Разгром под Москвой

Битва за Москву: страшный и переломный период больших потерь и героизма (ФОТО)

30 сентября 1941 года началась битва за Москву. Немецкая группа армий «Центр» начала операцию «Тайфун» с целью овладеть советской столицей.

Противник превосходил войска Западного, Брянского и Резервного фронтов в людях и технике в полтора-два раза. В первые же дни наступления противник прорвал оборону и окружил основную часть советских войск.

Боевые действия под Москвой шли вплоть до начала декабря 1941 года.

О том, как шло отражение ударов захватчиков на московском направлении, читайте в историческом материале Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генштаба ВС России:

Оборона Москвы. 30 сентября – 5 декабря 1941 г.

К концу первой декады октября 1941 года в разгар Орловско-Брянской и на завершающем этапе Вяземской оборонительных операций под Москвой сохранялась тяжёлая обстановка для советских войск.

Кратчайшие пути к столице оказались открытыми. Требовалось в кратчайший срок восстановить фронт обороны и создать новую группировку войск.

Главным рубежом сопротивления Ставка ВГК (Ставка Верховного Главнокомандования, — прим. РВ) определила Можайскую линию обороны и 6 октября отдала директиву о приведении её в полную боевую готовность. В сравнительно короткий срок были перегруппированы силы между фронтами, созданы и подтянуты резервы, чтобы закрыть образовавшуюся в стратегической обороне брешь.

Можайско-Малоярославецкая оборонительная операция. 10 – 30 октября 1941 г.

Советское командование принимало и другие решительные меры, чтобы остановить наступление противника. К началу Можайско-Малоярославецкой оборонительной операции (10 – 30 октября) в состав Западного фронта, который с 11 октября возглавил генерал армии Г. К. Жуков, выдвигались части и соединения из резерва Ставки ВГК, с Северо-Западного и Юго-Западного фронтов, из Московского военного округа.

К 10 октября на Можайской линии обороны были развёрнуты четыре стрелковые дивизии, шесть военных училищ, три запасных стрелковых полка, пять пулеметных батальонов, семь танковых бригад, десять артиллерийских полков. С этого же дня Западному фронту были переданы войска Резервного фронта.

На базе готовившихся в системе Можайской линии обороны Волоколамского, Можайского, Малоярославецкого и Калужского полевых укрепленных районов были созданы боевые участки. На них развёртывались соответственно 16-я армия генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского, 5-я армия генерал-майора Д. Д. Лелюшенко (с 18 октября генерал-майор артиллерии Л. А. Говоров), 43-я армия генерал-лейтенанта С. Д. Акимова (с 15 октября генерал-майор К. Д. Голубев) и 49-я армия генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина. Управление 33-й армии под командованием комбрига Д. П. Онуприенко (с 25 октября генерал-лейтенант М. Г. Ефремов) объединило войска, занимавшие оборону в районе Наро-Фоминска.

В полосе обороны Западного фронта наступали основные силы немецкой группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. Бок). Для удара на Москву с запада и плотного её окружения выделялись 4-я армия и подчинённая ей 4-я танковая группа.

Согласно замыслу операции, главный удар противник наносил вдоль Калужского, Варшавского шоссе и Минской автострады.

11 октября его три пехотные дивизии нанесли удар по ослабленным сводному отряду и полку 194-й стрелковой дивизии, оборонявшим Калугу. Сдержать немецкое наступление они не смогли, и 13 октября город был занят противником. Немецкие войска устремились на Алексин и Серпухов, создав угрозу прорыва к Москве.

Ставка ВГК перебросила под Алексин 173-ю (бывшую 21-ю ополченскую Московскую) и 238-ю стрелковые дивизии, а под Серпухов — 7-ю гвардейскую и 60-ю (бывшую 1-ю ополченскую Московскую) стрелковые дивизии. Эти соединения вместе с 5-й гвардейской дивизией и подразделениями 69-й бригады войск НКВД 29 октября остановили противника на линии западнее Серпухова, восточнее Тарусы, западной окраины Алексина.

Позиции в секторах обороны Малоярославецкого укрепрайона заняли части и соединения 43-й армии — 312-я стрелковая дивизия, запасный стрелковый полк, шесть артиллерийских полков, подразделения курсантов подольских пехотного и артиллерийского училищ, 3-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона, семи огнемётных рот и другие.

На западных подступах к секторам обороны действовали 17-я танковая бригада, десантный отряд и передовые отряды курсантов. Восемь дней они отбивали атаки пехоты и танков.

Советская пехота на оборонительных позициях. Зима 1941 г.

И все же, обладая большим перевесом, немцы 18 октября заняли Малоярославец. Советское командование развернуло на этом рубеже ещё четыре стрелковые дивизии, танковую, мотострелковую и две воздушно-десантные бригады. К 29 октября фронт в полосе армии стабилизировался, её войска перешли к обороне по реке Нара.

13 октября развернулись бои на можайском, кратчайшем к Москве направлении. Удар противника приняли 32-я стрелковая дивизия, 151-я мотострелковая бригада, запасный полк и батальон курсантов Военно-политического училища имени В. И. Ленина. С 15 по 25 октября в состав 5-й армии были переданы 50-я стрелковая, 82-я мотострелковая дивизии, 18-я, 19-я, 20-я, 22-я и 25-я танковые бригады.

Советские войска в течение шести дней сдерживали противника, но 18 октября немцы захватили Можайск и Верею.

Создалась угроза тылу 5-й армии, захвата Наро-Фоминска и прорыва противника к Москве по Киевскому шоссе. Для прикрытия наро-фоминского направления Ставка ВГК передала Западному фронту управление 33-й армии и 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию.

Усилиями последней совместно с 222-й, 110-й и 113-й стрелковыми дивизиями удалось к 25 октября стабилизировать фронт на рубеже верхнего течения Нары. Одновременно соединения 5-й армии остановили противника в 3-4 км восточнее Дорохова.

Противник перенёс удар на направление Волоколамск — Москва, для чего его 4-я армия была усилена 5-м и 9-м армейскими корпусами. Туда же из района Можайска начали перемещаться соединения 40-го и 46-го моторизованных корпусов. Однако неожиданный контрудар 5-й армии нарушил планы немецкого командования.

Части 82-й мотострелковой дивизии и 25-й танковой бригады, выйдя на восточную окраину Дорохова, перерезали рокадную дорогу Руза — Новопетровское, вымощенную камнем.

В условиях осенней распутицы потеря этой дороги лишила противника возможности маневрировать и снабжать по ней войска. 29 октября обе стороны перешли к обороне на рубеже 20 км восточнее Звенигорода, Тучково, восточная окраина Дорохово, Нарские пруды.

На волоколамском направлении противник нанёс удар 16 октября. Десять дней отражали его атаки войска 16-й армии. Первыми приняли на себя удар части 316-й стрелковой дивизии, курсантский полк Пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР, артиллерийский дивизион курсантов 1-го артиллерийского училища имени Л. Б. Красина и другие подразделения.

К 23 октября армия была усилена кавалерийской группой генерал-майора Л. М. Доватора, 18-й стрелковой дивизией, 4-й и 28-й танковыми бригадами, четырнадцатью артиллерийскими полками и тремя дивизионами реактивной артиллерии. Эти войска упорно обороняли рубеж на реке Лама.

Только после того как противник создал подавляющее превосходство в силах, ему удалось потеснить части 16-й армии и 27 октября захватить Волоколамск.

Но развить наступление по Волоколамскому шоссе противнику не позволили части 18-й стрелковой дивизии народного ополчения Москвы и 28-я танковая бригада. К 30 октября фронт на волоколамском направлении также стабилизировался.

К исходу октября немецкие войска ценой больших потерь смогли продвинуться от 20 до 75 км, но преодолеть созданный на Можайской лини обороны фронт им не удалось. Намерение противника прорваться к Москве с запада было сорвано. Это стало возможным благодаря чёткому управлению, умелому манёвру силами и средствами, своевременному вводу в сражение оперативных и стратегических резервов, стойкости и массовому героизму советских воинов.

Одновременно с проведением Можайско-Малоярославецкой операции войска правого крыла Западного фронта (с 17 октября Калининского фронта) были вынуждены отражать удары противника на калининском направлении.

К 10 октября эти войска (22-я, 29-я и 31-я армии) отошли на рубеж озера Пено, восточнее Нелидово, Сычёвка, имея своей главной задачей не допустить прорыва немцев в район Калинина (Тверь). По приказу Ставки ВГК для прикрытия Москвы из их состава перебрасывались на Можайскую линию обороны семь стрелковых дивизий.

Калининская оборонительная операция. 10 октября – 4 декабря 1941 г.

10 октября 3-я танковая группа немецкой группы армий «Центр» начала наступление 41-м моторизованным корпусом, нанося главный удар в направлении Ржев, Калинин (два других её моторизованных корпуса продолжали вести бои в районе Вязьмы).

12 октября его части заняли Погорелое Городище, Зубцов, Лотошино, Старицу и передовыми подразделениями устремились к Калинину. За ними выдвигались пехотные дивизии 6-го и 27-го армейских корпусов.

Чтобы не допустить противника к Калинину Ставка ВГК направила с правого крыла Западного фронта в район Калинина четыре стрелковые дивизии и с Северо-Западного фронта — две стрелковые и две кавалерийские дивизии, танковую бригаду и мотоциклетный полк, объединенные в группу под командованием генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина.

Организация обороны города была возложена на командующего 30-й армией генерал-майора В. А. Хоменко (с 17 ноября генерал-майор Д. Д. Лелюшенко). 22-я армия генерал-майора В. А. Юшкевича заняла оборону на левом берегу Волги на рубеже Осташков, севернее Ржева, 29-я армия генерал-лейтенанта И. И. Масленникова — севернее Ржева, Акишево.

В ходе операции в район Калинина было переброшено управление 31-й армии под командованием генерал-майора В. Н. Далматова, так как командование 30-й армии не справилось с возложенными на него задачами.

Общее руководство боевыми действиями на калининском направлении осуществлял заместитель командующего войсками Западного фронта генерал-полковник И. С. Конев, который с образованием 17 октября Калининского фронта (22, 29 и 30-я армии) стал его командующим. 19 октября в состав фронта вошла 31-я армия.

Соединениям немецкой 3-й танковой группы удалось 14 октября ворваться в Калинин, но бои в северо-западной части города продолжались до 17 октября. К 16 октября советские войска с боями отошли за Волгу и закрепились на рубеже Селижарово, Акишево.

Продвижение противника в направлении Калинин, Торжок было остановлено контрударом войск фронта 17 октября, в котором наиболее успешно действовала группа генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина. Потеря Калинина резко ухудшила обстановку на стыке Западного и Северо-Западного фронтов.

Отсюда противник мог нанести удар в обход Москвы с севера и северо-востока, а также в тыл Северо-Западного фронта.

Созданный в ходе непрерывных оборонительных боев Калининский фронт испытывал острый недостаток в средствах управления и снабжения, авиации и транспорте. К 17 октября противник превосходил войска Калининского фронта по пехоте в 1,9, танкам — в 3,5, артиллерии — в 3,3 раза. Несмотря на это, войска фронта смогли нанести поражение группировке немецких войск, прорвавшейся от Калинина в направлении Торжка, и вынудили ее перейти к обороне в районе севернее Калинина.

Ведя активную оборону, войска Калининского фронта сорвали предпринятую попытку немецкой 9-й армии, усиленной двумя моторизованными дивизиями 3-й танковой группы, прорваться от Ржева на Торжок.

С начала ноября и до 4 декабря немецким войскам удалось лишь потеснить оба крыла Калининского фронта, овладеть районом Селижарово и продвинуться до Волги на рубеже Калинин, Волжское водохранилище.

В ходе Калининской оборонительной операции войска Калининского фронта сковали тринадцать пехотных дивизий противника, не допустив их к Москве, где развернулись решающие сражения.

К исходу операции войска Калининского фронта занимали по отношению к северному флангу немецкой группы армии «Центр» охватывающее положение, выгодное для перехода в наступление.

Хотя Калинин не удалось удержать, но благодаря быстрому наращиванию советским командованием сил в его районе был сорван удар противника в тыл войск Северо-Западного фронта в целях их окружения. В Калининской оборонительной операции был получен опыт организации активной обороны в целях отражения наступления превосходящих сил противника.

В ходе операции проявились и недостатки. Не было достигнуто тесного взаимодействия между родами войск, нарушалось управление войсками, очень слабым было материально-техническое и авиационное обеспечение.

На рубеже Тульской линии обороны. Зима 1941 г.

24 октября противник силами 2-й армии и 2-й танковой армии нанес удар на тульском направлении с целью захватить Тулу и обойти Москву с юго-востока. Для его отражения командующий войсками Брянского фронта генерал-майор Г. Ф. Захаров привлек 50-ю армию генерал-майора А. Н. Ермакова (с 22 ноября генерал-лейтенант И. В. Болдин), из восьми дивизий, которой полноценной являлась только одна, а остальные были малочисленные и почти без артиллерии.

Поэтому под натиском противника они были вынуждены отходить в северо-восточном направлении к Туле. Войска 3-й армия под командованием генерал-майора Я. Г. Крейзера в это время отступали на восток к Ефремову.

Танковые дивизии немецкой 2-й танковой армии к 29 октября продвинулись от Мценска до Тулы, где были остановлены. В течение 30 октября — 1 ноября противник яростно атаковал Тулу частями 3-й танковой дивизии Его попытки овладеть городом были отбиты совместными усилиями гарнизона Тулы (156-й полк НКВД, 732-й зенитно-артиллерийский полк ПВО), ополчения (Тульский рабочий полк) и успевшими к этому времени отойти в район Тулы соединениями 50-й армии. Оборона Тулы обеспечила устойчивость левого крыла Западного фронта на дальних южных подступах к Москве и способствовала стабилизации положения на Брянском фронте.

Советский артиллерийский расчёт 45-мм противотанковой пушки 53-К на окраине деревни под Москвой. Ноябрь – декабрь 1941 г.

Командование немецкой 2-й танковой армии отказалось от безуспешных лобовых атак и решило осуществить в обход Тулы с юго-востока и востока, направив основные усилия своих войск на Сталиногорск (Новомосковск), Каширу. При этом значительная часть сил противника была оставлена в районе Тулы для окружения города и овладения им.

Контрудар 50-й армии из района Тулы и 3-й армии из района Тёплого 7 ноября расстроил планы немецкого командования и вынудил его на десять дней прекратить наступление.

С 10 по 17 ноября противник пытался силами 43-го армейского корпуса прорваться южнее Алексина на коммуникации 50-й армии, рассчитывая вынудить её войска оставить Тулу. Однако совместными усилиями 49-й армии генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина и 50-й армии, переданной 10 ноября в состав Западного фронта, эти попытки были отбиты.

18 ноября ударная группировка 2-й танковой армии противника в составе четырех танковых, трех моторизованных и пяти пехотных дивизий при поддержке авиации в соответствии с общим замыслом операции «Тайфун» начала наступление в направлении Дедилово, Сталиногорск, Венёв, Кашира с целью захватить переправы на Оке.

Для прикрытия этой ударной группировки с востока часть сил немецкой 2-й танковой армии развернула наступление на Скопин, Михайлов, Рязань, Коломну.

К исходу 18 ноября противник прорвал оборону 50-й армии и захватил Дедилово, 22 ноября — Сталиногорск, 24-го — Венёв, 25-го вышел на подступы к Кашире и, развивая наступление, устремился в направлении Рязани и Скопина. В результате создалась угроза прорыва его к основным коммуникациям, связывающим Москву с центральными и восточными районами страны.

По приказу Ставки ВГК командование Западного фронта предприняло 27 ноября — 2 декабря контрудар в районе Каширы силами 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, усиленного стрелковой и танковой дивизиями и танковой бригадой.

Кавалерийский корпус при поддержке авиации фронта и Московской зоны ПВО нанёс поражение 17-й танковой дивизии противника и к 30 ноября отбросил её на 25 км к югу в район Мордвеса.

Поражение под Каширой не позволило противнику овладеть переправами через Оку и обойти Москву с юго-востока, и он ещё раз попытался захватить Тулу. 2 декабря немецкая 2-я танковая армия приступила к выполнению этой задачи. Главный удар в обход города с севера наносил 24-й моторизованный корпус; вспомогательный удар навстречу ему из района Алексина — 43-й армейский корпус.

Однако необходимость выделения значительных сил для обеспечения операции и с севера и с востока привела к тому, что для обхода Тулы с севера противник смог выделить только две таковые дивизии.

Одна из них к исходу 3 декабря перерезала железную и шоссейную дороги, ведущие к Москве. 50-я армия оказалась в полуокружении.

Для облегчения её положения из района Лаптево в южном направлении был нанесён контрудар стрелковыми, танковыми и кавалерийскими частями 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Этот удар оказался переломным в ходе Тульской оборонительной операции.

Противнику не удалось замкнуть 10-км коридор, по которому шло снабжение 50-й армии. Было восстановлено сообщение Тулы с Москвой. Соединения немецкой 2-й танковой армии оказались разбросанными на 350-км фронте и, исчерпав свои наступательные возможности, перешли 5 декабря к обороне.

Успешное отражение ударов противника на тульском направлении сыграло положительную роль в стабилизации фронта на южных подступах к Москве. В результате героической обороны Тулы наступление немецкой 2-й танковой армии в обход столицы с юго-востока было сорвано. Советские войска нанесли ей тяжелое поражение и вынудили перейти к обороне. Создались условия для последующего проведения Тульской наступательной операции.

Успех Тульской оборонительной операции явился следствием возросшего уровня военного искусства командования Красной Армии при организации обороны, боевого мастерства советских воинов в борьбе с танками противника, героизма и мужества советских людей.

Клинско-Солнечногорская оборонительная операция

В период с 15 ноября по 5 декабря 1941 года войска правого крыла Западного фронта проводили Клинско-Солнечногорскую оборонительную операцию с целью не допустить прорыва ударной группировки противника к Москве с севера, выиграть время для сосредоточения резервов и в последующем перейти в контрнаступление.

После провала октябрьского наступления на Москву немецкое командование готовило новый удар силами группы армий «Центр» с целью овладеть столицей СССР путём обхода её с севера и юга.

Для наступления севернее Москвы (операция «Волжское водохранилище») на фронте Калинин, Волоколамск, Руза были сосредоточены 3-я и 4-я танковые группы (семь танковых, три моторизованные и четыре пехотные дивизии). Наступление главной группировки обеспечивалось с севера 9-й армией, с юга — 4-й армией. Перед ними оборонялись 30, 16 и частично 5-я армии, составлявшие правое крыло Западного фронта.

Немецкие танки атакуют советские позиции в районе Истры. 25 ноября 1941 г.

Немецкие войска имели численное превосходство над ними. Так, на клинском направлении против 56 танков и 210 орудий и миномётов 30-й армии они сосредоточили до 300 танков, 910 орудий и миномётов, на истринском направлении против 150 танков, 767 орудий и миномётов 16-й армии противник имел 400 танков, 1030 орудий и миномётов. Советское командование своевременно обнаружило перегруппировку противника и разгадало его замыслы.

Были усилены оборонительные сооружения, противотанковая оборона и пополнены войска, но изменить соотношение сил и средств к началу операции не удалось. Только в авиации под Москвой было достигнуто незначительное численное превосходство над противником.

15 ноября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска 3-й танковой группы противника перешли в наступление против 30-й армии, которая до 17 ноября входила в состав Калининского фронта, а соединения 4-й танковой группы начали наступление 16 ноября против 16-й армии. Под натиском превосходивших сил противника войска 30-й армии вынуждены были отойти к Волге, а южнее Волжского (ныне Иваньковское) водохранилища — на рубеж восточнее Завидово, Ямуга.

Противник повёл наступление и на клинском направлении. Особенно упорные бои развернулись на волоколамско-истринском направлении, где самоотверженно сражались войска 16-й армии: 316-я (с 18 ноября 8-я гвардейская) стрелковая дивизия генерал-майора И. В. Панфилова, отдельный курсантский полк училища имени Верховного Совета РСФСР полковника С. И. Младенцева, 78-я (с 26 ноября 9-я гвардейская) стрелковая дивизия генерал-майора А. П. Белобородова, 2-й (с 26 ноября 1-й гвардейский) кавалерийский корпус генерал-майора Л. М. Доватора, 1-я гвардейская танковая бригада генерал-майора танковых войск М. Е. Катукова и др.

16 ноября у разъезда Дубосеково советские воины отразили атаку пятидесяти танков противника, на несколько часов задержав его продвижение к Москве.

В тот же день часть сил 16-й армии при поддержке авиации нанесла по противнику контрудар севернее Волоколамска, который не принёс большого успеха.

Не считаясь с потерями в людях и боевой технике, расходуя последние резервы, противник рвался вперёд. 23 ноября его передовые части обошли советские войска северо-восточнее и юго-западнее Клина. Чтобы избежать окружения, части 16-й армии (группа генерал-майора Ф. Д. Захарова) оставили Клин.

Противник захватил также Солнечногорск, Яхрому, Красную Поляну, несколько деревень на восточном берегу канала Москва — Волга. За 20 дней наступления он продвинулся на 100 км.

До советской столицы оставалось не более 30 км. На северных и северо-западных подступах к Москве создалась критическая обстановка, но немецким войскам не удалось прорваться к Москве благодаря массовому героизму ее защитников, помощи трудящихся города, возросшему искусству советского командования.

29 ноября в состав войск правого крыла Западного фронта переданы из резерва Ставки ВГК 1-я ударная (генерал-лейтенант В. И. Кузнецов) и 20-я (генерал-майор А. А. Власов) армии. Одновременно были усилены свежими частями за счёт других армий фронта и Московской зоны обороны 30-я и 16-я армии.

В конце ноября — начале декабря 1-я ударная и 20-я армии при активной поддержке авиационной группы генерал-майора авиации И. Ф. Петрова нанесли по немецким войскам ряд контрударов в районах Дмитрова, Яхромы, Красной Поляны, Крюкова и совместно с 30-й и 16-й армиями окончательно остановили их продвижение. В ходе ожесточённых боёв противник понёс огромные потери, израсходовав почти все свои резервы. Северная группировка немецкой группы армий «Центр» вынуждена была перейти к обороне на всём фронте.

В срыве наступления противника на северных и северо-западных подступах к Москве важную роль сыграла авиация. Части и соединения ВВС фронта, ПВО страны, Московской зоны обороны и резерва Ставки ВГК успешно прикрывали сухопутные войска с воздуха, наносили бомбовые и штурмовые удары по наступавшим группировкам и подходившим резервам противника, его органам управления, базам снабжения, коммуникациям.

Высокое мастерство в борьбе с танками показали артиллеристы и сапёры подвижных отрядов заграждения. При организации противотанковой обороны всё шире применялись противотанковые опорные пункты.

Большую помощь войскам правого крыла Западного фронта оказал Калининский фронт, сковавший своими активными действиями немецкие 9-ю армию и часть сил 3-й танковой группы.

Успешный исход Клинско-Солнечногорской оборонительной операции позволил советскому командованию выиграть время для сосредоточения на московском направлении стратегических резервов и обеспечил необходимые условия для перехода в решительное контрнаступление.

Клинско-Солнечногорская оборонительная операция. 15 ноября – 5 декабря 1941 г.

Наро-Фоминская оборонительная операция

Не достигнув целей наступления севернее и южнее Москвы, немецкое командование в начале декабря 1941 года предприняло еще одну попытку прорваться к городу в центре Западного фронта на наро-фоминском направлении.

Его замысел состоял в том, чтобы одновременным наступлением войск 4-й армии группы армий «Центр» из районов Петровское, Улитино, Таширово, Слизнёво прорвать оборону Западного фронта, выйти по сходящимся направлениям на Кубинку и Голицыно, окружить и уничтожить войска 5-й и 33-й армий.

В дальнейшем предполагалось, продвигаясь вдоль Минского и Киевского шоссе, прорваться к столице.

В первый день наступления в районе северо-восточнее и юго-западнее Звенигорода соединения немецкого 9-го армейского корпуса вклинились на 1,5 — 4 км в оборону советских войск, но контратаками частей 108, 144 и 50-й стрелковых дивизий 5-й армии были остановлены.

Южнее Наро-Фоминска части 3-й моторизованной и 183-й пехотной дивизий противника к исходу 2 декабря вклинились на 8–9 км в оборону 110-й и 113-й стрелковых дивизий 33-й армии, но на рубеже Могутово, Мачихино были остановлены и перешли к обороне.

Немецкий солдат сдаётся в плен в районе Солнечногорска. 1 декабря 1941 г.

Наибольшего успеха немецкие войска достигли на стыке 5-й и 33-й армий. Создав пяти-шестикратное превосходство в силах и средствах, они нанесли удар в районе Таширово. Вся тяжесть удара двух пехотных дивизий и около 100 танков 19-й танковой дивизии обрушилась на левофланговый полк 222-й стрелковой дивизии 33-й армии.

Оборона была прорвана, и через образовавшуюся брешь противник устремился на север. Встретив организованное сопротивление частей 32-й стрелковой дивизии у дер. Акулово, он повернул на восток и 2 декабря вышел в район деревни Юшково.

В этот же район с запада наступала 7-я пехотная дивизия, в составе которой действовал 638-й французский пехотный полк (легион французских добровольцев).

Бронебойщики выходят на огневую позицию в районе Звенигорода. Зима 1941 г.

Выход немецкой 258-й пехотной дивизии с тридцатью танками в район Юшково создал угрозу тылам 5-й и 33-й армий. Для блокирования прорвавшегося противника были использованы резервы этих армий и осуществлён манёвр силами и средствами с не атакованных участков.

Командующий Западным фронтом, передав в 33-ю армию часть фронтовых резервов, организовал контрудар, в результате которого к исходу 3 декабря противник был выбит из Юшкова, а 4 декабря отброшен за реку Нара.

К утру 5 декабря усилиями войск 33-й и 43-й армий положение было восстановлено и на участке южнее Наро-Фоминска. Наступление немецких войск юго-западнее Звенигорода также закончилось провалом. Угроза его прорыва к Москве на центральном участке Западного фронта была ликвидирована.

Наро-Фоминская оборонительная операция. 1 – 5 декабря 1941 г.

Успех Наро-Фоминской оборонительной операции был обеспечен твёрдым управлением войсками, чётким взаимодействием между армиями, высоким моральным духом советских воинов.

Особой стойкостью и упорством отличились 32-я и 222-я стрелковые дивизии, которые, несмотря на выход противника на их фланги и в тыл, отстояли занимаемые рубежи и тем самым не позволили ему расширить фронт прорыва и нарушить систему обороны армий.

В целом за период с середины октября и до первых чисел декабря 1941 года наступление противника на Москву провалилось. Группа армий «Центр» была окончательно измотана, резервы её иссякли.

За этот период вермахт потерял на подступах к Москве значительное количество личного состава, вооружения и техники. Стратегическая инициатива стала переходить к Красной Армии, которая приступила к подготовке решительного контрнаступления.

Огромную роль в отражении наступления противника на Москву сыграл своевременный ввод в сражение стратегических резервов на самых угрожаемых участках. Наиболее эффективно они применялись на завершающем этапе Московской оборонительной операции. Ввод в сражение нескольких резервных армий на крыльях Западного фронта в конце ноября — начале декабря 1941 года, нанесение ими контрударов по самым крупным группировкам противника стали одними из главных факторов, обеспечивших изменение обстановки в пользу Красной Армии.

Существенную помощь войскам оказывала развернувшаяся в тылу противника активная партизанская борьба. Определённое влияние на ход Московской оборонительной операции оказала осенняя распутица, которая лишила противника превосходства над советскими войсками в подвижности.

Войска Красной Армии при достижении цели обороны под Москвой испытали и тяжёлые поражения, понесли значительные потери в людях, боевой технике и вооружении, что сказывалось на ходе оборонительных операций.

Советское командование не всегда вскрывало замыслы немецкого руководства. Поэтому главные удары группировок войск противника нередко приходились по слабым участкам обороны войск фронтов. Оборона советских войск готовилась поспешно, оборудование оборонительных полос и рубежей к началу наступления противника оказывалось незавершенным.

Читайте также: «Очень просто!» — Трамп неожиданно заявил, что «ЕС больше не делает для Украины»

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

mosobl

Передали очередной, редкий и совсем не коммерческий календарь от знакомых в Звенигороде.
Хотел было сразу поделиться, выложить в сеть, но не было времени. А когда немного появилось, решил всё же позвонить туда и спросить подробности об этой работе.
И не зря: прислали ещё кучу дополнений и фотографий, которые никак не смогли бы войти в формат настенного календаря.
Я также вынужден ограничиться, – за каждым сюжетом месяца тут открывается такое количество исторического материала, что тянет не на одну книгу.
Может быть её кто-нибудь и напишет. Было бы здорово, если б тема этого поста стала некой концептуальной заявкой на неё.
––––––––––––––––––––––

НЕФЕДЬЕВО И КОЗИНО
Церковь Иоанна Златоуста в селе Козино

В деревнях Нефедьево и Козино севернее Волоколамского шоссе осенью 1941-го проходил крайний рубеж обороны, который держала на этом участке 9-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Белобородова.
Основное сражение развернулось в Нефедьево, а примерно в трех километрах от Нефедьево, в селе Козино, на колокольне церкви Иоанна Златоуста находился наблюдательный пункт командира 258-го полка капитана М.А. Суханова.
Прорвавшаяся из Нефедьево колонна немцев окружила церковь. По словам старожилов, сюда в Козино пробился из Нефедьева единственный вражеский танк, который и был подбит у церковной стены. Немцы окружили храм. Чтобы враг не мог завладеть им, М.А. Суханов попросил Белобородова дать огонь артиллерии на него. «Прошу огонь на меня!», — передал в штаб М.А. Суханов.
Из воспоминаний командира Белобородова: «Огонь дали всем 210-м гаубичным полком. Толстые стены церкви выдержали, Суханов и его штаб остались невредимы. А фашистов из Козино как вымело. За два дня они потеряли более 20 танков».

Стены храма выдержали, но колокольня дала трещину.
К 6 декабря 1941 года противника удалось выбить из Нефедьево, а наши части захватили трофеи.
В селе Нефедьево на братской могиле сооружен мемориальный комплекс «Рубеж обороны Москвы».
Пруды в селе Нефедьево.
Поле между Нефедьево и Козино, где шел горячий бой.
Поле боя в Нефедьево.
В 1958 году был подписан указ о сносе храма в Козино, что и было исполнено через некоторое время. Остатки стен растащили по домам местные жители. Сейчас на его месте построена деревянная церковь, рядом строится новый каменный храм. При его строительстве были обнаружены захоронения советских воинов, которые теперь отмечены крестами и почитаемы.
––––––––––––––––––––––

СНЕГИРИ и САДКИ
Церковь Рождества Иоанна Предтечи

Главный рубеж обороны на Волоколамском шоссе проходил западнее села Садки, по глубокому оврагу. Здесь сражался 131 стрелковый полк под командованием подполковника Н.Г. Докучаева. Наблюдательный и командный пункты были оборудованы в старинной церкви Рождества Иоанна Предтечи. Передний край обороны полка проходил по западной окраине поселка Ленино, между Снегирями и Садками.
2 декабря немцы предприняли атаку на поселок Ленино. 3 батальон 131 полка выдержал тяжелый бой. Командир полка Докучаев Н.Г. сам дважды водил бойцов в контратаку. Противник был остановлен, Ленино удалось удержать.
Весь следующий день на этом участке шли ожесточенные бои с пехотой и танками дивизии «Рейх». 131 полк отошел на восточную окраину Ленино. Наблюдательный пункт Докучаева в Садках был окружен немецкими танками. Связь с ним прервалась. Комиссар полка Иван Яковлевич Куцев собрал бойцов из хозяйственных подразделений, разведчиков, связистов, писарей и повел их в контратаку. Фашистов выбили из Садков. Отступая, те наскочили на подразделения 2-го батальона и были уничтожены в рукопашной схватке.
Рождественская церковь стала крайним пунктом, до которого дошли фашисты.
––––––––––––––––––––––

НАРО-ФОМИНСК
Церковь Николая Чудотворца

Во время обороны Наро-Фоминска командный и наблюдательный пункт 175-го стрелкового полка, защищавшего город, был оборудован на колокольне церкви Николая Чудотворца, рядом с каменным мостом через Нару. В ночь на 22 октября в Наро-Фоминск ворвались части 258-й пехотной дивизии врага, немцы захватили западную часть города, но на реке Нара их задержали. Несколько дней шли упорные бои. Юго-западная часть города дважды переходила из рук в руки. В корпусах текстильной фабрики и фабричного городка советские бойцы сражались за каждый этаж, за каждую лестничную клетку. К концу дня 22 октября полк сохранил за собой лишь часть корпусов, примыкавших к каменному мосту, где вплоть до освобождения города 26 декабря оборонялась 4-я рота под командованием Евстратова.
Каменный мост к собору так и не был сдан. 4-я рота держала его вплоть до освобождения города 26 декабря войсками 33-й армии генерала М.Г. Ефремова.
После войны в восстановленном здании храма был открыт Наро-Фоминский военно–исторический музей. Рядом, на гранитном постаменте, водружен танк Т-34.
В 1990 году храм был передан верующим, а музей переведен в новое здание.

––––––––––––––––––––––

ЛОКОТНЯ
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы

Осенью 1941 года село Локотня оказалось на одном из важнейших рубежей обороны Звенигорода. Затяжные кровопролитные бои в этой местности вела 144-я стрелковая дивизия генерала М.А. Пронина. Однако 19-20 ноября врагу удалось захватить поселки Крюково, Хотяжи, Михайловское, Хохлы, Локотню.
В начале декабрьского контрнаступления советских войск, немецкая артиллерия наносила страшный урон наступающим нашим войскам, и почти везде наши атаки были отбиты. Лишь 11 декабря 19-я стрелковая дивизия частями 32-го стрелкового полка освободила село Михайловское, находящееся к югу от Локотни, на берегу Москвы-реки. В Михайловском удалось перейти на левый берег и создать небольшой плацдарм. Сапёры смогли навести там переправу через Москву-реку, по которой пошли танки, включая тяжёлые КВ (Клим Ворошилов). Именно танки сыграли потом решающую роль в освобождении Локотни и в дальнейших успехах советских войск.
Во время освобождения Локотни наши солдаты никак не могли выбить засевшего на колокольне церкви Покрова Пресвятой Богородицы немецкого пулеметчика. По местной легенде, отступавшие фашисты приковали его там, чтобы он не мог покинуть позицию.
Храму был причинен значительный ущерб: в каменном своде церкви, а также в стене колокольни появились большие пробоины от бомб и снарядов.
В Локотне, на полях вокруг которой остались навечно лежать наши солдаты, сооружен мемориальный комплекс.
(В мае прошлого года я был в Локотне. Зашел на кладбище, прошел к мемориалу. Вокруг ни души. Вдруг кто-то глянул на меня из под гниющей листвы. Я наклонился и подобрал керамический портретик некого красноармейца – Мидин Г.В. 1912 — 12.12.1941. Среди имен павших такого не было… Я положил его на гранитную плиту, к остальным…)
В 9 километрах к востоку от Локотни, в деревне Рыбушкино, на краю поля, стоит памятник, отмечающий рубеж, с которого 5 декабря 1941 года наши войска перешли в наступление.
Схема боев на мемориале в Рыбушкино.
На это мирное поле не ступила нога захватчика
На пол-пути между Локотней и Рыбушкино раскинулось большое древнее село Каринское. Из его окрестностей в октябре 41-го были произведены первые в битве за Москву залпы легендарных Катюш.
В память об этом на окраине села установлен памятник.
2 мая 2015-го года Звенигородский музей с Воскресной школой Храма Успения на Городке провели автопробег по местам окрестных боев – Автопробег Памяти в Звенигороде.
––––––––––––––––––––––

ЕРЕМЕЕВО и ХОЛМЫ
Храм Вознесения Господня в Еремееве

Осенью 1941 года во время Битвы за Москву село Еремеево четыре раза переходило из рук в руки.
По воспоминаниям местных жителей, из двухсот пятидесяти домов уцелело всего четыре. Храм же получил только три пробоины и чудесным образом остался невредим.
В последний день, когда немцы были в Еремееве, жителей погнали в церковь Вознесения Господня. Сперва фашисты собирались взорвать здание. Но потом передумали: им нужно было безопасно отступить на Рузу — Красная армия была уже на подходе, — и они решили использовать жителей как живой щит. Отступали до Рузы смешанными колоннами.
В 4 километрах в северо-западу от Еремеево, в селе Холмы, близ Знаменской церкви находятся братская могила и памятник воинам, погибшим, освобождая Истринскую землю.
Вознесенский храм, обветшавший в советское время, сейчас восстанавливается.
––––––––––––––––––––––

ТРОИЦКОЕ
Церковь Троицы Живоначальной

С 19 ноября до 1 декабря 1941 года места вверх по Москве-реке от Звенигорода находились на линии фронта. То немцы занимали деревни и села по правому берегу Москвы-реки (Троицкое, Никифоровское), то наши пытались пробиться на левый берег. 1–3 декабря на этом участке немцы попытались прорваться в сторону Кубинки, где находился наш военный аэродром. Но они не смогли построить переправу для тяжелой техники через Москву-реку у Михайловского чтобы подтянуть танки для поддержки своей пехоты. Хотя река и замерзла, но лед выдерживал только небольшие нагрузки. В результате, немецкое наступление на этом участке было остановлено, и немцы отошли назад на левый берег.
Жители Троицкого рассказывают, что немцы у них были три дня. На второй день стали сгонять жителей в церковь. Храм хотели взорвать, но не успели. Немцы быстро ушли отсюда без боя, боясь попасть в окружение.
Воинский мемориал на братской могиле находится рядом с церковью, над высоким обрывом коренного берега Москвы-реки.
Поле в пойме Москвы-реки между Троицким и Михайловским, вид от Троицкой церкви.
Обелиск на братской могиле рядом с Троицкой церковью.
––––––––––––––––––––––

МИХАЙЛОВСКОЕ
Церковь Михаила Архангела

Село Михайловское на левом берегу Москвы-реки было захвачено 19 ноября. Оборонявшая его 144-я стрелковая дивизия отошла с большими потерями. Но переправы немцев на правый берег реки, к находящемуся в 9 километрах в югу военному аэродрому в Кубинке, не допустили.
К 11 декабря на правом берегу, за Троицким, уже была дислоцирована значительная ударная группировка наших войск — несколько дивизий, стрелковых бригад, танковые батальоны, большое количество артиллерии и «Катюши». В тылу у этой группировки находился 2-й гвардейский кавалерийский корпус Доватора.
Менее чем через месяц после захвата, 11 декабря 1941 года, удалось навести в Михайловском переправу через Москву-реку, по которой пошли танки, включая тяжелые КВ, которые сыграли потом решающую роль в освобождении Локотни и дальнейших успехах советских войск.
Рядом с церковью находится братская могила воинов, погибших при обороне и освобождении села.
Братская могила у храма.
20 июня 2015 г. у Храма Михаила Архангела жителями села было проведено скорбное и торжественное мероприятие – 8 героев-защитников обрели покой на мемориале в Михайловском под Звенигородом.
––––––––––––––––––––––

АКСИНЬИНО
Церковь Николая Чудотворца
1-2 декабря, обойдя Звенигород с севера, немцы взяли села Грязь и Палицы.
В деревне Грязь стояли немецкие пушки, а в Палицах – минометчики, которые стреляли в сторону Аксиньино, оказавшегося на линии огня. Но взять его немцам не удалось, хотя на открытом поле между Аксиньино и Палицами наши войска несли большие потери. Под шквальным огнем сильно пострадали церковь Николая Чудотворца и ее колокольня. А на противоположном берегу Москвы-реки, в Иславском, рядом с церковью Спаса Нерукотворного Образа формировались воинские части для отправки на находившийся в двух километрах фронт.
Рядом с церковью в Аксиньино находится братская могила с памятником, а в Иславском и на повороте к Палицам – мемориалы «Рубежа Славы».
Памятник павшим на братской могиле в ограде церкви Николая Чудотворца в Аксиньино.
“Рубеж Славы” на повороте в Палицы.
Окраина Аксиньино, за рекой – церковь Спаса Нерукотворного образа в Иславском.
––––––––––––––––––––––

ЕРШОВО
Церковь Троицы Живоначальной
В конце ноября 1941 года село Ершово, находящееся в 2 километрах к северу от Звенигорода, оказалось на линии фронта. В селе находится бывшая усадьба Олсуфьевых с построенным по проекту архитектора А. Г. Григорьева храмом Троицы Живоначальной, увенчанным колокольней, одним из лучших образцов московского ампира. Именно здесь, на территории села и были остановлены фашистские захватчики, прорывавшиеся к древнему городу с севера. Немцы, захватив село на очень короткое время, сожгли его (из 106 домов осталось всего 11).
11 декабря 1941 года, при отступлении из села, фашисты заперли в храме раненых пленных советских солдат, мирных жителей и взорвали церковь. В ходе боевых действий было частично разрушено также и здание бывшей усадьбы.
В 1990-х годах церковь была восстановлена на прежнем месте по сохранившимся чертежам и фотографиям. Рядом с церковью находятся братская могила и мемориал.
Как память о тех грозных военных временах, на территории усадьбы Ершово до сих пор растут старые липы и лиственницы без вершин, срезанных снарядами.
––––––––––––––––––––––

КОРАЛЛОВО
Храм Толгской иконы Богоматери
В 1941 году бывшая усадьба Васильчиковых оказалась на линии огня. Немцы захватили усадебную церковь Толгской иконы Богоматери и, используя ее как опорный пункт, оборудовали минометную батарею для обстрела окрестностей. 108-я стрелковая дивизия под командованием И. И. Биричева, несмотря на ожесточенное сопротивление, тогда всё же отступила…
23 ноября командир танка «КВ-1» лейтенант Екименко в упор расстрелял засевших на колокольне храма фашистских пулеметчиков и автоматчиков. За свои действия он был награжден орденом «Красного знамени».
5 декабря на окраине усадьбы в перестрелке погибла разведгруппа комсомольца В. Цыбарова. Погибшие были похоронены в братской могиле около церкви.
Колокольня частично пострадала от боевых действий, а в 1950-х годах храм был вообще разобран.
На братской могиле воздвигнут памятник воинам 108-й стрелковой дивизии.
В 90-е годы здания усадьбы вместе с обширной территорией оказалась в собственности Ходорковского, организовавшего здесь детский интернат.
Также на частной земле оказалась и братская могила, к которой сейчас нет свободного доступа.
Приезжающие почтить память героев вынуждены оставлять цветы у ограды.
Недалеко от мемориала построена современная часовня Рождества Пресвятой Богородицы.
––––––––––––––––––––––

ДЮТЬКОВО и АКУЛОВО
Храм Рождества Богородицы в Дютьково
На оборону села Акулово, через которое немцы собирались прорваться на Кубинку, а оттуда по Минскому шоссе устремиться в Москву, была брошена 32-я стрелковая дивизия полковника В.И. Полосухина. 3 декабря немецкие танки пытались прорваться в Акулово через деревню Дютьково. Поднявшись вместе с наводчиками гаубиц на колокольню храма, майор В.К. Чевгус оттуда руководил боем. Немцы били по колокольне, понимая, что именно оттуда корректируется огонь наших батарей. Но храм выдержал. Враг повернул южнее, оставив на выжженной поляне 34 разбитых танка.

В 1960-х годах храм подготовили к уничтожению, но не взорвали.
С 2002 года храм передан общине.
В Акулово на братской могиле воздвигнут мемориал воинам 32-й стрелковой дивизии.
––––––––––––––––––––––

БУРЦЕВО и ЮШКОВО
Церковь Вознесения Господня в Бурцево
2 декабря гитлеровцы, прорвав фронт на Наро-Фоминском направлении, заняли населенные пункты Бурцево и Юшково южнее Голицыно.
Одновременно, севернее из района Звенигорода к Голицино, двигались немецкие пехотные части. Возникла опасность больших клещей значительно вклинившихся в глубину нашей обороны, но на севере немцы продвинулись только на 4 километра.
25-километровый танковый прорыв на центральном участке Западного фронта был абсолютно неожиданным и наиболее опасным. Немцы подошли к штабу Западного фронта в Перхушково на расстояние чуть более 10 километров и имели реальную возможность прорваться на Киевское или Минское шоссе.
Военный совет 5-й армии срочно направил к Юшкову группу танков из 20-й бригады и сводную группу воинов 16-го погранполка.
Командарм 33 армии Ефремов сформировал из переданных ему сил танковую группу под командованием полковника Сафира.
В ночь на 3 декабря, в тридцатиградусный мороз, отряд из Больших Вязём прошел кратчайшей дорогой через Голицыно и подошел к Юшкову.
Дождавшись полуночи, разведчики ворвались в село. В результате 27-часового боя были уничтожены и захвачены восемь танков, свыше 400 солдат и офицеров. Тылы стыка 5-й и 33-й армий были освобождены от врага.
В Юшково на братской могиле установлен памятник, а в Бурцево, где церковь Вознесения Господня стала крайней точкой, до которой дошел враг, братская могила советских воинов находится у стен церкви.
На подходе к Бурцево.
Братская могила у стен храма.
––––––––––––––––––––––
Понятно, что это всего лишь малая часть из недавней истории западного Подмосковья, избранная автором из-за ограниченного формата календаря и в пределах доступности его звенигородского округа. Таких мест у нас сотни.
Еще раз спасибо художнику (назвать дизайнером язык не поворачивается) за отличную работу и бережное отношение к памяти своего края.
или отсюда

Цитаты

Теодор Бунимович, кинооператор: «Утро 7 ноября 1941 года было морозным. Во дворе киностудии — людно…. Будет ли парад? … Нет ни разрешений на съёмку, ни пропусков на Красную площадь… И вдруг кто-то сообщает: «войска направляются к Красной площади, парад будет!»… Мчимся к Красной площади. Манежная оцеплена, проехать нельзя, выходим из машины. Как пройти дальше без пропуска? Выбегаем на середину улицы и, став спиной к оцеплению, начинаем снимать приближающуюся колонну бойцов; пятясь, продолжаем съёмку с движения. Расчёт верен: никто не спрашивает пропусков у операторов, занятых такой важной съёмкой. Сняты проходы войск… Последнее оцепление — снова применяем свой метод… — проникаем на Красную площадь. Тут же работают операторы, которым, оказывается, сразу после нашего отъезда со студии выдали пропуска, и они нас опередили. Всё же выступление Сталина осталось не заснятым. По настоятельным просьбам хроникеров ему пришлось произнести вошедшую в историю речь повторно… На всю жизнь врезались мне в память съёмки этого необычного в истории нашей страны парада…»

Блог А. Трояновского, Источник

Это были суровые, но и радостные дни. Суровые, потому что мы создавали фильм в условиях прифронтового города. Подвальный этаж студии превратился в своеобразную квартиру, где мы жили, как в казарме. Ночами мы обсуждали с операторами задание на следующий день, а утром машины увозили операторов на фронт, чтобы вечером вернуться с отснятым материалом. Съёмки были очень тяжёлые. Тридцатиградусные морозы. Замерзал и забивался снегом механизм киноаппарата, окоченевшие руки отказывались действовать. Были случаи, когда в машине, вернувшейся с фронта, лежало тело погибшего товарища и разбитая аппаратура. Но сознание того, что враг откатывается от Москвы, что рушится миф о непобедимости фашистских армий, придавало силы.
Мы понимали, что фильм должен быть создан в кратчайший срок, что народ должен как можно быстрее увидеть на экране плоды первых побед своей армии. И сразу же из лаборатории материал шёл на монтажный стол. Монтировали и днём и ночью, в холодных монтажных комнатах, не уходя в убежище даже при воздушных тревогах… В конце декабря 1941 года монтаж картины был закончен. В огромном холодном павильоне студии началось озвучание. Наступила самая ответственная волнующая запись: «Пятая симфония» Чайковского. Светлая русская мелодия, гневный протест, рыдающие аккорды. А на экране сожжённые города, виселицы, трупы, и на всём пути отступления фашистов следы насилия и варварства. Мы слушали музыку, смотрели на экран и плакали. Плакали оркестранты, с трудом игравшие замёрзшими руками.

Илья Копалин, кинорежиссёр

На улице одной из деревень, освобожденной нашими войсками, я снял пожилую женщину-крестьянку, встречающую красноармейцев. Прильнув к стремени командира-конника, она шла боком, спотыкаясь, боясь оторваться, держась за полу его шинели. Отстав от всадника, обняла шагающего солдата, по-матерински расцеловала его, перекрестила, солдат ответил ей сыновним поцелуем. А женщина, попятившись к обочине, продолжала класть земные поклоны, крестила солдат и, всхлипывая, осеняла себя крестом.
Потрясающий кадр снял оператор Беляков. Он в самолете У-2 пролетел над местами отступления немецких войск, снял долгую панораму над дорогой, забитой брошенными машинами, сгоревшими танками, подмосковные поля, как сыпью усеянные трупами немецких солдат.
Сражение за Москву развернулось на огромном протяжении фронта, почти в тысячу километров. Киногруппа Западного фронта вместе с операторами Центральной студии, снимавшими в Москве, насчитывала не более тридцати человек. Нетрудно представить, какая нагрузка падала на каждого, снимавшего в те дни. Кинорепортеры были закреплены за армиями, но вместе с тем каждый был в ответе за широкий участок фронта, оператор должен был, в зависимости от хода событий, принимать самостоятельные решения, действовать маневренно, не ожидая приказа.
Люди работали с предельным напряжением. Особенно воодушевились, узнав о том, что решено создать фильм «Разгром немецких войск под Москвой» — первый военный полнометражный документальный фильм.

Роман Кармен «Но Пасаран!» (Мемуары) (изд.: М.; Советская Россия, 1972), Источник

В эти трудные дни улицы были занесены сугробами снега, кое-где стояли милиционеры с противогазами у пояса, с винтовками через плечо. Ночью гудели сирены воздушной тревоги, грохотали зенитки, шарили по небу прожекторы.
Немцы были под Москвой. Свойственное кинохроникеру ощущение неповторимости этих дней вызывало потребность снимать как можно больше. В те дни Москву снимали операторы Иван Иванович Беляков, Борис Макасеев, Марк Трояновский, Виктор Штатланд, Алексей Лебедев, Мария Сухова. Я часами ездил по городу и снимал, снимал, снимал.
Мне дороги некоторые кадры, которые тогда снял. На крыше гостиницы «Москва» силуэт бойца-зенитчика, с биноклем, на фоне Кремля. Другой кадр — конный патруль, двое всадников с винтовками за спиной, медленно проезжал вдоль кремлевской стены, сверху донизу покрытой изморозью. Снял танки, идущие по Ленинградскому шоссе, воинские части, проходившие по улицам Москвы. И еще множество репортажных зарисовок.
Регулярно стал выходить киножурнал «На защиту родной Москвы». Делались эти выпуски силами киногруппы Западного фронта. Работа над ними особенно активизировалась, когда началось наше контрнаступление под Москвой.
Наступление на Москву гитлеровцы возобновили 15–16 ноября. Кодовое название — «Тайфун». Командующий группой армий «Центр» гитлеровский фельдмаршал фон Бок поставил своим войскам задачу быстрого прорыва к Москве танковыми соединениями. Гитлер утвердил план захвата Москвы. «В ближайшее время, любой ценой покончить с Москвой», — приказал он. Капитуляция Москвы по замыслу фюрера исключалась. Город должен быть разрушен до основания, население уничтожено голодом и операциями учрежденной для этого «зондеркоманды Москау».
Ноябрьское наступление немцев началось из района Волоколамска в направлении Истры и на Клин. Туда были брошены отборные дивизии, сотни танков и самолетов. «Не дать русским опомниться, сломить их оборону и молниеносно прорваться на улицы Москвы!» Одним словом, «Тайфун»…
Меня прикомандировали к 16-й армии, которой командовал генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский. В одной из ее дивизий снимал и оператор Г. Бобров.
…Особенно тяжелыми были бои в районе станции Крюково. Здесь мне дважды пришлось встретиться с генералом Рокоссовским. Он в эти дни был явно встревожен, говорил тихим голосом, обдумывая слова. Помню, он сказал: «Если двое суток не продержимся — будет плохо». Я не стал переспрашивать, что означает «плохо». За спиной у армии была Москва.

Роман Кармен «Но Пасаран!» (Мемуары) (изд.: М.; Советская Россия, 1972), Источник

Сняв несколько боевых эпизодов, решили ехать в Дом-музей Чайковского. Ворота разрушены, в дверях застрял еще теплый мотоцикл. Во дворе догорает костер из книг с автографами великих людей. В самом доме все перевернуто, валяется разбитый бюст Петра Ильича, на полу тлеет костер, разбросаны коробки от пулеметных лент и разодранные мешки с соломой. Трудно представить, что прежде здесь был музей и звучала музыка. Пожилой хранитель нам рассказал, что умолял немецкого офицера не разрушать дом Чайковского, который является гордостью русской культуры. Но гитлеровец хладнокровно ответил, что впервые слышит имя такого композитора.

Павел Касаткин, фронтовой кинооператор, Источник

Московская битва в ходе Великой Отечественной войны (1941-1942)

Наступление по плану «Тайфун» немецко-фашистские войска начали 30 сентября 1941 года на брянском и 2 октября на вяземском направлениях. Несмотря на упорное сопротивление советских войск, противник прорвал их оборону. 6 октября он вышел в район западнее Вязьмы и окружил там четыре армии Западного и Резервного (10 октября объединён с Западным) фронтов. Своими действиями в окружении эти армии сковали 28 вражеских дивизий; 14 из них не могли продолжать наступление до середины октября.

Тяжёлая обстановка сложилась и в полосе Брянского фронта. 3 октября противник захватил Орёл, а 6 октября — Брянск. 7 октября войска фронта были окружены. Прорываясь из окружения, армии Брянского фронта вынуждены были отходить. К концу октября немецко-фашистские войска вышли на подступы к Туле.

На калининском направлении враг начал наступление 10 октября и 17 октября овладел городом Калинином (ныне Тверь). Войска Калининского фронта (создан 17 октября) во второй половине октября остановили наступление 9-й армии противника, заняв охватывающее положение по отношению к левому крылу группы армий «Центр».

К началу ноября фронт проходил по линии Селижарово, Калинин, Волжское водохранилище, по pекам Озерна, Нара, Ока и далее Тула, Новосиль. В середине ноября начались бои на ближних подступах к Москве. Особенно упорными они были на волоколамско-истринском направлении. 23 ноября советские войска оставили Клин. Враг захватил Солнечногорск, Яхрому, Красную Поляну. В конце ноября — начале декабря немецкие войска вышли к каналу Москва — Волга, форсировали реку Нара севернее и южнее Наро-Фоминска, подошли к Кашире с юга, охватили с востока Тулу. Но дальше они не прошли. 27 ноября в районе Каширы и 29 ноября севернее столицы советские войска нанесли контрудары по южной и северной группировкам противника, 3-5 декабря — контрудары в районах Яхромы, Красной Поляны и Крюкова.

Стойкой и активной обороной Красная Армия вынудила фашистские ударные группировки рассредоточиться на огромном фронте, что привело к потере наступательной и манёвренной возможностей. Создались условия для перехода советских войск в контрнаступление. В полосы предстоящих действий Красной Армии стали выдвигаться резервные армии. Замысел контрнаступления советских войск заключался в одновременном разгроме наиболее опасных ударных группировок противника, угрожавших Москве с севера и юга. К Московской наступательной операции привлекались войска Западного, Калининского и правого крыла Юго-Западного (18 декабря 1941 года преобразовано в Брянский фронт) фронтов.

Контрнаступление началось 5 декабря ударом левого крыла Калининского фронта. Ведя напряжённые бои, советские войска к 7 января вышли на рубеж реки Волга северо-западнее и восточнее Ржева. Они продвинулись на 60-120 километров в южном и юго-западном направлениях, заняв охватывающее положение по отношению к немецким войскам, находившимся перед Западным фронтом.

Армии правого крыла Западного фронта, перешедшие в контрнаступление 6 декабря, освободили Истру, Клин, Волоколамск и отбросили врага на запад на 90-110 километров, ликвидировав угрозу обхода Москвы с севера. Армии левого крыла Западного фронта нанесли с нескольких направлений мощные удары по глубоко вклинившейся в оборону 2-й танковой армии противника. Немецко-фашистское командование, опасаясь окружения своих войск восточнее Тулы, начало их отвод на запад. К исходу 16 декабря непосредственная угроза Москве была устранена и с юга.

Правофланговые армии Юго-Западного фронта в ходе наступления освободили до 400 населенных пунктов и 17 декабря ликвидировали елецкий выступ.

Продолжая наступление, советские войска к началу января 1942 года отбросили противника на 100-250 километров, нанесли тяжелый урон его 38 дивизиям, было освобождено свыше 11 тысяч населенных пунктов.

В начале января 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о переходе советских войск в общее наступление под Ленинградом, а также на западном и юго-западном направлениях. Перед войсками западного направления ставилась задача окружить и разгромить главные силы группы армий «Центр».

Наступление, развернувшееся на огромном пространстве, велось по отдельным направлениям, причём фронты приступили к операциям в различное время и в разных условиях. На западном направлении войска Западного и Калининского фронтов провели Ржевско-Вяземскую, а левого крыла Северо-Западного (с 22 января Калининского) фронта — Торопецко-Холмскую операции, в результате которых немцы были отброшены от столицы ещё на 80-250 километров. Советские войска глубоко вклинились в их оборону на стыке групп армий «Север» и «Центр», нарушив оперативное взаимодействие между ними. Однако окружить и уничтожить основные силы группы армий «Центр» не удалось.

Несмотря на незавершённость, общее наступление на западном направлении достигло значительных успехов. Враг был отброшен на запад на 150-400 километров, освобождены Московская и Тульская области, многие районы Калининской и Смоленской областей.

Враг потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести более 500 тысяч человек, 1,3 тысячи танков, 2,5 тысячи орудий и другой техники.

Германия потерпела первое крупное поражение во Второй мировой войне.

В Московской битве значительные потери понесли и советские войска. Безвозвратные потери составили 936 644 человека, санитарные — 898 689 человек.

Исход Московской битвы имел огромные политические и стратегические последствия. Произошёл психологический перелом среди солдат и гражданского населения: укрепилась вера в победу, разрушился миф о непобедимости немецкой армии. Крах плана молниеносной войны («Барбаросса») породил сомнения в успешном исходе войны как у германского военно-политического руководства, так и у простых немцев.

Московская битва имела большое международное значение: она способствовала укреплению антигитлеровской коалиции, заставила правительства Японии и Турции воздержаться от вступления в войну на стороне Германии.

За образцовое выполнение боевых задач в ходе Московской битвы и проявленные при этом доблесть и мужество около 40 частей и соединений получили звание гвардейских, 36 тысяч советских воинов были награждены орденами и медалями, из них 110 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Президиумом Верховного Совета СССР в 1944 году была учреждена медаль «За оборону Москвы», которой награждено более одного миллиона защитников города.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. В 8 томах. 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников