Россия и Афганистан

Содержание

Установление Советской Россией дипломатических отношений с Афганистаном

Во время Первой мировой войны Афганистан сохранял нейтралитет. Германо-австро-турецкая миссия, пытавшаяся в 1915–1916 гг. вовлечь Афганистан в войну, успеха не имела, хотя эти попытки были поддержаны младоафганцами, староафганцами и вождями пуштунских племен, требовавших объявить джихад Великобритании. Но эмир Хабибулла, правивший в 1901–1919 гг., осмотрительно не стал рисковать и сохранил нейтралитет Афганистана.

Октябрьская революция в России произвела неоднозначное впечатление в Афганистане. Вызвав скорее настороженность у эмирского правительства, она вызвала одобрение антибритански настроенных младоафганцев, симпатизировавших большевикам в их борьбе с интервенцией европейских держав. Эмир Хабибулла продолжал избегать активности в сфере внешней политики, прежде всего пытаясь предупредить политическое противостояние с Лондоном. Он, в частности, отказывался рассматривать предложение Москвы заключить двусторонний межгосударственный договор и провозгласить в нем недействительность всех неравноправных соглашений, касающихся Афганистана и Персии. В придворных кругах нерешительность эмира вызвала растущее раздражение младоафганцев. 20 февраля 1919 г. эмир Хабибулла был убит. К власти пришел лидер младоафганцев, активный поборник национальной независимости и реформ Аманулла-хан (правил до 1929 г.), который провозгласил восстановление полной независимости Афганистана.

Аманулла-хан
28 февраля 1919 г. при вступлении на престол афганский эмир Аманулла-хан официально заявил, что отныне Афганистан не признает никакой чужеземной власти и считает себя независимым государством. Одновременно вице-королю Индии было направлено послание с объявлением о независимости Афганистана. В ответном послании вице-король практически не признал независимости страны и потребовал соблюдения всех прежних договоров и принятых в соответствии с ними обязательств.
Еще до получения этого ответного послания Аманулла-хан и министр иностранных дел Афганистана Махмуд-бек Тарзи направили послания В.И. Ленину, М.И. Калинину и Г.В. Чичерину с предложением установить дружеские отношения с Россией. 27 мая 1919 г., т. е. уже во время Третьей англо-афганской войны, В.И. Ленин выразил согласие на установление отношений и обмен официальными представителями между Кабулом и Москвой. Обмен посланиями фактически означал взаимное признание и согласие на установление дипломатических отношений между двумя странами. Отдельной нотой народного комиссара по иностранным делам Г.В. Чичерин извещал МИД Афганистана о том, что советское правительство уничтожило все секретные договоры, которые были силой навязаны небольшим и слабым их сильными и хищными соседями, в том числе и бывшим царским правительством. Далее в ноте говорилось о признании независимости Афганистана.

Государственный флаг РСФСР

Флаг Эмирата Афганистан
27 марта 1919 г. советское правительство первым в мире официально объявило о признании независимости Афганистана. В ответ новые афганские руководители обратились с посланием к северному соседу — к Советской России. В письме, направленном М. Тарзи 7 апреля 1919 г. Г.В. Чичерину, выражалось пожелание установить постоянные дипломатические отношения со Страной Советов.


Г.В. Чичерин
21 апреля 1919 г. Аманулла-хан вновь обратился к В.И. Ленину с сообщением о том, что в Советскую Россию направляется чрезвычайный посол генерал Мухаммед Вали-хан для установления «искренних отношений между обоими великими государствами». 27 мая 1919 г. В.И. Ленин и председатель ВЦИК М.И. Калинин направили на имя Амануллы-хана письмо, в котором приветствовали намерения афганского правительства установить дружественные отношения с русским народом и предлагали произвести обмен дипломатическими представительствами. Обмен посланиями двух глав государств фактически означал взаимное признание РСФСР и Афганистана.
Вскоре в Москву и Кабул выехали миссии двух стран. Чрезвычайный и полномочный посол Афганистана генерал Мухаммад Вали-хан и сопровождавшие его лица прибыли в Москву в октябре 1919 г. На формирование позиции афганской стороны по некоторым вопросам (в том числе касающиеся содействия России Афганистану против Англии и ее политики в Азии), несомненно, оказали заявления советских руководителей. Так, 14 октября 1919 г. в ответ на высказанную главой афганской миссии надежду, что советская Россия поможет освободиться от гнета европейского империализма по всему Востоку, В.И. Ленин заявил, что «советская власть, власть трудящихся и угнетенных стремиться именно к тому, о чем говорил афганский чрезвычайный посол».
Во время встреч представителей двух стран афганской стороной, не без влияния Великобритании, ставился вопрос о территориальных претензиях к России.
Склоняясь к решению оказать материальную и военную помощь Афганистану и, возможно, пойти на уступки в территориальном вопросе, руководство России учитывало, что сложная обстановка в Центральной Азии в целом и в Афганистане в частности, чревата серьезными опасностями. Дело состояло в том, что вопрос о замене заключенного в августе 1919 г. прелиминарного договора Афганистана с Великобританией постоянным договором должен был обсуждаться на готовившейся в тот период специальной двусторонней конференции, причем вероятность негативных для интересов Афганистана, а также России поворотов британской политики далеко не следовало исключать.
Провозгласив независимость Афганистана, Аманулла-хан заручился поддержкой армии и широких масс населения. Провозглашение независимости Афганистана стало причиной Третьей англо-афганской войны, в результате которой британские агрессоры не смогли изменить положение в стране в свою пользу. Военные действия, начатые Великобританией 3 мая 1919 г., завершились 3 июня заключением перемирия, а 8 августа был подписан Равалпиндийский прелиминарный мирный договор, устанавливавший мирные отношения между Великобританией и Афганистаном и признание «линии Дюранда», а также отмену британских субсидий эмиру. По Договору 1921 г. Великобритания признала независимость Афганистана.
Идя на перемирие с Афганистаном, британцы не могли не учитывать продолжавшееся в мае – июне 1919 г. укрепление советско-афганских взаимоотношений. 25 мая в Бухару прибыла чрезвычайная миссия Мухаммеда Вали-хана, направлявшаяся в Советскую Россию. Она привезла бухарскому эмиру письмо, в котором Аманулла-хан предостерегал правительство Бухары против «заклятых врагов народов Востока — британских колонизаторов». Эмир Афганистана просил эмира Бухарского отказаться от содействия британцам и всеми средствами поддерживать большевиков — «истинных друзей мусульманских стран».
28 мая 1919 г. афганское чрезвычайное посольство во главе с Мухаммедом Вали-ханом прибыло в Ташкент. Там, однако, оно вынуждено было задержаться, т.к. железнодорожная связь с Москвой вновь оказалась прерванной.
В ответ на прибытие в Советскую страну афганской чрезвычайной миссии уже в конце мая в Афганистан была направлена дипломатическая миссия Туркестанской Советской республики во главе с Н.З. Бравиным. В июне 1919 г. в Ташкенте было учреждено генеральное консульство Афганистана.
По прибытии в Кабул Н.З. Бравин сообщил афганскому правительству о готовности Советского Туркестана оказать всяческую, в том числе военную помощь. В свою очередь афганское правительство приняло некоторые меры с целью помешать англичанам полностью подчинить себе Бухару и использовать ее для нападения на Советское государство. Получив сведения о том, что эмир Бухарский готовится к нападению на Советский Туркестан, Аманулла-хан в середине июня 1919 г. направил наместнику Северного Афганистана Мухаммеду Сурур-хану специальный приказ: «Отправьте немедленно одного или двух лиц, которым Вы можете довериться, чтобы они воздержали Шаха (т.е. эмира Бухарского. — А.Х.) от этого намерения и объяснили ему, что война между Бухарой и Российской Республикой поставит Афганистан в опасное положение и услужит врагу восточных народов, т.е. Англии, в достижении своих целей».
Весьма показательно, что в конце ноября 1919 г. афганское правительство предложило советскому дипломатическому агенту в Кабуле Н.З. Бравину принять участие в предстоящих англо-афганских переговорах в качестве члена афганской делегации.
10 июня афганскому правительству через чрезвычайную афганскую миссию в Ташкенте был передан ответ Советского правительства на письмо Амануллы-хана и М. Тарзи от 7 апреля 1919 г. В своем ответе Советское правительство выражало согласие на установление дипломатических отношений с Афганистаном и вновь подтверждало признание его независимости.
Советское правительство направило в Афганистан посольство во главе с Я.З. Сурицем. 23 июня 1919 г. он выехал из Москвы с постоянным составом сотрудников. В их числе в качестве первого секретаря находился И.М. Рейснер.
Вскоре после этого в Москву прибыло посольство Мохаммеда Вали-хана. Таким образом, переговоры о заключении двустороннего договора велись одновременно и в Кабуле, куда прибыл полномочный представитель РСФСР в Центральной Азии Я.З. Суриц, и в Москве. 13 сентября 1920 г. состоялось подписание предварительного советско-афганского договора, главной задачей которого было провозглашение дружественных отношений между странами-участницами. Это говорит о срочной необходимости для обеих сторон подтверждения взаимного признания для изменения неблагоприятной внешнеполитической обстановки.
В докладе на заседании ВЦИК РСФСР 17 июня 1920 г. Г.В. Чичерин отмечал, что «широкие массы Афганистана относятся к нам, к Советской России, с такой симпатией, усматривая в нас главных защитников сохранения их независимости, и в то же время влиятельные горные племена, оказывающие сильное давление на политику афганского правительства, столь решительно стоят за тесный союз с нами, и сам эмир так ясно осознает английскую опасность, что в общем наши дружественные отношения с Афганистаном все более упрочиваются. В недавних публичных речах эмир ясно высказался за тесную дружбу с советской властью, против захватнической политики Англии».

Подрывная деятельность британской дипломатии усилилась в связи с возобновлением в начале 1921 г. англо-афганских переговоров. Глава британской миссии Г. Доббс убеждал афганские власти ограничиться только торговыми соглашениями с Советской Россией, отказавшись от договора, согласованного 13 сентября 1920 г. Он требовал также чтобы, Афганистан отказался от покровительства пограничным племенам. Взамен Великобритания обещала разрешить беспошлинный провоз афганских товаров через индию, обменяться дипломатическими представителями (не через англо-индийское правительство, как это практиковалось раньше, а непосредственно между Кабулом и Лондоном), пересмотреть статью Равалпиндского договора, предусматривавшую одностороннее установление британской комиссией участка афгано-индийской границы к западу от Хайбера, оказать Афганистану финансовую помощь.
Однако британцам не удалось добиться своих целей. В феврале 1921 г. переговоры с Великобританией были приостановлены.
В Москве в это время завершились последние приготовления к подписанию договора с Афганистаном. 25 февраля Пленум ЦК РКП(б), проходивший при участии В.И. Ленина, рассмотрел предложение Г.В. Чичерина об Афганистане и постановил «согласиться с тов. Чичериным».
Несмотря на противодействие Великобритании, определенную непоследовательность афганского руководства, а также нерешенность пограничных вопросов, 28 февраля 1921 г. Договор о дружбе между РСФСР и Афганистаном был подписан.
В Договоре стороны подтвердили признание независимости друг друга и установление дипломатических отношений, обязались «не вступать с третьей державой в военное или политическое соглашение, которое доставило бы ущерб одной из договаривающихся сторон». РСФСР предоставила Афганистану право свободного и беспошлинного транзита грузов через свою территорию, а также согласилась оказать Афганистану финансовую и материальную помощь.
Летом 1921 г. британская миссия Г. Доббса, которая вела переговоры с афганским правительством, решила сделать последний нажим, поставив «непременным условием (англо-афганского. — А.Б.) договора окончательное установление английского контроля над внешними сношениями Афганистана с Советской Россией».
Вопреки попыткам британцев помешать ратификации советско-афганского договора эмир Аманулла-хан созвал широкое представительное собрание — Джиргу — для всестороннего осуждения обоих проектов — советского и британского. Джирга отвергла предложение Великобритании. 13 августа 1921 г. афганское правительство ратифицировало советско-афганский договор.
Добившись полной политической независимости и подписав соответствующие договоры с Советской Россией и Великобританией, установив дипломатические отношения с Персией, Турцией и рядом стран Европы, эмир Аманулла-хан приступил к реализации программы модернизации.
(Отрывок из книги: «Советская дипломатия на мусульманском Востоке в 1917–1921 годах». Саарбрюккен, 2014.)
Примечания
Системная история международных отношений. Т. 1. М., 2007, с. 201.
Там же. Подробнее см.: Бабаходжаев А. Очерки по истории советско-афганских отношений. Ташкент, 1970; Теплинский Л.Б. История советско-афганских отношений (1919–1987). М., 1988.
В результате Второй англо-афганской войны (1878–1880) суверенитет Афганистана был ограничен тем, что страна лишалась права на самостоятельные сношения с другими государствами без посредничества властей Великобритании в Индии.
Советско-афганские отношения. М., 1971, с. 8–9.
Там же, с. 12–13.
Документы внешней политики СССР. Т. II. М., 1958, с. 204.
Теплинский Л.Б., с. 36.
Коргун В.Г. История Афганистана. ХХ век. М., 2004, с. 59–60.
Хейфец А.Н. Советская Россия и сопредельные страны Востока в годы гражданской войны (1918–1920). М., 1964, с. 287.
Подробнее см.: Бабаходжаев А.Х. Провал британской политики в Средней Азии и на Среднем Востоке (1918–1924). М., 1962, с. 48–52; A Collection of Treaties, Engagements and Sanads, Relating to India and Neighbouring Countries. Comp. by C.U. Aitchison. Vol. 13, p. 286–288.
British and Foreign State Papers. Vol. 114, p. 174–179.
Хейфец А.Н. Советская Россия…, с. 279–280.
Цит. по кн.: Хейфец А.Н. Советская Россия…, с. 282.
Там же, с. 288.
Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 2. М., 1965, с. 392–393.
История дипломатии. Т. III. М., 1965, с. 221–224.
Чичерин Г.В. Статьи и речи по вопросам международного сотрудничества. М., 1961, с. 168–189.
Хейфец А.Н. Советская дипломатия и народы Востока (1921–1927). М., 1968, с. 70.
Арунова М.Р., О.М. Шумилов. Граница России с Афганистаном. М., 1998, с. 30–33.
Очерки истории министерства иностранных дел России. Т. II. М., 2002, с. 56.
Отчет НКИД IX съезду Советов (1920–1921 гг.) М., 1922, с. 129. Цит. по кн.: Бабаходжаев А. Очерки по истории…, с. 22.
Отчет НКИД IX съезду Советов…, с. 129.
Системная история…, с. 208. Подробнее см.: Рейснер И. Десять лет внешней политики Афганистана (1919–1928) // Новый Восток. 1928, № 22.

Афганская революция и российский империализм

Чтобы понять истоки Афганской революции, надо рассмотреть историю Афганистана, предшествующее этой революции экономическое развитие.
В начале 20-го века Афганистан был отсталой страной, в экономике которой господствовало сельское хозяйство. Более 75% земли принадлежала помещикам, купцам и чиновникам, которые сдавали её в аренду малоземельным и безземельным крестьянам. Власть в Афганистане принадлежала эмиру.
Несколько раз – в 1838, в 1878 и в 1919 году — на Афганистан нападала Англия, но афганский народ каждый раз отстаивал свою независимость. Сталин в 1924 году писал, что борьба афганского эмира за независимость Афганистана от английских империалистов объективно являлась революционной борьбой, несмотря на отсутствие демократической программы, несмотря на монархический образ взглядов эмира, ибо она подтачивала, ослабляла империализм, его колониальное господство.
Но не только английский империализм стремился к колониальному господству в Афганистане. К владычеству в этой стране стремились и Германия, и США, вкладывающие туда свои капиталы (в основном в производство каракуля).
После второй мировой войны система мирового империализма претерпела изменения. Если раньше вывоз капитала осуществлялся в основном частными корпорациями, то дальнейшая монополизация и срастание монополий с государственным аппаратом привело к тому, что вывоз капитала стал осуществляться в основном государством. Например США осуществляло вывоз капитала в развивающиеся страны под видом «гуманитарной помощи».
Советский Союз, который к 50-60-м годам 20-го века перегнил из государства диктатуры пролетариата в военно-бюрократический социал-империализм, стал осуществлять вывоз капитала в развивающиеся страны под видом «дружественной помощи братским народам». Были построены предприятия в Иране, Египте, Сирии, Алжире, Индии, Афганистане и т.д. СССР, как и другие империалистические державы, вкладывал капитал в основном в добычу полезных ископаемых – нефти и газа в первую очередь, — с тем, чтобы потом грабить недра этих стран. Производство же продукции, жизненно необходимой для народов развивающихся стран, тормозилось.
В Афганистане Советский Союз развил газодобычу, построил газопровод в СССР, вёл разработку нефтяных месторождений. Афганистану за такую «дружественную помощь» пришлось расплачиваться своим газом, который уходил по трубам в Советский Союз.
За счёт такой вот «дружественной помощи» (т.е. за счёт грабежа колоний) и держался в СССР хрущёвско-брежневский режим – господство оппортунизма, за счёт такой «помощи» держится военно-полицейский фашистский режим в современной России (грабёж вьетнамской нефти – на $0,5млрд. в год, грабёж туркменского газа – на $2млрд. в год, грабёж узбекской, казахской нефти, грабёж чеченской нефти, данные о масштабах которого строго засекречены).
Но, грабя Афганистан, мировой империализм развил в этом регионе промышленность (хоть и развил неравномерно, в основном добывающую промышленность), развил буржуазные отношения, способствовал появлению национальной буржуазии, интеллигенции, рабочего класса. Назрела буржуазная революция против власти падишаха и помещиков, тормозящих развитие производительных сил.
Эта революция, грянувшая в апреле 1979 года, не могла не задеть интересов российского капитала в этом регионе. Империалистическое руководство СССР боялось, что победившая в результате этой революции молодая афганская буржуазия национализирует природные богатства своей страны, и Советский Союз не сможет свободно грабить этот регион. В связи с этим в декабре 1979г. в Афганистан были введены советские войска под предлогом «интернационального долга» и «защиты завоеваний апрельской революции», а на деле – для защиты российского капитала, для защиты империалистических грабежей в этом регионе, а также для превращения Афганистана в форпост, в опорный военный пункт российского империализма в Средней Азии.
Советские войска взяли штурмом президентский дворец и убили лидера афганской революции Амина, поставив на его место своего ставленника Кармаля, а затем – Наджибулу. В ходе этой грабительской войны советские войска потеряли 14 тысяч человек убитыми, а афганский народ – более миллиона человек. Но, несмотря на тяжёлые потери, Афганистан выстоял и победил, как победил в своё время английских империалистов. Советские войска с позором вышли из Афганистана.
Как любая война вскрывает все старые язвы, так и война в Афганистане вскрыла язвы советского военно-бюрократического социал-империализма. В 1985-1990гг. правящий режим в СССР пришёл к кризису. Сказалось, что этот режим держал своё господство на мировой арене в первую очередь при помощи военной силы, развивал прежде всего военную мощь, ядерный потенциал (что позволяло ему делить мир по военной силе с империалистами США и других держав) и тормозил развитие товарного производства, которое и так было очень слабо развито. Этот кризис вылился в противостояние между военно-промышленным капиталом (в лице ГКЧП) и нарождающимся банковским капиталом (в лице Ельцина и его «команды»), за которым стоял международный банковский капитал. Из этого противостояния победителем вышел банковский, паразитический капитал. Ради удержания власти он пошёл на некоторые уступки иностранному капиталу, и за счёт вливаний с его стороны ( а также за счёт обнищания большей части населения России) , вылез из кризиса, развил товарное производство, торговлю в стране.
Но вернёмся к Афганистану. С 1993г. здесь набирает силу национально-освободительное движение «Талибан», провозгласившее революцию под знаменем ислама и объявившее основным своим врагом Москву (т.е. российский империализм). В том же году талибы превселюдно казнят горбачёвского ставленника Наджибулу.
Движение «Талибан» начало бурным ходом демократические преобразования в стране, провозгласив основными своими принципами выборность главы государства, народное представительство – «шура» (парламент) и законы шариата, отвечающие национальным условиям и обычаям этого региона. Несмотря на экономическую блокаду и тяжелейшее положение, «Талибан» выделяет крупную сумму на поддержку беднейших слоёв населения, чем доказывает свою народно-демократическую сущность.
Основу движения составляет молодая афганская интеллигенция, в основном выходцы из крестьянства.
Исламская революция, победоносно шагающая по стране и охватившая к началу 2001 года 90% территории Афганистана, не могла не встретить бешеной злобы со стороны мирового империализма. ООН отказывается признавать новую власть в Афганистане, налагает запреты на всяческие отношение с ней. На талибов льются потоки клеветы: мол, это – воинствующие муллы-фанатики. И в то же время буржуи пробалтываются: мол, какие это муллы, если они не обладают никаким весом в религиозном мире ислама — это, мол, самозванцы, обычные выходцы из афганской деревни, провозгласившие себя муллами. К тому же, империалисты всегда стараются преувеличить религиозность национально-освободительных движений, чтобы посеять межнациональную вражду на религиозной почве. Буржуи доврались даже до того, что талибы, мол, петь и танцевать строго запретили (похоже на то, как в своё время западные капиталисты изображали большевиков людоедами, кушающими маленьких детей).
Особо озабочен победоносным шествием талибов российский империализм, оправившийся от кризиса и уже начинающий показывать зубки. Это и понятно, ведь Средняя Азия является сферой влияния российского капитала, и фашистский путинский режим боится, что огонь исламской революции перекинется на среднеазиатские республики СНГ, лишив российских олигархов сверхприбылей в этом регионе. Поэтому российский капитал финансирует, а также снабжает вооружением контрреволюционный Северный Альянс, воюющий против талибов в Афганистане. Северный Альянс состоит в основном из таджиков и узбеков, живущих на севере Афганистана. Российский империализм натравливает эти народы против пуштунов (основное население Афганистана), которые в основном представлены в движении «Талибан», разжигает межнациональную вражду.
Но таджики и узбеки Афганистана воевать за прибыли российских магнатов не хотят, они отступают под натиском талибов на территорию Таджикистана (который пока что является колонией российского капитала). В них стреляют российские войска, стоящие на таджико-афганской границе: мол, идите назад, воюйте за наши грабительские интересы.
Кстати, в российских войсках, стоящих на таджико-афганской границе, солдаты – в основном таджики, а офицерьё – российское. Таджики идут служить на таджико-афганскую границу лишь из-за денег, из-за крайней нищеты, до которой довело Таджикистан российское господство (средняя зарплата в Таджикистане – 100 рублей, а Россия всё продолжает выколачивать с этой нищей страны долги). Но таджикские таджики стрелять в своих афганских братьев не хотят, за что российское руководство называет их трусами. Таким образом, путинский режим защищает свои капиталы в Средней Азии кровью местного населения, натравливая афганских таджиков и узбеков на пуштунов, натравливая таджикских таджиков на их афганских братьев. Старый принцип империалистов – «Разделяй и властвуй» — как мы видим, продолжает жить.
Но уж близок час расплаты угнетённых масс с путинскими полицаями. И в Таджикистане, и в Узбекистане набирают силу движения, союзные с движением «Талибан». Угнетённые народы Средней Азии провозглашают своей целью создание единого исламского государства, которое позволит им вырваться из тисков содружества «независимых» государств, позволит преодолеть феодальную раздробленность и полным ходом пойти по пути прогресса, сбросив с себя оковы мирового империализма. Да-да, именно мирового, ибо не только российский капитал грабит сегодня народы Средней Азии, но и американский, английский, германский и т.д. Представители этих держав стягиваются сегодня в Среднюю Азию, озабоченные угрозой «исламского экстремизма», как они говорят, а на деле – угрозой для своих сверхприбылей.
Американские «правозащитники» фарисейски обвиняют Россию, что она, мол, громче всех кричит об угрозе «экстремизма» в этом регионе, и в то же время финансирует и снабжает оружием Северный Альянс, т.е. сама разжигает там войну. Умалчивают, прохвосты, что и США (и Иран) тоже финансируют Северный Альянс. Не менее фарисейски отвечают им российские дипломаты: мол, Северный Альянс, в отличие от талибов, — законное правительство Афганистана, признанное ООН (т.е. признанное международным капиталом), и мы, мол, имеем право их вооружать и спонсировать.
Таким образом, революционный Афганистан сегодня в одиночку выдерживает натиск мирового империализма, как в своё время Советская Россия.
НТВ, купленное со всеми потрохами Газпромом, который кровно заинтересован в подавлении афганской независимости (вспомните, что ещё брежневский социал-империализм грабил из Афганистана газ), изображает из талибов дурачков, которые наивно думают, что воюют против России, хотя Россия, мол, с Афганистаном уже 13 лет не воюет, и в то же время показывают, что на вооружении у врагов талибов – Северного Альянса – российская военная техника: танки, гаубицы и даже хорошо знакомые грузовички ГАЗ-66. Так что, не такие талибы и дурачки.
Народы Средней Азии, доведённые до нищеты и голода империалистическими грабежами, вынуждены бежать в Россию в поисках лучшей доли. Чтобы хоть как-то выжить, они вынуждены везти в Россию героин. Героин везут оттуда даже заслуженные учителя. Фашистские власти в России встречают их жестокими побоями, заточают в тюрьмы на долгие годы, хотя сами довели их до такого состояния. Беженцы из Средней Азии находятся в России на положении хуже животных. Их никто не примет на работу, мало того, мусорские начальники даже инструктируют граждан в рамках программы «Вихрь-Антитеррор», что выходцев из Средней Азии (как и с Кавказа) нельзя пускать к себе домой.
«Какое же это имеет значение к борьбе российского революционного пролетариата?» – спросит читатель.
А отношение это имеет самое непосредственное. Ненавистный режим милицейских дубинок и лживых поповских проповедей, царящий сегодня в России, как раз и держится на грабеже колоний: на чеченской, казахской и узбекской нефти, туркменском газе и таджикской крови. За счёт колониальной наживы он строит новые тюрьмы и церкви, вооружает мусоров, подкупает коммунистических лидеров. Именно для того, чтоб скинуть эту осточертевшую власть, мы, российские пролетарии, должны горячо поддержать восставшие народы колоний. Мы должны активно выступать за уничтожение российских военных баз в Средней Азии и на Кавказе, за свободу Чечни.
Враг у нас один – фашистский путинский режим.
5 сентября 2001 г.

Революция в Афганистане. Республика Афганистан. Премьер-министр Н.М. Тараки

Свержение монархии. 17 июля 1973 г. в Афганистане был совершен бескровный государственный переворот, приведший к свержению короля Захир Шаха. К власти пришел его двоюродный брат – генерал Мухаммед Дауд. Он упразднил в Афганистане монархию и провозгласил себя президентом Республики Афганистан. Выступая через несколько недель после прихода к власти перед журналистами, М. Дауд заявил: «Освободившись от монархического режима, мы прежде всего проведем земельную реформу, гарантируем права и свободы населения, улучшим условия жизни и труда, займемся совершенствованием системы просвещения, будем бороться с безработицей и беззаконием. Мы выступаем в поддержку политики разрядки международной напряженности». В этом интервью М. Дауд, хоть и с оговорками, но признал, что в перевороте участвовала и Народно-демократическая партия Афганистана: «НДПА в общем оказала нам содействие в устранении старого режима. Но не будем преувеличивать ее роль в июльских событиях. Армия решила судьбу монархического правления».

Реформы, обещанные М. Даудом, практически остались на бумаге. Укрепляя свою личную власть, он развернул широкие репрессии против своих конкурентов и инакомыслящих. Среди объектов преследования оказалась и Народно-демократическая партия. Репрессии против ее руководителей приняли особенно активный характер весной 1978 г. (их просто выслеживали и уничтожали). 25-26 апреля 1978 г. агенты даудовских спецслужб арестовали часть руководителей ЦК НДПА, в том числе и ее генерального секретаря Н.М. Тараки. Над ними нависла угроза смерти. Это событие стало сигналом к новому вооруженному выступлению.

Апрельская революция. 27 апреля 1978 г. сравнительно небольшая группа военных – членов НДПА и коммунистов (Объединенный фронт коммунистов Афганистана) – совершили в Кабуле новый революционный переворот. Решающую роль в его успехе сыграли действия 4-й танковой бригады под командованием М.А. Ватанджара (штурм президентского дворца) и военно-воздушных сил республики, бомбардировавших дворец президента и верные ему воинские части. Авиацией мятежников командовал С.М. Гулябзой. К вечеру того же дня президентский дворец был захвачен. М. Дауд с семьей и приближенными в ходе штурма были уничтожены. Их трупы тайно вывезли и захоронили под Кабулом.

По радио было зачитано обращение к народу о победе революции, арестованные члены НДПА выпущены из тюрем на свободу, объявлено о создании Революционного военного совета во главе с Н.М. Тараки.

Для советского руководства победа НДПА в Афганистане стала полной неожиданностью. 29 апреля 1978 г. Н.М. Тараки на встрече с советским послом в Кабуле говорит, что «Афганистан с точки зрения марксизма-ленинизма вполне может вступить на путь строительства социализма и принадлежать к социалистическому лагерю», но НДПА будет делать это «с осторожностью» и скажет народу о своих истинных целях позднее.

Объявление ДРА. 30 апреля 1978 г. Революционный военный совет декретом №1 заявил, что передает свои полномочия Революционному совету, который объявляется высшим органом власти в Афганистане и вливается в его состав. Афганистан объявляется Демократической Республикой (ДРА). Главой государства и премьер-министром становится Н.М. Тараки, его заместителем в партии и государстве – Б. Кармаль, первым заместителем премьера и министром иностранных дел – Х. Амин.

6 мая на своей первой пресс-конференции Н.М. Тараки говорит об единстве НДПА. На настойчивые вопросы журналистов, существует ли внутрипартийная борьба в НДПА, высший руководитель партии и государства отвечает что группировки «Хальк» и «Парчам» – составные части партийного механизма, но при единстве программы между ними существует борьба мнений. Разговоры о том, что Х. Амин ведет интриганскую борьбу против Б. Кармаля и его сторонников из «Парчам», рвется исподволь к власти, ни на чем не основаны. О Х. Амине Н.М. Тараки говорит буквально следующее: «Я верю ему. Он не карьерист, не предаст партию».

Программа НДПА. Три дня спустя была опубликована Программа НДПА «Основные направления революционных задач». В ней предусматривалось проведение в стране антифеодальных и демократических реформ. Важнейшей составной частью преобразований стала земельно-водная реформа. Правительство освободило от задолженности ростовщикам и помещикам свыше 11 миллионов крестьян, 335 тысячам крестьянских семей было предоставлено право на бесплатное владение землей. Был взят курс на создание государственного сектора в экономике. Реформы предусматривали создание демократического светского государства и отстранения церкви от политической деятельности. В культурной сфере началась кампания по ликвидации неграмотности и развития образования. Все эти и другие начинания довольно скоро натолкнулись на общую отсталость страны, вступили в противоречие с религиозными и национальными постулатами и традициями.

Нарастание трудностей. Уже с мая 1978 г. попытки радикальных преобразований в Афганистане встречают растущее сопротивление внутри страны. В июне 1978 г. происходят первые вооруженные выступления против власти НДПА в провинциях Бадахшан, Бамиан, Кунар, Пактия и Нангархар. Идет объединение исламистских сил, возникают оппозиционные партии и движения (преимущественно базирующиеся в соседнем Пакистане).

Перемены в Афганистане инициируют обострение отношений между сверхдержавами – СССР и США – и их союзниками. Руководство НДПА со все возрастающей интенсивностью обращается к советским властям с просьбами о военной поддержке: вначале – техникой и советниками, затем – специальными воинскими частями, укомплектованными представителями среднеазиатских народов. Наконец, звучит просьба о вводе регулярных армейских соединений.

Отстранение от власти «Парчам». Первые же трудности на пути осуществления реформ (июнь-август 1978 г.) привели к обострению межфракционных разногласий в Народно-демократической партии. Начинается лихорадка кадровых перемещений в аппарате НДПА, в государственных и правительственных ведомствах, сопровождающаяся поиском «врагов народа». Указы о перемещениях и арестах подписывает сам Н.М. Тараки. Прежде всего, гонения обрушиваются на сторонников «Парчам». Послами за рубеж уезжают: в Иран – М. Наджибулла, работавший секретарем Кабульского горкома НДПА, в США – Нур Ахмад Нур – возглавлявший министерство внутренних дел, в Югославию – Анахита Ратебзад, министр социального обеспечения, в Чехословакию – Бабрак Кармаль, снятый с постов первого заместителя главы государства и первого вице-премьера правительства. В августе 1978 г. арестована группа «изменников и контрреволюционеров» – ведущих государственных деятелей, офицеров армии, служб безопасности и внутренних дел. Среди них такой известный и авторитетный партийный и государственный деятель, как С.А. Кештманд.

«У вас были троцкисты». Отстранение от власти сторонников «Парчам» во главе с Б. Кармалем, объективно усиливала политические позиции и влияние их главного недоброжелателя Х. Амина. Вот как отвечал он советским журналистам на вопрос об арестах: «Народная власть карает отступников, изменников великому делу. Первые же месяцы после революции показали, что таких людей немало. У вас были троцкисты, у нас – парчамисты. Они окопались в партийном, правительственном аппарате, в армии. Революция должна защищаться, ведь этому учит и ваша история. Мы это и делаем. Под руководством великого вождя, несгибаемого кормчего революции Нур Мухаммеда Тараки, мы избавимся от всех отщепенцев. Народ поддержит наши решительные действия».

Тем временем обстановка в Афганистане продолжает развиваться не в пользу революционного руководства, его контроль над ситуацией в стране становится все слабее. 14 февраля 1979 г. в Кабуле таджикской сепаратистской группой похищен американский посол Адольф Дабс. Условия, выдвинутые террористами, не были приняты. А в ходе операции по его освобождению американский посол погиб. Инцидент с послом привел к резкому ужесточению политики США в отношении ДРА.

15 марта 1979 г. начался антиправительственный мятеж населения в Герате. Именно в этот день вопрос о вводе советских войск в Афганистан впервые был поставлен на повестку дня. Афганские руководители обратились с просьбой оказать военную помощь в подавлении этого мятежа путем ввода советских войск на территорию Афганистана.

► Читайте также другие темы части VIII «Введение советских войск» раздела «Афганская война»:

  • 38. Афганистан: военно-географическая характеристика
  • 39. Революция 1978 г. в Афганистане, ее лидер Тараки
    • Революция в Афганистане. Республика Афганистан. Премьер-министр Н.М. Тараки
    • Позиция советского руководства в отношении ввода советских войск в Афганистан весной 1979 г. «Мусульманский» батальон
    • Установление диктатуры Х. Амина
  • 40. Решение о вводе советских войск в Афганистан
  • 41. Операция «Шторм-333»: ввод советских войск в Афганистан
  • 42. Штурм и захват Тадж-Бека, дворца Амина
  • 43. Международная реакция на события в Афганистане

► Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004

Бронированные авто и минимум выездов: как работают российские дипломаты в Кабуле

До российского посольства в Кабуле из любого района ехать минут 15, лучше двигаться как можно быстрее. Движение хаотичное, в город прибывают боевики. Афганистан готовится к президентским выборам и новому вооруженному насилию в борьбе за власть. При въезде на территорию нашего посольства посетителей ждет тщательная проверка. Руку пожмут, но не сразу, а только после того, как содержимое карманов проверят металлодетектором.

Чрезвычайный полномочный посол России в Афганистане Александр Мантыцкий служит в МИДе уже 35 лет, большую часть времени он провел в обстановке, как здесь говорят, потенциальной опасности. Работал и в Непале, и в Пакистане, и в Индии. Но Афганистан, особенно предвыборный, без сомнения, — одно из опаснейших мест в мире.

Александр Мантыцкий, чрезвычайный полномочный посол России в Афганистане: «Если ведутся какие-то демонстрации, митинги, то приходится даже встречи отменять. А вообще мы практикуем такую политику минимальных выездов за территорию по личным целям».

Россия 100 лет назад первой из стран признала независимость Афганистана, а 40 лет назад началась долгая и тяжелая операция советских войск. Посол, проводя экскурсию, показал памятник воинам-интернационалистам.

Теперь Москва стала площадкой для исторической встречи. На этой неделе за стол переговоров сели представители афганских диаспор, в том числе и оппозиции. В восторге от этой встречи были не все. У американцев свои интересы в регионе.

Александр Мантыцкий: «По некоторой информации, уходя, американцы уходить не собираются. Они хотят оставить здесь свои базы. То есть они хотят спроецировать свои силы в том числе и против соседних государств, а также Россия и Китай».

Как только стало известно о встрече в Москве, российское посольство в Кабуле перешло на работу в условиях повышенной опасности. Здесь несколько периметров защиты. Внешний находится под круглосуточным наблюдением афганских спецслужб, остальное уже дело наших.

Выезжать в город сотрудники могут исключительно на бронированных машинах. Вес такого автомобиля составляет 4–5 тонн, в зависимости от класса брони. Каждый внедорожник закреплен за конкретным человеком. Все машины на территории посольства открыты, всегда заправлены топливом, а ключ или в замке зажигания, или на панели приборов. В случае обстрела нужно быстро эвакуироваться.

Территория посольства достигает 16 гектаров. Впрочем, сейчас используются только 5. Площадь разделена на две зоны — жилая зона и служебная. Большая часть территории — это спортивные объекты, там стоят футбольный стадион, теннисный корт. Сотрудникам нужно как-то приходить в себя — напряжение колоссальное. Сам господин посол снимает стресс за бильярдом.

В Афганистане под тотальным контролем вооруженной оппозиции уже находится около 60% административных районов страны. В некоторых провинциях боевики уже создали собственные параллельные структуры власти. И методы их работы вряд ли можно назвать цивилизованными.

40 лет назад советские лидеры решили ввести войска в Афганистан. Это стало роковой ошибкой


2019.12.12

«Афганистан привел к гибели нашей армии и государства»

RIA Novosti archive, image #21225 / A. Solomonov / Wikipedia

40 лет назад, 12 декабря 1979 года, на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение о вводе войск в Афганистан. 25 декабря войска 40-й армии перешли государственную границу Афганистана. Так началась Афганская война. Она стала самой длительной в истории СССР. «Десять кровавых лет» — так называют ее сами некоторые «афганцы».

Военное присутствие продолжалось 9 лет, 1 месяц и 19 дней. По некоторым оценкам, в общей сложности за эти годы в Афганистане побывало около 900 тыс. советских военнослужащих различных родов войск. Согласно обнародованным в 2009 году данным, в Афганистане погибли 14453 советских военнослужащих. По данным официальных лиц в Кабуле, за годы пребывания советских войск в этой стране погибли около 1,5 млн афганцев, несколько миллионов человек покинули страну, став беженцами.

Казалось бы, это уже история, однако та война до сих пор остается темой для политического обсуждения, проводятся параллели с современными военно-политическими событиями, в которых участвует Россия. Главный вопрос нынешних споров вокруг афганской войны все тот же: стоила ли игра свеч?

Афганистан — как сегодняшняя Сирия

Мы живем во времена, когда на самом верху власти даются отрицательные оценки периоду перестройки. Нынешними прокремлевскими политиками и публицистами этот период рассматривается как время предательства и глупости со стороны верхушки КПСС, что привело к распаду Советского Союза. Соответственно, и со стороны разных уровней власти принято проявлять рвение в пересмотре тех решений, которые были приняты Михаилом Горбачевым и его единомышленниками. В том числе это коснулось и Афганской войны.

Так, в ноябре прошлого года Госдума приняла проект заявления, призванный дать новую политическую оценку участию советских войск в конфликте в Афганистане в 1979–1989 годах. Его планировалось принять в этом году к 30-летию вывода советских войск из Афганистана. «В этот день Госдума считает необходимым признать не соответствующим принципам исторической справедливости моральное и политическое осуждение решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года, выраженное в постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года», — говорилось в документе. Депутат от КПРФ Николай Харитонов, представляя проект заявления, пояснил: «В декабре 89-го года, в канун десятилетия ввода советских войск в Афганистан, Съезд народных депутатов СССР принял постановление за подписью Михаила Сергеевича Горбачева с неуместной и, на мой взгляд, ошибочной формулировкой». В общем, предлагалось отказаться от осуждения ввода войск в Афганистан, которое было сделано во времена перестройки.

Съезд народных депутатов в 1989 году осудил вторжение СССР в Афганистан. Нынешняя Госдума хочет дезавуировать это заявлениеДмитрий Духанин / «Коммерсантъ»

Но это заявление так и осталось проектом. Однако мнение том, что Политбюро ЦК КПСС в 1979 году сделал все правильно, осталось. «Условия введения советских войск в Афганистан были такими же, как условия введения российской армии на территорию Сирии. Такие же условия, такие же моджахеды, которые взбунтовались и пытались свергнуть законное правительство в Афганистане. Такие же договоренности между Советским Союзом и дружественной республикой Афганистан. И на таких же условиях по приглашению афганской стороны туда были введены советские войска», — это слова первого зампреда комитета Госдумы по обороне Александра Шерина.

Наверняка подобные заявления не раз будут сказаны со стороны чиновников, политиков и военных в день 40-летия начала Афганской войны. Но мы хотели бы немного остудить этот ревизионистский пыл. Ввод войск в Афганистан все же был ошибкой. И это не только наша точка зрения. Так считают и некоторые ветераны КГБ, участники Афганской войны. И вот почему.

«Горе тому, кто в надежде на легкую добычу является сюда с оружием в руках»

Историк Владимир Снегирев и бывший сотрудник КГБ СССР, участвовавший в Афганской войне, Валерий Самунин в своей книге «Смертоносный вирус „А“. Кто „заразил“ СССР Афганской войной» пишут: «Нищий и невероятно отсталый Афганистан, как ни странно, больше, чем обыкновенная страна. Благодаря своему стратегически выгодному расположению в самом центре Азии, он всегда был и будет в перекрестии прицелов не только ближайших соседей. Но горе тому, кто в надежде на легкую добычу является сюда с оружием в руках: босые, неграмотные афганцы неизменно хоронят эти надежды, заставляют повернуть вспять армады танков, стратегических бомбардировщиков и похожих на инопланетян чужих солдат».

Схожие с этим мысли высказал русский и советский военачальник, востоковед Андрей Снесарев в своей книге «Афганистан», изданной еще в 1921 году: «Афганистан сам по себе никакой цены не представляет. Это горная страна, лишенная дорог, с отсутствием технических удобств, с разрозненным и ненадежным населением, а это население, сверх того, еще и свободолюбиво, отличается гордостью, дорожит своей независимостью. Последнее обстоятельство ведет к тому, что если этой страной и можно овладеть, то удержать ее в руках очень трудно. На заведение администрации и наведение порядка потребуется столько ресурсов, что страна этих затрат никогда не вернет: ей вернуть не из чего. Поэтому мы должны сказать со всей откровенностью, что в истории столетней борьбы между Англией и Россией Афганистан сам по себе никакой роли не играл и ценность его всегда была косвенной и условной».

Политбюро ЦК КПССhttp://keosan.com.ru/

Однако советские партийные бонзы не учли эти предостережения и все же решили оказать «интернациональную помощь дружественному афганскому народу», как это было записано в решении Политбюро ЦК КПСС.

Более того, пришла мысль строить в Афганистане социализм. «Были у нас товарищи, считавшие, что в Афганистане есть все условия для создания пролетарской партии и революции. Тот же Борис Николаевич Пономарев, заведующий Международным отделом ЦК, как был в молодости приверженцем мировой революции, так и остался. Без всякого учета местных условий создали Народно-демократическую партию Афганистана — фактически две партии под одной крышей. Во фракцию „Парчам“ („Знамя“) входили в основном пуштуны, а в „Хальк“ („Народ“) — представители других народов, населявших Афганистан», — вспоминал Николай Егорычев, в феврале–ноябре 1988 года занимавший должность посла СССР в Афганистане.

Советский контингент ввели в Афганистан «на две недели»

27 апреля 1978 года в Афганистане произошла так называемая Апрельская революция. К власти пришла объединившаяся за год до восстания Народно-демократическая партия Афганистана. Затем началась внутрипартийная грызня, в результате чего власть сосредоточилась в руках Хафизуллы Амина. Он проявил себя как диктатор. Причем был социалистом, а не радикальным исламистом и моджахедом, как сегодня заблуждаются в своих высказываниях некоторые депутаты Госдумы. Как рассказывал в одном из интервью Валерий Самунин, Амин приказывал бомбить кишлаки, преследовал консервативное духовенство, тысячи недовольных им людей были брошены в тюрьмы, убиты или пропали без вести. Помимо этого, он принял ряд радикальных политических решений в виде декретов о запрете калыма и о распределении принадлежащей феодалам земли между крестьянами, это разрушало вековые традиции страны. А в разговорах с советскими представителями даже обещал построить в Афганистане коммунизм быстрее, чем это произойдет в СССР.

Улицы Кабула на следующий день после революции, 28 апреля 1978Cleric77 / Wikipedia

Однако советскую сторону беспокоил другой вопрос его режима: Амин расставил на ключевые посты своих родственников и друзей, с которыми он вместе учился в США, а одновременно принялся подкупать военных, чтобы укрепить свою власть. Впоследствии, по словам Валерия Самунина, были найдены доказательства связи Амина с ЦРУ. То есть советское руководство опасалось, что в Афганистане мог утвердиться проамериканский режим, что во времена холодной войны для СССР означало бы тактическое поражение. Было решено выступить на стороне его оппонентов — парчамистов, лидером которых был Бабрак Кармаль.

Изначально планировалось только устранить Амина и не ввязываться ни в какие другие конфликты. Но все пошло не так. Рассказывает Валерий Самунин: «Просьба о вводе наших войск на территорию Афганистана шла постоянно с начала 1979 года, но она наталкивалась на отказ высшего руководства СССР. И председатель КГБ Юрий Андропов, и генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев были категорически против этого. Такую же позицию занимал и Международный отдел ЦК. Почему? Дело в том, что в то время высшее руководство СССР провозгласило политику разрядки на мировой арене, кроме того, у многих перед глазами еще стоял Карибский кризис, который поставил само существование человечества на грань уничтожения. Также на 1980 год планировалось подписание договора между СССР и США о сокращении ядерного оружия, а в Москве должны были пройти Олимпийские игры. Понятно, что руководство СССР не хотело осложнять положение страны на международной арене. И когда после взятия дворца и ликвидации Амина в Афганистан был введен ограниченный контингент советских войск, в „Правде“ было сообщено, что он будет находиться в Афганистане две недели».

Моджахеды Исламской партии Афганистана, 1987 годerwinlux / Wikipedia

Как мы знаем, эти две недели растянулись до 1989 года. Одно это уже говорит, что Советский Союз попал в некую ловушку обстоятельств, которые все больше и больше засасывали его в пучину распрей афганского общества. При том, что местное население встретило своих «освободителей» враждебно, воспринимая их как оккупантов. И эта враждебность с годами только усиливалась.

«Как только войска вошли в Кабул, был введен комендантский час. Солдаты вздергивали автоматы и начинали поливать все, что движется, свинцовым огнем. На улицы Кабула вышли женщины, они несли в руках бюстгальтеры, подходили к солдатам афганской армии и отдавали им эти бюстгальтеры и говорили — мол, если вы не можете нас защитить и если в нашу страну приезжают чужие солдаты, то вы не мужчины и тогда наденьте эти бюстгальтеры. Это было такое оскорбление, что афганцы плакали» — вспоминает Валерий Самунин.

«Афганистан продолжал тянуть из нас все соки, армия не понимала, за что она воюет»

Сегодня ультрапатриоты, не любящие признавать за СССР и Россией никаких просчетов во внешней политике, выказывают недовольство, когда кто-то критикует ввод советских войск в Афганистан. Вот, например, слова генерал-майора запаса Рима Мустаева, принимавшего участие в боевых действиях в Афганистане: «Еще горше осознавать, когда видишь, как в СМИ, публицистической литературе была развернута кампания по дискредитации роли советских войск в Афганистане, попытки перечеркнуть ратный подвиг солдат. Пишут и судят те, которые и дня не были на военной службе. Начали шельмовать войну в Афганистане и плавно перешли к отрицанию ратного подвига советского солдата в Великой Отечественной войне». Но осознание ошибки — это не веяния либеральных времен и не происки «безродных космополитов», как кому-то может показаться.

«Мы должны честно признать, что наши усилия за последние восемь лет не дали ожидаемых результатов. Огромные материальные ресурсы и значительные потери не привели к положительному конечному результату — стабилизации военно-политической обстановки в стране. Затяжной характер вооруженной борьбы и отсутствие серьезных результатов, которые могли бы привести к прорыву во всей стратегической ситуации, привели к появлению в умах большинства населения недоверия к способностям власти», — это слова из письма полковника Цаголова, адресованного министру обороны Советского Союза Дмитрию Язову. Оно датировано 17 августа 1987 года.

Афганские моджахедыErwin Lux — Private collection / Wikipedia

Объяснение, почему вторжение в Афганистан было ошибкой, дал советский разведчик, генерал-лейтенант Вадим Кирпиченко в своей книге «Разведка: лица и личности». Именно он руководил штурмом дворца Амина в 1979 году. Приводим его слова:

«Тезис о том, что ввод наших войск в Афганистан был ошибкой советского руководства, получил широкое распространение в мире, и в этом никто уже как бы и не сомневается. Мне кажется, что не сам ввод войск в Афганистан был трагической ошибкой, а именно их присутствие там в течение десяти лет.

Убедившись в течение первого года, что присутствие и военные действия нашей армии в Афганистане не способствуют ни стабилизации обстановки в стране, ни консолидации дружественного нам режима, из Афганистана надо было уходить.

Ни трезвости, ни мужества, ни дальновидности в этом вопросе советское руководство не проявило, хотя некоторые наши военачальники и политики хорошо понимали ситуацию.

На регулярных совещаниях, где обсуждалось развитие обстановки в Афганистане и на которых я присутствовал, маршал С. Ф. Ахромеев, ныне покойный, генерал армии В. И. Варенников говорили вполголоса: „Поймите, ведь советская армия воюет с народом, и никакой победы в Афганистане быть не может!“

Афганская эпопея усугубила те политические, экономические и национальные кризисные явления, которые начали назревать в нашем государстве с 70-х годов. Афганистан не позволил нам заняться поисками путей выхода из кризиса и привел к гибели нашей армии и государства».

Интересны его описания, как советские войска и спецслужбы вязли в политической трясине Афганистана после свержения Амина. Вроде бы свергли диктатора, поставили дружественных политиков. Но что дальше? «Наступили времена сомнений и раздумий. А руководство КГБ требовало решительных действий по оказанию помощи режиму Бабрака Кармаля и ликвидации „бандитского движения“. Началось массовое наводнение Афганистана советниками всех мастей. Их и до переворота было много, а теперь началась настоящая „советническая оккупация“ страны», — пишет Вадим Кирпиченко. Так, месяц за месяцем, год за годом советские офицеры и солдаты безуспешно занимались ликвидацией «бандитского движения». Сам же автор указывает в своей книге, что тем временем в США радостно потирали руки: «Советы попались — не учли нашего плачевного опыта. Афганистан станет для СССР тем же, чем стал Вьетнам для США».

Советские солдаты в Афганистане. 1988 годMikhail Evstafiev / РИА «Новости»

Затем, разочаровавшись в Бабраке Кармале, советское руководство пошло на его замену Мохаммадом Наджибуллой. Его утверждение в качестве афганского лидера на какое-то время породило надежды на улучшение обстановки в Афганистане, но скоро все пошло по-прежнему.

Вадим Кирпиченко так описывает эту безрадостную картину: «Афганистан продолжал тянуть из нас все соки, армия не понимала, за что она воюет, вмешательство во внутренние дела страны других иностранных государств нарастало, в своей основной массе афганцы считали нас оккупантами, а Наджибуллу — ставленником Москвы. Руководство КГБ, однако, не допускало мысли о нашем поражении в Афганистане и постоянно выступало с новыми инициативами по оказанию помощи южному соседу во все возрастающем объеме. Даже отдаленные намеки на то, что нам надо уходить оттуда, считались антигосударственными, антипартийными и крамольными».

Главные ошибки советского руководства в Афганистане

Коротко обозначим главные ошибки советского руководства в Афганистане. Их сформулировал директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

1) Несмотря на все усилия агентуры КГБ, уже при вводе войск в Афганистан среди личного состава войск 40-й армии появились первые жертвы. Впоследствии их количество только возрастало. А советское общество не было готово к ним. И все высокие слова об интернациональном долге призывников разбивались о слезы родителей по погибшим детям.

2) Казалось бы, уничтожение диктатора Амина и его режима стало благом для страны. Однако, как мы уже указывали, афганское общество делилось на этнические группы. И большинство пуштунов до сих пор не могут забыть гибель Амина и, соответственно, простить за это советскую сторону, вторгшуюся во внутреннюю политику чужой страны.

3) Советский Союз не избежал еще одной роковой ошибки — он не смог вовремя уйти из Афганистана. Неудачная интервенция сыграла не последнюю роль в его исчезновении с политической карты мира.

4) В то же время и форсированный вывод советских сил из Афганистана стал одной из последних фатальных ошибок Москвы. Это поставило под сомнение все, что было сделано Советским Союзом на афганской земле, причем не только за десять лет пребывания, но и за многие десятилетия до этого. Если ввод советских войск в Афганистан был роковой ошибкой Москвы, то их быстрый уход из Афганистана был роковой ошибкой вдвойне.

Война допустима лишь в одном случае: когда надо защищать свою Родину

Закончить этот очерк хочется цитатой генерал-лейтенанта Вадима Кирпиченко из уже названной книги, где каждый абзац — это повод задуматься тем российским «ястребам» в Госдуме или где-то еще во властных органах, которые уверены, что Россия снова должна непременно вмешиваться в конфликты по всему миру, выцеживая для себя выгоды во имя неких абстрактных национальных интересов: «Десятилетняя война в Афганистане разлагала нашу армию. Военные действия в чужой стране с малопонятными целями вызывали ненужную жестокость в обращении с населением, которое не без основания рассматривалось в качестве пособников моджахедов — душманов. Грабежи и насилие стали обычным, повседневным явлением.

Да и кровавые разборки, которые до сих пор случаются между различными группами в наших ветеранских организациях, — это тоже печальное следствие той кровавой войны.

Генералитет же систематически получал высокие звания и награды. Стало правилом, что генерал, выехавший на полгода в Афганистан, получал очередное генеральское звание, а нередко и золотую звезду Героя.

Советский солдат в АфганистанеMikhail Evstafiev / Wikipedia

Так все-таки зачем мы влезли в Афганистан? Некоторые наши политики и высокие в прошлом должностные лица ссылаются на важные стратегические интересы Советского Союза, но в чем они заключались, как правило, не объясняют. Вообще, словосочетание „важные стратегические интересы“ всегда покрыто тайной. Раз стратегические, значит, это не всем дано понять и не всем положено знать. И нечего лезть с вопросами.

Я думаю, что, принимая решение о вводе войск, Брежнев, Андропов, Громыко и Устинов просчитали только одну сторону из всего комплекса наших военно-политических интересов, а именно — положение в Афганистане и на наших южных границах. Другие аспекты международной политики в расчет не принимались, не говоря уже о политике внутренней.

А что касается меня, то в результате афганской войны я стал убежденным пацифистом (раньше в нашем партийно-правительственном аппарате это слово было вообще ругательным). Я пришел к окончательному выводу, что ни одну национальную проблему в мире нельзя решить путем иностранной военной интервенции. Война допустима лишь в одном случае: когда надо защищать свою родину от напавшего на нее врага. Все остальные конфликты должны решаться без оружия».

В подготовке материала использована литература:

— Бомон Питер. «Те же самые старые ошибки в новой афганской войне». (https://inosmi.ru/india/20091019/156284255.html);

— Жемчугов Аркадий. «Кому мы обязаны „Афганом“?». Вече, 2012;

— Кирпиченко Вадим. «Разведка: лица и личности». Международные отношения, 2001;

— Нессар Омар. «1979 год: Роковые ошибки Афганской войны». (https://mgimo.ru/afghan/132497.html).

— Снегирев Владимир, Самунин Валерий. «Смертоносный вирус „А“. Кто „заразил“ СССР Афганской войной», ООО «ТД Алгоритм», 2017.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор