Русские в париже 1814

Битва за Париж. 200 лет назад русские войска вошли в Париж

200 лет назад, 31 марта 1814 года, союзная армия во главе с русским императором Александром I вошла в Париж. Французский гарнизон капитулировал с правом выхода из Парижа. Акт о капитуляции подписал маршал Огюст Фредерик Лу де Мармон. Сражение за Париж стало в кампании 1814 года одним из самых кровопролитных для союзной армии. Союзники за один день боёв 30 марта потеряли более 8 тысяч солдат (из них — более 6 тыс. русских). Это было решительное сражение Французской кампании 1814 года.

Наполеон хотел продолжить боевые действия, считая, что шансы на успех ещё есть. Однако под давлением собственных маршалов, учитывающих настроения населения и соотношение сил, был вынужден уступить. 4 апреля император Наполеон написал заявление об отречении в пользу своего сына Наполеона II. Регентом должна была стать его жена Мария-Луиза. 6 апреля, когда часть французской армии перешла на сторону союзников, Наполеон написал акт отречения за себя и своих наследников. Сенат провозгласил королем Людовика XVIII. Французская империя рухнула. Наполеон был отправлен в почётную ссылку на остров Эльба в Средиземном море.
Предыстория. Соотношение сил
24 марта союзное командование одобрило план наступления на Париж. 25 марта союзные войска под Фер-Шампенуазом разгромили корпуса маршалов Мармона и Мортье. Одновременно были уничтожены дивизии Национальной гвардии под началом генерала Пакто. 29 марта союзные армии (около 100 тыс. солдат, из них 63 тыс. русских) подошли вплотную к передовой линии обороны. Они двигались с северо-востока тремя колоннами: правую вел фельдмаршал Блюхер (русско-прусские войска из состава Силезской армии); центральную возглавлял русский генерал Барклай-де-Толли; левой колонной командовал кронпринц Вюртембергский, она наступала вдоль правого берега Сены. Общее командование в центре и на левом фланге союзников возлагалось на главнокомандующего русско-прусскими войсками в Главной армии Барклая де Толли. Главная армия должна была атаковать роменвильское плато, а Силезская — Монмартр. Вреде командовал австро-баварскими войсками, которые прикрывали основные силы с тыла.
Наполеон в это время планировал зайти в тыл союзным армиям, угрожая перерезать их коммуникации. Этим он надеялся отвлечь союзные войска от Парижа. Кроме того, хотел выйти к северо-восточным крепостям на границе Франции и, присоединив их гарнизоны, усилить свою армию. 27 марта Наполеон узнал о наступлении союзников на Париж и 28 марта вышел из Сен-Дизье (около 180 км восточнее Парижа) на спасение столицы, но опоздал.
Французская столица была крупнейшим городом Западной Европы с население более 700 тыс. человек. Большая часть города располагалась на правом берегу Сены. С трёх направлений город защищали излучины Сены и её правый приток Марна. На северо-восточном направлении от Сены до Марны проходила цепь возвышенностей (из которых наиболее серьёзной был Монмартр). С северо-востока проходил канал Урк, который впадал в Сену в самом городе. Оборонительная линия столицы проходила вдоль частично укреплённых высот: от Монмартра на левом фланге через селения Лашапель, Лавилет и Пантен в центре и до возвышенности Роменвиль на правом фланге. Расстояние от передовых укреплений до центра Парижа составляло около 5-10 км.

На левом крыле от Сены до канала Урк (включая Монмартр и Лавилет) располагались войска под командованием маршалов Мортье и Монсея (начальника штаба Национальной гвардии). Правый фланг от канала до Марны, включая Пантен и Роменвиль, защищали войска Мармона. Формально главнокомандующим считался Жозеф Бонапарт, наместник императора в Париже. По разным данным столицу обороняли 28-45 тыс. человек, включая около 6-12 тыс. ополченцев Национальной гвардии. Французские войска имели около 150 орудий.
В целом настроения в Париже были мрачными. Среди министров фактически не было решительных и сильных людей, способных возглавить оборону города в отсутствии Наполеона. Талейран был на стороне противников Наполеона. Король Иосиф лично был храбрым человек, но не имел способностей, которые могли укрепить оборону Парижа в таких чрезвычайных обстоятельствах. Он уже давно отчаялся защитить столицу. Прибытие разбитых корпусов Мармона и Мортье ещё больше деморализовало командование. Город был укреплен плохо и не был готов к длительной осаде, только на заставах были палисады. Не было ружей, чтобы вооружить десятки тысяч парижан. К тому же не было человека, который бы в отсутствии Наполеона взял на себя ответственность вооружить простой народ.

Евгений Вюртембергский
Битва
Союзное командование хотело взять город до подхода армии Наполеона, что серьёзно бы осложнило ситуацию. Поэтому на штурм пошли до сосредоточения всех сил. В 6 часов утра 30 марта наступление на Париж началось. 14-я дивизия Гельфрейха из состава корпуса Вюртемберского атаковала селение Пантен, чтобы опередить французские войска, которые начали выдвигать на позиции. Генерал Раевский с 1-м пехотным корпусом пошёл на штурм высот Роменвиля. Одновременно русский император предложил французам капитулировать, чтобы «предупредить бедствия Парижа». По словам Александра, «волею или неволею, на штыках или церемониальным маршем, на развалинах или в чертогах, но сегодня же Европа должна ночевать в Париже». Однако русских парламентеров атаковали, и они едва уцелели.
Пантен несколько раз переходил из рук в руки, но в итоге был занят русскими войсками. В результате русские войска опередили выдвигавшиеся на позиции французские войска и заняли селения Пантен и Роменвиль. Если бы армия Блюхера также успела начать наступление раньше, чем французы займут передовые позиции, сражение сразу же могло принять для французов катастрофический сценарий.
Мармон построив войска, начал контратаку. Войска под командованием кронпринца Вюртембергского (будущего короля Вюртемберга) не успевали к началу сражения, что позволило Мармону сосредоточить все силы против корпусов принца Евгения и Раевского. Русские войска атаковала дивизия генерала Компана, поддержанная дивизиями Ледрю и Лагранжа (всего около 5 тыс. солдат). Жестокий бой продолжался около двух часов и стоил русским войскам до 1,5 тыс. человек. Евгений Вюртембергский, который командовал русским 2-м пехотным корпусом, запросил подкреплений у Барклая де Толли. Русский главнокомандующий направил две дивизии 3-го гренадерского корпуса. Одновременно он направил к Пантену прусско-баденскую гвардейскую бригаду, а русскую гвардию приблизил к месту сражения, она встала у Нуази-ле-Сек.
Во время боя войск корпуса Вюртембергского с французами, 5-я дивизия Мезенцева направилась к Баньоле, а бригада Властова усилила 2-й корпус с левого фланга. Легкая кавалерия Палена направилась к селению Монтрёль и левее него, в обход французских позиций. Одновременно русский император приказал Ланжерону атаковать Монмартр.
Бой был жестоким. Французы смогли создать локальное превосходство в силах — Мармон бросил в бой более 12 тыс. солдат, ему на роменвильском плато противостояли только 8,2 тыс. солдат принца Евгения Вюртембергского и Раевского (3-я дивизия князя Шаховского, бригада Властова, 5-я дивизия Мезенцева и легкая кавалерия Палена). Мармон пытался выбить русских из леса у Роменваля и взять это селение. Французы смогли занять лес. Но затем подверглись атаке с фронта и тыла. Около 11 часов утра 4-й и 34-й егерские полки под началом полковника Степанова и подполковника Русинова, обошли противника с левого фланга и ударили по французскому флангу. Одновременно батальон Волынского полка (около 400 солдат) ударил в тыл французам. Волынцы полегли практически все. Потери сторон были очень значительными, выбывали одна цепь за другой. Степанов и Русинов пали смертью храбрых впереди своих солдат. Однако задача была решена. Французская дивизия Ледрю понесла большие потери и очистила роменвильский лес.
Упорный бой кипел и канала Урк, у селения Пантен. Дивизии Мишеля и Бойе заняли часть селения Пантен. Генерал Кретов с несколькими эскадронами кирасир пошел в контратаку. Но местность была неудобна для атаки кавалерии, поэтому французские стрелки легко отбили это наступление. 14-я дивизия Гельфрейха, особенно егеря, также понесла большие потери. Бригадный командир генерал-майор Рот и все штаб-офицеры 26-го полка были ранены.
В полдень подошли подкрепления посланные Барклаем де Толли. Прусско-баденская гвардия полковника Альвенслебена (3,6 тыс. человек) двинулась к Патену; 1-я гренадерская дивизия Чоглокова (4,5 тыс. человек) к Роменвилю; 2-я гренадерская дивизия Паскевича (4,5 тыс. солдат) к Монтрёлю. Союзные войска переходят в наступление — идут к Пре-Сен-Жерве, Бельвилю, захватывают Монтрёль. В час дня дивизия Пышницкого атаковала селение Пре-Сен-Жерве, у французов отбили несколько орудий. Французы отходили к Бельвилю, где могли рассчитывать на поддержку сильных артиллерийских батарей. Однако вскоре принц Евгений получил приказ Барклая де Толли умерить пыл до появления войск кронпринца Вюртембергского, которые двигались вдоль правого берега Сены. В течение двух часов сражение ограничивалось перестрелкой.
Только у Пантена, который занимали остатки дивизии Гельфрейха, произошел новый жестокий бой. В первом часу подошла бригада Альвенслебена и отборные прусские войска, которые ещё в ходе Кампании 1814 года не воевали, решили атаковать. Принц Евгений, пытался отговорить их от этой затеи. Однако пруссаки не послушались. У французов здесь стояла бригада Секретана и дивизия Кюриаля (всего около 4 тыс. человек). Четыре французских орудия были поставлены на дороге и могли обстреливать выход из Пантена. Ещё две батареи располагались на высоте у Сен-Жерве и у Урского канала. Это позволяло французским артиллеристам вести перекрестный огонь по дороге.

Подполковник Блок с двумя батальонами атаковал французов. Передовые французские силы были опрокинуты. Однако затем прусские войска напоролись на мощнейший ружейно-артиллерийский огонь. Картечные залпы просто косили солдат. Сам подполковник был ранен, получили ранения или были убиты и остальные офицеры, многие солдаты. Полковник Альвенслебен ввёл в бой остальную бригаду. Прусско-баденская гвардий атаковала тремя колоннами, но только понесла большие потери. Место было очень удачным для обороняющихся. Пруссаки были вынуждены перейти к обороне.
Наступление армии Блюхера. Армия Блюхера смогла начать наступление только в 11 часов, когда русские войска уже несколько часов вели жестокие бои. Русский корпус Ланжерона (около 17 тыс. человек) должен был атаковать Монмартр, оставив часть сил для блокады Сен-Дени. Прусские корпуса Йорка и Клейста (18 тыс. человек) получили задачу занять селения Лавилетт и Лашапель (Ла-Вилетт и Ла-Шапель). Пехота корпуса Винцингероде (12 тыс. человек) под началом графа Воронцова была в резерве.
Корпус Ланжерона ближе всего располагался у города, в районе Ле-Бурже. Как только Ланжерон услышал артиллерийский бой в районе Пантена, он, не дожидаясь приказа, повел войска к Парижу. В 10 часов командир авангарда генерал Эммануэль завязал бой за Обервиль, который защищала бригада Робера (2 тыс. солдат). В 1 час дня бригада Робера была выбита и отступила к Лашапелю. Граф Ланжерон направил к Сен-Дени 9-й и 10-й пехотные корпуса под началом Капцевича. Тот, обнаружив, что укрепленный город нельзя взять с ходу, оставил с Сен-Дени три полка под началом Корнилова. Французский гарнизон начал бой с отрядом Корнилова, который продолжался до вечера. Прусские корпуса начали движение в 11 часов от Гран-Дранси (Дранси). Они двигались медленно, поэтому русские войска должны были двигаться «черепашьим шагом» и несколько раз останавливаться, ожидая соседей.
В ходе сражения штаб короля Иосифа (Жозефа) Бонапарта находился на Монмартре. С этой господствующей высоты можно было видеть всё поле боя. Формальный командующий французской обороной смог убедиться, что против Парижа стоят главные силы союзных армий, под личным началом монархов. Король Иосиф созвал совещания для того чтобы принять решение об отступлении войск. Во время него прибыло донесение Мармона о невозможности продолжать бой более нескольких часов и спасти столицу от бедствий, которые могли сопровождать сражение в самом городе. В это же время завершила развертывание Силезская армия. Опасаясь, что союзники перережут пути к отступлению, и он попадет в плен, бывший король Испании, внезапно принял решение оставить Париж. Он также приказал ехать в Блуа, куда уже уехали императрица с сыном, всем министрам и главным сановникам. Маршалы Мармон и Мортье получили все полномочия по переговорам с союзным командованием и отступлению из Парижа. Таким образом, главный штаб армии «испарился».

Оборона заставы Клиши в Париже в 1814 г. Картина О. Верне
Наступление корпуса кронпринца Вюртембергского. Около 3 часов дня приблизилась к столице и колонна кронпринца Вюртембергского. Войска кронпринца оттеснили небольшой отряд противника из Ножана. Затем войска двигались двумя колоннами. Правая колонна двигалась по дороге через лес к Венсену, а левая — к Сен-Мору. Командир правой колонны генерал Штокмайер взял завал, который оборонял небольшой отряд регулярных войск и национальной гвардии и выслал один батальон для наблюдения за Венсенским замком. Остальные силы направил на помощь левой колонне. Левая колонна под началом принца Гогенлоэ довольно легко захватила Сен-Мор, который обороняли 400 новобранцев с 8 орудиями. Французы были рассеяны, их орудия захвачены. Остатки французского отряда с одним орудие отступили к Шарантону.
Затем кронпринц Вюртембергский послал часть сил, чтобы обложить Венсенский замок, а остальные силы были направлены к Шарантону. Селение обороняло до 500 человек с 8 орудиями. Союзная артиллерия подавила французские орудия, и принц Гогенлоэ с двумя вюртембергскими батальонами опрокинул противника к мосту. Австрийские гренадеры, приданные вюртембергскому корпусу, захватили 5 орудий и не дали взорвать мост на другой берег Марны. Французов выбили из предмостного укрепления и захватили ещё 3 орудия.
Наследный принц направил отряд на правый берег Марны, он должен был следовать по другому берегу до слияния реки с Сеной. Австрийский корпус Гиулая, который следовал за вюртембергским корпусом, прибыл к месту сражения только около 4 часов. Когда исход битвы за Париж был уже решён русскими войсками в центре вражеской позиции. Поэтому всё участие австрийской армии во взятии Парижа ограничилось обложение Венсенского замка вместе с вюртембергскими войсками.

План сражения за Париж в 1814 году
Продолжение наступления войск Барклая де Толли. До трёх часов в районе Роменвиля была оперативная пауза. Противники вели перестрелку, перегруппировку сил расстроенных боем. Подтягивали подкрепления. В три часа, когда Силезская армия уже штурмовала позиции сил Мортье, а на левом фланге подтянулись вюртембергские войска, Барклай де Толли решил продолжить наступление в центре. Генерал Ламберт получил приказ с гренадерским корпусом поддержать войска, сражавшиеся на роменвильском плато, а генерал Ермолов с лейб-гренадерским и Павловским полком двинулся к Пантену. За ними шла вся оставшаяся гвардия под началом Милорадовича.
5-я дивизия Мезенцева под командованием Раевского и князя Горчакова выбила дивизию Арриги из Баньоле. Французы отступили к Шаронну. Мармон, опасаясь, что дивизию Арриги отрежут от остальных сил, приказал ей податься левее. Князь Горчаков занял Шаронн. Русские войска вышли к заставе Фонтарабия, которую защищал батальон Национальной гвардии при 4 орудиях. Одновременно часть кавалерии Палена вышла к Венсену и внезапной атакой захватила 25 орудий из состава артиллерийской колонны (28 орудий), которая шла от Тронной заставы. Слабое прикрытие орудий было перебито или захвачено в плен. Однако все орудия удержать не удалось. На выручку орудиям пришел полковник Орденер с 30-м драгунским полком и сильный отряд Национальной гвардии. Пален не мог бросить в бой все силы, и отступил, уведя 9 орудий.
Наступали и другие русские войска. 4-я дивизия Пышницкого, при поддержке гренадер Чоглокова и кирасир Шталя наступала на Пре-Сен-Жерве. Дивизия Компана была опрокинута. В результате их всех войск Мармона только малочисленная дивизия Рикара осталась в колоннах у бриерского парка, остальные войска были расстроены и рассыпаны стрелковыми цепями. Мармон, пытаясь приостановить наступление русских войск, с одной из бригад дивизии Рикара, пытался контратаковать. Однако когда его войска вышли из парка, они были расстроены картечным огнем. Под маршалом убило лошадь. Генерал Пеллепорт был ранен. Кирасирская атака завершила разгром. Генерал Клавель и до батальона пехоты попали в плен. Маршала Мармона спасла храбрость полковника Генезера. Тот с 200 солдатами вышел из парка и нанес внезапный удар по русским войскам. Это спасло маршала, он отвел остатки войск к Бельвилю.
На последней французской позиции у Бельвиля у Мармона осталось около 5 тыс. солдат. Надо отметить, что французская кавалерия в ходе этого сражения на правом фланге практически бездействовала. Местность была пересеченной с обилием леса и парков. Видимо, в долине Сен-Дени французскую кавалерию можно было использовать с большим успехом.
Барклай де Толли, после захвата бриерского парка, подготовил последний решительный удар, который должен был сбить оставшиеся французские войска и выйти непосредственного к городу. Дивизия Мезенцева, несмотря на сильный артиллерийский огонь противника, ворвалась в селение Менильмонтань. Гренадеры Паскевича вели наступление со стороны парка Фаржо и захватили 7 орудий. Французская кавалерия была вынуждена отойти в город. Граф Пален отбросил французов занимавших Малый Шаронн. Принц Евгений Вюртембергский с дивизией Шаховского и бригадой Властова занял кладбище Мон-Луи и захватил 8 орудий, которые там располагались.
Французская дивизия Бойе, оборонявшая Пре-Сен-Жерве, стала отступать. Её атаковали с фронта и с тыла. Атака польских улан позволила французом отступить к Бельвилю. Однако 17 орудий достались 4-й дивизии. Русские войска вышли к Бельвилю и стали обходить фланги Мармона. Ермолов установил батарею и стал громить парижские кварталы. Мармон, видя, что его окружают, собрал оставшиеся войска и в голове ударной колонны вместе с генералами Рикаром, Буденом и Мейнадье двинулся на прорыв. Рикар был ранен, одежды маршала в нескольких местах пронизали пули, но он уцелел. Французы смогли прорваться сквозь цепь стрелков и отступили на плато позади Бельвиля. Русские на высотах непосредственно у города устанавливали батареи и поражали гранатами ближайшие предместья. Прусско-баденская бригада Альвенслебена также успешно наступала. Пруссаки захватили 10 орудий и вышли к Пантенской заставе. Это был тяжелый день для бригады, она потеряла до половины личного состава.

Сражение при Париже в 1814 г. Худ. Б. Виллевальде (1834)
Действия армии Блюхера. На левом фланге положение французов также было безнадежным. Блюхер направил часть сил своего левого фланга для содействия русским войскам у Пантена. Первоначально они попали под сильный артиллерийский огонь, и остановились, но затем сломили сопротивление противника. Пруссаки разгромили часть дивизии Бойе, захватив 5 орудий.
Мортье занял Лавилетт дивизией Кюриаля (1,8 тыс. солдат), а Лашапель дивизией Шарпантье (1,5 тыс. человек). Прусские гусары опрокинули французских драгун, захватив 14 орудий. В 4 часу русские 13-й и 14-й егерские полки ворвались в Лавилетт. Их поддерживал 1-й Бугский казачий полк и другие части. Со стороны канала Урк в селение ворвались солдаты Бранденбургского резервного полка и 14-го Силезского ландверного полка. Французов из Лавилета выбили. Генерал Христиани контратаковал, пытаясь отбить Лавилетт, но ему в тыл ударили стрелки прусской гвардии, которые форсировали канал. Христиани отступил к заставе, но отбил 4 орудия.
Дивизия Горна, а за ней и корпус Клейста захватили Лашапель. Войска Шарпантье и Робера отступили в город. Французская кавалерия также отошла к городу. Войска Ланжерона наступали на Монмартр, который обороняли разношерстные отряды разных легионов Национальной гвардии, новобранцы-конскрипты, инвалиды и т. д. Высоту прикрывало до 30 орудий. Французы ещё удерживали господствующие высоты, но участь сражения была решена и на этом направлении.


Русская армия входит в Париж
Переговоры
В 4 часа Мармон сообщил Мортье о положении дел на правом фланге и попросил известить о ситуации на левом фланге. Он также сообщил, что намерен начать переговоры. Мортье, до которого посланник короля не добрался, сообщил, что необходимо получить разрешение короля Иосифа. Однако того уже не было несколько часов. Мармон, зная об отъезде короля и имея полномочия открыть переговоры, отправил парламентеров с предложение о перемирии.
Генерал Лангранж добрался до союзных монархов. Император Александр I дал такой ответ: «Он прикажет остановить сражение, если Париж будет сдан: иначе к вечеру не узнают места, где была столица». Остановить наступление Александр отказался, но направил к Мармону своего флигель-адъютанта, полковника Орлова. Русский посланник сообщил маршалу, что русский император желает сохранить Париж для Франции и всего света. Французские войска должны были отступить за заставы. А командование сформировать комиссию для сдачи Парижа.
Около 5 часов огонь прекратился по всей линии Главной армии, Силезская армия ещё продолжала наступление. Со стороны союзников переговоры вели граф Нессельроде, полковник Орлов, адъютант Шварценберга граф Парр.
В это время войска Ланжерона — 8-й корпус Рудзевича, 10-й корпус Капцевича, атаковали высоты Монмартра. Как писал Ланжерон: «бесстрашие, порядок и быстрота колонн атаковавших Монмартр превыше всяких похвал, и в продолжении 19 походов, им сделанных, он ничего не видал подобного, кроме Измаильского штурма…» Французы успели сделать только по два выстрела до того, как нижняя батарея была захвачена. Верхняя батарея сделала залп из всех орудий, но также не устояла. Французская кавалерия пыталась контратаковать, но была отброшена. В течение нескольких минут было захвачено 29 орудий, 60 зарядных повозок и 150 человек пленными, остальные французы погибли или бежали в город.
После захвата Монмартра Ланжерон получил приказ Александра остановить боевые действия. Радостная весть о близости сдачи Парижа разлетелась по войскам. Ланжерон выставил караулы и у городских застав, расположил войска на высотах и установил на них 84 орудия, направив их на городские кварталы. Рудзевич за штурм Монмартра был отмечен орденом Св. Георгия 2-го класса, а Ланжерон — орденом Св. Андрея Первозванного.
2 часа утра 31 марта в селении Лавилет была подписана капитуляция Парижа. К утру французская армия должна была покинуть столицу. В полдень 31 марта 1814 года части союзной армии, в основном русская и прусская гвардия, во главе с императором Александром I триумфально вступили во французскую столицу. В последний раз вражеские войска были в Париже в XV веке во время Столетней войны.

Огюст Фредерик Луи Виесс де Мармон
Итоги
Битва за Париж была одной из самых кровопролитных в кампании 1814 года: союзные войска потеряли более 8 тыс. человек. Из них более 6 тыс. человек были русскими, более 2 тыс. человек — пруссаки. Вюртембергский корпус потерял около 180 человек. По другим данным, союзники потеряли более 9 тыс. человек. Точные французские потери неизвестны. Источники сообщают о 4 тыс. человек. Союзники захватили 114 орудий, из них 70 захватили русские солдаты. Барклай де Толли был пожалован в фельдмаршалы, принц Евгений Вюртембергский — в генералы от инфантерии. Блюхер получил княжеское достоинство, генерал Йорк получил титул графа Вартенбургского и т. д.
Битва за Париж привела к крушению империи Наполеона. 25 марта (6 апреля) в Фонтенбло французский император под давлением своих маршалов отрекся от престола. Его сослали на остров Эльба у итальянских берегов. Французский престол передали династии Бурбонов. 30 мая 1814 года между участниками шестой антифранцузской коалиции (Россией, Англией, Австрией и Пруссией), с одной стороны, и Францией — с другой, был подписан Парижский мирный договор. Франция вернулась к границам 1792 года.

Въезд императора Александра I с союзниками в Париж. 1814 г. Хромолитография. По акварельным рисункам художника А. Д. Кившенко

Забытый праздник: День взятия Парижа русскими войсками

25 декабря, в День Рождества Христова, в Российской империи отмечался День Победы над Наполеоном. После победоносного окончания войн с наполеоновской Францией и взятия Парижа, Император Александр I Благословенный издал манифест, в котором говорилось:

25 Декабря день Рождества Христова да будет отныне и днем благодарственного празднества под наименованием в кругу церковном: Рождество Спасителя нашего Иисуса Христа и воспоминание избавления Церкви и Державы Российские от нашествия галлов и с ними двадесяти язык. Александр».

Этот священный праздник забыт вообще в России: он не отмечается ни в стране, ни в Церкви. Между тем, его неплохо бы помнить не только нам, победителям, но и побежденным. Давно назрела пора поставить конную статую Императора Александра перед Триумфальной аркой, дополнив галерею скульптурных памятников героям войны 1812 года: М.И. Кутузову, П.И. Багратиону. Неплохо также было бы назвать новую станцию метро «Парижская», наподобие станции «Сталинград» в столице Франции. Эти меры не только бы отдали память священной памяти 1812-го года, но и охладили бы слишком горячие головы в Елисейском дворце, да и не только в нем.

Кампания 1814 года началась от берегов Рейна, за который отступили французы. Разбитая под Лейпцигом в октябре 1813-го наполеоновская армия уже не могла оказывать серьезного сопротивления. В начале 1814 года войска союзников вступили на территорию Франции с целью свержения Наполеона Бонапарта. Русская гвардия во главе с Императором Александром I вошла во Францию со стороны Швейцарии, в районе Базеля.

Союзники наступали двумя отдельными армиями: русско-прусскую Силезскую армию возглавлял прусский фельдмаршал Г.Л. фон Блюхер, а русско-немецко-австрийская армия была отдана под начало австрийского фельдмаршала К.Ф. цу Шварценберга. Главная квартира союзников обосновалась во Франкфурте-на-Майне. Безусловным лидером союзной коалиции был Русский Царь.

Между тем, канцлер Австрии К. фон Меттерних не оставлял надежды сохранить ослабленного Наполеона на французском престоле, с целью ослабления русского влияния. Меттерних предложил план мира с Наполеоном на условиях его отказа от завоеваний (и без того потерянных) и прекращение войны. В этом случае ему оставалась Франция в границах 1801 года.

План Меттерниха не встретил возражений со стороны Англии и Пруссии. Но Александр I с ними не согласился, справедливо полагая, что Наполеону доверять нельзя. Меттерних стал недвусмысленно намекать, что если предложения мира будут отклонены, то Австрия может выйти из коалиции. Пришлось отправлять условия мира Бонапарту.

Как отмечал Е.В. Тарле:

Уже на самом краю пропасти, после страшных катастроф 1812 и 1813 годов, под непосредственной угрозой вторжения союзников во Францию, неожиданно явился шанс на спасение. Наполеон оставался повелителем первоклассной державы».

«Вступление союзников в Париж, 31 марта 1814 года», 1815 год. Фото: www.globallookpress.com

Но прибывший посланник союзников, нашел французского императора, шагающего взад и вперед по своему кабинету:

Погодите, погодите, — говорил он, ни к кому не обращаясь, — вы скоро узнаете, что я и мои солдаты, мы не забыли наше ремесло! Нас победили между Эльбой и Рейном, победили изменой… Но между Рейном и Парижем изменников не будет…».

Так как Наполеон медлил с ответом, Александр I заявил, что продолжает кампанию.1 января 1814 года он во главе армии перешел Рейн и вступил в пределы Франции. В своем манифесте Император заявлял, что война ведется не против французов, а против бесчинства и насилия Наполеона.

Кампания союзников застигла Наполеона врасплох. Силы союзников насчитывали 453 тыс человек (из них 153 тыс русских). Наполеон мог противопоставить им вдоль левого берега Рейна лишь 163 тыс чел. Но фактически у него под рукой было всего около 40 тысяч. Кроме того, французская армия только что пережила сильную эпидемию тифа, унесшего многие жизни.

Основные боевые действия кампании развернулись в бассейне рек Марны и Сены, где Наполеон, умело маневрируя, сумел одержать несколько побед, подтвердив свою репутацию выдающегося тактика. 13 (25) января 1814 года Наполеон выехал в армию из Парижа в Шалон, передав управление государственными делами своей супруге императрице Марии-Луизе и своему брату Иосифу.

17 января Наполеон атаковал шедшую в авангарде союзных сил армию Блюхера и нанес ей чувствительный удар при Бриенне. В течение пяти дней (с 29 января по 2 февраля) Бонапарт одержал ряд последовательных ярких побед (при Шампобере, Монмирае, Шато-Тьери и Вошане) над русско-прусскими корпусами, разбросанными поодиночке в долине Марны. Воспользовавшись успехами Наполеона, Шварценберг немедленно предложил заключить с ним перемирие. Лишь настойчивость Александра I заставила австрийского командующего предпринять движение вперед. Это спасло Блюхера от неминуемого разгрома. Осознавая, что австрийцы смогу заключить с Наполеоном сепаратный мир и выйти из коалиции, Александр I буквально заставил союзников подписать Шомонский трактат, в котором они обязались не заключать с Францией ни мира, ни перемирия без общего согласия.

В 20-х числах марта 1814 года Наполеон решил пройти к северо-восточным крепостям на границе Франции, где рассчитывал деблокировать французские гарнизоны, и, значительно усилив свою армию, принудить союзников к отступлению. Наполеон рассчитывал, что союзники пойдут за ним и надеялся оттянуть их тем самым от Парижа. В конце февраля казаки, находившиеся в подчинении у фельдмаршала Блюхера, перехватили наполеоновского курьера, везшего письмо Наполеона жене. Из него следовало, что император французов решил двинуться на восток и оттянуть силы союзников от Парижа.

Как только Александр I узнал об этом, он немедленно приказал всем находившимся при нем войскам двигаться ускоренными маршами на Париж.

Историк Н.К. Шильдер отмечал:

Смелое решение идти на Париж, бросив свои сообщения, принадлежит всецело Императору Александру».

При продвижении на Париж произошло несколько сражений. В одном из них, согласно военному историку А.И. Михайловскому-Данилевскому, Александр I лично участвовал в атаке:

Государь Сам понесся с конницей на французские каре, осыпаемый пулями. Бог хранил Великого Монарха!».

А другой военный историк А.А. Керсновский отмечал:

Император Всероссийский, как простой эскадронный командир, врубился в неприятельский строй».

В ходе марша Император Александр объезжал войска и подбадривал их:

«Ребята! До Парижа уже недалеко!»

Время от времени он заезжал на ближайшие возвышенности и наблюдал за движением войсковых колонн, спешивших к Парижу.

Памятник императору Александру I у стен Московского Кремля в Александровском саду. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Как только Наполеон узнал о продвижении союзных войск к Парижу, он немедленно приказал своим войскам как можно быстрее двинуться на помощь столице. Наполеон высоко оценил маневр союзников: «Это превосходный шахматный ход. Вот никогда бы не поверил, что какой-нибудь генерал у союзников способен это сделать».

Тем временем по Парижу поползли страшные слухи о приближении союзников, собирающихся сжечь город, как была сожжена Москва. Вечером 29 марта передовые части союзников увидели вдали высоты Монмартра и парижские башни. Измотанные долгим маршем войска расположились на ночлег.

Город на тот момент насчитывал до 500 тыс жителей и был неплохо укреплен. Обороной французской столицы руководили маршалы Э.А.К. Мортье, Б.А.Ж. де Монсей и О.Ф.Л.В. де Мармон. Верховным главнокомандующим обороны города был старший брат Наполеона, Жозеф Бонапарт. Войска союзников состояли из трех основных колонн: правую (русско-прусскую) армию возглавлял фельдмаршал Блюхер, центральную — российский генерал М.Б. Барклай-де-Толли, левой колонной руководил кронпринц Вюртембергский.

Александр I вместе с генерал-майором князем Н.Г. Волконским и графом К.В. Нессельроде разрабатывали план действий на следующий день. Александр отдал распоряжение взять штурмом высоты Монмартра и ряд других, чтобы не дать возможности французам на них закрепиться. Вместе с тем он приказал, желая избежать кровопролития, использовать любую возможность для переговоров с парижанами о сдаче Парижа. Утром 18 (30) марта в 6 часов утра начался штурм Монмартских высот. В 11 часов к укрепленному селению Лавилет приблизились прусские войска с корпусом М.С. Воронцова, а русский корпус генерала А.Ф. Ланжерона начал наступление на Монмартр. Бои были тяжелыми. Французы прилагали все силы, чтобы отстоять подступы к своей столице. Участник штурма Монмартра полковник М.М. Петров вспоминал:

Когда шли на укрепления Парижа, или, лучше сказать, лезли на бодливое темя Франции, то каждый солдат пылал румянцем геройства, понимая важность совершавшегося окончательного подвига и отмщения, и каждый из нас не хотел умереть прежде покорения Парижа».

На захваченных высотах союзники установили орудия, угрожавшие Парижу. Маршал О.Ф. де Мармон послал к русскому Царю парламентёра. Приблизившись к Александру I и сняв свой головной убор, французский офицер произнес:

Маршал Мармон просит Ваше Величество прекратить военные действия и условиться о перемирии».

После нескольких минут раздумий Александр I ответил французу:

Соглашаюсь на просьбу вашего маршала. Прикажу сейчас остановить сражение, но с условием немедленной сдачи Парижа. Иначе к вечеру не узнаете того места, где была ваша столица!»

Полковник М.Ф. Орлов узнал от адъютанта Наполеона Жирардена о секретном приказе Бонапарта в роковую минуту взорвать пороховые склады и уничтожить Париж. Орлов немедленно сообщил об этом Мармону и Мортье и тем самым спас Париж для Франции и мира. Но Мармон сначала отказывался подписать капитуляцию на условиях Александра I. И только, когда русские пушки заговорили с высот Монмартра – у них не осталось доводов. Орлов явился к Государю с радостным известием – и тут же получил генеральский чин.

Это великое событие теперь соединено с вашим именем»,

– сказал ему Александр.

Александр I (справа) и Наполеон в Тильзите. Фото: www.globallookpress.com

Капитуляция Парижа была подписана в 2 часа утра 31 марта (по новому стилю) в селении Лавилет. К 7 часам утра, по условию соглашения, французская регулярная армия должна была покинуть поверженную столицу. Император Александр I во главе своей Гвардии и союзных монархов торжественно вступил во французскую столицу, которая встретила его с восторгом. Государь поспешил объявить французам:

У меня во Франции только один враг, и враг этот — человек, обманувший меня самым недостойным образом, злоупотребивший моим доверием, изменивший всем данным им мне клятвам, принесший в мою страну самую несправедливую, самую гнусную войну. Никакое примирение между ним и мной отныне невозможно, но я повторяю, что во Франции у меня один только этот враг. Все французы, кроме него, у меня на хорошем счету. Я уважаю Францию и французов и желаю, чтобы они позволили мне помочь им. Скажите же, господа, парижанам, что я вхожу в их город не как враг, и только от них зависит, чтобы я стал им другом; но скажите также, что у меня во Франции есть один единственный враг и что по отношению к нему я непримирим».

Один француз, протиснувшийся через толпу к Александру, заявил:

Мы уже давно ждали прибытия Вашего Величества!»

На это Император ответил:

Я пришел бы к вам ранее, но меня задержала храбрость ваших войск».

Слова Александра передавались из уст в уста и быстро разнеслись среди парижан, вызвав бурю восторга. Сотни людей теснились вокруг Александра I, целовали все, до чего могли дотянуться: его коня, одежду, сапоги. Женщины хватались за его шпоры, а некоторые цеплялись за хвост его лошади. Часть французов бросилась к статуе Наполеона на Вандомской площади, чтобы разрушить ее, но Александр намекнул на то, что это нежелательно.

Русские и союзные войска вступили в Париж

30 марта 1814 года произошла битва, положившая конец эпохе Наполеоновских войн. Знаменитый исторический период, известный под названием «100 дней», завершившийся битвой при Ватерлоо 18 июня 1815 года – это уже другая история, которая поставит окончательную точку в участии Наполеона в политической жизни Франции и Европы.
После проигранной кампании в России в 1812 году, Наполеон сумел собрать новую армию, и боевые действия возобновились на территории Европы. Русская армия приняла в них самое активное участие, которое известно в российской историографии как Заграничный поход Русской армии.
Поражение французской армии в России привело к образованию шестой антифранцузской коалиции. До весны 1813 года войну с наполеоновскими войсками вела преимущественно русская армия, но, начиная с марта месяца, к России в борьбе с Наполеоном начали присоединяться европейские государства: Пруссия, Англия, Австрия, Швеция.

После поражения наполеоновской армии под Лейпцигом в октябре 1813 года боевые действия к 1814 году перенеслись на территорию Франции. Отдельные успехи армии Наполеона в этот период, доказывавшие в очередной раз гений полководца-императора Франции и доблесть французских войск, уже не могли переломить хода событий, так как силы были полностью на стороне союзного контингента.
29 марта 1814 года союзные войска, большую часть которых составлял русский контингент, подошли к Парижу. За оборону города отвечали маршалы Мортье, де Монсей и де Мармон при общем руководстве брата Наполеона Жозефа Бонапарта. Во главе Союзных войск стояли император Александр I и генерал М.Б. Барклай-де-Толли (от Российской империи), а также прусский фельдмаршал Г.Л. фон Блюхер и австрийский фельдмаршал К. Ф. цу Шварценберг.
30 марта 1814 года началось сражение за Париж. Во время сражения Ж.Бонапарт покинул столицу, предоставив руководство сражением и возможной капитуляцией маршалам де Мармону и Мортье.
Битва за Париж стала одним из самых кровопролитных сражений для армий союзников, так как всего за один день союзная армия потеряла свыше 8000 человек убитыми, из которых более 6000 были русскими. К концу дня маршалы Мортье и де Мармон поняли очевидность своего поражения и бессмысленность дальнейшего сопротивления. В ночь с 30 на 31 марта была подписана капитуляция, в которой де Мармону удалось отстоять возможность отвода французских войск из Парижа.
31 марта 1814 года в полдень в Париж торжественно вступили отборные части союзных войск во главе с императором Александром I и командующими союзными войсками.
Взятие Парижа, а также колебание части корпусов французской армии в плане готовности продолжать сопротивление привели к образованию Временного правительства, отречению Наполеона от трона и восстановлению монархии.

История в лицах

31 марта
Кившенко А.Д. Вступление русских войск в Париж. XIX в.

1814 год. 31 марта (19 марта ст.ст.) русская армия во главе с императором Александром I триумфально вступила в столицу Франции Париж.

После поражения под Лейпцигом в октябре 1813 года наполеоновская армия уже не могла оказывать серьезного сопротивления войскам 6-й коалиции. В коалицию к этому времени входили Россия, Пруссия, Англия, Австрия, Швеция, Вюртемберг и Бавария. С начала 1814 года бои велись уже на территории Франции. 12 января 1814 года русская гвардия во главе с Александром I вошла во Францию со стороны Швейцарии, в районе Базеля, другие корпуса союзников пересекли Рейн ранее, в 20-х числах декабря 1813 года. К 26 января союзные корпуса, обходя крепости, собрались в провинции Шампань между правыми притоками Сены Марной и Обом, примерно в 200 километрах к востоку от Парижа. Против 200-тысячной армии союзников Наполеон мог выставить около 70 тысяч солдат. Прикрывая то одно, то другое направление, он старался по мере сил задержать продвижение союзников. Из-за необходимости останавливаться на зимних квартирах, защищать коммуникации и блокировать французские крепости коалиция была вынуждена распылять силы, так что их превосходство непосредственно на поле боя не было столь подавляющим, что дало возможность Наполеону сосредотачивать свои относительно небольшие силы против отдельных частей союзных армий и с успехом воевать с ними. Правда, лучшую, закаленную в боях часть своей армии Наполеон потерял в России, а новобранцы еще не были должным образом обучены и подготовлены, но Наполеона выручало то, что в стане союзников существовали разногласия: Австрия не была заинтересована в дальнейших сражениях и продвижении союзных войск. Ей выгоднее было сохранять баланс сил в Европе и не допускать чрезмерного усиления одной из стран. Однако Пруссия и Россия стремились на Париж. Поэтому основной силой в сражениях были армии этих держав, а австрийская армия Шварценберга, хоть и называлась Главной, имела вспомогательное значение.
Наполеон решил нанести удар по соединениям Силезской армии Блюхера. 29 января произошло сражение под Бриенном, в котором стороны потеряли примерно по 3 тысячи человек. Блюхеру пришлось отступить на несколько километров, после чего он соединился с войсками Шварценберга, таким образом, собрав под своё командование до 110 тысяч человек. Союзная армия переходит в наступление. 1 февраля, в сражении при Ла-Ротьер французы были оттеснены со своих позиций при примерно равных потерях с обеих сторон. В феврале в лагере 6-й коалиции было принято решение наступать на Париж раздельно.
Армия под командованием Шварценберга двинулась на основные силы Наполеона, а Силезская армия Блюхера наступала севернее и должна была столкнуться с более слабыми соединениями Мармона и Макдональда. Французам вновь удалось нанести несколько чувствительных ударов Блюхеру. Из-за медлительных действий Шварценберга, Силезская армия не получала вовремя поддержки и понесла ряд серьезных поражений от французов в период с 10 по 14 февраля (так называемая «Шестидневная война») – при Шампобере, Монмирале, Шато-Тьерри и Вошане.
17 февраля союзники предложили Наполеону мир на условиях французских границ к началу Французской революции, от чего тот отказался. Целью Наполеона было сохранить границы империи по линии Рейна и альпийских гор.
Шварценберг продолжал медленное наступление, его корпуса растянулись на большой дистанции, что дало возможность Наполеону, перебросившему армию на это направление, нанести ряд поражений отдельным частям Главной армии. 17 февраля был разгромлен русский авангард Палена, затем баварская дивизия. 18 февраля в сражении при Монтро вюртембергский корпус с двумя австрийскими дивизиями оказался прижатым к Сене вдвое более сильной французской армией, однако союзники сумели с большими потерями переправиться на другой берег. Шварценберг отошёл к Труа, где соединился с Силезской армией Блюхера, а затем к исходной позиции наступления.
Наполеон не решился атаковать объединённые силы союзников, которые более чем в 2 раза превосходили все войска в его распоряжении. Однако и Шварценберг после ряда поражений продолжал отступление. Недовольный этим Блюхер обратился к русскому царю и прусскому королю, получив от них разрешение действовать самостоятельно. Теперь основной армией стала армия Блюхера. Для усиления его частей были направлены русский корпус Винцингероде и прусский корпус Бюлова из Северной армии Бернадота.
24 февраля Блюхер двинулся на северо-запад, в сторону Парижа, навстречу подкреплениям. Наполеон, узнав об отделении Блюхера, решил организовать его преследование как наиболее опасного и активного противника. Убедившись в пассивности Шварценберга, Наполеон оставил против него возле Бар-сюр-Об и Бар-сюр-Сен немногочисленные войска маршалов Удино, Макдональда и генерала Жерара, всего 30 тысяч солдат, а сам 27 февраля с примерно 40 тысячью солдат скрытно двинулся из Труа в тыл к Блюхеру.
В виду большой угрозы войску Блюхера, монархи коалиции принудили Шварценберга перейти в наступление.. Русский корпус под командованием Витгенштейна при поддержке австро-баварского корпуса Вреде отбросили 27 февраля войска маршала Удино за реку Об (правый приток Сены) в районе городка Бар-сюр-Об. 5 марта союзники в очередной раз заняли Труа, но здесь Шварценберг остановил своё продвижение, следуя приказу австрийского правительства не удаляться далеко за Сену. Основные сражения происходили северо-западнее, за рекой Марной, между армиями Наполеона и Блюхера. По численности войска Наполеон вдвое уступал союзникам, но благодаря их разобщенности и своему таланту полководца, он умело сдерживал продвижения обеих частей коалиции. Тем не менее, к началу марта союзники были уже менее, чем в ста километрах от Парижа. Наполеон старался прорваться на север, чтобы пополнить войско за счет находящихся там гарнизонов. На Краонских возвышенностях он нанес сильное поражение двум русским дивизиям — Воронцова и Строганова. На удачу Бонапарта болезнь подкосила Блюхера и Силезская армия потеряла инициативу. 13 марта Наполеон разбил возле Реймса 14-тысячный русско-прусский корпус графа Сен-При и занял город. Но с двумя армиями воевать было очень сложно. Наполеон бросается в сторону идущей на Париж армии Шварценберга, но при этом ему приходится оставить без внимания армию Блюхера. Наполеон избрал следующую стратегию: выставить заслоны против союзников, а самому пройти между армиями Блюхера и Шварценберга к северо-восточным крепостям, где он мог, деблокировав и присоединив гарнизоны, значительно усилить свою армию. Затем у него появилась бы возможность принудить союзников к отступлению, угрожая их тыловым коммуникациям. Наполеон надеялся на медлительность союзных армий и их страх перед армией французского императора в их тылу. Париж оставлялся на защиту, главным образом, своих жителей и Национальной гвардии. 21 марта состоялось сражение при Арси-сюр-Обе, войска Наполеона были отброшены за реку Об и отступил, как и намеревался, замедлив продвижение австрийской армии. 25 марта оба армии союзников двинулись на Париж. Коалиция применила отвлекающий маневр, выслав против Наполеона 10-тысячный кавалерийский корпус под началом российского генерала Винцингероде. Этот корпус был разбит, но свою миссию он выполнил, приняв удар на себя. А тем временем союзная армия наносит французам поражение при Фер-Шампенуазе, нанеся большой урон отряду Национальной гвардии.

29 марта союзные армии (около 100 тысяч солдат, из которых было 63 тысяч русских) подошли к передовой линии обороны Парижа. У французов было примерно 22—26 тысяч регулярных войск, 6—12 тысяч ополченцев Национальной Гвардии и около 150 орудий.
Карта сражения за Париж
Париж на тот момент насчитывал 500 тысяч жителей и был неплохо укреплен. Обороной Парижа руководили маршалы Мортье, Монсей и Мармон. Верховным главнокомандующим обороны Парижа был брат Наполеона, Жозеф. Под их началом было сосредоточено примерно 40 тысяч солдат. У союзников под началом было войско численностью около 100 тысяч, из которых 63 тысячи русских. Войска подошли к Парижу с северо-востока тремя основными колоннами: правую (русско-прусскую) армию вёл фельдмаршал Блюхер, центральную возглавлял российский генерал Барклай-де-Толли. Левая колонна под командованием кронпринца Вюртембергского двигалась вдоль правого берега Сены. Сражение за Париж стало в кампании 1814 года одним из самых кровопролитных для союзников, потерявших за один день боёв более 8 тысяч солдат (из них более 6 тысяч русских).
Вступление русских войск в Париж 31 марта 1814 года. Неизвестный художник
30 марта, в 6 утра наступление на Париж началось. Русским 2-й пехотный корпус принца Евгения Вюртембергского атаковал селение Пантен, а корпус генерала Раевского с 1-м пехотным корпусом и кавалерией Палена пошёл на штурм высот Роменвиля. Французы предприняли сильную контратаку на Пантен, и Евгений Вюртембергский, запросил подкреплений. Барклай-де-Толли отправил ему на помощь две дивизии 3-го гренадерского корпуса, которые помогли переломить ход боя. Французы отступили от Пантена и Роменвиля к селению Бельвиль, где могли рассчитывать на артиллерийскую поддержку. Барклай-де-Толли приостановил продвижение, ожидая вступления в дело запоздавших Силезской армии и войск кронпринца Вюртембергского.
В 11 часов утра Блюхер атаковал левый фланг французской обороны. К укреплённому селению Лавилет приблизились прусские корпуса Йорка и Клейста с корпусом Воронцова, русский корпус Ланжерона начал наступление на Монмартр. Видя с Монмартра гигантские размеры наступающих войск, командующий французской обороной Жозеф Бонапарт покинул поле боя, оставив Мармону и Мортье полномочия для сдачи Парижа.
Медаль «За взятие Парижа»
В 1 час дня колонна кронпринца Вюртембергского перешла Марну и атаковала крайний правый фланг французской обороны с востока, пройдя через Венсенский лес и захватив селение Шарантон. Барклай возобновил наступление в центре, и вскоре пал Бельвиль. Пруссаки Блюхера выбили французов из Лавилета. На всех направлениях союзники выходили непосредственно к кварталам Парижа. На всех высотах они устанавливали орудия, направляя их на Париж. В течение 30 марта все пригороды Парижа были заняты союзниками. Видя, что падение города неизбежно и стараясь уменьшить потери, Маршал Мармон отправил парламентёра к русскому императору. Александр поставил жесткий ультиматум о сдаче города под угрозой его уничтожения.
31 марта в 2 часа утра капитуляция Парижа была подписана. К 7 часам утра, по условию соглашения, французская регулярная армия должна была покинуть Париж. В полдень 31 марта русская и прусская гвардия во главе с императором Александром I вступили в столицу Франции. К. Н. Батюшков, из письма Н. И. Гнедичу.
С утром началось дело. Наша армия заняла Romainville, о котором, кажется, упоминает Делиль, и Montreuil, прекрасную деревню, в виду самой столицы. С высоты Мон-треля я увидел Париж, покрытый густым туманом, бесконечный ряд зданий, над которыми господствует Notre-Dame с высокими башнями. Признаюсь, сердце затрепетало от радости! Сколько воспоминаний! Здесь ворота Трона, влево Венсен, там высоты Монмартра, куда устремлено движение наших войск. Но ружейная пальба час от часу становилась сильнее и сильнее. Мы продвигались вперед с большим уроном через Баньолет к Бельвилю, предместию Парижа. Все высоты заняты артиллериею; еще минута, и Париж засыпан ядрами. Желать ли сего? — Французы выслали офицера с переговорами, и пушки замолчали. Раненые русские офицеры проходили мимо нас и поздравляли с победою. «Слава богу! Мы увидели Париж с шпагою в руках! Мы отметили за Москву!»- повторяли солдаты, перевязывая раны свои.
Мы оставили высоту L’Epine; солнце было на закате, по той стороне Парижа; кругом раздавалось ура победителей и на правой стороне несколько пушечных ударов, которые через несколько минут замолчали. Мы еще раз взглянули на столицу Франции, проезжая через Монтрель, и возвратились в Noisy отдыхать, только не на розах: деревня была разорена.
На другой день поутру генерал поехал к государю в Bondy. Там мы нашли посольство de la bonne ville de Paris, вслед за ним великолепный герцог Веченский. Переговоры кончились, и государь, король Прусский, Шварценберг, Барклай с многочисленною свитою поскакали в Париж. По обеим сторонам дороги стояла гвардия. «Ура» гремело со всех сторон. Чувство, с которым победители въезжали в Париж, неизъяснимо. Наконец мы в Париже. Теперь вообрази себе море народа на улицах. Окна, заборы, кровли, деревья бульвара, все, все покрыто людьми обоих полов. Все машет руками, кивает головой, все в конвульсии, все кричат: «Vive Alexandre, vivent les Russes! Vive Guillaume, vive 1’empereur d’Autriche! Vive Louis, vive le roi, vive la paix!» <…> Государь, среди волн народа, остановился у полей Елисейских. Мимо его прошли войска в совершенном устройстве. Народ был в восхищении, а мой казак, кивая головою, говорил мне: «Ваше благородие, они с ума сошли». «Давно!» — отвечал я, помирая со смеху. Но у меня голова закружилась от шуму. Я сошел с лошади, и народ обступил и меня и лошадь, начал рассматривать и меня и лошадь. В числе народа были и порядочные люди, и прекрасные женщины, которые взапуски делали мне странные вопросы: отчего у меня белокурые волосы, отчего они длинны? «В Париже их носят короче. Артист Dulong вас обстрижет по моде». «И так хорошо»,- говорили женщины. «Посмотри, у него кольцо на руке. Видно, и в России носят кольца. Мундир очень прост»
Цитируется по: Батюшков К.Н. Сочинения. Москва, Художественная литература, 1989. т.2

Мир в это время


    В 1814 году в Японии художник Кацусика Хокусай придумывает жанровую живопись «манга», которая впоследствии дала жизнь популярным во всем мире комиксам.
    Автопортрет Хокусая
    Кацусика Хокусай (1760 — 1849) был одним из наиболее известных японских художников и граверов. В конце 18 века Хокусай создал собственный живописный стиль, непохожий на каноны общепринятой школы укиё-э. Ему нравилось работать в разных стилях, экспериментировать. Очень часто он выпускал новый работы под другим именем. Его интересовало многообразие явлений, их внутренние взаимосвязи, подчиненность закономерностям общего порядка. Он не просто старался запечатлеть то, что видел, но постоянно размышлял над виденным, будь то сценки городской жизни, зарисованные им то с лирической, то с гротескной точки зрения, или природа с ее сменой времен года, погоды, освещения. Все было для него частью живой жизни.
    В 1812 году начинается его дружба с художником Бокусэном, в результате чего с 1814 года в городе Нагоя стала выходить серия иллюстрированных альбомов «Хокусай манга» Слово «манга» объединяет два китайских иероглифа: «ман» («неряшливый») и «га» («картинка»). Задумывались эти альбомы как пособие для художников.
    В этих альбомах Хокусай воспроизводил различные типы и события Японии времен Токугава. Он изображал простые сцены из жизни города и деревни, среди которых было много злободневных, сатирических и жанровых зарисовок. Этот огромный альбом, состоявший из 12 сборников, был своеобразной энциклопедией японской народной жизни. Хокусай в своих манга, как и в других своих работах, отказался от разделения мотивов на достойные внимания и недостойные, на красивые и некрасивые. Всё в природе представлялось ему прекрасным.

Александр I въехал в Париж верхом на жеребце, который был подарен Наполеоном

Французы с ужасом ожидали мести за московский пожар 1812 г., однако русские пришли в город с миром — так повелел император Александр I.
Кстати, император Александр I въехал в Париж верхом на жеребце по кличке Эклипс, который был подарен ему Наполеоном в честь заключения Тильзитского мира.
«Первый шаг казака в Пале-Рояле». Гравюра Ж. Гатина «Первый шаг казака в Пале-Рояле». Гравюра Ж. Гатина
30 марта 1814 г. около 9 часов утра русские колонны вместе с союзными армиями Австрии и Пруссии с барабанным боем, музыкой и развёрнутыми знамёнами начали входить в Париж через ворота Сен-Мартен.
Мода на русское
Вот как писал об этом будущий декабрист Николай Бестужев: «Союзники, возникшие для парижан будто из недр земных — так мало они были приготовлены к их появлению; русские, которых они нашли вовсе не такими, как воображали; стройность их полков, блестящая щеголеватость офицеров, говоривших с жителями их языком, красота русского царя, миролюбивые его намерения, кротость в войсках, какой не ожидали, — всё это было так внезапно для парижан, так противоположно тому, что они привыкли воображать».
Русские войска простояли в Париже не так уж и долго — всего два месяца. Впрочем, этого времени хватило на то, чтобы русские пропитались духом великого города и, в свою очередь, повлияли на него. Первое, что принесла французам армия из далёкой крепостнической страны, была, как ни странно, свобода. Император Александр издал прокламацию, в которой он предоставил самим французам избрать себе такой род правления, какой им угодно.
Не менее важным стало то, что русские стали диктовать Парижу свои нравы. Например, неожиданно модным среди столичного бомонда стало посещение Елисейского дворца, занятого русским императором под штаб-квартиру, и созерцание того, как молится Александр. Современники вспоминали, что на это мероприятие продавали билеты, как в театр. Парижан привлекали красота императора, искренность, с которой он клал земные поклоны, и пышная церковная служба по греческому обряду.
Не менее неожиданной стала мода на всё казацкое, в том числе на низкорослых и выносливых степных лошадей. Всякий уважающий себя парижанин при деньгах считал своим долгом купить такую для своей конюшни. Поскольку на всех казацких лошадей не хватило, мошенники стали вплетать в хвосты чистокровных французских лошадей крашенную в соответствующий цвет паклю — ведь казаки своим кобылам хвосты не стригли, и те свисали до самой земли.
Освободительный поход русской армии 1813-1815 гг. Инфографика: АиФ
Парижанки
Как верно заметил всё тот же Бестужев, «Париж такой город, в котором надобно молодому человеку всего более сохранять кошелёк и нравственность». С кошельком у русских всё было в порядке: войскам разом выдали тройное жалованье за 1814 год. С нравственностью было сложнее — это же Париж!
Офицер русской армии А. Краснокутский так описывал нравы дворца Пале-Рояля, где можно было выпить, сыграть в карты и воспользоваться услугами дам полусвета, как в Париже изящно именовали проституток: «Вдруг являются на сцену обольстительные прелестницы; разряжены в соблазнительных уборах, распрысканы благовоннейшими духами! Они расхаживают с подпрыжками, затрагивают всех мимоходящих, припевая неблагопристойные песни, и толпятся между множеством мужчин, собирающихся в сие время кучами на поприще беззаконных распутств».
Вольный художник из Вены Георг Опиц, вошедший в Париж вместе с австрийскими войсками, оставил немало прелестных гравюр, раскрашенных акварелью. На одной из них уличная торговка перед Пале-Роялем пытается продать казакам презервативы. Французский гравёр Жорж Гатин запечатлел первый визит в то же самое «гнездо разврата» юного казачьего офицера (см. слева). Более искушённый в «науке страсти нежной» офицер (штабной, судя по аксельбанту) увлекает неопытного донского юношу к двум дамам полусвета. А умудрённый жизнью денщик пытается удержать его за ткань широченных шароваров.
Казаки играют с парижскими детьми в саду Тюильри. гравюра Г. Опица. Репродукция картины
Вот как перед отъездом на родину о парижанках вспоминал Фёдор Глинка: «Прощайте, милые, прелестные очаровательницы, которыми так славится Париж… Брадатый казак и плосколицый башкир становились любимцами сердец ваших — за деньги! Вы всегда уважали звенящие добродетели!»
Невозвращенцы
Кроме «девочек» ещё одним увлечением многих русских офицеров стал карточный стол. Генерал Милорадович (тот самый, что спустя 11 лет будет убит во время восстания декабристов) всё своё трёхлетнее жалованье проиграл. Многие офицеры тоже наделали в Париже долгов. Получить кредит весной 1814-го русскому было до смешного просто: достаточно было прийти к любому парижскому банкиру с запиской от командира корпуса, в которой было сказано, что податель сего является человеком чести и деньги непременно вернёт. Когда русская армия окончательно покидала Францию, все офицерские долги на 1,5 млн тогдашних рублей оплатил граф Воронцов.
Казаки закупают провизию на мясном рынке. гравюра Г. Опица. Репродукция картины.
Солдаты развлекались по-другому. Московский генерал-губернатор Фёдор Ростопчин писал: «Старики унтер-офицеры и простые солдаты остаются во Франции… Они уходят к фермерам, которые не только хорошо платят им, но ещё отдают за них своих дочерей». Можно ли их винить за это, если учесть, что сам Ростопчин тоже эмигрировал во Францию? Крестьянский труд одинаков что под Лионом, что под Ярославлем, зато во Франции давно не было крепостного права и даже последнего клошара принято было называть «мсье». К сожалению, подсчитать, какой процент русской крови оставили русские солдаты во Франции, так и не удалось.