово своё гвардейцы сдержали.

Когда части 16-й армии переправились через Истринское водохранилище и взорвали водоспуски, территория на 50 км к югу была затоплена. Однако немцы обошли Истринское водохранилище с севера, взяли Солнечногорск, и 50-й армейский корпус покатился по Ленинградскому шоссе на Москву. Навстречу ему в район Крюкова перебросили снятую с Истринского рубежа панфиловскую дивизию и 1-ю гвардейскую танковую бригаду Михаила Катукова. Командующий фронтом Жуков находился в 16-й армии и лично руководил военными действиями.

В ночь на 28 ноября боевая группа под командованием полковника Хассо фон Мантойфеля захватила неповреждённый мост через канал Москва — Волга и стремительным ударом ворвалась в Яхрому. Между правым флангом 16-й армии и левым флангом 30-й армии образовался большой разрыв. 30 ноября немцы захватили Красную Поляну (Лобню) и были уже в 17 км от границы Москвы и в 27 км от Кремля. Панфиловская дивизия вела ожесточённый бой за Крюково, станция восемь раз переходила из рук в руки. Создалась угроза окружения 16-й армии.

И вот в этот критический момент сказал своё слово начальник штаба фронта Василий Соколовский. Он почувствовал, что немцы выдыхаются, ведь они катились на восток по «белоснежным полям», не имея понятия, что их ждёт впереди. А там непрерывно выгружались сибирские части. Соколовский следил за соотношением сил и докладывал об этом Жукову. 29 ноября Жуков позвонил Верховному Главнокомандующему и предложил нанести контрудар. Поздно вечером 29 ноября Ставка приняла решение о начале контрнаступления и потребовала от Военного совета Западного фронта план операции. Этот план был разработан Василием Даниловичем в течение ночи и представлен утром 30 ноября в виде карты с пояснительной запиской. Эта записка, написанная рукой Соколовского, на которой стоят подписи его, Георгия Жукова и члена Военного совета Николая Булганина, была недавно опубликована. На ней размашисто написано: «СОГЛАСЕН» — и подпись: «СТАЛИН».

Для нанесения контрудара 30 ноября на базе оперативной группы полковника Александра Лизюкова в районе Лобня — Сходня — Химки была сформирована 20-я армия под командованием генерал-лейтенанта Андрея Власова. Между ней и 30-й армией наступала 1-я ударная армия генерал-лейтенанта Василия Кузнецова, сформированная в Загорске (Сергиевом Посаде) из прибывающих сибирских стрелковых бригад и лыжных батальонов.

1 декабря части 1-й ударной армии выбили боевую группу Мантойфеля с восточного берега канала и продвинулись на 5–7 км. Утром 2 декабря в наступление перешли части 20-й армии с задачей окружить и уничтожить противника в районе Красной Поляны. К 5 декабря немецкие войска были вынуждены перейти к обороне по всему фронту. В ходе Клинско-Солнечногорской операции части 20-й армии во взаимодействии с войсками 16-й, 30-й и 1-й ударной армий нанесли поражение главным силам 3-й и 4-й танковых групп противника, от­бросили их на рубеж рек Лама и Руза и 20 декабря освободили Волоколамск.

По воспоминаниям сына Василия Кузнецова, когда в ноябре шло обсуждение кандидатуры командующего 1-й ударной армией, Василий Иванович лежал в госпитале. Сталин вызвал его в Ставку и объявил ему о назначении командармом. «Ну что, вы довольны назначением?» — спросил Сталин. — «Доволен, только армия уж очень куцая — одни лыжные батальоны, лишь одна дивизия… И какой дурак корпуса отменил!» — ответил Кузнецов. Уже после Победы, в мае 1945 года, когда войска 3-й ударной армии генерал-полковника Василия Кузнецова взяли Рейхстаг и водрузили над ним Знамя Победы, Сталин неожиданно вернулся к этому разговору: «А помнишь, как ты меня дураком тогда назвал?..» — и, выразив благодарность за битву под Москвой и за взятие Рейхстага, поздравил Василия Ивановича с присвоением звания Героя Советского Союза.

1 мая 1945 года на КП командующего 8-й гвардейской армией генерал-полковника Василия Чуйкова прибыл для переговоров о перемирии начальник генерального штаба сухопутных войск, генерал пехоты Ганс Кребс. Переговоры с ним от лица советского командования вёл заместитель командующего 1-м Белорусским фронтом, генерал армии Василий Соколовский. Генерал Кребс заявил Соколовскому, что Гитлер покончил жизнь самоубийством, образовано новое правительство, и он уполномочен просить условия перемирия. Василий Данилович спокойно ответил: «Военные действия могут быть прекращены лишь при условии полной безоговорочной капитуляции». Ничего не добившись, Кребс уехал. Вечером того же дня он застрелился в бункере Гитлера.

Утром 2 мая на том же командном пункте Чуйкова появился комендант берлинского гарнизона генерал артиллерии Хельмут Вейдлинг. И вновь на переговоры с ним приехал Соколовский. При этом присутствовал писатель Всеволод Вишневский, который сделал запись этой беседы.

Соколовский (к Вейдлингу). Вы должны отдать приказ о полной капитуляции.

Чуйков. Наши части прекратили стрельбу, а немцы на отдельных участках ещё стреляют.

Вейдлинг. Я охотно помогу прекратить военные действия наших войск…

Чуйков. Напишите приказ о полной капитуляции, и у вас будет совесть чиста…

Соколовский. Итак, товарищ Вишневский, заканчивается Вторая мировая война.

Вишневский. Да, заканчивается…

Вейдлинг молча вручил Соколовскому проект приказа: «30 апреля 1945 года фюрер покончил с собой, оставив на произвол судьбы всех, кто присягал ему на верность. Согласно последнему приказу фюрера, вы, немецкие солдаты, должны продолжать бои за Берлин, несмотря на то что ваши боеприпасы на исходе, и в сложившемся положении дальнейшее сопротивление бессмысленно. Я приказываю немедленно прекратить всякое сопротивление. Каждый час сражения продлевает ужасающие страдания гражданского населения Берлина и наших раненых. По взаимному соглашению с высшим командованием советских войск я призываю вас немедленно прекратить боевые действия. Вейдлинг, бывший командующий берлинским оборонительным районом».

В ночь с 8 на 9 мая в пригороде Берлина Карлсхорсте состоялось подписание Акта о безоговорочной капитуляции.

От германской стороны акт подписали: генерал-фельдмаршал, начальник Верховного главнокомандования Вермахта Вильгельм Кейтель, представитель люфтваффе — генерал-полковник Ганс-Юрген Штумпф и Кригсмарине — адмирал Ганс-Георг фон Фридебург. Безоговорочную капитуляцию приняли маршал Георгий Жуков и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Уильям Теддер. В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал Карл Спаатс и генерал Жан Мари де Латр де Тассиньи.

Когда подписывался Акт о безоговорочной капитуляции, Соколовский напомнил присутствующим генералам: «Тысячу раз был прав Шекспир, сказавший в своё время: «Кто начал злом, тот и погрязнет в нём»».

В письме, направленном в 1965 году в Президиум ЦК КПСС, о котором мы упоминали в начале этой статьи, говорилось: «В мае нынешнего года вся наша страна будет праздновать двадцатилетие Великой Победы. Величайший вклад в достижение Победы внесла великая битва под Москвой в 1941 году. Героический подвиг москвичей в великой битве под стенами своего родного города никогда не померкнет. Следовало бы исправить допущенную ошибку и в ознаменование этой победы присвоить Москве звание «Город-герой». Это звание трудящиеся столицы завоевали в ожесточенных боях с врагом в самые трудные для нашей Родины дни».

“Самая большая гроза разразилась над головами командования Западного фронта. Оно фактически провалило то, что по логике вещей должно было стать Вторым сталинским ударом.

Перед генералом В.Д. Соколовским и его пятью армиями в конце сентября 1943 года была поставлена задача разгромить группу армий “Центр” на смоленско-минском направлении, освободить Оршу, Могилёв, Вильнюс. Наступавший Белорусский фронт генерала армии К.К. Рокоссовского должен был овладеть Минском.

Войска у двух генералов были примерно одинакового качества, соотношение сил с противником, условия местности – одинаковые. Вот только результаты разные. Рокоссовский с ноября 1943-го по март 1944 года провёл три фронтовые операции, продвинулся до 200 км, освободил города Гомель, Речица, Мозырь, Калинковичи, Рогачёв, потеряв около 200 000 бойцов.

Войска Западного фронта к 1 апреля 1944 года провели 11 операций на трёх направлениях и преодолели от 10 до 20 км. Потери Западного фронта убитыми и ранеными составили 530 537 человек. После первых неудачных попыток Ставка потребовала от Соколовского взять хотя бы Витебск и Оршу, но и это для него оказалось непосильной задачей. Жуков таскал Соколовского за собой всю войну, и Командование западным фронтом – единственный случай, когда Василия Даниловича, чистокровного канцелярского работника, отпустили на самостоятельные хлеба. Однако карьеру полководца сделать не получилось: мало что сам Соколовский в военном искусстве был бездарь с амбициями, он и вокруг себя собрал таких же кадров, недостаток ума заменявших высокой требовательностью.

Вместо согласованных ударов для достижения определённой цели фронт проводил изолированные друг от друга армейские операции. Причём планировали их армейские штабы, а штаб фронта этих планов в глаза не видел, командующий утверждал их по телефону. Мало кто видел и самого командующего. В течение четырёх месяцев Соколовский проживал вдвоём со своим “адъютантом” в полковничьих чинах в 100 километрах от собственного штаба. За это время с начальником штаба фронта он виделся не более 3-4 раз, командующие родами войск записывались к нему на приём за несколько дней.

Фактически Соколовский и его штаб войсками не руководили, а занимались только тем, что передавали московские директивы нижестоящим инстанциям. Затем надо было только регулярно стучать кулаком по столу, грозить подчинённым расстрелом и требовать выполнения поставленной задачи любой ценой.

Рыба гниёт с головы: подчинённые относились к своим обязанностям соответственно. На правильную организацию боя, на жизнь солдат им было наплевать. Разведка противника не велась. Огромная масса артиллерии лупила по своим, случалось даже прямой наводкой (!), в лучшем же случае – по пустому месту. Куда стреляют пушки, начальство не интересовалось, лишь бы открыли огонь по графику. Пехота шла в атаку на неподавленные огневые точки, несла колоссальные потери и не двигалась вперед. При этом снарядов было израсходовано почти вдвое больше, чем на сражающемся за Киев 1-м Украинском фронте. В массированных и необеспеченных атаках был полностью уничтожен 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус: в нём осталось 2 (два!!!) танка.

Лучшим своим командармом Соколовский считал генерала В.Н. Гордова, командовавшего 33-й армией. На эту должность Василия Николаевича понизили с должности командующего Сталинградским фронтом, что было ему очень обидно. Генерал был человеком совершенно жуковского склада, то есть хам, мордобойщик, расстрельщик и вообще “горячий человек”. Но зачем Сталину два Жукова? Тогда вообще никаких войск не напасёшься. Как и под Сталинградом, основным методом управления боем у Гордова были ругань, оскорбления и угрозы расстрела. Потери 33-й армии за пять месяцев составили свыше 50 процентов потерь всего Западного фронта; Гордов уничтожил свою армию как минимум дважды, и нечего на немцев валить: прибывающие пополнения с ходу бросались в бой, командиры подразделений не знали своих солдат, а солдаты своих командиров. Он гнал под пули разведчиков, химиков, сапёров, ставил в цепь офицерский состав дивизий и корпусов. Из приказов командарма:

“Весь офицерский состав поставить в боевые порядки и цепью пройти лес, назначив небольшие отряды для выкуривания автоматчиков из их гнёзд…..

Немедленно всё управление корпуса отправить в цепь. Оставить в штабе только начальника оперативного отдела….

Лучше нам быть сегодня убитыми, чем не выполнить задачу……. ”

Под командованием Гордова в армии было убито и ранено 4 командира дивизии, 8 заместителей командиров дивизий и их начальников штабов, 38 командиров полков и их заместителей и 174 командира батальона. Не считая офицеров, расстрелянных без суда и следствия.

В принципе в Красной Армии всё это были нормальные явления. Недаром солдатская поговорка утверждает: “На войне, как в колхозе – всё несправедливо”. Если бы Соколовский и Гордов взяли хотя бы Оршу, то получили бы ордена и новые пополнения. Но тут уж больно случай был клинический: полмиллиона потерь и никакого результата. Поэтому для выяснения причин неудач ставка в апреле 1944 года направила на Западный фронт специальную комиссию в составе члена ГКО Г.М. Маленкова, генерал-полковников А.С. Щербакова и С.М. Штеменко, генерал-лейтенантов Ф.Ф. Кузнецова и А.И. Шимонаева с несколькими группами проверяющих по всем родам войск и службам, которая пришла к выводу, что главной причиной отсутствия успеха в операциях Западного фронта является “неудовлетворительное руководство войсками со стороны командования”.

Доклад комиссии товарищу Сталину от 11 апреля 1944 года вскрывает поразительную картину разложения “верхов” и безжалостного уничтожения “низов”:

“Ни в одной из перечисленных операций не была прорвана оборона противника, хотя бы на её тактическую глубину, операция заканчивалась в лучшем случае незначительным вклинением в оборону противника при больших потерях наших войск……Западный фронт при проведении всех операций всегда имел значительное превосходство в силах и средствах перед противником, позволяющее безусловно рассчитывать на успех…….

В 33, 31 и 5-й армиях были неоднократные случаи, когда артиллерия вела огонь по районам (квадратам), данным штабами артиллерии армии, а на самом деле в этих квадратах целей не было и артиллерия вела огонь по пустому месту, а нашу пехоту расстреливали огневые точки противника из других районов….на наблюдательных пунктах некоторых артполков были не офицеры, а рядовые бойцы…..

Артиллеристы своих ошибок и недостатков не вскрывают, не изучают, а пытаются замазать их. Артподготовка проводится по шаблону. Начало артподготовки обозначалось залпом РС, затем проводился период разрушения и в конце – налёт артиллерии по переднему краю. Противник привык к этому шаблону и, зная порядок огня, умело сохранял свою живую силу в укрытиях…..Чрезмерная централизация артиллерии при продвижении пехоты вперёд в руках командиров дивизий и выше лишает командира батальона средств подавления и возможности реагировать на обстановку. Особенно плохо воспитаны миномётчики, в ряде случаев они просто уклоняются от связи с пехотой, задерживаются в тылу, вследствие чего миномёты бьют куда попало…..Орудия прямой наводки, несмотря на обилие их в боевых порядках пехоты, используются плохо и неумело. Подчинённость этих орудий не определена, конкретных целей они зачастую не имеют….Самоходные орудия используются неумело и должного эффекта не дают ….Огонь контрбатарейных групп вследствие плохого знания целей и отсутствия корректировки малоэффективен. Артиллерия дальнего действия привыкла стрелять по площадям, по знакам разрыва стреляет плохо, не умеет быстро и точно переносить огонь. Контрминомётные группы подавлять миномётные группы противника не умеют, стреляют плохо и неметко. Контроль за выполнением огневых задач почти не осуществляется….Такое положение порождает безответственность у офицерского состава артиллерии”.

Таким макаром фронт выбросил в воздух 17 661 вагон боеприпасов.

“Перегруппировка войск и подготовка к операциям проводилась без должной скрытности и дезинформации противника, в результате чего почти во всех операциях внезапность была потеряна и операции протекали в условиях готовности противника к встрече нашего наступления, хотя формально фронтом и не издавалось и всё хранилось якобы в строжайшей тайне……

Войсковая разведка не организована, ведётся беспланово. Разведывательные операции подготавливаются и проводятся плохо….В декабре месяце в 192 сд проведено 23 разведоперации с целью захвата “языка”. Ни одного пленного в этих операциях не захвачено, а потери наших разведгрупп составили 26 человек убитыми и ранеными. В 192, 247 и 174 сд с 1 января по 15 февраля проведены сотни поисковых разведопераций и не захвачено ни одного пленного. В 331 и 251 сд разведчики неоднократно подрывались на своих минных полях, так как им не было указано их расположение….В 33-й армии все разведывательные подразделения соединений и частей участвовали в наступлении как линейные подразделения и почти полностью были уничтожены….Экипировка агентов, отправляемых в тыл противника, нередко являлась стандартной и позволявшей легко раскрыть нашего агента. На территорию, оккупированную немцами в 1941 г., посылались агенты в одежде с пометкой о производстве её Москвошвеем в 1942 и 1943 гг….Многие агенты перестали посылать донесения исключительно потому, что нет питания для радиостанций……

Вместо тщательной подготовки операции и организации боя, вместо правильного использования артиллерии Гордов стремился пробить оборону противника живой силой. Об этом свидетельствуют потери, понесенные армией…6 марта по приказу Гордова без суда и следствия был расстрелян майор Трофимов, якобы за уклонение от боя. На самом деле, как установлено следствием, майор Трофимов не был виноват…..По заявлению ряда командиров, работавших с Гордовым, нечеловеческое отношение к людям, сплошная истерика так издёргали их, что были случаи, когда командиры не могли командовать своими соединениями и частями. Командование фронта проходило мимо этих безобразий и продолжало считать его лучшим командующим армией……..

Командование Западного фронта вместо изучения недостатков и их устранения проявляло самодовольство, зазнайство, не вскрывало недостатков, не учитывало ошибок, не учило людей….Командование фронта критики не терпит, попытки критиковать недостатки встречает в штыки…..Командующий фронтом т. Соколовский оторван о своих ближайших помощников – командующих родами войск и начальников служб, по многу дней не принимает их и не решает вопросы. Некоторые заместители командующего не знали о задачах своих родов войск в связи с проводившимися операциями, не говоря уже о том, что они не привлекались к разработке операций…….

С октября 1943 г. по апрель 1944 г. Западный фронт, несмотря на превосходство в силах над противником и большой расход боеприпасов, продвижения вперед не имел. Все проведенные за эти полгода операции по вине командования фронта провалились. Западный фронт не выполнил задач, поставленных перед ним Ставкой Верховного Главнокомандования, и ослаблен в результате тяжёлых потерь в людях и технике, явившихся следствием неумелого руководства командования фронта”.

Приказом Ставки, как не справившиеся со своими обязанностями были сняты с должностей командующий фронта генерал Соколовский, начальник артиллерии фронта генерал Камера, начальник разведотдела полковник Ильницкий. Член Военного совета Булганин получил выговор за “недонесение о безобразиях”. Совершенно ясно, что наказали генералов не за бездарное руководство, не за бессмысленные потери и десятки тысяч похоронок, не за бессудные расстрелы, а за невыполнение приказа товарища Сталина. Наивно было бы полагать, что их отдали под суд, хотя тюрьма по ним плакала. Ведь они старались, особенно “лучший командарм” Гордов. Бил подчинённых? – осуществлял “твердое руководство”. (А семья невинно убиенного майора Трофимова горбатилась в тылу: всё для фронта, всё для Победы. И если б не высокая комиссия, были бы они “членами семьи изменника Родины”.)

Поэтому Гордова очень строго предупредили и дали ему другую армию – 3-ю ударную! Сомнительно, что воевать он стал лучше, разве что ещё больше “старался”. Уже после войны, будучи командующим округом, генерал Гордов совершил гораздо более страшное преступление: он затаил обиду на товарища Сталина, чего не скрывал в беседах с боевыми товарищами. И был страшно наказан: осенью 1946 года 50-летнего номенклатурщика сделали простым советским пенсионером. Помотавшись по собесам, постояв в очередях, лишившийся адъютантов и услуг спецраспределителей, отставной генерал-полковник затосковал, озаботился судьбой народной и принялся критиковать существующие порядки. Но главное, что его терзало и не давало спать по ночам, зафиксировали чуткие микрофоны МГБ: “Знаешь, что меня переворачивает? То, что я перестал быть владыкой…..” В 1947-м его арестовали и три года спустя приговорили к расстрелу.

Генерала Соколовского по просьбе Жукова, не бросившего в беде старого друга, назначили начальником штаба 1-го Украинского фронта. В дальнейшем Василий Данилович так и провоевал под крылом Георгия Константиновича до самого берлина и даже удостоился звезды Героя “за умелое руководство боевыми действиями войск в Берлинской операции, личное мужество и отвагу”.

24 апреля приказом Ставки на месте Западного фронта были созданы 2-й и 3-й Белорусский.

Таким образом, первые удары в Белоруссии провалились. Естественно, они не могли быть ни сталинскими, ни сокрушительными”. (Владимир Бешанов “Год 1944 “победный“, Москва, 2009 год, стр. 73 -79).