Сепаратизм в Европе

Список активных сепаратистских движений в Азии — List of active separatist movements in Asia

Это список текущих активных сепаратистских движений в Азии . Сепаратизм включает в себя автономизм и сепаратизм . Что и не считается автономистом или сепаратистским движением иногда спорный. Записи в этом списке должны соответствовать трем критериям:

  1. Они активные движения с током активных членов.
  2. Они ищут большую автономию или самоопределение для географического региона (в отличие от личной автономии).
  3. Они являются гражданин / народами зоны конфликта, а не исходят из другой страны.

Под каждой области перечислены один или более из следующих действий:

  • Де — факто государство: для регионов с де — фактом полития
  • Предлагаемое состояние: предлагаемое название для отделяющейся или ожидается суверенного государства
  • Предлагаемая автономная область: для движения в сторону большей автономии для области , но не прямого выхода
    • Де — факто автономное правительство: для правительств с де — факто автономного контроля над областью
    • Правительство в изгнании: для правительства на основе за пределами данного региона , с или без контроля
    • Политическая партия (или партия): для политических партий , участвующие в политической системе , чтобы добиться автономий или отделения
    • Воинствующий организация (ы): для вооруженных организаций или мятежей
    • Пропагандистская группа (ы): для ненасильственных, без выборов, участия субъектов
    • Этнические / этнорелигиозная / расовые / региональные / религиозная группа (ы)

Не Каталонией единой: Самые известные случаи сепаратизма в Европе

Не Каталонией единой: Самые известные случаи сепаратизма в Европе Фото из открытых источников 12:0004.10.2017

Александр Ильющенков

Журналист, 112.ua

Испания – далеко не единственная страна, где существуют сильные сепаратистские движения

В Каталонии состоялся обещанный местными властями референдум. Прошел он на фоне активных противостояний и столкновений с полицией, которая пыталась помешать его проведению.

Новости по теме

  • А будет ли развод? Каталония сказала «да» 12:3203.10.2017

По итогам 1 октября власти Испании заявили, что референдума не было, власти же Каталонии подчеркнули, что в ходе столкновений пострадали 893 человека, добавив, что за независимость региона проголосовали 90% каталонцев.

Ситуация в Каталонии накалена, власти уже заявили о начале всеобщей забастовки, Мадрид же «держит строй», заявляя, что не допустит никакой независимости.

Случай Каталонии – один из наиболее известных в Европе, однако не единственный. В ряде стран существуют довольно сильные сепаратистские движения, которые либо активно добиваются независимости уже сейчас, либо дожидаются прецедента, чтобы эту самую независимость потребовать. Рассмотрим наиболее известные из них.

Испания (Страна басков)

Фото из открытых источников

Предистория

Баски – одна из наиболее старейших народностей на территории современной Испании. Первый раз Страна басков получила независимость еще в 1425 году, однако впоследствии ее лишилась.

Потом были долгие годы неопределенности и последующее установление в 1936 году (правда, на короткое время) автономии с достаточно широкими правами: к примеру, баски получили собственное правительство и парламент.

Однако уже в следующем году баски лишились практически всех прав: тогдашний руководитель страны, диктатор Франсиско Франко, своим декретом ликвидировал их автономию.

Франсиско Франко AP Photo

С тех пор одна из старейших народностей Испании более 40 лет боролась за восстановление своих прав. Им удалось добиться автономии и весьма широких прав начиная с 1979 года, однако до этого была ЭТА.

«Отечество и свобода басков»

Экстремистская группировка ЭТА была создана в 1959 году. Стремлением участников этой организации было создание «Великой Эускади – Страны басков», которая должна была включить ряд провинций северной Испании, область Наварра и некоторые провинции южной Франции.

ЭТА Getty Images

Примечательно, что деятельность ЭТА не касалась Франции, хотя на сегодняшний день существуют прогнозы, что в будущем данная группировка может активизироваться на французской территории.

С конца 1960 по 2006 год ЭТА взяла ответственность за гибель почти 900 человек, включая политиков, бизнесменов и правоохранителей.

Деятельность этой организации активно не поддерживалась внутри Страны басков. К примеру, на сегодняшний день согласно официальным опросам 64% басков выступают категорически против ЭТА, еще 10% поддерживают цели организации, но не методы.

Спустя почти 50 лет с момента создания в 2006 году ЭТА объявила о прекращении вооруженной борьбы в обмен на широкую амнистию и легализацию политического крыла экстремистов – партии «Эрри Батасуна». Переговоры с испанскими властями были сорваны из-за продолжения терактов.

ЭТА Фото из открытых источников

В январе 2011 года баски повторно объявили о прекращении вооруженной борьбы, повторив о своем решении в октябре того же года.

В настоящее время три провинции – Алава, Бискайя и Гипускоа имеют статус автономной области, которую называют Эускади (Страна басков).

По разным оценкам, общее количество басков в Испании составляет от 600 тыс. до почти 2 млн человек.

Великобритания (Шотландия, Северная Ирландия, Уэльс)

Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии получило проблемный толчок после референдума о выходе из Евросоюза в 2016 году, на котором 51,9% поддержали так называемый Brexit, в том время как 48,1% избирателей выступили за то, чтобы остаться в Евросоюзе.

Против выхода в большинстве своем выступили жители Шотландии и Северной Ирландии – стран, которые периодически заявляли о своем намерении стать независимыми.

Апогеем движения за независимость Шотландии стал референдум в сентябре 2014 года. Тогда было предложено ответить на вопрос «Должна ли Шотландия стать независимой страной?» По результатам референдума, 55,3% проголосовали против, и Шотландия осталась в составе Великобритании.

Новое дыхание идея референдума о независимости получила после голосования за Brexit.

«Шотландский парламент должен иметь право провести еще один референдум, если по сравнению с 2014 годом происходят существенные изменения ситуации, такие как выход Шотландии из Евросоюза помимо нашей воли», — заявила лидер Шотландской национальной партии Никола Стерджен.

Лидер Шотландской национальной партии Никола Стерджен Getty Images

На сегодняшний день поддержка независимости в стране остается стабильно высокой, хотя по официальным опросам и не достигает 50% (как правило, это в среднем 32-38% сторонников и более 10% неопределившихся).

Противников независимости также в стране хватает, достаточно их и в парламенте страны.

Они заявляют, что независимость несет за собой в первую очередь экономические минусы: возможно, будут нарушены важные экономические связи с остальными частями Великобритании. Кроме того, озвучиваются опасения, что в случае успеха вопрос независимости может значительно активизироваться в Северной Ирландии и Уэльсе.

В Северной Ирландии и правда вопрос о независимости периодически активизируется на полную мощность. Страна уже пережила ИРА (Ирландскую республиканскую армию) – вооруженных экстремистов, которые, как и ЭТА в Испании, устраивали теракты.

ИРА была основана в 1919 году.

Ирландская республиканская армия Фото из открытых источников

На протяжении ХХ века бойцы ИРА запомнились серией кровавых акций на улицах Северной Ирландии и остальной части Великобритании. Они также организовывали покушение на премьер-министра Маргарет Тэтчер в 1984 году и обстрел аэропорта Хитроу из минометов в 1994 году.

Последствие покушения на Тэтчер Фото из открытых источников

Целью ИРА было достижение полной самостоятельности Северной Ирландии от Великобритании.

Последняя их акция датирована 2010 годом. На сегодняшний день Великобритания пытается активно глушить сепаратистские настроения в регионе, в том числе с помощью финансовых вливаний. Но не то чтобы это сильно помогает.

К примеру, в Северной Ирландии, как и в Шотландии, подняли вопрос о выходе из состава Соединенного королевства после Brexit. В частности, о необходимости провести референдум «как можно скорее» в марте 2017 года высказался лидер партии «Шинн Фейн» (ее называют политическим крылом ИРА) Майкл О’Нил.

«Выход Великобритании из ЕС станет катастрофой для экономики и катастрофой для народа Ирландии. Референдум об ирландском единстве должен пройти как можно быстрее», — заявил он.

Ранее количество сторонников остаться в составе Великобритании в Северной Ирландии было большим, чем количество противников этой идеи. Однако какие-либо большие опросы после Brexit не проводились.

В Уэльсе, в отличие от Северной Ирландии и Шотландии, выход из ЕС на референдуме в 2016 году поддержали, однако своя история сепаратизма в этой стране тоже есть.

В первую очередь местные сепаратисты избрали тактику «делай как Шотландия», т.е. внимательно наблюдают за попытками этой страны отделиться.

После неудачного референдума в Уэльсе заявили, что «независимость может стать реальностью уже через поколение».

Местные сепаратисты в 2014 году утверждали, что в Уэльсе за Шотландией не успевают, но процесс идет.

«То, что нужно Уэльсу, — это гражданское движение и революция в демократическом обществе, то есть все то, что мы видели в Шотландии», — цитировали лидера валлийского национального движения Линн Вуд РИА Новости.

Линн Вуд Фото из открытых источников

Следующий всплеск активности сепаратистской «Партии Уэльса» и ее лидера Вуд случился в 2016 году, после референдума о Brexit.

Как писало Times, по мнению Вуд, курс властей Британии в отношении выхода из ЕС «может покончить с Соединенным Королевством как с государством».

Она в очередной раз уточнила, что, если Шотландия отделится от Великобритании, Уэльс тоже попробует рассмотреть вариант с проведением референдума.

В то же время Вуд подчеркнула, что до референдума «необходимо нарастить поддержку в пользу увеличения собственного контроля над своими делами».

Это было сказано не без причины, поскольку на сегодняшний день количество сторонников выхода из Великобритании в Уэльсе не дотягивает до 10%.

При этом стоит упомянуть, что, хоть в Уэльсе предпочитают действовать в первую очередь политическим путем, более радикальные пути им также знакомы.

Наиболее известные вспышки насилия со стороны радикалов случились в начале 80-х годов прошлого столетия, когда группировка «Валлийская армия за рабочую республику» устроила несколько взрывов против военных объектов, правительственных зданий, офисов консервативной партии, а также поджогов домов британцев.

Бельгия (Фландрия)

Если совсем упростить, то проблема Бельгии состоит в нежелании двух регионов страны (Фландрии и Валлонии) понять друг друга.

Валлоны на юге Бельгии говорят по-французски, жители Фландрии на севере — по-фламандски. Обе стороны не могут найти общий язык ни по одному вопросу, будь то экономика либо внешнеполитические вызовы.

Конфликт достиг эпичного размаха в 2011 году. До этого, в 2010-м, прошли парламентские выборы, после которых фламандские сепаратисты (партия Новый фламандский альянс Барта Де Вевера) стали сильнейшей партией страны.

Лидер «НФА» Барт де Вевер DPA

В партии даже обозначили путь к независимости Фландрии, первым этапом которого должна была стать реформа государственного устройства.

Итогом победы фламандских сепаратистов стал глубокий политический кризис, во время которого страна больше года не могла сформировать правительство и оказалась на гране развала.

Правительство удалось сформировать лишь к концу 2011 года, однако противоречия между двумя частями страны остаются критичными.

В конце сентября председатель парламента Фландрии Ян Пеманс заявил о поддержке Каталонии в вопросе проведения референдума о независимости.

Он приветствовал главу парламента Каталонии Карме Форкадель в Брюсселе словами «Сегодня мы все каталонцы».

И все же на данный момент активность Фландрии несколько успокоилась и проходит в вялом ритме.

Франция (Корсика)

Достаточно интересный случай на самом деле. В 1768 году италоговорящий остров Корсика просто отдали Франции. Сделала это Генуя, и причина была довольно прозаична – долги.

С тех пор остров находился во владении Франции и запомнился активным сепаратистким движением.

Флагманом борьбы за независимость стала экстремистская организация «Фронт национального освобождения Корсики», на счету которой сотни жертв.

Фронт национального освобождения Корсики Фото из открытых источников

Интересно то, что основным методом борьбы на Корсике в последнее время все-таки приняли политический.

В частности, в 2015 году лидер сепаратистов Жан-Ги Таламони заключил союз с более умеренными автономистами Жилля Симеони и победил на местных выборах.

Жан-Ги Таламони Фото из открытых источников

Лидеры двух фракций распределили между собой посты и создали команду для переговоров с Парижем.

Они требовали признания госстатуса корсиканского языка, введение понятия «корсиканский народ» в законодательство и амнистии активистов. По большинству пунктов Париж отказался разговаривать.

Италия (Венеция, Сардиния, Сицилия, Южный Тироль и др.)

Особенность Италии – значительное количество разношерстных регионов, которые по ходу истории стали частью этой страны, но по факту всегда оставались самобытными.

Венеция, например, долгое время была достаточно влиятельным государством. В состав Италии она вошла в 1866 году. Учитывая исторические традиции, ожидаемо, что сепаратизм в регионе получил достаточно серьезную опору.

Жители Венеции (или Венето) уже проводили референдум по отсоединению от Италии, который, правда, не имел юридической силы.

В 2014 году его организовала партия «Независимость Венето». По данным организаторов, в нем приняли участие более 2 млн человек и более 80% проголосовали за отделение.

Президент Венето Лука Дзайя в 2014 году заявлял, что жители региона не хотят в одиночку спонсировать бедный юг Италии, а также подчеркнул, что инициатива о референдуме исходила от народа.

Лука Дзайя Фото из открытых источников

«За нами 1100 лет истории независимости Венецианской республики. И присоединение к Италии в результате плебисцита 1866 года было больше, чем ошибкой. Это преступление, потому что результаты того плебисцита были подтасованы», — добавлял президент Комитета за независимость области Венето Джанлуиджи Бузато.

Вопрос независимости Сардинии и Сицилии упирается в стремление добиться права на самоопределение.

На Сардинии политика основана на принципах того, что сардинцы никогда не достигали полного суверенитета на собственной территории и следовали за итальянской государственной системой.

Кроме того, обращается внимание на постепенное исчезновение сардинского языка.

Движение за независимость Сицилии было активно в 1943-1947 годах. Сторонники этого движения пытались добиться своей цели не только с помощью политических выборов, но и общественными протестами.

В обоих регионах на сегодняшний день сепаратистские движения притихли, но вряд ли исчезли полностью.

Южный Тироль известен в первую очередь военно-политической организацией «Комитет освобождения Южного Тироля», которая была создана в 50-е годы прошлого века. Целью участников Комитета было путем пропаганды и террора добиться выхода Южного Тироля из состава Италии.

Надпись: «Южный Тироль — не Италия» Фото из открытых источников

Первые теракты были совершены в сентябре 1956 года. Всего с 1956 по 1988 год в результате 361 теракта в регионе погиб 21 человек. Ответственность за теракты 80-х лежит на группировке «Один Тироль», деятельность же Комитета сошла на нет в 1969-м.

В 2001 году Тироль был признан как автономная провинция Больцано-Боцен, что несколько снизило сепаратистские настроения среди общества, однако до сих пор в Италии действуют партии, выступающие за выход Тироля из состава Италии и воссоединение с Австрией.

Другие примеры

Наиболее известными примерами сепаратизма, которые, впрочем, добрались до стадии, скажем так, подведения итогов, являются Косово и Чечня.

Согласно конституции Сербии, территория Косово является сербской и входит в ее состав как Автономный край Косово и Метохия, однако на сегодняшний день Косово де-факто стало отдельным государством.

Косово Фото из открытых источников

В 2008 году власти Косово в одностороннем порядке объявили независимость, которую теперь признали более 100 стран мира. Украина в их число не входит.

Этому объявлению предшествовали длительная борьба сербов и албанцев, населяющих Косово, этнические чистки, появление миротворцев и частые вооруженные столкновения.

Чечня же, думается, известна большинству украинцев как пример зверского подавления Россией восстания против центральных властей.

Чеченская республика Ичкерия провозгласила независимость в июле 1991 года, что привело к затяжному военному конфликту с центральным правительством. Далее случились две войны, полное разрушение Грозного и тысячи жертв. Все же Москве удалось ликвидировать попытки чеченцев отделиться, избрав после вооруженного подавления путь задабривания местных элит огромными финансовыми вливаниями.

Разрушенный Грозный Фото из открытых источников

Как видим, призрак сепаратизма бродит по Европе, заглядывая то в одну, то в другую страну. И, к сожалению, в последнее время он довольно активен.

  • Стрельба, слезоточивый газ, протесты и задержания: Как завоевывала право на независимость Каталония 12:4502.10.2017

Региональные и сепаратистские движения в странах Северной Европы

От редакции. Доклад подготовлен для круглого стола Лиги Консервативной Журналистики «Соединенные волости Европы. Косово как первенец европейской глокализации» (ИНС, 13 марта 2008 года.

Многое из того, что излагалось в отношении Южной Европы, равно применимо и к Северной. Здесь наблюдается большое разнообразие форм управления — унитарные государства (Швеция), федеративные (Германия, Нидерланды), федеративные с унитарным прошлым (Бельгия, Великобритания) и даже конфедерация (Швейцария). Соответственно, в каждом государстве свои проблемы, более или менее серьёзные, с национальными меньшинствами, которые помнят о былых притеснениях и борются за большую самостоятельность. Кроме того, государственные границы подвергались изменениям в 1870-1918 гг. и это породило несколько случаев, когда представители того или иного народа оказались за пределами своих титульных государств (немцы района Эйпен-Мальмеди в Бельгии, датчане Голштинии).

В Швейцарии сепаратистских конфликтов нет. Несмотря на трения между франкоязычными и немецкоязычными, ни разу не встал вопрос о чём-либо, кроме культурной автономии Романдии (франкоязычной Швейцарии).

Зато несколько десятилетий длился конфликт на социальной, религиозной и языковой основе в протестантском кантоне Берн. В 1979 г. северо-западная часть кантона отделилась и возник новый католический кантон Юра. Однако борьба продолжается, потому что католиков граница между кантонами не устроила. Несмотря на то, что все участники конфликта были лояльны по отношению к Швейцарской Конфедерации, налицо факт пересмотра границ.

В Австрии единственное меньшинство, заявляющее о себе — словенцы, живущие на юго-востоке Каринтии. Их партия, «Энотна Листа», принимает участие в Свободном Европейском альянсе. Однако процент словенского населения в Каринтии слишком незначителен, чтобы они играли какую-либо заметную роль.

Германия, несмотря на своё трудное прошлое, достаточно монолитная страна. Единственный регион, в котором есть заметное сепаратистское движение — Бавария, самая богатая земля Германии. Однако Баварская партия не избиралась в парламент с 1962 г.

Алеманнский сепаратизм был заметным движением после Второй мировой войны. Речь шла об отделении от Германии алеманнов — части населения Бадена, Вюртемберга и соседних земель, и, возможно, объединении их с братьями по языку — немецкоязычной Швейцарией и австрийской областью Форарльберг. Однако в настоящее время от алеманнского движения осталась лишь культурная составляющая.

Дания претендует на город Фленсбург, находящийся на территории Германии, но населённый датчанами. Это остаток тех земель Шлезвига, которые были завоёваны Бисмарком и частично возвращены Дании после Первой мировой войны. После вступления обоих государств в Евросоюз и Шенгенское пространство конфликт поутих, но остаётся актуальным.

Единственное региональное движение в Нидерландах — на территории провинции Фрисландия. Однако речь идёт лишь о культурной автономии. Недавно фризы были признаны национальным меньшинством и в Германии — в области Дитмарш, где, как и в Фрисландии, до сих пор многие владеют фризским языком.

На сегодняшний момент ни в одной стране Европы нет такой тяжёлой ситуации в плане сепаратизма, как в Бельгии. Большинство бельгийцев считает весьма вероятным распад страны на Фландрию и франкоязычную Валлонию.

Это обусловлено в первую очередь сложной историей Бельгии.

Когда в 1830 г. Бельгия получила независимость от Нидерландов, всё нидерландское было подвергнуто репрессиям. При этом руководители государства не приняли во внимание тот факт, что половина населения, а именно фламандцы, говорила на варианте нидерландского языка. На сотню лет французский язык стал единственным государственным языком Бельгии. Франкоязычное население заняло господствующие позиции как в политике, так и в экономике — Южная Бельгия с её залежами железной руды стала самым индустриально развитым районом в Европе. В результате к концу XIX в. этническое противостояние дополнилось социально-политическим: если в рабочей Валлонии на выборах побеждали социалисты, то патриархальная Фландрия всегда проявляла свой консерватизм. Самое интересное, что такое разделение сохранилось и по сей день.

Накопленные взаимные обиды, усугубившиеся массовым коллаборационизмом фламандцев во Вторую мировую войну — всё это привело к тому, что вопрос о целостности Бельгии был поднят уже в 40-е годы.

Тогда именно консерватизм фламандцев позволил Бельгии сохранить короля — главного гаранта бельгийского единства. Нидерландский язык был уравнен в статусе с французским.

Однако вскоре политическая и экономическая ситуация сильно изменилась. Важность тяжёлой промышленности упала, и бельгийская экономика в большой степени переориентировалась на транзит, что привело к отставанию Южной Бельгии и процветанию портов, находящихся на территории Фландрии. В настоящее время Фландрия значительно богаче, чем Валлония, и одним из главных аргументов сепаратистов (наряду с памятью о притеснениях со стороны франкоязычных) служит нежелание кормить «валлонских дармоедов». В то время как в Валлонии всего 12% высказывается за разделение Бельгии, во Фландрии сторонников независимости около 40%. Существует целый ряд партий, выступающих за независимость Фландрии.

Все эти партии — правого или крайне правого толка. Одна из самых влиятельных партий — «Флаамсе Беланг», крайне правая партия, призывающая к независимости Фландрии и создании федерации с Нидерландами и Французской Фландрией. Другие цели, которые она перед собой ставит — полная и безусловная амнистия всем, кого обвиняли в сотрудничестве с Гитлером, ограничение иммиграции, лишение французского языка особого статуса и целый пакет законопроектов, либеральных в экономике и консервативных в социальной жизни (например, запрет на аборты).

В Валлонии, в свою очередь, существует партия, выступающая за отделение от Бельгии и присоединение к Франции. Но число её сторонников невелико.

Наверное, основные факторы, которые сдерживают Бельгию от распада — это король и Брюссель. Короля называют «единственным бельгийцем в стране валлонов и фламандцев», а франкоязычный Брюссель находится на фламандской территории. Совершенно непонятно, что делать с Брюсселем в случае распада Бельгии — скорее всего, столица Европы в этом случае превратится в валлонский анклав или станет «вольным городом».

На фоне валлонско-фламандских противоречий обычно забывают про наличие в Бельгии ещё одной национальной группы, а именно немецкоязычных бельгийцев.

В 1918 г. по итогам Первой мировой войны к Бельгии был присоединён район Эйпен-Мальмеди, в котором большинство населения — немцы. Сейчас их не более 5% от населения Бельгии, но они хотят, чтобы их признали равноправным четвёртым регионом Бельгии. У них напряжённые отношения как с фламандцами, так и с валлонами.

В последнее десятилетие неожиданно обострились проблемы сепаратизма в Великобритании.

В течение многих веков англосаксы доминировали на Британских островах, всячески подчиняя и подавляя кельтов. В настоящее время идёт мощное возрождение кельтской культуры — одной из самых популярных среди современной молодёжи. За единство кельтского мира борется Кельтская лига, объединяющая «шесть наций» — Ирландию, Шотландию, Уэльс, Бретань, Корнуолл и остров Мэн. Её цель — развитие кельтских языков, налаживание сотрудничества кельтских народов и борьба за их политическое, культурное, социальное и экономическое освобождение.

В число приоритетов Кельтской лиги входят объединение Ирландии, возвращение Бретани департамента Луар-Атлантик и независимость Шотландии. Задействованы также кельтские диаспоры в Канаде, Патагонии и Австралии.

Кельтский мир выглядит столь привлекательно, что, как я уже замечал, Галисия и Падания также стремятся найти связь с кельтами.

Великобритания оказалась в тяжёлом положении, потому что все сепаратистские движения на её территории — кельтские.

Самое давнее и самое известное из них — ольстерское. В 1921 г., когда Ирландия получила независимость, шесть из девяти графств Ольстера остались под властью англичан. Постепенно Ольстер разбился на два непримиримых лагеря — националистов-католиков и унионистов («оранжистов») — протестантов, которые в конечном итоге превратились в две замкнутые и враждебные друг другу общины. В 60-е — 90-е гг. Временная Ирландская Республиканская армия вела террористические действия с целью добиться независимости. В результате погибло около 4 тыс. человек. Соглашение о прекращении огня было достигнуто в 1997 г. По достигнутому тогда же компромиссу, ольстерцы могут выбрать британское или ирландское гражданство. В 1998 г. Северная Ирландия получила своё Законодательное собрание. Тем не менее, регион далёк от спокойствия и многие продолжают выступать за отделение от Великобритании и присоединение к Ирландии. Впрочем, в последние два десятилетия появился ряд движений, выступающих за полную независимость Ольстера, «третий путь» для него.

Однако на сегодняшний день гораздо более серьёзной выглядит ситуация в Шотландии.

Сепаратистская Шотландская национальная партия набрала на выборах в шотландский парламент 37% голосов, что показывает, насколько популярна в обществе идеи независимости. Движение «Independence First» требует проведения референдума и создания независимого шотландского государства. Свою роль играет и наличие нефтяного шельфа в Северном море рядом с берегами Шотландии.

Противники же отделения подчёркивают роль, которую сыграли шотландцы в становлении Британской империи и Содружества и влияние, которое шотландцы могут сейчас иметь на мировые дела, участвуя в управлении великой державой.

В Уэльсе идея независимости пока привлекает не более 12% электората, но эта доля постепенно растёт.

В 50-е — 60-е гг. в Уэльсе существовало даже несколько террористических организаций, взрывавших водопроводы и линии электропередач. Сейчас уэльское движение остаётся в конституционных рамках.

Наверное, самое удивительное в нынешней Великобритании сепаратистское движение — это движение за независимость Англии от Соединённого королевства. Оно получило толчок после 1998 г., когда Шотландия, Северная Ирландия и Уэльс получили свои Законодательные собрания. Англичане чувствуют себя несправедливо обойдёнными — и это подпитывает желание избавиться от соседей, которые свои внутренние решения принимают сами, а на решения общебританского парламента могут повлиять.

Последние годы большой размах приобретает автономистское движение в Корнуолле, где кельтское население, так до конца и не ассимилированное, начинает возрождение своей культуры и языка. В 2001 г. 7% населения Корнуолла определили себя не британцами, а корнуоллцами. О независимости Корнуолла речи не идёт, но местное население требует признания себя пятым коренным народом Британских островов и собственного Законодательного собрания. Существуют отдельные террористические группы, которые угрожают всему «английскому», но пока ещё не привели свои угрозы в действие.

Сепаратистское движение существует и на острове Мэн, который не состоит в Евросоюзе и добился того, что для въезда на остров нужна отдельная виза. Есть сепаратисты и на острове Уайт, оспаривающие конституционность продажи острова английскому королю в 1293 г. Впрочем, их популярность минимальна.

На территории Скандинавских стран два заметных сепаратистских региона. Это Фарерские и Аландские острова.

В отличие от Исландии, Фарерские острова не сумели добиться независимости от Дании. Хотя на референдуме 1946 г. большинство фарерцев высказалось за независимость, датский король наложил своё вето, сославшись на то, что в референдуме участвовало лишь 2/3 населения островов. Тем не менее, фарерцам удалось добиться признания своего языка и своего флага.

Фарерские острова отказались вступать в Европейский Союз, избежав, таким образом, квот на рыбную ловлю. В настоящее время доля сторонников независимости среди фарерцев — около половины населения. Остальные тоже не являются датскими патриотами, просто фарерская экономика, всецело зависящая от рыбной ловли, менее надёжна, чем датская. Любые моряки, приплывающие на Фарерские острова, знают, что надо избегать датских флагов и лучше говорить на английском языке, чем на датском.

Аландские острова — территория Финляндии, населённая преимущественно шведами. У них широкая автономия, собственные почтовые марки и полиция. Популярность сепаратистской партии «Будущее Аландских островов» понемногу растёт — на последних выборах они получили 8% голосов.

Вопрос о независимости не стоит для Гренландии, которую вполне устраивает предоставленная ей широкая автономия (она также не состоит в Европейском союзе).

Закончу я свой рассказ упоминанием о двух региональных движениях, которые носят скорее культурно-просветительский характер.

Одно из них — это Скания, включающая в себя Халланд, Блекинге и Сконе, три провинции Южной Швеции, вплоть до XVII в. остававшиеся под датской властью, а также датский остров Борнхольм. Борьба идёт за восстановление региональной культурной идентичности.

Другое движение — этническое. Речь идёт о саамах, населяющих северные области Норвегии, Швеции, Финляндии и России. В 80-е гг. были созданы национальный флаг и гимн народа саамов, а в 1989 г. в Норвегии появился первый саамский парламент.

Вместе с тем на настоящий момент возможности саамов сильно ограничены просто в силу крайней их малочисленности.

* * *

Как мы видим, на Севере Европы лишь два государства подвергаются угрозе скорого распада: Великобритания и Бельгия. В большинстве государств Севера региональные движения носят откровенно этнографический характер.

Однако в Нидерландах, Германии и Швейцарии это, возможно, связано в первую очередь с тем, что в рамках существующей политической системы регионы уже обладают достаточно широкими правами и не видят необходимости в борьбе за дальнейшее расширение автономии. Что не мешает согласиться на более значительную автономию, если в рамках «Европы регионов» им её предложат.

Сепаратистские движения в Европе. Досье

В то же время требования населения некоторых областей в Бельгии, Германии, Италии и во Франции сконцентрированы вокруг экономических или культурно-языковых проблем.

В послевоенной истории Европы единственный случай отделения региона от государства произошел в феврале 2008 года, когда власти южного сербского края Косово в одностороннем порядке провозгласили независимость от Сербии. Прецедентом для сепаратистских движений, добивающихся суверенитета, стало признание независимости Косова в 2010 году Международным судом ООН. В настоящее время Республику Косово признают 111 стран — членов ООН (в числе непризнавших — Россия). Согласно конституции Сербии, территория Косова по-прежнему входит в состав республики как Автономный край Косово и Метохия.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о политических движениях в европейских странах, которые в разное время ставили своей целью достижение независимости или расширение автономии своих регионов.

Испания, Каталония

Стремление к независимости в автономной области Каталония (в составе Испании с XV века), на территории которой проживает более 7,5 млн человек (примерно 18% населения Испании), связано как с культурными и языковыми, так и с экономическими причинами. Сторонники отделения считают, что Каталония «кормит Испанию», в частности, ее наиболее отсталые регионы — Андалусию, Валенсию, Мурсию (доля автономии в ВВП Испании — 19,03%).

Во время режима Франсиско Франко (1939-1975) Каталония потеряла автономию, столкнулась с политикой притеснения каталанского языка, культуры и политических институтов. В 1979 году автономия была восстановлена, затем последовало официальное признание каталанского языка. Однако каталонцы так и не получили самоуправления в том объеме, который был у них до режима Франко. В 2009-2010 годах в области была проведена серия неофициальных консультативных референдумов, в ходе которых 90% участников высказались за суверенитет.

9 ноября 2014 года в Каталонии прошел опрос граждан, на котором за независимость высказались более 80,76% респондентов (участвовали 37% жителей региона). 1 октября 2017 года в автономном сообществе было проведено новое голосование, 90% участников которого высказались за независимость (явка — 43%). Итоги этих двух референдумов не были признаны правительством Испании, так как в конституции страны отсутствуют статьи, позволяющие автономной области провести такой референдум без согласования с центральным правительством и объявить о независимости в одностороннем порядке. При этом в 155-й статье говорится о возможности применять силовые методы для защиты интересов страны.

Испания, Страна Басков

Автономная область Страна Басков (в составе Испании с начала XVI века), в которой проживают около 2,2 млн человек (5% от населения Испании) долгое время считалась одним из основных очагов сепаратизма в Европе. В 1959 году с целью сопротивления режиму Франко, во время которого была упразднена баскская автономия и попал под запрет баскский язык (1939 год), была создана организация сепаратистов «Страна басков и свобода» (ЭТА). С 1968 года, добиваясь отделения региона от Испании, ЭТА использовала тактику терактов, которые она проводила по всей стране (всего более 850 жертв).

В 1978 году Страна Басков получила временную, а с января 1980 года — постоянную автономию. У басков появились собственные правительство, парламент и полиция, телеканалы и радио, двуязычное образование, им было предоставлено право самим устанавливать и собирать налоги, экономика региона в общем ВВП Испании составляет примерно 6%. В последние годы ЭТА была значительно ослаблена, в 2017 году завершился процесс разоружения группировки. В настоящее время баскские националисты не считают задачу получения независимости приоритетной (эту идею поддерживают примерно 17% населения региона) и добиваются лишь расширения прав автономии.

Великобритания, Шотландия

Шотландия находится в составе Соединенного Королевства Великобритания с 1707 года. В регионе, где в настоящее время проживает 5,3 млн человек (примерно 8% от населения Великобритании) всегда существовали политические силы, выступавшие за восстановление собственных органов власти или за полную независимость (при этом борьба не сопровождалась вооруженными столкновениями с центральными властями).

В XX веке после обнаружения нефтяных месторождений в Северном море у восточного побережья Шотландии попытки получения регионом независимости активизировались. Основная цель отделения — самостоятельное управление природными ресурсами. Однако согласно Акту о Шотландии от 1998 года, региональный парламент не может решать вопрос о выходе из Великобритании без согласия центральных властей.

Очаги сепаратизма в современной Европе. Справка

В настоящее время в Европе проходят как интеграционные, так и сепаратистские процессы. Как подсчитали эксперты, в XXI веке в Старом Свете теоретически могут возникнуть более 10 новых государств.

Самый «традиционный» пример европейского сепаратизма ‑ Страна Басков. В Испании проживает около 2 миллионов басков, населяющих три провинции региона, называемого Страной Басков. Она обладает наиболее широкими правами по сравнению с другими испанскими регионами, уровень жизни населения в регионе выше, чем в среднем по Испании, баскский язык имеет права государственного. Однако сторонники отделения от Испании (с дальнейшим присоединением части Франции, населенной басками) требуют еще большего. Причиной роста сепаратизма была политика Франсиско Франко: баскам тогда запрещали издавать книги, газеты, вести преподавание на эускера (баскский язык), давать детям баскские имена, вывешивать национальный флаг. Созданная в 1959 году организация ЭТА («Эускади та аскатасуна» ‑ «Страна басков и свобода») изначально ставила целью борьбу с франкизмом. Франко уже давно нет в живых, Страна Басков получила статус автономии, но это не останавливает баскских террористов. В борьбе за «независимость» погибли более 900 человек.

«Головную боль» Мадриду доставляет и Каталония, автономная провинция на северо‑востоке Испании, имеющая свой национальный язык и самобытную культуру. Каталонцы всегда подчеркивали свою отличность от жителей остальных регионов Испании. Провинция пользуется широкой автономией в составе испанского государства — конституционной монархии. Отношения с центральным правительством в Мадриде регулируются отдельной хартией. В 2005 году в новой редакции Хартии было записано, что каталонцы составляют отдельную нацию. Однако в регионе существуют десятки партий и общественных организаций, в основном левого толка, выступающие за выход из состава Испании. Их цель — референдум о независимости, который они обещают провести до 2014 года.

В июле 2007 года новый автономный статус был принят и другой провинцией Испании — Валенсией.

Франция имеет многолетний опыт противостояния сепаратизму и экстремизму на своей территории и, прежде всего, на средиземноморском острове Корсика. Националистические группировки Корсики заявили о себе в середине 1970‑х годов в ходе столкновений с подразделениями французской армии. Самыми крупными и влиятельными среди этих группировок считаются «Националистическое объединение» и «Движение за самоопределение», каждое из которых имеет боевые группы. Статус острова за минувшие 25 лет расширяли дважды: в 1982‑м и 1990‑м годах, предоставляя все большие полномочия местным властям в вопросах экономики, сельского хозяйства, энергетики, транспорта, образования и культуры. Несколько лет назад французский парламент признал существование корсиканского народа. Правда, затем это решение отменили ‑ как противоречащее конституции Французской Республики.

А в северо-западной французской провинции Бретань с начала 1970‑х годов действует Бретонская революционная армия. Потомки кельтов, некогда переселившихся с Британских островов, ощущают себя не вполне французами или же французами «особого рода». В переписях многие называют себя бретонцами, хотя родным языком указывают французский. Бретонская революционная армия принадлежит к экстремистскому крылу националистического движения Emgann, которое борется против «французских угнетателей».

В Италии сепаратистские настроения сильны в северных промышленно развитых районах. Влиятельная «Лига Севера» пока отказалась от требования отделения и настаивает на преобразовании Италии в федерацию. Слышны голоса и сторонников воссоединения с Австрией районов Южного Тироля, отошедших к Италии после первой мировой войны.

Бельгия вполне может разделиться на северную фламандскую (жители которой говорят по‑голландски и тяготеют к Нидерландам) и южную валлонскую (франкоязычную) части. Глубинные истоки противостояния между двумя лингвистическими сообществами Бельгии — франкоязычной Валлонией и фламандскоговорящей Фландрией – следует искать в первых страницах истории независимой Бельгии, когда под давлением обстоятельств валлоны и фламандцы объединились в унию против Нидерландов. Однажды объединившись во имя свободы, они без малого два столетия пытаются размежеваться. В стране все чаще звучат призывы к разделу: экономически более развитая Фландрия не хочет «кормить» Валлонию. По опросам, более 60% жителей Фландрии и более 40% валлонов не исключают распада Бельгии.

В Великобритании центр сепаратистских настроений переместился из Ольстера в Шотландию. На последних парламентских выборах в Шотландии победили сторонники образования нового независимого государства из Шотландской национальной партии. Глава шотландского правительства Алекс Сэлмонд заявил, что Шотландия сможет стать независимой в течение десятилетия. Впрочем, пока лишь 23% шотландцев поддерживают идею независимости своей страны (год назад таких было 30%). Тем не менее, еще не став премьер-министром, тогдашний министр финансов Гордон Браун выступил на страницах прессы с предупреждением: Великобритании грозит «балканизация» в случае дальнейшего ослабления союза между Англией и Шотландией, заключенного 300 лет назад.

Входящие в состав Дании Фарерские острова – полуавтономная территория, живущая на субсидии правительства в размере почти 170 млн. долларов в год. Это сдерживает сепаратистов, хотя пять лет назад они пытались провести референдум о независимости.

Сепаратисты есть и в тихой Швейцарии. Фронт освобождения Юры более 30 лет требует независимости кантона Юра от Конфедерации. В свое время населенная франкоязычными католиками Юра была передана кантону Берн, где большинство составляют немецкоговорящие протестанты. Лидеры Фронта признают, что шансы на победу минимальны.

«Ассоциация мадьяров Воеводины» – удаленного лишь на 35 км от Белграда сербского автономного края, представители которой управляют почти 70% территории региона, требует для Воеводины республиканского статуса, затем референдума о выходе из состава Сербии и конфедерации с Венгрией. В конце марта 2007 года Ассоциация обратилась в Европейский Союз в просьбой прислать миссию для «изучения ситуации». Доля венгров в населении Воеводины ныне превышает 40%.

Схожий сценарий развивается и в румынской Трансильвании (в 1940–1945 годах принадлежала Венгрии, в 1919–1939 годах – Румынии, до этого – Австро‑Венгрии), где доля венгров в общем числе жителей уже превышает 45%. Созданный еще во времена Чаушеску «Союз за возрождение Венгерской Трансильвании» уже провел референдумы о территориальной автономии, прошедшие, например, в конце марта 2007 года в трех трансильванских уездах. Тамошние венгры высказались за максимальную автономию от Бухареста и за самостоятельные взаимоотношения региона с Будапештом.

Антиколониальные» вылазки стали более частыми на итальянской Сардинии, а также в австрийских провинциях Штирии и особенно Каринтии, где живут главным образом хорваты и словены. Активнее стали требовать автономии южноалбанские греки, жители португальских Азорских островов.