Сергей Александрович Осипов

Сергей Осипов

Герой Советского Союза, военный деятель, контр-адмирал Сергей Осипов прошел три войны и прославился своими подвигами.
Сергей Александрович Осипов родился (18) 31 декабря 1912 года в Риге. После школы начал работать слесарем на заводе, а в 18 лет поступил на службу в Военно-морской флот.
В 1936 году, окончив Военно-морское училище имени Фрунзе, он начал свою морскую карьеру с должности штурмана 3-го дивизиона бригады торпедных катеров Балтийского флота. В 1937–1938 годах в должности командира катера и военно-морского советника участвовал в боевых действиях в Испании, был награжден орденом Красного Знамени. В апреле 1938 года принял командование отрядом бригады торпедных катеров на Балтийском флоте, но в июле 1938 года был репрессирован и уволен с флота. Реабилитировали Осипова в январе 1939 года, в июне он вновь вернулся на службу в ВМФ.
В 1939–1940 годах Сергей Осипов во главе своего отряда участвовал в советско-финской войне. Затем — с самых первых дней — в Великой Отечественной войне, начав ее с должности командира отряда торпедных катеров и выйдя после ее окончания командиром 1-го гвардейского дивизиона Черноморского флота.
Отряд торпедных катеров под его командованием отличился буквально в самые первые месяцы войны. С июля по сентябрь 1941 года небольшая группа торпедных катеров Осипова нанесла большой урон врагу, сбив два самолета, потопив пять миноносцев, четыре транспорта и два торпедных катера, повредив два миноносца. Всего же катера под командованием Осипова в условиях сильного противодействия противника в 1941–1943 годах потопили 27 кораблей и судов противника, провели 54 активные минные постановки.
В 1944 году возглавляемый им дивизион успешно провел 16 минных постановок и семь торпедных атак на коммуникациях противника, потопив еще 14 кораблей и судов противника. Когда наши войска начали наступление на южном берегу Финского залива, дивизион Осипова отличился успешным участием в десантных операциях. В апреле 1945 года Осипов лично руководил высадкой с торпедных катеров десанта на косу Фрише–Нерунг для ликвидации остатков разгромленной группировки противника. При освобождении города Лиепая 9 мая 1945 года Сергей Осипов вошел в эту военно-морскую базу на головном катере.
За мужество и героизм, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 апреля 1942 года капитан-лейтенанту Осипову Сергею Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». За воинские подвиги Осипов многократно награждался и другими орденами и медалями.
После войны Осипов продолжил службу в ВМФ. 31 мая 1954 года он получил звание контр-адмирала, с февраля 1956 года был начальником спецфакультета Военно-морской академии. В декабря 1958 года по болезни ушел в запас, жил в Ленинграде.
Умер Сергей Александрович Осипов 5 июля 1976 года в Ленинграде, где и был похоронен на Большеохтинском кладбище.
Имя Сергея Осипова увековечено в названии танкера снабжения Краснознаменного Северного флота и в мемориале «Воинам-катерникам» в Севастопольской гавани города Балтийска.

Осипов Сергей Александрович
31.12.1912 — 05.07.1976
Герой Советского Союза

Даты указов

03.04.1942 Медаль № 527

Памятники

Надгробный памятник

Мемориальная доска в Кронштадте

Предыдущая

Осипов Сергей Александрович – командир 2-го отряда 4-го дивизиона торпедных катеров бригады торпедных катеров Балтийского флота, капитан-лейтенант.
Родился 18 (31) декабря 1912 года в городе Рига (Латвия). Русский. Окончил 7 классов школы и школу ФЗУ в городе Харьков (Украина). Работал слесарем на заводе «Серп и молот».
В Военно-Морском Флоте с октября 1931 года. В 1936 году окончил Военно-морское училище имени М.В.Фрунзе. Служил на Балтийском флоте штурманом 3-го дивизиона бригады торпедных катеров.
В апреле 1937 – марте 1938 участвовал в боевых действиях в Испании в должности командира катера на стороне республиканского флота, а также в штабе военно-морского советника. Был награждён орденом Красного Знамени.
После возвращения из Испании командовал отрядом бригады торпедных катеров на Балтийском флоте. В июле 1938 года был репрессирован и уволен с флота. Реабилитирован в январе 1939 года, в мае восстановлен в кадрах Военно-Морского Флота. С июня 1939 года – командир 3-го отряда 3-го дивизиона бригады торпедных катеров Балтийского флота.
Участник советско-финляндской войны 1939-1940 годов с декабря 1939 года в должности командира отряда торпедных катеров Лиепайской военно-морской базы.
Участник Великой Отечественной войны: в июне – сентябре 1941 – командир отряда торпедных катеров Лиепайской военно-морской базы, в сентябре – декабре 1941 – командир 2-го отряда 4-го дивизиона, в декабре 1941 – ноябре 1942 – командир 2-го дивизиона, в ноябре 1942 – апреле 1943 – командир 4-го дивизиона, с апреля 1943 года – командир 1-го (с февраля 1944 года – 1-го гвардейского) дивизиона торпедных катеров Балтийского флота.
Катера под командованием С.А.Осипова в условиях сильного противодействия противника потопили в 1941–1943 годах 27 кораблей и судов противника, провели 54 активные минные постановки. В 1944 году дивизион успешно провёл 16 минных постановок и 7 торпедных атак на коммуникациях противника в Нарвском и Выборгском заливах, в результате которых были потоплены 14 кораблей и судов противника, за что С.А.Осипов был награждён орденом Ушакова 2-й степени (№3). С началом наступления наших войск на южном берегу Финского залива катерники дивизиона участвовали во всех десантных операциях 1944–1945 годов на материк и острова Моондзунского архипелага. В апреле 1945 года С.А.Осипов лично руководил высадкой с торпедных катеров десанта на косу Фриш-Нерунг для ликвидации остатков разгромленной курляндской группировки противника. При освобождении города Лепая (ныне Лиепая, Латвия) 9 мая 1945 года С.А.Осипов вошёл в эту военно-морскую базу на головном катере.
За мужество и героизм, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 апреля 1942 года капитан-лейтенанту Осипову Сергею Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№527).
В июне 1944 года и июне 1945 года представлялся к награждению второй медалью «Золотая Звезда», но оба представления были отклонены.
После войны до декабря 1946 года продолжал службу в ВМФ командиром 1-го гвардейского дивизиона торпедных катеров Балтийского флота (с февраля 1946 – Северо-Балтийского флота).
В 1949 году окончил Военно-морскую академию. В декабре 1949 – октябре 1951 – командир Печенгской военно-морской базы. В октябре 1951 – декабре 1953 – командир 185-й бригады торпедных катеров (Северный флот), в декабре 1953 – декабре 1955 – командир 41-й дивизии торпедных катеров (Черноморский флот).
В феврале 1956 – сентябре 1958 – начальник спецфакультета Военно-морской академии. С декабря 1958 года контр-адмирал С.А.Осипов – в запасе.
Жил в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Умер 5 июля 1976 года. Похоронен на Большеохтинском кладбище в Санкт-Петербурге.
Контр-адмирал (1954). Награждён 2 орденами Ленина (1942, 1954), 4 орденами Красного Знамени (1938, 1944, 1945, 1951), орденами Ушакова 2-й степени (1944), Отечественной войны 1-й степени (1943), Красной Звезды (1946), медалями.
Сочинение:
Подвиг катерников-балтийцев. Л., 1961;
Боевые катера. М., 1971 (в соавторстве);
С кратчайшей дистанции.// Морской сборник. 1975, №11, стр. 85–87.

Торпедные катера дивизиона под его командованием ставили мины, конвоировали транспорты и наносили торпедные удары по конвоям противника на морских коммуникациях. При атаке одного из конвоев С.А.Осипов умело использовал дымовую завесу, которая позволила приблизиться к противнику на дистанцию торпедного удара и поразить цель. В другой раз он атаковал конвой противника с минного поля, поскольку учёл, что магнитные мины подрываются торпедными катерами, которые проходят над ними на высокой скорости. Эта неожиданная атака нанесла ощутимый урон врагу.

«Петровка, 38»

В Клубе ветеранов МВД прошло празднование 90-летнего юбилея участника Великой Отечественной войны, генерал-майора внутренней службы Игоря Сергеевича Осипова, — бессменного на протяжении многих лет помощника Министра внутренних дел СССР Николая Щелокова.

Генерал Игорь Осипов — живая легенда МВД, один из тех людей, кто непосредственно рядом работал с министром Н. А. Щелоковым, практически с самого начала деятельности по грандиозной перестройке союзного МВД, созданию новой милиции.

От всех Министров внутренних дел
юбиляра поздравил
Анатолий Куликов и вручил ему
орден Клуба военачальников РФ.

Поздравить его с 90-летним юбилеем пришли президент Клуба военачальников РФ Генерал Армии Анатолий Куликов, экс-заместитель министра внутренних дел СССР Николай Демидов, экс-заместитель министра внутренних дел РФ Игорь Алёшин, президент СРО «Школа Без Опасности» Сергей Саминский, члены президиума Российского совета ветеранов ОВД и ВВ, члены Совета «Центра ЗВЕЗДА», в состав которого входит Игорь Осипов.
Имевший прямой доступ к Николаю Щелокову (даже его кабинет был напротив приемной министра), а также сопровождавший его повсюду и в многочисленных рабочих командировках, и при посещении театральных премьер, Осипов обладал большими возможностями и влиянием в Центральном аппарате МВД СССР. Скромный, немногословный, он везде следовал за министром.
До сих пор многие генералы вспоминают как, передавая какой-либо документ для ознакомления Министру, слышали в ответ: «Смотрел ли это Игорь Сергеевич Осипов?» Кого-то мог и вне очереди завести в кабинет всемогущего главы МВД.
Щелоков прислушивался к его советам, мнению, опирался на него при подготовке своих докладов и выступлений, начиная от записок в ЦК КПСС, публикаций в Центральной печати и заканчивая тостом на чьём-то дне рождения (куда он также приходил с помощником).
Кстати, статьи Н. А. Щелокова высоко оценивались секретарем ЦК и главным идеологом партии Михаилом Сусловым. А председатель КГБ Юрий Андропов присылал Щелокову на отзыв проекты своих докладов. Причем впоследствии учитывал замечания министра внутренних дел.
Блестящий аналитический ум, широкий кругозор Игоря Осипова, безусловно, сыграли свою роль в реформировании союзного МВД.
Им были созданы многие установочные, программные доклады и статьи Министра. Они внимательно изучались на местах личным составом.
Можно привести в пример, ставшую хрестоматийной, знаменитую речь Н. А. Щелокова «Слово о следователе». Фирмой «Мелодия» была выпущена грампластинка с её записью. Мало кто знает, что эту речь практически полностью написал генерал Осипов.

Он приложил свою руку и к подготовке записки «К вопросу о Солженицыне», которую Щелоков передал Брежневу, когда решался вопрос о высылке из страны А. И. Солженицына. В ней глава МВД встал на защиту опального писателя, ставшего лауреатом Нобелевской премии.

Выступает генерал внутренней службы
И.С.Осипов

Отметим также, что до того как стать помощником министра Игорь Осипов шесть лет был главным редактором журнала «Советская милиция». С этого периода начался расцвет ведомственного издания. Журналу отводилась большая роль в обновленческой политике. В нём постоянно освещался опыт штабной работы, дежурных служб, опорных пунктов охраны общественного порядка, подвижных милицейских групп, организации и раскрытия преступлений, профилактика правонарушений.
— Помню в журнал обратились активисты оперативного отряда дружинников Первомайского района Москвы. Журнал поддержал их опыт, опубликовал статью об их деятельности, — рассказывает Игорь Осипов. — И сразу наступила реакция министра. Он лично выезжает в отряд, детально знакомится с работой, туда приглашается руководящий состав министерства. Опыт получает одобрение, поощрение, рекомендации по распространению и внедрению.
В это время в журнал пришли со своими первыми повестями и романами братья Аркадий и Георгий Вайнеры, начал печататься Юлиан Семёнов.
Именно Игорь Сергеевич собрал записи министра, систематизировал и составил его «Личный архив». Они очень пригодились, когда Максим Брежнев работал над книгой «Министр Щелоков» (первой его литературной биографией).
По словам Осипова, очень часто в беседах с Николаем Анисимовичем они вспоминали о войне, фронтовых годах. Многие, кто работал в те годы в руководстве МВД, были фронтовиками.
Игорь Сергеевич сразу после школьного выпускного вечера 29 июня 1941 года, был зачислен добровольцем в истребительный батальон НКВД по борьбе с десантами и диверсантами. В боях был с октября 1941 года в составе народного ополчения г. Харькова и 216-й Сивашской стрелковой дивизии.

Рядовой и замполитрука взвода пешей разведки. Как он сам говорит: «проползал во взводе пехотной разведки с ноября 1941-го до мая 1942-го». После окончания курсов младших политруков 18-й Армии — комиссар артбатареи, помощник начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев.
Он навсегда запомнил неприступный рубеж обороны фашистов у реки Миус: «Жуткий холод, а нам тогда надо было переплывать реку и идти 200 метров по пустому, хорошо простреливаемому месту перед хребтом, где засели немцы».
Вот строчки из наградного листа на помощника начальника политотдела 216 стрелковой Сивашской Краснознаменной ордена Суворова дивизии капитана Осипова от 10 октября 1944 года:
«Тов. Осипов большую часть времени в период боев проводил в подразделениях, на самых ответственных участках. 8 октября, будучи в ротах 1-го батальона 589-го СП, далеко продвинулся (с ними) вперёд.

Открытие дежурной части в ГУВД Москвы.
А.Я. Пельше, Н.А. Щёлоков, В.Г. Самохвалов

Противник, стремясь сорвать успех батальона, бросил с фланга более 150 автоматчиков, которые зашли в тыл батальону. Внезапность появления их в тылу создала угрожающее положение. Он быстро развернул две роты и лично повёл их на противника. Завязалась рукопашная схватка, в которой он убил немецкого солдата, а когда вышли патроны, бил рукояткой пистолета и размозжил голову офицеру. Получив ранение в левую руку, тов. Осипов продолжал руководить боем, затем был вторично ранен тяжело в правую руку и ногу. Но к этому времени бой уже заканчивался. Более 60 гитлеровцев были перебиты, а 85 взяты в плен при незначительных потерях с нашей стороны.
Тов. Осипов за умение в трудных условиях мобилизовать массы на подвиги и за свой героизм, проявленный в бою, достоин награждения орденом Красного Знамени. Начальник политотдела дивизии полковник Володарский».
По иронии судьбы, именно этот наградной лист с визами командира дивизии и других вышестоящих генералов застрял где-то наверху, затерялся в суматохе войны или был отложен по чьей-то прихоти, — в общем, остался, как отметили на архивной копии, «нереализованным».
Но и без того И. С. Осипов получил за свой ратный труд пять боевых наград, среди них два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне…» и «За боевые заслуги»; многими государственными наградами отмечена и служба офицера и генерала в органах внутренних дел.
После ухода Николая Анисимовича, он работал с министром Федорчуком, затем с министром Власовым, с министром Бакатиным, с министром Пуго… Это уникальный случай в истории МВД.
Но вспоминать об этих годах работы он не любит!
Игорь Сергеевич Осипов и в 90 лет остаётся действующим аналитиком, он в курсе всех важных политических событий. На встрече, посвящённой своему юбилею, он с радостью и гордостью отметил внешнеполитические успехи России в решении Сирийской «химической» проблемы.
Игорь Сергеевич Осипов ведет активную общественную работу, выступает в различных аудиториях, он — член Совета «Центра социальных и благотворительных программ поддержки ветеранов и инвалидов силовых структур «ЗВЕЗДА».
Много красивых поздравлений прозвучало в этот праздничный день в стенах клуба ветеранов, выступали лучшие солисты Академического ансамбля песни и пляски ВВ МВД России.
Юбиляру желали здоровья, счастья, звучали и юмористические тосты, но поступило и одно требование: «Живите как можно дольше!»

Сергей ЛЮТЫХ

подписи к фото

разведчик:

От всех Министров внутренних дел
юбиляра поздравил Анатолий Куликов и вручил ему
орден Клуба военачальников РФ.

разведчик 2:

Выступает генерал внутренней службы И. С. Осипов

разведчик 3:

Открытие дежурной части в ГУВД Москвы. А. Я. Пельше, Н. А. Щёлоков, В. Г. Самохвалов

Адмиральские рокировки

Тем же указом президента за номером 203 от 3 мая 2019 года, по словам главы военного ведомства, назначены командующим Северным флотом — вице-адмирал Александр Моисеев, командующим Черноморским флотом — вице-адмирал Игорь Осипов.

Новый главком ВМФ Николай Евменов на предыдущей должности руководил Северным флотом. Прежний главком ВМФ Владимир Королев завершил военную службу, которой отдал 46 лет. За эти годы адмирал Королев, по словам Сергея Шойгу, очень много сделал для укрепления обороноспособности страны.

«Силы флота под его руководством успешно боролись с международным терроризмом. После длительного перерыва удалось возобновить присутствие нашего флота в Мировом океане. В состав ВМФ за последние годы поступили новейшие подводные лодки проектов «Борей» и «Ясень». Были выработаны рациональные подходы к выполнению программы кораблестроения до 2050 года», — перечислил заслуги экс-главкома ВМФ министр обороны.

Уже известно, что экс-главком ВМФ Владимир Королев переходит на работу в Объединенную судостроительную корпорацию. «Уверен, что его переход на работу в судостроительную корпорацию будет способствовать реализации гособоронзаказа и специальных программ в интересах Вооруженных сил и Военно-морского флота», — сказал Сергей Шойгу.

Что касается нового командующего Северным флотом вице-адмирала Александра Моисеева, то он ранее командовал Черноморским флотом (июня 2018 года).

Вице-адмирал Моисеев родился 16 апреля 1962 года в Калининградской области, закончил Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. Попова. Служил на атомных подводных лодках Северного флота, где дошел до должности первого заместителя командующего.

В 1998 году, командуя атомной подлодкой «Новомосковск», Моисеев вошел и в историю космонавтики. Он оказался первым командиром подводного крейсера, успешно запустившим на околоземную орбиту космический спутник.
В ноябре 2017 года Моисеев был назначен заместителем начальника Генштаба РФ.

Новый командующий Черноморским флотом вице-адмирал Игорь Осипов ранее также занимал должность замначальника Генштаба Вооруженных сил РФ.

Он родился 6 марта 1973 года. В 1995 году окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола по специальности «штурман».

Офицерскую службу начал на Тихоокеанском флоте, где прошел путь от командира штурманской боевой части малого противолодочного корабля до командира дивизиона противолодочных кораблей. В 2004 году Осипов окончил Военно-морскую академию имени Адмирала Кузнецова, после которой продолжил военную службу на Тихоокеанском флоте в должностях начальника штаба, а затем — командира бригады надводных кораблей.

После окончания Военной академии Генерального штаба (в августе 2012 года) был назначен на должность начальника штаба — первого заместителя Балтийской военно-морской базы Балтийского флота. В декабре 2012 года возглавил эту базу, а в мае 2015 года стал командующим Каспийской флотилией. В 2016 году исполнял обязанности начальника штаба Тихоокеанского флота.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Забытый десант 4-й Морской бригады…

В советской исторической традиции, за послевоенное время довольно активно продвигалось мнение что «фашисты» как огня боялись советскую морскую пехоту в ее черных бушлатах поскольку моряки добровольцами списавшиеся с кораблей выписывали немцам горячих где только можно, как можно и в любых условиях за исключением огромного немецкого численного преимущества, как вариант с множеством танков.

Собственно говоря в этом довольно много правды, поскольку личный состав даже береговых подразделений ВМФ, давших основную массу людей в морскую пехоту ( в отличие от мнения многих — с корабля при всем желании много людей не спишешь, а тех кого списал позже заменить надо) нередко отличался в выгодную сторону перед Красной Армией с ее Наркомом, весь предвоенный год кидавшим разгромные приказы касательно уровня боеспособности ВС с фабулой типа красноармейцев ни разу в течении года не стрелявших из винтовки, или лейтенантов полгода таскавших в кобуре( на постоянном ношении!) нечищеный наган с тремя стреляными гильзами в барабане, оставшимися с последних стрельб. Пусть моряки не часто стреляли, но реальное дело, даже если это просто выполнение своих обязанностей и изучение воинской специальности сплачивает личный состав и благотворно влияет на воинскую дисциплину. При желании и возможностях, это отличный фундамент для поддержания высокой боеспособности.

В общем боевая деятельность «морских» частей в 1941 году была оценена Руководством Государства более чем положительно и совсем не только потому что они помнили суровые ветры Гражданской. Достаточно сказать, что формируемые Наркоматом Обороны с участием переданного НКВМФ личного состава стрелковые бригады еще при формировании удостаивались наименования «Морских», несмотря на то что редкая из них имела больше половины личного состава имеющего хоть какое то отношение к флоту.

Тем ни менее, неудач у «моряков» тоже более чем хватало. Так как за 70 прошедших лет дифирамбов морской пехоте пропели более чем достаточно, пора бы вспомнить и о неудачах, или хотя бы о погибших в этих неудачных операциях людях.

4 Отдельная Морская Бригада, известная так же как 4-я Бригада Моряков, 4-я Морская Бригада КБФ и даже 4-я Отдельная Бригада Специального Назначения ВМФ, а в послевоенное время и 4-я Отдельная Бригада Морской Пехоты, дабы подчеркнуть отличия бригад сформированных в составе ВМФ от упомянутых ОМорСБР Наркомата Обороны, видела за всего лишь год своего существования многое. Бойцы ее пяти батальонов участвовали в неудачных десантах на занятые финнами острова Ладожского Озера, защищали Шлиссельбург, десантировались на 8 ГРЭС и наконец пытались пробить блокаду и непосредственно с плацдарма у Московской Дубровки, сточившись во время боев на плацдарме до 117 выведенных с него человек, заняв впоследствии, после переформирования ледяные ДОТ-ы на Дороге Жизни.

Историческая справка по 4-й Отдельной Морской Бригаде Специального Назначения ВМФ.

Как можно отметить исходя из текста по ссылке, даже в нынешние благодушные времена, историки данного соединения оперативными документами касающимися его не избалованы.

Собственно участие морской пехоты в боях под Ленинградом в 41 году вообще документами не избаловано, какого бы соединения или части это не касалось. Качество исторических исследований, в результате отсутствия в распоряжении энтузиастов документальной базы – на поверхности.

Морская пехота Балтийского флота в ВОВ.

Оборона Ленинграда.

«…К этому времени морские пехотинцы уже приобрел и опыт боевых действий на суше. Под командованием генерал-майора Б. П. Ненашева они сражались на островах Мантсинсари, Лункулансари и на других участках фронта. …»

Довольно скромное описание для крайне неудачных десантов 1-го и 2-го батальонов 4 ОМорБР на острова Ладожского озера.

Утраченное оружие и имущество составило шесть 45-мм орудий, 52 пулемета, 1166 автоматов, винтовок и револьверов, 1049 касок, 1460 противогазов и т.д.

Количество убитых и пропавших без вести составило 725 человек, раненых — 90.

Финны завысили потери противника всего на 10 процентов, оценив потери «красных» в 950 человек.

«…В августе 1941 г. финские войска высадили десант (более 1000 чел.) на остров Рахмансари около 500 м шириной и 1,5 км длиной, расположенный близко к западному берегу Ладожского озера. Оборону заняла 2-я рота З-го батальона 4-й отдельной бригады морской пехоты под командованием лейтенанта З. Н. Слободова .

Пулеметный взвод возглавил мл. лейтенант Е. П. Щербин. В ходе боевых действий для усиления гарнизона были высажены 1-я рота 3-го стрелкового батальона во главе с командиром Я. П. Курбатовым. Для руководства боем на остров прибыл командир батальона полковник И. Г. Каргин.

В течение суток днем и ночью шли ожесточенные бои за остров. За эти дни морские пехотинцы потопили несколько баркасов и ботов противника с десантом и уничтожили около 800 солдат и офицеров…»

А вот советские историки не поскупились, засчитав на счет чуть более 300 защитников острова около 800 уничтоженных финнов из 58715 павших в «Войне-Продолжении», притом, что из защитников острова спаслось на ялике пятеро человек. Остальные 298 погибли или попали в плен.

Тем ни менее данный текст не про «Ладожские Десанты» и не про кровавые бои на Невском Пятачке, хотя автор вышел на нижеприведенные документы, работая в данном направлении. Как оказалось, в истории 4-й Бригады был еще один десант про который за 70 прошедших лет если кто и вспоминал, то исключительно устно. Во всяком случае, в отличие от «ладожских» боев 4-й Морской бригады, мне ни удалось найти касательно него ни одного слова.

Имеющиеся документы достаточно красноречивы.