Самый тяжелый танк

Топ-10 самых бронированных танков

Многие игроки World of Tanks считают, что главное для танка не скорость и мощная пушка, а надежная броня. Что ж, этот обзор — специально для вас. Ниже мы рассмотрим самых крепких представителей танкопарка игры на каждом уровне. К тому же, после обновления 0.8.6 количество артиллерии — главного врага таких машин — резко упало. Кроме того, порезана эффективность многих «золотых» снарядов, и сегодня бронированные динозавры вновь появились на полях сражений.

Прежде чем приступить к обзору, скажем, что мы отдаем себе отчет в, так сказать, дискуссионности поднимаемой темы. Однозначных ответов тут будет мало. Ведь, помимо номинальной толщины брони, еще надо учитывать много других факторов — от пресловутой «рикошетности» до количества «болевых точек» и удобства их поражения.

Под катом выбираем лучших на каждом из 10 уровней.

1 уровень

Искать самый бронированный танк на 1 уровне, конечно, немного смешно — при некотором усилии любого из них можно проткнуть пальцем, причем в любую проекцию. Но правила есть правила, и одного представителя мы все же должны выбрать. По ТТХ получается, что это советский МС-1 с показателями 18\16\16 на корпусе и башне. Это аж на 2мм больше, чем у ближайшего преследователя. Мы затрудняемся сказать, от какой пушки может защитить такая броня, но, наверное, иногда может. Если очень уж повезет.

2 уровень

А вот тут уже есть достаточно серьезные игрушки. Главным претендентом на победу является американская ПТ Т18 со своими 53мм лобовой и 32мм бортовой брони. Это действительно серьезно для 2 уровня. Добрая половина противников без использования «голды» просто не в состоянии пробить Т18 в лоб. При этом машинка весьма шустрая и обладает серьезным вооружением. А вот маневренность подкачала — такое ощущение, что экипаж крутит танк вручную.

Кроме Т18 отметим еще французский Hotchkiss H35 — 40мм по кругу. Для этого танка даже не очень критичны противники, которые зашли с фланга или тыла. На нем можно с большим успехом использовать «обратный ромб» и в одиночку сдерживать целую толпу не слишком умных противников. Однако «Гоша» медлителен, неповоротлив и даже с горки скатывается весьма неохотно. Вдобавок, вас постоянно будет бесить его вооружение — слабое и очень неточное.

Так что, отдадим пальму первенства американцу.

3 уровень

«Легкий» танк AMX 38 типичен для довоенной французской техники — очень бронированный и очень медленный. Несмотря на свою классификацию, по тактике боя это типичный ТТ с 60/40/40 мм брони на корпусе и башне. Казалось бы, заметно больше, чем на «Гоше», но 3-й уровень уже не попадает в «песочницу», а это значит, что ему регулярно будут противостоять серьезные оппоненты. Например, у большинства ПТ3 бронепробитие около 100. Понятно, что на броню AMX 38 они чихать хотели. Однако легкие одноклассники вполне могут найти ее весьма серьезной. Как и всем подобным машинам, AMX 38 очень трудно будет при попадании в подвал таблицы — скорости нет, броня уже не спасает, пушка напоминает противотанковое ружье…

Еще на третьем уровне есть британская Valentine AT, которая по паспорту имеет круговое бронирование в 60мм. Однако это пример бессовестного обмана игроков. Толщину 60 мм там имеет только корпус, а огромный щит орудия сделан из картона — 14мм.

4 уровень

На четвертом уровне у нас впервые начинается серьезная борьба. Есть сразу несколько неплохо защищенных танков. Это британские ЛТ Valentine и СТ Matilda, французский ЛТ AMX 40 и немецкая ПТ Hetzer. Разберемся со всем этим хозяйством.

Сначала о Hetzer, благо, с ним все просто — 60 мм лобовой брони, включая НЛД, под прекрасным наклоном и маленькая щель мехвода на ней (и то там считается 40 мм). Кроме того, в наличии отличная маскировка, приемлемая подвижность и грозное фугасное орудие. А вот борта из бумаги, что, впрочем, для ПТ не критично.

Сравнивая бронирование Valentine и Matilda, приходим к выводу, что на «Моте» оно все-таки лучше — 75 мм против 65 мм на большинстве деталей. И пусть никого не смущают номинальные классы ЛТ и СТ. Типичные тяжи. Медленные и неповоротливые. Особенно Matilda — по своей динамике она готова поспорить с такими корифеями жанра, как Т28 и Maus.

Про еще один «легкий» танк AMX 40 можно сказать то, что он самый «рикошетный» из всех вышеперечисленных и действительно имеет от 80 до 60 мм брони по кругу, кроме задней части и узкой полоски борта под самой башней — там 45 мм. И да, он тоже очень-очень медленный.

Таким образом, победителем на 4-м уровне признается британская Matilda. Однако необходимо сказать, что если злой ВБР засунет любой из этих танков к 6 уровням, то ему будет очень грустно и очень больно. Исключение — Hetzer, который умеет относительно шустро бегать, ловко прятаться и больно кусаться.

Спецприз получает советский премиумный вариант Valentine — за крайне комфортный уровень боев. Его балансит только к танкам 4 уровня.

5 уровень

На 5 уровне в игре появляются первые серьезные ТТ (довоенный Б1 все же не тянет на эту роль). В рамках сравнения брони нас будут интересовать КВ-1, Т1 и Churсhill I.

Первым отваливается британец. Несмотря на достойное лобовое бронирование, пробивается он достаточно легко — сказываются квадратные формы и слабая защита бортов.

У T1 хорошее лобовое бронирование и экраны на ходовой. Однако борта высокие и тонкие, а выше гусениц они ничем не прикрыты. Кроме того, Т1 легко пробивается через гусеницы, если снаряд идет мимо экрана.

У КВ-1 подобных проблем нет. Его толстые (75 мм), практически полностью прикрытые гусеницами борта, весьма скверно пробиваются одноклассниками даже под небольшими углами. Лоб тоже хорош, правда, на нем есть несколько уязвимых мест в виде щели мехвода и пулеметного гнезда. Кто знает, будет стрелять туда, но не факт, что сможет уверенно попадать. Впрочем, на 5 уровне грамотеев мало, а для неопытных игроков КВ-1 может стать непреодолимой преградой.

Снова отдельно отметим советский премиумный ТТ Churchill III. У него очень толстая лобовая броня, огромные гусеницы, которые под удачным углом съедают снаряды, летящие в борт, но все портит относительно тонкостенная башня без рациональных углов наклона. Ее-то, в отличие от корпуса, не спрячешь.

Однако самой бронированной машиной 5-го уровня КВ-1 назвать все равно не получится. Ибо в игре есть британская ПТ AT 2. Фронтальные лобовые детали, расположенные под прямым углом, имеют запредельную толщину в 203 мм и фактически ничем на этом уровне не пробиваются. Самое слабое место — командирская башенка, там «всего» 103 мм. Столько же на борту рубки. За гусеницами брони гораздо меньше, всего 25 мм, но 76 мм экраны нивелируют этот недостаток. Впрочем, снаряды, летящие мимо них (например, через передний каток), могут доставить много головной боли.

Ну и, наверное, даже не стоит говорить, что ездит это чудо техники крайне неторопливо.

6 уровень

На 6 уровне есть уже довольно много машин с солидной броней. Среди них особенно выделяются Т-150, Sherman Jumbo, ARL 44 и Churchill IV.

Формально самой толстой броней лба обладает Churchill IV — 139-152 мм на разных деталях. Но идиллию портят все те же прямые углы. А у КВ-1С, например, 175 мм бронепробиваемости.

У французского ARL 44 есть 120 мм на ВЛД с хорошим углом, и это дает прекрасную защиту. Лоб башни мало уступает по толщине бронелистов (110мм), а вот наклона у них нет. В итоге танк довольно легко пробивается, но, во всяком случае, он узкий, и в него не очень просто попасть. Однако окончательно все портят щечки башни, сделанные из традиционного французского картона.

У советского Т-150 всего 90 мм на НЛД и ВЛД, да и наклонов особых нет. С другой стороны, ту же толщину имеют борта, которые почти полностью прикрыты гусеницами, а это позволяет с успехом использовать «обратный ромб». Башня тоже крепкая.

На AT 8 установили мощнейшую лобовую плиту толщиной 203 мм. Но на левую сторону рубки, где виден пулемет, стали, похоже, не хватило. В итоге на лбу АТ 8 красуется самая настоящая «дыра» — всего 76 мм. Под прямым углом. А еще эту машину украшает целая коллекция легко пробиваемых башенок. Вдобавок, она традиционно медленная даже на фоне не особо шустрых конкурентов.

Американский М4А3Е2, или иначе Sherman Jumbo, формально относится к средним танкам, но, по сути, является ТТ — медленным и очень прочным. Большой НЛД скруглен и имеет толщину 139 мм, ВЛД гораздо тоньше — 101 мм, но расположен под большим углом. 177 мм на маске орудия, лоб башни плавно переходит в щечки, там всего 76 мм, но под солидным наклоном. Правда, под маской никаких наклонов нет, и эти 76 мм пробиваются очень легко. А еще есть командирская башенка с тем же бронированием. Тем не менее, уязвимости Jumbo все-таки менее очевидны, чем у остальных. Он и становится нашим победителем на этом уровне.

7 уровень

Когда мы говорим про броню 7 уровня, первым приходит на ум Tiger Porsche. Но не все так просто. Да, некоторые лобовые детали этого танка защищены 210 мм настоящей тевтонской стали. Но танк украшает высокая командирская башенка с толщиной всего 80 мм, такой же толщины НЛД и надгусеничные полки, которые при малейшем довороте корпуса окажутся почти под прямым углом к противнику. Плюс — очень слабые и высокие борта.

Очень хорошо защищены две британские ПТ, имеющие практически одинаковую схему бронирования — AT 7 и премиумная AT 15A . Практически весь лоб у них прикрыт 203 мм броней. Самые серьезные уязвимости — пулеметное гнездо и традиционные башенки. 100 мм брони на бортах могут защитить от слабых пушек, но особо на это рассчитывать не стоит.

А победу, пожалуй, мы присудим другому британцу — Black Prince, 152 мм ВЛД, 139 мм НЛД и практически непробиваемая башня. «Шишка» на ней имеется, но реальные шансы туда попасть противник получает только в упор. Борта достаточно слабые, но они прикрыты экранами. В целом, «негр» оставляет впечатление самого удачного танка 7 уровня в плане бронирования.

8 уровень

Сразу огорчим любителей немецкой техники — Tiger II, несмотря на его очень крепкий корпус, среди претендентов на победу нет. Тонкие щечки башни и огромная НЛД являются слишком очевидными и критичными слабыми местами.

АТ 15 — первая британская ПТ без заметных уязвимостей в лобовой проекции. Даже всеми любимая башенка стала заметно ниже. 225 мм стали на прямых плоскостях дают прекрасную защиту. Но вот с ВЛД все несколько неоднозначно. Там всего 128 мм, а этого уже маловато, даже несмотря на то, что броня распложена под хорошим углом. Поэтому все зависит от расположения противника. Чем выше его ствол по отношению к ВЛД АТ 15, тем прямее будет угол встречи снаряда с броней и, соответственно, выше шансы ее пробить. С другой стороны, немногие знают, что наиболее уязвимое место британца — именно ВЛД. Так что, стрелять туда будут либо профи, либо новички с автоприцелом.

В описании Т28 сказано, что лобовая броня этой ПТ равна 254 мм. Это, конечно, не так. Такая толщина у нее только в «клюве», а вся остальная поверхность морды — 203 мм. Вроде бы, это очень неплохо, но против пушек с 250 и более бронепробиваемости помогает через раз. Кроме того, есть небольшие, но уязвимые башенки.

Советский КВ-4 — один из самых тяжелобронированных танков в игре. 160-180 мм защита НЛД/ВЛД номинально слабее, чем у Т28 и АТ 15, но, как говорится, есть нюанс. Наличие башни позволяет доворачивать корпус, заставляя противника стрелять под серьезными углами, а это увеличивает живучесть танка на порядок. Кроме того, борта КВ-4 тоже очень толстые (130-150 мм), да и еще почти полностью прикрыты ходовой. Большинство противников, увидев стоящий ромбом КВ-4, радостно решают, что он подставил бок. И жестоко обманываются. Скажете, что у КВ-4 есть большая «кепка» на башне? Это тоже обманка — там все те же 180 мм, и пробивается она очень неохотно, особенно если КВ-4 активно вертит башней, сбивая прицел.

Таким образом, самым защищенным танком 8 уровня мы называем именно советский броненосец КВ-4. Кстати, он не такой уж и медленный.

9 уровень

Тут все просто, потому что именно на этом уровне обитает Т95 — самая медленная и самая бронированная машина в игре. Просто и без затей: сплошные 305 мм брони во фронтальной проекции. НЛД очень маленькая и расположена под большим углом. Если ее специально не подставлять, то попытки пробить ее будут пустой тратой времени. А командирские башенки чертовски «рикошетны» и имеют толщину 152 мм. Борта защищены слабее лба, но наполовину прикрыты экранами. Однако если вы уже радостно потираете ладошки и готовитесь качать этого монстра, учтите, что быстрее 13 км/ч вы его не разгоните даже с горки. Как правило, Т95 вообще редко уезжает со своей базы.

Для порядка все-таки добавим сюда еще одного конкурента — Е-75. Прекрасное лобовое бронирование, включая НЛД, отсутствие серьезных уязвимостей, отличная маневренность, достойная динамика — все это придется по душе любителям толстой брони, но не желающих при этом изображать из себя ДОТ.

10 уровень.

Ну, что тут можно сказать… Выбирать самый бронированный танк на 10 уровне так же увлекательно, как и на 1, ибо до хрипоты можно спорить, например, кто крепче — Е-100 или ИС-7? Причем, этой парочкой достойные претенденты на трон не ограничиваются. Однако что-то решать надо, поэтому будем действовать методом исключения.

Главная беда Е-100 (как и JagdPz E-100) — это огромная и слабая НЛД. Кроме того, есть маленькая, но, в принципе, доступная, планка приборов наблюдения на башне. У Maus подобных проблем нет — его НЛД имеет толщину аж 200 мм и гораздо более скромные размеры. Кроме того, у «мышки» прочнее борта башни. А вот выгнутые дугой «щечки» при попадании в среднюю часть, где угол встречи снаряда с броней поменьше, удар держат слабо. Именно в них и бьют этих исполинов, хотя для этого и нужна серьезная пушка или «голдовый» боезапас.

При первом взгляде на бронирование ИС-7 и ИС-4 мы приходим к выводу, что «семерка» лучше бронирована спереди, а «четверка» — по бокам. Но не все так просто, верхняя часть борта ИС-7 прикрыта экранами-обманками, а внутренняя броня установлена с огромными рациональными углами наклона и пробивается очень плохо. Надежнее всего стрелять сквозь среднюю часть ходовой, но если у вас не очень точная пушка, снаряд может уйти под брюхо. Еще у ИС-7 непробиваемая спереди башня — в отличие от ИС-4, которого, как и ИС-3, нередко губит бронирование крыши. Там всего 30 мм, и попасть туда не так уж и тяжело. Особенно высоким немцам.

Еще есть американская ПТ Т110Е3 со своими 305 мм лобовой брони. Мало того, командирская башенка этого чудовища прикрыта 228 мм стали и снабжена хорошими наклонами. Эту ПТ практически невозможно пробить в башенку, что вызывает море негодования у тех игроков, которые не знают о таком сюрпризе. Остается только 152 мм НЛД, но она хорошо наклонена и имеет небольшие размеры.

Таким образом, у нас остаются Maus, ИС-7 и T110E3. Выбрать лучшего затруднительно, все зависит от ситуации и ВБР. Но кого-то назвать все-таки надо, и пусть им будет Maus. Формально его броня самая толстая и при постановке ромбом он может танковать половину вражеской команды. Но берегите щечки башни!

10 самых бронированных танков World of Tanks

Для того, чтобы максимально быстро пройти все уровни World of Tanks, культовой мировой игре про танки, необходимо учитывать множество характеристик выбираемой техники. Мощность пушки, скрытность, скорость — одни из самых важных показателей, однако не стоить забывать и про броню.

Идеальным сочетанием является слияние 2-х характеристик: огневая мощь пушки и её бронированный корпус. Основываясь на игровом опыте множества пользователей, представляем список самых бронированных танков игры World of Tanks всех 10-ти уровней.

Уровень 1: МС-1 (корпус 16 мм, башня 16 мм)

Первый этап предоставляет небольшое количество танков. Очень сложно выбрать, какой из них самый лучший. Но опыт пользователей показывает, что нужно выбирать между моделями МС-1 и Т1.

МС-1 – танк нашего производства, одна из лучших машин 1-ого уровня. Конечно у него есть и свои недостатки, такие как скорость и угол обзора, но он считается самым бронированным. Мощность пушки отнимет максимум 36 единиц, а толщина брони в 16 миллиметров поможет сохранить жизнь нетронутой.

Альтернативой МС-1 является Т1 – машина американской сборки, обладающая лучшими показателями по огневой мощности и скорости передвижения. Модель оснащена броней в 14 миллиметров и стандартной пушкой силой в 36 единиц.

Уровень 2: ПТ Т18 (корпус 50 мм, башня 31 мм)

Самыми бронированными танками второго этапа World of Tanks являются модели ПТ-Т18 и Hotchkiss H35 с толщиной корпуса брони в 50 и 40 миллиметров соответственно. Американский танк ПТ-Т18 позволит пробиваться к базе врагов напролом, так как имеет в ассортименте еще и мощную пушку в 40 миллиметров.

Французская модель Hotchkiss H35 менее прочная, но зато более быстрая. Броня на нем распределяется равномерно на корпус и башню, в то время как у остальных всегда сильнее укреплен только корпус, а башня является основной мишенью для врага. На такой машине не страшно атаковать противника, не имея какой-либо стратегии.

Уровень 3: АМХ-38 (корпус 60, башня 40)

Для прохождения третьего левела профессионалы советуют выбрать модели Т-46 и АМХ-38. Оба танка являются самыми бронированными на 3-ем этапе. Но помните, что они очень медлительны, поэтому лучше всего играть в паре с быстрой машиной.

Т-46 – техника советского происхождения. Отличается наиболее быстрым передвижением и мощной пушкой, способной отнять у противника целых 50 единиц шкалы жизни. Корпус имеют броню в 15 миллиметров.

АМХ-38 – самый бронированный танк третьего уровня с толщиной защитного слоя стали в 60 миллиметров, но очень медленный. К тому же, его пушка имеет большой коэффициент неточности. Однако один её выстрел способен отнять у противника 70 единиц здоровья.

Уровень 4: Т40 (корпус 51, башня 38)

Самыми бронированными танками четвертого левела игры являются представители немецкого и американского производства. На данном этапе техника уже обладает более серьезными характеристиками, чем на предыдущих. К выбору стоит отнестись с наибольшим вниманием и подготовкой.

Hetzer – один из представителей самых бронированных танков 4-ого уровня. Его защита имеет толщину в 45 миллиметров. Мощность пушки способна нанести урон в 400 единиц здоровья. Еще одним плюсом техники является его скорость и маневренность.

Самый бронированный танк четвертого этапа World of Tanks американского происхождения под названием Т40. Это тяжелая и неповоротливая техника, обладающая самой толстой броней в 51 миллиметр. На выбор дается 2-е разновидности пушки: одна менее точная, но с максимальным уроном в 185 единиц, а другая более меткая, но с максимальным уроном в 115 единиц.

Уровень 5: АТ 2 (корпус 152, башня 76)

Пройдя 4 предыдущих этапа игры Вы обретете очень важный опыт, который понадобится в дальнейшем. 5-й уровень предлагает выбрать из двух моделей советского и английского происхождения. Обязательно обратите внимание на тип местности. Чем больше открытого пространства, тем более быстрой должна быть техника.

Самым бронированным танком является британская легенда АТ-2. На закрытой и зажатой территории эта машина способна противостоять целому взводу противников. 152 миллиметра – толщина брони тяжеловеса. Однако его неповоротливость может стать серьезным недостатком в бою.

КВ-1 обладает хорошими показателями скорости и защищенности. Толщина брони башни составляет 110 миллиметров. Максимальная мощность оружия отнимет 100 единиц противника за один выстрел. Он хорошо подходит для смешанных поединков на всех типах местности, хоть и обладает меньшей бронированностью.

Уровень 6: АТ 8 (корпус 200, башня 100)

Следующий этап порадует игроков особенными видами британской и советской бронированной техники. Теперь доступны настоящие тяжеловесы, которые готовы порвать оборону любого противника. Но теперь они стали еще медленнее из-за своего огромного веса.

Идти на пролом и не обращать внимания на встречные выстрелы поможет английская машина АТ-8 – самая бронированная на 6-м уровне. Толщина стали, защищающей корпус, составляет 200 миллиметров, максимальный урон противнику из пушки – 190 единиц.

Следующим тяжеловесом является отечественная модель КВ-2. В нем соединены 2 основных показателя – это броня и мощность выстрела. Сталь имеет толщину в 75 миллиметров, а максимальный урон составляет 360 единиц.

Уровень 7: АТ 7 (корпус 200, башня 100)

Самыми бронированными танками седьмого уровня являются представители Великобритании. По характеристикам они схожи, различаются лишь небольшой разницей в толщине защитной стали и огневой мощью.

АТ-7 доставит много проблем противникам с более легкой техникой. В нем сбалансированные такие показатели, как бронированность и манёвренность. За один выстрел отнимается 280 единиц здоровья врага. Толщина стали составляет 200 миллиметров.

Черный принц имеет менее мощную пушку – урон составит 190 единиц, но лучшую скорость передвижения. Броня уступает АТ-7 лишь на 48 миллиметров. Если использовать эти два танка в паре, победа будет у Вас в кармане.

Уровень 8: КВ-4 (корпус 180, башня 180)

Следующий уровень предлагает 2 самых бронированных отечественных танка. Чем дальше Вы продвигаетесь, тем меньшими характеристиками отличается самая тяжелая техника в игре. Ставки делаются на умение управлять выбранной машиной.

ИС-3 – советский тяжеловес с отличными характеристиками. Толщина башни составляет 249 миллиметров, она прекрасно спасает от среднестатистических попаданий. А вот противнику придется не сладко, один залп отнимет у него 530 единиц HP.

КВ-4 – бесспорно является самым бронированным танком 8-ого уровня. 180 миллиметров – толщина защиты как корпуса, так и башни. В отличие от ИС-3, эта машина двигается намного быстрее. Однако урон КВ-4 на 110 единиц меньше.

Уровень 9: Е-75 (корпус 160, башня 252)

Местность следующего этапа предполагает наличие множества зданий и построек. В таких условиях стоит делать упор на тяжелую технику. Самыми бронированными танками 9-ого уровня считаются немецкая и советская модели, которые отличаются только боевой мощью.

Танк Т-54 является менее бронированным, чем представитель Германии. Толщина его защиты башни составляет 240 миллиметров. Максимальный урон, который можно нанести противнику, равен 420 единицам здоровья.

Танк Е-75 защищен немного лучше, чем Т-54. Толщина стали его брони составляет 252 миллиметра. Однако даже столь незначительное отличие может сыграть решающую роль в ходе сражения. Меткий выстрел пушки отнимет у врага 630 единиц здоровья и лишит противника права на победу.

Уровень 10: Т110Е5 (корпус 254, башня 203)

На 10-м уровне титул самых бронированных танков World of Tanks делят между собой представители Китая и США. Отличается техника только характеристиками огневой мощности пушек.

113-й является достойным противником для любого класса техники. Его прямое попадание снесет 530 единиц здоровья противника. Толщина брони башни составит 290 миллиметров, но корпуса 120 миллиметров. Он тяжелее, чем Т110Е5, и поэтому медленнее.

Американец, по мнению профессиональных геймеров, может называться не только самым бронированным, но и самым лучшим танком игры. Толщина его брони равна 254 миллиметра, а наносимый урон составляет 515 единиц. За счет конструкторских особенностей, он достигает приличной скорости для тяжеловеса.

Компания World of Tanks анонсировала выход новой модели танка Т110Е6 в середине 2019 года. В скором времени он появится в геймплее игры. Разработчики обещали сделать его еще мощнее, чем все версии, созданные когда-либо.

Стальные монстры: сверхтяжёлые танки России/СССР

В России к идее создания сверхтяжелых танков обратились уже в годы Первой мировой войны. При этом два проекта, относящиеся к этому периоду, поражают воображение своим необычным внешним видом и массогабаритными характеристиками. Так, одного взгляда на «Царь-танк», который также известен как колесный танк Лебеденко, достаточно, чтобы он навсегда остался в вашей памяти. Эта удивительная машина огромных размеров была разработана Николаем Лебеденко в 1914-1915 годах и даже была построена в металле. А разрабатываемый с 1911 по 1915 гг. танк Менделеева своей массой (более 170 тонн) мог бы соперничать с немецким Маусом, до разработки которого оставалось еще несколько десятилетий.

«Царь-танк»
По всей видимости, начальный проект данной необычной боевой машины созрел в голове Лебеденко еще в 1914 году. Создать танк с огромными по размерами колесами его подвигла арабская арба, которая без особых усилий могла преодолевать широкие канавы. Правда, на тот момент у Николя Лебеденко еще не было бригады конструкторов и квалифицированных специалистов, без помощи которых реализовать его проект было невозможно. Но всего за несколько месяцев русскому изобретателю удалось привлечь на свою сторону Б. Стечкина, а затем и А. Микулина.
Настоящим танком «Царь-танк», который также называли «Нетопырь» или танк Лебеденко, конечно, не был. Это было бронированное передвижное боевое устройство, затмившее своими габаритами все проекты бронированных боевых машин XX века. Во многом данный проект удалось реализовать в металле благодаря личной встрече изобретателя с императором Николаем II. Не известно, как, но Лебеденко удалось попасть к монарху на аудиенцию, она состоялась 8 января (21 января по новому стилю) 1915 года. На личную встречу Николай Лебеденко принес искусно сделанную самоходную модель своего «танка», она была выполнена из дерева и могла двигаться благодаря патефонной пружине. По воспоминаниям придворных, император и конструктор провозились с этой моделью несколько часов «аки дети малые», создавая для нее различные искусственные препятствия из подручных средств, которыми выступили и несколько томов «Свода законов Российской империи». Николай II был настолько поражен представленной ему моделью, которую ему в конце концов подарил Лебеденко, что одобрил финансирование работ по этому проекту. Всего на работы было выделено около 210 тысяч рублей.

Разработанный Лебеденко танк был выполнен в виде орудийного лафета огромных размеров. Два передних колеса со спицами имели диаметр 9 метров, задний каток был существенно меньше — примерно 1,5 метра. Именно задний каток был ведущим. Машина приводилась в движение связкой из двух мощных двигателей «Майбах» мощностью 240 л.с. каждый, такая мощность достигалась при 2500 оборотах в минуту. Двигатели были трофейными, они были сняты со сбитого в 1914 году немецкого дирижабля «Цеппелин». Стоит отметить, что ни один танк Первой мировой войны не мог похвастаться столь мощной силовой установкой, которой, как показали испытания, все-таки не хватало. Еще одной острой проблемой было то, что в Российской империи просто не существовало собственных двигателей такой мощности, а их разработка в условиях военного времени была сопряжена с серьезными трудностями.
Верхняя неподвижная пулеметная рубка была поднята над землей приблизительно на 8 метров, а общая ширина Т-образного коробчатого корпуса составляла 12 метров. Верхняя башня должна была одновременно выполнять функцию обзорной рубки, в ней и в нижней цилиндрической башне планировалось установить до 8-10 пулеметов «максим». На выступающих за плоскости колес крайних точках корпуса планировалось разместить спонсоны с 37-мм (по другим данным с 76,2-мм) орудиями, которые обладали бы углами наведения 180 градусов.
Согласно проекту, бронирование корпуса этой необычной боевой машины должно было составлять 5-7 мм, башен — 8 мм. На практике бронирование лба, бортов и кормы корпуса достигло 10 мм. Максимальная расчетная скорость «Царь-танка» должна была составить порядка 17 км/ч или 28 метров в минуту, что для боевой машины таких размеров было неплохим показателем, среднетехническая скорость составляла 10 км/ч, а запас хода должен был составить 60 километров. Боевая масса данной машины составила 60 тонн, превысив проектные показатели на 20 тонн.

В августе 1915 года «Царь-танк» была собран на импровизированном полигоне, расположенном в районе города Дмитрова в Подмосковье. Использование больших колес себя оправдывало, боевая машина ломала березы, словно спички. Но задний управляемый каток в силу своих небольших размеров и в целом неправильного распределения веса боевой машины практически сразу после начала испытаний увяз в мягком грунте. Ни большие колеса, ни мощные трофейные двигатели машине не помогли. К тому же военные «припомнили» Лебеденко все недостатки его конструкции. Самым уязвимым местом была ходовая часть, особенно в условиях артиллерийского обстрела. При попадании снаряда или шрапнели в спицы или еще хуже — в ступицу колеса, танк оказывался бы полностью обездвиженным. Попасть в машину, учитывая ее гигантские размеры и небольшую скорость, не составляло особых проблем. Да и 10-мм броня не могла защитить экипаж и силовую остановку от артиллерийских снарядов. В результате уже в сентябре 1915 года работы по этому проекту были окончательно свернуты. А машина так и осталась на месте испытаний, где простояла до 1923 года, пока не последовало распоряжение о разборке ее на металлолом.
Тактико-технические характеристики «Царь-танка»:
Габаритные размеры: длина корпуса — 17 800 мм, ширина — 12 000 мм, высота — 9000 мм.
Боевая масса — 60 тонн, проектная — 40 тонн.
Вооружение — 2х37 или 2х76,2-мм орудия, до 8-10 пулеметов «Максим».
Бронирование — лоб, борта и корма корпуса — 10 мм, днище, крыша — 8 мм.
Силовая установка — два авиационных карбюраторных двигателя «Майбах» мощностью 2х240 л.с.
Максимальная скорость — 17 км/ч, среднетехническая — 10 км/ч.
Запас хода — примерно 60 км.
Экипаж — 10-15 человек.
«Бронированный автомобиль», или сверхтяжелый танк Менделеева
«Бронированный автомобиль», который был разработан российским морским инженером В. Д. Менделеевым, можно смело отнести к одному из самых проработанных проектов сверхтяжелых танков периода Первой мировой войны, если не брать в расчет практически построенный в 1918 году немецкий «K-Wagen». Работа над этим танком, который скорее можно было отнести к сверхтяжелым САУ огневой поддержки, началась еще в 1911 году, однако лишь 24 августа 1916 года проект танка был передан на рассмотрение комиссии ГВТУ. В отличие от многих других предложений, танк Менделеева выгодно отличался тщательным уровнем проработки. Описание боевой машины было разделено на несколько отдельных глав: внутреннее размещение личного состава, спецификация, расчет опорной поверхности, таблица весов, проход (транспортировка) по железной дороге.
Инженер-кораблестроитель Василий Менделеев считал, что танк должен стать «сухопутным броненосцем», поэтому ряд конструктивных решений он позаимствовал в кораблестроении. Согласно его проекту корпус боевой машин обладал ярко выраженной коробчатой формой. Лобовой и кормовой листы, как и бортовые панели, были цельнолитыми, а крыша должна была собираться из 5 поперечных листовых секций. Защищенность танка Менделеева также мало чем уступала настоящим броненосцам — в лобовой части корпуса толщина брони составляла 150 мм, по бортам и в корме — 100 мм. Менделеев считал, что такое бронирование поможет защитить машину от бронебойных снарядов калибра до 6 дюймов (152,4 мм), однако теоретически она могла выдержать и попадание более мощных боеприпасов. Каркас корпуса Менделеев также спроектировал наподобие корабельного, он состоял из шпангоутов и стрингеров.

Под стать бронированию было и вооружение. В передней части корпуса на тумбовой установке, по конструкции похожей на корабельную, должна была быть установлена 120-мм пушка Канэ с подвижной плоской маской. Боекомплект орудия находился в своеобразной «крюйт-камере», 46 снарядов находилось в укладке, 4 на тележке и один в казеннике орудия. Подача снарядов была организована с помощью подвесного монорельса и тележек. Дополнительное вооружение было представлено одним пулеметом «максим», который монтировался в выдвижной башне на крыше корпуса боевой машины. Толщина стенок башни должна была составлять 8 мм. В кормовом листе корпуса была расположена бронедверь, предназначенная как для загрузки внутрь боекомплекта, так и посадки/высадки экипажа.
В качестве силовой установки должен был использоваться один карбюраторный двигатель с жидкостным охлаждением. Двигатель развивал мощность 250 л.с., использование такого двигателя на машине расчетной массой более 170 тонн представлялось очень оптимистичным. Двигатель находился в задней части танка ближе к левому борту. Ближе к центру танка Менделеева располагались топливные баки, которые находились под бронированным настилом. Трансмиссия этой боевой машины была механической, она работала в паре с четырехступенчатой коробкой передач. Для пуска двигателя на танке имелась пневматическая система, которая включала в себя компрессор и баллоны со сжатым воздухом. Также внутри боевого отделения имелось освещение, включающее в себя 16 электрических ламп.
Ходовая часть «бронированного автомобиля» Менделеева обладала очень оригинальной конструкцией. Полагая, что танку придется действовать вне дорог, конструктор предложил оснастить каждый из 6 опорных катков (на борт) пневмоподвеской с вертикальными цилиндрами. Такое решение должно было обеспечить горизонтальную устойчивость и максимальную плавность хода на пересеченной местности. Но такая ходовая при всей ее привлекательности был достаточно дорогой и очень сложной в производстве. Общая длина опорной поверхности гусеницы составляла 6 метров. Ведущие и направляющие колеса танка обладал пятиугольной формой. Так как гусеницы практически полностью охватывали корпус боевой машины, ведущие колесо находилось сзади вверху. Учел конструктор и сильную отдачу 120-мм орудия, при стрельбе корпус его танка должен был опускаться на грунт.

Согласно проекту экипаж необычного танка состоял из 8 человек, не так много для боевых машин Первой мировой войны. Он состоял из командира, рулевого, главного механика, наводчика, трех канониров и пулеметчика. Все члены экипажа имели свои рабочие места, кроме командира, который должен был быть «мастером на все руки». Во время боя он должен был руководить работой экипажа, вести наблюдение через бойницы, корректировать огонь орудия. Во время движения он переходил в носовую часть к механику-водителю.
Несмотря на то, что проект Василия Менделеева был достаточно хорошо проработан, в военном ведомстве, которое было перегружено работой, его тщательно не рассматривали. Скорее всего, сыграло свою роль и то, что танк был просто гигантский и перенасыщенный разными новшествами. Впрочем, этими «недугами» страдали практически все гусеничные боевые машины тех лет. При расчетной массе более 170 тонн, у танка бы было множество проблем в эксплуатации. Очевидно, что предложенный двигатель обеспечил бы танку удельную мощность всего лишь в 1,5 л.с./т. Это почти полностью исключало применение боевой машины в условиях «лунного ландшафта» реального поля боя, танк бы передвигался с черепашьей скоростью. А значит и заявленные характеристики — в 14 км/ч максимальной скорости и 25 градусов преодолеваемого подъема — были чересчур оптимистичными.

Тактико-технические характеристики танка Менделеева:
Габаритные размеры: длина корпуса — 11 000 мм (с пушкой вперед — 13 000 мм), ширина — 4 400 мм, высота — 3500 мм (по крыше корпуса), 4450 мм (с поднятой пулеметной башенкой).
Боевая масса — 173,2 т.
Вооружение — одна 120-мм пушка Канэ, один 7,62-мм пулемет «Максим».
Бронирование — лоб корпуса — 150 мм, борта корпуса — 100 мм, корма — 100 мм, днище — 8-10 мм.
Силовая установка — карбюраторных двигатель жидкостного охлаждения мощностью 250 л.с.
Максимальная скорость — 14 км/ч.
Запас хода — примерно 50 км.
Экипаж — 8 человек.
Проекты танков КВ-4 и КВ-5
11 марта 1941 года советская разведка предоставила доклад, в котором сообщала о том, что в Германии начались работы по производству тяжелых танков. Крупнейший из этих танков, Тип VII, якобы обладал массой около 90 тонн и вооружался 105-мм орудием. Советское руководство отреагировало на данное донесение разведки достаточно серьезно. Ответом на эту информацию стало начало работ над новыми тяжелыми танками, которые стали бы ответом на немецкие разработки. Результатом работы советских конструкторов стало создание нескольких неординарных проектов тяжелых танков КВ-4 и КВ-5, которые по своей массе (порядка 100 тонн) спокойно можно было отнести к сверхтяжелым танкам.
КВ-4 проект Духова
Тактико-технические требования к танку, который должен был получить индекс КВ-4, были готовы 21 марта 1941 года. Оценочная боевая масса новой машины должна была составить 70-72 тонны. Лоб башни и лоб корпуса должны были получить броню толщиной 130 мм, борта корпуса — 120 мм. В качестве основного вооружения рассматривалось 107-мм орудие ЗИС-6, вспомогательное вооружение состояло из 3-х пулеметов. Боекомплект орудия должен был составить 70-80 выстрелов. Силовой установкой нового танка должен был стать двигатель мощностью 1200 л.с., однако в качестве временной меры рассматривалась установка двигатель В-2СН мощностью 850 л.с. С установкой более мощного двигателя максимальная скорость движения танка оценочно составляла 35 км/ч.
Согласно принятому 27 марта 1941 года проекту постановления Совета Народных Комиссаров СССР, образцы новых тяжелых танков необходимо было произвести к 1 ноября 1941 года. Предъявленные к новым танкам требования говорили о том, что проектирование КВ-4 и КВ-5 необходимо будет вести, если и не с нуля, то уж точно после очень серьезного пересмотра существующих концепций. Перед Ж. Я. Котиным, который на тот момент возглавлял КБ Кировского завода, ставилась очень сложная задача, решать которую нужно было в очень сжатые временные сроки.
Работа над проектами боевых машин закипела в начале апреля 1941 года. Условия конкурса предоставляли инженерам достаточно свободные рамки. Оговаривалась масса 80-100 тонн, двигатель М-40 и башенная установка вооружения. При этом многобашенная компоновка была допустимой. В качестве дополнительно вооружения к 107-мм орудию ЗИС-6, по настоянию военных, могла быть добавлена 45-мм пушка. В результате на конкурс было представлено сразу 27 проектов нового танка КВ-4.

Успешнее всех с поставленной задачей сумел справиться Н. Л. Духов, который не собирался заниматься фантазиями на заданную тему. Николай Леонидович решил подойти к вопросу проектирования танка наиболее консервативно. Фактически он решил развить проект тяжелого танка Т-220. Он немного удлинил и расширил корпус танка, по этой причине число опорных катков на борт увеличилось до 8. По эволюционному пути он запустил и разработку башни, которая очень напоминала увеличенную башню танка Т-220. С последнего он взял (с изменениями) и командирскую башенку, оснащенную пулеметом ДТ. Вооружение его танка состояло из 107-мм пушки ЗИС-6 и 45-мм танковой пушки, которые были размещены в единой установке.
Хотя боевая масса танка, который предлагал Духов, должна была составить порядка 82 тонн (по этому критерию машину можно отнести к сверхтяжелым), он был самым легким из всех представленных проектов КВ-4. При этом его бронирование полностью отвечало заданным тактико-техническим требованиям, а максимальная скорость оценочно должна была составить 40 км/ч. Проект Духова в итоге и был выбран победителем проведенного конкурса. Однако работы по созданию танка КВ-4 шли достаточно медленно. Согласно постановлению СНК отработанный технический проект и макет танка должны были быть готовы к середине июня 1941 года, однако, судя по имеющейся переписке, особых подвижек в этих вопросах не прослеживалось. В итоге в ситуацию вмешался маршал Кулик, который требовал ускорить ход работ. Как помогло обращение маршала неизвестно, так как его письмо было отправлено 12 июня за 10 дней до начала Великой Отечественной войны.
Тактико-технические характеристики КВ-4 Духова:
Габаритные размеры: длина — 8150 мм, ширина — 3790 мм, высота — 3153 мм.
Боевая масса — 82,5 т.
Вооружение — 107-мм орудие ЗИС-6, и 45-мм танковая пушка в одной башне, 2х7,62-мм пулемета ДТ.
Боекомплект — 55 выстрелов к ЗИС-6, 155 к 45-мм пушке, 5544 патрона к ДТ.
Бронирование — лоб корпуса — 130 мм, борта, корма, башня — 125 мм, днище и крыша — 40 мм.
Силовая установка — дизельный двигатель на базе М-40 или М-50 мощностью 1200 л.с.
Максимальная скорость — 40 км/ч.
Запас хода — 150-200 км.
Экипаж — 6 человек.
Если же говорить о танке КВ-5, то вплоть до июня 1941 года работ по данной боевой машине почти не велось. При этом за основу КВ-5 был взят проект КВ-4 Н. В. Цейца. Проект Николая Валентиновича занял третье место среди всех проектов танка КВ-4. При этом Цейц был наиболее опытным инженером в КБ Кировского завода на тот момент времени. Свою трудовую деятельность он начал еще в 1920-е годы, поэтому за его плечами имелась уже целая плеяда различных машин. Предложенный Николаем Цейцем проект был прогрессивным и консервативным одновременно. От второго орудия он отказался, посчитав бесполезным и рудиментарным. Особенностью его танка должна была стать достаточно высокая башня, которая позволяла разместить 107-мм орудие и унитарные выстрелы к нему вертикально вдоль ее бортов. Теоретически такая конструкция должна была существенно упростить работу заряжающего. Для компенсации существенной высоты башни и экономии массы корпус танка планировалось сделать максимально низким.
КВ-5, иллюстрация Юрия Юрова
Танк получался мощным и обладающим необычной, запоминающейся внешностью. Его корпус был очень низким — высота 920 мм. Такое решение привело к тому, что механик-водитель и стрелок-радист получили выступающие вверх башенки. В башне ромбовидной формы на погоне 1840 мм и непосредственно под ней располагалось достаточно простое боевое отделение, в котором располагались командир боевой машины, наводчик и двое заряжающих. При трансформации своего проекта КВ-4 в КВ-5 Цейц отказался от округлой формы башни, сделав ее более технологичной. При этом толщина лобовой брони танка достигала 180 мм, что автоматически делало ее почти неуязвимой для артиллерии тех лет.
Так как двигатель М-40 для КВ-5 сделан еще не был, в июне 1941 года танк перепроектировали под установку двух дизелей В-2СН. А из-за невозможности производства штампованной башни с толстыми стенками в разработку приняли сварную башню. К августу 1941 года проект КВ-5 был завершен, однако из-за тяжелой обстановки, которая на тот момент времени сложилась под Ленинградом, изготовление опытного образца танка КВ-5 было отменено, а все силы КБ Кировского завода бросили на совершенствование конструкции тяжелого танка КВ-1, который был нужен фронту.
Тактико-технические характеристики КВ-5:
Боевая масса — около 100 т.
Вооружение — 107-мм орудие ЗИС-6, 2х7,62-мм пулемета ДТ.
Бронирование — лоб корпуса и башни — 180 мм, борт корпуса и башни — 150 мм, днище и крыша — 40 мм.
Силовая установка — два дизельных двигателя В2СН мощностью 2х850 л.с.
Максимальная скорость — 40 км/ч.
Экипаж — 6 человек.
Источники информации:
«Бронированный автомобиль». Проект сверхтяжелого танка Д. Менделеева // AviArmor. URL: http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/pr_mendeleev.htm.
Колесный танк Лебеденко // AviArmor. URL: http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/lebedenko.htm.
Алексей Стаценко. Сверхтяжёлые танки: стальные великаны // Warspot. URL: http://warspot.ru/1223-sverhtyazhyolye-tanki-stalnye-velikany.
Юрий Пашолок. Танкостроение на грани здравого смысла // Warspot. URL: http://warspot.ru/4995-tankostroenie-na-grani-zdravogo-smysla.
М. В. Коломиец. Супертанки Сталина ИС-7 и др. Сверхтяжелые танки СССР. Москва: Эксмо, 2015. 144 с.
Материалы из открытых источников.

Сверхтяжёлые танки: стальные великаны

С появлением танков у многих конструкторов возникла вполне логичная мысль, что значительные размеры танка позволят максимально бронировать его и сделать неуязвимым для огня противника, а большая грузоподъемность – усилить его вооружение. Такие танки фактически могли бы стать подвижными фортами, поддерживающими пехоту при прорыве оборонительных порядков противника. В условиях Первой мировой войны (далее – ПМВ), когда правительства стран мира направляли многомиллионные средства на снабжение стремительно растущих армий, росло и финансирование самых фантастических проектов, суливших скорую победу.

Начиная с ПМВ и до самого окончания Второй мировой войны (далее – ВМВ) были разработаны сотни самых невообразимых бронированных монстров, из которых до воплощения в металле дошли лишь единицы. В этой статье дан обзор десяти самых тяжелых, самых больших и самых невероятных бронемашин различных стран мира, которые были частично или полностью воплощены в жизнь.

«Царь-танк»

Самым крупным по своим габаритам был российский «Царь-танк». Его разработчик Николай Лебеденко (в честь него машину также иногда называют «танком Лебеденко» или «машиной Лебеденко») неизвестными нам путями добился аудиенции императора Николая ІІ, которая состоялась 8 января (по новому стилю – 21 января) 1915 года. На аудиенцию инженер принес искусно сделанную деревянную самоходную модель своего детища, которая заводилась и двигалась благодаря патефонной пружине. По воспоминаниям придворных конструктор и царь несколько часов возились с этой игрушкой «аки дети малыя», создавая ей искусственные препятствия из подручных средств – томов «Свода законов Российской империи». Царь был настолько поражен моделью, которую Лебеденко, в конце концов, ему подарил, что одобрил финансирование проекта. Своей конструкцией танк напоминал огромный артиллерийский лафет с двумя большими передними колесами. Если модель держали за заднюю часть «лафета» колесами вниз, то она была похожа на спящего под потолком нетопыря, из-за чего машина получила прозвища «Летучая мышь» и «Нетопырь».

Модель «Царь-танка» конструктора Лебеденко
Источник – obobrali.ru

Изначально было понятно, что проект нежизнеспособен. Самым большим и уязвимым элементом нового танка были огромные 9-метровые колеса, несущей конструкцией которых были спицы. Их создали такими, чтобы повысить проходимость танка, но они легко выводились из строя даже артиллерийской шрапнелью, не говоря уже о фугасных или бронебойных снарядах. Возникли проблемы и с проходимостью машины. Тем не менее, благодаря царскому протежированию танк был быстро построен. Уже в августе 1915 года он был собран на импровизированном полигоне в районе города Дмитрова Московской области, однако по причине неудовлетворительной проходимости так и остался ржаветь под открытым небом до начала 20-х годов, пока не был разобран на металлолом. В итоге тысячи рублей государственных средств были потрачены впустую.

Боевые отделения танка размещались в корпусе, расположенном между его гигантскими колесами. Вооружение размещалось в пулеметной башенке на шесть пулеметов, надстроенной над корпусом, а также в спонсонах, расположенных в его торцах, выступавших за колеса. В спонсонах могло размещаться как пулеметное, так и артиллерийское вооружение. Предусматривалось, что экипаж танка составит 15 человек. Перпендикулярно к корпусу располагался «лафет», основным предназначением которого было создание упора при стрельбе. По «лафету» экипаж попадал в боевые отделения танка.

Фотография «Царь-танка»
Источник – student.kpi.ua

Габариты «Царь-танка» поражали воображение – его длина составляла 17,8 метра, ширина – 12, высота – 9. Весил он 60 тонн. Эта машина стала самым большим по габаритам и самым нелепым танком в мировой истории.

Char 2C (FCM 2C)

Этот французский танк стал самым большим и тяжелым серийным танком за всю мировую историю танкостроения. Он был создан судостроительной компанией FCM в самом конце ПМВ, но участия в боевых действиях так и не принял. По замыслу конструкторов Char 2C должен был стать танком прорыва, который мог бы эффективно преодолевать немецкие траншеи. Французским военным эта идея понравилась, и 21 февраля 1918 года у FCM было заказано 300 машин. Однако пока судостроители разворачивали производство, война закончилась. Танк оказался нетехнологичным и недешевым, а изготовление каждой его единицы занимало много времени. В результате до 1923 года было изготовлено всего 10 машин. Так как французское правительство после ПМВ испытывало известные финансовые трудности, а Char 2C стоил очень дорого, было принято решение остановить его производство.

Танк Char 2C (FCM 2C) с выстроившимся возле него экипажем
Источник – military.ir

Char 2C весил 75 тонн, его экипаж составлял 13 человек. Он был вооружен одной 75-мм пушкой и 4-мя пулеметами. Двигатели танка «съедали» в среднем 12,8 литра на один преодоленный машиной километр, поэтому бака емкостью 1280 литров хватало максимум на 100–150 км пути, а на пересеченной местности это расстояние было и того меньше.

Char 2C состояли на вооружении французской армии до 1940 года. С началом боевых действий на территории Франции во время ВМВ батальон этих уже устаревших танков отправили к театру боевых действий. 15 мая 1940 года состав с материальной частью батальона попал в железнодорожную пробку при следовании к местам выгрузки в районе города Нешато. Так как выгрузить столь тяжелые танки с платформ не представлялось возможным, а к станции, на которой застрял состав, приближались немецкие войска, французские экипажи уничтожили свои бронированные машины и отступили. Однако, как вскоре выяснилось, уничтоженными оказались не все Char 2C. В частности, машина №99 попала в руки немцев неповрежденной и испытывалась ими на полигоне Куммерсдорф. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

Немецкие солдаты позируют на фоне захваченного французского танка-гиганта Char 2C №99 «Шампань».
Рядом с танком лежат разобранные части его двигателя
Источник – waralbum.ru

K-Wagen

В конце марта 1917 года Инспекция автомобильных войск кайзеровской Германии поручила главному инженеру своего опытного отделения Йозефу Фольмеру создать танк, который по своим техническим параметрам был бы способен прорывать вражеские линии обороны.

Модель танка K-Wagen
Источник – werk-halle.de

В случае успешного и своевременного его завершения этот танк стал бы самым тяжелым танком ПМВ – его вес достигал бы 150 тонн. В качестве силовых установок для него были выбраны два шестицилиндровых бензиновых двигателя фирмы «Даймлер» мощностью по 650 л.с. каждый. Танк должен был вооружаться 4-мя 77-мм орудиями, размещенными в спонсонах и 7-ю 7,92-мм пулеметами MG.08. Из всех супертяжелых танков у K-Wagen был самый многочисленный экипаж – 22 человека. Длина танка достигала 12,8 метров, и если бы не российский «Царь-танк», он стал бы самым длинным сверхтяжелым танком в истории танкостроения. В проектной документации танк назывался Kolossal-Wagen, Kolossal или K. Общепринятым является использование индекса «K-Wagen».

В апреле 1918 года началась постройка этих машин, но быстрое окончание войны остановило все работы. Немецкие танкостроители почти закончили сборку первого экземпляра танка, а для второго были готовы бронекорпус и все основные агрегаты, кроме двигателей. Но войска Антанты приближались к немецким предприятиям, и все изготовленное было уничтожено самими производителями.

Танк K-Wagen в заводском цеху
Источник – mg-tank.ru

FCM F1

В начале 30-х годов французским военным функционерам стало ясно, что танк FCM 2C безнадежно устарел. Так как французская военная мысль считала, что будущие войны будут носить такой же позиционный характер, как и ПМВ, в Париже решили, что армии необходимы новые тяжелые танки прорыва.

В феврале 1938 года Консультационный совет по вооружениям во главе с генералом Дюфло определил основные тактико-технические характеристики будущего танка для объявления проектного конкурса. Совет выдвинул следующие требования к вооружению машины: одна пушка большого калибра и одно скорострельное противотанковое орудие. Кроме того, новый танк должен был снабжаться противоснарядным бронированием, выдерживающим попадание снарядов всех известных на тот момент противотанковых артиллерийских систем.

3D-модель танка FCM F1
Источник – desura.com

В конкурсе участвовали крупнейшие французские танкостроители (компании FCM, ARL и AMХ), однако начать создание прототипа смогла лишь компания FCM. Ее инженеры спроектировали танк с двумя башнями, расположенными по принципу линкоров на разных уровнях, чтобы они не мешали друг другу вести круговой обстрел. В задней (более высокой) башне должно было устанавливаться 105-мм орудие основного калибра. В передней башне – монтироваться 47-мм скорострельная противотанковая пушка. Толщина лобового бронирования машины составляла 120 мм. Предполагалось, что прототип будет готов к концу мая 1940 года, но этому помешало стремительное немецкое наступление во Франции. Дальнейшая судьба полуготовых прототипов неизвестна.

Танк FCM F1, стоящий в заводском цеху
Источник – worldwartwozone.com

TOG II

В октябре 1940 года был создан первый экземпляр опытного британского танка TOG І. Его название, расшифровывающееся как «The Old Gang» (англ. – «старая банда»), намекало на солидный возраст и опыт его создателей. Старые принципы танкостроения проявились в компоновке и внешнем виде этой боевой машины, а также в ее характеристиках. TOG І имел компоновку, типичную для времен ПМВ, и обладал низкой скоростью в 5 миль/ч (8 км/ч). Орудия и пулеметы, первоначально размещенные в спонсонах, со временем заменили башней от танка Matilda II, монтируемой на крыше корпуса. Его гусеницы, так же как и у других танков времен ПМВ, охватывали корпус, а не размещались по бокам от него, как у современных танков. Так как вес машины составлял 64,6 тонны, к сверхтяжелым танкам ее отнести сложно. Танк несколько раз модернизировали вплоть до 1944 года, но в серию он так и не пошел.

Танк TOG I
Источник – weaponscollection.com

В 1940 году параллельно с TOG І началось создание TOG ІІ. В металле он был реализован к весне 1941 года. Этот танк сделали более тяжелым, чем предыдущую модель – он весил 82,3 тонны. Благодаря большой длине, независимой торсионной подвеске, а также тому, что привод каждой гусеницы осуществлялся отдельным электродвигателем, этот танк обладал повышенной проходимостью. Электродвигатели питались от генератора, приводимого в движение дизельной силовой установкой. Поэтому, несмотря на большой вес, танк мог преодолевать стены высотой 2,1 метра и рвы шириной 6,4 метра. Его отрицательными качествами была низкая скорость (максимум 14 км/ч) и уязвимость гусениц, конструкция которых безнадежно устарела. Танк получил специально сконструированную башню, в которой размещалось единственное танковое орудие калибра 76,2 мм и пулемет. В дальнейшем продолжались модернизации конструкции, появились проекты TOG ІІ(R) и TOG III, но ни один из них так и не был запущен в серийное производство.

Танк TOG II
Источник – zyc.tzsnw.com

Pz.Kpfw VIII Maus

В декабре 1942 года на аудиенцию к Гитлеру был вызван Фердинанд Порше, конструкторы фирмы которого закончили проект сверхтяжелого танка Maus (нем. – «мышь»). Через год, 23 декабря 1943 года, первый прототип танка вышел из ворот танкостроительного предприятия «Алкетт» (Альмеркише Кеттенфабрик ГмбХ), входившего в государственный концерн Рейхсверке. Это был самый тяжелый изготовленный танк за всю историю мирового танкостроения – его вес достигал 188 тонн. Лобовая бронеплита достигала толщины 200 мм, а кормовая – 160 мм. Несмотря на то, что танк обладал огромной массой, в процессе его испытаний выяснилось, что он очень маневрен, легко управляем и обладает высокой проходимостью. Танк подвергся доработке, прошел полигонные испытания, и был изготовлен его второй экземпляр. Но во второй половине 1944 года у Германии закончились средства для обеспечения регулярных поставок даже серийных танков, не говоря уже о запуске в производство новых дорогостоящих машин.

Радиоуправляемая масштабная модель танка Maus демонстрируется Гитлеру
Источник – ww2incolor.com

В середине апреля 1945 года Куммерсдорфский полигон был захвачен советскими войсками. Оба экземпляра танка, которые были выведены из строя во время боев за полигон, отправили в СССР. Там из двух поврежденных машин была собрана одна целая, которая и по сей день экспонируется в Центральном музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Pz.Kpfw VIII Maus Porsche Type 205/1 с башней Круппа на заводе в Беблингене, 9 или 10 апреля 1944 года
Источник – stuttcars.com

A39 Tortoise

С начала 1943 года в Великобритании началась разработка нового танка прорыва. Проект получил название Tortoise (англ. – «сухопутная черепаха»), так как предусматривал, что будущий танк будет иметь толстую броню, мощное вооружение и вряд ли сможет обладать высокой скоростью. В результате конструкторских изысканий на свет появился целый ряд проектов машин с индексом «АТ», так никогда и не пошедших в серию. В конце концов конструкторы и заказчики от Комитета по развитию спецтехники Министерства снабжения Великобритании остановились на модели АТ-16, которая получила официальный индекс «А39». В феврале 1944 года к изготовлению было заказано 25 единиц, которые должны были изготовить к сентябрю 1945 года. Однако в мае 1945 года боевые действия в Европе закончились, и комитет сократил заказ до 12 машин. В феврале 1946 года заказ еще раз уменьшили вдвое, и в результате были изготовлены только 5 машин. Агрегаты же шестого экземпляра A39 использовали как источник запчастей.

Сверхтяжелая штурмовая самоходная артиллерийская установка (по британской классификации – танк)
А39 проекта «Tortoise»
Источник – moddb.com

На самом деле Tortoise являлся не танком, а САУ, так как у А39 не было башни, а 94-мм пушка размещалась прямо в лобовой части боевой рубки. Однако по британской классификации САУ не могла быть настолько тяжелой (вес А39 достигал 89 тонн), и было решено классифицировать ее как танк. Слева от орудия находился пулемет BESA (английская версия чехословацкого ZB-53), а еще два таких пулемета были установлены в башенке на крыше машины. САУ не пошла в крупную серию, так как на фоне современных ей тяжелых советских танков (после войны Британия рассматривала СССР как основного потенциального противника) она была устаревшей и по подвижности (максимальная скорость – 19 км/ч), и по вооружению, хотя ее мощное лобовое бронирование толщиной в 228 мм впечатляло современников.

Самый тяжелый танк Великобритании А39 проекта «Tortoise» в музее Bovington Tank Museum
Источник – weaponscollection.com

Pz.Kpfw. E-100

Эта машина создавалась как альтернатива танку Pz.Kpfw VIII Maus, сконструированному фирмой Порше. Фактически Фердинанд Порше воспользовался своим положением, будучи хорошим знакомым рейхсминистра вооружений Тодта и будучи на короткой ноге с самим Гитлером. Используя свои связи, Порше способствовал закрытию проекта другого сверхтяжелого танка VK 7201 «Тяжелый Лев» (Schwere Löwe) производства концерна «Крупп». Между тем другой немецкий танковый конструктор и функционер Генрих Эрнст Книпкамп в пику Порше инициировал начало разработки целой серии танков, которые должны были заменить в войсках все типы бронированных боевых гусеничных машин, начиная от танков разведки и заканчивая сверхтяжелыми танками прорыва. Последним и должен был стать Е-100.

Изображение Pz.Kpfw. E-100
Источник – war-arms.info

Из всех машин «Серии Е» разработка танка Е-100 продвинулась дальше всего. Этот танк должен был быть легче, чем Maus (140 тонн против 188), и при этом бронированным на том же уровне. Его сконструировали таким образом, чтобы у бронеплит было как можно меньше прямых углов (в отличие от танка Maus, борта которого были практически вертикальны). Разрабатывались три варианта башни этого танка, первым из которых была башня танка Maus со 128-мм орудием. Правда, в варианте для танка Е-100 128-мм пушку решили заменить на 150-мм. Башню должны были изготавливать предприятия концерна «Крупп», на них же должны были разработать и способ установки орудия. Этот вариант оказался предпочтительнее, чем два остальных, но в металле не был реализован ни один из них. Если бы немцам все-таки хватило времени, Е-100 получил бы самую мощную пушку за всю историю создания сверхтяжелых танков. Был создан всего один экземпляр шасси этого танка, который испытывался на полигоне Хайстенбек с муляжом башни. В конце войны это шасси попало к английским войскам в виде трофея и позже было вывезено в Великобританию, где его внимательно изучили местные инженеры.

Погруженный на транспортировочную платформу танк Pz.Kpfw. E-100 с британским солдатом,
позирующим наверху
Источник – armyman.info

T28-T95 (Turtle)

За океаном тоже не сидели сложа руки. В сентябре 1943 года в США начались работы над собственным танком прорыва. Штаты готовились вступить в войну в Европе и опасались, что преодолеть «Атлантический вал», выстроенный немцами на побережье, а затем и Линию Зигфрида, будет непросто. Но, как это часто бывает, армейские функционеры спохватились довольно поздно (видимо, забыв учесть, что создание принципиально новых танков – это длительный процесс).

T28-T95 (Turtle)
Источник – aeronavale-porteavions.com

В качестве основного вооружения на танк планировали установить 105-мм пушку Т5Е1. Начальная скорость ее снаряда, как считали военные функционеры, была достаточной для того, чтобы пробивать бетонные стены ДОТов. Пушка должна была размещаться в лобовом бронелисте машины – к такому решению пришли, чтобы уменьшить силуэт Т-28. На самом деле новая машина была не танком, а САУ прорыва – американские военные это со временем осознали, и машину переименовали в САУ Т-95. Как это любят делать американцы, заодно ей присвоили и прозвище «Turtle» (англ. – «черепаха»). САУ снабдили электрической трансмиссией, разработанной для установки на танки Т1Е1 и Т23.

Проектные изыскания и бюрократические проволочки привели к тому, что решение об изготовлении прототипов приняли лишь в марте 1944 года. Но военные забраковали готовый проект и заказали три машины, лобовое бронирование которых должно было достигать 305 мм, что в полтора раза превышало запланированные ранее 200 мм. После внесенных изменений вес машины вырос до 86,3 тонны. Чтобы уменьшить давление на грунт и увеличить проходимость САУ, ее гусеницы решили сделать двойными. В результате новый проект был готов только к марту 1945 года, когда боевые действия в Европе и на Тихоокеанском фронте приближались к концу. Первый прототип был отгружен на Абердинский полигон тогда, когда надобность в нем уже давно отпала, – 21 декабря 1945 года. Изготовление второго экземпляра закончили 10 января 1946 года.

В результате длительных испытаний, проводившихся в 1947 году, американские военные вновь переименовали Т95 в танк прорыва Т28, так как, по их мнению, САУ столько весить не могла. Почти одновременно с этим они пришли к выводу, что низкая скорость машины не отвечает современным условиям ведения войны. В результате от Т28 (Т95) отказались, но, возможно, американским бюрократам просто надоело ломать голову над классификацией этой машины.

Т28 (Т95) в экспозиции музея Паттона в Форт-Ноксе, Кентукки
Источник – wallconvert.com

«Объект 279»

Было бы несправедливым обойти вниманием СССР – страну, которую можно по праву назвать самой «танковой» державой XX века. В прошлом столетии советскими предприятиями было произведено наибольшее количество танков и спроектировано наибольшее количество их моделей. Однако сверхтяжелыми танками в стране Советов не увлекались. До начала ВМВ на них просто не хватало средств, а во время войны – еще и времени. Так, летом 1941 года на ленинградском Кировском заводе разработали проект сверхтяжелого танка КВ-5, вес которого достигал бы 100 тонн, но в августе к Ленинграду приблизились немецкие войска, и работы над этим проектом были прекращены.

После окончания ВМВ, с появлением кумулятивных боеприпасов, всем танковым конструкторам стало понятно, что нерационально создавать боевые машины тяжелее 60 тонн. При таком большом весе их невозможно сделать быстрыми и маневренными, а, значит, несмотря на самое мощное бронирование, их быстро подобьют. Но на горизонте маячил призрак ядерной войны, и конструкторы начали разрабатывать машины, которые должны были вести боевые действия в невиданных доселе условиях.

«Объект 279» на полигоне
Источник – panzer35.ru

В 1957 году в КБ Ж. Я. Котина ленинградского Кировского завода под руководством Л. С. Троянова был создан удивительный танк. Хотя он весил всего 60 тонн и по массе не может претендовать на звание супертяжелого танка, зато по уровню бронирования – вполне. Толщина стенок его литой башни по периметру составляла 305 мм. При этом толщина лобовой брони достигала 269 мм, бортов – 182 мм. Такая толщина брони была получена благодаря оригинальной форме корпуса, больше похожего на летающую тарелку, чем на танк. Необычному изделию присвоили индекс «Объект 279». Экспериментальную бронированную машину вооружили 130-мм нарезной пушкой М-65 с системой продува ствола. Из всех реализованных в металле сверхтяжелых танков калибр основного орудия «Объекта 279» является самым большим.

Машина была снабжена сложной системой нерегулируемой гидропневматической подвески и двойными гусеницами. Такое техническое решение позволило уменьшить давление на грунт, увеличить проходимость танка, но серьезно ухудшило его маневренность. Этот фактор, а также сложность машины в обслуживании послужили причиной того, что проект не пошел дальше создания и испытаний прототипа.

«Объект 279» в экспозиции Центрального музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке

Сверхтяжёлые танки

На протяжении почти четырех десятилетий военные теоретики и конструкторы мечтали о мощных сверхтяжелых танках. Сухопутным «непотопляемым линкорам» так и не суждено было появиться на поле боя, однако в процессе их разработки родилось немало здравых идей, воплотившихся позже в «нормальных» танках. Масштабные произведения рук человеческих всегда привлекали внимание, вызывали восхищение, пробуждали страх и рождали легенды. В области же военной техники изделия с приставкой «сверх» обычно воспринимаются как дань гигантомании. «Все, что сверх, то слишком», — гласит мудрая пословица.
Старинные проекты
Первый известный проект машины, имеющей право называться прототипом танка, уже страдал гигантизмом. В 1874 году француз Эдуард Буйен предложил для движения по любой местности поезд, несущий с собой железнодорожное полотно в виде охватывающей его замкнутой цепи (примерно как гусеница охватывает катки танка). Поперечный изгиб цепи позволял этой машине поворачивать. Для военных целей Буйен спроектировал вариант этакого «бронепоезда» из восьми секций, вооруженного 12 пушками и 4 митральезами. Команда должна была включать 200 человек. Понятно, что предложенная Буйеном паровая машина мощностью 40 л. с. не смогла бы и с места сдвинуть это «самое грозное орудие войны». Проект осел в архивах, где его и обнаружили спустя полстолетия.
Кончилась ничем и куда более интересная разработка российского инженера-кораблестроителя В.Д. Менделеева, сына Д.И. Менделеева. Над эскизным проектом наземной машины Менделеев работал с 1911 года в свободное от основной службы время. В августе 1916-го, когда до выхода на поле боя британских танков оставался месяц, он представил в русское Военное министерство тщательно разработанный проект. И это был первый русский проект «танка». Популярная версия, согласно которой первым танком считается «Вездеход», построенный в 1915 году А.А. Пороховщиковым, ошибочна. Эта машина не имела ни брони, ни вооружения и была именно вездеходом. Проект же Менделеева предполагал бронированную машину с вооружением. Причем весьма солидным — 120-мм пушка «Канэ» в корпусе и пулемет «Максим» в выдвижной башенке. Бронирование должно было защищать от 152-мм снарядов. Предусматривались пневматические узлы подвески ходовой части и сервоприводы управления. Любопытно, что во время стрельбы корпус машины должен был опускаться на землю. Была предусмотрена перевозка по железной дороге. Менделеев не указал сферы применения своего «бронированного автомобиля». Возможно, он предназначался для крепостной войны или береговой и противодесантной обороны Финского залива. Однако машина массой 170 т, весьма сложная в производстве, никого не заинтересовала. http://www.vokrugsve…6/12/29/054.jpg
Первый «в железе»
15 сентября 1916 года на Сомме впервые вышли в бой британские танки. В ноябре разработку собственных танков санкционировало германское военное руководство. Начали с тяжелого танка A7V массой 30 т, но уже весной 1917-го руководитель конструкторских работ Й. Фольмер получил задание на разработку еще и машины массой 150 т. 28 июня 1917 года военное министерство утвердило проект «K-W» («Колоссаль-Ваген»). Компоновка «Колоссаль» была в целом заимствована у англичан: гусеницы охватывали корпус, а вооружение — четыре капонирные пушки и 6—7 пулеметов — ставилось в спонсонах и в бортовых амбразурах. Оригинально выполнили ходовую часть: катки крепились на траках гусениц, так что гусеница сама катилась по рельсам вокруг корпуса. Бронеэкраны, прикрывавшие верхние ветви гусениц, сильно снизили возможности по преодолению высоких препятствий. По сути, «Колоссаль» представлял собой артиллерийскую батарею и пулеметную роту, укрытые в одном «подвижном форте». Отсюда и рекордный для реально построенных танков экипаж — 22 человека. Для перевозки по железной дороге «Kолоссаль» разбирался на 15—20 частей. Из 10 заказанных танков к концу войны на заводе «Рибе» собрали только один, для второго были готовы корпус и основные агрегаты — и все это пошло на слом после поражения Германии.
Англичане тоже подумывали о гигантских танках. Правда, их проект 100-тонного «Летающего слона», разработанный еще в 1916 году, остался нереализованным. Вагонообразный корпус «танка-слона», опиравшийся на две гусеницы, кроме того был снабжен парой гусениц под днищем для предотвращения «вывешивания» машины на препятствиях.

«Сухопутные линкоры» и «прорыватели заграждений»
Сообщение о появлении танков на поле боя в сентябре 1916 года военный корреспондент «Таймс» закончил прогнозом: «Возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов». Прогноз этот не родился на пустом месте — еще в 1915 году в Великобритании рассматривался проект «сухопутного крейсера» коммандера Хеттерингтона. Машина на трех колесах диаметром по 12 м каждое должна была нести шесть 102-мм орудий и 12 пулеметов и весить 1 000 т. Проект отвергли еще на стадии эскиза.
В январе 1916 года анонимный изобретатель предложил русскому военному ведомству бронированные «самоходы», способные идти «по какой угодно почве, самостоятельно переплывать реки и озера». На изобретенный им «ход», суть которого он держал в секрете, изобретатель предлагал поставить старые черноморские броненосцы. Развивая свою мысль дальше, аноним думал пустить в рейд по промышленным районам Северной Германии эскадру из «самоходов-броненосцев», «самоходов-крейсеров», «самоходов-пушек», «самоходов-пулеметов», некоего «самохода-ангара» и даже дистанционно управляемых «самоходов-мин».
Этому предложению можно, конечно, улыбнуться. А можно вспомнить, что тремя годами позже напишет о будущем танков «пророк механизированной войны» Дж. Фуллер: «Флоты этих машин будут маневрировать между укрепленными фортами, уничтожая друг друга морскими приемами». Фуллер потом отойдет от столь радикальных теорий, но сама идея окажется достаточно привлекательной. Одна из главных причин этого— развитие фортификации. После Первой мировой войны начали вырисовываться контуры обширных укрепленных районов, соединенных в протяженные, развитые в глубину оборонительные линии. Издревле для взятия крепостей применялись штурмовые машины — тем большие, чем солиднее была крепость. Видимо, по аналогии для взламывания мощной обороны и прорыва в ее глубину военные сочли необходимым иметь «штурмовые башни» в виде могучих, универсально вооруженных танков.
Тон поначалу задавали французы. Создатель французских танковых войск генерал Этьен в 1921 году рисовал картину наступления, которое возглавляют «танки прорыва весом 50 или даже 100 тонн». Такие цифры тогда не пугали. Танки переживали пору отрочества, и шли поиски типов, конструкций и размеров. Бурную дискуссию вызвал 600-тонный танк со 155- и 75-мм орудиями, предложенный в открытой печати полковником Вельпри в 1923 году. Вельпри проводил аналогию с боем линейных кораблей. На что оппоненты отвечали, что борьбу танка с полевой артиллерией точнее будет сравнивать с противоборством линкора и береговой батареи. При этом преимущества последней очевидны.
Победившая во Франции позиционная школа интересовалась танками прорыва не из-за «морских аналогий» и не с позиций глубокого наступления. Главной задачей с точки зрения этой школы было «взломать» передний край обороны. Большие размеры и масса танка обещали преодоление рвов и эскарпов, разрушение препятствий и укрепленных сооружений, а огневая мощь — подавление огня обороняющихся

Фирма FCM еще до конца Первой мировой войны получила заказ на 300 тяжелых танков 2С, но по окончании войны заказ сократили до десяти штук. Гусеницы у 2С охватывали корпус, 75-мм пушка и один пулемет устанавливались в двух башнях, из-за чего танк получился очень высоким. Броня должна была защищать от снарядов 77-мм германской полевой пушки. Танки оснастили карбюратор ными двигателями, взятыми по репарациям у Германии, и электротрансмиссией. Скорость хода в 12 км/ч, съемный хвост для преодоления широких рвов отвечали «позиционному» назначению танка. В 1928 году один 2С модернизировали, заменив пушку 155-мм орудием, усилив бронирование и поставив новые двигатели. Масса 2C bis достигла 74 т. Так была задана верхняя граница класса тяжелых танков — 75—80 т. Забавно, что примерно столько весило одно из самых больших земных животных — ископаемый ящер брахиозавр. В бой 2С так и не вступили. В июне 1940 года 6 штук оставшихся исправных танков были разбиты при перевозке по железной дороге на фронт.

На Женевской конференции по разоружению 1932—1935 годов французы предлагали считать «наступательным оружием» танки тяжелее 92 т. Видимо, Франция не собиралась останавливаться на достигнутом — ведь Германия уже приступила к возведению на своей западной границе «линии Зигфрида». Во всяком случае, в 1938 году французы начали разработку сверхтяжелого танка F1. Конструкторское бюро ARL и фирма FCM предложили несколько вариантов. Весной 1940 года FCM представила полноразмерный макет танка массой 140— 145 т с длинноствольными 90- и 47-мм пушками в двух башнях, четырьмя пулеметами, скоростью хода до 24 км/ч — вдвое больше, чем у 2С. Война прервала эти работы. Германия в свою очередь думала о прорыве французской «линии Мажино». Генерал Гудериан еще в 1937 году сказал, что полезно иметь небольшое количество танков в 75—100 т со 150-мм пушками для прорыва долговременных укреплений. Но немцы делать их не стали, сосредоточившись на маневренных средних танках.
Даже японцы, предпочитавшие машины полегче, не обошлись без «сверхтанков». В 1939 году в Японии разработали трехбашенный 100-тонный танк с одной 105-мм и двумя 37-мм пушками. Позже появился проект танка Тип 100 «О-и» массой 120 т со 100- и 47-мм пушками. Остается предположить, что задачей таких танков был штурм укрепрайонов на дальневосточных границах СССР. Правда, работа над японскими сверхтяжелыми танками не пошла — да и не могла пойти — дальше деревянных макетов.
Резерв главного командования
В 1929 году Управление механизации и моторизации (УММ) РККА среди прочих заданий выдало и задание на разработку «большого танка» массой 60—80 т. Проект танка прорыва в 75—80 т, разработанный в Автотанкодизельном отделе Экономического управления ОГПУ, оказался неудачным. В 1932 году в Военной академии механизации и моторизации (ВАММ) рассмотрели проект 80-тонного танка прорыва с дизельным двигателем, планетарной трансмиссией и гидропневматической подвеской. Этот набор нововведений был очень перспективным, но неподъемным для тогдашней промышленности.
В те годы в танковом КБ ленинградского завода «Большевик» работал германский инженер Э. Гроте. В марте 1932 года его группа представила проект танка ТГ-VI массой 70—75 т. На его основе разработали проект 100-тонного Т-42 со 107-, 76- и 45-мм пушками в трех башнях, несколькими пулеметами, двигателем в 2 000 л. с., электротрансмиссией, индивидуальной подвеской опорных катков и сервоприводами управления. Начальник того же конструкторского бюро К.К. Сиркен предложил свой проект 85-тонного танка.

На ленинградском Опытном заводе Спецмаштреста под руководством Н.В. Барыкова и П.Н. Сячинтова разработали несколько вариантов 90тонного четырехбашенного танка Т-39 с экипажем 12 человек. Его вооружение включало четыре 107-мм (или одну 152- и две 107-мм), две 45-мм пушки, 2—4 пулемета и огнемет. Двигатель в 1 200 л. с. должен был обеспечивать скорость хода 24—33 км/ч — теория глубокой операции требовала хорошей подвижности даже от сверхтяжелых танков. Оригинальной чертой ходовой части было наличие дополнительной передней пары гусениц, облегчавшей преодоление препятствий. В июне 1933 года Научно-технический комитет УММ рассмотрел эти проекты вместе с ТГ-VI, Т-42 и проектом 70тонного танка итальянской фирмы «Ансальдо». По результатам обсуждения Барыков и Гинзбург доработали проект Т-39. Но разработка танка так и остановилась на стадии деревянных макетов масштаба 1:10. Уже ставился на производство 50-тонный пятибашенный танк Т-35 (разработанный, кстати, под руководством того же Барыкова), и разработку слишком «большого» Т-39 остановили.
Поисковые работы над сверхтяжелыми машинами шли широким фронтом и массами в 80 или 100 т не ограничивались. Еще в марте 1931 года тот же Гроте предложил два варианта 1 000-тонного сверхтанка с тремя и шестью башнями. Предполагалось, что несколько двигателей суммарной мощностью 24 000 л. с. и гидромеханическая трансмиссия обеспечат скорость хода до 60 км/ч. На каждый борт приходилось по три гусеничных хода с гидравлической подвеской. Проект признали чрезвычайно громоздким и сложным.
Впрочем, УММ заинтересовалось танком в 500—600 т. И в июне 1933 года в Научно-исследовательском отделе ВАММ под руководством М.В. Данченко разработали проект 500-тонного танка, вооруженного двумя 107-мм, двумя 76-мм и двумя 45-мм пушками, 4—12 пулеметами, тремя огнеметами и минометом, с экипажем в 60 человек. Двигательная установка в 6 000 л. с. должна была обеспечить скорость хода 30 км/ч. Данная модель, как видите, вполне соответствует концепции «сухопутных линкоров».
Иной подход был применен при разработке проекта «составного» 300-тонного танка, предложенного в 1934 году ленинградским конструктором Л.С. Трояновым. Танк был поставлен на два гусеничных шасси с паровыми двигателями по 1 500 л. с. и поперечной платформой. На платформе устанавливалась башня с 203,2-мм гаубицей, а на каждом шасси — башни со 152-мм пушками. При установке на железнодорожный ход «танк» становился бронепоездом. Все эти проекты остались лишь на бумаге.

К сверхтяжелым танкам прорыва вернулись накануне Великой Отечественной войны. С одной стороны, к этому побуждал опыт преодоления «линии Маннергейма» в ходе Советско-финляндской войны. С другой — имелись данные разведки (оказавшиеся ложными) о появлении в Германии танков с 60—80-мм броней и соответствующим вооружением. После принятия на вооружение РККА в декабре 1939 года танка КВ ведущим по тяжелым танкам стало СКБ-2 Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина. Постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) от 7 апреля 1941 года предусматривало разработку сверхтяжелых КВ-4 и КВ-5. Приказ наркома среднего машиностроения от 9 апреля уточнил задание: по КВ-4 — новая 107-мм пушка ЗИС-6 разработки В.Г. Грабина, броня до 150 мм, по КВ-5 — пушка ЗИС-6, броня 150—170 мм. К 15 августа 1941 года рассчитывали получить образцы корпуса и башни для КВ-4, к 1 октября — для КВ-5.
В поисках путей решения Котин объявил в СКБ-2 конкурс на эскизный проект КВ-4 (объект 224) со 107-мм и 45-мм пушками. В начале июня было представлено более 20 проектов, различавшихся схемами компоновки и массой — от 82,5 до 107 т. На некоторых танках в состав вооружения был включен огнемет.
Предварительная проработка позволила подступиться к созданию КВ-5 (объект 225). За основу взяли эскизный проект КВ-4, подготовленный Н.В. Цейцем, который и стал руководителем дальнейшей разработки 100-тонного КВ-5. Для размещения экипажа и 107-мм пушки с бронебойными и осколочно-фугасными выстрелами башню сделали высокой, чтобы по ширине танк умещался на железнодорожной платформе. Высоту корпуса ужали до 0,92 м, а механика-водителя разместили в рубке, рядом со стрелком-радистом, расположившимся в пулеметной башенке. За отсутствием нового двигателя в 1 200 л. с. силовую установку собрали из двух штатных дизелей по 600 л. с. Последняя подпись Котина на чертежах поставлена 22 августа 1941 года, когда фашисты уже подошли к Ленинграду. С эвакуацией Кировского завода в Челябинск работы прекратились. Война заставила сосредоточиться на улучшении серийных тяжелых танков и увеличении их выпуска.
В архивах можно обнаружить и проекты еще более гигантских танков. Весной 1940 года конструкторы Попов и Нухман предложили серию трехбашенных танков ВЛ («Владимир Ленин») массой от 260 до 460 т с экипажем 15 человек. Основным вооружением должно было служить 130-мм или 305-мм морское орудие, «вспомогательным» — две 76-мм пушки. Предполагались ходовая часть с двумя гусеницами на каждый борт (с самостоятельным приводом на каждую) и установка трех 800-сильных дизелей с электротрансмиссией на тяговых двигателях от электровозов. Но гиганты были отвергнуты еще на этапе эскизного проекта.
Стоит заметить, что сверхтяжелые танки в нашей стране были всего лишь конструкторским полигоном на кульмане. Самым тяжелым среди построенных опытных танков стал 68-тонный ИС-7, а среди серийных — 60-тонный ИС-4. Оба появились после войны, в 1947 году.
Германские «мыши»
Самый тяжелый в истории танк был построен в Германии. В июне 1942 года, когда заканчивались работы над тяжелым Pz.Kpfw VI «Тигр», на совещании у Гитлера всплыла мысль о танке со 128- или 150-мм пушкой и «максимально возможной толщиной брони». Разработку «устройства 205» поручили профессору Ф. Порше, пользовавшемуся расположением фюрера. К работам привлекли фирмы «Крупп», «Даймлер—Бенц», «Сименс—Шуккарт», «Шкода», «Алкетт».
После демонстрации 6 мая 1943 года деревянного макета Гитлер подтвердил продолжение работ. Единственным их обоснованием была все та же аналогия с морским сражением — победит тот, у кого дальнобойнее пушка и толще броня. Танк получил название «Маус», что, кстати, означает «мышь», а не «мышонок», как иногда можно встретить в литературе. В январе—марте 1944 года испытали первый прототип «Мауса» 205/1 с карбюраторным двигателем, осенью его обкатали уже с собранной башней. Так что «Маус» можно считать единственным сверхтяжелым танком, который прошел испытания и был в одном шаге от принятия на вооружение. Прототип 205/2 с дизелем был готов в октябре, но на испытаниях у него вышла из строя силовая установка.
Машина с бронированием 200—240 мм и двумя пушками калибра 128 и 75 мм в единой установке производила сильное впечатление. Талантливый конструктор Порше использовал в «Маусе» ряд интересных решений. Вслед за французами он обратился к электромеханической трансмиссии, удобной в компоновке и управлении. Ее громоздкость и дороговизна для сверхтяжелого танка особого значения не имели. Управлять гигантом якобы было не сложнее, чем «Тигром», экипаж состоял всего из 5—6 человек. Имелись автоматическая система пожаротушения, дублированная система связи и устройство продувки канала ствола. Водные преграды планировалось преодолевать по дну, поскольку использование мостов было невозможно из-за колоссальной массы. Электроэнергия и сигналы управления на движущийся по дну герметизированный танк должны были передаваться по кабелю от стоящей на берегу машины. Отсутствие у «Мауса» пулеметов требовало прикрытия его пехотой и другими танками, так что наиболее вероятная его роль — «противотанковый форт» для усиления полевой обороны. Но, хотя успели даже выдать требования о доведении производства до 10 машин в месяц, в декабре 1944 года Гитлер приказал остановить работы. Этого, видимо, добились министр вооружений Шпеер и начальник генштаба Гудериан, понимавшие нереальность производства и эксплуатации подобных гигантов. Третьему рейху было уже не до таких проектов.
Во время двух мировых войн немецкое военное руководство выдавало задания и выделяло ресурсы на «сверхтанки». Оба раза конструкторы закладывали в них оригинальные идеи и решения, и оба раза монстры оказывались мертворожденными.
При приближении советских войск к полигону под Куммерсдорфом в апреле 1945 года обе машины подорвали. Сообщения, что «Маусы» были сожжены у генштаба в Цоссене и у рейхсканцелярии в Берлине, — всего лишь легенда. Остатки «Маусов» и запасные агрегаты в 1946 году доставили на полигон НИИИ БТ в подмосковной Кубинке, где советские специалисты собрали один танк, исследовали его и даже обстреляли. В отчете об исследовании отмечался ряд интересных решений, высокое качество конструкторской проработки и изготовления узлов. Сейчас сборный «Маус» с корпусом от 205/1 и башней от 205/2 — экспонат Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.
В июне 1943 года Управление вооружений сухопутных сил вермахта выдало фирме «Адлер» задание на разработку танка Е-100. Индекс «Е» (Entwicklung) означал принадлежность к перспективной системе бронетанкового вооружения, так и не реализованной. Е-100 должен был весить 140 т, вооружаться 150- или 170-мм пушкой. Но когда гиганты лишились приоритета, на заводе «Хеншель» в Падерборне на сборке Е100 оставили всего трех человек. Собранное шасси забрали англичане.
Снова всплыло имя инженера Гроте, не отказавшегося после возвращения в Германию от сверхтанков. В том же июне 1942 года, когда начинались работы над «Маусом», он вместе с доктором Гаккером из Министерства вооружений занялся разработкой танка Р.1000 «Ратте» («крыса»). Колосс в 1 000 тонн массой, длиной 35, шириной 14 и высотой 11 м должен был нести две 280-мм морские пушки и одну 128-мм, а для борьбы с самолетами — шесть-восемь 20-мм зенитных автоматов. «Ратте» приводился в движение несколькими судовыми двигателями.
Фирма «Крупп» к декабрю 1942 года подготовила эскизный проект танка P.1500 в 1 500 т. Этакий самоходный лафет для 800-мм пушки «Дора», несущий в качестве «вспомогательного» вооружения еще две 150-мм пушки и оснащенный четырьмя дизелями, используемыми на подводных лодках. Уже в начале 1943 года министр вооружения Шпеер остановил работы по обоим проектам, из которых все равно не вышло бы ничего конструктивного.
«Черепахи» союзников
Англичане приступили к созданию танка прорыва еще до войны, предполагая, что в случае войны «на континенте» они будут штурмовать укрепления вроде германской «линии Зигфрида». В 1939 году образовался комитет, куда вошли почтенные ветераны британского танкостроения — А. Стэрн, Ю. Д’Энкур, Э. Суинтон, Г. Риккардо, У. Вильсон. Производство развернули у пионера танкостроения компании Фостера. Конструкторы назвали себя «The Old Gang» — «старая смена», а подготовленный ими проект получил обозначение TOG. В октябре 1940 года построили опытный танк TOG 1, а в мае 1941-го — TOG 2. Их конструкция свидетельствовала, скорее, о попытке вернуться к старым канонам, чем о стремлении сделать нечто новое. Подвеска была жесткой, планировалась даже установка вооружения в бортовых спонсонах. «Старая смена» все же поставила башню с длинноствольной 76-мм пушкой и электроприводом, а также использовала электротрансмиссию. Гусеницы, как и у французских 2С, охватывали корпус. Правда, 600-сильный двигатель был слабоват для машины массой 81 т. В серию TOG 2 пущен так и не был. Теперь он украшает экспозицию Королевского танкового музея в Бовингтоне.

Исходя из опыта боев в Северной Африке, англичане решили разработать «штурмовой танк» с бронированием, защищающим от большинства известных противотанковых средств, и сильной противотанковой пушкой. Заказ на разработку в конце 1942 года получила фирма «Наффилд», где работы возглавил М. Томас. От проекта АТ-1 после ряда уточнений и изменений дошли до АТ-16. Он и стал основой «танка» А39 «Тортойз» («Черепаха»). При длинноствольной 95-мм пушке раздельного заряжания и толщине брони до 225 мм «Черепаха» весила под 80 т. Механическая трансмиссия допускала разворот на месте, вот только место для такого разворота найти было непросто. Заказ на 25 штук сократили сначала до 12, а в феврале 1946 года — до 6. Интерес к машинам погас, и в апреле 1948-го две из них отправили в британскую оккупационную зону в Германии, скорее, для проверки возможности транспортировки таких тяжелых машин, чем для испытаний.

Конструкторы США к началу войны не создали «задела» в области тяжелых танков. Зато в годы войны «пробежали» путь от архаичной идеи четырехбашенного танка — через построенный небольшой серией 55-тонный однобашенный М6 — к штурмовой машине с длинноствольной пушкой. Работу над последним проектом артиллерийско-техническая служба начала в сентябре 1943 года. Получившаяся в результате 90-тонная T28 с рекордной толщиной лобовой брони 305 мм была, по сути, самоходной 105-мм пушкой. Так ее и хотели обозначить, но все же отнесли к танкам. В боекомплект входили бронебойные и бетонобойные снаряды — американцы собирались штурмовать немецкий «Западный вал» во Франции. Пять машин заказали компании «Пасифик Кар энд Фаундри» в мае 1945-го, когда Германия уже капитулировала. После окончания войны с Японией заказ сократили до двух машин, которые до конца 1947 года испытывали в США. Одна сохранившаяся Т28 стала экспонатом Музея Паттона в Форт-Нокс. И Т28, и «Черепахи» создавали массу проблем при транспортировке. Для уменьшения ширины у «Черепахи» снимали бортовые экраны и внешние тележки ходовой части. Т28 имела на каждый борт по два гусеничных хода. Внешние при перевозке снимались, а на марше буксировались за машиной, как тележка. Скорость хода А39 и Т28 была действительно «черепашьей». Зато в их конструкции опробовали ряд новых решений — сварка толстых литых деталей брони, установка зенитных пулеметов, новые схемы подвесок, приводы управления.
Следующий опытный американский штурмовой танк — 90-тонный Т30 — уже нес 155-мм пушку в башне. Но дни сверхтяжелых машин были сочтены.
Развитие противотанковых средств и способов применения танков заставили отказаться от просто количественного наращивания характеристик и пересмотреть требования к бронетехнике. Идеи «сухопутных линкоров», взламывающих оборону противника, или «подвижных фортов», ползающих по полю боя, отошли в прошлое. Да и тяжелые танки прорыва постепенно превращались в танки поддержки. Окончательно стало ясно, что танк, не помещающийся на железнодорожной платформе, не способный пройти по мосту, а теперь еще и не умещающийся в тяжелый транспортный самолет, создает большие проблемы. Именно поэтому масса современных танков не превышает 50—60 тонн. Ни один сверхтяжелый танк не вышел на поле боя. Это направление оказалось тупиковым. Но не стоит воспринимать сверхтяжелые машины — построенные или оставшиеся в чертежах — только как курьезы. Во многих разработках были идеи, не без успеха воплотившиеся позже, в машинах более «легких» классов.
Мегабаян. 14 дней РО.
Т-34-85-60