РФ и НАТО

Военное дело

Москва считает НАТО главной угрозой своей безопасности. Варшавский саммит Альянса обрисует такую стратегию действий в отношении Москвы, которая обобщит западные страхи, связанные с российской непредсказуемостью. Существуют, однако, сферы, в которых интересы НАТО и России сходятся. Например, реакция на глобальное доминирование Азии. Российская пословица предлагает задаться вопросом, «против кого будем дружить»? Сможет ли китайская угроза послужить нормализации отношений между Москвой и Альянсом?
Состояние взаимного истощения
В последние два года отношения между Россией и НАТО превратились не во что иное, как в конфронтацию. Для Запада — это последствия российской агрессии против Украины. Москва, в свою очередь, считает украинские события эффектом вмешательства Запада в сферу своих интересов. Водоворот военных событий на восточном фланге Альянса — это столкновение двух реальностей и разного понимания безопасности.
Запад живет реалиями глобализации, в которой каждое государство может свободно выбирать свой путь интеграции. При условии, что она происходит в рамках закона, демократии и рыночной экономики. России, в свою очередь, не удалось освободиться от реалий Ялты 1945 года, когда решения о судьбах мира принимали несколько держав. В еще большей степени она остается заложницей имперской мании величия. Это настоящая зависимость, которая не позволяет заметить, что наступил XXI век, а Россия стала карликом глобальной экономики, все быстрее превращаясь в мировой музей отсталости. При этом каждая из сторон использует неадекватный арсенал инструментов игры. Запад действует при помощи мягкой силы политических и экономических решений, которые призваны стать примером для подражания. При всех недостатках демократии это сужает круг адресатов до Евразии.
Первая проблема состоит в том, что Евразия принадлежит к сфере, которую Москва в единоличном порядке относит к территории своих геополитических влияний. Вторая, в том, что западная модель интеграции — это в том числе концепция коллективной безопасности, которую представляет НАТО. Третья — в российской ядерной триаде. Это советское наследие вместе с энергоресурсами стало единственным инструментом для ведения внешней политики, который остался у Кремля из-за его цивилизационной непривлекательности.
Важен также баланс российско-западной конфронтации. Несмотря на преимущества каждой из сторон, общую ситуацию нельзя назвать иначе, кроме как крайним истощением. Западу, который после окончания холодной войны непрерывно принимал новых членов в ЕС и НАТО, пришло время нажать «паузу», чтобы не утратить свою идентичность и сплоченность. Иначе он взорвется изнутри, что показывает опыт Брексита. Проблема единства коснулась НАТО, которому, если он хочет сохранить в качестве своего фундамента принцип открытых дверей, придется задуматься о целях своего дальнейшего существования. А это, в свою очередь, накладывает обязательство сформулировать современные и будущие угрозы, потому что с ними связана архитектура вооруженных сил и такие вопросы, как финансирование и системы вооружения.
Утешением может служить факт, что Россия в каждом плане находится в гораздо более сложной ситуации, о чем свидетельствует отсутствие у нее потенциала для продолжительной конфронтации с Западом. Это сейчас несмотря на умелую пропаганду признают даже в Кремле. Что следует из взаимного истощения? Первый вариант — это, конечно, война, которая навяжет конкуренту определенный взгляд на глобальную реальность. К сожалению, Москва все активнее шантажирует Запад таким сценарием. Но если все-таки войны не будет, можно ли найти сферы, в которых интересы Москвы и Запада совпадают несмотря на фундаментальное расхождение их мнений по многим вопросам? Помимо таких очевидных угроз, как терроризм, бесконтрольная миграция, распространение ядерного и ракетного оружия, таким вызовом выступает глобальное доминирование Азии. А конкретнее — Китая. Посмотрим, какие плюсы и минусы скрывает в себе гипотетический союз НАТО и России.
Китайские «за»
Идея привлечь Россию не нова: о ней говорил Збигнев Бжезинский в контексте спасения «белой цивилизации», то есть будущего евроатлантического доминирования в мире. Тезис Бжезинского перефразировал недавно «enfant terrible» американской президентской гонки Дональд Трамп. Большой поклонник Владимира Путина грозил, что в случае своей победы он заключит с Кремлем антикитайский союз.
Современное состояние экономики Китая позволяет назвать эту страну глобальной сверхдержавой на уровне США. Пекин — не только крупнейший экономический партнер Вашингтона, но и кредитор американской финансовой системы. Таким образом он стал самым главным конкурентом американцев в мире, бросив вызов всему Западу. Речь идет о таких фундаментальных вещах, как валютная система, торгово-промышленный потенциал и, наконец, цивилизационные ценности: ведь чем больших успехов добивается китайская модель трансформации, тем слабее становится сила притяжения Запада. Пекин воплощает в жизнь мудрую стратегию приобретения сырьевых баз, необходимых для сохранения конкурентоспособности и темпов экономического роста, и угрожает захватить западную долю глобального рынка.
Три года назад начался новый этап экспансии: проект Единого экономического пояса. Пекин приступил к созданию общего экономического и торгового пространства Азии и Европы, опирающегося на двусторонние договоры с государствами, которые одновременно играют как роль транзитного пространства, так и рынка сбыта для китайских товаров. Основная цель проекта — укрепление Китая изнутри при помощи повышения благосостоянии общества. Задача состоит в том, чтобы создать условия для появления большого и богатого среднего класса, который станет потребительским фундаментом экономического роста. Так внутренняя модернизация служит ключевым условием для доминирования Китая в мире.
Одновременно Пекин начал самую масштабную за последние годы модернизацию армии. Она должна быть способна проводить международные операции (пока в локальном масштабе), а также принимать участие в стабилизационных миссиях. Из этого следует, что главной целью вооруженных сил станет защита китайских интересов в поясе азиатско-европейского сотрудничества, а также месторождений и объектов инфраструктуры, в которых задействован китайский капитал. Очевидно, что Пекин приступит к созданию сети заграничных военных баз. Тем самым он бросит вызов морскому могуществу США, а также экспедиционной политике НАТО в странах, граничащих с евроатлантическим пространством. В особенности на Ближнем Востоке и в Африке, а также в Южной Америке. И не только: Пекин уже примеривается к тому, чтобы получить экономическое, а потом политическое влияние на Украине и в Белоруссии. На фоне российско-западной борьбы за Киев и Минск главным победителем противостояния может в итоге оказаться Пекин. Так произойдет везде, где пересекутся геополитические интересы США, ЕС, Китая и России, так что НАТО придется проявить стратегический интерес и усиливать свое присутствие.
Факт, что Китай бросил Западу вызов, очевиден, тем более что Пекин отверг американскую формулу глобального сотрудничества G2 (США + Китай). Между тем та же угроза все более явственно ощущается в России. Несмотря на видимость благополучия, которую стараются сохранить Москва и Пекин, можно уже констатировать, что триумфально провозглашенное российско-китайское сотрудничество — это пустой звук. По крайней мере для Китая, потому что Россия продолжает питать иллюзии, на деле усиливая свою зависимость от восточного соседа.
Хотя кремлевские советники не сомневаются, что поворот Москвы к Азии был верным шагом, его результаты они называют мизерными. Пекин не намерен ограничивать свои интересы во имя дружбы с непредсказуемой Москвой, потому речи о политическом или тем более военном союзе не идет. Конечно, на международной арене оба государства придерживаются сходных взглядов, однако Пекин интересуют лишь российские энергоресурсы и военные технологии, хотя последних становится все меньше. Китайцы охотно покупают российские продовольственные товары, но делают это только из-за уверенности в том, что в такой отсталой в промышленном плане стране эта продукция не может не быть экологичной. Кроме этого Китай, конечно, считает Россию транзитным путем в Европу, которая выступает вторым после США экономическим партнером Пекина. В свою очередь, объем российско-китайского товарооборота за последние два года снизился на 35%.
У Пекина и Москвы остается много спорных вопросов. Самый главный касается российских попыток реинтеграции Средней Азии, которая стала сейчас ключевой сферой китайской экспансии. Помимо этого, вопреки распространенному мнению, Пекин не отказался от своих территориальных претензий к России. Поэтому особое беспокойство российских экспертов вызывает реформа китайской армии, а еще больше — ее темп и масштаб. Они подчеркивают, что Пекин производит в год 300 боевых самолетов и заменяет старую технику на новую во всех видах войск в пропорции 1:1, а не 1:4, как Россия. Не говоря уже о том, что Пекин не поддержал Кремль во время грузинской и украинской агрессии, а сейчас развивает отношения с Тбилиси и Киевом. Вдобавок Китай неофициально присоединился к западным санкциям против Москвы, что особенно заметно на примере банковского сотрудничества, которое фактически приостановилось.
Резюмируя: российские надежды на то, что экономическое и политическое сотрудничество с Пекином станет альтернативой осложнившимся отношениям с Западом, не оправдались. Разбились также ожидания, что Китай станет источником технологий и финансов, которые необходимы для модернизации экономики. Пекин не заинтересован в укреплении России, он считает Москву конкурентом, который все сильнее мешает ему подчинить себе постсоветское пространство. Рассказывая о сути российско-китайских отношений, «Независимая газета» назвала Пекин виртуальным союзником, а НАТО — виртуальным противником.
Китайские «против»
Китайская угроза представляет опасность для России и евроатлантического сообщества. Взаимодействие в сфере защиты стратегических интересов как в сопредельных странах, так и в отдаленных частях мира, несомненно, может принести пользу. А объединение западных финансов, военных технологий с решимостью российской армии вести реальные боевые действия, дало бы реальный эффект сдерживания. Кроме того военное и политическое сотрудничество помогло бы разрубить гордиев узел геополитических расхождений в отношениях России и НАТО на постсоветском пространстве, что позволило бы союзникам сосредоточить усилия на стабилизации Ближнего и Среднего Востока. В свою очередь, повышение уровня безопасности на южном фланге НАТО расширит возможности для экономического сотрудничества, а, значит, конкуренции с Пекином в этих регионах. Положительный эффект для Польши тоже очевиден: мы избавимся от статуса «буферного» государства, благодаря чему сможем высвободить средства на экономическую модернизацию и заняться повышением уровня жизни поляков.
Все это привлекательно лишь на первый взгляд, ведь ключевой вопрос, как дорого обойдется союз с Россией и каковы будут его последствия. На первый план выходит цена, которую потребует Москва за свое участие. Согласно кремлевскому видению международных отношений, это наверняка будет Ялта XXI века, то есть международный договор, гарантирующий России доминирование в СНГ, в том числе на Украине. Прежде всего Россия наверняка потребует разоружить восточный фланг НАТО и отказаться от европейской системы ПРО, преподнося это как инструмент формирования доверия.
Наконец, Кремль, несомненно, использует союз с НАТО для политической разрядки и нормализации экономических отношений с ЕС, чтобы укрепить страну, а потом обернуть свой восстановленный потенциал против Запада. В истории так случалось неоднократно, и в таких категориях продолжает сейчас мыслить Кремль, который не связывают с Европой общие ценности. Между тем надежной гарантией для союза может быть лишь идейное сходство. К сожалению, при Путине и других сторонниках «великодержавности» говорить о нем не приходится.
С другой стороны, создание любого военного альянса с Россией грозит втягиванием сил НАТО в российскую гражданскую войну на Северном Кавказе, что в связи с ее исламским характером усилит террористические риски для Европы и США, поставив под вопрос мир с мусульманами. Кроме того существует опасность втягивания войск Альянса в династические войны государств Средней Азии, то есть стран, которые сейчас состоят в экономическом и военном союзе с Москвой. Наконец, ни для кого не секрет, что российская экономика пребывает в плачевном состоянии, в перспективе 5–10 лет это может привести к революции, гражданской войне и даже распаду России. А это уже — десятилетия кровавого конфликта, огромные человеческие жертвы и финансовые потери.
Как мы видим, долгосрочные перспективы для НАТО и ЕС выглядят сомнительными, а главным выгодоприобретателем от действий евроатлантического сообщества в любом случае останется Москва. Если же произойдет российско-китайский конфликт, Альянс будет втянут в ядерную войну. Как известно, Китай располагает сейчас 350 ядерными боеголовками, а по российским данным, в реальности их может быть в десять раз больше. Так что базированию польского контингента НАТО в сибирском Омске или дальневосточном Хабаровске следует сказать однозначно «нет». В таком случае, может быть следует перевернуть проблему с ног на голову?
Союз НАТО — Китай?

На самом деле в антикитайском альянсе с НАТО в больше степени заинтересована Россия, а не наоборот. Во-первых, России больше, чем Западу угрожает экспансия Китая из-за упадка ее экономики и разложения властных кругов. Во-вторых, в современной политической ситуации у Кремля нет никакой модернизационной альтернативы, кроме западной, потому что Пекин таковой служить не может. В-третьих, такая альтернатива как России, так и Китаю есть у Запада: от углубления собственной интеграции в рамках НАТО и ЕС до Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства с США. Заключение экономического договора с Вашингтоном дает Европе необходимый потенциал для переговоров с Пекином в том числе о выгодных условиях, на которых евроатлантическое пространство присоединится к китайскому проекту Единого экономического пояса.
Более того Пекин со своим экономическим и военным потенциалом может стать подходящим партнером для стабилизации горячих точек на планете, не говоря уже о выгоде такого партнерства с китайцами против Москвы. В контексте усиливающихся негативных экономических и политических процессов на постсоветском пространстве, а также риска взрыва в самой России лишь союз НАТО и Китая сможет в случае необходимости способствовать стабилизации этой страны или ее осколков, которые возникнут на ее руинах.
Правда такова, что в отличие от США у Европы с Пекином гораздо меньше расхождений и гораздо больше точек соприкосновения. Мир действительно становится многополярным, а Китай не так агрессивен, как Россия и готов к взаимодействию на партнерских условиях. Европейско-китайский альянс усилит международную роль ЕС в том числе в отношениях с Россией, превратив пространство СНГ в регион стабильного сотрудничества и европейско-китайский рынок сбыта.
Так что, возможно, такой политический вектор следует обдумать. Особенно в Польше, ведь, как известно, по мере потенциального американо-российского и европейско-российского сближения голос Варшавы в Вашингтоне, Брюсселе или других европейских столицах будет слышен все хуже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Россия и НАТО: противники или партнеры?

Информационное бюро НАТО в Москве и Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого представили аналитический отчет «Россияне о НАТО». Экспертами Ситуационного центра «Новгород — Мудрый» было распространено 1400 анкет среди жителей Великого Новгорода, а также города Старая Русса и нескольких деревень новгородской области.
Если друг оказался вдруг…
Респондентам предлагалось ответить на вопросы, касающиеся военных угроз и потенциальных врагов Российской Федерации, а также высказать отношение к перспективам сотрудничества с Североатлантическим альянсам в различных областях.
Перед началом презентации аналитического отчета директор Информационного бюро НАТО в Москве Роберт Пшель в шутку напомнил афоризм Оскара Уайльда про человека, «у которого нет врагов, но их с успехом заменяют тайно ненавидящие его друзья». Результаты опроса показали, что его участники точно так же затрудняются провести четкие границы между друзьями России и ее недругами.
Так, в числе тех, кто создает угрозы безопасности России, были названы Грузия, Украина и страны Балтии. В то же время почти 87% опрошенных считают, что безопасности России в той или иной степени способствуют хорошие отношения с ее соседями, в число которых входят упомянутые страны постсоветского пространства.
Две трети опрошенных не видят в Североатлантическом альянсе надежного партнера России. Обратного мнения придерживаются лишь немногим более 16%. В то же время, подавляющее большинство участников опроса (около 90%) выступают за сотрудничество с НАТО в вопросах борьбы с международным терроризмом и с пиратством. Правда, выяснилось, что молодые люди под пиратством понимают контрафактную продукцию, а не нападения на корабли.
Что же касается списка угроз безопасности России, то НАТО в этом перечне из девятнадцати позиций по частоте упоминания занимает 13-е место, после «слабости вооруженных сил РФ», «мигрантов», «оружия массового поражения» и «Аль-Кайды». Правда, США в этом списке находятся на 2-м месте, заметно уступая только «Международному терроризму».
«Диалог всегда лучше, чем его отсутствие»
Оценивая результаты опроса, Роберт Пшель в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» заметил, что ряд показателей он воспринимает с грустью, хотя они и не являются для него чем-то новым. «66% опрошенных считают НАТО организацией, с которой трудно иметь хорошие отношения. В этом, конечно, чувствуется кризис доверия», — признается Роберт Пшель.
С другой стороны, при ответах на более конкретные вопросы, например, о необходимости взаимодействия с НАТО для уничтожения устаревшего оружия, опрошенные высказывались более позитивно. «Это говорит о том, что хоть большинство россиян считает, что НАТО – это плохо, но конкретной угрозы в нас они не видят», — считает глава Информационного бюро Альянса в Москве.
Многие из участников опроса говорили, что им почти ничего не известно о деятельности Совета Россия – НАТО. В вопросе «Верите ли вы, что имидж НАТО в России справедлив и объективен?», число давших положительные и отрицательные ответы оказалось примерно равным.
Из этого Роберт Пшель делает вывод о необходимости проводить больше публичных мероприятий, где обсуждалась бы деятельность Североатлантического альянса и перспективы его сотрудничества с Россией. «Каждая дискуссия хороша, даже если на ней критикуют НАТО. Но диалог всегда лучше, чем его отсутствие. И мы будем искать способы, чтобы донести до граждан России существующую информацию о нас», — заверил Роберт Пшель.
«Родина и власть – разные вещи»
Вопросы, связанные с внешней политикой России, и, в частности, с отношением россиян к США, Западу и к НАТО, регулярно включают в свои исследования социологи «Левада Центра». Его эксперт Татьяна Ворожейкина на семинаре в Великом Новгороде представила обобщенные данные на эту тему по 45 российским регионам. Выяснилось, что на рубеже 80-х и 90-х годов многие россияне считали, что у их страны нет врагов. «Наоборот, многие тогда говорили: наши единственные враги – это мы сами», — напомнила Татьяна Ворожейкина.
По мнению социолога, «когда общество здорово, у него меньше врагов». Ситуация начала меняться уже по ходу 90-х годов, но особенно заметно – с наступлением нового тысячелетия. Пик поиска врагов (78% опрошенных) пришелся на 2003 год, и достиг повторного всплеска в 2013-м. При этом уровень враждебного отношения к Западу вообще, к НАТО в частности, и особенно к США не зависит от имущественного, возрастного или образовательного ценза. Так, до 85% состоятельных москвичей, имеющих высшее образование, негативно относятся к США и к НАТО.
В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» Татьяна Ворожейкина объяснила это тем, что представители так называемого «продвинутого класса» чувствуют себя все менее уверенно, и поэтому стремятся выплеснуть свою агрессию на окружающий мир. При этом, если люди старшего поколения по-прежнему испытывают сильную досаду за проигрыш СССР в «холодной войне», то у молодежи для этого другие причины.
«Это особенно хорошо видно на примере самых молодых, — продолжает эксперт «Левада Центра». – Люди стремятся с чем-то себя идентифицировать. В России нужно иметь очень сильное воображение, чтобы идентифицировать себя не с властью. Чтобы понять, что родина и государство, и нынешняя конкретная власть, которая это государство воплощает, – это разные вещи».
Эта власть, по наблюдениям Ворожейкиной, и воплощает собой антизападничество, заявляя, что все самое дурное приходит в Россию именно с Запада. Под этим «самым дурным» власть понимает, в том числе, уличные протесты «белоленточной» оппозиции, а также публичные выступления либеральных политиков и деятелей культуры:
«Все это исходит непосредственно от президента Российской Федерации Владимира Путина, это его политика. Когда начался его третий срок, он, совершенно поставил на самые консервативные, наименее модернизированные, если хотите, провинциальные слои населения, чтобы противопоставить их либеральному меньшинству, впервые проявившему недовольство».
Поэтому антизападные настроения, считает Татьяна Ворожейкина, — это «отраженный свет» политики властей и желание гордиться своей страной. А страна, в свою очередь, ассоциируется с властью многими ее жителями, в том числе самыми молодыми.
Что общего между НАТО и ЖКХ?
Более мягко объяснил это явление другой участник дискуссии из Москвы – заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН Сергей Уткин. По его словам, в любом обществе большинство составляют конформисты, а не диссиденты. И если «мейнстримом» в странах Центральной Европы является поддержка их членство в НАТО и Евросоюзе, то в России, наоборот, «мейнстрим» — это критическое отношение к Западу. «Поэтому высказываться, например, в пользу сотрудничества с НАТО – небезопасно. Неизвестно, как на это посмотрит начальство», — указывает Сергей Уткин.
Иная точка зрения у эксперта санкт-петербургского Центра международной и региональной политики Бориса Кузнецова. Он считает, что негативное восприятие НАТО – это устоявшийся отрицательный стереотип к аббревиатуре из четырех букв. «Точно также по традиции у нас относятся к другой аббревиатуре – ЖКХ, считая, что именно с ней связано все плохое, что только есть в жизни», — отмечает Кузнецов.
По мнению петербургского эксперта, если бы НАТО, не меняя сути своей деятельности, изменило бы название, например, на «Армию спасения» или «Братство кольца», то и отношение россиян к Альянсу стало бы более нейтральным, если не дружественным, в силу популярности романов Толкиена.
Точно так же обстоит дело и со странами, которые россияне традиционно считают друзьями своей страны, из которых Борис Кузнецов упомянул Беларусь и Казахстан. «Но если спросить любого бизнесмена, не хочет ли он развернуть производство в той же Беларуси, тот наверняка ответит, что он не сумасшедший и предпочитает вести дела в США», — заметил эксперт.
С необходимостью развеивать стереотипы согласен и Роберт Пшель. Завершая свой комментарий для «Голоса Америки», он отметил: «В конце концов, не мы снимаем репортажи и не мы пишем статьи о самих себе. Я могу только надеяться на то, что будут убедительные аргументы в наших дискуссиях. И их результатом станут статьи, где бы рассказывалось не только о самом НАТО, но и о взаимоотношениях России и НАТО, которые будут позитивными. Хотя бы, по большей части».

Эссе на конкурс 2012

Болбина Яна Сергеевна
студентка 4 курса
факультета иностранных языков и профессиональной коммуникации
Ульяновского государственного университета
г. Ульяновск

Россия и НАТО? Россия против НАТО? или НАТО против России? Дать на этот вопрос однозначный ответ не просто. Однако, ясно лишь то, что союз Россия – НАТО – это возможность построения стратегического партнерства на принципах взаимного доверия, взаимной открытости путем совместного противодействия глобальным угрозам. Явной и открытой конкуренции между Россией и НАТО нет, вместе с тем, холодная война наложила определенный отпечаток на отношения Российской Федерации и Североатлантического альянса.

Присоединение в 1991 году России к Совету североатлантического сотрудничества (с 1997 года Совет евроатлантического партнерства) можно назвать началом взаимоотношений. Следующим шагом на пути к диалогу явилось присоединение России в 1994 году к программе «Партнерство ради мира». Основой же партнерских отношений между Россией и НАТО можно назвать подписание в 1997 году акта Россия-НАТО о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности, что привело к разработке программы двухсторонних консультаций и сотрудничеству в рамках Совместного постоянного совета (СПС).

Созданный в 2002 году Совет Россия – НАТО (СРН) — очередной шаг на пути к партнерству. Сегодня 28 государств – членов НАТО и Россия совместную работу в качестве равноправных партнеров в Совете Россия-НАТО. По – моему мнению, СРН является некой универсальной формулой для развития и процветания взаимовыгодных отношений «мировых партнеров». В ходе создания СРН, перед Россией и Североатлантическим альянсом были поставлены приоритетные направления сотрудничества: борьба с терроризмом; оборонная реформа; военное сотрудничество; подготовка работников афганских и центрально-азиатских органов, ведущих борьбу с незаконным оборотом наркотиков; противоракетная оборона театра военных действий/противоракетная оборона; кризисное регулирование; нераспространение ОМУ; управление использованием воздушного пространства; гражданское чрезвычайное планирование; научное сотрудничество и экологическая безопасность.

Одно из основных направлений партнерства Российской Федерации и североатлантического альянса — военно-техническое сотрудничество, целью которого является объединение сил при подготовке к совместным военным операциям в будущем.

Необходимо отметить, что военное сотрудничество «подпитывается» ключевыми документами:

  • Соглашение о статусе сил ПРМ (2005 г);
  • Политико-военные руководящие указания по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и стран НАТО, утвержденные министрами обороны СРН (2005 г., июнь) и направленные на развитие со временем оперативной совместимости между войсками (силами) России и НАТО на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях управления.

Ни для кого не секрет, что после войны «трех восьмерок» (08.08.08 Грузино – Югоосетинский конфликт), отношения в военной отрасли несколько охладели, были приостановлены официальные заседания СРН и сотрудничество в некоторых областях. Решение о возобновлении официальных отношений было принято в марте 2009 года на встрече министров иностранных дел НАТО и сейчас можно с уверенностью сказать, что политика «охлаждения отношений» прекратилась, и ей на смену пришла политика «открытых дверей». Подтверждением этого является состоявшееся по приглашению российского руководства в июле 2011 года заседание СРН в Сочи, на котором было вновь заявлено о сотрудничестве по противоракетной обороне, а также в других областях, связанных с безопасностью и представляющим общий интерес.

Ключевыми моментами военного сотрудничества между Российской Федерации и НАТО можно назвать развитие военного сотрудничества после «перезагрузки», борьба с терроризмом, система противоракетной обороны и перспективы сотрудничества.

Развитие военного сотрудничества после «перезагрузки».

Сотрудничество по военной линии — приоритетное направление, и его активизация является важным сигналом о намерении сторон выйти на весьма качественный новый уровень развития и сотрудничества.

В течение 2002–2008 гг. в рамках военного сотрудничества России и НАТО было проведено свыше 600 различных мероприятий, принесших несомненную практическую пользу как для ВС России, так и для ВС стран-участниц альянса и НАТО в целом. Примером являются командно-штабные и компьютерные учения СРН по ПРО ТВД (США- 2004 г., Нидерланды -2005 г., Москва- 2006 г., Германия -2008 г.).

Несмотря на дискуссионный характер об улучшении отношений Россия–НАТО на сегодня фактор военной мощи – один из органичных, важных элементов общего комплекса этих отношений. Он по-своему стабилизирует отношения между Россией и Североатлантическим альянсом, страхует от непредвиденных обстоятельств и неосторожных шагов.

Между Российской Федерацией и НАТО существует стабильный фундамент для наращивания доверия и сотрудничества по отношению к друг другу. Важно понимать, что как Россия не представляет прямой угрозы для НАТО, так Североатлантический альянс для России. Стороны стоят перед лицом одинаковых угроз, вследствие чего повышение способностей сил России и НАТО работать совместно «в качестве партнеров» при подготовке к совместным военным операциям и военным учениям приведет к положительному эффекту в будущем.

Борьба с терроризмом.

Сотрудничество в вопросах противодействия терроризму, начатое с середины 1990-х годов, на сегодняшний день в значительной степени изменило формат и содержание взаимодействия.

Необходимость согласованных международных действий в борьбе с терроризмом наиболее остро назрела в 2001 г. после сентябрьского теракта в США.

Первая конференция, посвященная роли Вооруженных сил в борьбе с терроризмом состоялась в Риме в 2002 г. Декларация 2002 г. о новом качестве отношений России и НАТО, определила полномочия деятельности Совета Россия — НАТО, направленных на объединение усилий в построении общего пространства безопасности в евроатлантическом регионе.

В настоящее время, сотрудничество между НАТО и Россией в области борьбы против терроризма и ликвидации последствий террористических актов, осуществляется в форме регулярного обмена информацией, углубленных консультаций, совместной оценки угроз, планирования использования гражданских служб в случае терактов, диалога на высоком уровне о роли вооруженных сил в борьбе против терроризма, а также изучения выводов и опыта недавних террористических актов и научно-технического взаимодействия. Кроме того, государства-члены НАТО и Россия осуществляют сотрудничество и в других областях, связанных с борьбой с терроризмом, таких как пограничный контроль, нераспространение ОМУ, управление использованием воздушного пространства и ядерная безопасность.

Примером сотрудничества в области антитеррористической безопасности является совместный проект «Стандекс» по созданию дистанционного датчика обнаружения взрывчатых веществ.

Диалог между Россией и НАТО в противоракетной обороне.

Диалог между Россией и НАТО в сфере противоракетной обороны (ПРО) одна из приоритетных задач как европейской, так и международной безопасности в 2009-2011 г.г.

В 2010 – 2011 гг. перспективы и предполагаемые модели создания системы ПРО в Европе США/НАТО с участием России оказались в центре напряженного переговорного процесса. Предметом острых дебатов стали политические, идеологические, военно-технические и международно-правовые вопросы, связанные с возможным созданием совместной системы. Важно понимать, что в действительности ракетная угроза, о которой мы говорим сегодня, очень серьезна.

Союзники и НАТО сделали три практических предложения, чтобы развеять опасения России. Во-первых, прозрачность в программах противоракетной обороны, обеспечиваемую за счет обменов данными в совете Россия-НАТО. Во-вторых, проведение совместных полевых учений в области ПРО между Россией и НАТО. И, в-третьих, создание двух совместных противоракетных центров, один для обмена данными и второй для поддержки планирования.

Несмотря на то что, в Брюсселе очень много внимания и усилий предпринимается для убеждения России в том, что европейский противоракетный щит не направлен против нее, вместе с тем, в России все – таки имеется некая обеспокоенность в отношении наращивания сил и средств ПРО, так называемого европейского противоракетного щита.

И лучшим доказательством устранения недоверия, на мой взгляд, является совместное сотрудничество в области противоракетной обороны, нежели чем конфронтация.

Началом подобного диалога может стать заявленная США готовность допускать российских наблюдателей на свои будущие объекты ПРО в Восточной Европе (если они появятся), создание механизма обмена данными о пусках баллистических и космических ракет, а также предложение администрации Обамы вернуться к инициативе В.В. Путина от 2007 г. о совместном использовании российских РЛС в Габале и Армавире. Все эти инициативы могут быть использованы Россией не только для получения доступа к планам США и НАТО, но и для выстраивания де-факто союзнических отношений в этой области, реализации подлинно совместной стратегии.

Перспективы сотрудничества.

Развитие партнерских отношений необходимо как в российских интересах, так и в интересах Североатлантического альянса, особенно в области высоких технологий и инноваций.

Целесообразно расширить взаимодействие по исследованию космоса (с прицелом на период после 2020 г., когда истекает срок эксплуатации Международной космической станции) и активно привлекать университеты, исследовательские центры и компании двух стран к диалогу по инновациям.

Серьезный импульс к улучшению политической атмосферы, наращиванию практического взаимодействия во многих областях, интенсификации политических диалогов, а также контактов между бизнесом и гражданским

обществом двух стран придало бы проведение Года США в России и Года России в США. Подобные события традиционно сопровождаются проведением серии мероприятий, которые, во-первых, символизируют доброжелательный характер отношений, сближают общества и, во-вторых, содействуют дальнейшему расширению повестки дня позитивного взаимодействия.

В новой Стратегической концепции НАТО, утвержденной на встрече в верхах в Лиссабоне в ноябре 2010 года, государства-члены Североатлантического союза подчеркнули значимость развития » настоящего стратегического партнерства между НАТО и Россией «, а также свою решимость » углублять политические консультации и практическое сотрудничество с Россией в областях, представляющих взаимный интерес» , и » использовать весь потенциал СРН для диалога и совместных действий «.

В заключение хочется отметить, чтобы выстроить единую и равноправную систему ценностей, концепций и предложений, необходимо следовать по пути сотрудничества, партнерства, по пути взаимного диалога между сторонами. Только взаимовыгодная кооперация является главным импульсом достижения общих целей и противостоянием общим угрозам в области международной безопасности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

Организация Североатлантического альянса. Отношения НАТО с Россией. http://www.nato.int/cps/ru/SID-AB4907FC-EB2526BC/natolive/topics_50090.htm?// Информационное бюро НАТО в Москве. Отношения НАТО с Россией. //http://www.nato.int/cps/ru/natolive/topics_50090.htm?// И.Ю. Юргенс, С.А .Кулик.О перспективах развития отношений России и НАТО. 2010. И.Ю. Юргенс, С.А .Кулик.О перспективах развития отношений России и НАТО. 2010 Международно-правовые вопросы борьбы с терроризмом в евроатлантическом регионе.
// http://www.dissercat.com/content/mezhdunarodno-pravovye-voprosy-borby-s-terrorizmom-v-evroatlanticheskom-regione// Совет Россия – НАТО. // http://natomission.ru/cooperation/nrc// В. И. Трубников. Проблемы и перспективы сотрудничества России с США/НАТО в сфере противоракетной обороне. Москва. ИМЭМО РАН. 2011 О партнерстве Россия – НАТО. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Отношения Россия — США после «перезагрузки»: на пути к новой повестке дня. Взгляд из России. Доклад российских участников Рабочей группы по будущему российско — американскиx отношений. Отношения Россия — США после «перезагрузки»: на пути к новой повестке дня. Взгляд из России. Доклад российских участников Рабочей группы по будущему российско — американскиx отношений. См. там же. Организация Североатлантического альянса. Отношения НАТО с Россией.// http://www.nato.int/cps/ru/SID-AB4907FC-EB2526BC/natolive/topics_50090.htm?//

Россия-НАТО

Отношения Россия-НАТО пребывают в затяжном кризисе. Решения саммита НАТО в Брюсселе 2018 г. подтвердили линию на военно-политическое «сдерживание» России. Продолжен долгосрочный курс на наращивание коалиционных возможностей НАТО по созданию группировок войск и дальнейшему совершенствованию военной инфраструктуры у наших границ.

Идет последовательное усиление военного присутствия и форсированное развитие военной инфраструктуры блока в государствах Восточной Европы и Прибалтики. Значительно возросло количество и интенсивность учений альянса и его стран-членов, для проведения которых в приграничные с Россией регионы перебрасываются дополнительные контингенты военнослужащих и тяжелая военная техника стран НАТО.
К военным мероприятиям альянса все более активно привлекаются Швеция, Финляндия и другие страны-партнеры. Формируются передовые командно-штабные подразделения; принято решение о создании новых объединенных командований коалиционных сил – в г. Норфолк (США) по обеспечению безопасности транспортных коридоров в регионах Северной Атлантики и Арктики, в г. Ульм (ФРГ) по управлению, планированию и логистике в целях организации военных перевозок в Европе. Анонсированы планы Пентагона о передовом складировании военной техники в странах ЦВЕ и Прибалтики. Усилены группировки кораблей, патрулирующих акваторию Балтийского моря. Увеличилось число заходов и продолжительность пребывания в Черном море кораблей ВМС нечерноморских государств альянса, прежде всего США. Натовские ВМС продолжают патрулирование воздушного пространства Прибалтики в усиленном составе, причем вылеты «на перехват» осуществляются и тогда, когда никаких нарушений с российской стороны допущено не было. Развернут комплекс противоракетной обороны в Румынии. Аналогичный объект планируется ввести в строй в 2020 г. в Польше. Особую обеспокоенность вызывают планы постоянного размещения в этой стране военнослужащих США и недавние договоренности об увеличении там американского контингента, что ставит под угрозу Основополагающий акт Россия-НАТО от 1997 г., один из немногих оставшихся документов, призванных обеспечивать военную стабильность в Европе.

Постепенно, но планомерно разрушается эффективно действовавшая архитектура европейской безопасности и нормы международного права. Отказ от ключевых договоренностей, обеспечивающих военную сдержанность, при молчаливом соглашательстве большинства членов альянса – наглядным примером здесь служит ситуация вокруг ДРСМД – чреват развитием новой гонки вооружений, откатом к принципам эпохи конфронтации.

Разумеется, такие военные приготовления НАТО не могут оставаться без нашей адекватной реакции.

Продолжающееся втягивание в НАТО балканских стран, стремление любой ценой «загнать» их в блок подтверждает неизменность взятого курса на безоглядное расширение своего геополитического пространства. Пренебрежение правовыми нормами и мнением значительной части населения при закрытии вопроса о госнаименовании Северной Македонии, форсирование членства в НАТО Боснии и Герцеговины, создание «армии Косово» при попустительстве «Сил для Косово» лишь усугубляют и так имеющиеся противоречия и серьезно дестабилизируют ситуацию в регионе.

Остается в силе и одностороннее решение НАТО о приостановке практического сотрудничества с Россией по военной и гражданской линиям. При этом страны НАТО не демонстрируют готовности к обсуждению российских предложений по деэскалации напряженности и предотвращению военных инцидентов, переданных им на заседании Совета Россия-НАТО 31 мая 2018 г. Эти предложения включают возобновление диалога по военной линии (начиная с консультаций экспертов) для обсуждения вопросов, представляющих взаимный интерес и вызывающих озабоченность у России и у наших партнеров; принятие мер по снижению активности военной деятельности вдоль линии непосредственного соприкосновения России и НАТО (Прибалтика, Черное море, Арктика) на основе взаимности; совершенствование механизма предотвращения опасной военной деятельности и инцидентов в воздушном пространстве и на море, в первую очередь в Балтийском и Черноморском регионах. Реакции на них со стороны НАТО до сих пор не получено.

Все эти действия чреваты долгосрочными дестабилизирующими последствиями как для региональной, так и для всей евроатлантической безопасности.

Несмотря на недружественные шаги в наш адрес, Россия не намерена втягиваться в навязываемую нам бессмысленную конфронтацию.
По-прежнему твердо исходим из стратегической общности целей со всеми государствами и организациями евроатлантического региона по поддержанию мира и стабильности, противодействию общим угрозам безопасности – международному терроризму, распространению оружия массового уничтожения, наркоторговле, пиратству. По-прежнему убеждены, что реальной альтернативы взаимовыгодному и широкому общеевропейскому сотрудничеству в сфере безопасности на прочной основе международного права не существует.

Позиция России остается неизменной – наша страна готова к развитию отношений с НАТО на основе равноправия в целях укрепления всеобщей безопасности в евроатлантическом регионе. При этом глубина и содержание таких отношений будут зависеть от встречной готовности альянса учитывать законные интересы России.

Военное сотрудничество России и НАТО

Военное сотрудничество России и НАТО

Военное сотрудничество России и НАТО

Сотрудничество между Россией и 28 государствами-членами НАТО осуществляется под руководством Совета Россия — НАТО (СРН). Рабочую программу страны‑члены СРН согласуют ежегодно.

В целях содействия сотрудничеству Россия учредила дипломатическое представительство при НАТО. В 2001 году было открыто Информационное бюро НАТО в Москве.
Официальные отношения между Россией и НАТО начались в 1991 году, когда Россия присоединилась к Совету североатлантического сотрудничества (с 1997 года — Совет евроатлантического партнерства). Этот форум был создан для укрепления транспарентности и диалога после окончания «холодной войны «. В 1994 году Россия присоединилась к программе «Партнерство ради мира «, а в 1996 году ‑ направила в Боснию и Герцеговину крупный контингент для участия в миротворческих силах под руководством НАТО.

В 1997 году в Париже был подписан первый основополагающий акт сотрудничества Россия-НАТО. В 2002 году на встрече в Риме руководители России и стран НАТО подписали декларацию «Отношения Россия-НАТО: новое качество» и учредили СРН.

В июне 2005 года министры обороны стран СРН утвердили «Политико‑военные руководящие указания по повышению оперативной совместимости сил России и государств НАТО». Еще один ключевой документ — Соглашение о статусе сил (войск) программы «Партнерство ради мира» ‑ был ратифицировано российским парламентом в мае 2007 года.
Совет Россия‑НАТО учредил более 25 рабочих групп и комитетов для развития сотрудничества в области борьбы с терроризмом, нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ), миротворчества, противоракетной обороны театра военных действий, управления использованием воздушного пространства, гражданских чрезвычайных ситуаций, военной реформы, тылового обеспечения и научного сотрудничества во имя мира и безопасности.

Борьба с терроризмом

В декабре 2004 года министры иностранных дел стран СРН утвердили План действий по борьбе с терроризмом.
В 2006‑2007 годах корабли ВМФ России участвовали в военно‑морской антитеррористической операции НАТО в Средиземном море «Активные усилия».
В марте 2012 года прошли контртеррористические военно‑гражданские командно‑штабные учения под эгидой СРН в штаб‑квартире НАТО.
В научно‑технической сфере продолжается работа над проектом СТАНДЕКС, нацеленным на разработку методов дистанционного обнаружения взрывоопасных предметов на объектах общественного транспорта.
Под эгидой Комитета СРН по «Науке ради мира и безопасности» проводится работа по противодействию новым угрозам и вызовам посредством сотрудничества в области науки и экологии. Среди ключевых направлений сотрудничества — обнаружение взрывоопасных предметов, защита от химических, биологических, радиологических и ядерных веществ, кибербезопасность, психосоциальные последствия терроризма, транспортная безопасность, экологические вопросы, связанные с обороной, экологическая безопасность и экотерроризм, прогнозирование и предотвращение стихийных бедствий и катастроф.

Инициатива о сотрудничестве по использованию воздушного пространства

Инициатива о сотрудничестве по использованию воздушного пространства (ИСВП) направлена на предотвращение использования террористами воздушных судов для терактов. Внедрение системы началось в 2006 году, в декабре 2011 года министры иностранных дел СРН объявили о готовности системы к эксплуатации.
Эксплуатационная готовность системы ИСВП была продемонстрирована во время контртеррористических учений «Бдительное небо-2011». Во время учений авиадиспетчеры в Польше и Москве, в режиме реального времени смогли предотвратить учебный террористический акт на транспортном самолете, летевшем из Польши в Норвегию. Аналогичный сценарий был отработан Турцией и Россией над Черным морем.
Система ИСВП состоит из двух главных координационных центров, расположенных в Москве и Варшаве, и местных координационных пунктов в России (Мурманск, Калининград и Ростов‑на‑Дону) и странах‑участницах НАТО (Бодо (Норвегия) и Анкара).

Кризисное регулирование и борьба с наркотрафиком

В 2002 года СРН утвердил «Политические аспекты общей концепции совместных миротворческих операций России и НАТО».
В декабре 2005 года был инициирован проект СРН по обучению сотрудников правоохранительных органов Афганистана, стран Центральной Азии методам борьбы с незаконным оборотом наркотиков. С 2010 года к программе примкнули пакистанские специалисты. Учебные курсы проводятся в одном из четырех институтов ‑ в Турции, России или США, в каждой из стран‑участниц проводятся выездные курсы. В рамках программы СРН в России прошли обучение свыше 2,5 тысячи специалистов.
Для обучения 948 офицеров со стороны ФСКН были организованы выездные курсы.

Поддержка ИСАФ (МССБ) и Афганских вооруженных сил

Весной 2008 года Россия предложила оказать содействие сухопутному транзиту по своей территории грузов для действующих в Афганистане под руководством НАТО и по мандату ООН Международных сил содействия безопасности (ИСАФ/МССБ). В 2010 году этот маршрут для снабжения МССБ был открыт.
Через российскую территорию были переправлены более 379 тысяч военнослужащих и 45 тысяч контейнеров с военными грузами.
В апреле 2012 года в рамках проекта поддержки на базе ОАО «Новосибирский авиаремонтный завод» в России открылись курсы для авиамехаников ВВС Афганистана по техобслуживанию и ремонту вертолетов.
В декабре 2012 года авиакомпания «Волга‑Днепр» совершила пробный рейс по маршруту Афганистан‑Ульяновск в рамках программы транзита грузов НАТО.

Поиск и спасение экипажей аварийных подводных лодок

В феврале 2003 года было подписано рамочное соглашение о сотрудничестве в области поиска и спасения экипажей аварийных подводных лодок.
В мае‑июне 2011 года у южного побережья Испании подводная лодка ВМФ РФ впервые приняла полномерное участие в учениях по поиску и спасанию под руководством НАТО «Болд монарк‑2011».

Вопросы ядерного оружия

Эксперты России и стран‑участниц НАТО являлись наблюдателями на полевых учениях по реагированию на аварию с ядерными боеприпасами, которые проходили в России (2004), в Великобритании (2005), в США (2006) и во Франции (2007).
В июне 2011 года Россия и члены НАТО приняли участие в командно‑штабных учениях по реагированию на инцидент с ядерным боеприпасом. Также был проведен ряд семинаров с участием экспертов, на которых обсуждались ядерная доктрина и стратегия, уроки, вынесенные из инцидентов и аварий; возможные действия в случае обнаружения самодельных ядерных или радиологических устройств.

Гражданские чрезвычайные ситуации

С 1996 года Россия и НАТО работают над созданием потенциала для совместных действий в ответ на гражданские чрезвычайные ситуации, такие как землетрясения и наводнения, а также над прогнозом и предотвращением стихийных бедствий. На основе выдвинутого Россией в 1998 году предложения, был создан Евроатлантический координационный центр реагирования на стихийные бедствия и катастрофы, который согласует действия всех стран Совета евроатлантического партнерства.
Два состоявшихся в России учения по реагированию на стихийные бедствия и катастрофы (в Богородске в 2002 году и в Калининграде в 2004 году), а также учения, проведенные в 2006 году в Италии, позволили разработать конкретные рекомендации по ликвидации последствий ЧС. Еще одни командно‑штабные учения по ликвидации последствий прошли в Норвегии в 2010 году.

Борьба с морским пиратством

В рамках начатой в 2009 году операции НАТО Ocean Shield ведется совместная борьба с пиратами в Аденском заливе. Российские боевые корабли также с 2008 года выполняют задачу по обеспечению безопасности мореплавания в районе Африканского Рога.
В феврале 2013 года в Аденском заливе прошли масштабные российско‑итальянские военно‑морские учения, посвященные борьбе с пиратством.

Транспарентность, оборонно‑промышленное сотрудничество

В период с 2002 по 2008 год Центр социальной адаптации «Россия-НАТО» помог около 2820 бывших военнослужащих ВС РФ пройти профессиональную переподготовку, более 80% слушателей подобных курсов смогли трудоустроиться в гражданской сфере.
Проведенное в 2005‑2007 годах комплексное «Исследование сотрудничества между Россией и НАТО в области оборонной промышленности, исследований и технологий», показало существование потенциала для совместного реагирования на глобальные угрозы.
Самыми проблемными вопросами во взаимоотношениях Россия‑НАТО являются создание усиленной системы ПРО с базированием на территории европейских государств, а также вопрос контроля над вооружением стран‑участниц.

Нераспространение ОМУ и контроль над вооружениями

Помимо успешно ратифицированного договора по Открытому небу приоритетом в в сотрудничестве России‑НАТО было участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).
13 июля 2007 года президент РФ Владимир Путин подписал Указ о приостановлении Россией участия в договоре ДОВСЕ. Россия мотивировала свое решение нежеланием стран НАТО ратифицировать адаптированную версию договора, принятую в 1999 году. Мораторий на действие ДОВСЕ, введенный в России, вступил в силу 12 декабря 2007 года.
В ноябре 2011 года также США заявили об отказе от обязательств по отношению к России в рамках ДОВСЕ.
В апреле 2013 года министерство обороны РФ сообщило, что не видит перспективы дальнейшего существования ДОВСЕ на современном историческом этапе.

Противоракетная оборона театра военных действий

В 2003 году было начато исследование по анализу степени возможной оперативной совместимости систем ПРО России и государств‑членов НАТО. Были проведены командно‑штабных учения в США (2004), Нидерландах (2005) и России (2006). В январе 2008 года в Германии прошли компьютерные учения.

В августе 2008 года произошло общее охлаждение отношений в области сотрудничества Россия‑НАТО. После применения Россией военной силы во время политического кризиса в Грузии, Североатлантический союз приостановил официальные заседания СРН, сотрудничество в некоторых областях отношений Россия-НАТО также прекратилось.

В 2009 году было принято решение о возобновлении официальных заседаний и практического сотрудничества. Первое официальное заседание СРН на уровне министров после грузинского кризиса состоялось в декабре 2009 года. На заседании было принято решение придать сотрудничеству более целенаправленный и политически значимый характер, а также провести Совместный обзор общих вызовов безопасности XXI века.

В 2010 году на саммите в Лиссабоне Россия и США не смогли прийти к общему мнению в отношении структуры противоракетной безопасности в Европе в рамках проекта ЕвроПРО. Переговоры зашли в тупик из‑за отказа США предоставить юридические гарантии ненаправленности развертываемой системы против российских сил сдерживания.
В настоящее время планы США по созданию системы ПРО в Европе остаются одной из причин напряженности в американо‑российских отношениях.
В январе 2012 года Россия и НАТО одобрили «дорожную карту» сотрудничества до 2014 года, предусматривающую взаимодействие в борьбе с морским пиратством и терроризмом.

Российский флаг

Флаги стран — участниц НАТО перед европейской штаб-квартирой в Брюсселе