Русско японская война цусима

Содержание

Цусима: Фиаско русского флота или беспримерный подвиг простых моряков



В ходе Цусимской битвы в мае 1905-го российский флот постигла катастрофа. Японцы потопили 19 российских кораблей, единицам удалось прорваться к нейтральным портам, где они были интернированы. 5 военных кораблей сдались в плен, и только 2 крейсера с двумя миноносцами достигли берегов Владивостока. В ходе морского столкновения погибло минимум 5 тысяч человек из личного состава нескольких эскадр. О главных причинах такого разгрома специалисты спорят до сих пор. Но «Цусима» так и осталась нарицательным обозначением фиаско.

Курс на поражение


Вице-адмирал Рожественский./Фото: upload.wikimedia.org

Первые же месяцы русско-японского противостояния четко показали, что правительство Российской империи оказалось неготовым к войне. Неграмотная оценка потенциала противника и излишняя самоуверенность «верхушки» в неуязвимости позиций русских на Дальнем Востоке привели к плачевной ситуации на поле боя.
В самом начале войны русская эскадра под Порт-Артуром понесла потери, позволившие японцам возыметь преобладание по морю. Это подтолкнуло правителей к мерам по усилению морской мощи на Дальнем Востоке. Осенью 1904-го в помощь заблокированной эскадре вышли корабли Балтийского флота, объединенные во вновь сформированную 2-ю Тихоокеанскую эскадру. Командиром назначили адмирала Рожественского. Эскадра взяла курс на непростой кругосветный переход, который увенчал разгромный бой с японцами.
Несмотря на то, что к зиме Порт-Артур безнадежно пал и дальнейшее продвижение подкрепления, по сути, смысл потеряло, в феврале из западной Балтики вышла дополнительная Тихоокеанская эскадра под предводительством контр-адмирала Небогатова. К маю 1905-го обе эскадры слились в одну морскую армию у берегов Вьетнама, подошли к Цусимскому проливу, взяв курс на Владивосток. Русские корабли моментально были обнаружены разведкой японского флота.

Тактико-техническое преимущество японцев


Погибший экипаж русского броненосца./Фото: static.novayagazeta.ru

Как утверждают некоторые историки, Рожественский в буквальном смысле игнорировал весь опыт поражений периода русско-турецкой войны, недооценивал противника и не готовил свои корабли к сложному бою, осознавая его неизбежность. По мнению военно-морских историков, отсутствовали как план боя, так и разведка. Русская эскадра была застигнута врасплох главными силами японского флота до завершения боевого построения. По этой причине русский флот вступил в бой уже в проигрышной для себя позиции, и вести огонь имели возможность далеко не все корабли.
Помимо просчетов командования, русские уступали японцам и в техническом плане. Японские корабли оказались более скоростными и качественнее бронированными. По скорострельности артиллерии они двукратно превосходили русские. Да и выпускаемые противником снаряды обладали сильнейшим фугасным действием. Мощность шимозы (взрывчатое вещество) многократно превышала пироксилин, используемый в русских снарядах. На японцев сыграла и чрезмерная перегрузка российских кораблей тоннами угля, воды и провианта, отчего броневые пояса основных русских броненосцев опускались ниже ватерлинии. И японские снаряды наносили масштабнейшие повреждения обшивке кораблей над бронированной площадью.

Кризис организации


Броненосец «Орел» после сражения./Фото: pretich2005.narod.ru

Накануне сражения эскадра не могла похвастать не только достаточной боевой подготовкой, но и грамотной организованностью. Большая часть личного состава эскадры прибыла на новые корабли незадолго до отправки, летом 1904-го. До этого при их постройке находились только командиры и единицы узконаправленных специалистов. Так что и офицеры, и рядовые члены команды были лишены возможности ознакомиться со своими кораблями. Кроме этого, в составе эскадры было множество юных офицеров, выпущенных в досрочном порядке из морского кадетского корпуса по причине войны, а также перемещенных с торгового флота. Первые не располагали знаниями и боевым опытом, вторые же навыками морского дела хоть и обладали, но военная подготовка отсутствовала.
Долгие месяцы перехода состав некоторых отрядов менялся, что отчасти было вызвано непростой обстановкой похода. Штаб первого командующего эскадрой занимался всевозможными мелкими вопросами, которые по уставу должны разрешаться более младшими руководителями. Сам же штаб командующего эскадрой не был правильно организован. Начальник штаба отсутствовал, а флаг-капитан был лишь исполнителем приказов командующего. Действиям флагманских специалистов не доставало согласованности, они срабатывали сами по себе, получая указания лично от командующего.
Перед выходом из Балтийских вод в полном объединенном составе эскадра не поплавала ни разу. Пару совместных походов удалось совершить лишь отдельным отрядам кораблей. В сжатые для подготовки сроки корабли успели произвести слишком малое число стрельб. Недостаточно было произведено и торпедных стрельб с главных миноносцев, немалая часть которых затонула при первых же выстрелах.

Цена за ошибки и просчеты


Затонувший «Сисой Великий»./Фото: navsource.narod.ru

В ходе дневного боя 14 мая русская эскадра подвергалась множественным атакам японских миноносцев, неся серьезные потери. Со всем экипажем был уничтожен броненосец «Наварин», а получившие «ранения» «Сисой Великий», «Владимир Мономах» и «Адмирал Нахимов» затонули к утру. На исходе сражения из строя выбили флагман «Князь Суворов», а Рожественский, пребывавший на его борту, был ранен. Японцами были потоплены главные броненосцы, а потерявшие строй корабли разбросало по Корейскому проливу. Вечером второго дня капитулировал Небогатов.
Кроме 5 сдавшихся в плен, трех прорвавшихся во Владивосток и нескольких ушедших в нейтральные воды, корабли-участники боя либо были уничтожены японцами, либо своими же командами. Русский флот потерял более 5 тысяч человек. При зафиксированном полном поражении России Цусимская битва остается символом достоинства русского моряка. Несмотря на небывалые трудности и отсутствие должной подготовки, был проведен первый в истории флота продолжительный переход через моря и океаны (220 дней). В общей сложности было пройдено около 20 тысяч миль. И пусть подавляющее число кораблей эскадры были несовременными, а императорские адмиралы провалили управление боем, русские матросы показали отменные боевые качества и самоотверженность.
Когда же командование серьезно готовиться к сражениям, возникают невозможные победы, такие как под Осовцом, когда отравленные хлором русские воины смогли отбить немецкие атаки.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

В этой войне Япония потеряла 117 военных и 3 торпедных катера.

Потери России: 4380 погибших, 5 917 захваченных, 6 линейных кораблей и 1 прибрежный линкор затонули, 14 других кораблей потоплено, 7 кораблей было захвачено врагом, 6 кораблей разоружены.

Невероятные потери из-за ошибок командования

Вы наверняка уже успели прочитать статью о битве за Порт-Артур. Если нет – искренне рекомендуем сделать это, ведь прямо сейчас мы рассмотрим еще одну русско-японскую войну, которое состоялось спустя год после вышеупомянутой битвы.

Итак, давайте прямо сейчас рассмотрим цусимское сражение 1905 года, в прямом смысле слова перенесемся в прошлое.

Мы рассмотрим кратко, ведь происходящих в этой битве событий было так много, что их попросту не удастся уместить в рамки одной статьи.

Шел 1905 год. Российский флот остановился на несколько недель в небольшом порту Носси-Бе (Мадагаскар), который тогда принадлежал нейтральной Франции. В порту полностью отсутствовала даже малейшая инфраструктура, но российский Балтийский флот был в состоянии пополнить запасы угля и отправиться в бухту Камрань. Это был еще один союзный порт, принадлежавший тогда французскому Индокитаю. Флот прибыл в Сингапурский пролив в период с 7 по 10 апреля 1905 года и достиг Японского моря в мае 1905 года. Эскадре необходимо было пополнить свои запасы углем в объеме 500 000 тонн, и только тогда он имел возможность успешно прибыть в пункт назначения. Пополнить свои запасы углем в нейтральных портах не было никакой возможности.

В конце концов, этот флот был переименован во «Вторую Тихоокеанскую эскадру» после 18 000 морских миль (33 000 км). В тот момент флот получил неутешительные новости о том, что Порт-Артур был успешно захвачен войсками Японии. Это была кровопролитная битва. Японские снаряды разрывались каждую секунду, но бравые российские солдаты до последнего шли на врага, веря в возможность выйти из этой битвы победителями. Пока по их жилам текла горячая кровь, а сердце делало быстрые удары, они шли вперед. И пускай душа леденела от страха, а порой вовсе уходила в пятки, они знали – ради Родины они обязаны отдать последние силы. Увы, выживших в этой кровавой бойне было немного, но и они попали в плен без единой надежды увидеть свой дом, свою мать и близких сердцу людей. Остальные слышали последние выстрелы, ощущали, как в их тела входили вражеские пули, делая последний вздох…

План адмирала Рождественского заключался в том, чтобы добраться до Владивостока, пополнить запасы углем, дать своему экипажу возможность отдохнуть и восстановить силы, а затем начать подготовку к бою. Однако самый короткий и самый прямой маршрут проходил через пролив Цусима между Кореей и Японией, в окружении японских баз и родных островов.

Адмирал Тогу оперативно просчитал, пожалуй, единственный разумный выбор своего будущего противника и то, что флот с русскими на борту направлялся во Владивосток по кратчайшему маршруту. У него было достаточно времени, чтобы отремонтировать корабли в сухих доках, а также пополнять запасы, а экипажи в то время набирались сил, когда он разрабатывал планы со своими подчиненными.

Он должен был перехватить русский флот, используя, по-видимому, средневековую тактику, которую он знал по войне Босин.

Японский объединенный флот был сокращен до четырех линейных кораблей, укомплектованных в основном нетронутыми силами крейсеров, эсминцев и торпедных катеров. Восемь линейных кораблей, включая «Бородино», и более мелкие корабли в общей сложности для 38 боевых кораблей и вспомогательных подразделений имели преимущество на бумаге. В конце мая “Вторая Тихоокеанская эскадра” передвигалась в ночное время суток, чтобы не быть замеченной, однако была определена двумя кораблями, у которых были открыты огни в соответствии с международным правом.

Штаб Того приказал вылететь, а затем получил больше информации от своих разведывательных сил.

А Вы знали? 27–28 мая 1905 года началась битва. Она обещала стать крупнейшим морским сражением. В ней задействовались современные военные корабли, которые привлекли внимание морских экспертов. Королевский военно-морской флот не заставил себя долго ждать и перешел в наступление, что и стало определяющим фактором при выборе концепции линейного корабля с монокалибром.

Уставший воин – обреченный воин

Российская сторона. Само собой разумеется, что такое огромное путешествие, которое никогда не совершал современный военный флот, было само по себе удивительным. Но сражение как раз по прибытию очень изнурило весь экипаж, ведь, по сути, им пришлось опять без сна и отдыха противостоять вражеским силам. Уставшие, лишенные всяких моральных и физических сил, российские военные должны были вступить в неравный бой с противником. Это было трудно, шансов было немного, но такова была их реальность. Противник не собирался давать ни малейшего права на отдых. Впереди их ждал триумф или вечный покой и забвение. Что именно, пока никто не знал.

Дисциплина все еще была на высоком уровне, но в команде уже накапливалось недовольство. Только четыре новых линкора класса Бородино все еще были в относительно хорошей форме. Другие линейные корабли, возглавляемые 3-й дивизией адмирала Небогатова, едва могли идти по линии и не могли показать былую мощь. Все корабли были сильно загрязнены, их скорость 14 узлов едва поддерживалась в течение короткого периода времени, в то время как японские корабли выдавали 15 узлов, что давало им некоторое преимущество в ловкости. Кроме того, были выявлены недостатки в обучении и нехватка бюджета, а также российские военно-морские испытания торпед, которые показали наличие некоторых проблем.

Японская мощь

Поначалу победитель не был очевиден на бумаге. Объединенный флот IJN был на бумаге ниже, чем половина линейных кораблей. Однако корабли были новенькими и почти в первозданном состоянии, несмотря на интенсивную службу. Адмирал Тогу сам был уже старым капитаном-ветераном с большим опытом боевых действий, особенно закаленный морскими баталиями. Его флот состоял из 5 линейных кораблей, 27 крейсеров, 21 эсминца, 37 торпедных катеров и канонерских лодок, а также вспомогательных судов в общей сложности 89 единиц, но последний не принимал участия в самом сражении, будучи слишком медленным и уязвимым для этой задачи. Российский флот был более ориентирован на сражение: больше линкоров, 8 «обычных», 3 прибрежных линкора, но также меньше крейсеров, всего 6, и гораздо меньше эсминцев – 9. Во всяком случае, они не были на ключевые ролях с обеих сторон. Торпеды использовались агрессивно, но не часто.

Японцы сделали ход первыми. Невероятный Того

Еще до того, как заметить русских, адмирал Того разместил свой флот, чтобы заблокировать колонну своего противника. Эта классическая тактика, которая повторялась в Ютландии и в других случаях, позволяла всей японской линии открыть огонь, сосредоточенный на первом корабле, как правило, флагмане адмирала. Он не только мог дезорганизовать флот, но также позволял поражать цели, поскольку они увеличивали огневую мощь, в то время как у противника были только передовые орудия, которыми он мог ответить. Следующее движение было для целевого флота в целом, чтобы повернуть и сформировать противостоящую широкую колонну. Излишне говорить, что эти маневры были тщательно проработаны и требовали точности. Когда были подготовлены все условия, как заметил Того, погода была хорошей, с чистым небом, позволяющим наблюдать на большом расстоянии, но с высокими волнами. Все это время беспроводные сообщения поступали от разведчиков, которые следили за передвижениями русских сил.

В 13:40 оба флота увидели друг друга и через 15 минут после того, как Тогу поднял флаг на Микасе, он приказал флоту:

«Судьба Империи зависит от результата этой битвы, пусть каждый человек выполняет свой первоочередный долг».

Он говорил настолько громко и уверенно, четко проговаривая каждое слово, как будто целый день он репетировал только эту фразу. Но самое главное – она дошла очень глубоко в каждого солдата, попав прямо в их сердца. Каждый из них был готов отдать свою жизнь ради Родины.

Огонь на японской стороне начался в 14:45. Русские плыли на северо-восток, в то время как японцы двигались с северо-востока на запад и повернули последовательно, следуя тому же курсу, что и русские в классических параллельных линиях.

Разворот Тогу был мастерским, но русская артиллерия была хороша. Микаса был поражен 15 раз за пять минут, а затем и еще 15 раз, все крупным калибром. Адмирал Рожественский выбрал формальный вариант сражения, исходя из своего превосходства в количестве тяжелых орудий.

В 14:08 дальность упала до 7000 метров, а затем до 6400 метров, но в конечном итоге превосходные японские навыки стрельбы и прицелы нанесли удар по российской линии фронта. Точность стрельбы была обеспечена Королевским военно-морским флотом.

Владимир Семёнов на своем флагманском «Князе» («граф») Суворове очень хорошо помнил выстрелы японских пушек:

«Казалось, что снаряды непрерывно сыпались на нас один за другим. (…) Кроме того, взрыв имел необычайно высокую температуру и жидкое пламя, которое, казалось, распространилось по всей территории».

Действительно, этот обстрел продолжался еще 90 минут, до первой потери – российского линкора «Ослябя» (флагман 2-го линейного дивизиона Рожественского). Фуджи удалось поразить склад с боеприпасами Бородино, в результате чего он взорвался. Броненосец быстро затонул, но его вздымающийся дым охватил всю территорию и немного снизил точность стрельбы. Когда наступил вечер, контр-адмирал Небогатов принял командование, но вскоре «Князь Суворов», «Император Александр III» и «Бородино» увеличили потери, в то время как японские корабли пострадали меньше. Только несколько легких кораблей были потеряны.

3 часа невероятного сражения

Поскольку русский флот все еще имел некоторые крупные корабли, к тому времени было немыслимо сдаться. План заключался в том, чтобы добраться до Владивостока. Именно этого хотели избежать японцы. Того отправил в 20 часов вечера 21 миноносец и 37 торпедных катеров, чтобы выследить и уничтожить русских. Авангард был поражен эсминцами, а фланги были атакованы торпедными катерами (восток и юг). Атака с использованием торпед продолжалась три часа без перерыва. Неясность и некоторая путаница привели к нескольким столкновениям, но это привело к рассеянию русских, пытавшихся прорваться на север. Вскоре они смогли скрыться, однако их предали прожекторы. Наварин нарвался на мину, остановился и был торпедирован. Шансы спастись были невелики.

Сисой Великий был торпедирован и затоплен утром. Бронированные крейсеры «Адмирал Нахимов» были торпедированы, но уцелели, а Владимир Мономах» столкнулся с японским эсминцем и был уничтожен также на следующее утро. В эту роковую ночь японцы потеряли только три торпедных катера.

Капитуляция Небогатова

В 09:30, 28 мая, оставшаяся часть российского флота Небогатова была обнаружена, вяло отступая, позволяя линкорам Тогу догнать и окружить его к югу от острова Такешима. Как и в Желтом море, огонь открылся на 12 000 метров. К тому времени российскому адмиралу стало ясно, что он перешагнул безопасную границу и что его шесть оставшихся кораблей были осуждены. Вместо того чтобы уничтожить их, он приказал им сдаться, дав сигнал XGE, который означал – «мы сдаемся». Однако, к сожалению для россиян, этот сигнал отсутствовал в японских кодовых книгах и Япония продолжала обстреливать флот.

Удивившийся Небогатов приказал выбросить белые флаги, однако Тогу не доверял этому новому сигналу, и продолжал вести огонь. Когда стало ясно, что ничто не помешает полному уничтожению, русский крейсер «Изумруд» сломал строй и попытался бежать. Отчаявшийся Небогатов поднял флаг Имперского японского флота и остановился, надеясь быть понятым. Это было замечено Того, который приказал прекратить огонь. Оба флота остановились, и Небогатов начал договариваться о своей капитуляции. Как заявили члены его экипажа, он знал, что за неповиновение приказам он мог быть застрелен, но хотел избежать бесполезной бойни, умоляя своих людей однажды «восстановить честь и славу российского флота».

Тюрьма вместо казни за предательство

По возвращении в Россию оба адмирала предстали перед судом, Рождественский (который получил серьезное ранение и был без сознания во время битвы) взял на себя полную ответственность.

Об этом писали все газеты.

Царь помиловал второго, а первого отправил в тюрьму. Остальная часть русской эскадры, всего три корабля, достигла Владивостока. Многие из этих кораблей были захвачены японцами в дополнение к затопленным или поврежденным в Порт-Артуре. Того не только получил впечатляющий приз в виде новых линейных кораблей и крейсеров, но и выиграл у двух флотов, потеряв в течение всей кампании только два линейных корабля и три эсминца.

Последствия битвы для России и Японии

Русские потеряли второй тихоокеанский флот, то есть весь Балтийский флот, острие их морской мощи. Восемь линейных кораблей, множество небольших судов и более 5000 человек, в то время как японцы потеряли три торпедных катера и 116 человек. Три российских судна добрались до Владивостока. Российский флот нуждался в кардинальном обновлении.

Сразу после этого совместное морское десантное нападение позволило Японии оккупировать остров Сахалин. Русские стремились заключить мир. Российская империя потеряла 2/3 своего флота.

Традиционные союзники России, такие как Франция, начали сомневаться в правильности своего выбора, а Великобритания выбрала Японию в качестве азиатского союзника. Дома обида экипажей на их элиты сводилась к открытому мятежу на оставшемся черноморском флоте (Потемкине), который отражался в хлебных массовых восстаниях, жестоко подавленных.

Для Японии цусимская война имела диаметрально противоположные последствия. Япония еще раз зарекомендовала себя в качестве сильнейшего государства в Азии. Милитаризм в период после Первой мировой войны, еще более подпитываемый гневом, вызванным ограничениями Вашингтонского договора 1922 года, приведет к тому, что сторонники жесткой линии, управляющие страной, преследуют агрессивную повестку дня в отношении Китая после аннексии Кореи и Маньчжурии. Хроники Цусимы и все даты сражения вошли в календарь, и были объявлены национальным праздником, что до сих пор остается неизменным, в то время как броненосец Микаса сохранился и его можно увидеть даже сегодня. Это событие отмечалось во многих книгах на протяжении многих лет, например, бестселлер «Тучи над холмом», по сюжету которого был снят сериал в 2008 году, или высокобюджетный фильм 1969 года с Тоширо Мифунэ в роли Того, международной командой и актерами.

Только с точки зрения военно-морского флота сражение показало, что дальнобойная артиллерия, как уже было продемонстрировано в Желтом море в 1904 году, была обычным делом, вторичная артиллерия не играла значительной роли, а также легкие корабли, такие как эсминцы. Это подтвердило многим британским руководителям штаба, включая адмирала Фишера (не говоря уже об остальном мире), что только линейный корабль типа монокалибер был способом продвижения вперед. С удвоенным бюджетом, необходимым для таких кораблей, это вызвало европейскую гонку вооружений, которая имела немало прецедентов в истории, то есть «лихорадку дредноутов». Цусима точно не породил Дредноут на ровном месте. Идея у Фишера существовала уже с 1900 года, и в 1904 году он заканчивал проектирование.

22 февраля 1905 года был утвержден окончательный проект первого современного линкора, в котором действительно содержалось несколько наблюдений недавней войны. Фактически, как битва при Желтом море, так и битва при Цусиме были тщательно проанализированы Комитетом Фишера. Битва в Желтом море подтвердила, что дальний (13 000 метров или 14 000 ярдов) огонь возможен и даже желателен при наличии правильных прицелов и расчетов.

Таким образом, русско-японская война и цусимское сражение завершилось не в пользу Российской империи.

В завершение предлагаем вашему вниманию фильм с уникальными кадрами цусимского сражения, от которого просто леденит душу:

Цусимская трагедия


110 лет назад, 27-28 мая 1905 года, произошло Цусимское морское сражение. Это морское сражение стало последней решающей битвой Русско-японской войны и одной из самых трагичных страниц в русской военной летописи. Русская 2-я эскадра Тихоокеанского флота под командованием вице-адмирала Зиновия Петровича Рожественского потерпела сокрушительное поражение от Императорского флота Японии под командованием адмирала Того Хэйхатиро.
Русская эскадра была уничтожена: 19 кораблей потоплено, 2 подорвано своим экипажем, 7 кораблей и судов попали в плен, 6 кораблей и судов были интернированы в нейтральных портах, к своим прорвали только 3 корабля и 1 транспорт. Русский флот потерял боевое ядро — 12 броненосных кораблей, предназначенных для линейного эскадренного боя (включая 4 новейших эскадренных броненосцев типа «Бородино»). Из более чем 16 тыс. экипажа эскадры погибло и утонуло более 5 тыс. человек, более 7 тыс. человек попало в плен, более 2 тыс. были интернированы, к своим вышли 870 человек. При этом японские потери были минимальны: 3 миноносца, более 600 человек было убито и ранено.
Цусимское сражение стало крупнейшим в эпохе додредноутного броненосного флота и окончательно сломило волю к сопротивлению у военно-политического руководства Российской империи. Цусима нанесла страшный урон русскому флоту, который уже потерял 1-ю Тихоокеанскую эскадру в Порт-Артуре. Теперь погибли основные силы Балтийского флота. Только огромными усилиями Российская империя смогла восстановить боеспособность флота к Первой мировой войне. Цусимская катастрофа нанесла огромный урон престижу Российской империи. Петербург поддался общественному и политическому давлению и пошёл на мир с Токио.
При этом стоит отметить, что в военно-стратегическом отношении Цусима значила мало, несмотря на тяжелейшие потери флота и негативный моральный эффект. Россия потеряла контроль над ситуацией на море уже давно, а падение Порт-Артура с гибелью 1-й Тихоокеанской эскадры поставило в этом вопросе точку. Исход войны решался на суше и зависел от морально-волевых качеств военно-политического руководства и ресурсов стран. Япония была полностью истощена в военно-материальном, экономическо-финансовом и демографическом отношениях.
Патриотический подъём в Японской империи уже угас, подавленный материальными трудностями и жестокими потерями. Даже Цусимская победа вызвала только кратковременную вспышку энтузиазма. Людские ресурсы Японии были истощены, среди пленных уже попадали старики и почти дети. Денег не было, казна была пуста, несмотря на финансовую поддержку США и Англии. Русская же армия, несмотря на полосу неудач, в основном вызванных неудовлетворительным командованием, только вошла в полную силу. Решительная победа на суше могла привести Японию к военно-политической катастрофе. Россия имела возможность вышвырнуть японцев с материка и занять Корею, вернуть Порт-Артур, победить в войне. Однако Петербург сломался и под давлением «мирового сообщества» пошёл на позорный мир. Россия смогла отомстить и вернуть себе честь только при И. В. Сталине, в 1945 году.

Начало похода
Недооценка противника, шапкозакидательские настроения, чрезвычайная самоуверенность правительства, а также саботаж определённых сил (вроде С. Витте, который убедил все, что Японии не сможет начать войну ранее 1905 года из-за нехватки денег), привели к тому Россия в начале войны не имела на Дальнем Востоке достаточных сил, а также необходимых кораблестроительных и ремонтных мощностей. В самом начале войны стало очевидно, что Порт-Артурскую эскадру необходимо усилить. На необходимость усиления морских сил на дальнем Востоке неоднократно указывал адмирал Макаров, но при его жизни ничего сделано не было.
Гибель броненосца «Петропавловск», когда погиб практически весь экипаж флагмана вместе с командующим эскадры Макаровым, самым отрицательным образом сказалась на боеспособности Тихоокеанской эскадры. Адекватной замены Макарову до конца войны так и не нашли, что было ещё одним из свидетельств общей деградации Российской империи и в частности, гнилости и слабости военного руководства. После этого новый командующий флотом на Тихом океане Николай Скрыдлов поставил вопрос о направлении значительных подкреплений на Дальний Восток. В апреле 1904 года было принято принципиальное решение об отправке подкреплений на Дальний Восток. 2-ю Тихоокеанскую эскадру возглавил начальник Главного морского штаба Зиновий Петрович Рожественский. Младшими флагманами были назначены контр-адмирал Дмитрий фон Фелькерзам (он несколько дней до Цусимского сражения умер) и Оскар Адольфович Энквист.
По первоначальному плану 2-я Тихоокеанская эскадра должна была усилить 1-ю Тихоокеанскую эскадру и создать на Дальнем Востоке решающее военно-морское превосходство над японским флотом. Это вело к деблокированию с моря Порт-Артура, нарушению морских коммуникаций японской армии. В перспективе это должно было привести к поражению японской армии на материке и снятию осады Порт-Артура. При таком соотношении сил (броненосцы и крейсера 2-й Тихоокеанской эскадры плюс эскадренные броненосцы 1-й Тихоокеанской эскадры) японский флот был обречен на поражение в открытом сражении.
Формирования эскадры шло медленно, но события в Желтом море 10 августа 1904 г., когда 1-я Тихоокеанская эскадра под началом Витгефта (погиб в этом сражении) не смогла использовать имеющиеся возможности по нанесению серьёзного урона японскому флота и прорыву части сил во Владивосток, заставили ускорить начало похода. Хотя после сражения в Желтом море, когда 1-я Тихоокеанская эскадра практически перестала существовать как организованная боевая сила (особенно это касалось боевого духа), отказалась от прорыва во Владивосток и стала передавать людей, орудия и снаряды на сухопутный фронт, поход эскадры Рожественского уже утратил первоначальный смысл. Сама по себе 2-я Тихоокеанская эскадра была недостаточно сильной для самостоятельных действий. Более здравым решением было бы организовать крейсерскую войну против Японии.
23 августа в Петергофе под председательством императора Николая II прошло совещание представителей морского командования и некоторых министров. Некоторые участники предостерегали от поспешного отправления эскадры, указывая на плохую подготовку и слабость флота, на трудность и длительность морского похода, на возможность падения Порт-Артура до прибытия 2-й Тихоокеанской эскадры. Предлагалось повременить с отправкой эскадры (по сути, её нужно было отправить ещё до начала войны). Однако под давлением морского командования, включая адмирала Рожественского, вопрос об отправке был решен положительно.
Достройка и ремонт кораблей, проблемы снабжения и т. д. задержали выход флота. Только 11 сентября эскадра перешла в Ревель, простояла там около месяца и перешла в Либаву для пополнения запасов угля и приёмки материалов и грузов. 15 октября 1904 г. 2-я эскадра вышла из Либавы в составе 7 броненосцев, 1 броненосного крейсера, 7 легких крейсеров, 2 вспомогательных крейсеров, 8 миноносцев и отряда транспортов. Вместе с присоединившимся впоследствии к силам Рожественского отрядом контр-адмирала Николая Небогатова состав 2-й Тихоокеанской эскадры достиг 47 морских единиц (из них 38 боевых). Основную боевую силу эскадры составляли четыре новых эскадренных броненосца типа «Бородино»: «Князь Суворов», «Александр III», «Бородино» и «Орел». Более или менее их мог поддержать быстроходный броненосец «Ослябя», но он имел слабое бронирование. Умелое применение этих броненосцев могло привести к поражению японцев, но этот шанс не был использован русским командованием. Крейсерскую составляющую эскадры планировали усилить покупкой за границей 7 крейсеров, чтобы серьёзно усиливало мощь эскадры Рожественского, но это сделать не удалось.
В целом эскадра была очень разнообразно по ударной мощи, бронированию, скоростным, маневренным качествам, что серьёзно ухудшило её боевые возможности и стало предпосылкой поражения. Схожая негативная картина наблюдалась в личном составе, как командном, так и рядовом. Личный состав набирали наспех, он имел слабую боевую подготовку. В результате эскадра не была единым боевым организмом и не смогла им стать в ходе длительного похода.
Сам поход сопровождался большими проблемами. Необходимо было пройти около 18 тыс. миль, не в пути собственной ремонтной базы и пунктов снабжения. Поэтому вопросы ремонта, снабжения кораблей топливом, водой, продовольствием, лечения экипажа и т. д. приходилось решать самим. Чтобы избегнуть возможного нападения японских миноносцев в пути, адмирал Рожественский маршрут эскадры сохранил в секрете, решив заходить во французские порты без предварительного согласования, положившись на военный союз России и Франции. Снабжение углем передали германской торговой фирме. Она должна была поставить уголь в местах указанных русским морским командованием. Снабжение провиантом взяли на себе некоторые иностранные и русские компании. Для ремонта в пути взяли с собой специальный пароход-мастерскую. Это судно и ряд других транспортов с грузами различного назначения составляли плавучую базу эскадры.
Дополнительный запас боеприпасов, необходимых для учебных стрельб, погрузили на транспорт «Иртыш», но незадолго до начала похода на нём произошла авария, и транспорт задержался для ремонта. Боеприпасы сняли и отправили по железной дороге во Владивосток. «Иртыш», после ремонта, догнал эскадру, но уже без снарядов, доставив только уголь. В результате и так плохо тренированные экипажи лишились возможности попрактиковаться в стрельбе в пути. Для выяснения ситуации на пути следования во все государства, рядом с берегами которых проходил русский флот, были отправлены специальные агенты, которые должны были вести наблюдение и извещать о обо всём адмирала Рожественского.
Поход русской эскадры сопровождался слухами о засаде японских миноносцев. В результате произошёл Гулльский инцидент. Из-за ошибок командования в построении эскадры, когда эскадра в ночь на 22 октября проходила Доггер-банку, то броненосцы сначала атаковали английские рыболовные суда, а затем обстреляли свои крейсера «Дмитрий Донской» и «Аврора». Крейсер «Аврора» получил несколько повреждений, два человека было ранено. 26 октября эскадра пришла в испанский Виго, где остановилась для расследования происшествия. Это привело к дипломатическому конфликту с Англией. Россия была вынуждена уплатить крупный штраф.
1 ноября русские корабли покинули Виго и 3 ноября прибыли в Танжер. Погрузив топливо, воду и продовольствие, флот, согласно ранее разработанному плану, разделился. Основная часть 2-й Тихоокеанской эскадры, включая новые броненосцы, пошла в обход Африки с юга. Два старых броненосца, легкие корабли и транспорты под началом адмирала Фёлькерзама, которые по своей осадке могли пройти Суэцкий канал, двинулись через Средиземное и Красное моря.
Главные силы 28-29 декабря подошли к Мадагаскару. 6-7 января 1905 г. к ним присоединился отряд Фёлькерзама. Оба отряда соединились в бухте Носи-бе на западном побережье острова, где французы разрешили стоянку. Поход главных сил в обход Африки был крайне сложным. До Канарских островов за нашими кораблями следовали британские крейсера. Обстановка была напряженная, орудия зарядили и эскадра готовилась отразить нападение.
По пути не было ни одной хорошей стоянки. Грузить уголь приходилось прямо в море. Кроме того, командующий эскадрой, чтобы сократить число остановок, решил делать длинные переходы. Поэтому корабли принимали большое количество дополнительного угля. К примеру, новые броненосцы вместо 1 тыс. тонн угля принимали 2 тыс. тонн, что при их малой остойчивости было проблемой. Для того чтобы принять такое большое количество топлива, уголь размещали в помещения, которые для этого не были предназначены — батареях, жилых палубах, кубриках и т. д. Это сильно осложнило жизнь экипажа, и так страдавшего от тропической жары. Сама погрузка при океанском волнении и сильной жаре была сложным делом, отнимала у экипажей уйму времени (в среднем броненосцы принимали по 40-60 тонн угля в час). Люди изнуренные тяжелой работой не могли нормально отдохнуть. К тому же все помещения были завалены углем, и заниматься боевой подготовкой было нельзя.




Источник фото похода: http://tsushima.su
Смена задачи. Продолжение похода
На Мадагаскаре русская эскадра стояла до 16 марта. Это было связано с падением Порт-Артура, что разрушило первоначальные задачи эскадры. Первоначальный замысел по объединению двух эскадр в Порт-Артуре и перехвату стратегической инициативы у противника был полностью разрушен. Задержка также была связана с осложнениями в деле снабжения топливом и проблемами ремонта кораблей на рейде.
Здравый смысл требовал отзыва эскадры назад. Известие о падении Порт-Артура внушило даже Рожественскому сомнение о целесообразности похода. Правда, Рожественский ограничился только рапортом об отставке и намёками о необходимости возвращения кораблей. Уже после завершения войны адмирал писал: «Будь у меня хоть искра гражданского мужества, я должен был бы кричать на весь мир: берегите эти последние ресурсы флота! Не отсылайте их на истребление! Но у меня не оказалось нужной искры».
Однако негативные известия с фронта, где после сражения под Ляояном и Шахэ и падение Порт-Артура, произошло сражение под Мукденом, которое также завершилось отходом русской армии, заставило правительство совершить роковую ошибку. Эскадра должна была прибыть во Владивосток, а это была крайне сложная задача. При этом только Рожественский считал, что удачей будет прорыв эскадры во Владивосток, хотя бы ценой потери части кораблей. В правительстве по-прежнему считали, что прибытие русского флота на театр военных действий изменит всю стратегическую обстановку и позволит установить контроль над Японским морем.
Ещё в октябре 1904 г. известный военно-морской теоретик капитан 2 ранга Николай Кладо, под псевдонимом Прибой, в газете «Новое время» опубликовал ряд статей, посвященных анализу 2-й Тихоокеанской эскадры. В них капитан дал подробный анализ ТТХ наших и вражеских кораблей, сравнения подготовки морского командования и экипажей. Вывод был безнадежный: у русской эскадры не было шансов в столкновении с японским флотом. Автор подверг резкой критике военно-морское командование и лично генерал-адмирала, великого князя Алексея Александровича, который был Главным начальником флота и Морского ведомства. Кладо предлагал мобилизовать все силы Балтийского и Черноморского флотов. Так, на Чёрном море было четыре броненосца типа «Екатерина», броненосцы «Двенадцать Апостолов» и «Ростислав», относительно новый додредноут «Три Святителя», почти был завершён «Князь Потёмкин-Таврический». Только после такой мобилизации всех имеющихся сил можно было отправлять усиленный флот в Тихий океан. За эти статьи Кладо был лишён всех званий и уволен со службы, но дальнейшие события подтвердили правоту его главной мысли — 2-я Тихоокеанская эскадра не могла успешно противостоять противнику.
11 декабря 1904 г. под председательством генерал-адмирала Алексея Александровича прошло военно-морское совещание. После некоторых сомнений, было решено направить усиление эскадре Рожественского из состава оставшихся кораблей Балтфлота. Рожественский поначалу принял идею отрицательно, считая, что «гниль в Балтийском море» не усилит, а ослабит эскадру. Он считал, что лучше усилить 2-ю Тихоокеанскую эскадру черноморскими броненосцами. Однако в черноморских кораблях Рожественскому отказали, так как необходимо было торговаться с Турцией, чтобы броненосцы пропустили через проливы. После того, как стало известно, что Порт-Артур пал и 1-я Тихоокеанская эскадра погибла, Рожественский согласился даже на такое усиление.
Рожественскому приказали ждать подкреплений на Мадагаскаре. Первым прибыл отряд капитана 1-го ранга Леонида Добротворского (два новых крейсера «Олег» и «Изумруд», два миноносца), который входил в состав эскадры Рожественского, но отстал из-за ремонта кораблей. В декабре 1904 г. начали снаряжать отряд под командованием Николая Небогатова (3-я Тихоокеанская эскадра). В боевом составе отряда были броненосец «Николай I» с недальнобойной артиллерией, три броненосца береговой обороны — «Генерал-адмирал Апраксин», «Адмирал Сенявин» и «Адмирал Ушаков» (корабли имели хорошую артиллерию, но имели плохие мореходные качества) и старый броненосный крейсер «Владимир Мономах». Кроме того, орудия этих броненосцев были сильно изношены в ходе обучения личного состава. В целом составе 3-й Тихоокеанской эскадры не было ни одного современного корабля, и её боевая ценность была невелика. Корабли Небогатова вышли из Либавы 3 февраля 1905 года, 19 февраля — прошли Гибралтар, 12-13 марта — Суэц. Готовился ещё один «догоняющий отряд» (второй эшелон эскадры Небогатова), но по разным причинам он не был отправлен на Тихий океан.

Рожественский не хотел ждать прихода отряда Небогатова, смотря на старые корабли как на лишнюю обузу. Надеясь, что японцы не успеют быстро исправить ранее полученные повреждения и привести флот в полную готовность, русский адмирал хотел прорваться во Владивосток, и решил не ждать Небогатова. Опираясь на базу во Владивостоке, Рожественский надеялся развить операции против противника и побороться за господство на море.
Однако проблемы с поставками топлива задержали эскадру на два месяца. Всё это время происходило падение боеспособности эскадры. Стреляли мало и только по неподвижным щитам. Результаты были плохими, что ухудшило моральное состояние экипажей. Совместное маневрирование также показало, что эскадра не готова к выполнению поставленной задачи. Вынужденное бездействие, нервность командования, непривычный климат и жара, отсутствие боеприпасов для стрельб, всё это отрицательным образом сказывалось на моральном состоянии экипажа и снижало боеспособность русского флота. Упала дисциплина, которая и так была низкой (на кораблях был значительный процент «штрафников», которых с удовольствием «сослали» в дальний поход), участились случаи неповиновения и оскорбления начсостава, да и грубого нарушения порядка со стороны самих офицеров.
Только 16 марта эскадра снова начала движение. Адмирал Рожественский выбрал кратчайший путь — через Индийский океан и Малаккский пролив. Приём угля проводился в открытом море. 8 апреля эскадра прошла у Сингапура и 14 апреля остановилась в бухте Камран. Здесь корабли должны были провести текущий ремонт, принять уголь и другие запасы. Однако по требованию французов эскадра перешла в бухту Ванфонг. 8 мая сюда прибыл отряд Небогатова. Ситуация была напряженная. Французы требовали скорейшего ухода русских кораблей. Существовало опасение, что японцы атакуют русскую эскадру.

План действий
14 мая эскадра Рожественского продолжила поход. Для прорыва во Владивосток Рожественский избрал кратчайший путь — через Корейский пролив. С одной стороны, это был кратчайший и удобный путь, наиболее широкий и глубокий из всех проливов, связывающих Тихий океан с Владивостоком. С другой стороны, путь русский кораблей пролегал возле основных баз японского флота, что делало встречу с противником весьма вероятной. Рожественский это понимал, но думал, что даже ценой потери нескольких кораблей, прорваться смогут. При этом, отдавая стратегическую инициативу противнику, Рожественский не принял детального плана боя и ограничился общей установкой на прорыв. Частично это было связано с плохой выучкой экипажа эскадры, во время дальнего похода 2-я Тихоокеанская эскадра смогла научиться только совместному плаванию в кильватерной колонне, а маневрировать и выполнять сложные перестроения не могла.
Таким образом, 2-я Тихоокеанская эскадра получила установку на прорыв на север, во Владивосток. Корабли должны были отбиваться от врага с целью прорыва на север, а не бить его. Броненосцы всех отрядов (1-й, 2-й и 3-й броненосные отряды Рожественского, Фёлькерзама и Небогатова) должны были действовать против японских броненосцев, маневрируя к северу. Часть крейсеров и миноносцев получили задачу прикрывать броненосцы от атак японских миноносных сил и перевозить командование на исправные корабли в случае гибели флагманов. Остальные крейсеры и миноносцы должны были защищать вспомогательные суда и транспорты, снимать экипажи с гибнущих броненосцев. Рожественский также определил порядок командования. В случае гибели флагмана эскадренного броненосца «Князя Суворова», в командование ступал капитан 1-го ранга Н. М. Бухвостов, командир «Александра III», в случае выхода из строя этого корабля — капитан 1-го ранга П. И. Серебрянников на броненосце «Бородино» и т. д.
Командующий русской эскадрой Зиновий Петрович Рожественский
Продолжение следует…

ОЧЕНЬ СРОЧНО. ОЧЕНЬ СРОЧНО ВАРИАНТ 1 А1. Каково было основное направление внешней политики России в начале XX в.? получение выхода к Балтийскому морю присоединение к России Крымского полуострова расширение сферы влияния России на Дальне Востоке расширение русских владений в Северной Америке А2. Что является причиной Русско-японской войны? захват Японией Курильских островов борьба за сферы влияния в Средиземноморье отказ Японии вступить в члены Антанты стремление России усилить свое господство в Восточной Азии А3. Укажите крупнейшее морское сражение русско — японской войны. Чесменское 2) Гангутское 3) Цусимское 4) Синопское А4. Какое событие произошло раньше других? создание Антанты смерть Александра III создание Тройственного союза завершение Русско-японской войны А5. Найдите верное утверждение: война с Японией должна была укрепить внутренние позиции русского царизма война с Японией должна была укрепить международный авторитет Российской империи война с Японией должна была значительно расширить границы Российской империи А6. Найдите лишнюю в перечне причин поражения России в русско-японской войне: большое численный перевес японских войск просчеты русского командования в ходе войны недостаточная подготовка к войне В1. Прочтите отрывок из воспоминаний и укажите имя его автора. «С одной стороны, разум и совесть мне говорили: «Какой будет счастливый день, если завтра я подпишу мир», а, с другой стороны, мне внутренний голос подсказывал: «Но ты будешь гораздо счастливее, если судьба отведет твою руку от Портсмутского мира, на тебя все свалят, ибо сознаться в своих грехах, своих преступлениях перед отечеством и Богом никто не захочет, и даже русский царь, а в особенности Николай II»». В2. Приведите в соответствие имена и факты: Имя Факт С.Ю. Витте А. Мукденская катастрофа Б. Николай II Б. гибель крейсера «Петропавловск» С.О. Макаров В. Цусимское сражение А.М. Стессель Г. Заключение Портсмутского мира А.Н. Куропаткин Д. Гаагская международная конференция З.П. Рожественский Е. Сдача Порт-Артура ВАРИАНТ 2 А1. Что является причиной Русско-японской войны? захват Японией Сахалина начало Гаагской конференции отказ Японии вступить в Тройственный союз усиление военного присутствия России в Китае А2. Каково было основное направление внешней политики России в начале XX в.? приобретение Россией выхода в Черное море присоединение к России Средней Азии присоединение России к Тройственному союзу недопущение новых военных конфликтов в Европе А3. Какое событие произошло позднее других? открытие Гаагской конференции создание Тройственного союза завершение Русско-японской войны подписание русско-английского договора о разграничении интересов в Иране, Афганистане и Тибете А4. Какое морское сражение относится к событиям русско-японской войны? Чесменская битва осада крепости Корфу сражение у мыса Гангут А5. По условиям русско-японского договора 1905 г. Россия: выплачивала контрибуцию уступала южную часть Сахалина передавала Японии всю территорию Сахалина соглашалась на присутствие японских войск на Дальнем Востоке А6. Плохая подготовка России к войне с Японией была связана прежде всего: с уверенностью России в слабости противника и в своем преимуществе с неожиданным возникновением военной опасности на дальневосточном направлении и отсутствием времени с надеждой на военную помощь со стороны ведущих европейских стран В1. Прочтите отрывок из международного договора и укажите его название. «Российское императорское правительство уступает императорскому японскому правительству, с согласия китайского правительства, аренду Порт-Артура, Талиена и прилегающих территорий и территориальных вод, а также все права, преимущества и концессии, связанные с этой арендой или составляющие ее часть, и уступает равным образом императорскому японскому правительству все общественные сооружения и имущества на территории, на которую распространяется вышеупомянутая аренда». В2. Найдите логические пары из событий и связанных с ними персонажей: Событие Личность подвиг крейсера «Варяг» А. вице — адмирал З.П. Рожественский 2) гибель флагмана порт-артурской эскадры «Петропавловска» Б. В.Ф. Руднев 3) гибель русского флота при Цусиме В. С.Ю. Витте поражение русской армии при Ляояне Г. генерал А.Н. Куропаткин мирные переговоры в Портсмуте Д. адмирал С. О. Макаров

ВАРИАНТ 1

А1. Каково было основное направление внешней политики России в начале XX в.?

расширение сферы влияния России на Дальне Востоке

А2. Что является причиной Русско-японской войны?

захват Японией Курильских островов

А3. Укажите крупнейшее морское сражение русско-японской войны.

3) Цусимское

А4. Какое событие произошло раньше других?

создание Тройственного союза

А5. Найдите верное утверждение:

война с Японией должна была укрепить международный авторитет Российской империи

А6. Найдите лишнюю в перечне причин поражения России в русско-японской войне:

большое численный перевес японских войск

В1. Прочтите отрывок из воспоминаний и укажите имя его автора.

Ответ: Витте

В2. Приведите в соответствие имена и факты:

С.Ю. Витте — Г. Заключение Портсмутского мира

Б. Николай II — Д. Гаагская международная конференция

С.О. Макаров — Б. гибель крейсера «Петропавловск»

А.М. Стессель — — Е. Сдача Порт-Артура

А.Н. Куропаткин — Мукденская катастрофа

З.П. Рожественский — В. Цусимское сражение

ВАРИАНТ 2

А1. Что является причиной Русско-японской войны?

усиление военного присутствия России в Китае

А2. Каково было основное направление внешней политики России в начале XX в.?

недопущение новых военных конфликтов в Европе

А3. Какое событие произошло позднее других?

открытие Гаагской конференции 1922

А4. Какое морское сражение относится к событиям русско-японской войны?

Ответ: никакое, потому что Чесменская битва – русско-турецкая война 1770 года, осада крепости Корфу – тоже война с турками 1798 года, сражение у мыса Гангут – Северная война.

А5. По условиям русско-японского договора 1905 г. Россия:

передавала Японии всю территорию Сахалина

А6. Плохая подготовка России к войне с Японией была связана прежде всего:

с уверенностью России в слабости противника и в своем преимуществе

В1. Прочтите отрывок из международного договора и укажите его название.

Ответ: Постмутский мирный договор

В2. Найдите логические пары из событий и связанных с ними персонажей:

А. вице — адмирал З.П. Рожественский — 3) гибель русского флота при Цусиме

Б. В.Ф. Руднев — подвиг крейсера «Варяг»

В. С.Ю. Витте — мирные переговоры в Портсмуте

Г. генерал А.Н. Куропаткин — поражение русской армии при Ляояне

Д. адмирал С. О. Макаров — 2) гибель флагмана порт-артурской эскадры «Петропавловска»

Новиков-Прибой и его «Цусима»

В ряду писателей-маринистов Алексей Силыч Новиков-Прибой занимает особое место – его известность связана с главным романом всей его жизни, описывающим одно из самых трагических поражений русского флота в русско-японской войне 1905-1907 годов. Наверное, не будет большим преувеличением сказать, что именно «Цусима» принесла ему подлинную всенародную известность. Думаю, что остальные произведения мало известны широкому кругу читателей, но и одной «Цусимы» уже достаточно, чтобы А.С.Новиков-Прибой, чьё 135-летие мы будем отмечать 24 марта 2012 года, достойно вошёл в мир русской литературы.

Родился Алексей Новиков 12(24) марта 1877 года в простой крестьянской семье в центральной России – в деревне Матвеевское Спасского уезда Тамбовской губернии (сейчас это Сасовский район Рязанской области). Как и многие крестьянские дети, маленький Алёша обучался грамоте и счёту в церковно-приходской школе – такие школы тогда были основой для сельского образования. Алёша был любознательным мальчиком и тянулся к знаниям, жадно читая попадавшиеся ему книги. Но приходилось больше работать, помогать по хозяйству. Так в простом сельском труде и прошли его детство и отрочество.

На стыке веков в возрасте 22 лет в жизни молодого парня Алексея Новикова произошло событие, которое во многом предопределило и его дальнейшую судьбу, и будущее творчество – он попал служить матросом на балтийский флот.

Матрос Новиков посещал вечернюю школу, познакомился с революционерами и даже посещал нелегальный кружок, где познакомился с запрещённой марксистской литературой. Обстановка в России была неспокойная. Новиков думал о возможной революции и о том, какую роль придётся сыграть в ней ему, ещё совсем молодому матросу.

Но Новикову не пришлось поучаствовать в первой русской революции. В ночь на 27 января 1904 года японский флот атаковал русские корабли, стоявшие на рейде в Порт-Артуре – незамерзающем морском порте на Ляодунском полуострове, который Россия арендовала у Китая сроком на 25 лет согласно договору 1896 года (тогда же был заключён и договор о строительстве Китайско-Восточной железной дороги – КВЖД). Русский крейсер и два эскадренных миноносца были серьёзно повреждены. На следующий день японцы напали на русские корабли в корейском порту Чемульпо – 6 крейсеров и 8 миноносцев обрушили огонь своей корабельной артиллерии на знаменитый крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец». После тяжёлого, неравного боя, хорошо известного нам по ставшей народной песне «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг» крейсер был затоплен по решению контр-адмирала В.Ф.Руднева, а «Кореец» взорвали. В этот же день Япония официально объявила России войну.

31 марта командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал С.О.Макаров предпринял попытку вывести флот из гавани Порт-Артура, чтобы начать решительные действия на море. Но броненосец «Петропавловск», на котором находился командующий, подорвался на японской мине. Корабль вместе со всей командой пошёл ко дну. Погиб и знаменитый художник В.В.Верещагин.

Японцы высадили десант в Манчжурии в июне 1904 года и попытались с ходу взять Порт-Артур. Но русские войска оборонялись больше полугода – крепость пала только 20 декабря 1904 года. Русский флот был затоплен в бухте Порт-Артура. Капитулировавший генерал-адъютант А.М.Стессель в России был предан суду, как изменник, потому что многие военные считали, что Порт-Артур мог ещё обороняться.

Не оправдались и расчёты японцев на быструю победу в Манчжурии. Японская армия выиграла несколько серьёзных сражений – в августе 1904 года при Ляояне, сентябре 1904 года на реке Шахэ и в марте 1905 года при Мукдене. Но эти далеко не решающие победы в Манчжурии достались японцам тяжёлой ценой – русская армия потеряла около 50 тысяч человек, а японская – почти вдвое больше – 86 тысяч.

Особые надежды Николай II, российское военное командование, да и вся общественность возлагали на посланную в октябре 1904 года для помощи Порт-Артуру Балтийскую эскадру под командованием вице-адмирала З.П.Рождественского. Эскадра вынуждена была совершить долгий поход на Восток почти через половину земного шара. В составе этой эскадры в составе команды броненосца «Орёл» оказался и матрос Алексей Новиков.

Матрос броненосца «Орёл» А.С.Новиков в 1904 году

Пожалуй, это была последняя надежда добиться перелома в войне. Но 14-15 мая 1905 года русская эскадра потерпела тяжёлое поражение в Цусимском проливе. Разгром русского флота, последовавший после сдачи Порт-Артура, тяжело отозвался в России и значительно уронил авторитет и самого Николая Второго, и власти в целом.

Схема Цусимского сражения

Россия превосходила Японию по военному потенциалу, но из-за значительной удалённости мест сражений от основной европейской территории возникли сложности со снабжением войск и подвозом резервов. Японцы же перебрасывали свои боеприпасы и войска очень быстро, потому что Япония была совсем рядом, а русский флот был повержен и больше не представлял опасности. К тому же сказалось и бездарное, нерешительное командование А.Н.Куропаткина – русский главнокомандующий не смог выиграть ни одного сражения.

9-23 августа в американском Портсмуте Россия и Япония подписали мирный договор, по которому к Японии отошла половина Сахалина и Ляодунский полуостров с Порт-Артуром. Это был ещё относительный успех дипломатии С.Ю.Витте, который возглавлял на переговорах российскую делегацию – японцы изначально требовали весь Сахалин и выплату большой контрибуции. Но в России это не оценили по достоинству, и С.Ю.Витте получил обидно прозвище «граф Полусахалинский».

Во время драматичного и трагического для русских Цусимского сражения А.Новиков попал к японцам в плен. Несколько дней пленных продержали в бараках в японском порту, а затем перевезли в город Кумамота, расположенный на юге Японии на острове Киу–Сиу. Алексей Новиков, будучи ещё достаточно молодым человеком, хорошо понимал, что он стал участником одного из крупнейших морских сражений в истории человечества. Сам он считал его одним из четырёх наиболее значимых наряду с Саламинской битвой 480 г. до н.э., христианско-мусульманским морским сражением 1571 года при Лепанто и битвой у мыса Трафальгар, выигранной английским адмиралом Нельсоном.

Оказавшись в плену, Новиков начал работу по сбору и записи всего, что он сам видел. Затем А.Новиков подключил к этой работе и других матросов, чтобы составить более полную картину происходящего не только на «Орле», но и на всей Балтийской эскадре. Вот что писал сам А.С.Новиков-Прибой о резульататх своей работы «…через несколько месяцев у меня собрался целый чемодан рукописей о Цусиме. Этот материал представлял собою чрезвычайную ценность. Можно смело утверждать, что ни об одном морском сражении не было собрано столько сведений, сколько у нас о Цусиме. Изучая подобный материал, я имел ясное представление о каждом корабле, как будто лично присутствовал на нем во время схватки с японцами, нужно ли добавлять, что наши записи не были похожи на официальные описания этого знаменитого сражения». Но помимо этой деятельности матрос Новиков занимался и политической агитацией, а также распространением среди пленных запрещённой в России литературы, негативно высказывался о Николае Втором и царском правительстве. Казалось бы, откуда в далёкой Японии революционная литература? Дело в том, что президент Гавайских островов доктор Руссель, часто посещавший русских военнопленных, был политэмигрантом и во время русско-японской войны начал издавать журнал для пленных «Япония и Россия». Поначалу журнал был достаточно безобидным, но постепенно всё больше радикализировался. Наладив контакт с А.Новиковым, Руссель присылал на его имя и журналы, и другую нелегальную литературу, которую матрос затем распространял по всему лагерю для военнопленных.

Об этой его деятельности узнало русское военное командование, и на одном из собраний, которое разрешили провести японцы, представители русских властей 8 ноября 1905 года прямо заявили, что если пленные матросы и солдаты в Кумамото не разберутся сами с разного рода революционными агитаторами, то правительство примет решение вообще не возвращать пленных в Россию.

Это вызвало серьёзные беспорядки. Возле барака, где проживал А.Новиков, на следующий день — 9 ноября, собралась толпа солдат с требованием выдачи для расправы будущего автора «Цусимы» и его ближайшего помощника К.Болтышева. Матросы отбили первое нападение. Но недовольные пленные вернулись повторно, и возле барака собралась уже толпа в три тысячи человек, вооружённых топорами, кольями и камнями. А.Новиков, ещё недавно бывший во многом неформальным лидером лагеря, на себе самом испытал, что такое сила плохо управляемой толпы. Наверное, всё это актуально и в наше время, наполненное митингами и шествиями. Вот что писал сам А.Новиков-Прибой о том, что тогда чувствовал: «Мысли стыли от ужаса, когда я смотрел на их напряженно вздувшиеся лица, съехавшие набок рты, вывернутые глаза. Никаких сомнений не оставалось, что меня и моих товарищей не только убьют, но будут еще и издеваться над нашими трупами. Случайно выйти живым из цусимского ада и через несколько месяцев на далекой чужбине погибнуть от рук своих соотечественников, — что еще может быть несуразнее этого? Я понял тогда, быть может, в первый раз, что такое толпа. Совсем еще недавно я был для нее до некоторой степени вождем, она всячески приветствовала меня, а теперь она готовилась с неумолимой жестокостью меня, растерзать, в надежде что этим она облегчит свою судьбу». Некоторые пленные стали входить в барак, но не решались нападать, опасаясь револьверов и другого оружия, которое по распространившимся среди них слухам было у А.Новикова и его товарищей. Но затем нападавшие бросили бутылку с песком в одного из матросов из группы Новикова и рассекли ему скулу. Начались приготовления к поджогу барака, который был сделан из тёса и покрыт сухой рисовой соломой. Тогда у Новикова и его товарищей, которых было всего двенадцать, возникла идея самим первыми напасть на толпу, используя японские кинжалы. Это был полный отчаяния поступок – писатель и его товарищи, по сути, шли на верную смерть. Но и оставаться было нельзя – это означало просто сгореть заживо.

Потом, уже работая над «Цусимой», Алексей Силыч Новиков-Прибой часто мысленно возвращался к тому дню – пожалуй, тогда он был гораздо ближе к смерти, чем во время самого Цусимского сражения. Разговаривая с бывшими участниками Великой Отечественной войны и войн уже нашего времени – Афганской и Чеченской, я часто подмечал одну любопытную деталь: подготовленные, опытные солдаты часто выживали в самых безнадёжных ситуациях в том случае, когда включали все резервы своего организма. Но в этом случае всё происходило практически на бессознательном уровне. Пытаясь осмыслить тот кинжальный прорыв двенадцати матросов через многотысячную неиствовавшую толпу, А.Новиков-Прибой написал поразительно искренние строки: «Болтышев двинулся к выходу. Мы последовали за ним. Пока мы шли к двери, мне казалось; что во всей вселенной ничего больше не осталось, кроме этой оравы людей, жаждавшей превратить нас в кровавое мясо. Что-то зоологическое проснулось и во мне, как будто я никогда не читал прекраснейших книг гениальных творений, призывавших к человеколюбию. Каждый мускул мой напрягся. Единственная мысль, холодная и ясная, как луч в морозное утро, пронизывала мозг — не промахнуться бы и ловчее нанести удар врагам». Интересно, что эти строки, в которых не было и намёка не некое одухотворённое противостояние самодержавию или реакционным силам, что было так модно в СССР, не тронула цензура – наверное, и сами цензоры ощутили всю глубину и чудовищную правду этих слов.

К.Болтышеву удалось сразу же зарезать одного из нападавших. Обнажив кинжалы, на нападавших бросились и остальные матросы. И тут произошло то, чего никто не ожидал – испуганная толпа отпрянула в стороны, а затем и вовсе бросилась бежать. Воспользовавшись этим замешательством, А.Новиков, К.Болтышев и их товарищи покинули лагерь военнопленных и оказались в Кумамота, где их арестовала полиция и посадила в японскую тюрьму.

Через два дня японских переводчик сообщил, что в результате продолжившихся в лагере волнений все вещи А.Новикова и, самое трагическое – чемодан с рукописями и документами о Цусимском сражении, были сожжены. Труд нескольких месяцев был утрачен. Сейчас, с расстояния нашего времени, нам трудно понять, зачем А.Новиков так рисковал и погубил свою серьёзную работу из-за каких-то революционных пропагандистских действий. Но нужно хорошо понимать, что он, находясь в плену, считал виновником поражения русского флота в Цусимском сражении и русско-японской войне в целом именно Николая Второго и царское правительство и поэтому откровенно их ненавидел. Тем не мене в душе А.Новикова шла тяжелейшая борьба между будущим писателем и нынешним революционером. Потрясение от утраты Цусимского архива было таким сильным, что А.Новиков не мог спать целую неделю и был в итоге благодарен японскому врачу, который при помощи лекарств помог ему придти в себя.

В лагере тем временем произошли изменения – после визита офицеров броненосца «Орёл», на котором и служил А.Новиков, пленные стали склоняться в сторону поддержанных даже офицерами революционных идей. Были избиты те, кто призывал убивать А.Новикова и его товарищей. Весь лагерь написал обращение к японцам с просьбой вернуть А.Новикова. Возвращение будущего мариниста было триумфальным – его качали на руках, встречали с красным флагом и революционными песнями. Но А.Новиков больше не испытывал иллюзий: «Меня качали, выкрикивая «ура». Но, подбрасываемый вверх десятком здоровых рук, я покрывался холодной испариной и чувствовал себя так же, как, вероятно, чувствовали бы себя котенок в лапах забавляющегося с ним тигра».

Материалы о Цусимском сражении А.Новиков начал восстанавливать по памяти ещё в японской тюрьме. Затем продолжил эту работу в лагере, но восстановить архив так и не удалось – пленных начали возвращать в Россию, отправляя крупными партиями во Владивосток.

Но неласково встретила бывших пленных Россия. Тем, кто сейчас упрекает А.Новикова в излишне критическом настроении в отношении российской власти и царского правительства, я хочу напомнить, в каких условиях эшелоны с бывшими пленными матросами двигались по Сибири: «Мы ни разу не мылись в бане, покрылись слоем, грязи и совсем обовшивели. На питательных пунктах кормили отвратительной бурдой, а хлеб получали мерзлый и настолько жесткий, что его распиливали на порции пилой или рубили топором. Матросы, раздраженные всем этим буйствовали и громили станции. А в это время в Сибири свирепствовали карательные отряды генералов Ренненкампфа и Меллер-Закомельского. Некоторые из нашего эшелона попались им и сложили свои головушки, будучи уже на пути к родине».

В марте 1906 года А.Новиков вместе со своим Цусимским архивом, наконец, добрался до родного Матвеевского в Тамбовской губернии. Здесь его ожидало новое горе – всего за две недели до возвращения А.Новикова умерла его мать. Их такая долгожданная встреча после долгой разлуки так и не состоялась.

В апреле А.Новиков, продолжавший работу по сбору информации о Цусиме, получил газету «Новое время», где был напечатан его очерк «Гибель броненосца «Бородино», написанный со слов матроса Ющина, который служил на этом броненосце. Они познакомились во время японского плена. Когда очерк был написан, Ющин в разговоре с Новиковым подтвердил, что написано так, ак будто сам автор присутствовал на корабле. Но выход очерка в газете «Новое время» был полной неожиданностью для самого А.Новикова – он его туда не отправлял. К тому же сам очерк был значительно изменён по соображениям цензуры.

В деревне А.Новиков не оставлял революционной деятельнсоти и был вынужден скрыться от преследования полицией и переехать в Петербург. Уже там писатель узнал, что его очерк попал в газету благодаря вдове погибшего командира «Бородино» Серебренниковой, которой передал рукопись Ющин (по его просьбе А.Новиков ещё в лагере написал ему копию).

Любопытна и история получения первого гонорара А.Новиковым. Как-то он вместе с сослуживцами собрался отметить какой-то праздник и выпить. Денег было мало, тогда кто-то и подал идею сходить в редакцию «Нового времени» за гонораром. Но в редакции ответили, что вначале нужно получить письменное согласие Серебренниковой. После того, как это было сделано, А.Новиков получил целых пятьдесят два рубля, хотя рассчитывал максимум на пять.

На все деньги купили водки, вина и закуски. Пир стоял горой. Бывшие сослуживцы уважительно отзывались о своём товарище, обеспечившем праздник. Основной мыслью, запомнившейся А.Новикову, были частые слова о том, что теперь он стал большим человеком – литератором, а раньше был простым матросом, которому любой начальник на корабле мог дать в физиономию. Дело в том, что в то время «неуставные взаимоотношения» на флоте чаще всего выражались в виде рукоприкладства со стороны офицеров по отношении к матросам, о чём сейчас не любят говорить.

В это время у А.Новикова под псевдонимом «Матрос А. Затертый» вышли две небольшие книги — «За чужие грехи» и «Безумцы и бесплодные жертвы», посвящённые Цусимскому сражению. Но они были конфискованы.

Революция пошла на спад, и А.Новиков вынужден был эмигрировать за границу. Он побывал в Европе и Северной Африке, работал матросом на торговых судах в Великобритании. С 1912 по 1913 год А.Новиков жил у М.Горького на Капри. Горький сыграл большую роль в судьбе Новикова-Прибоя. В 1911 году А.Новиков написал революционный рассказ «По-тёмному», который М.Горький высоко оценил и помог напечатать в 1912 году в «Современнике». Это и послужило началом их дружеских отношений. А.С.Новиков-Прибой так говорил об этом периоде: «Горький поставил меня на ноги. После учёбы у него я твёрдо и самостоятельно вошёл в литературу».

А.Новиков вернулся в родное село в 1913 году в связи с амнистией, посвящённой 300-летию династии Романовых, но по чужому паспорту. Старший брат Сильвестр спрятал от полиции цусимский архив А.Новикова, но так и не потом отыскать, куда именно. Казалось, что идею о написании романа «Цусима» преследует какой-то злой рок. А.Новиков был в полном отчаянии. Писатель изредка публиковался, но печатали его весьма неохотно и со значительными цензурными правками.

В 1914 А.С.Новиков подготовил первую большую книгу «Морские рассказы», но из-за проблем с цензурой она вышла только в 1917 году. После революции А.С.Новиков-Прибой стал членом группы пролетарских писателей «Кузница», стал обретать всё большую популярность. Но к главной, задуманной им книге о Цусимском сражении он пока не решался приступать, не имея необходимого материала.

Но не зря мудрец Овидий сказал в древности» «Иди, и там, на краю отчаяния, обретёшь надежду!». Отгремели гражданская война и революция. Бывший матрос и революционер стал писателем А.С.Новиковым-Прибоем. Как-то в 1928 году А.С.Новиков-Прибой приехал в родные места на охоту вместе с писателями П.Низовым, П.Ширяевым, Л.Завадовским и А.Перегудовым. каково же было удивление А.С.Новикова-Прибоя, когда его племянник Иван, сын умершего Сильвестра, который теперь хозяйничал в доме, положил перед ним накануне возвращения писателей в Москву связку бумаг, которую он нашёл возле сарая в старой колоде-улье. А.С.Новиков-Прибой не верил своим глазам – это было просто невероятно, перед ним был его восстановленный второй цусимский архив, спрятанный братом Сильвестром от полиции 22 года назад. Не зря говорят, что русскому человеку родная земля всегда в помощь.

Окрылённый и счастливый А.С.Новиков-Прибой возвращается в Москву. Теперь у него есть материал для книги, ведь много успело стереться из памяти, и без этого архива написать книгу было бы намного труднее, если вообще возможно. Во время свой работы А.С.Новиков-Прибой неоднократно встречался с оставшимися в живых участниками Цусимского сражения. В 1932 году, наконец, вышла первая часть «Цусимы» — главного труда всей его жизни. Книга была очень успешной. Сам А.С.Новиков-Прибой относился к тексту очень трепетно: «Ни одной главы я не пускал в печать, предварительно не прочитав ее своим живым героям. И все же несмотря на такой обильный материал, книга была бы написана по-другому, если бы я сам не пережил Цусимы и не испытал ужасов этой беспримерной трагедии».

Вторая часть романа увидела свет в 1941 году. В связи с этим А.С.Новиков-Прибой стал лауреатом Сталинской премии второй степени.

А затем началась Великая Отечественная война. А.С.Новиков-Прибой активно работал – писал очерки и статьи в газету «Красный флот», журналы «Краснофлотец» и «Красноармеец», публиковал в 1942-1944 годах роман «Капитан I ранга», мечтал дожить до Победы.

Роман остался незаконченным – Алексей Силыч Новиков-Прибой умер 29 апреля 1944 года в Москве и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Некоторые писатели и критики ругают автора «Цусимы» за якобы примитивный литературный стиль. Я с этим никак не могу согласиться, потому что «Цусима» — совершенно цельное, законченное произведение и особенности языка романа соответствуют самому замыслу писателя. Роман многократно переиздавался на самых разных языках, что является лучшим тому свидетельством.

А.С.Новиков-Прибой шёл к своей главной книге через множество трудностей и преград – войны, тюрьмы, лагеря, скитания по миру. Всё это он делал по зову своих души и сердца исключительно «во славу российского флота» и нашей Родины. В его жизни, сравнимой по насыщенности событиями и их драматизму с самим Цусимским сражением, отразилась вся непростая история нашей страны первой половины двадцатого века. Благодаря его подвижничеству русская литература получила обрела один из своих самых ярких исторических романов. Цусимское сражение – тяжёлое поражение русского флота. «Цусима» А.С.Новикова-Прибоя стала подлинной победой русского духа, характера и природного таланта простого российского матроса.