Скифы и русские

Великая Скифия и суперэтнос русов. Ч. 2


В первой части статьи Великая Скифия и суперэтнос русов отмечалось, что держава скифов имела государственно-общинный строй. Причём, эта держава была имперского типа, но не унитарного, а «федеративного». Это была сложная иерархическая структура, которая включала в себя родовые общины, племена, и союзы племён («земель»). Но, как известно, процесс разложения и деградации, так же естественен, как рождение и рост державы. Третий период господства скифов в Евразии подошёл к своему концу к 4 веку до н. э. К этому времени скифская держава (её западная, причерноморская часть) трансформировалась в классовую наследственную монархию с правящей знатью, которая находилась под сильным влиянием греческой культуры. Это привело к падению скифской правящей элиты. Во 2 веке до н. э. сарматы-савроматы двинулись с Волги и Дона на запад, в Причерноморье и сокрушили царство скифов. В цивилизации Севера начался сарматский период.
Сарматское царство (400 г. до н. э. – 200 г. н. э.)
Сарматы продвинулись из Приуралья к Дону за скифами примерно в 7 в. до н. э. Они были родственниками скифов – говорили на диалекте скифского языка, их объединяла схожесть материальной и духовной культуры. Долгое время сарматы и скифы были мирными соседями, вели торговлю, сарматские отряды участвовали в войнах скифов. Они вместе отражали вторжения персидских полчищ Дария.
Имя «сарматы» по одной из версий означает «женоподвластные». Они носили такое имя из-за высокой роли женщин-«амазонок» в обществе. Это не было характерно для средиземноморских и других южных стран. В принципе, равное с мужчинами положение в труде, войне, общественно-политической жизни, было характерно для всех скифских «племён». Женщины наравне с мужчинами участвовали в войнах, были отличными наездницами, стрелками, метательницами дротиков. У скифов и сарматов преобладали стабильные парные браки, где правом развода обладали и мужчина и женщина. Часто женщины возглавляли роды, племена и территориально-политические образования. Так, примерно к 6-5 вв. до н. э. относится период правления легендарной царицы сарматов Зарины. Её столицей был град Росканак. Ещё одна царица скифов-саков (массагетов) Томирис в 6 веке до н. э. разгромила войска Кира Великого и «напоила его кровью».
Сарматы произвели очередную революцию в военном деле – если у киммерийцев и скифов основой армии была лёгкая конница, сарматы создали тяжёлую кавалерию. Их катафракты (тяжеловооруженные всадники) были защищены панцирями. Воин и его конь защищались чешуйчатым или пластинчатым доспехом. На вооружении было мощное 4-4,5 м копье, более длинный, чем у скифов меч. В бою сарматы сочетали тактику скифских конных лучников с таранным ударом во фронт противника бронированных катафрактов.
С 4 века до н. э. начинается сарматская эпоха в истории Южной России. Хотя ослабевшее скифское царство ещё два века продержалось в Причерноморье и ещё больше в Крыму. «Остров Крым» довольно долго сохранял осколок прежнего Скифского царства. Причём Крымская Скифия довольно быстро вошла в общую политическую систему с Сарматским царством. Если первоначально крымские скифы построили Перекопский ров и вал, который отделил полуостров от степи, то позднее эти укрепления были полностью заброшены. Зато на юге возникла новая система укреплений, которая прикрывала столицу Крымской Скифии – Неаполь, от возможного удара со стороны моря. Ещё одна часть скифской военно-политической элиты отступила в Дакию, на территорию северного Придунавья. Эпохе полного господства сарматов южнорусских степях соответствует Прохоровская археологическая культура (2 в. до н. э. – 2 в. н. э.). Говорить о том, что сарматы полностью истребили и изгнали скифов нельзя, как и в случае скифо-киммерийского конфликта, сменены были только верхние, правящие структуры. Основная часть скифов влилась в новую государственную общность.

Сарматское царство объединяло несколько крупных территориальных объединений. Роксаланы и языги занимали Причерноморье (между Доном и Днепром — роксоланы, к западу от них — между Днепром и Дунаем — жили языги), аорсы – Приазовье, низовья Дона, сираки – восточное Приазовье, Кубань, аланы — Северный Кавказ. Примерно, в начале 2 в. н. э. власть в Сарматии перехватили аланы и с этого времени их имя стали носить большинство жителей региона.
Надо отметить, что историк Дмитрий Иловайский (1832—1920) отождествлял роксолан с Русью, считая их славянами. Ещё раньше такое предложение сделал М. В. Ломоносов (1711 – 1765), он писал, что «…об аланах и вендах из вышепоказанных известно, что они славяне и россанами единоплеменные». Выдающийся историк Георгий Вернадский (1888-1973) выдвинул гипотезу, что роксоланы, оставшиеся в Восточной Европе в IV—VIII вв. н. э., стали основой народа росов (русов), и образовали Русский каганат. Таким образом, ещё до прихода варягов-руси во главе с Рюриком в 862 году, на юге была создана Русская держава, которая наследовала традиции – алан-сарматов и скифов.
Кроме того, надо сказать, что Сарматия наследовала от Скифии не только земли степной зоны на Юге России, хотя там располагался «центр управления». Античные источники сообщают, что сарматы населяли и лесную зону будущей России. Их владения простирались далеко на север, вплоть до тундры Заполярья. Сохранилось много указаний, что сарматы заселяли территорию Белоруссии, Средней России. Для всех античных авторов, начиная с Тацита и Птолемея, владения сарматов начинались с Вислы и простирались вплоть до Волги и далее.
Надо понимать, что если раньше названия «скифы» и «сарматы» были территориальными частями единой культуры, народа, то затем стали использоваться как синонимы для обозначения всего народа Великой Скифии (а затем Сарматии).
В сарматскую эпоху влияние цивилизации Севера опять усилилось. Сарматы отразили натиск Римской империи на западных рубежах и активно вмешивались в дела балкано-малоазийского региона. Родственники скифов – саки-парфяне в 3 веке до н. э. разбили эллинистическую империю Селевкидов и завоевали Персию. Северное Причерноморье и Приазовье было покрыто сетью городов и крепостей. Южнорусские степи стали крупнейшим экспортёром зерна в средиземноморские города-полисы. Это говорит о том, что сарматы, как и скифы не были только «кочевниками», они были и умелыми землевладельцами. Успехи в науке и металлургии позволили совершить революцию в военном деле.
Рубеж новой эры был временем максимального могущества Сарматии. На западе граница сарматских владений проходила по Висле и Дунаю, на юге под контролем скифо-сарматов была почти Южная Азия – от Персии и Индии до Северного Китая. Балтийское море в ту эпоху назвали Скифским, или Сарматским морем. Гордый Рим был вынужден платить дань роксаланам за соблюдение мира. Её платили даже наиболее могущественные императоры – Траян и Адриан.

Скифы-сарматы и русские
Аланы–сарматы в 4 веке н. э. по-прежнему населяли огромные просторы лесостепной и степной зон. В исторических источниках есть упоминания о них и в 5-7 столетиях. Материальная культура южнорусских степей I тыс. н. э. также обнаруживает преемственность по отношению к предшествующим временам. Археологи находят аналогичные более древним временам курганы, клады. В 7 столетии на территории Восточноевропейской равнины появляются археологические культуры, которые большинство исследователей относят к славянским. Русь и русы сменяют Сарматию-Аланию и сармат-алан.
Уже этого достаточно, чтобы понять, что между славянорусами и сарматами (аланами) есть непосредственная связь, преемственность поколений древней цивилизации «северных варваров». Но, нам говорят, что большая часть алан была истреблена в ходе Великого переселения народов (как до этого «истребили» докиммерийское население, киммерийцев, скифов и сарматов). Часть алан попала в водовороты переселения, и оставила свои следы в Центральной и Западной Европе, вплоть до современной Испании и Британии (даже Артур и его рыцари, возможно, были из алан-сармат). Другая часть укрепилась в твердынях Северного Кавказа, их потомками считают современных осетин.
Куда же делась основная часть алан-сармат? Народа, который по данным римского автора Аммиана Марцеллина, который ещё в 4 веке нашей эры заселял просторы от Дуная до Ганга. Исследования антропологов показывают, что в формировании современного русского народа главное значение имела «степная», скифско-сарматская компонента. По мнению академика, историка и антрополога, директора Института археологии АН СССР в 1987—1991 годах В. П. Алексеева, «несомненно, что большая часть населения, проживавшая в южнорусских степях в середине 1 тыс. до н. э. является физическими предками восточнославянских племён эпохи средневековья». А «скифский» антропологический тип, с свою очередь, показывает преемственность со времён как минимум бронзового века – III – II тыс. до н. э. Эти данные были получены на основе методик, которые позволяют выявить антропологический тип не только двух разных народов, но и разных групп внутри одного этноса. Вывод из вышеизложенного один: современные русские (суперэтнос русов, который включает в себя великороссов, малороссов и белых русов и другие более мелкие группы) – это прямые потомки индоевропейцев-ариев бронзового века, киммерийцев, скифов, сарматов и аланов.
Ничего удивительно в этом нет. Об этом говорили, как древние авторы, так и историки 18-го — начала 21-го столетий. Эту правду не пишут в учебниках истории и не признают из-за геополитических причин. Историю пишут победители. Идейные наследники средиземноморских, южных культур одержали вверх над «северными варварами» (выиграли ряд сражений, но война продолжается, «русский вопрос» ещё не решён окончательно).
Этим объясняется и сходство древних скифов-сколотов и современных русских во внешнем облике и менталитете. Сохранившиеся изображения и описания современников говорят одно: скифы и русы отличались довольно высоким ростом и крепким сложением, светлой кожей, светлыми глазами и волосами (потому и «русы» — «светлые, русые»). Они воинственны, столетиями превосходили окружающие народы в военном плане. Отличались свободолюбием, красотой и вольностью женщин. Сарматы, среднеазиатские саки и русы носили знакомую нам причёску «под горшок», или брили головы, оставляя усы и чубы, а у причерноморских скифов были длинные волосы и бороды. Даже в одежде «сарматский стиль» довольно долго был популярен у славян. Одежда скифов не сильно отличалась от той, которую носили русские почти до 20 столетия. Это длинная рубаха, кафтан с поясом, плащ-накидка с застёжкой на груди или одном плече, широкие шаровары или узкие штаны, заправленные в кожаные сапоги. Скифы любили париться в банях.

Мы знаем, что скифы и сарматы почитали два наиболее важных религиозных культа — солнца и огня. Большим уважением пользовался бог воинов – они поклонялись мечу. У славянорусов эти культы практически полностью сохранились. Вспомните Святослава и его отношение к оружию, воинскому братству, аналогичные взгляды мы видим у скифов.
Дошедшие до нас изображения, портреты скифов передают не просто русский антропологический тип, но даже местные подтипы, которые существую и в настоящее время. К примеру, портрет, который изображает предположительно парфянскую княжну Родогуну (Родогунду) показывает облик русской (великорусской) женщины. Портрет круглолицей царицы Динами из Боспора показывает малорусский (украинский) тип славянки. В одном из курганов Южной Сибири обнаружен медальон с портретом европеоида, с некоторой «скуластостью» и «косиной» в глазах. Это черты части русских-сибиряков. И подобных находок не одна и не две.
Чётко прослеживается связь материальной культуры средневекового Чернигово-Северского княжества с сарматской эпохой. Женские украшения – височные кольца, в Черниговщине делали в форме спирали, а спиралевидные украшения, кольца, браслеты были широко распространены у сарматских «амазонок». Височные кольца вообще считаются типично славянским украшением, но они встречаются среди сарматских кладов, а самые древние относятся к эпохе бронзы- 2 тыс. до н. э.
Важнейший этнографический признак – это жилище. Судя по археологическим раскопкам в Крымской Скифии, в Неаполе Скифском, поздние скифы жили в добротных каменных домах с черепичной крышей. Дома были с двускатной крышей, на коньке крыши установлена вертикальная стрела, по её сторонам вырезанные из дерева головы двух коней, обращённые мордами в разные стороны. Это очень напоминает русскую избу с коньками. В другой области Великой Скифии – Алтае, строили такие же дома, но из дерева. Классическая рубленная была основным жилищем скифов-сибиряков. Миф о «кочевниках» твёрдо сидит в головах, но в реальности степная юрта, палатка — изобретённая скифами, применялась только в летний сезон. Скифы были воинами, земледельцами и скотоводами, а не таборами «цыган». Для движения в новые земли нужна была веская причина.
Преемственность есть и в керамике. Основной тип сосудов – это яйцеобразный (полусферический) горшок, он оставался почти неизменным со времён Днепрово-Донецкой культуры 5 тыс. до н. э. вплоть до средних веков. Стойкая преемственность материальной культуры, как и антропологического типа, прослеживается от времени неолита и бронзы до средневековья. Обряд погребения под курганами прослеживается с примерно с рубежа 4-3 тыс. до н. э. вплоть до принятия христианства Русью и даже несколько позднее (христианство долго завоёвывало свои позиции). К тому же курганные могильники разных эпох, как правило, возводились один возле другого, в итоге возникали целые «города» («поля») мертвых. На некоторых курганах делались «впускные» погребения на протяжении тысячелетий! Как известно, обычно чужаки, инородцы испытывают страх по отношению к погребениям других народов. Разграбить могут, но хоронить своих мёртвых туда не будут. Постоянство и преемственность погребального обряда на протяжении веков и даже тысячелетий говорит о том, что новые поколения жителей южнорусских степей рассматривали предшественников как непосредственных предков. При смене этносов, и даже при коренной культурной ломке (вроде принятия христианства или ислама) такое постоянство в принципе невозможно. Одна и та же религиозная традиция, погребальный обряд сохранялся на протяжении 4 тыс. лет. Вплоть до «исторической» славянорусской эпохи раннего средневековья.
На протяжении тысячелетий люди селились на одних и тех же местах даже после крупных политических катаклизмов, а поселения восстанавливались. Мы это видим на примере истории Руси последнего тысячелетия – разрушенные и сожженные города и деревни быстро восстанавливали на том же месте или рядом.
Тождественность мы видим в социально-государственном устройстве. «Царство» (империя) состояло из автономных территориально-политических союзов-«земель». Происходили и мятежи, и смена династий. Общины состояли из лично свободных людей, рабство не было характерно для «северных варваров». Женщины и мужчины были равны в правах, вплоть до несения девушками военной службы. Женщин в войске русов мы видим ещё во время войн Святослава Игоревича. Но, после крещения нравы «смягчились» и девушкам не надо было убивать врагов. Хотя мы видим, как славянки защищали свои города и селения вместе с мужчинами и в более поздние времена. Огромное сходство имеет и тип экономики: скифы были не «кочевниками» в общепринятом понимании, а оседлыми (хотя и лёгкими на подъём) земледельцами и скотоводами, в лесной зоне большое значение придавалось охоте и других промыслам. Они строили города, были отличными металлургами, совершили ряд научно-технических революций, в том числе военного характера. Они успешно противостояли соседним государствам, наносили им мощные удары по Древнему Египту, Хеттскому царству, странам Малой Азии, Ассирии, Персии, эллинистическим державам, Римской империи. Оказали огромное влияние на развитие Индийской и Китайской цивилизаций.
Археолог П. Н. Шульц начал раскопки Неаполя Скифского в 1945 году, он был руководителем Тавро-скифской экспедиции, является автором десятков научных публикаций по скифо-сарматским памятникам. Он считал, что в характере скифских поселений, жилищ, погребальном обряде, в скифских росписях, в предметах ремесла, в частности в посуде, деревянной резьбе, орнаменте, в одежде, «мы находим всё больше и больше общих черт с культурой и бытом древних славян». Скифские племена сыграли значительную роль в процессе формирования восточного славянства и «древнерусская культура вовсе не создана варягами или пришельцами из Византии, как об этом твердили западные псевдоучёные». Русская культура и русский суперэтнос имеет древнейшие корни, которые уходят в глубь тысячелетий. Не зря ещё Михаил Ломоносов писал, что среди «древних родоначальников нынешнего российского народа… скифы не последнюю часть составляют».
Проблема скифского языка
В настоящее время общепринятой является теория, что скифы, как и сарматы, говорили на языках иранской группы индоевропейской языковой семьи. Бывает, что сарматов, скифов называют «иранцами». Это одно из самых главных препятствий на пути признания скифов, сарматов – прямыми предками русского народа. Ещё в 19 столетии эта гипотеза крепко засела в научном мире. Но есть несколько фактов, которые говорят, что лишь очередной миф, созданный для «обрезания» корней Русской цивилизации.
1) Было объявлено, что «скифский язык» почти полностью исчез (хотя на нём говорили на огромном пространстве Великой Скифии), но по небольшому числу личных имён, географических названий и оставшихся слов, которые остались в иноязычных текстах, этот язык отнесли к иранской группе. Полное «исчезновение» языка не помешало отнести его к иранской группе.
2) Приоритет в разработке «ираноязычия» скифов целиком принадлежит немецким лингвистам 19 – первой половины 20 столетия. В это время немецкие исследователи усиленно доказывали «первичность» германцев в индоевропейском мире (они его называли индогерманским), только немцы должны были быть «истинными арийцами». Это период расцвета германской и в целом западной «научной мысли», которая доказывала приоритет западноевропейских народов, в первую очередь германского происхождения, и отсталость, «дикость» славянства. История писалась под «белокурых германских бестий». Эта теория была принята в России, как до этого и «норманнская теория». Интересно, что после 1945 года труды немецких исследователей на тему «ираноязычия» скифов, и вообще приоритете германцев над другими группами индоевропейской семьи, прекратились. Видимо, политический заказ исчез, да и славяне делом доказали, что они не «люди второго-третьего сорта».
3) В СССР в 1940-1960-е годы делались довольно успешные попытки опровергнуть теорию ираноязычности скифов. Но, в годы «застоя» «ираноязычники» взяли вверх. Именно в тот период истории мы видим, как «русскость» уходит из СССР, уступая место космополитизму, западной культуре. Видимо, появляется «заказ» на «норманскую теорию», «ираноязычность скифов», «дикость и отсталость» славян до крещения Руси и т. д.
4) «Ираноподобные» имена скифов, дошедшие до нашего времени, не могут означать, что они были «иранцами». Если судить по современным русским именам, то просторы России населяют в основном греки, римляне и евреи! Славян – Святославов, Ярославов, Владимиров, Светлан и т. д., явное меньшинство. Мы знаем, что западная часть Скифии подверглась сильному влиянию средиземноморской (в основном греческой) культуры, стала во многом космополитичной. Скифы Средней Азии подверглись сильному влиянию Персии, а после походов Александра Македонского — эллинизации. Ещё позднее скифская цивилизация приняла значительную долю тюркского элемента, хотя и сохранила базовые ценности.
5) В тех словах, которые дошли до нас мы видим больше общеиндоевропейских корней, нежели «иранских». К примеру, скифское слово «вира» — «муж, мужчина», аналог в «Авесте» есть, но есть и в Древнем Риме: мужи-«виры», дуумвиры, триумвиры. Скифский бог бурь и ветра Вата имеет и индоевропейские аналоги, индийская Вайю, кельтская Фата-моргана. Скифское «хвала» в переводе не нуждается. Правда, и тут сторонник ираноязычия скифов придумали ответ, мол, славяне заимствовали слова у скифов (к примеру, слово «топор»).
6) Выяснилось, что осетины не являются прямыми потомками алан-сарматов. Их прямые предки были местными жителями (автохтонами), которые обитали на Кавказе чуть ли не со времён верхнего палеолита. Скифы установили контроль над Кавказом, и он был под их контролем тысячелетия. Северокавказские народы вступали со скифами и сарматами в плотные контакты, видимо, небольшие группы скифов поселялись на Кавказе и были ассимилированы, но оставили свой более развитый язык. Наиболее сильное влияние испытал осетинский язык. Но, он интересен тем, что сохранил изоглоссы (языковые соответствия), совершенно чуждые иранской группе. Лингвист В. И. Абаев обнаружил, что в осетинском языке нет связей с южными индоевропейскими языками – греческим и армянским. Но, зато обнаружил такие связи с языками народов Северной Европы и Сибири – германским, латинским, балтийским (литовским), древнесибирским тохарским языком. И самое интересное, Абаев обнаружил связи осетинского (реликтов скифского языка в осетинском языке) со славянским языком и они были сильнее, чем с языками других индоевропейских народов. Подробнее эта тема раскрыта в работах Абаева: «Осетинский язык и фольклор», «Скифо-европейские изоглоссы». Баев сделал вывод о глубокой древности, автохтонности скифского языка на территории Южной России и доказал, что скифский язык обнаруживает следы глубоких связей прежде всего со славянским языком.

7) Ряд исследователей – среди них О. Н. Трубачёв, выявили, что скифский язык имеет мощные связи с «праиндийским» языком, санскритом. Это и неудивительно, предки древних индийцев пришли в долину реки Инд, а затем дошли и до Ганга с территории современной России, Великой Скифии. Не зря одно из племён Скифии – это синды. А, санскрит в свою очередь обнаруживает со всеми славянскими языками большее сходство, чем с языками других групп индоевропейской языковой семьи. Санскрит был принесён в Индию арийскими племенами примерно во 2 тыс. до н. э. Язык «Вед», благодаря жесткой традиции, был в значительной мере сохранён до наших дней. «Скифский язык» де-факто сохранился, это не что иное, как «протоарийский язык», язык древнеиндийских Вед. Есть даже мнение, что современный русский язык – это прямая ветвь этого древнеарийского языка, а санскрит – это форма древнего русского (скифского) языка.
Итоги
Современной России, её исторической науке пора прекращать плодить, повторять стереотипы и мифы, рожденные во времена диктата западной школы, которые превозносила «исторические народы», вроде евреев и германцев, а славянам оставляла в лучшем случае «обочину». Нам нужен аналог немецкой Аненербе («Немецкого общества по изучению древней германской истории и наследия предков»), только без мистицизма, оккультизма, провозглашения превосходства одной нации над другими. В школах и вузах необходимо изучать Историю Отечества в единстве, со времён арийских культур докиммерийской эпохи. В настоящее время можно установить антропологическую и культурную преемственность именно до этой эпохи.
Источники и литература
Абаев В. И. Скифо-европейские изоглоссы. На стыке Востока и Запада. М. 1965.
Абрашкин А. Скифская Русь. М., 2008.
Агбунов М. В. Путешествие в загадочную Скифию. М., 1989.
Алексеев С. В., Инков А. А. Скифы. Исчезнувшие владыки степей. М, 2010.
Васильева Н. И., Петухов Ю. Д. Русская Скифия. М., 2006.
Вернадский Г. В. Древняя Русь. Тверь. 1996.
Галанина Л.К. Скифские древности Поднепровья. М., 1977.
Гедеонов С. Варяги и Русь. Разоблачение «норманнского мифа». М., 2011.
Геродот. История. М., 1993.
Гильфердинг А. Когда Европа была нашей. История балтийских славян. М., 2011.
Гобарёв В. М. Предыстория Руси. М,, 2004.
Гриневич Г. С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Т. 1. М., 1993.
Гудзь-Марков А. В. Индоевропейцы Евразии и славяне. М., 2004.
Гусева Н. Р. Русский Север – прародина индославов. М., 2010.
Гусева Н. Р. Русские сквозь тысячелетия. Арктическая теория. М., 1998.
Даниленко В. Н. Космогония первобытного общества. Шилов Ю. А. Праистория Руси. М., 1999.
Демин В. Н. Загадки русского Севера. М., 1999.
Демин В. Н. Северная прародина Руси. М., 2007.
Демин В. Н. Тайны земли Русской. М.. 2000.
Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999.
Древние цивилизации. Под общ. ред. Г. М. Бонгард-Левина. М., 1989.
Золин П. Реальная история России. Спб., 1997.
Иванчик А. И. Киммерийцы. М., 1996.
Иловайский Л. Разыскания о начале Руси. М., 2011.
Кузьмин А. Г. Начало Руси. Тайны рождения русского народа. М., 2003.
Классен Е. Древнейшая история славян. Л., 2011.
Лесной С. Русь, откуда ты? М., 2011.
Ларионов В. Скифская Русь. М., 2011.
Мавро Орбини. Славянское царство. М., 2010.
Максименко В.Е. Савроматы и сарматы на Нижнем Дону. Ростов-на-Дону:, 1983.
Петухов Ю. Д. Дорогами богов. М., 1990.
Петухов Ю. Д. Русы Древнего Востока. М., 2007.
Петухов Ю. Д. Русы Евразии. М., 2007.
Петухов Ю. Д. Тайны древних русов. М. 2007.
По следам древних культур. Сборник. М.: 1951.
Русская Хазария. М., 2001.
Русь и варяги. М., 1999.
Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. М., 2011.
Савельев Е. П. Древняя история казачества. М, 2010.
Сахаров А. Н. Мы от рода русского… Л., 1986.
Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 1-2. М., 1994.
Славяне и русь. М., 1999.
Тилак Б. Г. Арктическая родина в Ведах М., 2001.
Третьяков П.Н. Восточнославянские племена. М., 1953.
Трубачёв О. Н. В поисках единства. Взгляд филолога на проблему истоков Руси. М., 2005.
Трубачев О.Н. Indoarica в Северном Причерноморье. М., 1999.
Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян: Лингвистические исследования. М., 2003.
Шамбаров В. Выбор веры. Войны языческой Руси. М, 2011.
Шамбаров В. Русь: дорога из глубин тысячелетий. М., 1999.

Вместе с тем, по старой памяти, греки называли скифами большинство народов, обитавших тогда в причерноморской степи. Тем более, что и по языку они были родственны скифам. Иранские народы обитали там до IV века – время Великого переселения народов. Значительная часть алан ушла в Западную Европу и достигла даже Северной Африки! Другая часть переселилась на Кавказ. Хотя они не были потомками скифов напрямую, но могут считаться их близкими родственниками.

Большую загадку представляет народ «скифы-пахари», или «скифы-земледельцы». Геродот писал, что это племя не принадлежит к собственно скифам. Занятия скифов – кочевое скотоводство, а скифы-пахари занимаются земледелием. По описанию Геродота выходит, что скифы-пахари – покорённое скифами племя, которое скифы оставили, что те сеяли им хлеб.

О происхождении скифов-земледельцев построено немало теорий. Наиболее распространённой считается версия академика Б.А. Рыбакова, согласно которой скифы-пахари – древнейшие предки славян. Рыбаков даже нашёл в древнем славянском фольклоре какие-то следы скифской мифологии. Другие учёные не признали эту его теорию. Главное возражение против неё – отсутствие славян в Поднепровье в искомое время. Хотя сам Рыбаков доказывал, что славяне жили на Днепре в V веке до н.э., но серьёзных аргументов не привёл.

По-видимому, скифы были многочисленным народом, но он не оставил после себя потомков, если не считать алан. Версия про то, что земледельческой частью скифов могли быть славяне, очень любопытна, но не подтверждается. Впрочем, отождествления безымянных, безписьменных народов могут ещё преподнести немало сюрпризов. Ведь если скифы-пахари не были славянами, то возникает закономерный вопрос: а кем они тогда были?

В греческих источниках упомянуто ещё множество народов, обитавших по периферии скифских степей: боруски, агафирсы, абии, гелоны, невры (нервии), аримаспы, фиссагеты, иирки, будины, меланхлены, авхаты(липоксаи), катиары (арпоксаи), траспии (арпоксаи), паралаты (колоксаи, сколоты), исседоны, тавры,аргиппеи, андрофаги. Куда эти народы делись потом и какое отношение они имеют к скифам – загадка. Некоторые из этих названий представляют имена, данные греками по реальным или мифическим особенностям этих народов. Например: меланхлены – чёрные плащи, андрофаги – людоеды и т.д.

Скифские женщины-воительницы

Сенсационная находка на Дону

Наверное, уже все слышали о сенсационной находке российских археологов на Дону. Захоронение скифских женщин, до которого не добрались грабители. А в нём – костяки, стрелы, зеркало, копья для конного боя и золотой головной убор-калаф! Участник экспедиции, младший научный сотрудник Института археологии РАН Семён Алексеевич Володин рассказал обо всех подробностях в радиопрограмме Proshloe. Публикуем расшифровку этого разговора.

М. Родин: Итак, Донская экспедиция Института археологии обнаружила уникальный курган, в котором погребены четыре женщины-воительницы, назовём их так. Это вооружённые женщины разных возрастов?

С. Володин: Да, самой младшей из них 12–13 лет. Она лежала, к сожалению, уже в ограбленной части кургана… Но само погребение уникально – оно всего лишь наполовину ограблено.

Дело в том, что донские курганы скифской эпохи ограблены почти начисто. За более чем 100 лет исследований скифской археологии на воронежской земле было найдено всего одно неразграбленное погребение. Его открыл в 1997 году Валерий Иванович Гуляев в могильнике Терновое-Колбино. Погребение сохранилось потому, что было неосновным.

В нашем кургане мы не надеялись что-то найти. Было понятно, что погребение ограблено, мы видели перемешанные кости – там находилась эта самая девочка и одна молодая женщина, 20–25 лет примерно. Но нас ожидал сюрприз, потому что грабители не заметили два костяка.

М. Родин: То есть они не заметили вторую часть погребения, уже заваленную к тому моменту?

С. Володин: Да. Когда грабители зашли, погребение полностью было завалено. Деревянное перекрытие из дубовых плах рухнуло, грабители ворвались в засыпанную могилу. Тут же наткнулись на один из лежащих костяков, обчистили его, вытащили бронзовый котёл, который стоял по центру. Интересно, что когда мы снимали саму курганную насыпь, в её верхних слоях увидели развал полностью зелёных, обронзовелых косточек барашка. И сразу у нас родилась мысль: наверное, там был котёл.

М. Родин: В котором косточки лежали и бронзовели?

С. Володин: Да, лежали и бронзовели.

М. Родин: Но, насколько я понимаю, даже в этой разграбленной части погребения у вас достаточно много находок.

С. Володин: Самое большое количество находок – это, конечно же, железные наконечники стрел. Колчан, который лежал при погребённых, по всей видимости, был чем-то обит. Мы достоверно знаем, что колчаны любили украшать, как и гориты, золотыми пластинами и т. д. Когда по грабительскому ходу тащили колчан, стрелы из него выпадали и оставались лежать.

Также имеются следы наличия некоторого вооружения. Было конское снаряжение в небольшом количестве, остался колчанный крюк в виде птички, пряжка сюльгам – это не элемент женского костюма, это тип боевого защитного вооружения.

В общем-то, женщины действительно были вооружены. В неразграбленной части погребения одна из дам лежала с вооружением. Причём она хорошо была вооружена, двумя копьями. Одно из копий было бронебойным, чуть поуже, подлиннее – чтобы пробивать пластинчатый доспех, который был основным типом защитного вооружения в скифскую эпоху. Второе копьё предназначалось для решения, скажем так, более общих вопросов.

Оба копья завёрнуты в ткань. Видимо, это был какой-то чехольчик, который мы отдали специалистам по тканям. К сожалению, с ним достаточно трудно работать, потому что он были полностью в коррозии, практически частью металла стала эта тряпочка. Каждое копьё было завёрнуто в приблизительно пять-шесть слоёв ткани растительного характера и животного тоже.

Кстати, с тканями получилось интересно. У этой «охранницы», вооружённой дамы, под левым плечом лежало достаточно большое бронзовое зеркало, а под ним сохранился его чехольчик, что, кстати, удивительно, поскольку ткани обычно сохраняются очень плохо. Но этот чехол сохранился – он буквально законсервировался под зеркалом. Чехол состоял минимум из трёх тканей, которые были каким-то образом переплетены, либо это был тройной чехол. Тут ещё, конечно, надо разбираться.

М. Родин: То есть все вещи были аккуратно упакованы, причём в какие-то сложносочинённые чехлы?

С. Володин: Да. Думаю, что это вполне логично: оружие надо хранить в целости и сохранности.

М. Родин: Дама-«охранница» лежала рядом с самым богатым погребением – со старушкой, как её любовно называет Валерий Иванович Гуляев. И «охранница» была погребена в очень интересной позе.

С. Володин: Да, поза её достаточно интересная и, конечно, весьма дискуссионная. Во-первых, обе женщины – и та самая старушка, и дама, были уложены на деревянные ложа, которые сверху были покрыты травяной подстилкой. Кстати, нужно отметить, что дно погребения, перед тем как туда положили покойных, было полностью прокалено. То есть по дну прошлись огнём, это очень хорошо читалось. К сожалению, зафиксировать это достаточно сложно, но можно понять, когда при зачистке тонкий слой верхнего суглинка слегка хрустит – как обожжённая глина.

М. Родин: Видимо, был какой-то ритуал очищения или что-то в этом роде?

С. Володин: Да, это ритуал очищения, который иногда фиксируется в памятниках скифского времени. Тогда у любых ираноязычных народов, которые мы знаем, существовал культ огня. Например, в Средней Азии сохранился и развился уже потом культ зороастризма, огнепоклонников. У скифов, конечно, такого прямого огнепоклонничества не имелось, но всё-таки культ огня был достаточно серьёзно развит, поэтому зачастую проходило очищение. Например, в Терновом-Колбино 1990-е годы зарегистрировано, что курганное пространство вокруг погребения было сначала выжжено, очищено огнём, и затем совершено погребение.

М. Родин: Итак, у нас обожжённая земля, на неё уложены подставки деревянные…

С. Володин: Деревянные настилы, да. Потом травяная подстилка. На ней – покойные. Причём головы у них клались на своеобразные подушечки. По крайней мере, у дамы с золотым головным убором голова сильно поднята – там была значительная подушка, сформированная из земли, на которую положен массивный слой травяной подстилки.

М. Родин: Расскажите про позу «охранницы».

С. Володин: Да, позы интересные, причём у обеих: каким-то образом у них слегка были приподняты плечи, искусственно. Это видно по нехарактерному положению ключиц и плечевых костей. У «охранницы» руки были слегка разведены, согнуты в локтях, приготовилась она, видимо, к чему-то. Левая рука направлена к древку одного из копий, которое лежало рядом.

М. Родин: То есть она держала в руках копьё?

С. Володин: Вероятно, да. Это, конечно, уже некоторые фантазии, но скорее всего, её левая рука держала одно из копий. И ноги были разведены, так скажем. Это положение кто-то в историографии называет позой всадника, кто-то говорит о том, что это одна из вариаций скорченного погребения (когда ноги были подогнуты в коленях и поставлены). Вот перед нами дилемма, что же это такое.

М. Родин: Но нашли в такой позе: у неё ноги колесом, будто она на лошади сидит?

С. Володин: Да, как будто на лошади. Ноги поставлены своеобразным ромбом – они сильно разведены в коленях в разные стороны. При этом бедренные суставы были вывернуты из суставных сумок наружу. Поза достаточно редкая. Занимаясь погребальным обрядом Среднего Дона, я знаю всего лишь один идентичный достоверный случай на Среднем Дону – в кургане Мастюгино, чуть севернее, примерно в 40 километрах, был найден такой же погребённый, с таким же образом разведёнными ногами. Он «охранник», видимо, тоже. Лежал в дромосе, то есть во входе могилы, с копьём, вооружённый. К сожалению, на тот момент антропология не так сильно участвовала в жизни археолога. Для того костяка нет половозрастных определений, и сами кости не сохранились, их просто-напросто не брали тогда.

М. Родин: У вас-то на раскопе был антрополог. Причём, насколько я понимаю, это была Мария Всеволодовна Добровольская.

С. Володин: Да.

М. Родин: И она определила, что, скорее всего, «охраннице» ещё и подрезали сухожилия, чтобы так расположить ноги.

С. Володин: Да, есть такое подозрение. Но тут, понимаете, нужно будет хорошенько подумать. Во-первых, к сожалению, эти костяки, сохранившиеся in situ, как мы говорим, то есть на месте нетронутыми, крайне плохой сохранности – это практически труха. Все эти длинные кости разваливались буквально в руках, и, в основном, можно судить только по зачищенному материалу на тот момент. Довезти не так уж много удалось, они просто рассыпались.

К тому же серьёзно поработали грызуны, которые поселились в этом погребении, видимо, большой колонией. Пока мы расчищали, 30–40 полных костячков этих сурков я точно достал. Мы довольно часто фиксируем погрызы на костях. Есть некоторые следы воздействия и у этой конкретной «охранницы»: они видны на бедренных суставах. Но что это конкретно? Следы грызунов или это следы подрезания сухожилий? Это тоже вопрос, который требует дальнейшей интерпретации.

М. Родин: Давайте переходить к самому богатому погребению. Это старушка, как её называют. Антропологи определили, что ей 45–50 лет, но надо иметь в виду, что в это время у скифов продолжительность жизни женщин составляла 30–35 лет. То есть 45 – это очень много по тем меркам. Старушка была в очень богатом головном уборе, который тоже сохранился in situ, на месте.

С. Володин: Да, он сохранился in situ. К сожалению, несколько ободков и парочку пластин эти грызуны разнесли. Но в целом действительно ситуация уникальная: головной убор сохранился полностью на месте, что позволит достаточно уверенно реконструировать его положение.

Данные калафы, как их называют (тут тоже есть, конечно, вариации в названии) достаточно распространены. Это не то чтобы нечто уникальное, мы прекрасно знаем этот вид парадных головных уборов скифянок. Но дело в том, что сохранившиеся на данный момент, известные науке калафы в большинстве своём находили в разграбленных погребениях. Либо их находили в XIX веке, а тогда, конечно, уровень археологии, мы понимаем, был значительно ниже. Археолог был один, он стоял где-то там на бровке, копали крестьяне. Конечно, когда доставали находки, особо ничего не фиксировали. Просто достают убор и приносят, поэтому изначально его положение реконструировать не удаётся.

Такой известный случай был в Толстой могиле, где копал Борис Николаевич Мозолевский, украинский археолог. В 1970 году он раскопал Толстую могилу, и вот там тоже всё зафиксировано in situ. Головной убор – это, пожалуй, самая главная находка. Она даже не столь значима из-за материала, а именно из-за того, что обнаружена на месте.

Графическая реконструкция калафа из кургана № 8 Песочинского могильника

М. Родин: Думаю, надо сказать, что этот убор – нечто вроде кокошника, но прямоугольного, вытянутого вверх, украшенного золотыми прямоугольными пластинами.

С. Володин: Да. Это достаточно высокий головной убор – около 40 сантиметров над головой. Мы, к сожалению, достоверно не знаем, какой была его основа – кожаная, тканая или деревянная, есть разные версии. На эту основу нашивались золотые пластины. Они украшали не только сам убор, но и его своеобразный подол, который располагался над ушами и нисходил на плечи или за плечи.

Золотые пластины были изготовлены греческими мастерами, тут сомнений никаких нет. А вот сам убор расшивался уже в Скифии, на месте. Потому что в этом уборе использовалось всего лишь четыре типа пластин. Видимо, изначально было привезено четыре большие пластины, которые скифы порубили достаточно грубою. Не щадя резали, рубили, пробивали дырки. Очень неаккуратно сделано на самом деле. Явно не греческая работа, греки бы сделали аккуратнее.

М. Родин: Давайте ещё поговорим о загадках этого погребения. В последние годы уже не секрет, что среднедонская скифская культура, во-первых, являлась частью большого скифского мира, то есть это самый дальний её форпост. А благодаря находкам последних лет стало очевидно, что там было очень много женщин-воинов, так называемых «амазонок». Что все они были все вооружены, многие даже тяжело вооружены, потому что в их погребениях находят панцири. И вот очередная находка женщин-воительниц. Но здесь – четыре одновременно похороненных женщины. Почему так? Это первое подобное погребение? Прямо-таки гробница амазонок, как мы её называем.

С. Володин: Можно назвать и гробницей амазонок, но нужно понимать, что всё-таки вооружена-то была только «охранница». Вооружения при самой золотой, так скажем, даме, при этой старушке, как такового не было. У неё лишь был положен под голову ножичек, тоже завёрнутый в ткань, и одна стрела. Скорее всего, грабители всё же прошлись по ней. Задели всю её нижнюю часть, потому что, конечно, не только этот парадный убор её украшал, вероятно, были ещё какие-то перстни, расшитая одежда. Погребённые такого уровня, естественно, имели богатый костюм. Но по ней грабители прошлись хорошо, потому что часть костей была перемещена, у неё не было левой руки, левой стопы, части таза также отсутствовали. По всей видимости, они просто не дошли до самой головы. Мы, к сожалению, не можем говорить, была ли она вооружена.

М. Родин: Но стрелы есть в другой разграбленной части, где лежат молодые.

С. Володин: Да, конечно, есть стрелы. Но надо понимать, что стрела сама по себе не означала, что рядом есть вооружение. Стрелы клали и в детские погребения, просто как какой-то символ, по всей видимости. Без стрел вообще никого не клали. Хотя, конечно, они могли быть и свидетельством того, что эти женщины действительно участвовали в боевых сражениях. Антропологические исследования костей предплечья и плеч «охранницы» показали крайне сильную развитость мускулатуры. То есть руками она работала постоянно, и это было, видимо, основным делом её жизни. Тут уже, конечно, можно гадать, копья она метала или луки натягивала.

Но действительно, первый раз было встречено погребение именно четырёх женщин, которые лежали отдельно. В основном женщины либо сопровождают мужские погребения, либо это погребения женщин с детьми, в том числе и с младенцами, и с детьми возраста 5-10 лет. Такие тоже бывают. Так что в этом плане, конечно, интересное погребение.

Оно интересно ещё и тем, что эти женщины антропологически разные. Оставшиеся in situ дама с убором и «охранница» близки по антропологии и вообще по характеру своего скелетного строения. У обеих отмечен открытый и распространённый так называемый лобный гиперостоз – нарушение гормональной системы. У дамы с убором этот лобный гиперостоз очень ярко выражен. Это означает, что из-за сбоев гормональной системы в организме женщин имелось больше мужского гормона: они были мужиковатые, с грубым голосом, с выраженными мужскими вторичными половыми признаками.

А вот те, которых разграбили, девочка и молодая дама, антропологически очень не похожи на этих двух. Они миниатюрные, какие-то изнеженные и подверженные сильным болезням. Девочка, по всей видимости, болела чем-то страшным. У неё мы зафиксировали поражения позвонков и крестца: они были практически изрешечены отверстиями. Непонятно, от чего она умерла, но не в этом суть. Две разграбленные близки друг другу, и две оставшиеся близки друг другу. Между собой они при этом сильно отличаются.

М. Родин: Что дальше будет с материалами этой гробницы, как вы станете их исследовать и каких результатов ждёте?

С. Володин: Исследовать будем по всем направлениям. Ведутся исследования металлов, тканей, антропологические и палеозоологические исследования, исследования напутственной пищи, которая была положена в гробницу, исследования дерева, исследования вот этих травяных подстилок. То есть, в принципе, всё, что можно, всё, что нам осталось, мы будем тщательно анализировать с применением всех доступных естественно-научных методов.

Весь этот материал впоследствии, после обработки, мы представим в статье в «Российской археологии» (кому интересно, может почитать, скорее всего, в следующем году). А затем, вместе с данными естественно-научных исследований, будет издана отдельная книжка. Потому что, конечно, этот комплекс достоин отдельной солидной публикации в виде книги.

М. Родин: Что нового мы узнаем, когда до конца всё это исследуем? Есть какие-то соображения? Хотя бы в каких областях мы продвинемся?

С. Володин: Думаю, в первую очередь это именно антропология, потому что антропологические исследования будут проводиться в том числе и в области изотопных составов костей и зубов. Соответственно, будут проводиться анализы на изотопы азота, углерода, стронция. Это позволит нам говорить о питании, о перемещениях найденных женщин.

М. Родин: Откуда они приехали, если приехали.

С. Володин: Да, конечно. Как раз анализ изотопов стронция позволит нам говорить о степени мобильности этого населения, было ли оно местным или люди откуда-то приходили.

М. Родин: В общем, эта гробница нам сулит ещё много новостей. Спасибо вам большое.

Скифские слова в русском языке

Помнится, Александр Блок писал: «Да, скифы мы и азиаты мы, с раскосыми и жадными глазами». Разумеется, наш великий русский поэт воспользовался правом на поэтическую гиперболу. Но в чем-то он был прав. Скифские и прочие иранские племена многие тысячи лет были близкими соседями славян и протославян. Некоторые иранские племена, думаю, и прямо участвовали в этногенезе славянских народов. Впрочем, они принимали активное участие и в формировании других европейских наций. Но об этом я скажу чуть ниже. А в вводном абзаце я выскажу лишь предположение, что славяне, вероятно, включили в свои языки гораздо больше скифо-иранских слов, чем другие европейцы, и, возможно, именно это привело к выделению славянских языков из балто-славянской общности. Впрочем, эта гипотеза нуждается во всеобъемлющей капитальной проверке профессионалов. Мне она не по силам. В этой статье я всего лишь хочу обратить внимание на такую возможность, сравнив некоторые слова афганского языка пушту с русскими. Я считаю афганский язык весьма близким к языку исчезнувших в первые века нашей эры скифов. Основанием для этого как раз и явилось сопоставление с русским языком слов афганского словаря 1948 г. выпуска (под редакцией О.В. Головкина и В.В. Самокруткина).
Как известно, река Дунай, имеет явно иранское название от иранского слова «дон» (вода). И хотя из античных источников известно второе название Дуная – Истр, его иранское имя преобладает. Так немцы, например, называют эту реку Донау (Donau).
Дунай издревле является самой удобной дорогой в сердце Западной Европы из Азии. По окончании последнего оледенения, полагаю, по нему первые индоевропейские племена начали возвращаться с Ближнего и Среднего Востока. И вместе с прочими, особенно на последнем этапе, проникали в Европу и иранцы.
Из античных источников нам достоверно известно о проникновении в Западную Европу сарматов и алан в первые века нашей эры. Но иранские племена, видимо, проникали туда и до этого.
Мне уже приходилось писать, что балканские албанцы вполне могли быть потомками скифов, язык которых за века до неузнаваемости трансформировался за счет греческих, латинских и славянских включений. Ведь самоназвание албанцев «шкиптар». Известны нам также кавказская Албания и Алания (Осетия). Из античных источников известно, что на территории современной Албании еще до нашей эры проживали некие парфины, чье название весьма напоминает название иранского народа парфян.
В «Книге захватов Ирландии» говорится, что первым королем острова был скиф. Были потомками скифов (согласно этому же древнему источнику) скотты (шотландцы). Надо также напомнить, что после завоевания шотландцами древней пиктской Каледонии эта территория также носила название Албания, а одна из ее областей назвалась Арран. И это областное название абсолютно совпадает со вторым названием кавказской Албании. Ну, и название самой Ирландии. Кто может точно сказать, почему страна называется Ирландия, если ее населяет народ гаэлы? Не связаны ли ойконимы «Ирландия» и «Иран»?
Еще одна Албания (Олбени) находится в самом центре Англии-Британии. На территории Британии можно также найти несколько рек, носящих название «Дон».
Полагаю, что иранским по происхождению было галльское племя рауриков, живших в северной Швейцарии на реке Ройс, а затем сместившихся на север по Рейну (возможно, до Рурской области в Германии). «Рор» (врор) на афганском языке означает «родич» (брат).
Кстати, любопытно, что славянское «род» представляет нечто среднее между иранским «рор» и кельтским «туд» (народ). О странном с точки зрения лингвистики переходе звука «т» в «р» у славян свидетельствует также пара лексем «течение» — «река» (речка). Думаю, что и здесь не обошлось без иранского влияния.
В этом месте нам уже удобно будет перейти к обещанному сопоставлению афганского и русского словарей. И начать я хочу с разоблачения одного лингвистического мифа.
Широко распространяется мнение, что русское «шарамыга» происходит от французского «шер ами» (дорогой друг). Якобы, так обращались к русским крестьянам французские солдаты во время отступления Наполеона из России в 1812 году, прося пощадить жизни. Не буду рассуждать, насколько резонно было бы французам пользоваться для переговоров с мужиками своим родным языком, который был тем совершенно непонятен. А скажу лишь, что в украинском и сербском языках гораздо раньше было известно слово «сиромаха», которое имело, практически, то же значение, что и русское шарамыга» — «бедный скиталец».
Но изначальное значение слов «шарамыга» и «сиромаха», видимо, обнаруживается только в афганском словаре. Это слово «ширмуш» (волк). Волк, безусловно, является скитальцем, вечно голодным, то есть бедным. От него всегда ждут чего-то плохого, например, кражи скота. От шарамыги и сиромахи тоже ждут воровства. Они тоже что-то вроде волков. На Балканах, практически, до нашего времени были известны некие влахи — тоже бедные скитальцы, которые вели практически цыганский образ жизни. И это слово «влах» тоже происходит от слова «волк». В статье «Вольки-тектосаги – древний союз славян и литвы» я доказываю, что балканские влахи были потомками этих самых вольков (волков). Так что образ бедного и подозрительного скитальца был связан с образом волка уже много веков.
А вот еще один интересный случай. Помню во времена моего деревенского детства, как некоторые невоспитанные русские детишки дразнили своих татарских сверстников каким-то непонятным «киль манда». Те ничего не могли понять, потому что на татарском языке «киль мында» означает просто «иди сюда». Но у русских существует мнение, что слово «манда» означает женский половой орган. Что это? заблуждение малограмотных людей?
Нет, это древний след скифского влияния на русский язык. На афганском языке «манда» означает «щель», а слово «мандина» означает «женщина».
Слова на афганскую букву ﺍ (алиф, а).
Ахгар (жар) сравнить с нашим «гореть», «огарок». Сюда же слово «ор» (огонь).
Ужд (длинный) сравнить с нашими «уж» и «уда» (удочка).
Авар (военная добыча) – известно племя аваров, значительная часть которых были, судя по их черепам, иранского происхождения. Второе значение слова «авар» — плоский. Часть аваров, их высшая знать были плосколицими монголоидами. В любом случае этноним «авары» явно иранского происхождения.
Учат (ясный), учат кавыл (выяснять) – по-видимому, связно с нашим глаголом «учить».
Орышт (дождь) сравнить с нашим «орошение», которое Фасмер выводит от слова «роса».
Авежда (земля, территория) – вероятно, связано с нашим старинным словом «вежа».
Слова на афганскую букву ﺏ (бе).
Батур (богатырь)
Барый (земельный участок), бара (арендная плата) – связаны с нашим «барин» (помещик, землевладелец). Несомненно, связано также с литовским baras (участок).
Базар (рынок).
Бабыр (душистый) – вероятно, связано с нашим «бобер» из-за так называемой бобровой струи, пахучего вещества с лекарственными свойствами, выделяемого особыми железами бобра.
Батал (пестик) сравнить с нашим «ботало» (язык колокола).
Буч (сердитый) сравнить с нашим «буча» (скандал).
Бад (плохой, злой, дурной) сравнивается с русским «беда» и саксонским bad (плохо).
Баро (вихрь) сравнить с нашим «буря» и греческим «борей».
Брастын (одеяло) сходно в нашим «простынь».
Бизугани (обезьяна) – довольно очевидное заимствование.
Бугhай (горбатый) сравнивается с южнорусским «бугай» (вол, волы горбаты).
Булгhака (шум, волнение) сравнивается с нашим глаголом «булгачить».
Слова на афганскую букву پ (пе).
Папыха (папаха)
Пыт (скрытный, тайна), пытака (запугивание, угроза) сравнивается с нашими «пытка», «выпытывать».
Паджа (печь) сравнивается с нашими «под» (подина, внутренняя часть печи).
Пха (нога) сравнивается с глаголом «пихать».
Пахын (пуховой).
Пудул (предатель, изменник) сравнивается со словами «подлый», «падло».
Пар (взлет, полет) сравнивается со словами «парить» (в воздухе), и «перо».
Паруна (полог, тент), пару (волшебство, разум) соотносится со словом «парус».
Пырха (снежная крупа) сравнить с русским «пурга».
Пыр (поражать) сравнить с нашим «пырнуть».
Пырый (лопата) – инструмент для вскапывания (вспарывания) земли.
Пра (укор, упрек) сравнивается с древнерусским «пря» (распря).
Пака (опахало).
План (широкий, просторный) сравнивается со славянскими «поляна» и «полонина».
Пукавыл (дуть, задувать и, возможно, пукать).
Пичкари (вливание) – отсюда наше «пичкать».
Пиракай (печенье с начинкой) сходно с русским «пироги».
Не мог пропустить. «Пица» (доля, порция, лепешка) и «пастура» (мука) сопоставляются с итальянскими «пицца» и «паста», что, видимо, доказывает древнее присутствие иранцев и в Италии.
Слова на афганскую букву ت (те).
Табаh (гибельный) – в русском языке известно выражение «Дело – табак» (то есть крах).
Тыбр (топор).
Трапар (тряпье).
Трапака (топтание) – известен русский танец трепака или тропака. Сюда же и русское слово «тропа» (протоптанная дорожка). Думаю, что английское trap (трап) также является непрямым заимствованием из скифского через язык вендов. Скифо-афганское «трап» (топот или хлопанье) также каким-то образом превратилось в английское trap (ловушка). Как известно, ловушки обычно захлопываются. Но в славянских языках слово «ловушка» нигде не звучит как «трап» или подобным образом. Впрочем, известен русский охотничий термин «тропить».
Тушак (матрас, тюфяк).
Табар (семья, род, племя, народ) – напоминает славянское слово «табор».
(چ) Цапера (ладонь) — сравнить с русским «цапать».
Цапыр (цеп).
Цкедыл, цхедыл (продвигаться, передвигаться) – сравнить с русским «скитаться». Думаю, именно от этого иранского глагола происходит греческое слово «скиф», которым эллины называли азиатских ираноязычных кочевников.
Цхавыл (колоть, ковырять) и цкавыл (курить, жечь) – возможно, от этих двух глаголов происходит слово «сколоты» (ковыряльщики, курильщики), которым кочевники-скифы несколько пренебрежительно обзывали вассальные им племена, живущие в курных избах и занимающиеся подсечно-огневым земледелием. Думаю, что среди этих племен были и скифы-пахари, и роксаланы (аланы-пахари), и литовцы-боруски (поляне), и славяне, в том числе будины (бужане), жившие в селениях-будах.
(ج) Дзвак (жизнь) – сравнить с русским «век».
Дзван (молодой, юный) – сравнить с русским «дева» (молодая женщина).
(خ)Хапыр (ладонь) – сравнить с русским «хапать».
Хвар (бедный, несчастный, слабый, худой) – сравнить с русским «хворый».
Хваше (тёща)
(ډ) Дузак (дурак).
(ﺯ) Зар (золото) – сравнить с нашим «заря».
Замана (обещание)
Зиара (брань, свара)
(ژ)Жавла (нечто предназначенное для жевания)
Жовыл (жевать)
Жимай (зима)
Жвак, жванд (жизнь, проживание)
Жвандай, живай (живой)
Жер (желтый) – переход звука «р» в «л» хорошо известен в лингвистике
(س) Сарыка (скворец)
Спор (всадник), спар (щит) – согласно Прокопию Кесарийскому спорами в глубокой древности назвали себя славяне-анты.
Стыр (большой) – древнее название Дуная Истр; на Волыни также известна многоводная река Стырь; на исландском языке «стора» — большая река.
Стагh (крутая тропа) – сравнить с русским «стёжка» (тропинка).
Станавыл (останавливать)
Саргhaр, саркаш (бунтарь, мятежник) – известно, что вождь мятежных русских казаков Степан Разин применял к своим подчиненным обращение «сарынь».
Срешна (пах) – сравнить с русским «срам».
Сакка (родич) – известно скифское племя саки.
Сайлани (весельчак, веселый).
Саравыл (студить, охлаждать) — сравнить с русским «суровый» (холодный).
(ش) Шал (шаль)
Шпанкай (подпасок) – сравнить с русским «шпаненок».
Шпелый (свисток, флейта, гудок) – сравнить с белорусским «сопелка».
Шаталвалал (леность, вялость) – сравнить с русским «шатай-валяй».
Шарм (срам)
Ширмуш (волк). Смотри выше.
Шкедыл (быть ограбленным) сравнить со славянским словом «шкода» (вред).
Шоухи (шутка)
Шуракый (розовый скворец) – сравнить с русским «щурка» (птица с яркой раскраской).
Шуравыл (ломать) – сравнить с русским «шуровать» (в топке уголь). Считается, что данное слово пришло к нам через немецкий язык от слова schuren (ворошить, разжигать). Вполне возможно. В статье «Доисторическая история древних германцев» я писал о том, что существуют особые ирано-германские пары слов. В других европейских языках нет им подобных. Взаимный обмен лексемами произошел очень давно – во время пребывания германских племен на юге, в том числе на Среднем Востоке.
Шура (ветошь, порченые вещи) – сравнить с русским «сор».
Шин (синий). Среди европейских языков только славяне (и то не все) употребляют для обозначения данного цвета схожую фонему. Похожим образом говорят еще и финны, но они явно заимствовали это слово у русских.
(ش) Шах (канал, ветка) – соответствует литовскому šaka (канал, рукав, ветка). В общем-то я не сравнивал язык пушту с литовским, но это слово я хорошо запомнил, когда изучал топонимику Шацких озер на Волыни.
Шаиста (красивый) – напоминает польское «шановни» (красивый).
Шига (песок, гравий) – сравнить в русским «шуга» (мелкий лед, идущий по реке).
(ط) Ташт (таз, ушат)
غ Гhар (гора)
Гhварга (камыш) – сравнить со словом «аир» (болотное травянистое растение)
Гhважа (сильный, мощный, крепкий) – сравнить с нашими «важный» и «важа» (вес).
(ق) Кашугhа (ковш)
Котай (шар) – сравнить с русским глаголом «катать».
Каза (случай) – соответствует латинскому «казус», имеющему примерно то же значение. Возможно, еще один довод за то, что этруски были изначально ираноязычны.
(ک) Када (углубление) – можно сравнить со славянским «кадь».
Каhул (род) – соответствует славянскому «коло» (круг, в том числе родовой круг). В то же время иранское «каhул» явно соответствует еврейскому «кагал». Полагаю, что данное слово было усвоено евреями во время их «вавилонского пленения».
Клач (сумка, мешок) — можно сравнить с русскими «класть» и «поклажа».
(ګ ) Гач (гашеная известь).
Гырд (круг) возможно родственно русскому «город». Имеется также слово «гар» прямо в значении «огороженное селение» (городище).
Гарз (грязь).
Гама, гим (яма).
Гису (женская коса).
(ل) Лапа, лафа (хвастовство, болтовня, вранье) – сравнить с русским «липа» (фальш).
Лаша (лучше)
Лапа (пригоршня) – сравнить с русским «лапа».
Латера, ладар (бездельник) – сравнить с русским «лодырь».
Лагhата (ляганье)
Лакый (хвост) – сравнить с нашим «лыко».
Лагат (лог, ложбина).
Лагар (сокол) – вероятно, от этого иранского слова может исходить название типа легких бретонских (венетских) парусников «люггер». Относительно этого смотри мою статью «Венеты Арморики».
Лут (грабеж, хищение, добыча) – сравнить с русскими «лютость» (зло) и «лют» (волк).
Лёв (волк) – здесь также имеется фонетическое сходство со словом «лют», но в еще большей степени со словом «лобан» (еще один синоним слова «волк».
Луди (название афганского племени, живущего на берегах Пянджа) – сравнить с русским «люди».
Лошина (ополоски) – в данной паре совпадают афганский корень «лош» и русский «лос», последний не объясняется из русского языка. В афганском же языке имеется слово «лош» (сосуд).
(م) Мазгhы (мозг)
Маша (комар) – сравнить с русским «мошка».
Манды (ложбина, щель).
Мандина (госпожа, женщина, жена).
Маhай (рыба) – сравнить с русским «мясо».
Майена (жена) – если читать это слово как «ма-йена», то «ма» будет соответствовать общеиндоевропейскому «моя», а «йена» — славянскому «жена» и западноевропейскому «генс» (род) – последнее, видимо, от понятия «рожаница» (мать). Кстати, англосаксы произносят «генс» как «дженс» (близко к славянскому произношению). У индийцев есть слово «йони» — женское начало. У южных славян мать называют «майка».
«Матар» (балка) – соответствует славянскому «матица».
Мхый (равный обмен) – в русском языке слово «махнуть» тоже имеет значение «обмен».
Мард (мужчина, человек) – сравнить с русским «смерд» (в Древней Руси свободный человек), а также с этнонимами «мордва» и «удмурты».
Мурдар (мертвец, грязный, нечистый) – сравнить с русским глаголом «смердеть».
Мра (мера).
Мри (умирать, обмирать).
Маруша (жена, женщина) – сравнить с русским именем «Маруся».
Мазай (сильный, крепкий) – сравнить с русским прозвищем «Мазай» (дед Мазай).
Мыжа (мышь, крыса).
Мласт (лежащий) – возможно, связано со славянским словом «пласт» (лежать пластом, распластаться, платстун).
(ن) Набуд (исчезнувший, несуществующий, мертвый) – сравнить с русскими словами «нЕбыть», «нЕжить» — нечто неживое, попустороннее.
Наз (нега, нежность).
Нама (имя) – удивительно хорошо соответствует германскому Name (имя). В латыни тоже существует подобная лексема (возможно, этрусского происхождения). По моей версии этруски были первоначально ираноязычны (смотри мою статью «Заметка об этрусках»).
Наче (разве) – соответствует старорусскому «ниже» (разве что, если только).
Нага (чистый, неподдельный) – сравнить с русским «нагой».
Нын (сегодня) – сравнить со славянским «ныне».
Нук (ноготь).
Наст (сидящий) – сравнить с русскими «насест» и «гнездо» (в том числе также в значении «родовое гнездо»). Отсюда же идет иранское «наста» (заседание, совет), немецкие «несте» (гнездо), а также «кнаст» (старейшина) и славянское «князь». Еврейское «ниса» (князь) тоже отсюда и, вероятно, было усвоено во время того же «вавилонского пленения».
(و) Вады (свадьба).
Вадани (строительство, здание) – сравнить с русским «здание».
Враши (слово, беседа) – сравнить с русским «врать».
Вран (плохой, враждебность) – сравнить с русским «враг».
Волый (корень) – сравнить с русским «ствол». Возможно, усвоенное славянами слово «волый» является этимологией этнонима «волыняне» на родовом уровне, поскольку на Волыни «коренями» называют родичей.
Вурай, врай (лето) – сравнить со славянским «рай» и древнерусским «ирий» (рай). Думаю, в последнем слове запечатлено воспоминание о пребывании протославян, как остальных индоевропейцев, на Среднем Востоке во времена последнего европейского оледенения. Согласно Авесте это место убежища называлось Эран Веж.
Веш (граница, часть, в том числе часть света, территория).
На этом я решил закончить исследование. На самом деле можно было бы пройтись по словарям других ираноязычных народов и найти еще массу слов, вошедших в русский язык. Следовало бы привлечь и словари прочих славянских народов, толковые словари Даля и Фасмера, содержащие редкие и забытые русские слова. Признаю, однако, что это мне не по силам. С трудом справился с одним пушту-афганским словарем на 12 тыс. слов. Примерно половина слов в нем была арабского происхождения (и они к счастью были так и обозначены).
Признаю также, что не могу точно указать, какое иранское слово и когда было усвоено. Это могло произойти и в относительно новое время, когда Московская Русь, Россия имела тесные контакты с Персией. Многие иранские слова пришли к нам через татарский язык. Все же как мог, я старался отсеять такие новообразования. Думаю, что большинство из тех слов, которые указаны выше, попали в наш и другие славянские языки в те времена, когда Восточной Европе, где века, а где и целые тысячелетия, господствовали скифы и их сородичи сарматы. В то же время не исключаю, что многие слова были усвоены гораздо раньше или остались во всех европейских языках со времен индоевропейской общности.

Скифы и сарматы

Древнегреческий писатель Геродот, «отец истории», посетивший Северное Причерноморье в V в. до н. э., говорит о том, что к северу и западу от кочующих скифов живут оседлые земледельческие племена.

Подвижные и воинственные кочевники непрерывно нападали на оседлые земледельческие племена и уводили скот и рабов, устраивали грабежи и насилия. Поэтому земледельцы принялись за постройку укрепленных городищ, возведение огромных, длинных, так называемых «змиевых», валов.

Золотая подвеска из Куль-Обы.

IV в. до н. э. Государственный Эрмитаж

Так возникли громадные городища скифской поры. Они располагаются главным образом на берегах небольших рек, у оврагов, на дне которых текли ручьи. Интересная особенность городищ скифской поры – их расположение рядом с лесными массивами, служившими естественной защитой от враждебных степняков-кочевников.

Скифские городища довольно многочисленны, и от Днестра и Припяти до Северного Донца их насчитывается более сотни.

Большая площадь городищ, обнесенных валом и рвом, достигающая нескольких тысяч гектаров, представляет собой огромный район с поселением из землянок, полуземлянок и наземных жилищ, с обработанными полями, площадкой для скота и т. д.

Оседлые земледельцы для борьбы со степняками создали целую укрепленную линию, состоящую из длинных валов и огромных городищ, тянущуюся на сотни километров. Создание такой укрепленной линии было под силу только племенным объединениям. Следовательно, времена скифских земледельческих племен (VIII–II вв. до н. э.) были временами укрепления тесных межплеменных связей, временами установления языковой, культурной и бытовой общности.

Вклад скифских земледельческих племен в славянство очень велик, как велик и вклад скифской культуры в древнерусскую культуру.

У скифских земледельческих племен существовало плужное земледелие. Они возделывали просо, пшеницу, лук, чеснок, лен, коноплю. Несмотря на господство земледелия, большую роль играло скотоводство. Орудия труда изготовлялись из меди, бронзы, а позднее – и железа.

Сарматская посуда и украшение из погребений в Нижнем Поволжье: 1, 2 – блюдо, фрагменты сосуда и золотая серьга из сарматского погребения в нижнем Поволжье; 3 – сарматская посуда из Сусловского могильника в нижнем Поволжье

Культура земледельческих племен скифской поры незаметно перерастает в культуру полей погребальных урн, уже безусловно славянскую.

Начиная с IV в. до н. э. на территории южной Руси появляется новый народ – сарматы, который постепенно продвигается на запад и начинает наступать на скифские племена и на греческие причерноморские колонии. Из-за этого часть скифских племен продвигается к Дунаю и даже уходит за него.

На этнографической карте Скифии появляются новые многочисленные племенные образования – кробизы, физаматы, савдораты, амадоки, бастарны, кораллы, языги, аланы и др. Появление на территории Скифии к началу н. э. этих племен нельзя, конечно, рассматривать как заселение территории какими-то новыми народами неизвестного происхождения. Это, в основном, не новые народы, а новые племенные образования, возникающие в процессе племенных скрещений и получающие свое имя от одного доминирующего слоя, имя которого переносится на все племя.

Поэтому нет никаких оснований предполагать, будто к началу н. э. все старое население Геродотовой Скифии поголовно исчезло, а его место заняли какие-то новые народы. Старое население оставалось на своих прежних местах.

Начиная с I–II вв. н. э. наименование скифов, как и сарматов, у древних авторов приобретает уже общий, чисто географический смысл. Это – народы, населяющие территории на север от Черного и Азовского морей и на восток от Дуная, Карпатских гор и Вислы.

Сарматская культура: 1–5 – мечи; 6–11 – керамика; 12 – «кастрюля»; 13–15 – зеркала; 16–18 – наконечники стрел; 19–21 – фибулы (1–5, 16–18 – железо; 12–15, 19–21 – бронза)

На территории Киева не раз находили скифо-сарматские, греческие и римские вещи: керамику, римские монеты, бронзовые и железные изделия – остатки культуры полей погребальных урн. В народном искусстве древней Руси продолжаются традиции скифо-сарматского искусства (терракоты, «черпала», вышивки, в частности, вышивки, изображающие коней и богинь, и т. д.).

Внешний облик скифа также имеет поразительное сходство со славянским, русским типом.

В религиозных представлениях древних славян длительное время сохраняются пережитки скифо-сарматских религиозных представлений.

Поэтому мы можем утверждать, что потомки трипольцев – скифские земледельческие племена Приднепровья – могут одновременно считаться одним из предков восточных славян.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >