Саид джапарович амиров сын джаврият

Саид Амиров: «кровавый Рузвельт»: пропавшая статья из МК

В тему элиты Саид Амиров арестован с ведома Кремля. Вопли дагестанской элиты против Путина.
Взято на сайте moidagestan.ru. Это так черты к портрету. Похоже у сами дагестанцев Амиров не в большой чести. Как пишет МК в Махачкале многие вздохнули с облегчением в связи с арестом Саида Амирова. Надеюсь, следственные органы во всем разберутся и докопаются до истины.
Саид Амиров: «кровавый Рузвельт»
Эту статью о Саиде Амирове я опубликовала в апреле на сайте «МК». Она провисела несколько дней, а потом на редакцию надавили из Махачкалы, и статью сняли. А мне на мобильный стали звонить из администрации Амирова, приглашать в гости в Махачкалу, подкупая и обещая устроить встречу с Амировым. От меня людям Амирова нужны были две вещи: «правильная» статья и информация о том, кто автор материала. Статью написал мой друг из Махачкалы, который по-прежнему боится подписываться своим именем, потому что любой, кто идёт против власти с Дагестане — смертник. (Отредактированный вариант статьи, к сожалению, уничтожен с сайта МК, поэтому публикую материал в том виде, в котором мне его прислали, и заранее прошу прощения за ошибки и опечатки. Пессиместичный финал тоже не правлю).
Мой знакомый из Дагестана рассказал о Махачкале и её бессменном градоначальнике Саиде Амирове, которого дагестанцы зовут «кровавым Рузвельтом». Статья длинная, но, надеюсь, вы дочитаете её до конца. В ней о коррупции, бандитизме, заказных убийствах, переименовании Махачкалы в Саидкалу и даже о российских литераторах.
Когда-то был такой уютный, утопающий в зелени цветущих аллей, приморский город на берегу Каспия, куда приезжали на отдых туристы со всего Советского Союза. Старые улицы, с архитектурой раннего советского ренессанса, статуи сталинских атлетов возле стадиона «Динамо», бронзовая девочка возле цветочного магазина, трогательный памятник рыбаку на берегу моря, летний кинотеатр и множество таких урбанистических «фишек», создавали своеобразную и неповторимую ауру той, советской Махачкалы.
Сумрачный смерч 90-х не пощадил ни памятник бронзовой девочке (её стащили на цветметалл), ни каменных сталинских атлетов (их уничтожили вандалы), нет более памятнику рыбаку, летний кинотеатр снесён до основания, а на его месте красуется очередной банкетный зал. За сравнительно короткий период, «милый город на каспийском берегу» превратился в грязноватого неуклюжего монстра, застроенного аляповатыми безвкусными зданиями, с немыслимым количеством всевозможных торговых центров, ресторанов, кафе, бутиков и прочих заведений, которые клонируются невероятными темпами. Городская «зелёнка» почти полностью облысела и постепенно исчезает под визг бензопил.
Махачкала превращена в огромную перманентную строительную площадку с совершенно хаотичной застройкой, где возводятся несуразные объекты, без малейшего намёка на стилевое соответствие с окружающими зданиями. О сохранении исторического облика города можно давно позабыть – теперь каждый квадратный метр имеет определённую коммерческую стоимость, и именно это и является определяющим и единственно важным мерилом ценности для хозяина этого города, личности, имеющей, кроме всего прочего, существенное влияние на то, что называется политикой по-дагестански.
Дагестанский корейко
Саид Джапарович Амиров, родился 5 марта 1954 г в селении Джангамахи Левашинского района ДАССР в, традиционной для этих мест, многодетной даргинской крестьянской семье.
Система советской потребкооперации, считалась во времена «застоя» одной из кузниц советских «корейко», и именно здесь Саид Джапарович встал на трудовой путь простым заготовщиком шерсти. Как и герой Ильфа и Петрова, герой наш, тоже, частенько, путал «государственную шерсть с собственной», что, отнюдь, не помешало ему дослужиться до вожделенной, в те времена, должности завсклада, а позже дойти до самых вершин, став начальником «Дагпотребкооперации».
В результате его «деятельности» склады с народным добром, что в Калмыкии, что в Кочубеевской районе Дагестана, выгорали один за другим, вместе с продукцией и документацией. Стали возникать резонные подозрения, что тут попахивает явными поджогами боксов, с целью сокрытия хищений социалистической собственности. В своё время была даже статья в «Советской России» за 1979 г под красноречивым названием «Дело пахнет керосином», о том, как в Бурульской заготоконторе, где работал Саид Джапарыч, сгорел склад с имуществом на астрономическую по тем временам сумму в полмиллиона рублей. В конце концов, им всерьёз заинтересовалось карательные органы ОБХСС, и мотать бы гражданину Амирову немалый срок, если бы не благословенная горбачёвская перестройка и крушение «советского тоталитаризма», под обломками которого можно было благополучно скрыть криминальные следы первоначального накопления капитала.
Как бы ни было, к началу дележа и распродажи государственных должностей, начало которому, положил патриарх дагестанской политики, по прозвищу «Дед», Магомедали Магомедов ( глава Дагестана с 1990 по 2006гг.), у Амирова уже был солидный капиталец, чтобы смело претендовать на отвечающий шелесту срубленной «капусты» солидный государственный пост. Тем паче, что он принадлежал к тому же очень влиятельному левашинскому клану, что и Магомедов, и это были времена расцвета «левашинской капусты», как окрестили дагестанцы тотальную коррупцию и колоссальный распил республиканского бюджета, осуществляемый в интересах клановых структур. И вот, в 1991 г, Саид Амиров, благополучно, и без особых препятствий, перемещается в кресло заместителя председателя правительства Дагестана.
Лихие 90-е для Дагестана оказались особенно лихими, и взаимный отстрел конкурующих мафиозно-криминальных группировок был повседневной обыденностью. В одной из этих бандитских разборок, в 1993 году, на Саида Амирова было совершено покушение, в результате которого он оказался навсегда, прикованным к инвалидном креслу – киллеры буквально изрешетили его машину, и одна из пуль перебила ему позвоночник. Ему опять пришлось пересесть в кресло, на этот раз инвалидное. Тогда и получил, наш герой, прозвище «Рузвельт», к которому, впоследствии, добавилось ещё зловещее прилагательное, но об этом позже.
Брутальный избранник
В 1998 г в Махачкале, впервые, выбирали главу города. Выборы, конечно, кроваво-грязные, со всеми неизменными атрибутами в виде подкупа электората, взаимного слива компроматов и обильных кровопусканий. Но, всё же, это было что похожее на выборы, с реальной конкурентной борьбой, ожесточённым противостоянием и до конца непредсказуемым результатом. Можно с большой натяжкой, даже назвать их сравнительно честными, поскольку все последующие уже были чистой формальностью, призванной, протокольно подтвердить статус бессменного мэра.
Тогда у Амирова был довольно сильный конкурент в лице Шурухана Гаджимурадова, выдвиженца от аварских кланов. Но команда Шурухана действовала грубо и топорно, допустила массу грубейших политических ошибок, одной из главных было подчёркивание национальности Гаджимурадова, что не могло понравиться представителям других этносов, издавна живущих в городе.
Во многом, благодаря этому, Саид Амиров, умело оседлав волну интернационализма, хоть и не без труда, но с блестящим результатом выиграл выборы. Кроме того, горожане устали от криминально — беспредельного хаоса, царящего на улицах Махачкалы, и в лице авторитарного «Рузвельта», видели того самого пахана, который может поставить на место зарвавшуюся уличную шпану. Им захотелось поверить, что предвыборный слоган амировской команды: «Махачкале – законность, порядок и благополучие», действительно воплотится в жизнь. В определённой степени так и произошло, на самом деле – порядок в городе установился – амировский, благополучие для избранных обеспечено, а законность самых одиозных решений, принимаемых городской администрацией, не может быть подвергнута ни малейшему сомнению.
Левашинская паутина
В перманентно охваченной строительным бумом Махачкале, градостроительство стало для градоначальника неисчерпаемым источником финансовых ресурсов. Любой, кто намеревается воздвигнуть на территории города какой-либо строительный объект, прекрасно осведомлён, что, не выплатив откат в размере 5% коммерческой стоимости, не имеет ни малейших шансов, получить добро от городской администрации.
При этом соблюдение технических норм градостроительства, архитектурное соответствие с городским пейзажем и даже сейсмоустойчивость объекта (в 70-ее гг было крупное землетрясение Махачкале и до сих пор нередки тектонические толчки) — дело десятое, главное отстегнуть хозяину города положенную дань. Так, совсем недавно, в феврале этого года, жители пятиэтажки на улице Магомеда Гаджиева оказались в довольно рискованном положении, чреватом обрушением дома из-за вырытого в 5 метрах от их жилища громадного котлована под строительство многоэтажки. Земляные работы в непосредственной близости от старой «хрущёвки» спровоцировали осыпание и обрушение окрестных дворов, и вызвали законное возмущение жителей, вышедших с протестом против рискованной застройки.
Но «законопослушный» застройщик получил санкцию от городских властей и, несмотря, на очевидную опасность для жителей близлежайших домов, продолжил строительство. Строительство в Махачкале сегодня самый прибыльный вид бизнеса и в погоне за воздвижением высокодоходной недвижимости подрядчики не останавливаются ни перед чем, благо, могут рассчитывать, в этом благородном деле, на небескорыстную благосклонность амировской команды. При этом совершенно не обременяя себя такими утомительными заботами и ненужными проблемами, как соблюдение элементарных правил жилищного строительства, не говоря уже о таких излишествах как детские и спортивные площадки да скверы с зелёными насаждениями. Тотальная застройка охватывает всё, включая территории школ, детсадов, бульвары, тротуары, скверы и парки.
Городская администрация уже не один год активно распродаёт земли городской, республиканской и федеральной собственности. Почти полностью распродано морское побережье. Сотни вилл, коттеджей дагестанских нуворишей облепили каспийский берег, перекрыв доступ к морю простым дагестанцам. О чём говорить, если даже уникальный дедропарк с горной флорой из 800 растений, 22 из которых, занесены в Красную книгу РФ, (ботанический сад, располагавшийся на территории ДАНЦ Российской Академии Наук), также был беззастенчиво продан градо-коммерсантам под застройку.
По оценкам независимых экспертов всё, что строится и ремонтируется в городе за счёт госбюджета, обходится в разы больше реальной стоимости работ. Так, строительство моста, связывающего центр, с одним из районов города, обошлось государственной казне в 940 млн. рублей, что более чем в два раза превышает самые завышенные расценки. Сооружение амировского долгостроя – канализационного коллектора, которое закончилось в 2007 г, обошлось городскому бюджету в семь(!) раз выше проектно-сметной стоимости.
Фантастическая стоимость асфальтирования одной улиц города, вызвала недовольство и раздражение даже в Кремле, но и гневный окрик из президентской администрации, не возымел никакого воздействия на Саида Джапарыча, привыкшего воспринимать Махачкалу как собственную вотчину, где, ни республиканское руководство, ни федеральный центр, не имеют никаких полномочий.
Под предлогом ветхости зданий ликвидировано более 20 детсадов, закрываются школы, а на их месте строятся коммерческие объекты. В одном из бывших садиков разместилась многочисленная амировская охрана. И это при острейшей нехватке мест для устройства детей в городе! В 2003 г выгорела школа-интернат для глухонемых детей, в огне пожара заживо сгорело 30 детей. Освободившееся после пепелища место недолго пустовало – хозяйкой территории стала Перзият Багандова – руководитель отделения «Единой России» и родная сестра жены Саида Джапаровича. Разумеется, Амиров не мог не пристроить на доходные места своих родственников, это дело святое для любого дагестанского чиновника.
Так на месте закрытой городской поликлиники, за бюджетные деньги, был выстроен новенький коммерческий роддом, где все оплачиваемые услуги поступают на счета частной фирмы дочери мэра Джаврият, которая официально работает в больнице простым врачом. Магомедсалам Амиров, брат мэра, трудится на посту председателя федерального суда Кировского района Махачкалы, имеющего репутацию самого коррумпированного в республике. По слухам, Магомедсалам дал указание всем судам города, после вынесения судебного решения, половину вырученной взяточки, приносить ему лично в кабинет, в качестве отката. Тесно с ним взаимосвязан сын Амирова – Магомед, который, будучи депутатом Народного Собрания республики, работает ещё и заместителем руководителя судебного департамента, занимающегося материально-техническим обеспечением всех судов в республике и, по сведениям, имеет 15% отката от всех ремонтных и строительных работ в судах республики. Именно он при строительстве нового здания Кировского суда за счёт средств судебного департамента пристроил к зданию частные офисы и собственное кафе, получив благословение своего дядюшки. Другой сын градоначальника Далгат Амиров является руководителем службы судебных приставов республики, что гарантирует, что даже если будет вынесено судебное решение в ущерб городской администрации, оно не станет выполняться. Фирмы, принадлежащие левашинскому клану, предпочитают не спешить с налоговыми отчислениями в государственную казну. Так, документально установлено, что ООО «Диамонд» и ЗАО «Каспийвинпром» не выплатили за 2010 г налогов на сумму 968 млн. рублей. Ну и, разумеется, о никакой оплате коммунальных услуг со стороны амировских бизнесменов не может идти и речи.
На селекторном совещании по проблемам ЖКХ в октябре 2009 г. Путин, тогда глава правительства, поинтересовался у Амирова: «Дагестанцы – народ не ахти какой богатый, и живут непросто, но собираемость в Махачкале 90 и больше процентов с населения, а деньги поставщикам электроэнергии не поступают своевременно. Возникает сакраментальный вопрос – «где деньги, Зин?». «Опытный руководитель», как его охарактеризовал сам Владимир Владимирович, не стал тогда раскрывать тайну исчезновения более 700 млн.руб, которые городские власти должны были заплатить энергетикам и не выплатили, вследствие чего город на несколько дней был погружён во тьму из за отключения электричества. Но, думается, лидер партии «жуликов и воров» и так прекрасно осведомлён обо всех махинациях своих подопечных.
Приезжающие в Махачкалу впервые обращают внимание на почти полное отсутствие в ней городских автобусов и троллейбусов. Они недоумевают, отчего функцию по перевозке пассажиров взяли на себя исключительно микроавтобусы, тогда как в других российских городах «маршрутки» выполняют лишь второстепенную вспомогательную роль в пассажиропотоке. Действительно, в Махачкале около 10 тысяч маршруток, но не стоит забывать, что каждая из них отстёгивает в год 35 тысяч на личные нужды хозяина города, а это 350 млн. рубликов. Разве в силах, наш мэр, известной своей алчностью, отказаться от такого навара и ограничить количество частных маршруток, заменяя их муниципиальными автобусами и троллейбусами?
За время своего безграничного владычества Саид Амиров создал жёсткую, выстроенную по вертикали политико-финансовую группу, контролирующую весь мелкий, средний, крупный бизнес и все коррумпированные структуры городской власти. Его клан крепко держит руку на финансовых потоках, проходящих через столицу Дагестана.
Прочная паутина, которой мэр окутал город – это так называемая МУПизация городской инфраструктуры – в городе более 50 Муниципальных унитарных предприятий, контролирующих, все виды бизнеса и жизнедеятельности города. Например, МУП «Махачкала-контроль» осуществляет контроль над оптово-розничной торговлей спиртными напитками, а МУП «Махачкала – стандарт» регулирует деятельность предприятий торговли и общепита. МУП «Махачкалатранс» курирует пассажирские перевозки, а МУП «Авто Эко» контролирует парковку транспорта МУП.
Случилось то, что предрекал один прозорливый дагестанский чиновник, когда Амиров стал мэром Махачкалы: «Представьте себе паутину и огромного паука, пустившего щупальца во все норы и высасывающего все соки – таким будет наш город».
Кровавый Рузвельт
В Дагестане всем известно, что для обеспечения своей безраздельной власти Амиров не привык останавливаться ни перед чем, включая физическую ликвидацию своих оппонентов и конкурентов. За маниакальную привычку решать конфликты, оставляя после себя горы трупов, он справедливо удостоился зловещего прозвища КровавыйРузвельт. Ему приписывают организацию, в разные годы, заказных убийств депутата Народного собрания РД Магомеда Сулейманова, начальника «Дагводоканалстроя» Тотурбиева , бывшего депутата Государственной Думы и криминального авторитета Надира Хачилаева, министров информации (расстрельная должность в республике) Загира Арухова и Магомеда Гусаева, зам глав городской администрации М.Муртазалиева и А.Алиева, главы пенсионного фонда РД Ш.Мусаева, убийство владельца оппозиционной газеты «Черновик» Хаджимурата Камалова и нашумевшее убийство главы дагестанского МВД Адильгерея Магомедтагирова. Это далеко не полный список, а только наиболее резонансные и громкие покушения, за которыми явственно прослеживается рука одиозного градоначальника. Все эти люди имели несчастье встать на пути амировских планов и политических амбиций Кровавого Рузвельта.
Одна из жертв Магомед Сулейманов, будучи депутатом республиканского парламента, пытался инициировать судебное разбирательство финансовых злоупотреблений Амирова на посту руководителя «Дагпотребсоюза», что стало главной причиной его убийства в 1992 г. До него Гадис Гаджиев в бытность свою в начале 1990-х годов депутатом и председателем комиссии Верховного совета Дагестана по законодательству неоднократно противостоял деятельности председателя Дагпотребсоюза Эльсона и его заместителя Саида Амирова.
После того как Гаджиев опубликовал в “Комсомольце Дагестана” разоблачающую амировские махинации статью “Минные поля потребкооперации”, в его квартире в Махачкале раздались телефонные звонки с угрозами похитить детей Гаджиева. В феврале 1991 года на Гадиса Гаджиева было совершено покушение, в результате которого он получил проникающее ранение в области легкого. К счастью, он выжил и ныне работает судьей Конституционного суда РФ. В материале уголовного дела по факту покушения есть показания, свидетельствующие о том, что перед покушением Амиров лично угрожал Гаджиеву жестоко с ним расправиться.
Не церемонится Амиров и с членами своей команды, если кто-то из них проявляет непослушание. Так, руководитель земельного комитета города М.Муртазалиев был заживо сожжён в своей машине, после того как стал активно противиться планам Амирова по передаче земель федеральной и республиканской собственности в частные руки. Другой заместитель мэра А.Алиев, пытался воспрепятствовать уничтожению исторического облика Махачкалы, говорят он с горечью и упрёком говорил своему шефу: «Нас же потомки будут проклинать, если мы разрушим память». Этого хватило, чтобы, однажды ночью, киллеры расстреляли его вместе с женой в собственном доме.
Одного из знаменитых братьев Хачилаевых, наводивших ужас на бизнесменов в 90-е гг., криминального авторитета, ставшего Депутатом Государственной Думы от партии власти, Надиршаха Хачилаева взорвали в автомобиле вместе с пассажирами после того как он наотрез отказался передать в собственность Амирова, принадлежащий ему земельный участок, в престижной черте города.
В августе 1996 г сработало взрывное устройство, эквивалентное 3 кг тротила на ступенях подъезда здания министерства финансов республики. Министр финансов Гамид Гамидов и ещё несколько человек сопровождения погибли на месте. Не у кого, в том числе и родственников убитого, не было сомнений кто автор этого злодеяния, поскольку Гамидов находился в то время в состоянии острой конфронтации с Кровавым Рузвельтом. Однако Саиду Амирову удалось разрулить ситуацию, чреватую кровной местью от гамидовского клана и откупиться, обеспечив брату убиённого Гамида освободившееся кресло министра финансов и переименовав проспект Кирова в имени Гамида Гамидова.
. Одним из немногих, кто уцелел после организованного на него покушения, был небезызвестный Гаджи Махачев, депутат Госдумы от «Единой России» и нефтяной магнат Дагестана. Для его ликвидации к аэропорту Шереметьево киллеры подогнали автомашину, начинённую взрывчатой, что могло неминуемо привело бы к многочисленным жертвам среди посетителей аэропорта, если бы не бдительность охранных служб Шереметьево, вовремя, заметивших подозрительный автомобиль. В результате, были с поличным пойманы исполнители криминального заказа, которые однозначно указали на организатора — Магомед-Заур Гаджиева, руководителя налоговой службы республики, до этого, возглавлявшего службу безопасности мэра Махачкалы. Все нити вели к Амирову, но федеральные структуры, сочли за благо эти нити обрубить и замять дело.
5 июня 2009 г произошло громкое убийство Адильгирея Магомедтагирова – министра МВД республики. Пуля снайпера настигла его, когда он выходил из банкетного зала, где праздновалась свадьба, на которую был приглашён министр. Адильгирей Магомедтагиров, был один из немногих в республике, кто не боялся демонического мэра. С трибуны Госсовета республики от открыто и жёстко критиковал Амирова и разоблачал его сына, который обвинялся в убийстве нескольких девушек и других злодеяниях, получивших документальное подтверждение.
Кроме того, глава МВД метил, на освобождающийся пост главы Дагестана, что было для Саида Джапарыча смертельно опасно. Устранив серьёзного противника, можно было и отдать должное поверженному врагу, и как в случае с Гамидовым, одна из улиц в Махачкале носит имя героя России А.Магомедтагирова. В неофициальных беседах местные силовики указывают, что у них ни малейших сомнений, что именно Амиров заказал убийство министра, осуществлённое людьми Ибрагима Гаджидаева – лидера ваххабитской вооруженной группировки из знаменитого Гимры.
Все кто вставал на пути безграничной власти и безудержного воровства амировского клана, были обречены на уничтожение. В марте 2011 г в Махачкале было совершено очередное заказное убийство – был убит зам.начальника налоговой полиции, полковник ФСБ З.Шейхов, пытавшийся воспрепятствовать миллиардным хищениям из федерального бюджета, в которых участвовала амировская камарилья. Он хотел инициировать проверку Счётной Палатой РФ всех фирм и структур связанных с Амировым.
Последнее, на сегодняшний день, заказное убийство, в котором просматривается амировский след, это убийство Хаджимурата Камалова, блестящего интеллектуала и успешного бизнесмена, который на страницах принадлежащей ему газеты «Черновик» не раз подвергал жёсткой критике городское руководство и лично Саида Джапарыча, что в конечном итоге, стоило ему жизни.
САИД Бессмертный и Бессменный
Не мудрено, что и жаждущих крови самого Саида Джапаровича хватало желающих — по количеству покушений на жизнь он лидирует в России. Да что там России — более 15 покушений, такой охоты не было ни на одного мэра ни одного города мира! В пору, занести, это брутальное достижение в Книгу рекордов Гиннеса. Самое кровавое и разрушительное по своим последствиям покушение на одиозного мэра произошло 4 сентября 1998 года в Махачкале, на улице Пархоменко, когда взлетел на воздух, начиннёный под завязку тротилом, «уазик» возле дома Амирова, превратив часть улицы в руины. Взрыв, был настолько мощным, что ударной волной смело 28 домов. Террористический акт унес жизни 19 человек, около сотни получили ранения разной степени тяжести. Сам глава администрации Махачкалы не пострадал, так как подрывники неправильно рассчитали направление ударной волны, и она ушла в сторону от амировского дома.
После этого покушения, Амиров перебрался в своеобразный бункер – дворец, построенный в расщелине крепкой скалы. За этой неприступной крепостью Саид Джапарович, чувствует себя в безопасности и ещё больше уверовал в свою безнаказанность. В его кабинете бронированные стекла, вход в городскую администрацию охраняют усиленный взвод полиции, у его кабинета всегда дежурит личная стража.
Для охраны мэра выделен целый батальон милиции, который подчиняется лично ему. После рабочего дня мэр Амиров едет домой, в сопровождении внушительного эскорта охраны – всегда одним маршрутом – по улице М.Гаджиева, которая перекрывается для транспорта. Предварительно территорию, прилегающую к дороге, тщательным образом, обыскивают, на предмет обнаружения взрывных устройств и засевших снайперов. В Махачкале все знают, что его служебный автомобиль оснащен суперброней, которая способна выдержать выстрел гранатомета. Самый охраняемый мэр – это ещё один рекорд Кровавого Рузвельта.
Саид Джапарович любит, когда его «выдающиеся» заслуги перед городом, республикой и страной, по достоинству оцениваются обществом и государством. И он таки, регулярно, получает признание его величайших достижений, как со стороны всевозможных общественных организаций, так и на официальном государственном уровне. С.Д.Амиров удостоин государственных наград: Ордена Дружбы ( 1999г), Ордена «За заслуги перед Отечеством» 4 –ой степени (2003г), Русская Православная церковь наградила его Орден Святого благоверного князя Даниила 2 степени в 2005 г и буквально, через год Орденом Преподобного Серафима Саровского II степени (2006г.), не осталось в долгу и мусульманское духовенство, которое в 2006 г вручило ему Орден почёта «Аль-Фахр» 1 степени.
По достоинству оценен Амиров и в силовых структурах – имеет медаль ФСБ «За взаимодействие с ФСБ России» и медаль Госнаркоконтроля «Наркомат», совсем недавно в городской администрации состоялась церемония награждёния уважаемого мэра Международным орденом «Полумесяц и звезда» высшей степени, некоего Комитета международной безопасности по борьбе с коррупцией, наркоманией и экологическими преступлениями.
Но все эти регалии меркнут перед признанием Амирова лучшим мэром России по итогам конкурса газеты «Литературная Россия» 2000 г. Диплом с довольно, милой формулировкой: «за верность России, страстную любовь к поэтическому слову и за огромный вклад всех творческих сил многонационального Дагестана» был вручен мэру писательской делегацией из Москвы.
Разумеется, литераторам из Союза Писателей России, ставшими инициаторами вручения Амирову этого диплома, лучше знать о лирических сторонах личности нашего мэра, ведь они частые гости в амировском кабинете, в котором всегда горячо принимают и щедро одаряют московских гостей, но характерно, что среди заслуг лучшего мэра, не упоминается конкретная работа по благоустройству города.
Не отстают в восхвалении Саида Джапаровича и дагестанская творческая интеллигенция, один из таких прирождённых литературных блюдолизов договорился до того, что пора, мол, переименовать Махачкалу в Саидкалу. Беспримерно холуйское выражение одной телеведущей: «Всё благодаря Саиду Джапаровичу!», которым она неизменно заканчивала свои бравурные выпуски о работе городской администрации, в Дагестане стала элементом излюбленного стёба над тем, что творится в городе под руководством «лучшего мэра России» в лучшем городе России (диплом правительства РФ «Самый благоустроенный город России).
Сейчас, когда снят с должности президента республики Магомедсалам Магомедов – ставленник левашинского клана, а на его место Кремль делегировал Рамазана Абдулатипова, не связанного с коррумпированными структурами республики, у дагестанцев появилась надежда, на очищение власти от таких личностей как незабвенный Саид Джапарович. Правда, надежда, эта весьма слабенькая, учитывая, что никому ещё не удавалось смести Амирова, одного из самых влиятельных и состоятельных политиков Северного Кавказа, чья реальная власть распространяется далеко за пределами Махачкалы.
Рассказывают, что недавно к Амирову приходили представители «Единой России» из Москвы и указывали на необходимость его ухода с поста, без борьбы и крови, обещая взамен сделать вице-премьером президента его сына. На это Амиров, спокойно ответил, что готов уйти с мэрского поста на своих условиях – он сам становится вице-премьером, а его сын мэром и если это Кремль не устраивает, то это его проблемы.
Также он недвусмысленно намекнул визитёрам, что ежели на него будут сильно давить, то он может сделать так, что те, кто поставил Абдулатипова президентом, сами его же уберут. Эти угрозы вполне реальные, учитывая степень влияния С.Д.Амирова на клановые группировки республики и не афишируемую, но известную связь мэра с «лесными» салафитами. Кровавый Рузвельт не сдатся без боя…

</lj-like>

В родовом селе Саида Амирова местные жители собирались идти на Махачкалу освобождать земляка. Земляк через адвокатов передал: «Пока не надо».

Горный «государственник»

На узких улицах родового села Саида Амирова тревожная пустота, бедная скромность домов, паршивый, как и везде, асфальт. Нет тут материальных признаков того, что Джангамахи — малая родина одного из самых влиятельных людей Кавказа. В одном дворе нам удалось застать сразу сотню сельчан. Здесь справляли свадьбу, но похожа она была на поминки. За огромным столом буквой П сидели угрюмые трезвые мужики. Вокруг бегали беспечные дети, женщины «праздновали» где-то в доме.

Еще на прошлой неделе односельчане заказывали банкетный зал в Махачкале, но потом пришли дурные вести — Саида Джапаровича арестовали… В селе Джангамахи эту демонстрацию государственной власти восприняли как агрессию, и поздним вечером здесь стали собираться люди с машинами — примерно две тысячи человек. Хотели ехать в Махачкалу освобождать земляка. Но приближенные Амирова отдали внятный приказ — «никуда не ходить, разойтись». Люди разошлись-разъехались, но горький осадочек остался у каждого.

Нас приглашают за стол. Рыжеватый мужик, сидящий напротив, совсем не похож на даргинца — кажется, что его вырубили из карельской сосны.

— Понятно, любой человек не без греха, — сжимает он корявый крестьянский кулак. — Но зачем его было так унижать? Здесь за Джапарыча знаешь сколько народу готово выступить? Причем не только даргинцы. У нас много национальностей, но он никого не выделял — у него замы были и аварцы, и русские. Мудро управлял. Он государственник был!

На выходе из двора натыкаемся на традиционный кавказский «концерт», который всегда успешно трогал слабую психику западных журналистов и правозащитников. Два десятка женщин возбужденно требуют на камеру освободить Саида Амирова, угрожают перекрыть все трассы.

Мужчины расступаются по сторонам, чтобы не попасть в объективы. С одной стороны, мы не видим в этом «концерте» фальши, не чувствуем ее. А с другой — это выступление слишком эмоционально для нас, жителей равнин. И потому вызывает сомнения. Кем был этот человек, полупарализованный инвалид, которого задерживали в ходе войсковой операции, разве что без участия Каспийской флотилии? Хотя и она, наверное, была в тот день наготове.

Шерстяные пожары

Дагестан в силу своей многонациональности всегда был регионом сложным. Многообразие этнических групп еще с советских времен ревностно относилось к распределению политических постов. Москва старалась выдерживать справедливые пропорции представителей общин во властных институтах, но после падения Союза хрупкое равновесие рухнуло в одночасье.

Власть в Дагестане захватили разнообразные группировки, возглавляемые бывшими подпольными миллионерами, не очень ладившими друг с другом. Власть здесь вообще понятие довольно широкое. Для того чтобы обладать серьезным административным ресурсом, необязательно возглавлять республику. В разное время самыми влиятельными людьми здесь были и вице-премьеры, и министры финансов, и председатели пенсионного фонда, и налоговики. Все они, конечно, тешили себя надеждой рано или поздно дойти до самого верха. Но продолжительность жизни таких амбициозных политиков, как правило, ограничивалась скорострельностью «калашникова».

Чуть больше года назад «цветущую, зеленую и прекрасную Махачкалу» сотрясали взрывы, в результате которых пострадали около 110 человек. 3 мая 2012 года на выездном посту полиции взорвался автомобиль со смертником, а когда на место происшествия прибыли спа

Восхождение Саида Амирова на властный олимп нельзя назвать стремительным. Даже его враги признают, что этот человек сделал себя сам. У него не было влиятельного отца, который бы передал полномочия по наследству. Или покровителя из бывших партийных функционеров. Зато был первоначальный капитал, сколоченный еще в советское время. Он начинал простым заготовителем шерсти в этом самом селе Джангамахи.

Цепкая хватка и прагматичный склад характера быстро позволили ему стать заведующим складом. Однако расти дальше ему не позволял скромный местечковый социальный лифт. И Амиров на время уезжает в Калмыкию, где применяет свой опыт заготовщика. Правда, при этом приобретает славу не самого удачливого руководителя — склады в его ведении то грабили, то поджигали. Исчезала, как правило, не только касса, но и вся документация. В последнем пожаре пропали 500 тысяч рублей, тех самых, советских.

Чтобы не искушать судьбу и ОБХСС, в конце 80-х Амиров возвращается в Дагестан. Богатым человеком. И занимает хлебный пост главы Дагпотребкооперации. К развалу СССР он сколотил на этой должности уже достаточный капитал для того, чтобы комфортно пересесть в кресло заместителя председателя правительства Дагестана. Мэром Махачкалы Амиров стал в 1998 году, уже приобретя славу жесткого, бескомпромиссного и беспощадного «решалы». И потерял способность двигаться в результате одного из многочисленных покушений. Сегодня сторонники Амирова, защищая его, справедливо спрашивают: «Почему не расследовано ни одно нападение на Саида Джапаровича?»

Противники «Кровавого Рузвельта» отвечают: «Потому что он предпочитал сам расправляться со своими врагами». Весь политический путь Амирова действительно обильно полит кровью. Но говорить об этом в открытую в Дагестане боятся панически. Даже после ареста Амирова все уверены: до своих недругов он дотянется и из «Лефортово».

Менеджмент на крови

С бывшим сотрудником одной из силовых структур республики мы встретились в кафе на набережной. В середине 90-х он работал в органах по борьбе с оргпреступностью, и 50 минут под убаюкивающий шум волн мы слушали зловещий монолог. В какой-то момент он напомнил сцену из фильма «Корона Российской империи, или Снова неуловимые». Помните, как экскурсовод в музее оттягивал кульминационный момент демонстрации главного экспоната, нудно пересказывая Новый Завет: «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова. Иаков родил Иуду». Только в нашем случае вместо рождений — трупы, трупы, трупы…

Был такой министр торговли Гаджиев — один из самых богатых людей тогда, в конце 80-х. Случился конфликт интересов и амбиций, пошли взаимные покушения. Травму позвоночника Амиров получил в 93-м году как раз в этой войне, в ходе которой Гаджиев не выжил. Потом был такой Тотурбиев, глава Дагпотребкооперации. Тоже очень богатый человек. Его нашли в Москве в гостинице с отрезанным членом во рту. Потом министр финансов Гамид Гамидов. Взорвали. Затем — война с Шарапутдином Мусаевым, главой пенсионного фонда. Шарапутдин тоже даргинец, бывший боксер, создал свою ОПГ из спортсменов. Он решил сыграть на опережение, подорвать дом Амирова. Страшный был теракт, подняли на воздух 13 домов, 19 погибших. На Мусаева завели уголовное дело, и он убежал в Москву, сидел тихо, не высовывался. Там его и убили с любовницей.

Рубоповец монотонно рассказывает историю Дагестана последних 20 лет в убийствах, взрывах и расстрелах. При этом оперирует не криминальными кличками, а государственными должностями почивших. Постепенно с политического поля исчезли практически все мало-мальски значимые фигуры. «Болтуны», как их называют в Дагестане, чиновники и политики, не имеющие своей силовой поддержки.

А сферы их влияния перешли под контроль мэра Махачкалы, выстроившего жесткую систему подчинения. Многие дагестанцы называют ее «порядком». В это понятие, как и в характеристику «государственник» в насквозь криминализированном Дагестане вкладывается особый смысл. Похожий на тюремные «понятия». Когда, к примеру, в своей машине сгорает главный архитектор столицы, приторговывавший строительными разрешениями без ведома шефа, это называется «борьба с коррупцией». Но с местным колоритом.

Собиратель потоков

Странно, но все дела или деяния империи Саида Джапаровича не были каким-то секретом ни для москвичей, ни для местных. Редактор оппозиционной газеты «Черновик» Магди Камалов с плохо скрываемой горечью заявил нам:

— Еще 8 лет назад была написана справка федеральных служб на 15 листах, где сообщалось, что есть коррупционная составляющая в действиях администрации города Махачкалы — по стройкам, по использованию бюджетных средств и залоговых обязательств республики по кредитам… Мы про это писали и надеялись — вот-вот закон восторжествует. Потом был доклад зама генпрокурора Николая Шепеля. И опять ничего. Приезжали какие-то следователи и комиссии… В системе, которую он создал, каждый подсматривает друг за другом, и все было завязано на него одного.

«Порядок», который создал потом и кровью Саид Джапарович, оказался удивительно живучим и устойчивым, как устойчивы все сложные саморегулирующиеся системы. Мэр не трогал обычных людей, они всегда были его опорой. Поэтому даже в задушевных разговорах мы так и не смогли услышать от собеседников обид или претензий к городской администрации. Не обижал мэр и бизнесменов. Хочешь строить? Легализуй проект в мэрии за пять процентов отката и возводи что хочешь.

— В Махачкале нет градостроительного плана, — говорит Магди Камалов. — Присоединенные к городу поселки тоже не имеют планов развития. Дороги к ним подводить невыгодно — слишком большие площади. Вся застройка — частная, участки раздавались или продавались администрацией. А вот построить спланированный микрорайон с инфраструктурой — этого не было.

Чтобы завязать все финансовые потоки на администрацию города, Амиров провел централизацию всех денежных сфер. В Махачкале, например, нет общественного транспорта вообще — ни троллейбусов, ни трамваев, ни автобусов. Зато улицы запружены тысячами маршруток. Когда-то это был бизнес различных «авторитетных» групп. Однако Амиров в добровольно-принудительном порядке объединил все парки в МУП «Махачкалатранс». С каждой машины на нужды города в качестве «лицензии» в год выплачивается по 30 тысяч рублей. А вот что с налогами, не ясно. Водители пытались заикнуться о трудовых книжках — на пенсию-то надо как-то зарабатывать. Но мэрия их «не услышала».

В такой же холдинг были объединены все поставщики коммунальных услуг — подача электроэнергии, воды, канализация, вывоз мусора. Структуру назвали «Энергосбыт № 1», она стала оптовым покупателем ресурсов и услуг, который продает их в розницу горожанам. Возглавил ее племянник жены Амирова. За плечами у чиновника оказалось три ходки, поэтому Ислам Гусейханов смотрел на жизнь уверенно — тюрьмой такого человека не напугаешь.

Он показал нам единые платежки и пожаловался на плохую собираемость, в связи с чем возникла дикая задолженность в 1 миллиард 200 тысяч рублей — пятая часть бюджета Махачкалы. А пару лет назад премьер-министр Владимир Путин лично спрашивал Амирова: мол, «где деньги, Зин?» Тогда Махачкалу в очередной раз отключили от электричества. Но с тех пор ничего не изменилось. «Не хотят платить люди, культуры нет», — заверял нас Гусейханов. Но злые языки утверждают: такое постоянно происходит с деньгами по пути к поставщикам услуг. А долги вешаются на «мертвые души» — фиктивных потребителей.

— Так же было создано МУП «Махачкалаконтроль», которое ведало торговлей спиртным, — рассказывает Магди Камалов. — То есть к государственной акцизной марке на каждую бутылку прилеплялась марка «Махачкалаконтроль». Деньги от этих марок шли в фонд города. Саид Джапарович был глыбой коррупции. Система, построенная на вертикальном подчинении мэру. Основана на страхе и принципе «рука руку моет». Все же завязаны на деньгах. А страх базировался на всевозможных слухах. Например, что он связан с боевиками. С тем же Ибрагимом Гаджидадаевым, который убил главу МВД Дагестана. Что у него есть свои «лесные». Это слухи, но когда они в нужном русле распространяются, люди боятся. Были и факты. Например, «Нива», принадлежавшая охране Амирова, ехала по улице Орджоникидзе, и в ней сработало взрывное устройство. Куда они его везли, для чего?

Мифы и рифы

Как и подобает фигуре «авторитетной», личность Саида Амирова действительно окутывают многие тайны и легенды. В Махачкале, к примеру, на полном серьезе рассказывают, что за мэром постоянно ходит некий хитрый еврей, который учит его, как лавировать между криминалом и государством. Маленький такой, старенький. Но никто его не видел. А в жертвы «Кровавого Рузвельта» записывают всех скопом вплоть до Гамсахурдиа. Тот, дескать, бежал из Грузии в Дагестан на вертолете с золотым запасом своей страны. Глупо было упускать такой куш. Грузинскую казну бывший президент оставил на «ответственное хранение» мэру Махачкалы, а сам тут же погиб во время покушения. И попробуй возразить — погиб-то Звиад в Западной Грузии: «Ты недо­оцениваешь могущества Саида Джапаровича».

Именно мифология вокруг Амирова не позволяет людям поверить, что он мог попасться на убийстве не очень высокопоставленного следователя. Поэтому версия о политическом заказе Саида Амирова здесь более популярна. Вариации ее рассказывают самые разнообразные. Вплоть до козней главы соседней республики Рамзана Кадырова. Дескать, Чечня давно спит и видит свои границы по Каспийскому морю. И в сентябре, в единый день голосования, в Народном собрании Дагестана продавят чеченского ставленника. При этом в Дагестане мало кто сомневается в том, что Саид Амиров в кутузке надолго не задержится. Но вот каким он вернется в республику? И вернется ли? Но главное, останется ли прежний амировский «порядок»?

А вот это важнейший вопрос к федеральной власти. «Деловой» Дагестан уже готовится к дележке наследства Саида Амирова. И можно не сомневаться, что тот, кто придет ему на смену, попробует восстановить империю в том же виде: показная вассальная покорность Москве и четко структурированное централизованное разворовывание федеральной помощи. Интернационализм, сознательный отказ от выделения конкретной этнической группы.

Подчеркнуто показная «забота о народе», который даже не подозревает, как цинично его обирают и грабят. Жесткий менеджмент внутри империи, о чем красноречиво говорит беспрекословное выполнение распоряжений, которые Амиров сейчас отдает через своих адвокатов. Пока арест Саида Амирова напоминает палку, которую воткнули в муравейник. Хотя логика подсказывает, что вместе с арестом «императора» метрополия должна провести множество неприятных процедур — аудит банковской системы республики, тотальную проверку коммунальных служб, переаттестацию местного МВД, наконец. Без этого Дагестан скоро получит «Амирова № 2», который учтет ошибки предшественника. И тогда впору будет воскликнуть: за что боролись?..

*Одно из прозвищ Саида Амирова в Дагестане.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ У бункера хозяина Махачкалы Спецкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин выяснили, что соратники арестованного по подозрению в организации убийства мэра опровергают сами себя — Вы к кому? — останавливают нас у шлагбаума на дороге к дому-бункеру Саида Амирова бравые ребята в гражданской одежде. — А вы, собственно, кто? — интересуемся, в свою очередь, у незнакомцев. — Мы здесь просто охраняем, — туманно объясняют нам и добавляют, — добровольно. На четвертые сутки после ареста Саида Амирова полицейские посты с некогда самого охраняемого квартала в Махачкале сняли. Вместо людей в форме здесь теперь дежурят не то дружинники, не то ополченцы. Из числа соратников экс-мэра, естественно. Они на глаз определяют, кого можно пропустить по улице, а кого развернуть в объезд () Перед арестом мэра Махачкалы силовики дезинформировали его 4-тысячное «войско» — Давай пацаны! Первое отделение! Влево уходим! — группа вооруженных пулеметами и автоматами спецназовцев в масках и черной форме через железную дверь в кирпичном заборе проникает на территорию резиденции Саида Амирова в Махачкале. Оружие в полной готовности к стрельбе, бойцы разбирают секторы обстрела, действуя, как при штурме дома с боевиками. Группы разбегаются по территории «фазенды», основной отряд проходит по небольшому тоннелю, пробитому в скальном склоне. Здесь — вход в дом Саида Амирова. Из дверей выходит его заместитель Баганд Магомедов. — Вы пригласите сюда понятых, — говорит он спецназовцам (далее). Пять главных вопросов об аресте мэра Махачкалы Брали градоначальника как в боевике: с бронетехникой, вертолетами. «Комсомолка» рассказывает, за что арестовали Кровавого Рузвельта и чем это грозит Дагестану. 1 В чем Амирова подозревает следствие и в чем обвиняют земляки? Амирова обвиняют в том, что в декабре 2011 года он организовал убийство сотрудника Следственного комитета Арсена Гаджибекова. Киллер расстрелял Гаджибекова на пороге дома. Подозревают Амирова и в связях с боевиками: на мэра как на заказчика указал один из главарей бандитского подполья республики. Всего по делу Амирова задержаны и этапированы в Москву больше десятка человек — членов так называемой банды прокуроров. В ее ряды зачисляют даже начальника УМВД Махачкалы. На счету банды, по версии следствия, десятки заказных убийств. В народе Амирова прозвали Кровавым Рузвельтом и обвиняют его в убийствах известных в республике людей, осмелившихся бросить вызов мэру. Чаще всего называют три имени. Это главврач и депутат Магомед Сулейманов (убит в 1992 г.), руководитель «Дагводоканалстроя» Татурби Татурбиев (1993) и Гамид Гамидов — министр финансов Дагестана (1996). В Махачкале поговаривают, что мэр обложил местных предпринимателей самой настоящей данью (часть которой, правда, тратил на нужды города). 2 Как строилась его политическая карьера? Выходец из даргинского села Джангамахи Саид Амиров пришел в большую политику в 1991 году, став в 37 лет вице-премьером дагестанского правительства. До этого был председателем правления Дагпотребсоюза. Мэром Махачкалы впервые стал в феврале 1998 года, набрав 76% голосов. Звездный час Амирова пробил осенью 1999 года, когда в Дагестан из Чечни вторглись банды Басаева и Хаттаба. Сразу после вторжения Амиров отправил в зону боевых действий на помощь федеральным силам отряд ополчения. В 2002, 2006 и 2010 годах переизбирался мэром Махачкалы (далее).

У бункера хозяина Махачкалы

Спецкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин выяснили, что соратники арестованного по подозрению в организации убийства мэра опровергают сами себя

— Вы к кому? — останавливают нас у шлагбаума на дороге к дому-бункеру Саида Амирова бравые ребята в гражданской одежде.

— А вы, собственно, кто? — интересуемся, в свою очередь, у незнакомцев.

— Мы здесь просто охраняем, — туманно объясняют нам и добавляют, — добровольно.

На четвертые сутки после ареста Саида Амирова полицейские посты с некогда самого охраняемого квартала в Махачкале сняли. Вместо людей в форме здесь теперь дежурят не то дружинники, не то ополченцы. Из числа соратников экс-мэра, естественно. Они на глаз определяют, кого можно пропустить по улице, а кого развернуть в объезд ()

Перед арестом мэра Махачкалы силовики дезинформировали его 4-тысячное «войско»

— Давай пацаны! Первое отделение! Влево уходим! — группа вооруженных пулеметами и автоматами спецназовцев в масках и черной форме через железную дверь в кирпичном заборе проникает на территорию резиденции Саида Амирова в Махачкале.

Оружие в полной готовности к стрельбе, бойцы разбирают секторы обстрела, действуя, как при штурме дома с боевиками.

Группы разбегаются по территории «фазенды», основной отряд проходит по небольшому тоннелю, пробитому в скальном склоне. Здесь — вход в дом Саида Амирова. Из дверей выходит его заместитель Баганд Магомедов.

— Вы пригласите сюда понятых, — говорит он спецназовцам ().

Пять главных вопросов об аресте мэра Махачкалы

Брали градоначальника как в боевике: с бронетехникой, вертолетами. «Комсомолка» рассказывает, за что арестовали Кровавого Рузвельта и чем это грозит Дагестану.

1 В чем Амирова подозревает следствие и в чем обвиняют земляки?

Амирова обвиняют в том, что в декабре 2011 года он организовал убийство сотрудника Следственного комитета Арсена Гаджибекова. Киллер расстрелял Гаджибекова на пороге дома. Подозревают Амирова и в связях с боевиками: на мэра как на заказчика указал один из главарей бандитского подполья республики. Всего по делу Амирова задержаны и этапированы в Москву больше десятка человек — членов так называемой банды прокуроров. В ее ряды зачисляют даже начальника УМВД Махачкалы. На счету банды, по версии следствия, десятки заказных убийств.

В народе Амирова прозвали Кровавым Рузвельтом и обвиняют его в убийствах известных в республике людей, осмелившихся бросить вызов мэру. Чаще всего называют три имени. Это главврач и депутат Магомед Сулейманов (убит в 1992 г.), руководитель «Дагводоканалстроя» Татурби Татурбиев (1993) и Гамид Гамидов — министр финансов Дагестана (1996).

В Махачкале поговаривают, что мэр обложил местных предпринимателей самой настоящей данью (часть которой, правда, тратил на нужды города).

2 Как строилась его политическая карьера?

Выходец из даргинского села Джангамахи Саид Амиров пришел в большую политику в 1991 году, став в 37 лет вице-премьером дагестанского правительства. До этого был председателем правления Дагпотребсоюза. Мэром Махачкалы впервые стал в феврале 1998 года, набрав 76% голосов. Звездный час Амирова пробил осенью 1999 года, когда в Дагестан из Чечни вторглись банды Басаева и Хаттаба. Сразу после вторжения Амиров отправил в зону боевых действий на помощь федеральным силам отряд ополчения. В 2002, 2006 и 2010 годах переизбирался мэром Махачкалы ().

После недельного заточения в одиночной камере и запрета на прогулки вице-мэр Каспийска и племянник бывшего главы Махачкалы Саида Амирова Юсуп Джапаров демонстративно пытался покончить с собой.

По словам адвоката, тюремщики даже после этого отказались госпитализировать его, не найдя для этого оснований.

Медицинская помощь арестанту была оказана непосредственно в СИЗО. По свидетельству адвоката Джапарова, на его подзащитного оказывается психологическое давление.

— Он находится один, — рассказал адвокат Джапарова Владимир Постанюк. — Из камеры убрали телевизор, там стоит радио, которое не работает. У Джапарова забрали костыли, в которых он нуждался. У него также забрали поддерживающий пояс: у него был поврежден позвоночник при задержании. Оперативный сотрудник также сказал, что моему подзащитному не рекомендуется обязательная часовая прогулка на свежем воздухе, которая положена всем содержащимся в СИЗО, мотивируя это тем, что это плохо скажется на здоровье.

Адвокат считает, что Джапаров предпринял попытку самоубийства, чтобы обратить внимание на творящийся беспредел.

Джапарова обвиняют в участии в приготовлении теракта, но защитник считает, что у следствия недостаточно доказательств его вины.

— В данном деле есть единственное вещественное доказательство — переносной зенитно-ракетный комплекс «Стрела» стоимостью в 150 тысяч долларов, — продолжает адвокат, — и вот на этом вещдоке строится так называемое дело «Стрела». Следствие по данному делу уже завершено, и уже после Нового года его передадут в суд.

Защита настаивает, что обвинение разваливается на глазах.

— Все дело построено на показаниях бывшего помощника прокурора города Кизляра Магомеда Абдулгалимова, что якобы он через Джапарова познакомился с Амировым и тот ему поручил приобрести «Стрелу» для совершения теракта. В хранении оружия обвинять Джапарова и Амирова нельзя, оружия у них не нашли, тот, кто его хранил, добровольно его сдал, и дело на этом прекращено. А тот, кто продал, уже мертв и спросить с него уже нет возможности.

Вице-мэр Каспийска — племянник мэра Махачкалы Саида Амирова Юсуп Джапаров был задержан 1 июня 2013 года во время спецоперации ФСБ в Дагестане в рамках уголовного дела об убийстве в 2011 году и.о. начальника следственного отдела по Советскому району Махачкалы Арсена Гаджибекова.

Во время задержания произошел инцидент: когда в кабинет чиновника ворвались бойцы спецназа, Джапаров выпрыгнул в окно и сломал ногу. Его вместе с его дядей — мэром Махачкалы Саидом Амировым — доставили в Москву, где врачи наложили ему на ногу гипс и отправили в следственный изолятор «Лефортово», там он находится до сих пор.

Следователи считают, что Джапаров был посредником в убийстве Арсена Гаджибекова. По версии СКР, он получил указания от Амирова «разобраться» со следователем, после чего передал эту просьбу помощнику прокурора Кизляра Магомеду Абдулгалимову (Колхозник), которого считают организатором вооруженной банды.

stavlive

В семье Мирзоевых было пять детей – братья Магомед и Джапар, сестры – Патимат, Хадижат, Халимат. Дед героя нашей статьи Амир, по чьему имени он и носит свою фамилию, родился в семье одного из них – Джапара.

Сын Джапара Мирзоева – Джапаров Амир Мирзоевич, родившийся в 1918 г., долгое время работал заведующим МТФ в колхозе Свердлова, бригадиром, инструктором райфинотдела в Левашинском районе, секретарем партийной организации в с. Какамахи. Выйдя на пенсию, продолжал работать в Левашинском райэнергонадзоре, потом переехал в Махачкалу и работал в ЖКХ объединения «Дагрыбпром». Скончался на 80-м году жизни и похоронен в г. Избербаш рядом с женой Патимат, некоторыми сыновьями и внуками.

У Амира и его жены Патимат было многочисленное потомство: Газимагомед, Саид (будущий мэр Махачкалы), Магомедсалам, Магомедкарим (Карим), Шамиль, Гаджи, Аминат и Раисат.

Амиров Саид Джапарович родился в 1954 г., официально – в селе Джангамахи, но в реальности – на своем хуторе Элакатмахи Левашинского района. С 1971 по 1991 годы работал в системе потребкооперации, где прошел все ступени – от рабочего до председателя Дагпотребсоюза. С 1991 по 1998 гг. работал заместителем Председателя Правительства РД. С 1998 г. по настоящее время – мэр г. Махачкала. В 1983 г. закончил Всесоюзный институт пищевой промышленности и получил квалификацию экономиста. В 1992 г. в Санкт-Петербургском инженерно-экономическом институте защитил диссертацию на соискание кандидата экономических наук. Семья – жена Султанум, дети – Магомед, Далгат, Джаврият и Асият.

СЫНОВЬЯ

Амиров Магомед Саидович родился 15.03.1977 года в с. Леваши Левашинского района ДАССР. В 1997 году окончил Дагестанский государственный университет по специальности «Юриспруденция», а в 1999 году — Европейскую школу управления (Англия) по специальности «Экономика». Благо состояние семьи позволяло отправить своего сына на учебу за границу. И это в то время, когда республика еле-еле сводила концы с концами. А у большей части населения не хватало средств даже на предметы первой необходимости.

В 1999 году сын Амирова был назначен заместителем начальника Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Республике Дагестан. Это означало, что на судебной системе Дагестана можно поставить жирный крест. Находясь на своем, пусть и не очень высоком посте, Магомед мог полностью контролировать работу суда и следить за тем, что бы интересы его отца четко соблюдались. На данный момент он является председателем комитета по законодательству, законности и государственному строительству НС РД — в связи с последними обвинениями эта должность звучит как издевательство над здравым смыслом и над всем народом Дагестана.

Амиров Далгат Саидович родился 29 января 1979 года. Обучение начал в 1985 году в средней школе N33 г. Махачкалы; в 1995 году поступил в ДГУ на факультет «Управление экономикой», окончил в 2000 году; в 2003 году на базе высшего образования окончил юрфак ДГУ. Ничего удивительного, но в тот год, как его отец стал мэром Махачкалы он начал свою трудовую деятельность. В 1998 году он занял должность заместителя генерального директора ЗАО «ЛВЗ»; Там он пробыл не долго и уже в 2000 г. перешел на работу заместителя генерального директора Махачкалинского комбината шампанских вин; Умело направляя финансовые потоки на укрепление своей семьи.

А затем его знания и опыт понадобились в более серьезной организации, с большими полномочиями. Так в 2001 г. Он перешел на работу в Махачкалинское подразделение ССП Главного управления Минюста РФ на должность старшего судебного пристава, где проработал до 2004 г. с 2004 г. по 2005 г. занимал должность ИО заместителя руководителя территориального органа ФССП России по РД — заместителя главного судебного пристава РД; с 2005 г. занимал должность заместителя руководителя территориального органа ФССП России по РД. С августа 2010 г. – руководитель ФССП РФ по РД. Таким образом еще один сын Амирова был поставлен на должность с которой можно полностью контролировать целую структуру.

БРАТЬЯ

Но желания клана на этом не заканчивались. Амиров, понимая, что не плохие ресурсы имеются в рыбной отрасли приложил не мало усилий, что бы и в эту сферу поставить своего человека.

Таким человеком стал Амиров Газимагомед Джапарович родился в 1951 г. После школы работал пастухом в совхозе «Ачикулакский» Ставропольского края. После армии работал водителем в совхозе, товароведом в системе потребкооперации. В 1984 г. окончил популярный и элитный на то время среди левашинцев Балашовский пушно-меховой техникум. После получения образования стал заготовителем в Ставропольской потребкооперации. По возвращении в Дагестан – начальник межрайонной рыбной инспекции г. Избербаш, избирался депутатом НС РД.

Другой брат Амиров Магомедсалам Джапарович все в том же 1998 году, с приходом к власти Амирова, стал работать народным судьей Кировского района Махачкалы. До этого он трудился стоматологом в с. Леваши. В 1986 г. окончил юридический факультет ДГУ. Позже работал судьей в Левашинском районе откуда и перебрался по ближе к брату.

ИНОГДА СЕМЕЙНЫЕ УЗЫ ДАЮТ ТРЕЩИНУ.

Третий брат Амирова Джапаров Карим (Магомедкарим) Джапарович – отец недавно арестованного племянника мэра Махачкалы – Джапарова Юсупа Магомедкаримовича – заместителя мэра Каспийска, 10 апреля 1993 г. около полуночи был убит в сауне оздоровительного комплекса «Арадеш» по улице О. Кошевого в пятом поселке Махачкалы.

Джапаров– по слухам, был убит самим Саидом Амировым (Джапаровым) в ходе возникшего между ними конфликта. Гаджи Джапаров работая в заготконторе был заведующим склада с шерстью, которую собственный брат Саид Амиров продал налево, а потом поджег. Когда Гаджи Амиров начал возмущаться и грозить сдачей Саида Амирова, последний решил спрятать концы в воду и убил собственного брата. На этой почве собственный отец Саида – Джапар Амиров, по слухам, проклял сына и до самой смерти старался не подпускать его к себе и самому не попадаться на глаза.

Джапаров Шамиль Джапарович – по тем же слухам убит Саидом Амировым и родственниками за то, что подсев на наркотики, начал воровать из дома вещи продавать их налево. Неоднократные «посадки» в подвалы и лечения не помогали. Перзият Багандова – сестра жены Саида Амирова – найдя его на улице в таком виде попыталась «наехать» на него, однако Шамиль Джапаров прилюдно ее избил и обвинил в том, что она сделала себе карьеру, «гуляя» с первыми секретарями горкомов Махачкалы – русскими по национальности и этим же способом «подняла» Саида. Это стало последней каплей со стороны родни Амировых – Джапаровых. Скоро в Избербаше на фамильном кладбище джангамахинского клана появилась еще одна могила, а отец Саида – Джапар Амиров слег и скоро присоединился к двум сыновьям.

Родная сестра Султанум – жены Саида Амирова – Багандова Перзият Курбановна родилась 1 августа 1939 г. в селе Джангамахи. В 1953 г. окончила школу, в 1957 г. Буйнакское женское педучилище, а в 1955 г. – политехнический техникум. В 1967 г. окончила Ростовскую высшую партийную школу при ЦК КПСС. С 1967 по 1990 гг. – заместитель заворготдела горкома партии Махачкалы, вторым секретарем Ленинского райкома партии, вторым секретарем Махачкалинского горкома партии.

В течение 6,5 лет была министром социальной защиты населения РД, два срока – депутатом Народного собрания РД. В свое время Багандову называли третьим после Магомедали Магомедова человеком в республике. Ее влиятельность весома сама по себе, без оглядки на родственные связи. Хотя и они впечатляющие: Перзият Багандова, родная сестра жены мэра города, объединила влиятельные кланы, выдав дочь за Зайдина Джамбулатова, депутата НС РД, двоюродного брата вице-премьера Мурата Шихсаидова, племянника Хизри Шихсаидова.

Багандова также владелица прибыльного бизнеса на территории Махачкалы, который отобрала у рядовых бизнесменов пользуясь своим положением.

ФАМИЛИИ, ВКЛЮЧЕННЫЕ В ДЖАНГАМАХИНСКИЙ КЛАН

Гасановы:

Гасанов Мусалав Муртазалиевич родился в 1937 г. в с. Джангамахи. Окончил Московский всесоюзный институт пищевой промышленности. Начал трудовую деятельность заготовителем в райкоопа в Калмыкии. Работал потом директором Избербашского хлебопекарного предприятия, директором Ногайской заготбазы, директором Каспийского райпо, начальником Дагснаба. С 1994 г. – директор ОО «Сад» в г. Махачкала. Здесь производится вся используемая в Махачкале тротуарная плитка, черепица и другая продукция строительных материалов. Администрация Махачкалы использует только его тротуарную плитку, черепицу и т.д. покупая ее 2-3 раза дороже, несмотря на ее плохое качество.

Гасанов Магомед Муртазалиевич родился в 1951 г. в с. Джангамахи. Окончил в 1982 г. Московский пищевой институт. Работал преподавателем Высшей московской школы МВД СССР, завсектором Министерства заготовок СССР, гендиректором Северокавказской региональной корпорации при Минсельхозе России.

Братья Гасановы – племянники (сыновья его сестры) Саида Амирова

Гасанов Магомедкади Набиевич родился 21.11.1962 г. с. Леваши. Работал в потребительской кооперации, являлся председателем «Рабочего кооператива». В 1985 году получил диплом Дагестанского государственного университета им. В.И. Ленина. В 1991 году возглавил свое совместное предприятие «Адам-Интернешнл» (переработка шерсти). В 1999 году победил на выборах депутатов НС РД. Участвовал в выборах по Буйнакскому одномандатному избирательному округу № 80. В конце 1999 года стал депутатом Госдумы РФ третьего созыва.

Баллотировался по общефедеральному списку блока «Отечество — Вся Россия», был №1 в списке по Республике Дагестан. В декабре 2003 года вновь был избран в Государственную Думу РФ четвертого созыва. В декабре 2007 года стал депутатом Госдумы РФ пятого созыва. В 2011 г. продлил свой мандат депутата Госдумы.

Гасанов Джамаладин Набиевич родился 5 августа 1964 в с. Леваши в Дагестане. Окончил Саратовский пушно-меховой техникум, Ставропольскую государственную сельхозакадемию (1998), Белгородский университет потребительской кооперации (2002). Работал зоотехником, товароведом, начальником участка на Невинномысском шерстяном комбинате. В 1994-1999 работал в администрации Ставропольского края, был помощником премьера края Станислава Ильясова.

Затем — советник, заместитель полпреда президента в крае. С 2000 — главный федеральный инспектор по Кабардино-Балкарии и Ставропольскому краю. В 2002 назначен гендиректором ЗАО «Инстав». С 2004 — начальник инспекции Счетной палаты РФ по контролю за налоговыми доходами и источниками внутреннего финансирования. С 2002 по 2007 был членом ЕР. В марте 2007 избрался по спискам единороссов депутатом краевой думы. В декабре 2007 избран депутатом ГД от ЛДПР. В 2011 сообщалось, что депутат пойдет на выборы от партии «Правое дело», затем он был включен в список СР. Кандидат политических наук (тема диссертации — «Становление национальной системы противодействия международному терроризму»). Летом 2011 года возглавлял Ставропольское региональное отделение политической партии Правое Дело. 4 декабря 2011 года был избран депутатом Государственной Думы ФС РФ 6 созыва от политической партии Справедливая Россия (Ростовская региональная группа).

25 октября 2002 г. в «Московском комсомольце» появилась статья Александра Хинштейна о Гасанове. В ней цитировалась справка депутатской группы по борьбе с коррупцией Госдумы Ставропольского края на Гасанова: «В настоящее время Гасанов Д.Н. занимается исключительно личным обогащением. Наглядным примером преступного захвата значимых объектов в экономике Ставропольского края является его фактическое владение следующими предприятиями: СПК «Дружба», «Горьковский», «Нива», «Расшеватский», «Равена» Новоалександровского района, СПК колхоза «Баклановский», «Передовой» Изобильненского района, фирмы «Пилот», гостиничного комплекса «Дружба», кинотеатра «Экран», Дома книги в г. Ставрополе. Одновременно он является учредителем Невинномысского шерстяного комбината и акционером целого ряда коммерческих фирм через подставных лиц, по большей части своих родственников». (МК, 25 октября 2002)

Гасанов Шамиль Набиевич – заместитель Управления Федеральной налоговой службы по Республике Дагестан.

Одна из ветвей клана Амировых – братья Тирмитовы, владеющие громадными активами в сфере сельского хозяйства и промышленности восточной части Ставрополья. За последние годы ими скуплено несколько совхозов с землями на Ставрополье, большая часть которых фактически принадлежит Саиду Амирову.

Тирмитов Магомед Ризванович родился в 1961 г. в селе Джангамахи. В 1987 г. окончил Балашовский пушно-меховой техникум, а в 1996 г. ДГУ (факультет экономики). Трудовую деятельность началом чабаном в Ставропольском крае, потом работал водителем, заготовителем, завскладом коопзаготпромторга Тарумовского района. В 1992 г. начальник цеха, заместитель гендиректора ОАО «Адам Интернешнл». В 1997 – 1998 гг. замгендиректора ОАО «Совер» и ОАО «Солод-Садко» в г. Невиномысск Ставропольского края. В 2002-2004 гг. работал коммерческим директором ООО «Восток» в г. Ставрополь. С 2005 г. директор УПТОК филиала ООО «Кавказтрансгаз» в Ставрополе. Гендиректор ООО «Величаевское». Кандидат в депутаты ГД Ставропольского края от «ЛДПР» (2007 г.).

Тирмитов Рамазан Ризванович – начальник ИФНС России по Ленинскому району г. Махачкалы.

Тирмитов Тирмит Ризванович – гендиректор ООО «Нефтепромпереработка» в г. Будённовск Ставропольского края.

Тирмитов Магарам Ризванович – директор строительной компании «МК-строй», владеет активами в Астраханской области и на Ставрополье.

Деятельность братьев Тирмитовых прибирающих вместе с Гасановыми все сельское хозяйство восточной части Ставропольского края неоднократно находила освещение в СМИ.

Ниже дано открытое письмо одного из представителей дагестанской диаспоры в Ставрополье, поскольку даже они стали жертвами их «деловой активности».

«Уважаемый Андрей Николаевич, хочу обратиться к Вам и вашу передачу. Мой отец ветеран труда, проработал в Ставропольском крае всю свою жизнь, более тридцати лет животноводом в СПК «Величаевский» Левокумского района Ставропольского края. В 2006 году совхоз Величаевский распался, но чабаны не ушли с животноводческих точек, потому что каждый, кто приходил к власти обещал, что совхоз восстановится. Но за время с 2006 по 2011 год к власти совхоза приходили разные люди. В прошлом году в совхоз пришли никому не известные братья Термитовы: Магомед Ризванович и Термит Ризванович. Знать в нашем районе, что это они купили совхоз, никто не знал. Они начали продавать животноводческие точки не по остаточной цене, а по рыночной. Так как мой отец и многие другие чабаны проработали в этом совхозе всю жизнь, они надеялись на то, что именно им будут предложены первые торги. Но удивлению не было предела, то что чабаны восстанавливали своими руками им же предлагали за большие суммы. Мой отец отказался покупать, и его выгнали, выкинули как не нужную вещь. Я к Вам, обращаюсь за помощью, потому что нас, детей, стариков, хозяйства вышвыривали среди зимы на улицу. Я писала всюду призывы о помощи, в прокуратуру, в милицию, в край до губернатора но увы нам ни кто не помог. Мои родители были выписаны и выселены на не законном основании, я прощу Вас, помочь разобраться, кто виноват и кто прав, разобраться на каком основании мои родители которые отдали всю свою молодость остались в старости без жилья и были выселены таким жестоким способом. Материалы и доказательство, что братья Термитовы не правы, у нас имеются. Прощу Вас рассмотреть наше письмо и помочь нам. Алиева Гульнара Алиевна. 20 января 2013 г»

Таким образом становится ясно почему для ареста Саида Амирова была разработана секретная схема оперативниками из Москвы. Дело в том, что клановая система, которой Саидов умело пользовался, не позволила бы произвести ареста будь о нем известно, хоть одному человеку при власти в Махачкале.

Каждая структура, каждая мало-мальски влиятельная организация имела связи с людьми Амирова. Как спрут пускает щупальца для захвата добычи, так и Амиров запустил свои щупальца в Дагестан. Несомненно, что его арест нанес серьезный удар по клановой системе в целом. А это значит, что Дагестан скоро сможет вздохнуть свободно.

Продолжение следует…
dag-news.com

Жизнь после Амирова…

1 июня 2013 года может войти в учебники по истории современного Дагестана как день, чрезвычайно насыщенный разного рода событиями. Дежурные мероприятия, связанные с Днём защиты детей, прошедший в Грозном финал Кубка России по футболу, где столкнулись «Анжи» и ЦСКА, а также грандиозное шоу – открытие «Анжи-Арены» в Махачкале (с участием мировых и российских звёзд эстрады) – затмила одна новость: о задержании сотрудниками ГСУ СКР России и спецназом ФСБ РФ мэра Махачкалы Саида Джапаровича Амирова.

В течение трёх последующих дней практически все информационные ресурсы страны (печатные, телевизионные и интернет-издания), в том числе социальные сети, пестрили статьями как информационного (нейтрального), так и разоблачительного характера. Десятки различных экспертов-кавказоведов строили свои предположения о том, какой будет жизнь после ареста Саида Амирова, сохранит ли Дагестан свою стабильность и какой теперь будет политика Кремля на Кавказе. В самой же республике, особенно в Махачкале, общество разделилось на две группы: те, кто был этому событию несказанно рад и даже закатывал по этому поводу банкеты, и те, кто считал своим долгом поддержать попавшего в опалу градоначальника, высказать слова поддержки. Наиболее близкие и влиятельные дагестанцы (сторонники Амирова) даже обратились на имя Владимира Путина с просьбой взять под личный контроль уголовное дело, главным фигурантом в котором проходит мэр дагестанской столицы.

От винта!..

Пока эксперты строили предположения, в СМИ появлялись подробности задержания и препровождения Амирова в московское СИЗО «Лефортово». Первая информация о том, что в доме и кабинете мэра Махачкалы проводятся обыски, а на площади столицы чуть ли не идут перестрелки, появилась в ночь с 31 мая на 1 июня. Предположим, что появление этого слуха было связано с внезапным задержанием 31 мая сотрудниками ГУ МВД по СКФО заместителя главы Каспийска Юсупа Джапарова, приходящегося Саиду Амирову племянником (сын покойного брата). Джапаров был задержан как участник организованной преступной группы, совершавшей убийства, а также осуществлявшей торговлю наркотиками. После того как Джапарова доставили в Следственное управление СКР по РД, вокруг здания стали собираться его близкие и знакомые (около 200 человек), что послужило причиной усиления охраны здания и подступов к нему. По слухам, замглавы пытался бежать, выпрыгнув из окна, но это ему не удалось – он сломал ногу. (Новость о задержании главы ещё одного муниципалитета см. на 3 стр. – «ЧК».)

В ту ночь информация об аресте и обысках у Амирова не подтвердилась и осталась на уровне слухов. Лишь на следующий день, к 14:30, после того как силовиками были оцеплены центральная площадь Махачкалы, а дом градоначальника по ул. Пархоменко был блокирован (со стороны пер. Журавлёва и ул. Синявина) бронетехникой и спецназом ФСБ, стало ясно, что слух оказался реальностью: обыски идут, а Саид Амиров – задержан.

5 июня и. о. главы Махачкалы Баганд Магомедов и председатель столичного горсобрания Магомед Магомедрасулов провели пресс-конференцию, на которой рассказали о некоторых подробностях задержания своего патрона.

По словам Баганда Магомедова, 1 июня он «волею судеб» оказался дома у Амирова:

«Саид Джапарович сидел на тахе (широкий и низкий диван) в домашней одежде и разбирал почту. Я пришёл к нему за указаниями, так как он находился в отпуске по состоянию здоровья, а в администрации города шла проверка Счётной палаты России. В 14:00 в дверь позвонили, и племянник Амирова – Арслан – сказал, что там стоят какие-то люди в чёрной одежде. Амиров попросил, чтобы их впустили. Тут же в дом ворвались где-то 40 человек и наставили на нас оружие. Я юрист, поэтому стал спрашивать: «Что вы делаете? Покажите документы! Кто ваш руководитель?» Нам ответили, что идёт спецоперация, что по поручению начальника Следственного комитета России Александра Бастрыкина силами СКР и ФСБ проводится КТО и отсюда до её окончания никто не выйдет. Затем подошёл следователь, подполковник. Видимо, пока спецназ входил в дом, он испытывал мандраж, поэтому стоял у калитки… Думал, наверное, что будет вооружённое сопротивление. Следователь вошёл к Амирову и сказал, что он подозревается в совершении преступления – убийстве следователя СКР Арсена Гаджибекова – и с этого момента арестован. Он также говорил, что ему поручено задержать Амирова и препроводить к начальству. Я хотел потребовать ордер, но Саид Джапарович сказал, что не надо пререкаться со следователем. Амирова пересадили в джип и поехали на площадь. Там уже был вертолёт, который вместе с ним улетел. Мы думали, что полетит в Ханкалу, но оказалось, что сел в нашем аэропорту, где уже ждал спецборт, чтобы отправить Амирова в Москву. Когда его задерживали, мы просили, чтобы с ним разрешили оставить его сына и помощника. Саид Амиров болен. У него тело ниже от области солнечного сплетения полностью парализовано и не подчиняется нервной системе. Он не может без катетера даже мочеиспускание осуществить. Кроме того, ему ежедневно необходима физзарядка в течение четырёх часов. Без помощников ему никто эти условия обеспечить не сможет. Нам сначала категорически отказали. Затем мы вышли на руководство ФСБ и добились, чтобы один из его сыновей (Далгат Амиров, руководитель УФССП РФ по РД – «ЧК») и помощник – смогли вылететь с ним в Москву…»

Обыск в доме Амирова длился до 6 утра, по завершении которого был снят режим КТО. «Я настоял на присутствии при обыске следователей и понятых, чтобы не было фактов мародёрства и других нарушений закона. До этого понятых не было. Тут же приехали три «Приоры» со следователями и автобус «Пазик» с понятыми…» – сказал и. о. главы Махачкалы, дополнив картину информацией о том, что ничего существенного, кроме изъятия из кабинета подарочных ножей кизлярского производства, а также альбомов с фотографиями и визитками, осуществлено не было.

То, что происходило с Амировым в Москве, широко освещали федеральные СМИ. В день задержания официальный представитель СКР Владимир Маркин подтвердил информацию. «Кроме того, по уголовному делу задержаны ещё более 10 соучастников Амирова. Следователи проверяют их на причастность к совершению других тяжких и особо тяжких преступлений на территории республики», – сказал Маркин.

«Колхозный» двор

В последующем количество арестованных увеличилось до одиннадцати человек. В числе соучастников Саида Амирова были названы тот же Юсуп Джапаров, задержанный значительно раньше, 26 октября 2012 года, экс-помощник прокурора Кизляра Магомед Абдулгалимов (Колхозник), его охранники, Мурад Алиев и Абдулмажид Ахмедов, а также дознаватель Кировского РОВД Махачкалы Магомед Ахмедов, сотрудник службы безопасности одного из отделений ОПФР Дагестана Магомед Кадиев (Горец) и командир взвода ППС отдела МВД по Каспийску Гаджи Джамалутдинов. В число сообщников силовики включили и задержанного 31 мая в п. Ленинкент Сиражудина Гучучалиева. (Он с 19 мая находился в розыске как «амир» махачкалинской ДТГ. Во время штурма дома, где он скрывался, получил ранение в ногу. После задержания Гучучалиева, а затем и Амирова силовики сообщили, что взятый в ходе спецоперации боевик на допросах «запел как соловей» и именно эти сведения послужили основанием для задержания мэра Махачкалы. Однако родственники Гучучалиева заявляют, что с момента ранения и задержания Гучучалиев находился в беспамятном состоянии. В себя он пришёл лишь 5 июня.) Данные ещё двух задержанных силовики не афишируют. Известно лишь, что они занимают серьёзные должности и, возможно, готовы пойти на сделку с правосудием…

2 июня Басманный суд Москвы удовлетворил ходатайство следователя об избрании Амирову меры пресечения в виде заключения под стражу на два месяца, до 1 августа. Там же мэр Махачкалы, отвечая на вопросы присутствовавших в зале суда журналистов, сохраняя полное спокойствие, заявил, что считает происходящее заказом и может ответить на любые вопросы следствия. «Это сфабрикованное дело. Я свою вину не признаю», – сказал он. Защита Амирова, которую возглавляет известный московский адвокат Марк Крутер, ранее защищавший вора в законе Вячеслава Иванькова (Япончик), пыталась доказать суду, что держать мэра Махачкалы под стражей опасно для его здоровья: Амиров является инвалидом I группы, страдает тяжёлой формой сахарного диабета и не в состоянии передвигаться самостоятельно. Тем не менее суд, выслушав мнение врача-невропатолога одного из управлений ФСБ Игоря Маншикова (с момента задержания постоянно контролировал состояние здоровья Амирова), пришёл к выводу, что в тюрьме есть все условия для сохранения здоровья подследственного. Защита всё равно намерена требовать меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей. Например, домашний арест.

(На указанной выше пресс-конференции и. о. главы Махачкалы Магомедов заявил, что сторонники Амирова готовы за свой счёт снять любое помещение в Москве и оплачивать услуги охраны, для того чтобы обеспечить нахождение Амирова в Москве под домашним арестом. Там же Баганд Магомедов проводил параллель с делом экс-министра Анатолия Сердюкова, где одна из фигурантов – Евгения Васильева, – несмотря на обвинения в хищении миллиардов рублей, находится под домашним арестом, при необходимости посещает парк и косметический салон. «А Амирову, имеющему многочисленные заслуги перед Россией, особенно в годы вторжения боевиков в Дагестан, в этом отказывают», – возмущался Магомедов.)

4 июня в СИЗО «Лефортово» Саиду Амирову, Юсупу Джапарову и Магомеду Абдулгалимову было предъявлено официальное обвинение в убийстве Арсена Гаджибекова, произошедшем 14 декабря 2011 года.

С заявлением, что к задержанию Амирова и его пособников готовились почти два года, выступил руководитель СКР Александр Бастрыкин. «Его причастность к совершённому преступлению и задержание стало результатом тщательно спланированной, кропотливой и профессиональной работы следователей СК и оперативных сотрудников ФСБ», – дополнил своего шефа Маркин. Следствие, объединив в одно производство восемь уголовных дел о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, считает, что Амиров заказал убийство следователя, организатором преступления был Абдулгалимов, пособниками – Юсуп Джапаров и Магомед Ахмедов, а непосредственно исполнителем – Магомед Кадиев.

В качестве версии мотива убийства Гаджибекова СМИ называют недовольство Амирова тем, что следователь без его разрешения решил провести обыск в администрации Советского района Махачкалы. И якобы команда на ликвидацию была дана в ходе телефонного разговора мэра и экс-помпрокурора. Следователи сообщили СМИ, что Абдулгалимов, хорошо известный как владелец каспийской аптеки №11, торговавшей психотропными веществами, взялся за этот заказ совершенно бесплатно, надеясь распространить свой бизнес из Каспийска и Хасавюрта на Махачкалу. Он же выплатил непосредственным исполнителям убийства – Магомеду Ахмедову и Магомеду Кадиеву – по 500 тысяч рублей. Также в ГСУ СКР проверяют оперативную информацию о контактах Абдулгалимова с гимринским боевиком Ибрагимом Гаджидадаевым, в рамках которых экс-помпрокурора снабжал членов НВФ оружием, боеприпасами и заказами на убийства…

Как заявляет Маркин, помимо убийства Гаджибекова, следствие установило причастность Абдулгалимова и Ахмедова к покушению на убийство в 2010 году на замначальника УУР МВД по РД Анвара Шамхалова, в 2011 году – на начальника отдела прокуратуры РД Наталью Мамедкеримову, на руководителя отдела СУ СКР по РД Нурлана Ашурбекова, а также к убийствам в 2007 году замначальника отдела прокуратуры РД Абдулбасыра Омарова и в 2011 году депутата Каспийского горсобрания, директора МУП «Водоканал» Магомедгаджи Алиева.

Кстати, Абдулгалимов, находящийся под стражей в пятигорском специзоляторе «Белый лебедь» по обвинению в наркоторговле, мошенничестве и подделке документов, в ночь с 30 на 31 мая был обнаружен повешенным в своей камере в петле из обрывков простыней. Лишь по случайности его вовремя нашли сотрудники СИЗО и он не погиб. Силовики проверяют все обстоятельства произошедшего, в том числе и версию о том, что Абдулгалимова пытались убить из-за его решения сотрудничать с представителями органов правопорядка.

С момента задержания Амирова и в последующие пару дней правоохранительные органы республики были переведены на усиленный порядок несения службы. Ожидалось, что сторонники Амирова будут предпринимать акции протеста, граничащие с массовыми беспорядками. Отдельные СМИ даже называли возможное количество людей Амирова, готовых на подобный шаг, – 700 человек. Но эти ожидания оказались напрасными.

В воскресенье (2 июня) в здании администрации Махачкалы собрались сторонники мэра Махачкалы (в основном бюджетники), чтобы выразить свой протест. Там же было принято обращение депутатов Махачкалинского горсобрания на имя президента России Владимира Путина, руководителя СКР Бастрыкина и др. взять дело Амирова под личный контроль. В обращении подчёркивалось, что из-за широкого освещения ареста мэра Махачкалы на Амирова уже «повешен ярлык виновности», поэтому «трудно рассчитывать на объективность следственных действий и всего расследования в целом», и, следовательно, «можно предположить, что действительные заказчики и исполнители убийства, оговорив Амирова, надеются получить шанс на своё спасение, сделав это обстоятельство предметом торга». Через пару дней письмо с аналогичным содержанием подписала почти треть депутатов Народного собрания Дагестана. Среди подписантов: Камил Давдиев, Эдуард Хидиров, Сергей Акулиничев, Мурат Пайзулаев, Фикрет Раджабов, Гази Газиев, Абдулхалим Мачаев, Мурзадин Авезов и другие. Своё обращение в поддержку Амирова сделал и махачкалинский политсовет «Единой России».

Феномен

По некоторым данным, вопрос об Амирове и его роли практически во всех сферах жизнедеятельности Дагестана был поднят на одном из последних совещаний в Пятигорске, а затем продублирован кремлёвскими чиновниками на заседании Совбеза России. То, что на задержание мэра Махачкалы был брошен спецназ – группа «Альфа» ЦСН ФСБ России, – всё мероприятие проводилось как полномасштабная боевая операция, а также заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, что «задержание мэра Махачкалы – это плановая работа по борьбе с коррупцией», даёт основание полагать, что команду «фас» дал сам Владимир Путин. Единственное, что можно поставить под сомнение – это то, что Амиров был арестован в рамках борьбы с коррупцией. На протяжении многих лет многочисленные прокурорские и прочие ведомственные проверки выявляли массу разного рода нарушений (земельных, градостроительных и пр.), совершённых главой Махачкалы. Но он был неприкасаем!

Саида Амирова смело можно назвать феноменом дагестанской политики. Человек, сумевший шаг за шагом создать вокруг себя систему, позволяющую серьёзно влиять на ситуацию в Дагестане, заставить других воспринимать себя как фактор, с которым надо считаться, надо договариваться. Систему, которую журналисты и обыватели называют модным словом «клан». Пятнадцать покушений на него показывали, что не все готовы принять условия, которые ставит Амиров. Поэтому у него была многочисленная и хорошо вооружённая охрана.

Дважды «Лучший мэр России», лауреат конкурса «Лучший муниципальный служащий России», обладатель орденов «За заслуги перед Отечеством IV степени», Святого благоверного князя Даниила Московского II степени, двух ведомственных медалей от ФСБ («За взаимодействие с ФСБ России») и от Госнаркоконтроля РФ («Наркомат»). Дружба и знакомство с такими известными людьми, как Юрий Лужков, Патриарх Алексий Второй и Патриарх Кирилл, Виктор Черномырдин и многими другими, а также прекрасные отношения с руководством силовых органов (особенно ФСБ) превращали его в очень влиятельную фигуру. Что говорить, если в декабре 2005 года вручать ведомственную (!) награду «За взаимодействие с ФСБ России» к нему в кабинет пришли аж пять генералов ФСБ! Тогда, кстати, Амиров обещал «не подвести руководство ФСБ и страны». (В этом же году была обнародована справка Козака, в которой содержались серьёзные претензии в адрес администрации Махачкалы.)

В стане Амирова его задержание однозначно воспринимают как политический заказ, причём никак не связанный с выдвижением мэра Махачкалы в главы Дагестана. Как заявил Баганд Магомедов, в личной с ним беседе Саид Амиров сказал, что выдвинулся бы, если бы выборы были всенародными, но так как главу РД будут избирать депутаты НС РД, то он займётся уборкой мусора и поддержит ту кандидатуру, которую предложит Путин. Это подтверждает и руководитель Махачкалинского отделения партии «Единая Россия» Перзият Багандова: «Саид Джапарович говорил мне, что ещё лет пять назад консультировался в администрации президента России по вопросу выдвижения его на пост главы Дагестана. И ему там заявили, что по состоянию здоровья он стать главой республики не сможет. Он это чётко понимает, поэтому никуда не выдвигается и будет поддерживать того, кого поддержит Путин».

Пока дагестанские власти очень и очень осторожно комментируют задержание Амирова, обходясь общими формулировками. Лишь врио главы РД Рамазан Абдулатипов свободно комментировал ситуацию. «С приходом к власти в России президента Владимира Путина смутное время начало уходить. В Дагестане эта смута до сих пор сидит. Многие, кто долгие годы здесь, во власти, исповедуют невежество, беззаконие внутри самой власти», – сделал в начале недели двусмысленное заявление для СМИ врио. А уже в рамках прямого эфира на РГВК «Дагестан» сообщил: «В Дагестане по инициативе Владимира Владимировича Путина проводится очищение и обновление. Это касается всех. В данном случае мэр арестован и обвиняется в убийстве человека. Я не следователь и не судья. Считаю, в этой ситуации один выход – дождаться оценки правоохранительных органов. Я не радуюсь (этому) и не плачу…»

Теперь дагестанская элита находится в ожидании – затронут ли репрессии других членов семьи Амировых: брата, председателя Кировского суда Махачкалы Магомедсалама Амирова, сыновей, Магомеда и Далгата Амировых (депутата НС РД и начальника УФССПРФ по РД соответственно), племянников – депутатов Госдумы Магомедкади и Джамалдина Гасановых – и других. Не исключено, что политические оппоненты, а также противники мэра Махачкалы, воспользовавшись моментом, будут поднимать из архивов разного рода компроматы: дела оперативного учёта, прекращённые уголовные дела, другую документацию, дабы нанести очередную серию ударов по этой семье.

Город

Пока Амиров ждёт результатов расследования, в обществе уже обсуждается, кто потенциально может возглавить Махачкалу: замглавы АПР Магомедсалам Магомедов, сенатор Ильяс Умаханов, депутаты Госдумы Ризван Курбанов и Магомед Гаджиев, руководитель ОПФР РД Сагид Муртазалиев, вице-премьер Абусупьян Хархаров, министр промышленности Ризван Газимагомедов, министр транспорта Ширухан Гаджимурадов или даже глава исполнительного комитета Стратегического совета Магомед Мусаев. Согласно уставу, в качестве и. о. городом руководит Баганд Магомедов. И следует ожидать (если нахождение Амирова в Лефортово затянется) некоторые потрясения в системе управления городским хозяйством. Внутренняя конкуренция без одного и жёсткого лидера способна привести ситуацию к раздраю. Так как вся система держалась на Саиде Джапаровиче Амирове, без него она практически недееспособна…

Уголовно-процессуальное законодательство (особенно если есть политическая воля руководства страны) позволяет практически ни за что держать в СИЗО любого человека около двух лет. И если в течение этого срока следствие не покажет результатов, то Амиров после принесения ему извинений выйдет на свободу. Но двух лет вполне достаточно, чтобы Амиров и его команда пропустили две очень важные даты: 8 сентября 2013 года – день выборов главы Дагестана – и 8 сентября 2014 года – день выборов главы Махачкалы…