Рыцарь и его доспехи

Глава 5 Турнирные доспехи

На заре рыцарской эпохи на турнирах сражались в обычном рыцарском облачении. Но по мере того, как правила становились все более и более церемониальными, и поскольку на турнирах бессмысленно погибал цвет рыцарства, для них были разработаны специальные доспехи и специальное вооружение. Притупленный наконечник копья (кронель) впервые появляется около 1180-1190 годов, в это же время в некоторых кругах становится модным пользоваться во время турнирных поединков тупыми мечами. Сто лет спустя мечи для турниров становятся еще более безвредными – их стали делать из китового уса, так как железные рыцарские мечи – пусть даже и незаточенные – были смертоносным оружием. Вы помните – боевой меч был острым как лезвие бритвы и мог наносить страшные раны. Самое раннее упоминание о мечах из китового уса содержится в отчете об оснащении турнира в Виндзоре в 1278 году; в этом же турнире использовали шлемы и панцири из кожи. Семнадцать лет спустя специальная комиссия английских баронов утвердила статут, в котором регулировалось применение оружия и доспехов на турнирах:

«…ни один отпрыск знатного лорда, то есть ни граф, ни барон, не может иметь другого доспеха, кроме кольчуги, кирасы, наплечников, кольчужного капюшона, и ничего более; не должен он нести заостренный кинжал, или меч, или булаву, но только широкий меч. Если же найдут такого, кто в какой-то из перечисленных частей нарушил статут, то лишится коня, на котором явился на турнир, и будет заключен в тюрьму сроком на один год.

Те же, кто придет смотреть турнир, не должны надевать никаких доспехов, не должны нести меч, или кинжал, или дубину, или булаву, или камень; при обнаружении же этих нарушений, как у упомянутого ранее оруженосца, все перечисленное будет конфисковано. Ни слуга, ни пехотинец не должны иметь при себе мечи, кинжалы, дубины или палицы; если же таковые нарушения обнаружатся, то виновный будет заключен в тюрьму на семь лет».

Это были мудрые и разумные меры предосторожности, предпринятые в добросовестных усилиях предотвратить убийства и предвосхитившие более спортивные правила турниров XIV и XV веков. Специальное упоминание кольчуги в первом пункте говорит о том, что к 1295 году уже появились и получили широкое распространение пластинчатые доспехи.

В одной английской рукописи, датированной приблизительно 1330 годом, мы видим миниатюру, изображающую рыцаря, сражающегося на турнире с каким-то подобием подушек, прикрепленных к передней луке седла и защищающих ноги, наподобие мотоциклетных щитков. (Трактат Уолтера Майлмета «Благородным, разумным и мудрым царям». Библиотека христианской церкви. Оксфорд.) Пятьдесят лет спустя такие щитки стали делать из деревянных или металлических пластин – эти пластины были частью специального турнирного седла.

Рис. 55. Доспехи периода около 1450 года. Показано, что подставка для копья прикреплена к нагрудному панцирю. На древке копья видна большая гарда, защищавшая правую руку воина. Эти гарды появились не ранее 1380-1400 годов.

До 1425 года не было отчетливого различия между обычными полевыми доспехами и доспехами турнирными. Только на исходе XV столетия разработали высокоспециализированные турнирные рыцарские доспехи. Самое раннее определенное упоминание о специальных турнирных доспехах мы находим у анонимного французского автора в рукописи, датированной приблизительно 1446 годом. Этот автор – деталь за деталью – описывает доспехи, которыми рыцари пользовались на турнирах:

1. Кираса или бригандина с упором для копья (рис. 55) и специальные пряжки, которыми пристегивались шлем и другие детали лат.

2. На левую руку надевали латную рукавицу, называемую по-французски main de fer (железную рукавицу). Эта рукавица делалась из одного куска железа и защищала руку от кисти до трех дюймов выше локтя.

Рис. 56. Седло для высокого турнира в доспехах (Hohenzeuggestech), около 1440 года. Арсенал лондонского Тауэра.

3. Наплечник из одного куска железа, защищавший левое плечо.

4. На правую руку надевали маленькую латную рукавицу, называемую по-французски gagnepain, то есть на руку, «добывающую хлеб» – так в старину образно называли рыцарский меч.

5. Над малой правой рыцарской рукавицей предплечье закрывала специальная деталь, называемая «наруч», который по-французски называют «epaule de mouton» (баранья лопатка). Это укрепленная на шарнирах деталь, которая, закругляясь, прикрывает локоть и нижнюю часть плеча (рис. 61).

6. На правом плече маленький наплечник с большой пластиной, прикрывающей подмышку (рис. 61).

7. Приспособление, сделанное из набивного кожаного чехла, похожее на фланец яхты и называвшееся грушей из-за сходства формы. Эта груша подвешивалась к плечу и служила для поглощения удара, передаваемого со щита на грудь.

8. Сам щит, маленький, четырехугольный, вогнутый, изготовленный из прочного дерева и покрытый кожей или пластинами рога.

Дальше автор рассказывает, что французские рыцари на турнирах носили ножные доспехи, что говорит о том, что во Франции были не в ходу высокие седла с защитой для ног, столь популярные в Германии, Англии и Нидерландах той эпохи.

Рис. 57. Рыцарь в доспехах, предназначенных для Hohenzeuggestech. Около 1510 года. На нем надеты такие же доспехи, предназначенные для турнира, как и те, что изображены на рис. 61. Грудь коня и ноги рыцаря прикрыты большими подушками, контуры которых угадываются под конской попоной.

Рис. 58. Шлем из собрания историко-искусствоведческого музея в Вене. Этот шлем принадлежал австрийскому семейству фон Пранк. Он был изготовлен около 1380 года. Видна усиливающая пластина на левой стороне забрала, которая немного переходит и на левую сторону. Большой кожаный султан сохранился и представляет собой очень большую редкость.

Большая часть наших знаний (весьма, впрочем, скудных) об искусстве турнира почерпнута из немецких источников, так что мы лучше знаем о том, как проходили турниры именно в этой стране. Самая ранняя форма турнирных доспехов и стиль проведения турниров, отличавшийся от старого международного стиля, появляется около 1380-1390 годов и получает название «Hohenzeuggestech». В Германии словом «Gestech» было принято обозначать турнирный поединок на тупых копьях, и в буквальном переводе оно обозначает высокое искусство поединка в доспехах. Наиболее яркой отличительной чертой такого поединка было использование специального седла, которое было выше обычного боевого седла благодаря тому, что приподнималось на узкой раме над хребтом лошади приблизительно на десять дюймов. Впереди такое седло защищало всадника от стоп до пояса, причем щиты для ног выглядели как вилка, спускавшаяся вдоль потника конской сбруи с обеих сторон (рис. 56). От задней высокой луки седла спускались вниз две изогнутые деревянные пластины, фиксировавшие бедра всадника и не дававшие ему вылететь из седла при ударе. В такое седло садились в обычных полевых доспехах. Вместо шлема с забралом, надевавшегося во время войны, на турнирах пользовались более открытыми шлемами. Открытый тип шлема вышел из употребления приблизительно к 1450 году и был заменен так называемым немецким шлемом, чтобы отличить его от шлема в итальянском стиле, снабженного поднимающимся забралом, обычно не использовавшимся немцами. Вместо этого они прикрывали грудь и ноги лошади кожаными объемистыми подушками, которые заодно защищали ноги всадника (см. рис. 57).

Рис. 59. Шлем (принадлежавший сэру Николасу Хандберку?), хранящийся ныне в Кобхэмской церкви в графстве Кент. Около 1400-1410 годов. Этот шлем очень похож на шлем Генриха V (хранится в Вестминстерском аббатстве).

Вероятно, мы знакомы с турнирными шлемами лучше, чем с другими частями турнирных доспехов, так как шлемы (или их изображения) нарисованы на множестве аристократических гербов. Шлемы для турниров (pro torniamentis) впервые упоминаются в 1268 году, но мы не можем с уверенностью сказать, что доподлинно знаем, как они выглядели. Но мы точно знаем, как выглядели турнирные шлемы сто лет спустя. Есть два сохранившихся до наших дней таких шлема, изготовленные около 1380 года, – один хранится в Вене, другой в Копенгагене. У обоих этих шлемов на левой стороне забрала имеется дополнительная усиливающая пластина (рис. 58). На шлеме Генриха V, хранящемся в Вестминстерском аббатстве, тоже есть такая усиливающая пластина, поэтому можно утверждать, что это был турнирный, а не боевой шлем. От шлемов, подобных шлему Генриха V, ведут свое происхождение так называемые «лягушачьи» шлемы с покатым забралом, столь хорошо нам знакомые. Из рис. 59 можно получить наглядное представление о том, на что были похожи такие шлемы. Появившаяся позже разновидность большего шлема, названного по-немецки турнирным шлемом (Stechhelm), показана на рис. 60. У этих шлемов была толстая набивная подкладка, приклепанная к железу.

Рис. 60. Турнирный шлем, выполненный в немецком стиле, но изготовленный в Англии. Около 1475 года. Арсенал лондонского Тауэра. Обратите внимание на металлические полосы, которыми шлем крепили к замкам на нагруднике и на задней пластине кирасы.

Рис. 61. Полное снаряжение для турнира (немецкий стиль). Сделано в Германии около 1485 года. Собрание Уоллеса, Лондон.

В последней четверти XV века возникают два наиболее хорошо известных стиля турнирных доспехов. До наших дней сохранились образцы и того и другого стиля: доспехи для турниров, сделанные по германской и итальянской моде, и доспехи для поединков насмерть, то есть для схваток на настоящих острых копьях. На рис. 61 показаны великолепные образцы немецких доспехов первого типа, сделанных около 1485 года. Эти доспехи можно увидеть в коллекции Уоллеса в Лондоне. Очень тяжелые доспехи, но рыцарь надевал их на довольно короткое время и не должен был в них двигаться. Итальянский стиль был, по сути, таким же, но более уродливым. Шлемы ничем не напоминали изящные немецкие изделия такого рода, а скорее были похожи на гигантские пузырьки из-под таблеток (рис. 62). Более легкие доспехи совершенно иного типа использовали для поединков на настоящих копьях или для реального боевого оружия. Голову рыцаря защищал легкий шлем салад с подъемным забралом. Такие же шлемы, правда менее тяжелые, применялись на войне. Туловище было прикрыто лишь полудоспехом или бригандиной, руки и ноги не защищались вовсе. Левый бок и левую руку прикрывали деревянным щитом, обтянутым кожей. Правую руку закрывала гарда копья (рис. 63). Такие гарды не встречались до середины XIV века и редко применялись до середины следующего, XV века. Правда, мы то и дело встречаемся с работами современных иллюстраторов, которые дают в руки своим персонажам из XII и XIII века копья с гардами, что является недопустимым анахронизмом.

Рис. 62. Турнирный шлем в итальянском стиле. Принадлежал Гаспару Фракассо, миланскому послу при императорском дворе в Вене. Около 1490 года. Музей истории искусства Вены.

В смертельных поединках не применяли седла с защитой для ног. Вместо этого ноги прикрывали специальными пластинами, крепившимися к доспехам туловища (рис. 63). Это предвосхитило широкое применение таких пластин в начале XVII века. Для поединка такого рода использовали более тяжелое, чем обычно, копье; его нельзя было перекинуть через шею коня, поэтому соперники сшибались своими правыми сторонами. Древко копья было слишком толстым, чтобы его можно было обхватить рукой, поэтому рыцарь направлял удар с помощью вделанной в гарду специальной рукоятки. Копье удерживали с помощью специальной подставки (рис. 61 и 63).

Рис. 63. Доспехи для поединков реальным оружием. Щит, изготовленный из дерева и кожи (изображен справа), крепился к выступу на нагруднике кирасы. Гарда очень толстого копья имеет полукруглую форму и превосходит размером гарду турнирного копья. Ее верхняя часть отогнута назад и влево, чтобы прикрыть плечо и грудь. При смертельном поединке противники сталкивались своими правыми сторонами. Лошади надевали глухие шоры (с металлическими шанфронами или просто прикрывали глаза материей), чтобы она не шарахалась в сторону.

Эти доспехи для турнирных поединков и серьезных схваток продолжали оставаться в ходу до 1540-1550 годов. С середины XVI века возникают новые стили, новые моды; особенно это касается продукции королевских мастерских в Гринвиче. Появились дополнительные детали доспехов, так называемые двойные детали. Их добавляли к обычным полевым доспехам. Сначала это были всего лишь усиливающие пластины на левую сторону, потом появилось столько дополнительных деталей, что из одного базового доспеха можно было сделать несколько различных вариантов, приспособленных для разных видов поединков. Все вместе эти детали назывались гарнитуром или набором доспехов. Именно таким и был настоящий гарнитур, а не таким, каким нам сейчас часто его представляют, – полные, надетые на рыцаря доспехи. Такие полные доспехи до 1620 года называли просто сбруей.

Рис. 64. Рыцарь в снаряжении для смертельного поединка. Видны щитки, прикрывающие ноги, шоры на глазах лошади и длинная подставка для тупого конца копья. На правой руке нет защиты, так как ее прикрывает большая гарда.

Были еще, кроме того, специальные доспехи для потешных поединков пешком, но поскольку это не имеет никакого отношения к лошадям, то я не стану на них останавливаться.

Конечно, в наши дни в умах укоренилось немало раздражающе-навязчивых неверных и искаженных представлений о чарующем, популярном и уже отдаленном времени Средневековья. Мне хотелось бы в заключение упомянуть шесть наиболее распространенных заблуждений, касающихся средневековой жизни, – как в мирное время, так и на войне.

Никогда не существовало такого понятия, как цепная кольчуга. Это просто кольчуга, и она так называлась со времен Нормандского завоевания Англии. Цепную кольчугу придумали писатели XIX века, это глупый термин, и ему нет места в настоящей науке о доспехах.

Доспехи не были исключительно тяжелы. Носить их было довольно удобно. Также не было слишком тяжелым оружие, которое применяли, сражаясь в доспехах.

Рыцарей не приходилось сажать в седла с помощью лебедок. Возможно, если он был стар, утомлен или ранен, то нуждался в посторонней помощи или пользовался подставкой, чтобы сесть в седло, но никогда для этого не использовались механические приспособления. Это очередная глупость, и если когда-то она казалась забавной, то должен сказать, что в ней нет ничего смешного.

Рыцарский конь никогда не был ломовым битюгом, но не был он и рысаком. Вы когда-нибудь обращали внимание, как бежит цирковая лошадь, когда несет на себе наездника? Если лошадь не идет легким галопом, то она бежит точно так же, как и средневековый рыцарский конь.

У копий не было металлических гард вплоть до 1400 года. Сужение древка для более удобной хватки появилось только около 1450 года. Копья до этого представляли собой длинные стержни, слегка сужавшиеся к концу.

Для того чтобы надеть доспехи, рыцарь не нуждался ни в гаечном ключе, ни в отвертке. Точно так же, для того чтобы их снять, не нужен был консервный нож. Конструкция доспехов была надежна и проста. Для крепления деталей применяли ремни и застежки. А после 1500 года, в некоторых случаях, пружинные замки.

К сожалению, с этими неточностями вы постоянно будете сталкиваться в исторических сочинениях, в исторических романах и пьесах (если, конечно, их написал не Шекспир), в фильмах и телевизионных постановках. Но все это не так; это прегрешение не только против средневековых рыцарей и их наследия, но и против истины.

Эварт Окшотт

Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение

Рыцарь и его доспехи

Посвящается моей крестнице Джейн Пери

Глава 1

История доспехов

Изучение средневековых доспехов – это не только взгляд на их внешний вид, но и проникновение в настрой, ужас и величие давно прошедшей эпохи. Да, доспехи обеспечивали рыцарю защиту, но они также раскрывают то, чем были наполнены те времена, а также важность человека, их носившего, не говоря уже о том, что доспехи позволят нам узнать, а может быть, и сами поведают об эпохе, столь богатой легендами, насыщенными духом историзма.

Немногим более пятисот лет назад один рыцарь из знатного и древнего франконского семейства Шотт владел великолепными доспехами, изготовленными одним из знаменитых нюрнбергских оружейников. Этот рыцарь, которого звали Кунц Шотт фон Хеллинген, умер в 1526 году, но доспехи его сохранились до сих пор и выглядят как новые. Сохранились все детали, нет ни единой вмятины или зазубрины, сохранился и блеск металла. Словом, доспехи эти – замечательный образец работы оружейника.

Доспехи были сделаны в период между 1490 и 1497 годами, когда Шотт и сорок других рыцарей сообща владели большим замком в Ротенбурге. Сорок один рыцарь составляли маленькую профессиональную армию, которая за плату участвовала в бесконечных междоусобных войнах баронов Южной Германии, предлагая любому из них услуги за определенную плату. Всего же в замке находилось около пятисот хорошо обученных, закаленных в боях солдат. Замок этот до сих пор стоит недалеко от города Нюрнберга.

В 1497 году Шотта выбрали командиром этого воинства и комендантом крепости Ротенбург. Одним из первых его самостоятельных действий стала война с Нюрнбергом в ответ, как говорил сам Шотт, на невыносимую враждебность, которую выказал городской совет по отношению к ротенбургским рыцарям. Благодаря этой войне мы можем с точностью до одного-двух лет установить дату, когда именно были сделаны доспехи. На изготовление доспехов такого типа уходило очень много времени, хозяин должен был часто приходить к оружейнику для подгонки своего воинского облачения. Если бы Шотт сунул свой нос в Нюрнберг после того, как в 1497 году началась война, то немедленно потерял бы нос вместе с головой, даже если допустить, что нашелся бы такой оружейник, который согласился бы делать доспехи для человека, воюющего с его родным городом. Так что мы можем смело предположить, что доспехи были сделаны до того, как началась эта война конца XV столетия. На основании же стиля и фасона доспехов можно заключить, что их не могли изготовить раньше 1490 года. Мы также знаем, что доспехи сделали в Нюрнберге, так как на внутренней стороне кирасы стоит клеймо Нюрнбергской гильдии оружейников – готическая буква, обрамленная цепью жемчужин или точек (см. рис. 1а). Кроме того, доспехи Шотта отличаются некоторыми особенностями, характерными именно для работы нюрнбергских мастеров.

Сегодня мы видим эти доспехи тщательно отполированными, но, когда их носил Шотт, они, вероятно, были выкрашены в черный или темно-пурпурный цвет. В верхней части нагрудника кирасы был выгравирован его герб, имевший в те времена яркую окраску, но с тех пор она стерлась и исчезла. Несомненно, яркий герб и плюмаж составляли резкий контраст с темной отделкой доспехов. Геральдический щит герба был разделен на четыре поля, которые были в шахматном порядке окрашены в серебристый и красный цвета, или, выражаясь геральдическими терминами, это был четырехпольный щит с червлением и серебром. (Доспехи Шотта находятся в великолепном частном собрании господина Р.Т. Гвинна Эпсомского.)

Карьера Шотта в качестве командира вольной дружины оказалась на редкость удачной. Вскоре после своего избрания он направил письмо с формальным вызовом одному из могущественных германских принцев, имперских выборщиков, который, как утверждал в письме Шотт, удерживал за собой замок Хорнбург, являвшийся наследственным владением самого Шотта. Мы не знаем, что вышло из этого предприятия, но, вероятно, Шотт чувствовал себя достаточно уверенно, если осмелился вызвать на бой столь могущественного магната. Во время первых набегов Шотта на нюрнбержцев один из членов городского совета, Вильгельм Деринг, имел несчастье попасть в руки Шотта. Шотт увез Деринга в Ротенбург, где бедняге отрубили правую руку. После этого Деринг был отпущен домой с грубым письмом Шотта городскому совету. За это злодейство император Максимилиан I объявил Шотта вне закона, что, впрочем, нисколько не обеспокоило последнего. Один из могущественных баронов, маркграф Фридрих фон Байрейт, поддержал Шотта, и тот продолжил свою прежнюю деятельность. Разумеется, все это время Шотт и его дружина за плату предлагали свои услуги любому барону, который в этом нуждался. Когда говорят деньги, наемники внимают. Когда не было клиентов, готовых платить деньги, Шотт и его люди принимались разбойничать на свой страх и риск.

Несколько лет спустя Шотт поступил на службу к маркграфу Казимиру Бранденбургскому и стал комендантом небольшого городка и крепости Штрейтбург. Здесь Шотт развил такую бурную деятельность, что швабские бароны направили ноту маркграфу, в которой писали, что если он не уймет Шотта, то они опустошат его владения. Казимир, как гласит рассказ, тайно обезглавил Шотта в Кадольцберге в 1523 году.

Поскольку такой трактовки гибели Шотта придерживались сторонники Нюрнберга, то принимать эту историю на веру надо с некоторыми оговорками. Некоторые свидетельства говорят о том, что в 1525 году он был еще жив и умер своей смертью в Штрейтбурге в 1526 году. Мы можем смело заключить, что история с казнью Шотта – хотя она драматична и занимательна – не соответствует действительности. В рассказе этом есть крупицы правды, касающиеся того, как воспринимали Шотта в некоторых кругах. Концовка с казнью – это натяжка для легковерных. Но каким бы ни был Шотт, он был, несомненно, человеком своего времени – жестоким, воинственным и неразборчивым в средствах. Вместе с тем это был и смелый, отважный военачальник, вполне состоявшийся рыцарь.

Рисунок 1 может дать некоторое представление о форме и внешнем виде доспехов Шотта, но никакой рисунок не может по справедливости воздать мастерству оружейника и форме доспехов, которые в действительности отливают темным стальным блеском, необычайно живым и одновременно устрашающим. Взглянув на них пристальней, получаешь ощущение их величия, поэтому очень трудно поверить, что в этой броне нет больше того воина, который так часто носил ее в битвах – в обороне и в наступлении.

Доспехи Шотта – не единственные, изготовленные по заказу известных исторических личностей и сохранившиеся до наших дней. Правда, многие доспехи, которые вы видите сегодня в музеях или в частных собраниях, являются сборными – они составлены по деталям и кускам. Набедренник и поножи от одних, наручи от других, кираса от третьих, а шлем, нахлобученный сверху, вообще принадлежит другой эпохе. В таких доспехах к тому же, вероятно, много деталей, изготовленных уже в наши дни, но все же и в таком облачении есть блеск и волшебство, каких мы ждем от их лицезрения. Вероятно, из-за чарующего великолепия и романтических легенд, какие о них складывали, возникло ложное впечатление, благодаря которому о доспехах написано немало всякого вздора; поэтому с некоторыми недоразумениями мы покончим прямо сейчас.

Рис. 1. Доспехи Кунца Шотта фон Хеллингена. Изготовлены в Нюрнберге между 1490 и 1497 годами.

Рис. 1а. Эмблема Нюрнбергской гильдии оружейников.

Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу «Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение» Окшотт Эварт по зову своего сердца. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. Периодически возвращаясь к композиции каждый раз находишь для себя какой-то насущный, волнующий вопрос и незамедлительно получаешь на него ответ. Всем словам и всем вещам вернулся их изначальный смысл и ценности, вознося читателя на вершину радости и блаженства. Не остаются и без внимания сквозные образы, появляясь в разных местах текста они великолепно гармонируют с основной линией. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. Один из немногих примеров того, как умело подобранное место украшает, дополняет и насыщает цветами и красками все произведение. Небезынтересно наблюдать как герои, обладающие не высокой моралью, пройдя через сложные испытания, преобразились духовно и кардинально сменили свои взгляды на жизнь. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. Запутанный сюжет, динамически развивающиеся события и неожиданная развязка, оставят гамму положительных впечатлений от прочитанной книги. «Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение» Окшотт Эварт читать бесплатно онлайн, благодаря умело запутанному сюжету и динамичным событиям, будет интересно не только поклонникам данного жанра.

Глава 7

ТУРНИРНЫЕ ДОСПЕХИ

Искусство владения оружием требовало длительной выучки, и нет сомнений в том, что даже в очень отдаленные времена мужчины готовили себя к войне во время учебных боев. В этом смысле можно сказать, что турнир не менее древний, чем сама война, хотя сражения по особым правилам и с использованием специальных лат приобрели особый размах в средневековой Европе. Начальные этапы средневековых турниров известны нам плохо (проводились с середины IX в.), но представляется вероятным, что турнир произошел от римской игры, называвшейся троянской (Ludus Trojae), имитирующей битву группы воинов. Следует отметить, что, хотя словом турнир часто обозначают все виды имитации конных сражений, строго говоря, этот термин относится к групповому бою, а схватку двух противников называют поединком. На самые ранние поединки и турниры надевали обычные латы и использовали обычное оружие того времени. Таким образом, турниры мало чем отличались от настоящих сражений. Из-за частой гибели рыцарей многие правители пытались запретить или хотя бы ограничить проведение подобных состязаний. В 1130 г. церкви удалось добиться запрета на проведение турниров. Но этот запрет не выполнялся, что подтверждается тем, что в последующие 100 лет (в 1139, 1148, 1179, 1193, 1228 гг.) его несколько раз повторяли. Турниры не были уважаемым времяпровождением до тех пор, пока папа Иоанн XXII в. 1316 г. не снял этот запрет. Однако где-то до 1200 г. ради повышения безопасности было введено притушенное копье 51 (позже названное «копьем милосердия»), а начиная с середины XIII в. авторы источников различают поединки для развлечения (jousts a plaisance), которые позже назвали «мирными поединками», и боевые поединки (jousts a outrance). Первые проводились тупым оружием с целью сломать копье противника или сбить его с коня, вторые велись боевым оружием до тех пор, пока один из противников не получал тяжелой раны или не был убит. Второй вид был связан со средневековой традицией защиты чести путем поединка.

Самое раннее упоминание о специальных доспехах для турниров мне удалось найти в отчете о королевском турнире, проведенном 9 июля 1278 г. в Виндзорском замке. Все доспехи, перечисленные в этом отчете, включая и шлемы, были сделаны из кожи, этого было вполне достаточно против мечей из китового уса, тоже упомянутых в отчете. Опись Рауля де Несля от 1302 г. уже несколько раз упоминает турнирное оплечье из китового уса и турнирную кольчугу. Начиная с этой даты в описях и отчетах стали часто появляться ссылки на элементы турнирных доспехов, особенно на шлемы. В описи лат Роджера де Мортимера из Вигмора от 1322 г. различаются шлемы для поединков и шлемы для турниров. Сейчас невозможно объяснить, чем эти доспехи отличались от боевых. Можно принять за общее правило, что с середины XV в. турнирные латы, в отличие от боевых, снабжались усиливающими элементами по той очевидной причине, что на ограниченном пространстве ристалища безопасность рыцаря была важнее его подвижности. Поэтому не исключено, что такое положение существовало уже с конца XIII в. Конечно, шлемы с усиленными беворами, изображенные на рисунках в манускриптах, надевались для поединков 52 , а массивная нагрудная пластина, о которой говорилось выше, после ее повторного введения в начале XIV в. сначала, видимо, тоже использовалась для этих же целей. Общее впечатление при изучении описей XIV в. «Armour pour les justes» («Доспехи для поединков») и описи лат, составленной Саймоном Берли 9 ноября 1387 г., состоит в том, что турнирные доспехи мало чем отличались от боевых доспехов, за исключением того, что они были более искусно украшены. Следует отметить, что опись Берли не включает в себя один специальный элемент — защиту для рук (mayndefer). Эта защита упоминается уже в 1337—1341 гг. в отчете Турни, но мы не знаем, какую форму она имела в XIV в. Maundefer, несомненно, являлась предшественницей жесткой защиты для левой руки и предплечья, которые были найдены среди доспехов для поединков XV в.

Самый ранний поддающийся идентификации элемент доспехов, изготовленный специально для поединков, — это так называемый шлем с лягушачьим ртом, о котором мы уже говорили. Он появился в конце XIV в. Этот шлем крепко пристегивался к кирасе застежками спереди и сзади, имел низкую основную, верхнюю часть и спереди изгибался вверх, образуя плоское острие на уровне прорези для глаз. Этот последний элемент, который был образован промежутком между бе-вором и верхней частью шлема, был выполнен так, что когда владелец сидел прямо, то шлем почти полностью закрывался собственным нижним краем. Хороший обзор можно было получить, только наклонившись вперед и заняв правильную позицию для удержания копья наперевес. Когда же рыцарь при столкновении с противником выпрямлялся, его глаза оказывались полностью защищенными. Этот тип шлема использовался по всей Европе вплоть до 1530-х гг. с небольшими отличиями от основной формы и с разными деталями (фото 41; рис. 35, 37). История его развития до 1450 г. нам неизвестна, но так называемая подвешенная форма забрала (т. е. с ярко выраженным изгибом вперед) (рис. 37) была, вероятно, распространена повсюду. В Германии она использовалась до 30-х гг. XVI в. В Италии появилась кургузая форма «коробочки», а во Фландрии, Франции, Англии и Испании применялось нечто среднее между этими двумя формами (рис. 35).Однако следует отметить, что небольшое число шлемов, датируемых приблизительно 1500 г., вероятно английского производства, тоже имели форму «коробочки» (Коллекция Уоллеса, Лондон, № 78). Начиная со второго десятилетия XVI в., у шлема этого типа стал появляться зачаточный подбородок (рис. 36), а на некоторых образцах, обнаруженных в Англии, фронтальная часть либо крепится к тулье навесками со съемными шпильками, либо сконструирована как закрытый шлем со съемным забралом (рис. 36). Таким образом, обе формы путем замены элементов могли легко превращаться в большой бацинет для конных турниров или пеших боев 53 .

Большинство из дошедших до нас шлемов с лягушачьим ртом имело прорези и отверстия для ремешков и шпилек, к которым крепилась съемная, похожая на капот подкладка (рис. 226). Кроме того, на них было множество вентиляционных отверстий или даже больших проемов, иногда с лючками с правой стороны, а некоторые образцы из Германии конца XV — начала XVI в. снабжены продольным болтом на задней застежке для изменения угла наклона шлема. И наконец, стоит отметить, что на поединках в Западной Европе с конца XV в. иногда использовались армэ с забралом типа «лягушачий рот».

С первых лет XV в. турниры и поединки стали утрачивать свою первоначальную роль подготовки рыцарей к войне и начали превращаться в спортивные состязания. Были введены более строгие правила, а в 20-х гг. XV в., скорее всего в Италии, был придуман новый способ обеспечения безопасности участников поединков. Рыцари должны были теперь драться через барьер с навесом, который сначала изготавливался из сукна и устанавливался в центре ристалища, чтобы помешать противникам столкнуться 54 . Это приспособление быстро распространилось по всей Европе, за исключением Германии, где его приняли только в начале XVI в. За пределами Германии поединки через барьер, как их называли, проводились, по-видимому, тупыми копьями, а цель их заключалась в том, чтобы сбить противника с коня или сломать его копье. Очки начислялись по количеству сломанных копий или по месту нанесения удара — например, попадание в голову оценивалось выше, чем удар в корпус; были удары, которые считались запрещенными, и баллов за них не давали. Насколько можно судить по отрывочным сведениям, до приблизительно 1440 г. на поединках с барьером использовались обычные боевые латы, включавшие в себя шлем и некоторые усиливающие элементы. Фактически они продолжали использоваться до XVII в., когда этот вид спорта уже утратил свою популярность. И тем не менее анонимный манускрипт 1446 г., упомянутый выше (глава 4, сноска), содержит описание доспехов, предназначенных исключительно для поединков. Они включали в себя либо кирасу, либо бригандину, оснащенные упором для копья и несколькими застежками для крепления шлема и других элементов. Последние состояли из: 1) ма-нифера (по-английски — manifer, рукавица для защиты левой руки, которой всадник одерживал лошадь). Она изготовлялась из единого куска металла и защищала руку на три-четыре пальца выше локтя; 2) небольшого монолитного наплечника на левое плечо; 3) небольшой рукавицы на правую руку, которая, вероятно, изготовлялась из кожи; 4) выше этой рукавицы на правую руку надевали элемент, который в Англии назывался polder-mitten или moton (предплечник). Как известно из других источников, он состоял из наручей с большой ракушко- образной пластиной, закрывавшей локоть снаружи и загибавшейся поверх внутреннего сгиба локтя, заходя на нижнюю половину верхней части руки; 5) небольшого пластинчатого наплечника с большим круглым бесагью спереди; 6) грушевидного деревянного или кожаного буфера для щита на левой стороне груди; 7) небольшого прямоугольного щита, отделанного роговыми пластинками и оснащенного веревкой для подвески на груди. Далее автор говорит, что во Франции на поединках использовались ножные доспехи, из чего можно сделать вывод, что их надевали не везде, поскольку барьер и крупные элементы брони, часто крепившиеся к седлу, делали ножные латы излишними.

Вышеописанные доспехи для поединков, по-видимому, применялись в Европе до 1530 г. В Германии такой комплект надевался только на так называемый гештех (Gestech), который будет описан ниже, но в других странах его носили во время всех видов боя с копьями, если они проводились не в боевых доспехах. Однако мы так мало знаем о поединках за пределами Германии, что не можем утверждать ничего определенного. И тем не менее следует отметить, что немногие экземпляры лат для поединков негерманского происхождения, которые дошли до наших дней, имеют такую же комплектность, что и у немцев. Примером этого могут служить доспехи французского производства из коллекции г-на Жоржа Паульяка в Париже, испанские образцы из той же коллекции и из Мадрида (Королевский музей вооружения, А. 16—17), фламандский комплект из Музея оружия в Вене (В. 141) и, наконец, итальянский комплект из того же музея (В. 2) (рис. 38).

В Германии в конце XV в. практиковалось много различных видов поединков, но все они были вариантами двух основных типов — гештеха и реннена или шарфреннена. В первом сражались тупым копьем, а во втором — заостренным. Оба этих типа появились еще в XIII в., но наиболее четкую форму они обрели только к 1400 г. Поэтому рассмотрим их по отдельности.

Гештех. Этот термин впервые появился в описании обычного поединка с тупыми копьями. В конце XIV в. возникла особая форма гештеха, именуемая «хоэнцойггештех», целью которого было сломать копье противника. Для этого поединка надевали седло особой формы, сиденье которого возвышалось над телом лошади сантиметров на 25. Таким образом, рыцарь сражался почти стоя. Спереди седло было устроено так, что на нем распоркой крепился щит, закрывавший всадника от ступней до уровня чуть выше пояса. От этого щита тянулись два деревянных бруса, охватывавшие бедра всадника и не дававшие ему при ударе противника выпасть из седла 55 . Поначалу на этот поединок выходили в обычных боевых доспехах без ножных лат, но в шлеме типа «лягушачий рот» (Stechhelm) и с небольшим щитом, висевшим слева. Однако уже в 1436 г. опись доспехов Фридриха Тирольского (впоследствии императора Фридриха III) включает специальные доспехи для гештеха 56 , хотя их точная форма нам неизвестна.

Не исключено, что они были похожи на описанные во французском манускрипте 1446 г., цитированном выше, поскольку мы знаем, что начиная с 1470 г. они стали применяться исключительно для этого вида боя. После 1450 г. хоэнцойггештех, похоже, вышел из моды, хотя позже был на некоторое время возрожден императором Максимилианом I. Вместо него стали устраивать собственно гештех. Целью его было выбить противника из седла и сломать его копье. Седло приобрело нормальный вид, а деревянные брусья вокруг бедер были убраны. Начиная с 1480 г. щиты для ног заменило новое средство защиты — штехзак, которое представляло собой плотно набитый «бампер» для лошадиной груди, который продолжался по бокам и защищал ноги всадника (например, как на экспонате, выставленном в Венском музее оружия, В. 14).

До нас дошло сравнительно большое количество доспехов для гештеха конца XV— начала XVI в. Они выставлены в Венском музее и Германском музее в Нюрнберге (фото 41). Ниже мы приводим описание характерных черт большинства образцов, причем следует отметить, что они мало чем отличаются от тех, что упоминаются во французском манускрипте 1446 г. Шлем (штехшлем) типа «лягушачий рот» привинчивался к кирасе. Нагрудная пластина, которая заканчивалась на уровне талии, имела большой вес и была сплюснута справа для крепления упора для копья и так называемого кью (gueue). Кью представлял собой горизонтальную планку, которая протягивалась назад под рукой всадника и заканчивалась крюком для удержания задней части тяжелого копья (рис. 209). Под нижнюю кромку нагрудной пластины крепилась широкая центральная пластина. Она имела выемку в районе паха, а ее края доходили до верхней части бедер, обеспечивая таким образом дополнительную опору для лат. По кромке этой пластины были приклепаны широкие кожаные полоски, которые связывались с соответствующими шнурками на пластинчатой юбке (кулете). Кроме того, имелись ремешки с пряжками и с внутренней стороны бедер. Эта пластина была покрыта невысоким заостренным плакартом и обычно соединялась центральным болтом с нижней частью нагрудной пластины. Были также юбка и тассеты нормальной формы. Задняя пластина соединена с нагрудной застежкой на навесках на плечах и по бокам. Она обычно была небольшой и легкой, иногда не больше Х-образной рамки с небольшим кулетом в форме рыбьего хвоста. Как уже отмечалось, кулет имел по краям ремешки, которые связывались с соответствующими ремешками на внутренней части пластинчатой юбки. Небольшие пластинчатые наплечники имели большие вырезы в районе пройм. К обоим наплечникам, а иногда только к правому крепились большие круглые бесагью. Каждый наплечник продолжался несколькими пластинами с наружной стороны руки почти до уровня локтя и иногда оснащался коротким вертикальным штырьком на плече. Он, наверное, предназначался для того, чтобы копье не скатывалось вниз, когда его несли на плече. Короткие верхние части наручника в форме же- лоба соединялись небольшими налокотниками на правой руке с предплечником (литтеном или мотоном), а на левой — с рукавицей-манифером. Предплечник, описанный выше, часто устанавливался так, чтобы его верхний край мог при помощи болта соединяться с верхним элементом наручника, фиксируя, таким образом, руку для правильного удержания копья. Манифер, или латная рукавица для левой руки, как и наручи, изготавливался из единого куска железа и охватывал заднюю и боковые части кисти (фото 41). Иногда на уровне средних суставов пальцев в рукавицу вставлялась пластина. Правая кисть либо оставалась обнаженной, либо прикрывалась большой набитой ватой перчаткой, которую защищал большой стальной эфес копья. И наконец, грушевидный буфер и небольшой прямоугольный деревянный щит, схожий по форме с тем, что описывался во французском манускрипте 1446 г., свешивались на веревках, проходящих через отверстия на левой стороне нагрудной пластины (фото 41).

Описанный тип доспехов для гештеха только в 30-х гг. XVI в. был заменен на тот, который будет описан ниже. Однако первый имел несколько новшеств для специальных видов боя, введенных императором Максимилианом, но описывать их не представляется возможным из-за отсутствия места. Стоит только заметить, что во втором десятилетии XVI в. из Италии в Германию пришел «барьер». Поединок с применением барьера именовался «вел-шгештехом убер ди планке», или «планкенгештехом». Для такого поединка применялись обычные доспехи с добавлением ножных лат и более высокого щита, но без опоры для задней части копья.

Шарфреннен. Вид поединка, целью которого было выбить противника из седла, но очки начислялись и за сломанное копье. Самые ранние упоминания о нем встречаются в 1436 г. в описи доспехов вышеупомянутого эрцгерцога Фридриха, где говорится о нескольких деталях для «боевой скачки». Форма этих деталей неизвестна, но те немногие изображения этого вида боя, датируемые последней четвертью XV в., позволяют предположить, что поединки проводились в легких полудоспехах или в бригандинах с саладом и бевором и прямоугольным щитом, висевшим с левой стороны тела, как описано, например, в настольной книге «Вальд-бург-Вольфегшес Хаусбух» 1475—1480 гг. К 1480 г., если не раньше, стали делать специальные латы для «боевой скачки», и до наших дней дошло довольно много образцов, например, те, что выставлены в Вене (фото 42). Обычно, хотя и не всегда, на этот вид поединка не надевали ножных лат, наручников, наплечников или перчаток, поскольку большая надседелъная броня (Renntartsche) (см. ниже) всадника и эфес копья считались достаточной защитой для рук и кистей. Кираса обычно походила на ту, что надевали для геште-ха, за исключением того, что плакарт, юбка и тассеты были тяжелее, хотя последние, достигавшие раньше бедер, теперь доходили почти до колен. На голову надевали длинный салад, выкованный из одного куска железа, который дополнял большой бевор, прикрепленный гайками к нагруднику. Над прорезью для обзора шпильками и поворотным стержнем крепились две пластины в форме крыла. Предполагалось, что они будут опускаться при нанесении удара 57 . Весь бевор и всю переднюю часть тела закрывали надседельные латы (Renntartshe), которые делались из дерева и кожи, усиленной металлом, и крепились центральным винтом к нагрудной пластине и болтом с барашковой гайкой — к бевору (фото 42, рис. 221). Надседельные латы по форме были подогнаны к бевору и плотно прилегали к нагрудной пластине, немного не доходя до пояса, где эти латы выгибались вперед над лукой седла, прикрывая левую руку всадника. На ноги надевались специальные тяжелые ботинки, а бедра и колени получали дополнительную защиту за счет больших металлических пластин, которые свешивались по обе стороны от седла (так называемые боевые муфты — Dilgen) (рис. 224).

Вышеописанные латы для «боевой скачки» изготавливались почти до самых 50-х гг. XVI в., хотя после 1530 г. их стали постепенно заменять на новые. Доспехи для «шарфреннен» имели гораздо больше вариантов, чем латы для гештеха, поскольку император Максимилиан придумал много разновидностей этого поединка. Мы имеем возможность упомянуть здесь только один вариант — так называемую «механическую скачку», которая имела несколько подвидов. Для нее нагрудная пластина снабжалась пружинным механизмом, закрытым металлическим щитком, состоявшим из нескольких сегментов — когда удар приходился на щиток, механизм выбрасывал сегмент в воздух. Две такие нагрудные пластины без щитков выставлены в Вене (В. 21; В. 25). Существовал еще один вид поединка — «велшреннен». Для него к обычным боевым доспехам добавляли большой усиливающий элемент поверх левого наплечника, а на голову надевали либо армэ с чехлом, либо закрытый шлем в виде армэ, но продолженный вниз, чтобы его можно было привинтить к кирасе (например, образец в Тауэре, IV. 502). Сейчас мы очень мало знаем об этом виде поединка, но, по всей видимости, он пришел в Германию в начале XVI в., предположительно из Италии.

Для турниров (немцы называли его фрайтурнир, или свободный турнир) повсюду использовались обычные боевые доспехи, усиленные несколькими добавочными элементами. На особые турниры XV в., называвшиеся колбентурнирами, где противники сражались дубинками-палицами или затупленными мечами, надевали большой бацинет (рис. 25), который часто делали из кожи с металлической решеткой для защиты лица (рис. 26).

Вдобавок к различным поединкам и конным турнирам рыцари сражались в пешем бою копьями, мечами, кинжалами, секирами и палицами. Начиная с конца XV в. эти бои часто проводились через барьер.

Приблизительно до 1500 г. обычным снаряжением для

пешего боя были боевые доспехи с большим бацинетом, который сначала пристегивался, а потом привинчивался к кирасе. До конца века бацинет сохранил круглую форму «собачьего» забрала, но потом ее сменили две новые формы: полукруглая с множеством небольших отверстий и в форме кузнечного меха. Последняя использовалась до

1550—1560 гг.

Приблизительно в 1500 г. был введен новый тип доспехов для пешего боя, сначала предположительно в Германии, где и находится большинство сохранившихся образцов (фото 44). Такие доспехи включали в себя большой бацинет, симметричные наплечники и набедренники, обычно полностью закрывавшие бедра. Самой характерной их чертой была широкая пластинчатая юбка тонлет 58 , которая доходила до колен. Эти доспехи использовались в Германии до 1550—1560 гг., пока их не сменила специальная форма обычной боевой брони (см. ниже).

Редкую форму доспехов для пешего боя, изготавливавшуюся, видимо, только с 1515 по 1530 г., мы видим на самом раннем дошедшем до нас образце гринвичских лат, которые были изготовлены для короля Генриха VIII в 1515—1520 гг. (фото 43). Вместо тонлета или юбки и тассет эти доспехи имеют пару пластинчатых «бриджей», повторяющих форму ягодиц, с отдельным элементом, который пристегивается поверх набедренников. Последние полностью закрывали бедра, а наплечники закрывали плечи и подмышки. Пространства с внутренней стороны локтевого и коленного суставов закрыты пластинами. Манжеты рукавиц застегивались под наручами, а закрытый шлем типа ба-цинет пристегивался к краю воротника. Короче говоря, боец был полностью закрыт стальными пластинами, не имевшими нигде зазоров.

По доспехам (сделанным в Аугсбурге) Андреаса фон Зонненбурга (Венский музей оружия, А. 310) нам известно, что уже с 1510 г. боевые доспехи стали оснащаться запасным шлемом с усиливающими пластинами для бевора, нагрудной кирасы, левого налокотника и левой рукавицы, что превращало их в турнирные доспехи. Начиная с 1520 г. за пределами Германии появилась тенденция изготавливать дополнительные элементы для лат, чтобы рыцарь мог участвовать во всех видах поединков и турниров. Например, гринвичские доспехи для боя с барьером представляли собой обычную боевую броню, но с добавлением следующих элементов: 1) шлема для поединка через барьер с тяжелым забралом, одной сплошной прорезью для глаз и отверстиями для дыхания только с правой стороны (рис. 76). Иногда вместо отдельного шлема изготовляли два сменных забрала — одно для боя через барьер, другое — для настоящего боя. Сам боевой шлем зачастую оснащался чехлом и усиливающей пластиной для верхней части бевора, возможно, для того, чтобы его можно было использовать в турнирах; 2) грандгарда (рис. 223), или усиливающей пластины, которая закрывала всю левую и часть правой стороны нагрудника и крепилась центральной скобой со штырьком. Ее часто делали из одного куска с усиливающим бевором, хотя иногда такой бевор бывал съемным и дополнялся усиливающей тассетой слева; 3) пасгарда (рис. 222), который произошел от старой усиливающей пластины налокотника. Он имел форму большого крыла для левого локтя и прикреплялся скобой и крючком-заклепкой. Некоторые писатели XIX в. ошибочно применяли этот термин для обозначения усиливающей пластины наплечника; 4) манифера (рис. 225). Это была большая рукавица-варежка для левой руки. Ее либо привязывали ремешками поверх обычной рукавицы, либо крепили к ней с помощью скобы и крючка на заклепке. Такое крепление иногда защищалось рон-делем на коротком стебле.

Аналогичные усиливающие элементы использовали по всей Европе, хотя, конечно, детали могли быть другими (фото 43, 45, 51). Грандгард и бевор обычно изготовлялись отдельно, зато пасгард и манифер до 1580 г. порой делались из одного куска. Все части соединялись гайками, болтами или привинчивались. Новый щит (который никогда не изготавливался в Гринвиче, назывался тарч для поединка через баръер (фото 45). Это был стальной щит, иногда покрытый накладной решеткой, который привинчивался спереди к левому плечу. Он протягивался до середины левой части груди и у основания был слегка выпуклым. Такой щит использовали во время итальянского поединка через барьер.

В Германии с появлением в 30-х гг. XVI в. латных гарнитуров в употребление вошла аналогичная, но более сложная система элементов. В дополнение к различным типам боевых доспехов, кратко упомянутых в главе 5, из одного гарнитура можно было составить латы для гештеха, велштеха (фото 45), свободного турнира (фото 51) и пешего боя (фото 44). Усиливающие детали были аналогичны тем, что перечислены выше, но доспехи для пешего боя включали в себя также закрытые набедренники и юбку-тонлет, а для гештеха часто использовался особый шлем. Этот шлем, изготавливавшийся в Аугсбурге в 1580—1590-х гг., был похож на обычный закрытый шлем для поединка через барьтер, мог поворачиваться на воротнике, но имел бевор, протягивавшийся вниз и привинчивавшийся к нагрудной кирасе. В Саксонии в течение последней четверти XVI в. использовали очень большой салад, вероятно, для рен-нена, который крепился к грандгарду центральным болтом и гайкой-барашком на забрале. Его часто снабжали угловой скобой для соединения гребешка с наспинником. Это, очевидно, делалось для того, чтобы шлем не наползал на заклепки забрала (шлем такого типа хранится в Тауэре, Лондон, II. 170).

Хотя новые виды турнирных доспехов создавались для гарнитуров, их скоро стали изготавливать отдельно, и они очень быстро вытеснили старые. В течение последней четверти XVI в. появилась тенденция к упрощению форм, которая сначала проявилась в отношении лат для пешего боя. С 1570-х гг. они мало чем отличались от обычных боевых лат «три четверти» того времени, за исключением того, что наплечники у них были симметричными, а рукавицы иногда имели фланцы по внутреннему краю. Эти фланцы, вероятно, предназначались для того, чтобы оружие противника не соскользнуло с копья владельца доспехов и не поразило незащищенный участок руки. После около 1610 г. усиливающие элементы для поединков, очевидно, повсюду стали сводиться к грандгарду или тарчу для боя через барьер, маниферу и пасгарду.

В Англии турниры, по-видимому, прекратили свое существование после гражданских войн 1642—1649 гг., но еще за двадцать лет до этого их популярность стала падать. Повсюду же турниры проводили вплоть до начала XVIII в.: например, в Дрездене еще в 1719 г. проводились пешие поединки. С середины XVII в. турниры во многих местах сменились каруселью, которая обычно включала состязания, на которых участники демонстрировали умение управлять конем. В нее обычно входили следующие состязания или часть из них:

1) сдергивание колец. Этот вид спорта, зародившийся, вероятно, еще в Средние века, заключался в том, что нужно было на всем скаку снять копьем подвешенное кольцо;

2) срубание сарацинских голов, изготовленных из дерева или папье-маше, различными видами оружия;

3) удар копьем в центр фигуры. Еще один вид средневекового состязания. К столбу приклепывалась половина фигуры — обычно мавра — со щитом в одной руке и мечом (или кистенем) — в другой. Всадник должен был на всем скаку попасть копьем в центр этой фигуры. Если он промахивался и попадал в другое место, то фигура поворачивалась и била его сзади;

4) сама карусель. Это была бледная копия турнира, в которой противники сражались обитыми войлоком дубинками и тупыми мечами, стараясь сбить друг у друга гребни со шлемов.

Карусели устраивались в Дании в конце XVII в. и в Швеции — еще в 1800 г. Многочисленные доспехи для этих состязаний можно видеть в Тёйхусмуссете в Копенгагене и в Ливрусткаммарен (Королевской оружейной палате) в Стокгольме. Некоторые из них представляют собой добротные латы начала XVII в., раскрашенные и золоченые. Зато снаряжение, которое изготавливалось специально для каруселей, отличается низким качеством и неприглядным внешним видом. Эти доспехи большей частью делали из золоченой меди или очень тонких железных пластин, иногда с имитацией камней. Карусели представляют определенный интерес как переходный этап между средневековым турниром и возрождением «готических» состязаний в XIX в., среди которых самым известным, пожалуй, был Эглинтонский турнир 1839 г.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Доспехи и вооружение рыцаря

Рыцарь в полном вооружении на коне

В XI—XII вв. рыцари защищали себя кольчугами или чешуйчатыми панцирями. В XIII-XIV вв. они обзавелись бригантинами — пластинчатыми доспехами, наклёпанными под суконную основу, а также поножами и наручами, набедренниками и наколенниками, наплечниками и налокотниками. Прямо на рубаху рыцарь надевал гобиссон — нечто вроде простёганной фуфайки из тафты или кожи, а на гобиссон — кольчугу, которую со временем заменили латы — доспех из крупных металлических пластин.

Поверх кольчуги или лат рыцари носили богато расшитые безрукавки — сюрко — с гербом владельца. На рыцарских шлемах красовались плюмажи (украшения из разноцветных перьев). К шлему прикреплялись забрало и ожерелье. Металлическое ожерелье, защищавшее шею, соединяло нагрудник со шлемом. Забрало могло быть решётчатым или из отдельных пластинок и опускалось только во время боя.

Сплошной сочленённый рыцарский доспех XV в. весил 25 кг, если же под него надевалась кольчуга, то общий вес защитного снаряжения мог достигать 32 кг. Турнирные доспехи были ещё тяжелее. Рыцарские щиты изготавливались из дерева, металла, кожи и украшались гербами владельцев. У каждого рыцаря имелся рог: с его помощью можно было вызвать подмогу, если рыцарь оказывался перед лицом превосходящих сил противника. Особенно в рыцарской среде ценился олифант — рог, сделанный из слонового бивня. Дорогие олифанты украшались серебряной оправой и медальонами с изображениями зверей, птиц, сцен охоты или рыцарских турниров.

Немецкие рыцарские мечи XIV–XVI вв.

Неотъемлемой принадлежностью рыцаря был меч — наступательное оружие с обоюдоострым прямым клинком, предназначенным для нанесения рубящих и колющих ударов. Известны мечи XII — XIII вв. длиной до 120 см и весом около 2 кг. В XIV в. появился так называемый боршверт — «меч-протыкатель». Это оружие было специально предназначено для нанесения колющих ударов в стыки между смежными пластинами доспехов. В XV в. в Западной Европе распространились огромные двуручные мечи в рост человека. Столетие спустя мечи утрачивают своё ведущее значение и постепенно уступают место шпагам и палашам.

В рукопашном бою рыцари также использовали кинжалы. Копья в XII в. стали длинными (до 5 м) и тяжёлыми, поэтому всадник брал копьё, снабжённое упорным диском из дерева или металла, «наперевес» и не ударял им, а таранил своего противника. В качестве вспомогательного оружия рыцари применяли булаву, секиру и боевой молот, а также такие «неблагородные» виды оружия, как кистень и боевой цеп.

Поделиться ссылкой