Сантьяго корабль

Содержание

Элькано…»Ты первый обогнул меня».

Активные темы

  • Почаевскую лавру закрывают и объявляют карантинной зоной (119)

    parson События 23:11

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (111)

    ЗлойПрапор Инкубатор 23:11

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (282)

    Latgelo События 23:11

  • ЯПпонская музыка ٩(◕‿◕)۶ (23)

    sergeantGY Крутятся Диски 23:11

  • Пьяный экс-депутат на Bentley въехал в столб в Подмосковье (168)

    GrdnFreeman Авто/Мото 23:11

  • Сборка электрощитка (139)

    fonar1984 Видео 23:11

  • Кучка картинок №11 (73)

    jerryjo Картинки 23:10

  • Почему в Москву ограничен только въезд? (20)

    Mihalich1980 Инкубатор 23:10

  • Грудинина в министры?) (96)

    fomich1977 Видео 23:10

  • Все на Онлайн-митинг! (77)

    zloiMOZG Картинки 23:10

  • Вот и заутились или как понять пондемию. (6)

    ant23081 Инкубатор 23:10

  • В России планируют продлить режим самоизоляции (172)

    лодыpь События 23:10

  • Деревенская Америка — 7 (389)

    Nygregi Фотопутешествия 23:10

  • (7)

    Agamemn0n Инкубатор 23:10

  • 3 Мировая Война или как напасть на страну, у которой есть ЯО (78)

    blishem Инкубатор 23:10

Ижболдина Е.

25 апреля–12 августа 1898 г.

Первая империалистическая война США за передел колониальных владений. Она имеет особое значение. В.И. Ленин считал, что испано-американская война свидетельствует о вступлении США в борьбу за мировую гегемонию. С этой войны, по его мнению, началась эпоха империализма.

США воспользовались моментом для начала военных действий, когда Испания была слаба, а в ее владениях: Кубе (с 1895 г.) и Филиппинах (с 1896 г.) начались мощные восстания против колониального гнёта.

Предпосылки:
Еще с начала XIX века Куба представляла особый интерес для США, так как имела удобное стратегическое положение. К концу XIX века Куба и Пуэрто-Рико оставались колониями Испании. В 1895 г. на Кубе начались восстания под лозунгом независимости. Повстанцы были безжалостны, сжигали города, заводы, плантации, физически истребляли сторонников испанской администрации. Генерал-губернатор при подавлении восстания тоже отвечал жестокостью. В результате погибло 250 тысяч кубинцев.

Происходящее на Кубе не могло не волновать американскую администрацию, так как граждане США вложили более 50 миллионов долларов в недвижимость и промышленность Кубы. Сенат США потребовал от Мадрида разрешения конфликта. Испании было предложено заключить с повстанцами мир, отказаться от суверенитета над Кубой и вывести войска. Мадрид ответил отказом

Предлог:
15 февраля 1898 г. у берегов Кубы при невыясненных обстоятельствах произошел взрыв броненосца «Мэн», который был прислан правительством США для обеспечения безопасности американских граждан на Кубе. Вашингтон предъявил Мадриду ультиматум, фактически требовавший отказа Испании от Кубы. Испания ультиматум отвергла. 21 апреля 1989 г. официально началась испано-американская война. Участие в войне принимал будущий президент Америки — Теодор Рузвельт, тогда помощник секретаря морского департамента. Он командовал подразделением волонтеров «Лихие наездники».

Расклад сил:

США
4 броненосца
3 броненосных крейсера
11 тяжелых крейсеров
8 легких крейсеров
Общее водоизмещение: 116 тыс. т

Испания
1 броненосец
7 броненосных крейсеров
5 тяжелых крейсеров
8 легких крейсеров
Общее водоизмещение: 56 тыс. т.

Мощность артиллерии США превосходила испанскую. Надежду Мадриду могли подарить только испанские броненосные крейсера, которые были единственным классом, превосходящим по скорости американские. Но ее перечеркивала общая техническая отсталость всех остальные классов кораблей. Средств для ведения войны у Испании не было, она не горела желанием ее вести, поэтому и четкого стратегического плана испанским генералам разработать не удалось.
Ход войны:
22 апреля под командованием адмирала У. Сэмпсона американская эскадра дала три залпа по береговым батареям Гаваны, возвещая тем самым о блокаде острова. Американцы блокировали северо-восточное побережье Кубы, где располагались испанские войска в количестве 200 тыс. человек. Испанские войска ответили выстрелами, но им не удалось достигнуть цели. Они боялись, что американские корабли зайдут в бухту и обстреляют город. Но этого не произошло. На протяжении всей войны на Гавану не упал ни один снаряд. Западное побережье Кубы было оккупировано повстанцами. К середине мая к ним присоединились эскадра У. Шлея. К этому времени испанская эскадра под командованием П. Серверы успела только пересечь Атлантический океан и достичь берегов Кубы. 3 июля испанские корабли попытались выйти из порта, но были уничтожены американской эскадрой.

16 июля американский десант овладел г. Сантьяго-да-Куба, к началу августа разбил испанские войска на Кубе.
На Филиппинах война тоже шла в пользу американцев. Еще к июню сопротивление Испании было сломлено. Американская эскадра под командованием Дж. Дьюи в ночь на 1 мая прорвалась в бухту Манилы, а утром уничтожила 10 устаревших испанских кораблей. 13 августа американский десант вместе с повстанцами взял Манилу. Это был финал войны.
Испанию полностью лишили флота и попытки сопротивления были бесполезны. 13 августа она капитулировала.

Война длилась 3,5 месяца. Первые американские солдаты погибли только через 2 месяца после начала сражений. Всего 514 американцев было убито при военных действиях, 454 американца умерли от ран и 5438 — от болезней. Потери испанцев достигли 2,5 тысячи человек. Данных о гибели испанцев от болезней нет, но вряд ли они были меньше, чем американские. Основную тяжесть войны на суше несли на себе местные жители Кубы и Филиппин.

Итоги:
10 декабря 1989 г. между Испанией и США был подписан Парижский мирный договор, согласно которому под власть США перешли о. Гуам и Филиппины (за 20 миллионов долларов). Куба и Пуэрто-Рико объявлялись «свободными государствами», но находились под контролем США.

Война существенно изменила внешнеполитический имидж США. Она продемонстрировала мощь нового государства и превратила его в ключевого игрока на политической арене, обратив испуганные взгляды Европы на североамериканский континент. Война открыла новую эпоху истории США.

Испано-Американская война 1898 года

Последние десятилетия XIX в. были для США периодом бурного экономического роста. Крупнейшие американские корпорации, не довольствуясь господствующим положением во внутренней жизни страны, стремились проникнуть на внешние рынки и подчинить своему влиянию соседние территории. Особый интерес США проявляли к странам Карибского моря и Латинской Америки, добиваясь ослабления позиций европейских держав в этих регионах.

Подготовка к войне и силы противников

Готовясь к реализации амбициозных внешнеполитических планов, США развернули широкую программу строительства военно-морского флота, позволившую вывести его на пятое место в мире. Только в 1893 г. на производство боевых кораблей было затрачено 30 млн долларов. К 1898 г. на флоте служили 2,1 тыс. офицеров и 28 тыс. матросов. Сухопутная армия США была гораздо слабее. На начало войны её численность не превышала 31 тыс. человек (из них 2,1 тыс. — офицеры) при 200 полевых орудиях. Уровень подготовки солдат, качества вооружения и организации снабжения войск оценивался как низкий. Чтобы улучшить это положение, конгресс в самом начале войны постановил набрать 200 тыс. добровольцев и увеличить регулярную армию до 60 тыс. человек.

Американская артиллерийская батарея на Кубе. 1898 г.

Противником США выступала экономически и технически отсталая, сохранявшая пережитки феодализма монархическая Испания. Некогда могущественная колониальная держава, она в начале XIX в. утратила почти все американские колонии. В 1895 г. национально-освободительная война против испанцев вспыхнула на Кубе, а в 1896 г. — в Пуэрто-Рико. Испанские войска действовали жестокими методами, но не смогли подавить восстания. Регулярная армия Испании накануне войны с США насчитывала до 1 млн человек. Из них десятки тысяч были дислоцированы на Филиппинах, в Пуэрто-Рико и на Кубе. Большинство испанских судов сильно устарели и нуждались в ремонте.

Преимущество американского флота над испанским было неоспоримым. Только по мощности морской артиллерии США превосходили Испанию в два с половиной раза. Соединённые Штаты заблаговременно планировали действия флота. Ещё в конце 1897 г. на Филиппины, где предполагались морские сражения с испанцами, была направлена американская эскадра коммодора Дж. Дьюи.

«ПОМНИ «МЕЙН»!»

Повод к войне появился 15 февраля 1898 г., когда на рейде Гаваны взорвался американский крейсер «Мейн», унеся с собой на дно 266 человек экипажа. Истинная причина трагедии установлена не была. США обвинили испанцев в диверсии. Лозунг «Помни, Мейн»!» стал боевым кличем американцев. Развернув в стране широкую пропагандистскую кампанию против жестокостей испанцев в борьбе с повстанцами на Кубе, правительство США потребовало от Испании отказаться от суверенитета над островом и вывести оттуда войска. 21 апреля Соединённые Штаты без объявления войны начали боевые действия против Испании.

В апреле американская эскадра контр-адмирала У. Т. Сэмпсона (два броненосца, два броненосных крейсера, восемь крейсеров, четыре монитора, три миноносца) установила блокаду северо-восточного побережья Кубы.

Там было сосредоточено до 150 тыс. испанских солдат, из них 22 тыс. составляли регулярные части. Западная часть острова находилась под контролем кубинской повстанческой армии. Американские боевые суда вели разведку, обстреливали береговые укрепления, мешали подвозу подкреплений, боеприпасов и продовольствия испанским войскам, доставляли оружие кубинцам.

Для защиты владений в Карибском море испанцы использовали лишь эскадру адмирала Серверы (четыре бронированных крейсера, три монитора), базировавшуюся у островов Зелёного мыса. Ожидая её прибытия, но не располагая сведениями о направлении движения, американцы разделили флот на три части. Силы под командованием вице-адмирала Сэмпсона находились в порту Ки-Уэст (штат Флорида, США). Их задачей была блокада Кубы и разгром испанской эскадры в случае её прихода в Вест-Индию. Летучая эскадра коммодора В. С. Шлея (два линейных корабля, один броненосный крейсер, три крейсера), базировавшаяся на Хэмптонском рейде (штат Виргиния, США), прикрывала Атлантическое побережье США, а в случае прихода испанской эскадры в Вест-Индию должна была поддержать силы Сэмпсона. Северная сторожевая эскадра Хоуэлла (один большой крейсер и четыре вспомогательных) была собрана около Нью-Йорка. Кроме того, для усиления эскадры Сэмпсона из Сан-Франциско направили броненосец «Орегон». 29 апреля американскому командованию стало известно, что испанская эскадра вышла в море. Она пересекла Атлантический океан и 19 мая вошла в порт Сантьяго-де-Куба для пополнения запасов угля. Определив местонахождение противника, Сэмпсон приказал Шлею блокировать порт, что и было сделано 27 мая. Через несколько дней к Сантьяго подошёл Сэмпсон и 1 июня возглавил общее командование. Было принято решение высадить десант и атаковать город с суши. 24 июня, после бомбардировок Сантьяго, на берег высадились 17 тыс. американских солдат под командованием генерала У. Шафтера. Соединившись с кубинскими повстанцами, они начали осаду Сантьяго. В боях, позволивших американцам взять под свой контроль господствовавшие над городом высоты, погибло 1,5 тыс. военнослужащих США.

Разгром эскадры

До начала июля испанцы не предпринимали попыток выйти из бухты, и американцы ограничивались её ближней блокадой (на дистанции до 30 кабельтов).

Кабельтов (гол. ka-beltouw) — единица длины, применяемая в мореходной практике. 1 К = 0,1 мили (морской), или 185,2 м.

Недостаток продовольствия и ряд иных обстоятельств побудили командующего испанскими сухопутными войсками 2 июля отдать приказ адмиралу Сервере прорвать блокаду.

На следующий день испанская эскадра сделала попытку выйти из бухты. Её встретили американские линейные корабли «Индиана», «Техас», «Айова», «Орегон», крейсеры «Нью-Йорк», «Бруклин», «Глочестер». Бой продолжался около четырёх часов. Американские суда обстреливали один испанский корабль за другим и выводили их из строя. Так погибла вся испанская эскадра. Испанцы потеряли 400 чел. убитыми и 1700 (включая Серверу и 70 офицеров) пленными, у американцев один человек был убит и один ранен.

Полевое сражение на Кубе

После этой победы американская эскадра установила блокаду всего южного побережья Кубы. Систематические бомбардировки Сантьяго привели к капитуляции 12-тысячного гарнизона города (17 июля). В августе американцы совместно с повстанцами овладели всей Кубой. В июле армия США перенесла боевые действия на остров Пуэрто-Рико, где испанцы держали отряд численностью 6 тыс. человек. На юге острова высадился крупный десант (11 тыс.) под командованием генерала Н. Майлза. К моменту подписания перемирия (12 августа) его солдаты заняли всю западную часть острова.

На Тихом океане Дальневосточная эскадра коммодора Дж. Дьюи (четыре броненосных крейсера: «Олимпия», «Бостон», «Балтимор» и «Рилайн», две канонерки — «Петрил» и «Конкорд») в марте 1898 г. была сосредоточена в Гонконге. 24 апреля Дьюи получил приказ начать действия против испанской эскадры, находившейся в водах Филиппинского архипелага.

Манильская битва

30 апреля флот США вошёл в Манильскую бухту. Испанский генерал Монтохо по настоянию начальника гарнизона Манилы отвёл корабли ближе к городу, чтобы защитить его от американских пушек. Береговая оборона Манилы состояла из трёх фортов, вооружённых 250- и 150-миллиметровыми орудиями; порт Кавите с небольшим морским арсеналом защищался двумя батареями. Командующий испанской эскадрой, насчитывавшей десять устаревших кораблей, готовился принять бой под защитой береговых батарей. Линию испанской эскадры составляли крейсеры «Дон Антонио-де-Ульоа», «Кастилия», «Рейна Кристина» (флагманский корабль), «Дон Хуан-де-Аустрия», «Исла-де-Куба» и «Исла-де-Лусон».

Бой в Манильской бухте

Сражение началось 1 мая в 5 часов 15 минут утра — испанские корабли и батареи Манилы открыли огонь по американской эскадре с дистанции 30 кабельтов, но их снаряды не долетели до цели. Спустя полчаса американцы открыли ответный огонь. Они несколько раз повторили один и тот же манёвр: следуя курсом, параллельным линии испанской эскадры, расстреливали её с расстояния 20 кабельтов, а потом разворачивались. Эскадра Дьюи несла 53 орудия калибром от 5 до 8 дюймов и 50 мелких пушек; испанцы имели 36 орудий калибром от 4,7 до 6,3 дюйма и 34 малокалиберных. В результате разрушительного огня американских судов к 12 часам 30 минутам испанская эскадра была полностью уничтожена. Испанцы потеряли 170 человек убитыми и 260 ранеными. В американские корабли попало всего семь снарядов, не причинивших им серьёзных повреждений. Потери США составили восемь раненых матросов.

Дьюи, за успешные действия произведённый в контр-адмиралы, установил блокаду Манилы. Победа окрылила филиппинцев, сражавшихся за независимость, и американцы заключили с ними соглашение о совместной борьбе против испанцев. В начале мая повстанцы осадили Манилу, которую ‘обороняли 13 тыс. испанских солдат. 25 июля американцы высадили вблизи филиппинской столицы отряд экспедиционных сил во главе с генералом В. Мерритом численностью до 10,8 тыс. человек Испанцы терпели поражение за поражением. 13 августа американские и филиппинские войска предприняли штурм Манилы. На следующий день испанцы капитулировали.

Итоги войны

Потеря Испанией флота предрешила исход войны. 22 июля испанцы обратились к США с предложением о мире, а 12 августа было подписано перемирие. Испано-американская война продолжалась 3,5 месяца и стоила американской казне 250 млн долларов. Согласно условиям подписанного 10 декабря 1898 г. Парижского мирного договора, Испания отказывалась от всех прав на Кубу, которая формально объявлялась независимой. К США переходили Пуэрто-Рико и остальные острова Вест-Индии, остров Гуам из группы Мариинских островов. Испания передавала США также Филиппинские острова, за которые американцы должны были уплатить компенсацию 20 млн долларов.

Коренное население этих территорий ничего не выиграло от войны. На Филиппинах и Кубе испанское владычество сменилось американским. На Филиппинах военные действия между повстанцами и американскими войсками продолжались до 1902 г. Американская оккупация Кубы продолжалась до 1901 г., когда в её конституцию была внесена «Поправка Платта». Она лишала Кубу права без согласия США вести самостоятельную внешнюю политику и давала американцам возможность вмешиваться во внутренние дела острова.

Испано-американская война 1898 г. положила начало конфликтам и войнам конца XIX — начала XX в. за передел мира и колониальных владений, которые готовили одну из величайших трагедий в истории человечества — Первую мировую войну.

Поделиться ссылкой

Арауканские войны. Как испанцы три века воевали с индейскими партизанами в горах и лесах Южной Америки?

В истории испанского покорения Южной Америки арауканские войны стали символом борьбы индейцев за свободу. Впервые испанцы оказались на землях индейцев-арауканов в в 1536 г., когда конкистадоры Диего де Альмагро пытались найти Эльдорадо. Они жгли селения арауканов и пытали всех, кого удавалось схватить. Но золота не было. Вместо богатой добычи испанцы получили отравленные стрелы. Многие погибли. В конце концов Альмагро и его авантюристы едва унесли ноги, выбравшись в Перу.

Вторая попытка проучить арауканов была предпринята уже через 4 года отрядом Педро де Вальдивии. Благодаря его стараниям, на территории индейцев был выстроен поселок Сантьяго, а потом возникли и крепости Империаль, Тукапель. В них встали гарнизоны колонизаторов.

Испанские солдаты Вальдивии — опытные и страшные враги индейцев-арауканов

В 1545–1546 гг. Вальдивия предпринял сухопутную военную экспедицию, которая вышла из Сантьяго на юг. Сначала все шло гладко, но проблемы начались сразу после формирования реки Мауле, где на испанцев набросились индейцы. У племен арауканов не было стальных лат и аркебуз, никакого пороха и лошадей. Но индейцы полагались на ловкость и сноровку воинов. Они придерживались традиционного строя. В первом ряду сражались воины, вооруженные более короткими пиками от 4 до 5 метров в длину. Во втором ряду – копейщики с копьями длиной от 6 до 8 метров. Рядом с ними в бой выступали бойцы с палицами – тяжелыми толстыми дубинками из дерева твердых пород длиной около 2-х метров с изогнутым концом.

Хотя арауканы и дрались храбро и мужественно, но сказалось все же техническое превосходство испанской артиллерии. Вальдивия медленно, но все же продвигался по территории Араукании. В октябре 1550 г. он заложил в устье Био-Био форпост Консепсьон, который сыграл большую роль в будущих событиях.

Педро де Вальдивия думал, что 150 всадников смогут сладить с целым племенем индейцев

За Консепсьоном Вальдивия узнал о том, что страна Эльдорадо все же совсем близка. Разведка донесла: в арауканских землях были открыты залежи золота и серебра, Вальдивия продвинулся сюда и основал Вилья-Империаль к югу от Консепсьона, а позднее, в 1551 году, с целью обеспечить выход к морю для этого горнопромышленного района,— Вальдивию (в верхней части великолепного залива). Вскоре в этой области выросли новые горнопромышленные центры в Вилья-Рике и Фронтере.

Арауканы были преисполнены решимости не уступать так легко свои земли. Отстаивая каждую пядь территории во время наступления испанцев, они в конце концов организовали свои войска под руководством двух знаменитых вождей — Лаутаро и Кауполикана. Вальдивия, поспешивший на защиту поселений, возникших между Консепсьоном и Вальдивией, попал в ловушку, подстроенную Кауполиканом, который в 1554 году захватил испанского предводителя в плен и предал его казни.

Индейцы ловко заманили в западню150 испанских всадников. Сначала они выставили небольшой заслон, который был опрокинут кавалеристами колонизаторов. Вальдивия приказал мчаться вперед. Но дальше испанцев атаковал гораздо больший индейский отряд. Дрались арауканы храбро и не боялись лошадей. Дубинами они сшибали всадников на землю, нападая на испанцев со всех сторон.

Интересно, как поступили вожди победивших арауканов с Вальдивией. По одной из легенд арауканы принесли золотого песка и стали набивать им рот Вальдивии. Мол, ты хотел золота, так получи его вдоволь. Когда рот испанца был уже забит золотом, ему раздробили череп ударом тяжелой дубины. Так была наказана алчность конкистадора.

В битвах за свободу индейцы-арауканы многое перенимали у врагов-испанцев

Дело Вальдивии было выполнено. Испанская колонизация пустила прочные корни на обширной территории от Лa-Серены до Вальдивии на юге. Но арауканы не смирились с засильем непрошенных гостей. Туземцы караулили небольшие отряды испанцев в лесах и горах, нападая в самый неожиданный момент. Чтобы получать много золота, конкистадорам приходилось постоянно держать в своих крепостях большие отряды, проводить карательные экспедиции. Такие походы не всегда увенчивались успехом.

Арауканские войны сыграли важную роль в истории Чили. Во время этого конфликта, растянувшегося на весь колониальный период, происходил постоянный процесс смешения рас, вызванный тем, что чилийские землевладельцы завели обычай покупать пленных арауканов в качестве рабочих для своих поместий. Этот сильный народ, по-видимому, передал значительную часть своей замечательной физической выносливости чилийской расе. Войны дали жизнь и выдающемуся литературному памятнику — эпической поэме «Араукана», принадлежащей перу Алонсо де Эрсплья-и-Суньига. Поэма эта, по внешнему впечатлению посвященная подвигам испанского оружия, в действительности воспевает героизм арауканов, с каким они защищали свои земли и свободу. В этом плане имя главного индейского героя поэмы — Лаутаро стало символом борьбы за свободу во всей Латинской Америке.

Преемник Вальдивии — Франсиско де Вильягра продолжил наступление против арауканов, но внутренние неурядицы вынудили вице-короля в Лиме направить в 1557 году в качестве генерал-капитана Чили Гарсия Уртадо де Мендосу. Одновременно с продолжением войн Мендоса двинул вперед дело колонизации; в 1558 году он основал на юге Осорно. Еще южнее посланные Мендосой разведчики новых земель проникли в район архипелага Чилоэ. Экспедиции, отправленные им па восток, пересекли Анды и основали Мендосу, позднее вошедшую в состав Аргентины. Деятельностью Мендосы процесс завоевания был завершен, и в его правление возникла система управления Чили, осуществлявшегося через посредство королевских чиновников.

Война во имя свободы

Вооруженная борьба требует солидарности, дающей (возможность организовать всех членов сообщества против опасности. Это не просто сумма индивидуальных актов. В основе войны лежат глубокие социальные мотивы; она является следствием исторически возникающих экономи­ческих и мировоззренческих конфликтов, не находящих мирного разрешения. Успешное ведение войн возможно лишь при наличии подготовленного, хорошо обученного войска, при достаточно разработанных принципах стра­тегии и тактики.

В начальный период истории мапуче войны у них возникали по причинам ограниченного характера, лишен­ным политической окраски. Завоевания и экспансия бы­ли чужды их социальной организации. В мифологии ма­пуче отсутствуют боги войны как таковые. Скорее можна говорить о злых духах, которые разжигали в людях жаж­ду мести и неприязнь, подстрекая их к насилию, причем) иногда такие чувства охватывали целое племя. Правда, среди исследователей бытует мнение о том, что богом1 войны у мапуче был Эпунамун. Но в действительности это был бог зла, возбуждающий конфликты между людьми.

Поскольку индейцы не стремились к порабощению со­седних народов, то соперничество между племенами ог­раничивалось отдельными стычками с целью захвата добычи, которая удовлетворила бы нужды племени или утолила бы жажду мести.

Жестокость конкистадоров сделала мапуче воинствен­ными. Они оказались способными создать четкую воен­ную организацию на основе народного ополчения и ус­пешно отражать натиск испанских, а затем и чилийских войск на протяжении трех с половиной столетий. Это был один из первых и наиболее ярких примеров национально- освободительной борьбы в истории человечества.

На время военных действий мужчины-мапуче стано­вились «кона» — воинами, обязанными защищать свою землю и обычаи. Получив сигнал об опасности, кона соби­рались на лесных полянах под руководством старейшин*. Старейшины, произнося длинные и торжественные речи, вселяли мужество в сердца слушателей, призывали их к действию, восхваляя героические деяния предков как пример, достойный подражания. После победы над вра­гом войско распускали, воины возвращались к своим очагам и праздновали победу.

До прихода испанцев тактика мапуче заключалась главным образом в неожиданных нападениях из засад.

При этом они проявляли настоящее воинское мастерство, что во многом помогло им избежать гнета и рабства.

Состояние довольно мирного существования было прервано сначала инкским нашествием, а затем вторже­нием испанцев. Нашествию чужеземцев народ мапуче противопоставил упорное сопротивление. Мапуче вели борьбу с такой решимостью и яростью, что сделали свои границы практически неприступными.

Однако традиционные методы мапуче не годились для отражения нашествия испанцев, поскольку те располага­ли более совершенным оружием и владели разнообразны­ми, неизвестными индейцам тактическими приемами. И мапуче сумели выработать новую тактику, изменить иерархию командного состава, организовать военное обу­чение. Все это привело к тому, что Арауканские войны стали наиболее затяжными и суровыми и стоили Испа­нии больше человеческих жизней, чем все остальные военные кампании в Латинской Америке.

Перед началом боевых действий собирался совет уль­менов. О принятом решении извещались все общины, куда посылали вестника, «уэркэна», несшего окровавлен­ную стрелу как символ войны. Этот обычай назывался «пэфкитун» — «бег стрелы». День и место сбора воинов объявлялись с помощью «прон»: шнурами на прон отме­чался лунный месяц, а дни обозначались узлами. Распо­ложение узлов указывало время, и воины собирались точно в назначенный срок.

Во главе совета ульменов первоначально стояли самые сильные воины, но затем предпочтение стали отдавать самым способным и отважным. Военный предводитель получал звание токи и в качестве знака своей власти но­сил на шее плоский камень па шнуре. Токи определял порядок походов, а в период военных действий обладал абсолютной властью. После разрешения конфликта он те­рял свои полномочия и возвращался к своим обычным обязанностям.

Захваченных пленников мапуче либо приносили в жертву, либо обращали в рабство, то есть обращались с ними примерно так же, как с пленными мапуче обраща­лись испанцы.

В истории Арауканских войн много славных имен знаменитых токи, которые осуществили блестящие кам­пании, стоящие в одном ряду с воинскими подвигами ми­ровой истории. Это Мичималонко, Кауполикан. Лаутаро, Оромпельо, Килалэво, лукапель, Лиентур, Ангамон, Пе­лантаро, Кальфукура и даже женщина Янэкэо.

Военные кампании Лаутаро восхищают своей смело­стью. В свое время они служили образцом военной стра­тегии. Если бы этот токи не был предан в своем лагере на берегах Матакито, ему, несомненно, удалось бы отвое­вать Сантьяго и завершить начатую на юге Араукании победоносную кампанию.

Пелантаро изгнал испанцев со всей территории к югу от Био-Био и превратил в руины основанные ими крепо­сти. Этот выдающийся стратег возглавил самое грандиоз­ное выступление мапуче в колониальный период. Никогда Испания не терпела столь сокрушительного поражения на Американском континенте, как в сражении при Куралаве. В этом сражении полегло почти все войско испан­цев во главе с самим генерал-губернатором Чили Онес де Лойолой. В этой битве Пелантаро использовал артил­лерию и отряды мушкетеров, вооруженные оружием, от­битым у врага. Он был великим воином Араукании, а его жизнь — пример героической борьбы мапуче против ис­панских захватчиков.

Кальфукура правил аргентинской пампой более со­рока лет и поддерживал на высоком политическом уровне отношения с правителями Ла-Платы, держась с ними на равных.

Выдающимся организатором войска мапуче был Кауполикан. Он установил своеобразные военные ранги, ко­торые сохранялись в течение всего периода Арауканских войн. Ополчением федерации, «уичанмапу», командовали соответствующие токи. Отрядами каждой айльяреуэ ко­мандовал «лонко», а подразделениями реуэ— «иналонко». Было введено подчинение нижестоящего военачальника вышестоящему. Те, кто носил звание токи, планировали порядок атаки и указывали пункты сбора в случае от­ступления.

Оружие, которым пользовались мапуче до прихода испанских конкистадоров, было таким же, как и у других народов Америки. Некоторые различия объяснялись местными материалами, из которых его изготавливали. Мапуче использовали лук, копье, палицу, булаву, пращу, лассо, пику, болеадорас и другие виды оружия, имевшие второстепенное значение.

Лук и стрелы первоначально были основным оружием мапуче. Впоследствии, когда индейцы убедились, что стрелы не наносили большого урона испанцам, лук усту­пил место пикам. Грозным оружием была болеадора. Ее бросали под ноги лошадям во время кавалерийских атак испанцев, в результате чего и животное, и всадник пада­ли на землю, где становились жертвой воинов, вооружен­ных палицами. Мапуче с успехом использовали также большие каменные глыбы, которые обрушивали со скал на солдат противника, когда те двигались по речным тес­нинам. На направлениях возможных атак испанской ка­валерии они вырывали множество ям, которые стано­вились часто непреодолимым препятствием для лоша­дей.

Индейские укрепления, «малал», представляли собой огороженную частоколом территорию, внутри которой имелась еще одна изгородь, устроенная таким образом, что лучники могли вести стрельбу из луков сквозь щели в ней.

Индейское войско обычно имело следующий боевой порядок: в первом ряду шли воины, вооруженные корот­кими пиками от четырех до пяти метров длиной. Во вто­ром ряду — копейщики с копьями длиной от шести до восьми метров. Рядом с ними сражались воины, воору­женные палицами — «маканами». Макана представляла собой тяжелую толстую дубинку из дерева твердых пород длиной около двух метров с изогнутым концом. В бою участвовали пращники и лучники. Тело воина защищал твердый нагрудник из шкур морских животных, голову — своего рода каска, простеганная изнутри.

Атака индейского войска всегда была внезапной: вои­ны собирались скрытно в ночное время и дожидались рас­света. Начало атаки сопровождалось угрожающими вы­криками и насмешками над врагами. В первый период борьбы с испанцами наступление войска мапуче было стихийным и неорганизованным, что давало врагу преи­мущество. Но, приобретя опыт, мапуче достигли высокой степени координации действий между отдельными отря­дами, благодаря чему стали одерживать победы. Иногда они были настолько уверены в своей победе, что сооб­щали конкистадорам о своих намерениях начать сраже­ние. В этом случае в знак презрения и вызова они клали ветви коричного дерева вместе со скрещенными окровав­ленными стрелами в окрестностях крепости или лагеря противника или около дороги, по которой он обычно дви­гался. Если, наоборот, индейцы хотели мирного урегу­лирования, то в тех же местах как символ дружбы они клали трубку мира или ветви мирта.

Приемы ведения боя мапуче отличались разнообра­зием и хитроумием. В разгар сражения они имитировали отступление, чтобы заманить противника в западню, где его ожидали хорошо замаскированные свежие силы. По ночам они разжигали костры, создавая видимость лаге­ря в определенном месте; часто к деревьям привязывали собак, чтобы они своим лаем создавали впечатление стоянки воинов, в то время как сами находились совсем в другом месте. Испанцы зачастую атаковали эти лож­ные лагеря и оказывались в ловушке.

Свои атаки мапуче предпочитали проводить в лун­ные ночи. Их войско выстраивалось в форме полумесяца; на флангах располагалась кавалерия, перед которой стоя­ла задача окружения испанских отрядов. Сигналом к на­чалу атаки было восклицание: «Амутуи!» («Идем впе­ред!»), которое выкрикивал каждый командир отряда. Токи находился в центре полумесяца, а каждый лонко — впереди своих воинов.

Хорошими союзниками мапуче были туман и дождь, так как лошади противника в это время скользили, а у аркебуз намокали фитили. Кроме того, дождь и туман маскировали маневры индейцев.

Отступающих индейцев трудно было преследовать, потому что их отряды рассредоточивались в разных на­правлениях и изматывали силы противника. Поэтому со временем испанцы вообще отказались от преследования индейцев.

Когда у мапуче появились лошади — сначала захва­ченные у испанцев, а затем разведенные ими самими, — они организовали кавалерийские соединения и оказались прекрасными наездниками. Индейцы создали своего рода кавалерийский десант: помимо всадника-копейщика, на крупе лошади находился еще один воин, вооруженный пикой или луком, который спешивался по прибытии на поле боя.

В процессе длительной вооруженной борьбы мапуче вывели свою породу лошади. Постоянными тренировка­ми и специальным воспитанием индейцы добились уди­вительной быстроты и выносливости лошади, превратив ее в эффективное средство в борьбе за свободу родной земли. С момента рождения жеребенка индеец ласкает его, играет с ним, разговаривает, без конца седлает и рас­седлывает, но не садится на него. Когда жеребенок под­растает и наступает время езды, животное не восприни­мает это как нечто неожиданное. Каждый день индеец ездит на нем рысью и галопом по твердой и болотистой почве, по равнинам и горам, по лесистой местности и по степи, обучая его преодолевать рвы и заграждения. Он заставляет лошадь переносить голод и жажду, приучает к тому, что при опущенных поводьях она должна замереть и не двигаться. Не случайно испанцы считали, что ин­деец заколдовал лошадь, так как принадлежащие ему животные превосходили лошадей самых лучших пород, завезенных из Испании.

Использование кавалерии говорит о способности ма­пуче к восприятию элементов другой культуры. Не будь этого, не исключено, что они разделили бы судьбу ацте­ков и кечуа.

В дальнейшем мапуче научились ковать железо. За­хватывая у испанцев различные металлические предме­ты, они превращали их в оружие: ножи, мачете, наконеч­ники копий и т. д. Однако доспехов из металла мапуче никогда не изготовляли, считая, что они сковывают сво­боду движений. Со временем и испанцы отказались от доспехов, поскольку они не защищали ни от ударов маканы, ни от болеадорас. У них сохранился только шлем.

Победоносная справедливая война, которую на протя­жении трех с половиной веков вели мапуче, оказала боль­шое влияние на развитие освободительного; движения во всех американских колониях Испании.