Ракетно ядерный щит России

Содержание

Геологическое строение

На территории нашей страны располагается пара древних платформ из периода криптозоя — это Восточно-Европейская и Сибирская.

В тектоническом строении России выделяют кристаллический фундамент старых платформ, который был сформирован в архее и протерозое. На Восточно-Европейской платформе сейчас располагается Балтийский щит, на Сибирской — Анабарский и Алданский щиты.

Как правило, фундамент платформ не показывается на поверхности. Почти на всей их территории размещены осадочные горные породы, которые формируют плиты. Эти плиты носят то же название, что и платформа. На них располагаются равнины разной высотности. Из-за наличия таких объектов три четверти территории Российской Федерации занимают равнины. Границы литосферных плит на территории России отличаются сейсмической и вулканической активностью.

Восточно-Европейская или Русская

Почти вся европейская территория нашей страны, а также соседних стран располагается на этой платформе. Конкретно она охватывает земли:

  • России.
  • Казахстана.
  • Беларуси.
  • Украины.
  • Латвии.
  • Литвы.
  • Норвегии и других.

В северо-западной части платформа заканчивается каледонскими складчатостями на земле современной Норвегии, на востоке она упирается в Уральские горы, на севере — в Северно-Ледовитый океан, на юге граница находится рядом с Черным и Каспийским морями. Площадь гигантской платформы равняется 5500 тыс. квадратных километров.

Эта часть земной коры настолько древняя, что ее история основания началась еще в докембрийские времена, когда не было даже Пангеи. Собственно, до образования Пангеи она была в составе отдельного континента под названием Балтика. Далее было развитие до единого материка, после него Лавразия, сейчас же Восточно-Европейская платформа находится в составе Евразии.

Форма рельефа Восточно-Европейской платформы, как правило, холмистая. Это значит, что здесь чередуются небольшие возвышенности и низменности. Средняя высота этого участка над уровнем моря равняется 170 м.

Основанием платформы является одноименная равнина, которая занимает площадь 4000 тыс. кв. км. С запада на восток она тянется от Балтийского моря до Уральских гор, с севера на юг — от Баренцева моря до Каспийского. В то же время она входит в состав еще более крупного объекта — Великой европейской равнины, которая тянется от второго по глубине и величине океана — Атлантического и до горной системы на Урале.

Высочайшей точкой Восточно-Европейской равнины считается Бугульминско-Белебеевскя возвышенность в Уральских горах. Она находится на высоте 480 м над уровнем моря.

При изучении этой платформы следует уделить внимание рекам, так как они тоже считаются рельефообразующими элементами. Самой крупной рекой системы, да и всей Европы является Волга, длина которой составляет 3530 км, с немалой площадью бассейна — 1,35 млн кв. км. Ее течение осуществляется с севера на юг. Впадает она в Каспийское море.

Другим немалым географическим объектом считается река Днепр, длина которой 2287 км. Она тоже течет с северной части континента в южную, однако является частью Черного моря, не впадая в Каспийское. Течет она по владениям трех стран СНГ: России, Беларуси и Украине. Также стоит упомянуть Дон, Днестр, Неву, Оку, Каму. На самом краю платформы течет река Дунай, точнее, здесь располагается ее устье.

Есть в составе древней платформы озера. Крупнейшие из них сосредоточены на северо-западе — Ладожское и Онежское озера. Площадь первого составляет 17,9 тыс. кв. км., второго — 9,7 тыс. кв. км. В самой южной точке есть Каспийское море, которое на самом деле является озером. Оно считается крупнейшим водоемом, который не имеет выхода в океан. Так как это крупнейший замкнутый водоем на планете, то его площадь составляет 371 тыс. кв. км.

Сибирская платформа

Интересной особенностью этой платформы является огромное число залежей полезных ископаемых. Главный ее массив находится на востоке Сибири, на юге она тянется до Монголии. Более точные границы: западная — русло реки Енисей, на севере обрамлением служат горы на полуострове Таймыр, на востоке это сибирская река Лена, на юге хребты:

  • Яблоновый.
  • Становой.
  • Джугадур.

Как и предыдущая плита, Сибирская относится к докембрийскому периоду. Как минимум ее возраст составляет примерно 540 млн лет. Подобные платформы служат ядром континента. Форма рельефа начала образовываться около 2,7 млрд лет назад. Правда, тогда она совсем отдаленно напоминала нынешнюю. Закончилось формирование ближе к протерозою.

Сибирская платформа мало чем отличается по своему строению от других древних платформ. Ее основу составляет фундамент, который был образован еще в конце архейской эпохи. Сверху фундамент покрыт осадочным чехлом, образованным позднее в результате вулканической активности. Расплав выходил из недр земли и образовывал чехол из траппов. Однако в некоторых местах фундамент показывается на поверхности, этот участок и называется щитом. Щиты могут состоять из пород различных систем:

  • Зеленокаменные.
  • Пара- и ортогнейсов.
  • Гранулированные.

Сибирская платформа имеет два щита — Анабарский, который находится на территории Якутии, и Алданский. Первый намного меньше второго и расположен на северной стороне. Алданский щит находится в юго-восточной части.

На огромном участке Сибирской платформы находится Среднесибирское плоскогорье. По большей части здесь чередуются небольшие кряжи и плато. Высочайшей точкой считается гора Камень, которая имеет высоту 1701 метр над уровнем моря. Несмотря на это, средняя высота рельефа довольно небольшая — 500−800м. На западе находится Енисейский кряж, служащий границей всего объекта. Высота кряжа в среднем не превышает отметки 900 метров, максимальный показатель — 1104 метра. Граничит с Западно-Сибирской платформой.

Ангарский кряж считается пограничной территорией на юге и юго-востоке. Его средняя высота равняется 750−950 метрам, максимальная не сильно превышает средние показатели — 1022 метра. На востоке и северо-востоке Сибирское плоскогорье равномерно перетекает в Центральноякутскую равнину.

Форма рельефа платформы на водных просторах относительно сглаженная. Поэтому средняя высота водоразделов не поднимается выше отметки 550−600 м. Это можно отнести к бассейнам рек: Ангара, Нижняя Вилюя, Тунгуска.

Справа от Среднесибирского плоскогорья расположено Алданское нагорье. Здесь и находится высочайшая точка всей системы — 2306 м. Несмотря на это, средние показатели высоты не превышают 1000 м. На самом краю юго-востока расположены в основном горы. В основном это горы Джугджугур. Средняя высота здесь больше, чем в соседнем плоскогорье, но высочайшая точка намного ниже — 1906 метров.

Немаловажной частью любой платформы являются реки и озера. Сначала их расположение зависит от рельефа, а уже после образования, они сами начинают оказывать влияние на формирование региона. Границей на западе и по совместительству крупнейшей рекой является Енисей. Она считается одной из самых крупных в мире, имея длину 3487 км.

На востоке платформы протекает река Лена, которая впадает в море Лаптевых. Ее длина составляет 4400 км. В южной части платформа частично соприкасается с Байкалом.

Складчатые пояса

Складчатый пояс — это тектоническая структура огромных размеров, которая отделяет одну платформу от другой или от океана. Они могут иметь длину в тысячи километров и такую же ширину. Горно-складчатые области этого пояса оцениваются по единственному признаку — времени формирования.

Урало-монгольский складчатый пояс занимает внутриконтинентальное положение и тянется от Урала через Центральную Азию к Тихому океану. Четыре главные складчатости пояса: байкалиды, салаирская, каледонская, герционская. Сибирскую платформу окружает Енисей-Саяно-Байкальская часть байкальской складчатости. К этой области ученые относят Енисейский кряж, больше половины участка Восточных Саян, часть горной гряды Хаман-Дабан и Западное Забайкалье полностью.

С северо-восточной стороны Восточно-Европейскую платформу окружает Тимано-Печорская плита. Здесь расположены большие месторождения нефти и газа. В юго-восточной части Урало-монгольского пояса находится Тувинский массив консолидации, на который наложен Салаирский прогиб. Здесь существуют месторождения железной руды, обнаружен тальк и асбест, залежи фосфоритов, молибдена и вольфрама. Осевое положение во всем поясе занимает Зайсан-Гобийская складчатая область.

Фундамент Западно-Сибирской плиты был образован в результате сложения пород различных эпох тактогенеза. Местные месторождения нефти имеют связь с периодом юрой и меловым периодом, газовые же в основном сосредоточены в залежах сеноманского и кампанского ярусов. Марганцевые месторождения больше относятся к палеогену.

К юго-востоку от Сибирской платформы лежит Монголо-Охотская складчатость, которая отделена от северных регионов особыми тектоническими швами — разломами и выступами, имеющими то же название, что и складчатость. Эта область примечательна месторождением различных металлов, таких как олово, молибден, вольфрам и другие.

На территорию РФ заходит небольшая часть Средиземноморского складчатого пояса. Прежде всего это устойчивая Скифская плита, северный склон и запад Большого Кавказа. Здесь расположены медно-колчеданные, молибденовые и вольфрамовые руды, а с Передкавказскими прогибами связаны нефтегазовые залежи.

Тихоокеанский складчатый пояс тоже касается территории нашей страны лишь краем северо-западной части. В частности, здесь расположена Верхояно-Чукотская складчатость с различными массивами. Изображены складчатые области России на контурных картах по географии. Там же есть другая визуальная информация по платформам и различные таблицы.

Эволюция ядерной триады: обобщённый состав СЯС РФ в среднесрочной перспективе


В предыдущих материалах мы рассмотрели возможные угрозы российскому ядерному щиту, которые могут возникнуть в результате развёртывания США глобальной системы противоракетной обороны (ПРО) и нанесения ими внезапного обезоруживающего удара. В этом случае может возникнуть ситуация, когда время реакции российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) не обеспечит возможности нанесения ответно-встречного удара и рассчитывать можно будет только на ответный удар.
Рассмотрели устойчивость воздушного, наземного и морского компонентов Стратегических ядерных сил (СЯС РФ) к внезапному обезоруживающему удару.

Устойчивость классической ядерной триады перед нанесением внезапного обезоруживающего удара в обозримой перспективе может существенно снизиться
Рассмотренные выше материалы позволили сформировать оптимальный облик наземного, воздушного и морского компонентов перспективных СЯС РФ.
Пришло время собрать всё это в единую систему, рассмотреть оптимальную численность и соотношение ядерных зарядов внутри компонентов и отдельных типов вооружений СЯС, а также решения, способные снизить нагрузку на экономику страны в ходе реализации перспективных СЯС.

Основные требования к перспективным СЯС РФ

1. Создание условий, при которых нанесение противником внезапного обезоруживающего удара по СЯС РФ потребует от него задействования всех имеющихся ядерных зарядов без гарантии достижения желаемого результата (уничтожения российских СЯС).
2. Гарантированное нанесение ответного удара в случае нанесения противником внезапного обезоруживающего удара с преодолением существующих и перспективных систем ПРО.
3. Раскрыть наступательный потенциал СЯС с целью вынудить противника переориентировать имеющиеся ресурсы на оборону от внезапного обезглавливающего удара с нашей стороны.
В качестве основы для расчёта потребного количества ЯБЧ и носителей изначально принимаем текущие ограничения в 1550 ядерных боевых частей (ЯБЧ), накладываемые по договору СНВ-3, в дальнейшем они могут быть пересмотрены с пропорциональным изменением состава рассмотренных ниже компонент СЯС.
Ограничения, накладываемые договором СНВ-3 и другими аналогичными договорами на количество носителей, средства маскировки и прочее учитывать не будем, так как они могут противоречить текущей геополитической ситуации и мешать строительству перспективных СЯС РФ, способных эффективно решать задачи ядерного сдерживания. Предлагаемые решения и количественные характеристики могут быть учтены в последующих договорах СНВ или иных соглашениях, если таковые будут заключаться.

Наземный компонент СЯС

Стационарные МБР в ШПУ

Основой ядерного сдерживания должны стать лёгкие межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), размещённые в высокозащищённых шахтных пусковых установках (ШПУ), поскольку только МБР в ШПУ практически невозможно уничтожить конвенциональным оружием (противобункерные бомбы мы не рассматриваем из-за того, что их носитель должен подлететь практически вплотную к ШПУ). Исходя из имеющейся информации, что для поражения одной МБР в ШПУ, с вероятностью 95%, необходимы два ядерных заряда W-88 мощностью 475 килотонн, количество МБР в ШПУ должно быть равно половине развёрнутых ядерных зарядов противника, то есть 775 ШПУ.

Лёгкие МБР в высокозащищённых ШПУ должны стать основой ядерного сдерживания
В комментариях к материалу о перспективном наземном компоненте высказывалось мнение, что страна просто не потянет такое количество ШПУ и МБР. На это возражение можно привести следующие данные:
«В целях экономии времени в развёртывании ракетных комплексов нового поколения, правительство СССР приняло решение по строительству шахтных пусковых установок, командных пунктов и остальных элементов инфраструктуры, необходимых для обеспечения повседневной деятельности ракетных частей, до полного окончания испытаний ракет.
Данные меры позволили в короткие сроки провести перевооружение и поставить на боевое дежурство новые ракетные комплексы. В период с 1966 по 1968 годы количество поставленных на дежурство МБР выросло с 333 единиц до 909. К концу 1970 года их количество достигло 1361. На 1973 год МБР находились в 1398 шахтных пусковых установках 26 ракетных дивизий».
Таким образом, за два года в СССР было создано почти 576 ШПУ, а за пять лет их количество составило 1028 единиц. Примерно за 10 лет на боевое дежурство было поставлено 1 298 МБР в ШПУ. Можно возразить, что Россия — не СССР, ей такие объёмы не под силу. На это есть несколько возражений: изменились технологии, например, бурения, создания ШПУ, габариты автоматики и силовых механизмов, твердотельные МБР проще и дешевле жидкостных МБР, разворачиваемых в то время.
В комментариях к предыдущим материалам, а также в некоторых других источниках высказывалось мнение, что МБР с жидкостным ракетным двигателем может быть выполнена дешевле, и иметь больший срок службы, чем твердопливная МБР. Автор не догматик, в любом случае имеет смысл провести конкурс между несколькими КБ, например, Московским институтом теплотехники и КБ Макеева. Основные критерии перспективной МБР: минимальные габариты и масса при заданной дальности и массе полезной нагрузки, максимальная надёжность и продолжительность срока службы при минимальной стоимости и сроках изготовления.
Перспективная лёгкая МБР должна быть оснащена одной ядерной боевой частью (ЯБЧ), с возможностью дополнительной установки ещё двух ЯБЧ. Вместо двух дополнительных ЯБЧ должны быть размещены две тяжёлые ложные цели, включающие в себя средства радиоэлектронной борьбы, а также постановщики помех в оптическом и инфракрасном диапазонах длин волн. Наличие на МБР двух «запасных мест» позволит в случае необходимости оперативно нарастить количество развёрнутых ЯБЧ с 775 до 2325 единиц.
Для перспективных МБР необходима разработка высокозащищённых ШПУ высокой заводской готовности, когда ШПУ полностью или в виде модулей изготавливается на заводе-производителе и в таком виде доставляется к месту монтажа. После установки и подключения коммуникаций ШПУ заливается высокопрочным бетоном в технологические полости и может быть введена в эксплуатацию.

Сложность и стоимость строительства объектов по сравнению с монтажом изделий высокой заводской готовности может отличаться на несколько порядков
ШПУ 15П744 высокой заводской готовности изготавливались ещё в советские годы для стратегических ракетных комплексов РТ-23. Защитное устройство (крыша) и силовой стакан с оборудованием изготавливались на заводах-изготовителях – Новокраматорском механическом заводе и Ждановском заводе тяжелого машиностроения, полностью оснащались необходимыми узлами, амортизацией, электрооборудованием, площадками обслуживаний, испытывались, и в собранном виде транспортировались по железной дороге до места монтажа. Монтаж и сдача ШПУ для госиспытаний по таким технологиям проводились в кратчайшие сроки.

На смену технологии строительства ШПУ на объекте должно прийти изготовление ШПУ в виде изделий высокой заводской готовности
Можно не сомневаться, что прогресс в технологиях и уменьшение габаритов МБР позволит создавать ШПУ высокой заводской готовности за меньшую стоимость, с большей скоростью и в более защищённом исполнении.
Также ШПУ должны оснащаться встроенным унифицированным командным пунктом. Для снижения количества расчётов ШПУ с МБР должны быть объединены в кластеры по 10 единиц с управлением одним расчётом на весь кластер, с автоматизацией операций по аналогии с тем, ка это реализовано на атомных подводных лодках с баллистическими ракетами (ПЛАРБ). Высокая надёжность связи между ШПУ должна обеспечиваться прокладкой защищённых линий связи в горизонтальных туннелях малого диаметра, проложенных между ШПУ на максимальной глубине, по физической схеме «решётка», с логическим объединением оборудования по полносвязной топологии компьютерной сети (полный граф). Расчёт может размещаться произвольно в одной из ШПУ, и периодически менять дислокацию в рамках кластера.

Организация связи между ШПУ должна строиться по полносвязной топологии компьютерной сети, с прокладкой кабелей по каналам, выполненным по схеме «решётка»
В зависимости от экономических возможностей государства количество ШПУ превышать количество развёрнутых МБР примерно в два раза. Основная задача строительства избыточного количества ШПУ – это уменьшение вероятности поражения МБР за счёт создания неопределённости её нахождения в конкретной ШПУ в текущий момент времени. Проверки в рамках договорных обязательств должны осуществляться по принципу кластеров, включающих в себя «N МБР + Nх2 ШПУ», при этом ротация МБР внутри кластера должна допускаться без ограничений.
В ШПУ, незадействованных для размещения МБР, должны размещаться противоракеты с ЯБЧ, предназначенные для прорыва космического эшелона ПРО США, в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК), унифицированных по внешним габаритам и интерфейсу с ТПК МБР.

Прорыв ПРО должен осуществляться реализацией принципа «ядерная тропа» – опережающим подрывом ЯБЧ противоракет на высотах 200-1000 км, а далее подрывом выбранного количества ЯБЧ на определённых участках траектории.
«Запущенная с помощью ракеты «Тор» ядерная боеголовка с зарядом W49 мощностью 1,44 мегатонны была приведена в действие на высоте 400 километров над атоллом Джонстон в Тихом океане.
Практически полное отсутствие воздуха на высоте 400 км воспрепятствовало образованию привычного ядерного гриба. Однако при высотном ядерном взрыве наблюдались другие интересные эффекты. На Гавайях на расстоянии 1500 километров от эпицентра взрыва под воздействием электромагнитного импульса три сотни уличных фонарей, телевизоры, радиоприёмники и другая электроника вышли из строя. В небе в этом регионе более семи минут можно было наблюдать зарево. Его наблюдали и засняли на плёнку с островов Самоа, расположенных в 3200 километрах от эпицентра.
Взрыв повлиял и на космические аппараты. Три спутника были сразу выведены из строя электромагнитным импульсом. Заряженные частицы, появившиеся в результате взрыва, были захвачены магнитосферой Земли, в результате чего их концентрация в радиационном поясе Земли увеличилась на 2—3 порядка. Воздействие радиационного пояса привело к очень быстрой деградации солнечных батарей и электроники ещё у семи спутников, в том числе и у первого коммерческого телекоммуникационного спутника Телстар 1. В общей сложности взрыв вывел из строя треть космических аппаратов, находившихся на низких орбитах в момент взрыва».

Мобильные ПГРК

Вторым элементом наземного компонента перспективных СЯС РФ должны стать подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК), замаскированные под гражданские грузовые транспортные средства, которые должны быть созданы с учётом наработок по ПГРК «Курьер». Размещаемая в ПГРК малогабаритная МБР должна быть унифицирована с шахтным вариантом, подобно тому, как это сделано в МБР «Тополь» и МБР «Ярс».

Наибольшей скрытностью будут обладать ПГРК, замаскированные под гражданские грузовые транспортные средства
Основной проблемой, ограничивающей применение ПГРК, является неопределённость в понимании того, может или нет противник осуществлять отслеживание их местонахождения, в том числе в реальном времени. Исходя из этого, а также из того, что относительно незащищённый мобильный комплекс может быть легко уничтожен как конвенциональным оружием, так и разведывательно-диверсионными подразделениями противника, ПГРК не могут выступать в качестве основного элемента наземного компонента перспективных СЯС РФ. С другой стороны, исходя из необходимости диверсификации рисков, а также для поддержания компетенций в этой области, ПГРК могут использоваться в качестве второго элемента наземного компонента СЯС в количестве, составляющем 1/10 количества МБР в ШПУ, то есть их количество составит 76 машин. Соответственно и количество размещённых на них ЯБЧ в штатном варианте составит 76 единиц, и 228 единиц в максимальном варианте.

Морской компонент СЯС

РПКСН/ПЛАРК проектов 955А/955К

На первом этапе конфигурация морского компонента перспективных СЯС РФ определяется постройкой РПКСН проекта 955(А). Поскольку создание военно-морского флота (ВМФ), способного обеспечить развёртывание и прикрытие РПКСН в удалённых районах мирового океана, в настоящее время видится практически неосуществимой задачей, то оптимальным способом повышения выживаемости РПКСН является увеличение их количества, до вроде как уже запланированных 12 единиц, с одновременным повышением коэффициента оперативного напряжения (КОН) до 0,5. То есть РПКСН половину времени должны проводить в океане. Для этого необходимо сократить время технического обслуживания между походами, а также обеспечить наличие двух сменных экипажей для РПКСН.

РПКСН проекта 955(А) на ближайшие десятилетия станут основой морского компонента СЯС РФ
Продолжение серии РПКСН проекта 955А серией атомных подводных лодок с крылатыми ракетами (ПЛАРК) условного проекта 955К, с визуальной и акустической сигнатурой исходного проекта, позволит максимально затруднить работу противолодочных сил противника, повысив вероятность выживаемости РПКСН и нанесения ими ответного удара по противнику.
Размещение РПКСН в закрытых бастионах крайне неэффективно, так как они в любом случае будут находиться на самой границе страны, степень их защищённости до начала конфликта может быть оценена весьма условно, а стартующие из-под воды баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) могут быть поражены кораблями ПРО «вдогон», на начальном участке полёта. Предположительно, в случае наличия политической воли, завершить строительство РПКСН/ПЛАРК проектов 955А/955К можно к 2035 году.
На 12 РПКСН с 12 БРПЛ на борту у каждой, могут быть размещены 432 ЯБЧ, исходя из установки 3 ЯБЧ на 1 БРПЛ. Свободные места должны быть загружены комплектом средств преодоления ПРО, аналогичным используемому на шахтных МБР и МБР ПГРК. В случае необходимости, в зависимости от максимально-возможного числа ЯБЧ на БРПЛ, которое может составлять 6-10 единиц, максимальное количество развёрнутых ЯБЧ может составить 864-1440 единиц.
Выживаемость РПКСН и ПЛАРК должна обеспечиваться за счёт неспособности противника обеспечить дежурство и отслеживание всех наших подводных лодок. Для круглогодичного ожидания выхода в море, отслеживания и сопровождения 24 наших РПКСН/ПЛАРК, противнику потребуется привлечь не менее 48 атомных подводных лодок (АПЛ), то есть практически весь свой подводный атомный флот.

Проект «Хаски»

На втором этапе может быть рассмотрено создание универсальной атомной подводной лодки в вариантах с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), ПЛАРК и подводной лодки-охотника. Для размещения в отсеках вооружения универсальной АПЛ, должна быть разработана перспективная малогабаритная БРПЛ, на основе решений, используемых для создания перспективной лёгкой МБР шахтного базирования и МБР ПГРК, максимально унифицированная с указанными МБР. Учитывая меньшие габариты носителя – универсальной АПЛ, её боекомплект должен составить порядка 6 БРПЛ с одной-тремя ЯБЧ на каждой.

Создание на базе АПЛ проекта «Хаски» охотника, ПЛАРК и РПКСН позволит максимально скрыть последние среди других типов подводных сил ВМФ РФ
Строительство универсальной АПЛ должно вестись большой серией — 40-60 единиц, из которых 20 должно приходиться на вариант с БРПЛ. В этом случае суммарное количество ЯБЧ на БРПЛ составит 120 единиц, с возможностью увеличения до 360 единиц. Казалось бы, явный регресс, по сравнению с узкоспециализированными РПКСН проекта 955(А)?
Предполагаемым преимуществом АПЛ проекта «Хаски» условного пятого поколения должна стать существенно большая скрытность, что позволит им действовать более агрессивно, стараться подойти максимально близко к территории противника, что позволит при необходимости нанести обезглавливающий удар с минимальной дистанции, по настильной траектории. Задачей морской составляющей перспективных СЯС РФ является оказание такого давления на противника, при котором он будет вынужден переориентировать свои ресурсы – технику, людей, финансирование, на задачи обороны, а не нападения.
При обнаружении универсальной АПЛ противник никогда не сможет быть уверен, что он отслеживает – носитель БРПЛ, крылатых ракет или противокорабельных ракет, а для организации круглогодичного контроля выхода и сопровождения всех 40-60 АПЛ, потребуется не менее 80-120 многоцелевых АПЛ противника, что больше, чем у всех стран блока НАТО, вместе взятых.

Авиационный компонент СЯС

Отсутствие у авиационного компонента СЯС устойчивости перед внезапным обезоруживающим ударом, уязвимость носителей на всех этапах полёта, а также уязвимость их существующего оружия – крылатых ракет с ядерной боеголовкой, делает этот элемент СЯС наименее значимым с точки ядерного сдерживания.
Единственно-возможным вариантом практического применения авиационного компонента СЯС является его использование для оказания давления на противника угрозой выдвижения к его границам и атаки с минимального расстояния. В качестве вооружения авиационного компонента СЯС наиболее интересным вариантом является МБР с воздушным стартом, для запуска которой должны использоваться переоборудованный транспортный самолёт – перспективный авиационный комплекс ракетно-баллистический (ПАК РБ).

Наиболее эффективное оружие авиационного компонента СЯС – модернизированные транспортные самолёты, вооружённые МБР с воздушным стартом
Плюсом такого решения является визуальное и радиолокационное сходство ПАК РБ с самолётами транспортной авиации, а также с другими самолётами на базе одного проекта – топливозаправщиками, воздушными командными пунктами и т.д. Это вынудит военно-воздушные силы противника реагировать на движение любого транспортного самолёта так, как они делают это сейчас при обнаружении стратегического бомбардировщика. При этом возрастут финансовые затраты, снизится ресурс истребителей противника, повысится нагрузка на пилотов и технический персонал. Фактически же запуск МБР воздушного базирования должен быть возможен без выхода за границы РФ.
Учитывая новизну решения, количество ПАК РБ должно быть минимальным, порядка 20-30 самолётов с 1 МБР воздушного старта на каждом. Перспективная МБР воздушного базирования должна быть максимально унифицирована с перспективной шахтной МБР, МБР ПГРК и перспективной малогабаритной БРПЛ. Соответственно, количество ЯБЧ составит от 20-30 единиц в минимальном варианте, до 60-90 единиц в максимальном.
Может получиться так, что реализация ПАК РБ будет слишком высокорисковой и затратной, вследствие чего от неё придётся отказаться. При этом от классических бомбардировщиков-ракетоносцев с крылатыми ракетами толку в ядерном конфликте будет мало. Существующие, строящиеся и перспективные Ту-95, Ту-160(М), ПАК-ДА могут крайне эффективно использоваться как носители конвенционального оружия, а как элемент СЯС рассматриваться как «запасной план резервного плана». С другой стороны, зачёт одного бомбардировщика-ракетоносца, как одного ядерного заряда, делает их существование в составе СЯС «юридически оправданным», позволяя развернуть в 12 раз больше ЯБЧ, чем они засчитываются по договору СНВ-3.
Исходя из вышеизложенного авиационный компонент СЯС предлагается оставить без изменений, «юридически» оставить его в составе СЯС, засчитывая как 50-80 ЯБЧ, а фактически максимально интенсивно использовать для нанесения ударов конвенциональным оружием в текущих конфликтах.

Пути экономии

Строительство СЯС — это значительная нагрузка на бюджет страны. Впрочем, в условиях, когда конвенциональные силы России существенно уступают силам основного противника – США, не говоря уже о всём блоке НАТО, СЯС остаются единственной защитой, гарантирующей суверенитет и безопасность страны. И разумеется, тем больше интерес противника к тому, чтобы эту защиту разрушить.
Какие меры могут быть приняты для того, чтобы снизить нагрузку на бюджет страны при строительстве перспективных СЯС?
1. Максимально возможная унификация оборудования и технологий. Если «первый блин», унификация МБР «Тополь и БРПЛ «Булава», вышел комом, то это не значит, что идея порочна в принципе. Можно предположить, что основным препятствием на пути унификации становятся не технические проблемы, а конкуренция заводов-изготовителей, разница в требованиях и нормативных документов различны ведомств и видов вооружённых сил, инерция преемственности – «у нас так всегда было». Соответственно, основой унификации должна стать выработка унифицированных документов и регламентов, разумеется, с поправкой на специфику деятельности каждого вида вооружённых сил.
В некоторых случаях унификация может быть важнее снижения себестоимости некоторых изделий. Как это понимать? К примеру, некое оборудование для ВМФ требует защиты от морской воды и солевого тумана, а наземным силам это требование не критично. При этом изготовление изделия с защитой от морской воды и солевого тумана обходится дороже, чем без неё. Казалось бы, логично сделать разное оборудование. Отнюдь не факт, необходимо изучать вопрос комплексно, смотреть как увеличение количества выпуска защищённых изделий повлияет на их себестоимость. Может оказаться, что выпустить все изделия защищёнными в совокупности окажется дешевле, чем делать отдельно защищённое и незащищённое оборудование.
2. Включение в технические задания (ТЗ) в качестве основных требования по продлённому сроку эксплуатации и минимизации необходимости технического обслуживания (ТО). Можно немного поступиться достижением максимально-возможных характеристик, за счёт продления срока службы. Например, условно, лучше ЯБЧ мощностью 50 килотонн, со сроком службы 30 лет, чем ЯБЧ мощностью 100 килотонн, со сроком службы 15 лет. То же относится к весу изделий, энергопотреблению и т.д. Иными словами, надёжность и срок службы без проведения ТО должны стать одними из важнейших требований ТЗ.
3. Сокращение типов комплексов на вооружении СЯС.
От чего можно и нужно отказаться при строительстве СЯС? В первую очередь от всякой экзотики, к каковой можно отнести специфичные комплексы типа «Буревестника» и «Посейдона». Они обладают всеми недостатками своих носителей в контексте устойчивости перед нанесением внезапного обезоруживающего удара. Для нанесения обезглавливающего удара они также мало пригодны из-за низкой скорости. Иными словами – замах будет на рубль, а удар на копейку.

«Буревестник» и «Посейдон». Затраты на создание экзотических решений велики, а польза от их развёртывания сомнительна
Сюда же можно отнести и предложения по развёртыванию подводных стратегических комплексов во внутренних водоёмах. К примеру, развернули мы МБР в озере «Байкал». Где гарантия, что противник не научится находить контейнеры с МБР в толще воды? Как помешать ему забросить в Байкал малогабаритные подводные дроны, способные длительное время осуществлять автономный поиск под водой? Закрыть всё озеро? Загнать в Байкал РПКСН? Не говоря уже о том, что таким образом мы подставляем под удар крупнейший в мире источник пресной воды. И как проводить проверки по количеству развёрнутых МБР под водой?
Также необходимо отказаться от тяжёлых ракет, БЖРК и других монструозных комплексов. Все они стоить будут дорого и при этом всегда будут целью №1 для противника в первом ударе. Одно дело — потратить 2 ЯБЧ на лёгкую МБР с 1 ЯБЧ, другое дело потратить 4 ЯБЧ на тяжёлую ракету с 10 ЯБЧ. В каком случае противник будет в выигрыше? С БРЖК ситуация ещё хуже – его можно уничтожить и конвенциональным оружием, при этом его маскировочные возможности хуже, чем у ПГРК, замаскированных под гражданские грузовые транспортные средства.
Время тяжёлых МБР и БЖРК прошло, арсенал СЯС РФ необходимо «размазать тонким слоем», а не строить «пирамиды Хеопса» из ЯБЧ

Соотношение и количество

С учётом вышеизложенных пунктов перспективные СЯС РФ могут иметь следующий базовый состав:
РВСН:
— 775 лёгких МБР в ШПУ с 775 ЯБЧ (максимально до 2325 ЯБЧ);
— 76 ПГРК, замаскированных под гражданские грузовые транспортные средства с 76 ЯБЧ (максимально до 228 ЯБЧ);
ВМФ:
— до 2035 года 12 РПКСН с 432 ЯБЧ (максимально 864-1440 ЯБЧ);
— после 2050 года 20 универсальных АПЛ со 120 ЯБЧ (максимально 360 ЯБЧ);
ВВС:
— 50 существующих/строящихся/перспективных бомбардировщиков ракетоносцев с 50-80 ЯБЧ (по договору СНВ-3), или с 600-960 ЯБЧ (фактически).
Как мы видим, в предложенном варианте минимальное количество ЯБЧ даже меньше, чем это оговорено договором СНВ-3. Разница может компенсироваться установкой дополнительных ЯБЧ на МБР, БРПЛ, или, что гораздо лучше, увеличением количества МБР в ШПУ.
Итоговое количество ЯБЧ, на которое мы должны быть готовы пойти в условном договоре СНВ-4, должно рассчитываться исходя из суммарного количества ЯБЧ, которые должны уцелеть при внезапном обезоруживающем ударе противника, истраченных из них ЯБЧ, необходимых для прорыва ПРО «ядерной тропой», и оставшихся ЯБЧ, необходимых для нанесения противнику неприемлемого ущерба.
Ещё раз. Основой СЯС должны стать максимально лёгкие и компактные МБР, размещаемый в высокозащищённых ШПУ высокой заводской готовности. Только они могут держать удар неядерного высокоточного оружия, которое противник может наклепать десятками тысяч, используя его не только сам, но и вооружив им союзников.
Количество МБР в ШПУ должно быть равно ½ ЯБЧ, развёрнутых противником. ШПУ с МБР должны быть дополнены резервными ШПУ, на случай резкого увеличения противником количества развёрнутых ЯБЧ (например, за счёт возвратного потенциала), или повышения характеристик ЯБЧ противника, что позволит ему поражать одну МБР в ШПУ одной своей ЯБЧ с приемлемой вероятностью. В случае нанесения противником внезапного обезоруживающего удара ему придётся поражать все ШПУ, поскольку местоположение реальной МБР внутри кластера из ШПУ, будет не определено.
Все остальные компоненты СЯС могут строиться опционально – ПГРК, РПКСН, бомбардировщики-ракетоносцы и т.п. Их значение для ядерного сдерживания при условии реализации предыдущего пункта будет существенно менее важным.
Ещё немного истории для понимания того, какие объёмы были по силам СССР:
«Ко второй половине 1990 года на вооружении РВСН находилось 2500 ракет и 10271 единица ядерных зарядов. Из данного числа основную часть составляли межконтинентальные баллистические ракеты – 1398 единиц с 6612 зарядами. Кроме того, в арсеналах СССР были боезаряды тактического ядерного оружия: ракеты «земля-земля» – 4300 единиц, артиллерийские снаряды и мины до 2000 единиц, ракеты «воздух-земля» и авиабомбы свободного падения для авиации ВВС – более 5000 единиц, крылатые противокорабельные ракеты, а также глубинные бомбы и торпеды – до 1500 единиц, снаряды береговой артиллерии и ракеты береговой обороны – до 200 единиц, атомные фугасы и мины – до 14 000 единиц. Итого 37 271 ядерных заряда».

Выводы

Перспективные СЯС РФ, реализованные на базе лёгких МБР в ШПУ, будут максимально эффективны в качестве средства ядерного сдерживания в контексте возможности нанесения противником внезапного обезоруживающего удара под прикрытием глобальной системы ПРО, вплоть до начала массового развёртывания противником космических систем вооружения, способных обеспечить поражение высокозащищённых ШПУ без применения ядерных зарядов.
В этом случае у СЯС будут два пути. Первый — тупиковый, когда в случае отсутствия сопоставимых космических технологий придётся реализовывать экстенсивный путь развития – количественное увеличение всех компонент СЯС в 2-3 раза, т.е. общее количество боевых блоков может составить порядка 3000-4500 единиц и более, до уровня СССР. Но это сожрёт все ресурсы экономики – превратимся в Северную Корею.
А исходя из этого, в наиболее отдалённой перспективе, после 2050 года, эффективным будет второй, интенсивный путь развития — космическая экспансия СЯС. Это длинный и сложный путь, но задел для него необходимо создавать уже сейчас.
Выход СЯС в космос. Скорее всего, это неизбежность отдалённого будущего
Какие проблемы могут встать на пути желания США нанести внезапный обезоруживающий удар под прикрытием глобальной системы ПРО? В первую очередь это проблема больших и сложных систем. Невозможно на 100% быть уверенным, что все системы в день «Д» и час «Ч» сработают, и сработают с требуемой эффективностью. А с учётом ставок в ракетно-ядерном противостоянии положиться на «авось» вряд ли кто-то решится.

С другой стороны, есть риск эскалации какого-либо конфликта или возникновения такой внешней или внутренней ситуации в самих США, когда их руководство посчитает риск приемлемым, поэтому полностью исключать того, что команда «фас» будет отдана, нельзя. Единственным решением остаётся создание такого ракетно-ядерного щита, попробовать который на прочность противник не решится ни при какой ситуации.

Межконтинентальные баллистические ракеты в стратегических ядерных силах России

В настоящее время на вооружении ракетных войск стратегического назначения и подводных сил военно-морского флота состоят межконтинентальные баллистические ракеты ряда типов. Часть изделий этого класса уже снята с производства, но все еще остается в эксплуатации. Другие производятся и поставляются в войска; ведется разработка новых образцов. Процесс обновления стратегических ядерных сил продолжается, и министерство обороны время от времени раскрывает его подробности.

11 марта состоялось очередное расширенное заседание комитета Государственной думы по обороне, в котором принял участие министр обороны Сергей Шойгу. Он раскрыл основные результаты деятельности военного ведомства в период с 2012 года, в том числе показывающих текущее развитие СЯС. Так, в 2012-18 годах российская армия получила 109 межконтинентальных баллистических ракет РС-24 «Ярс», а также 108 МБР для подводных лодок. Вместе с ними строились и носители разных типов.

ПГРК РС-24 «Ярс». Фото Vitalykuzmin.net
Поставка новых МБР и различной техники позволили сохранить потенциал СЯС на требуемом уровне, а также сказалась на их общем состоянии. Так, в РВСН доля современного вооружения и техники достигла 82%. Средняя доля новинок в ВМФ (без отдельного учета носителей ядерного оружия) – 62,3%, в воздушно-космических силах – 74%. Согласно текущим планам, до 2020 года общую долю современных образцов в армии следует довести до 70%. Как видим, одни структуры армии уже справились с этой задачей, тогда как другие пока отстают.
Историческая справка
Для лучшего понимания вопросов развития СЯС, а именно группировки МБР наземного и морского базирования, следует вспомнить, как подобные структуры выглядели несколько лет назад. Поскольку российское Минобороны не всегда публикует подробные данные о стратегических силах, обратимся к доступным зарубежным источникам. Прежде всего, рассмотрим справочник IISS The Military Balance 2013, в котором отражалось состояние армий на предыдущий 2012 год.
По данным IISS, в 2012 году в составе РВСН России имелось 3 ракетные армии, в которых на дежурстве находилось 313 межконтинентальных баллистических ракет. На тот момент самым массовым комплексом был РТ-2ПМ «Тополь» – 120 единиц в мобильном исполнении. Имелось 78 систем РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (60 в шахтах и 18 на мобильных установках). Указано наличие 54 тяжелых ракет Р-36М и 40 УР-100Н УТТХ. Результатом недавно начавшихся поставок стало дежурство 21 новейшей ракеты РС-24 «Ярс».

Комплексы «Тополь» на марше. Фото Минобороны РФ / mil.ru
В составе военно-морского флота в 2012 году служили восемь стратегических подводных ракетоносцев двух типов (пр. 667БДР «Кальмар» и 667БДРМ «Дельфин»). Одна лодка-представитель проекта 941 «Акула» находилась в резерве, головной корабль пр. 955 «Борей» проходил испытания. The Military Balance и другие источники не приводят точные данные о количестве БРПЛ на дежурстве в 2012 году. Впрочем, можно подсчитать, что РПКСН пр. 667БДР могли нести до 48 ракет Р-29Р, а представители пр. 667БДРМ обеспечивали развертывание до 96 изделий Р-29РМ / РМУ2 / РМУ2.1.
Весной 2013 года были опубликованы текущие данные на тему выполнения условий договора о Стратегических наступательных вооружениях СНВ-3. По состоянию на 1 марта 2013-го российские СЯС обладали 492 развернутыми носителями ядерного вооружения; общее число носителей – 900. Было развернуто 1480 ядерных боевых блоков. Впрочем, публикуемые данные по СНВ-3 не раскрывают точный состав СЯС и оставляют вопросы иного рода.
Развитие российских СЯС наглядно показывают данные справочника The Military Balance 2018. Из него следует, что в последние несколько лет на вооружении РВСН и ВМФ остались ракеты уже известных типов, но их пропорции в общей группировке изменились. Доля старых образцов сократилась, поскольку они уступают место современным. Кроме того, на вооружение поступили новые МБР и их носители.
РПКСН К-84 «Екатеринбург» пр. 667БДРМ «Дельфин». Фото Минобороны РФ / mil.ru
По данным IISS, на начало прошлого года в РВСН по-прежнему несли дежурство 313 ракет пяти прежних типов. Количество систем РТ-2ПМ сократилось до 63. Численность «Тополей-М» не изменилась – по-прежнему в шахтах находилось 60 ракет и 18 использовались на ПГРК. МБР типа Р-36М имелись в количестве 46 единиц, количество УР-100Н УТТХ уменьшилось до 30. При этом за пять-шесть лет в разы выросла численность изделий «Ярс». На дежурстве стояло 84 таких МБР на подвижных платформах и 12 в ШПУ.
Подводная составляющая СЯС к 2018 году немного увеличилась. «Кальмары» и «Дельфины» остались в прежнем количестве, но в строй были приняты три РПКСН типа «Борей». Каждая такая подлодка способна нести по 16 МБР Р-30 «Булава». Как и прежде, точные данные по реальной численности имеющихся и развернутых БРПЛ не приводились.
Доступны сведения о ходе выполнения СНВ-3. Так, 1 сентября 2018 года у России имелось 790 носителей ядерного оружия, из которых 501 был развернут. Общая численность развернутых боезарядов – 1561. Как и ранее, публикуя данные на тему выполнению договора, стороны не вдавались в подробности.

Старт ракеты Р-36М. Фото Rbase.new-factoria.ru
Колебания численности
Необходимо отметить, что численность стоящих на дежурстве МБР всех типов, а также количество развернутых боевых блоков постоянно меняются. Прежде всего, это связано с проведением учебно-боевых пусков. Для осуществления таких мероприятий на ракету устанавливается весовой имитатор реального боевого блока, что сокращает количество развернутых боевых блоков. Сам пуск, соответственно, уменьшает число развернутых ракет – до размещения на пусковой установке нового изделия.
По разным данным, в период с 2012 по 2019 год состоялось около двух десятков пусков ракет РТ-2ПМ «Тополь» разных модификаций. В то же время провели лишь два запуска «Тополя-М». Ракеты «Ярс» в последние годы летали восемь раз. Также провели 13 пусков ракет подводных лодок «Булава». Осуществлялись запуски изделий более старых типов.
Регулярное выполнение учебно-боевых пусков известным образом сказывается на численности ракет в СЯС. При этом такие результаты прямо зависят от типа изделия. Количество ракет старых моделей, давно снятых с производства, с каждым пуском уменьшается, хотя определенный запас позволяет продолжать их эксплуатацию. Это относится к комплексам УР-100Н, Р-36М, «Тополь» и «Тополь-М», а также к старым изделиям семейства Р-29. При этом ведется производство современных ракет РС-24 «Ярс» и Р-30 «Булава». В их случае за каждым пуском следует поставка новых серийных изделий, что приводит к постепенному наращиванию доступного количества вооружений.
Запуск УР-100Н. Фото Rbase.new-factoria.ru
Следует вспомнить недавние заявления министра обороны. С. Шойгу указал, что в 2012-19 годах в ракетные войска стратегического назначения поступило 109 МБР типа «Ярс». Флоту передали 108 изделий, однако их тип не назывался. По-видимому, речь идет об одновременном производстве и поставке БРПЛ типов Р-29РМУ2.1 и Р-30. Впрочем, точный состав последних поставок и доля разных изделий в общих объемах остаются неизвестными.
Планы на будущее
В перспективе ожидается принятие на вооружение новой тяжелой ракеты РС-28 «Сармат», которая должна будет заменить устаревшие УР-100Н и Р-36М. С началом поставок «Сармата» численность старых изделий будет сокращаться, но в целом группировка МБР тяжелого класса не пострадает или даже увеличится.
Одним из направлений развития РВСН является внедрение т.н. крылатых планирующих боевых блоков. Специальные гиперзвуковые летательные аппараты с боевой нагрузкой типа «Авангард» пока предлагается применять с ракетами УР-100Н, а в дальнейшем их носителями станут новейшие РС-28. Серийное производство и массовая эксплуатация «Авангардов», по всей видимости, сократит количество развернутых боезарядов, но при этом даст РВСН новые возможности.
Старт МБР РТ-2ПМ. Фото РВСН / pressa-rvsn.livejournal.com
Дальнейшее развитие морской компоненты СЯС связано с ракетами Р-30 «Булава». Однако ключевую роль в этом деле имеют носители ракетного вооружения. Строительство стратегических подводных крейсеров пр. 955 «Борей» продолжается и приводит к желаемым результатам. С конца 2014 года в составе ВМФ имеется три таких корабля – суммарно 48 пусковых установок для «Булав». В этом году ожидается сдача еще двух РПКСН, способных нести еще 32 БРПЛ. Затем должны появиться еще 3-5 «Бореев» с 16 пусковыми на каждом. Одновременно придется списать несколько кораблей старых проектов. Так, в ближайшие годы службу завершат три лодки пр. 667БДР.
Несмотря на постепенное расходование снятых с производства ракет и списание некоторых их носителей, стратегические ядерные силы России сохраняют необходимый потенциал и отвечают предъявляемым требованиям. Три компоненты СЯС могут обеспечить быстрое развертывание необходимого или допустимого количества носителей и боевых блоков. Также возможно изменение соотношения развернутых носителей и боезарядов в разных компонентах.
Следует учитывать, что текущее и дальнейшее развитие СЯС пока еще связано с договором СНВ-3. В соответствии с этим соглашением, Россия имеет право иметь 800 носителей ядерного вооружения, из которых 700 могут находиться в развернутом состоянии. Количество развернутых боезарядов ограничено 1550 единицами. Пока договор действует, российским СЯС приходится учитывать его при планировании.

Запуск БРПЛ «Булава» с АПЛ «Владимир Мономах». Фото Минобороны РФ / mil.ru
При этом нельзя не отметить, что возможности имеющихся ракет и носителей в теории позволяют развернуть большое число боевых блоков и даже в несколько раз превысить ограничения СНВ-3. Впрочем, наша страна не нарушает международные соглашения, а кроме того, подобный шаг был бы попросту нецелесообразным с точки зрения экономики и актуальных задач.
Действие договора СНВ-3 завершается в феврале 2021 года. Замена для него прорабатывается, но этот вопрос решается не слишком быстро. Имеется некоторая вероятность того, что после истечения указанных сроков наступательные вооружения временно не будут регулироваться новым договором. В этом случае российским СЯС может пригодиться имеющийся потенциал в части развертывания дополнительных носителей и боевых блоков.
Некоторые выводы
В настоящее время стратегические ядерные силы России могут одновременно держать на дежурстве до 450-500 межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования. Потенциальная численность боезарядов, которые могут нести все имеющиеся ракеты, превышает несколько тысяч. Естественно, в условиях ограничений СНВ-3 и с учетом своих возможностей Россия не реализует такой потенциал в полной мере. МБР всех классов и типов играют ведущую роль в СЯС, но при этом оставляют работу для воздушной компоненты.

Бросковые испытания ракеты РС-28 «Сармат». Фото Минобороны РФ / mil.ru
Нетрудно заметить, что в последние десятилетия идет планомерное и постоянное развитие сферы МБР. Такое развитие не прекращалось даже в сложные периоды, которые лишь замедляли его ход. Сейчас эти процессы реализуются в виде серийного производства и поставок новых ракет РС-24 «Ярс» и Р-30 «Булава». С 2012 года по настоящее время вооруженные силы получили почти 220 изделий этих типов. Также осуществляется разработка новых МБР и боевых блоков для них, в том числе принципиально новых.
На будущее запланировано снятие с вооружения некоторых устаревших ракет, и их сразу удастся заменить современными образцами. Прежде всего, речь идет о тяжелых УР-100Н и Р-36М, на смену которым идет «Сармат». В сфере легких МБР наземного базирования будущее связано с ракетами «Ярс», которые уже стали основными в своем классе и затем лишь упрочнят свои позиции. Схожим образом обновляются и арсеналы подводных сил ВМФ, однако в этой сфере решающую роль имеет процесс строительства новых носителей для БРПЛ.

Очевидно, что СЯС в будущем будут сохранять высокий приоритет, а МБР разных типов останутся их ключевой составляющей. Из этого можно сделать несколько выводов. В первую очередь, можно не беспокоиться за безопасность страны. СЯС, обладая различными вооружениями, смогут справляться с задачей стратегического сдерживания потенциальных противников. А кроме того, можно ожидать, что в обозримом будущем руководство министерства обороны вновь расскажет о поставках стратегического вооружения, и речь снова будет идти о сотнях серийных ракет за несколько лет.
По материалам:

Специалистам ситуация с ядерным оружием России известна давно, но для широкой общественности старые мифы могут быть еще актуальны. Давайте посмотрим, как же обстоят У России дела с ядерной дубиной, и может ли она показать «Кузькину мать».

Итак, чтобы ядерное оружие представляло собой угрозу, необходимо два условия: боеспособные ядерные заряды, способные взорваться, и средства их доставки к цели.

У России больше нет ядерных зарядов

Ядерные заряды, в отличие от обычных бомб и снарядов, нельзя положить на склад и забыть, пока не пришла в них нужда. Причина — постоянно идущий внутри ядерных зарядов процесс, в результате которого меняется изотопный состав заряда, и он быстро деградирует.

Гарантийный срок эксплуатации ядерного заряда в российской баллистической ракете — 10 лет, а затем боеголовку надо отправлять на завод, так как в ней необходимо менять плутоний. Ядерное оружие — дорогое удовольствие, требующее содержания целой индустрии по постоянному обслуживанию и замене зарядов.

Александр Кузьмук, министр обороны Украины с 1996 по 2001, рассказал в интервью, что в Украине имелось в наличии 1740 ядерных боеприпасов, «однако срок эксплуатации тех ядерных боеприпасов истек еще до 1997 года». Поэтому принятие Украиной безъядерного статуса было не более чем красивым жестом.

Почему «до 1997 года»? Потому что еще Горбачев прекратил изготовление новых ядерных зарядов, а у последних старых советских зарядов гарантийный срок эксплуатации закончился в 90-х. Как пишет В.И. Рыбаченков, советник Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ, «Как Россия, так и США практически уже больше 10 лет не производят ни оружейного урана, ни оружейного плутония.

Где-то с 1990 года все это прекращено». Насчет США советник «вводит общественность в заблуждение», а вот то, что при Горбачеве в СССР было полностью свернуто производство оружейного урана и оружейного плутонии, это как раз правда.

Чтобы не было соблазна делать новые ядерные заряды для баллистических ракет, американцы заключили с руководством Минатома РФ «очень выгодную» сделку (на 20 лет!). Американцы покупали оружейный уран из российских старых боеголовок (обещали затем купить и плутоний), а взамен были остановлены российские реакторы, вырабатывающие оружейный плутоний. «Минатом России: основные вехи развития атомной отрасли»: «1994 — Принятие Правительством Российской Федерации решения о прекращении выработки оружейного плутония».

На России не только истек «до 1997 года» срок эксплуатации старых советских ядерных зарядов для боеголовок ракет, но и нет плутония, чтобы сделать новые. Из старого советского плутония их не изготовить, так как в нем, как и у плутония в боеголовках, необратимо изменился изотопный состав. А чтобы получить новый оружейный плутоний и изготовить новые ядерные заряды для ракет, нужно не просто время — специалистов нет, оборудование в нерабочем состоянии.

На России утеряна даже технология изготовления стволов для танковых пушек, после нескольких первых выстрелов полет следующих снарядов у нового российского танка мало предсказуем. Причины те же — специалисты состарились или разбрелись с не работающих производств, а оборудование или ветхое, или растащено, сдано в металлолом.

Вполне вероятно, что намного более сложные технологии получения оружейного плутония и создания из него ядерных зарядов давно утеряны, и восстанавливать их придется не год-два, а в лучшем случае лет десять.

Да и позволят ли РФ американцы запустить вновь реакторы для получения высокообогащенного оружейного плутония? Россия поставила уникальный эксперимент по разрушению техносферы современного техногенного общества, при сегодняшнем режиме техносфера тает прямо на глазах, общество теряет технологии, инфраструктуру, и главное — людей, способных быть творцами, а не работать продавцами.

Россия потеряла статус сверхдержавы

РФ вполне закономерно превратилась из страны обладающей ядерным оружием, в страну потенциально способную им обладать. Статус изменился с реальной сверхдержавы на статус потенциальной сверхдержавы, а это принципиально меняет российские отношения с другими странами.

Почему с РФ церемонились до недавнего времени, а не прихлопнули в конце 90-х? После истечения гарантийного срока эксплуатации ядерные заряды способны еще некоторое время взорваться. Пусть это будут не взрывы той мощности, на которую они были рассчитаны ранее, но если снесет несколько кварталов в Нью-Йорке и погибнут сотни тысяч человек, тогда американскому правительству придется объясняться.

Поэтому американскому министерству энергетики американское правительство выделило самые мощные суперЭВМ, официально объявив — для моделирования учеными процессов деградации в ядерных зарядах, единственное, о чем «позабыли» сообщить СМИ, что собирались моделировать процессы деградации не только в американских зарядах, но и в российских.

Игра стоила свеч и на эти цели денег не жалели, американская элита хотела знать точно — когда гарантированно не взорвется ни одна российская ядерная боеголовка. Ученые дали ответ, и когда расчетное время подошло, американская политика в отношении Эрефии изменилась столь же принципиально, как и российский ядерный статус. Кремлевских правителей просто послали на три буквы.

Весной 2006 года появились совместные статьи Keir A. Lieber и Daryl G. Press (в «Foreign Affairs» и в «International Security») о возможности нанесения по российским ядерным силам обезоруживающего удара. Lieber и Press дали старт открытому обсуждению — в демократической стране все предварительно необходимо обсудить (хотя решения были приняты другими людьми еще до обсуждения).

В Москве почуяла недоброе и забеспокоилась только крошечная кучка квасных патриотов, элита и ухом не повела, ведь американские планы совпадали с ее планами (не собирались же они после отчаливания из полностью разоренной «этой страны» оставить ей «оружие возмездия»? Конечно, нет). Но далее положение российской элиты стало «вдруг» осложняться. В начале 2007 года во влиятельной газете Вашингтон Пост была опубликована статья, в которой рекомендовалось больше не заигрывать с российской правящей элитой, так как за ней не стоит реальной силы, а поставить проходимцев на место.

Военный реванш как последняя надежда

Тут сорвало крышу уже у самого Путина, и он закатил «Мюнхенскую речь» о многополярном мире. А в начале 2008-го года Конгресс дал поручение Кондолизе Райс составить список ведущих российских коррупционеров. Кто на России заработал большие деньги честно? Никто. Последний туман развеялся, и кремлевская элита остро ощутила надвигающийся конец.

Президент Медведев на своем посту озвучил грандиозные планы в военной сфере — «Запланировано серийное строительство боевых кораблей, в первую очередь атомных подводных крейсеров с крылатыми ракетами и многоцелевых подводных лодок. Будет создаваться система воздушно-космической обороны» На что Кондолиза Райс в интервью агентству Рейтер хладнокровно ответила — «Баланс сил с точки зрения ядерного сдерживания от этих действий не изменится» А с чего бы он изменился? Что Медведев загрузит на корабли и в крылатые ракеты? Годных ядерных зарядов нет. На российских ракетах одни ложные цели, настоящие цели отсутствуют.

Против ракет типа «Сатаны» строить ПРО — безумие, один раз промахнешься, и прощай десяток крупных городов. А вот против радиоактивного металлолома, который сегодня на российских ракетах вместо боеголовок (скорее всего, и его убрали, так как старый оружейный плутоний сильно греется — раскален как утюг), против него можно и ПРО создать, если ПРО промажет, то ничего особо страшного не произойдет, хотя и неприятно затем обеззараживать гектар своей территории.

ПРО предназначено ловить радиоактивный металлолом, когда РФ будут окончательно разоружать. ПРО не нравится элите не потому что оно вокруг России, а потому что элиту из России не выпускают, ее превратили в заложника своих же игр.

А как же российские генералы? Они впали в мистицизм. Как когда-то при крахе Третьего рейха, так и сегодня при ожидаемом скором конце Энергетической сверхдержавы, у военных та же вера в секретное сверхоружие, это агония способности мыслить трезво. Генералы заговорили о неких маневрирующих в космосе боеголовках (с технической точки зрения — полный бред), о гиперзвуковых сверхвысотных крылатых ракетах, об установках посылающих короткие сверхмощные электромагнитные импульсы. Генералы любят Родину, но деньги еще больше.

Обогащенный уран продавали по цене в 25 раз ниже его стоимости, так как он ворованный, украден у своего народа, а за ворованное рыночной цены не берут, а продают за бесценок, часть денег за продажу боеголовок и распил ракет «Сатана» шла генералам. Генералам выделили как в царской России денщиков, назначили шикарный пенсион, а в Чечне можно было всласть поиграть в солдатики: напившись вдребезги, посылать на убой не обстрелянных пацанов, и ничегошеньки тебе за это не будет (хоть одного генерала за штурм Грозного судили?). Сын каждого генерала мог стать так же генералом, генералов на России расплодилось на душу населения больше чем где-либо в мире.

Подробности о состоянии стратегических вооружений рассказывали в Думе на закрытых заседаниях, чтобы скрыть правду от населения. В СМИ обсуждали исключительно состояние носителей ядерного оружия, а о главном, о состоянии самого ядерного оружия помалкивали. Вранье было выгодно американцам, так как позволяло и далее размахивать картинкой опасного русского медведя перед носом своего собственного электората. Вранье устраивало олигархов, так как они в ближайшее время собирались покинуть «эту страну» А генералы молчат, так как что они могут сейчас сказать? Что они украли у народа ядерный щит, распилили его и продали противнику?

30 лет баланс ядерного сдерживания определялся договорами между СССР и США. Но теперь США уже не предлагают начинать новый договорной процесс. Не о чем договариваться. Путин побежал срочно узаконивать границу с Китаем, а Китай начал выпускать учебники, где почти вся Сибирь и Дальний Восток — территории отторгнутые Россией у Китая.

ЕС предложил России подписать Энергетическую хартию, по которой ЕС будет добывать на территории РФ нефть и газ, транспортировать их к себе, а россиянам предлагается награда — кукиш. Чиновники ЕС откровенно пояснили, что у России есть три варианта — лечь под ЕС, лечь под США или стать китайской дешевой рабочей силой, вот и весь выбор. Основные игроки в курсе происходящего и не стесняются.

После того, как Россия превратилась из реальной сверхдержавы в потенциальную, обстановка вокруг банковских счетов российской элиты стала резко накаляться. ООН приняла конвенцию о коррупции, и Запад сегодня не шутит, он собирается ее применить против русской клептократии. Так Запад решил отплатить русским предателям за их предательство. Кинуть кидал — преступление ли это, безнравственно ли? Нисколько.

Разговор российских правителей с Западом превратился в «моя твоя не понимай», обе стороны говорят совершенно о разном, Москва им — «Вы же нам обещали!», а те россиянам — «Так у вас больше ничего нет, кроме дешевого блефа!» (посылка РФ в Венесуэлу Ту-160 не вызвала нового Карибского кризиса, так как воспринималась «вероятным противником» исключительно как клоунада).

Российские богатейшие природные ресурсы не могут принадлежать слабой безлюдной державе. И США решили прекратить покупать у РФ старый оружейный уран. Хотя покупать его за цену во много раз ниже его рыночной стоимости американцам очень выгодно, но приземлить российских генералов на копчик перед обсуждением условий сдачи важнее.

А тем временем, Россия прекратила производство оружейного плутония. НТВ сообщило, как в Железногорске был закрыт последний из существующих на России реакторов такого типа. Он производил плутоний последние полвека. Специально для его обслуживания в СССР был создан закрытый город Красноярск-26, позднее переименованный в Железногорск.

Железногорский горно-химический комбинат был уникальным атомным предприятием, не имеющим аналогов в мире. Его производственные цеха располагались глубоко под землей.

Россия не обладает надежными средствами доставки ядерных зарядов к цели

Даже если бы ядерный щит России каким-то чудом уцелел бы, а производство ядерного плутония не было бы свернуто, все равно нужно доставить ядерные заряды к цели. И здесь у России ситуация тоже очень нехорошая.

В технической плане РФ безнадежно отстала от своих ближайших конкурентов. К примеру, американский реальный ядерный потенциал уже давно на треть превзошел российский ядерный фейк. По информации Газеты.Ру, США на треть превосходят Россию по числу развернутых баллистических ракет дальнего действия, пусковых установок к ним и ядерных боеголовок.

Российский же ядерный потенциал оказался ниже уровня Договора о сокращении наступательных вооружений, вступившего в силу в феврале 2011 года. В том, что РФ сможет подтянуть свой потенциал под этот потолок за следующие 10 лет, эксперты сомневаются.

Уже к 2015 году Россию теоретически могут прихлопнуть, как муху. Как пишет санкт-петербургский Военный паритет, поддержание в необходимом количественном и качественном состоянии парка стратегической ядерной триады России — МБР, стратегических подводных ракетоносцев и тяжелых бомбардировщиков — в обозримом будущем станет задачей, непосильной для страны.

Целый ряд концептуальных ошибок в развитии стратегического арсенала, допущенный в поздний советский и постсоветский период привело к тому, что через некоторый период времени Россия рискует остаться с оружием, которое не сможет гарантировать безопасность страны.

Сухопутные баллистические ракеты

Мобильность стратегического оружия как панацея его неуязвимости сыграла плохую шутку с Генеральным штабом ВС СССР. В первую очередь была ошибочной сама концепция создания МБР на самоходных автомобильных и железнодорожных шасси.

Создавая такие сложнейшие системы оружия как подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) РТ-2ПМ «Тополь» (код НАТО SS-25) и боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) РС-22 «Молодец» (SS-24) страна несла громадные дополнительные расходы на создание этих стратегических группировок.

Боевой железнодорожный ракетный комплекс РС-22 «Молодец»

Аналогичные по своим боевым возможностям американские МБР серии «Минитмен» и МХ размещались в высокозащищенных шахтных ПУ, где находились в состоянии к немедленному применению в чрезвычайной обстановке.

С чем останется Россия к 2015 году? Как известно, БЖРК РС-22 уже выведены из состава РВСН и уничтожены. В строю находится определенное количество шахтных МБР типов РС-20 (Р-36МУТТХ) и РС-19 (УР-100НУТТХ, код НАТО SS-19), но их жизненный цикл уже на исходе. Эти ракеты уже давно не производят, а бесконечные «продления» их нахождения в составе РВСН могут вызвать лишь горькую усмешку. Реальной боевой системой остается только «Тополь» и «Тополь-М».

Подвижный грунтовый ракетный комплекс РТ-2ПМ «Тополь»

В 1994-2002 годах количество МБР этого типа поддерживалось на уровне 360 ПУ. А потом, естественно, начался обвал. Пусковые установки и ракеты старели, их необходимо было выводить из боевого состава РВСН. Развертывание для их замены стационарных и мобильных ракет «Тополь-М» катастрофически запаздывало. Таким образом, к 2006 году на вооружении осталось только 252 ПУ МБР «Тополь» от наивысшего количества 369 от 1993 года.

Взамен к 2006 году на вооружение РВСН поступило только 42 стационарных и три первых мобильных «Тополь-М». Списано 117, поступило 45. В 2007 году, по оценочным данным «Военного Паритета», в строю осталось примерно 225 «Тополей» «советского» производства, а в начале 2008 года, согласно данным сайта www.russianforces.org, их насчитывалось всего 213 единиц.

По расчетам американских экспертов, в предстоящие пять-семь лет должен быть списан весь парк мобильных «Тополей» 1984-1993 годов развертывания. А что взамен? Россия до 2015 года планирует принять на вооружение 120 МБР «Тополь-М», в том числе 69 в мобильном варианте. Опять РФ остается в минусе — более чем 100 старых ракет не будут заменены ничем.

Таким образом, примерно к 2015 году РВСН России будут располагать примерно 76 стационарными и 69 мобильными «Тополь-М». В общей сложности их будет примерно 145. Заметьте — моноблочных. Что касается новых многозарядных типа РС-24, то нет никаких данных по их развертыванию. Стоит отметить, что планируемое развертывание такого количества «Тополей-М» зиждется на цифрах Государственной программы вооружений (ГПВ) до 2015 года, которая никогда в полном объеме не выполнялась.

МО РФ никак не может зафиксировать стоимость отдельных видов вооружений, в том числе стратегических, в результате чего оборонщики завышают их стоимость до заоблачных высот. Недавно начальник Генштаба генерал Ю. Балуевский говорил об этом в интервью каналу «Вести-24». А виной тому то обстоятельство, что оборонный бюджет РФии является совершенно непрозрачной статьей государственных расходов, что приводит к такого рода финансовым кульбитам.

Резюмируем. К 2015 году Россия будет иметь на вооружении 145 МБР, из которых почти половина будет мобильными. Это совершенно ненужная трата ресурсов. Монополист в разработке стратегических ракет Московский институт теплотехники до сих пор держит РФ в заложниках абсолютно устаревшей «концепции мобильности».

Даже американцы и те советуют китайцам не идти по «советскому» пути, совершенно четко понимая бесперспективность такого решения. И чувствуется, что заморские эксперты не хохмят, а дело советуют. В свое время им хватило ума отказаться от мобильных МХ и «Миджитменов». А россияне упорствуют. Если почитать военные форумы, то сами ракетчики называют «Тополя» «спичками» за их невысокие боевые возможности, а их мобильность породила даже анекдот: «Почему «Тополи» мобильные? — А потому, чтобы повысить дальность полета».

Не будем забывать, что возраст ракет «Сатана» и «Тополь», которые состоят на дежурстве в российских ракетных войсках, уже 30 лет. Горючая смесь, которой они начинены за это время потеряла свои качества, а металлический корпус ракет подвергся коррозии – это значит, что в случае военного конфликта многие из них просто не взлетят.

Как известно, в США принята программа модернизации малозаметных стратегических бомбардировщиков В-2, в результате которого американцы будут оснащены новейшей РЛС с активной ФАР, имеющей фантастические возможности по обнаружению малогабаритных мобильных наземных целей, и способны будут принимать на борт до 80 управляемых авиабомб с системой наведения GPS.

То есть за один вылет «невидимка» сможет уничтожить до нескольких десятков мобильных целей, по боевому маршруту которого в руинах будут лежать уничтоженные пусковые установки ракет, РЛС и ангары самолетов. Поистине здесь будет уместна поговорка в несколько измененном виде — «Как Мамай пролетел».

Морские стратегические ракеты

Ситуация с морской компонентой стратегической триады еще более печальна. В настоящее время, согласно тому же заокеанскому сайту, в ВМФ России насчитывается 12 стратегических ядерных ракетоносцев — шесть типа 667БДРМ (Delta-IV) и шесть типа 667БДР (Delta-III). На них размещено 162 ракеты с 606 ядерными боеголовками. Казалось бы, неплохой арсенал.

Но это только на первый и беглый взгляд. Подводные лодки могут быть уничтожены с воздуха и космоса в одно мгновение. К 2015 году состояние морской компоненты СЯС России также вызывает множество вопросов.

Стратегическая авиация

А как же военная авиация? Здесь дело обстоит из рук вон плохо. Хуже, чем в РВСН, и даже хуже, чем в РПКСН. Согласно западным оценкам, в начале 2008 года в Дальней авиации ВВС России насчитывалось 78 тяжелых бомбардировщиков, из них 14 Ту-160 (Blacjack) и 64 Ту-95МС (Bear-H), которые теоретически могут поднять в воздух 872 крылатые ракеты большой дальности.

Этот вид российской стратегической триады подходит разве что для демонстрационных полетов над Мировым океаном. Для боевого реагирования на внезапное нападение он абсолютно не годится. Все бомбардировщики будут уничтожены в мгновение ока новейшими средствами воздушно-космического нападения.

Когда были возобновлены полеты стратегических бомбардировщиков, американская пресса и даже официальные представитель Белого Дома откровенно поиздевались над доисторическим видом российских Ту-95МС, считая их за абсолютный «нафталин», неизвестно откуда вынутый.

Действительно, в наше время держать на вооружении турбовинтовой бомбардировщик, лопасти двигателей которого имеют эффективную площадь рассеяния (ЭПР) размером в футбольное поле — нонсенс. Ту-95 не имеет никакого шанса преодолеть воздушное пространство даже третьесортной страны.

Что касается Ту-160, то исполинские размеры этого самолета превращают каждый его полет в некоторое подобие старта американского космического челнока Space Shuttle. Неслучайно почти каждый самолет этого типа имеет свое почетное название как боевой корабль военного флота.

Бомбардировщик массой 275 тонн берет на борт 150 тонн топлива. Подготовка самолета к полету, заправка топливом и подвеска вооружения занимает несколько часов, и во время этого процесса возле самолета стоит рой специальных машин обслуживания. Конечно же, в час Х эти самолеты станут легкой добычей американских стервятников.

Что имеет Россия на выходе?

Печальные, прямо скажем, выводы для имперских надежд.

Группировка стационарных и мобильных «Тополь-М», которые в 2015 году составят практически монопольный костяк РВСН, по своим боевым возможностям практически будет оставаться на уровне легких МБР середины 70-х годов прошлого века.

Недостаточная забрасываемая масса в 1-1,5 т не позволит реализовать мощное боевое оснащение этих ракет, в том числе многозарядными боеголовками индивидуального наведения. Конечно, по идее можно поставить три маломощных ядерных боезаряда по 200 кт, но даже это решение может снизить дальность полета МБР, который сегодня едва дотягивает до 10000 км.

Оснащение же этих МБР некими гиперзвуковыми маневрирующими боеголовками, которые «способны преодолеть любую систему ПРО», заставит американцев думать, что Россия рассматривает США как своего основного противника. На этом фоне китайцы с их значительно более масштабными стратегическими программами покажутся пентагоновским ястребам верными друзьями Америки.

Впрочем, хитрые китайцы этого и пытаются добиться, не афишируя, в отличие от России, свои программы вооружений. Кремлевцы же пытаются бряцать оружием, которого даже нет в наличии. Глупая стратегия. И смешная.

Идеология развертывания морской компоненты триады разрушена. На РПКСН, которые по своим геометрическим размерениям и водоизмещению практически не уступают американским «Огайо», будут стоять маленькие ракеты с грозным названием «Булава». Недостаточная дальность этих ракет заставляет их базировать на Тихоокеанском флоте прямо под боком США.

Не секрет, что в данном регионе развертывается мощная многоуровневая система ПРО, в том числе корабельного базирования с противоракетами «Standard SM-3», и не только американская, но с включением японских и южнокорейских кораблей, оснащенных боевой информационно-управляющей системой AEGIS и установками вертикального пуска ракет.

Прибавьте к этому компоненту базу противоракет GBI на Аляске с плавающими у ее берегов морскими платформами многофункциональных РЛС ПРО SBX. Эти системы оружия могут щелкать как орехи уцелевшие от первого удара ракеты «Булава». И вот в этот район, кишащий к тому же еще и системами противолодочной обороны, и отправятся плавать российские «Бореи» с «Булавами». Что и говорить, «мудрое» решение.

Про стратегическую авиацию добавить нечего.

Таким образом, «ядерный меч» России давно превратился в фейк, которым можно пугать разве что обывателей. Реальной угрозы он не представляет, и России пора перестать бряцать несуществующим оружием.

Если кому-то интересно более подробно узнать положение дел со стратегическими ракетами России, читайте статью «Катастрофа Стратегических ядерных сил России».

Как сегодня выглядит ядерный щит России

СССР вслед за США обзавелся своим ядерным оружием в 1949 году. Сейчас после более чем 60 лет существования стратегические ядерные силы России насчитывают 611 стратегических носителей, которые способны нести 2679 ядерных боезарядов (по состоянию на декабрь 2010 года). На сегодняшний день СЯС России представлены ядерной триадой: ракетные войска стратегического назначения, морские стратегические силы и стратегическая дальняя авиация. В соответствии с принятой военной доктриной Россия оставляет за собой право применения ядерного оружия в ответ на использования против нее самой или ее союзников ядерного или любого иного оружии массового поражения, а также, как меру противодействия при крупномасштабной агрессии с применением обычных видов вооружений, которая стала бы угрозой национальной безопасности страны.

РВСН
Главной составляющей ядерного щита России являются ракетные войска стратегического назначения (РВСН). На их долю приходится 375 ракетных комплексов и 1259 ядерных зарядов. Данные силы распределены между 11 дивизиями. На вооружении РВСН находятся ракетные комплексы следующих видов: Р-36МУТТХ/Р-36М2 (SS-18) – 58 штук, несущих по 10 ядерных зарядов, УР-100НУТТХ (SS-19) – 70 штук, несущих по 6 ядерных зарядов, Тополь, мобильные (SS-25) – 171 штука, по 1 ядерному заряду, Тополь-М шахтные (SS-27) – 52 штуки, Тополь-М, мобильные (SS-27) – 18 штук, РС-24 мобильные (Ярс) – 6 штук, несущих по 3 ядерных заряда. Более 90% всех наземных ядерных средств находятся в минутной готовности к запуску.
Ракетные комплексы
Производством ракет Р-36МУТТХ и Р-36М2 занималось КБ «Южное» (Днепропетровск, Украина). Ракеты Р-36МУТТХ были поставлены на боевое дежурство в 1979-1983 годах, ракеты Р-36М2 в 1988-1992 годах. Данные двухступенчатые жидкостные ракеты способны нести до 10 ядерных боезарядов и являются самыми мощными средствами ядерного щита России. Планы развития РВСН предполагают сохранение на боевом дежурстве ракет Р-36М2, при том условии, что срок их службы будет продлен до 25-30 лет. Они смогут оставаться на боевом дежурстве до 2016-2020 года.
Ракета УР-100НУТТХ (SS-19) была создана НПО машиностроения (Реутов, Московская обл.). Данные комплексы заступили на боевое дежурство в 1979-1984 годах. Данные двухступенчатые жидкостные ракеты способны нести до 6 ядерных боезарядов. В настоящее время часть уже снята с вооружения. Но ряд ракет по результатам испытаний продолжит оставаться на вооружении еще несколько лет, срок их эксплуатации был продлен до более, чем 30 лет.
Тополь (SS-25) – грунтовый ракетный комплекс, разработанный в Московском институте теплотехники. Данные мобильные комплексы поступали на вооружение с 1985 по 1992 годы. Ракета комплекса трехступенчатая твердотопливная, несущая 1 ядерную боеголовку. Выпуск ракет осуществлял Воткинский машиностроительный завод, в настоящее время комплексы начинают выводиться из эксплуатации в связи с истечением сроков службы ракет. На базе данного комплекса был создан Тополь М (SS-27) и его дальнейшее развитие РС-24 (SS-X-29). Тополь-М создавался в двух вариантах шахтного и мобильного базирования. Шахтные комплексы начали поступать на вооружение в 1997 году, мобильный комплекс поступил в войска в 2006, а уже в начале 2010 в вооруженные силы были переданы первые комплексы РС-24 в мобильном варианте, получившие разделяющуюся головную часть с тремя боеголовками.
Стратегический флот России
По состоянию на декабрь 2010 года в состав ВМФ России входило 12 стратегических ракетоносцев, относящихся к 4 различным типам. Все данные стратегические подводные лодки несут 160 ракет с 576 ядерными боезарядами. Из них в составе Северного флота находится 6 подводных лодок проекта 667 БДРМ «Дельфин» (расположены на базе в Гаджиево), вооруженных ракетами РСМ-54, несущими по 4 ядерных боезаряда. Тихоокеанский флот России располагает 4 более старыми подводными лодками проекта 667 БДР «Кальмар» (поселок Вилючинск, Камчатка) с ракетами РСМ-50, несущими по 3 ядерных боеголовки. Одна АПЛ проекта 667 БДРМ находится в ремонте, ожидается, что она вернется в строй в текущем году.
Дополнительно ВМФ располагает подводной лодкой проекта 941 «Акула», которая была переоборудована для проведения испытаний новых ракет РСМ-56 «Булава», остальные лодки данного типа были выведены из состава флота по причине окончания срока эксплуатации ракет. Так же в составе флота находится одна новая АПЛ проекта 955 «борей», которая должна получить на вооружение новую баллистическую ракету «Булава», которая никак не может пройти программу государственных испытаний. По данному проекту заложены еще 2 субмарины, именно подлодки проекта 955 «Борей» должны стать костяком современных стратегических ядерных сил российского флота.
По мнению экспертов на боевом дежурстве постоянно находится порядка 20% стратегических подводных лодок, т.е. как минимум 2 АПЛ, несущие около 100 ядерных боеголовок. Также дополнительно часть подводных лодок на своих базах находится в режиме дежурства с возможностью запуска ракет «от стенки», т.е. прямо от причалов. Хотя, вполне очевидно, что в таком положении подводные лодки крайне уязвимы не только для ядерного, но и для обычных видов вооружений. В таком случае теряется сам смысл создания подобных очень дорогостоящих для флота кораблей, основной особенностью которых является высокая живучесть за счет скрытного размещения на позициях для пуска ракет.
Стратегическая авиация России
Российская стратегическая авиация сосредоточена в составе 37 воздушной армии и располагает 76 стратегическими бомбардировщиками двух типов: Ту-160 (13 штук) и Ту-95МС (63 штуки), способными нести до 844 крылатых ракет большой дальности. Все эти самолеты имеют на вооружении крылатые ракеты большой дальности Х-55 и Х-55СМ (2500 и 3000 км. соответственно). Данные ракеты поступили на вооружение в 1983 году, в настоящее время производятся на заводе ОАО «ВМП «АВИТЕК» в Кирове. Ракета совершает полет на дозвуковой скорости на предельно малой высоте, огибая рельеф местности. Предназначена для уничтожения стратегически важных наземных объектов, координаты которых заранее известны.
Основа стратегической авиации – это турбовинтовые бомбардировщики Ту-95 МС, разработанные в КБ Туполева и серийно производимые с 1984 по 1991 годы. Существует два типа подобных машин Ту-95 МС6 и Ту-95 МС16, первый несет 6 крылатых ракет в бомбовом отсеке, второй способен дополнительно взять 10 ракет на пилонах под крыльями, что сильно сказывается на дальности полета ракетоносца
Реактивный сверхзвуковой стратегический ракетоносец Ту-160 также был создан в КБ Туполева и серийно выпускался с 1984 по 1992 год, с 1999 производство возобновлено в Казани. В настоящее время в строю находится 16 бомбардировщиков, 13 в составе стратегических ядерных сил. Вооружение бомбардировщика включает в себя 12 крылатых ракет большой дальности Х-55, расположенных в бомбовом отсеке.
Российская стратегическая авиация сосредоточена на двух аэродромах. 22-ая гвардейская тяжелая бомбардировочная авиадивизия в Энгельсе (Саратовская обл.) имеет в своем составе 13 Ту-160 и 23 Ту-95МС. В состав подразделения также входит полк самолетов-заправщиков Ил-78 дислоцированных в Рязани. 326 тяжелая бомбардировочная дивизия расположена в Хабаровском крае в Украинке. Дивизия имеет на вооружении 40 бомбардировщиков Ту-95МС
Тактическое ядерное оружие
Не стоит забывать, что помимо стратегических ядерных сил существуют нестратегические, которые у нас в стране скрыты завесой тайны еще большей, чем американские. По оценкам экспертов в России имеется около 2000 таких носителей. Отличие тактического ядерного оружия в том, что в отличие от стратегического оно не размещено на носителях, а находится на складах в режиме хранения, а в роли носителей выступают не специализированные, а обычные базовые образцы вооружений. Зарубежные эксперты оценивают российский арсенал тактических ядерных боезарядов в 8000 штук.
Состояние и перспективы
Факторы, снижающие боеспособность СЯС:
Истечение срока службы 80% межконтинентальных баллистических ракет в РВСН.
Исключение из состава и уничтожение большинства ядерных железнодорожных ракетных комплексов.
Стратегическая авиация сосредоточена на двух аэродромах, с отдельно хранящимися боеголовками.
Затянутый ввод в эксплуатацию ракеты «Булава», которая должна стать основным видом вооружения стратегических АПЛ.
Частичное отсутствие покрытия нал Большей частью Тихого океана и в Атлантическом океане, что повышает требования к мобильности ядерной триады.
Положительные моменты:
Начало эксплуатации станций нового поколения системы предупреждения о ракетном нападении в Краснодарском крае и Ленинградской области.
С 2006 по 2008 годы на орбиту было выведено 4 спутника серии «Космос» системы раннего предупреждения «Око».
Все стратегические АПЛ проектов 667 БДРМ и часть 667 БДР в последнее время подверглись среднему ремонту с частичной модернизацией и заменой ракет
Возобновление производства Ту-160 и полетов стратегической авиации в отдаленных зонах патрулирования по всему миру.
Ввод в строй нового мобильного комплекса, оснащенного ракетами РС-24 «Ярс».