Пушка барановского образца 1873 года

Гений русской артиллерии — В.С. Барановский

Талантливый русский изобретатель, сын профессора Гельсингфорского университета и изобретателя Степана Барановского. Родился 1-го сентября 1846 г., погиб 7-го марта 1879 г. Само воспитание способствовало развитию в нем призвания к механике и математике, изучая последнюю под руководством лучшего профессора (своего отца). Уже с 11-летнего возраста практически знакомился с механикой, сопровождая отца в его заграничных поездках для ознакомления с тогдашним состоянием вопроса о сжатом воздухе, как механическом двигателе.
В 1861 г. Барановский на 15 году жизни явился деятельным пособником в работах отца по устройству «духового самоката» (самоходной тележки с пневматическим приводом).
С ним же в 1862 г. участвовал в выполнении правительственного поручения постройки пневматического двигателя для подводной лодки, и здесь, спроектировав особую конструкцию смычек между трубами духовика, дал возможность уменьшить, затребованную заводом Росселей заказную сумму на 1000 фунтов стерлингов.
Не получая никаких дипломов, Барановский тем не менее запасся прекрасным научным образованием, слушая публичные лекции в одном из институтов Парижа и посещая в качестве вольнослушателя петербургский университет. Отсюда Барановский поступил сначала на завод А. И. Шпаковского, затем перешел к Людвигу Нобелю, расставшись с которым, незадолго до своей смерти, приступил к устройству собственного механического и судостроительного завода.
Способствуя общему развитию техники, Барановский обогатил последнюю целым рядом своих изобретений. Главнейшие из них: водоотливная машина для работ на золотых приисках, особого типа пожарная труба и гидропульт. Им же внесено немало полезных усовершенствований в дело артиллерийской техники; на сравнительном испытании митральез, произведенном в Египте, лучшею была признана усовершенствованная шестиствольная «скорострелка» Барановского. Оригинальными достоинствами выделился на опытах изобретенный им зарядный ящик.
Но важнейшим изобретением Барановского в этой области явилась его 2½-дюймовая скорострельная пушка. Вообще он в 1872—1875 годах он создает целое семейство 2,5-дюймовых артсистем — легкую пушку для конной артиллерии, горную пушку и морскую десантную пушку, которые и положили начало отечественной скорострельной артиллерии.
Заслуга В. С. Барановского состоит в том, что он первым оснастил свои орудия устройствами, ставшими непременными принадлежностями любых скорострелок. К ним относился поршневой затвор, снабженный самовзводящимся осевым ударником, автоматически срабатывавшим при закрывании затвора. При этом особый предохранитель исключал возможность случайного выстрела при неплотно закрытом затворе, зато при осечке ударник мгновенно взводился поворотом специальной рукоятки. Для вертикальной (от —10 до +200) и горизонтальной наводок Барановский первым же применил быстродействующие винтовые поворотные и подъемные механизмы. Вместо простого реечного прицела с мушкой на передней части ствола он оснастил свои пушки оптическим прицелом С. К. Каминского, обеспечившим быструю наводку.

Процесс заряжания резко ускорило применение унитарных патронов, а откат после выстрела сокращал гидравлический тормоз в цилиндрическом корпусе, на который надевался пружинный накатник, возвращавший ствол в первоначальное положение. Благодаря этим инженерным решениям пушки В. С. Барановского развивали невиданную по тем временам скорострельность: 5 выстрелов в минуту.
Скорострельные артсистемы В. С. Барановского, открывшие новую эру в истории артиллерии, были сразу же приняты на вооружение российской армии. Любопытно, что при испытаниях его 2,5-дюймовой горной пушки германский «пушечный король» А. Крупп поспешил предложить российскому военному ведомству свою 75-мм горную скорострелку. Но после сравнительных стрельб начальник Главного артиллерийского управления генерал А А. Баренцев доложил военному министру Д. А Милютину, что отечественное орудие по всем статьям превосходит крупповское.


Орудия системы Барановского в составе целой батарей приняли участие в последнем турецком походе и блестяще выдержали определенное для них испытание
Не ограничиваясь разработкой скорострельных пушек, В. С. Барановский в 1875 году создает оригинальный образец картечницы, так в те годы именовали многоствольные, малокалиберные системы, предшественницы пулеметов. Для массового изготовления унитарных патронов он создает станок, конструкция которого практически не менялась почти столетие. Многое мог бы еще сделать для российской артиллерии талантливый инженер, но 7 марта 1879 года он трагически погиб при испытаниях унитарных патронов. Преждевременный взрыв снаряда, при заряжании орудия самим Барановским, смертельно ранил его, и час спустя, в страшных мучениях он скончался.
Дело изобретателя продолжил его двоюродный брат П. В. Барановский, ранее создававший лафеты для скорострелок Владимира Барановского.

Барановский, Владимир Степанович

В.С. Барановский

Матрос у десантной пушки Барановского — боевого орудия одного из крейсеров Тихоокеанской эскадры

Барановский, Владимир Степанович (1846-1879 гг.), предтеча современной скорострельной артиллерии, разработавший еще в 1875 г. первый не только в России, но и за границею, образец скорострельной малокалиберной полевой и горной пушки.

Барановский в 1867 г. служил на заводе Л. Нобеля в С.-Петербурге, где им были разработаны совершенствования в картечницах Гатлинга, принятых в 1873 г. в России с в виде скорострельных орудий; вместе с тем он разработал свою 2 ? дм. скорострельную пушку, одобренную в 1817 г. как морским, так и сухопутным артиллерийским ведомством, давшим ему заказ на некоторое количество этих орудий со всею материальною частью и боевыми припасами к ним.

Орудия Барановского в виде 6-орудийной конной батареи, с унитарными патронами в боевом комплекте, были отправлены в 1878 г. на театр военных действий в Турцию. В пути, некоторые, патроны получили в пути значительные помятости, что и дало повод представителям артиллерийского ведомства высказать сомнение в пригодности этого нововведения для полевой артиллерии и испытание в сухопутном ведомстве этой системы прекратилось совсем, когда в 1879 г., при испытании вернувшихся с войны помятых патронов произошел преждевременный выстрел, которым Барановский был убит.

Главные отличительные черты систем Барановского: орудие, состоящее из стальной трубы, скрепленной кожухом, снабжено поршневым (винтовым) затвором с самовзводящимся при открывании затвора пружинным ударником (механизм повторительный), предохранителем против выстрела при не вполне запертом затворе и экстрактором, автоматически выбрасывающим при открывании затвора стреляную гильзу. Прицел кремальерный, обеспечивающий точность и быстроту установки; кроме того, Барановский предлагал и оптическое прицельное приспособление (для конной пушки) в виде зрительной трубы с двумя диоптрами (искатель для грубой наводки), вместо мушки и обыкновенного прицела.

Полевая пушка Барановского 1-го образца.

Затвор пушки Барановского.

Судовая пушка.

Десантная пушка Барановского.

Гильза для унитарного патрона Барановского.

Разрез компрессора предложенного Барановским.

Лафет пушки Барановского с поворотом по оси помощью винтового механизма, для точной и быстрой боковой наводки. Деревянные колеса с общепринятою (в конце XIX- начале XX века) теперь металлическою (бронзовою) ступицею с наглухо закрытыми концами оси. Проектированный Барановским гидравлический компрессор для тумбовых шлюпочных станков располагался вертикально внизу тумбы; выше помещался цилиндр с надетыми снаружи его винтовыми пружинами накатника. Орудие цапфами расположено было на салазках (верхний лафет», скользящих при откате по направляющим тумбы; движение салазок передавалось поршню компрессора помощью пары цепей, которые сжимали и пружины накатника. Подъемный механизм у системы Барановского — двойной винт, по идее изобретателя даже с зубчатой передачей и маховиком,—допускал придавание углов от —10° до +20°.

Боевые припасы составляли: двустенная кольцевая чугунная граната и железная диафрагменная шрапнель с ввинтным чугунным дном, с 88 пулями и с дистанционною 10-секунд трубкою. Заряд в картузе помещался в жестяную свертную гильзу с железным поддоном, прикрепляемым к стенкам гильзы поддонным винтом с центральным каналом для вставления капсюля.

Из описания систем Барановского видно, что в них уже были намечены и осуществлены главные элементы и принципы современной скорострельной арт., которые для того времени были настолько новыми и смелыми, что вызывали; по-видимому, сомнение в применимости их и возможности удовлетворительного осуществления на практике. Таким образом, преждевременная смерть изобретателя, неудовлетворительное состояние техники, не позволявшей быстро справиться с некоторыми конструктивными недостатками (фабрикация цельнотянутых гильз для пушек еще не была установлена, бездымный порох еще не был известен), а так же отсутствие сочувствия выставленным принципам — вот причина того, что наша артиллерия, в недрах которой не только зародились все элементы современного скорострельного полевого орудия, но частью были и осуществлены уже в системе Барановского и в его предложениях, получила образец скорострельной полевой пушки только после введения ее на Западе.

См. также: Горная артиллерия, исторический обзор

63-мм пушка Барановского

63,5-мм десантная пушка Барановского

63,5-мм пушка Барановского в музее Артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге
Классификация

Десантное орудие Тип

образца 1882 г. Модификация

История производства

Российская империя Страна производства

Барановский В.С. Разработчик

1875 г. Разработано

Обуховский, Металлический заводы Производитель

c 1878 г. Годы производства

более 140 ед. Изготовлено

горная, конная пушки Модификации

История эксплуатации

Состояло на вооружении Российская империя
Годы эксплуатации 1878 — 1908 г.
Было установлено на «Аврора», «Варяг», «Ослябя», «Ростислав», «Рюрик» и др.
Войны и конфликты Русско-японская война

Характеристики орудия

63,5 мм. Калибр

106 кг. Масса ствола

1260 мм. Длина орудия

19,8 калибров Длина ствола

2,8 км. Максимальная дальность стрельбы

патронный Принцип заряжания

5 выстр./мин. Скорострельность

Характеристики снарядов

граната, шрапнель Типы снарядов

3,35 — 4,2 кг. Масса снаряда

63-мм пушка Барановского — скорострельное патронное десантное орудие предназначенное для установки на катера, шлюпки, а также для непосредственной поддержки на берегу морской пехоты. Разработано русским офицером и изобретателем Барановским В.С. и изготавливалось на Обуховском и Металлическом заводах Санкт-Петербурга. Использовалось в боевых действиях в Русско-японской войне 1904-1905 г.г.

Предыстория разработки орудия

Затвор Нобеля — БарановскогоНа корабельном станкеНа шлюпкеНа колёсном лафете

Во времена парусного флота неотъемлемой частью воору­жения кораблей являлись десантные пушки. Они размещались на гребных баркасах и шлюпках. При высадке десанта большая их часть ставилась на специальные колёс­ные лафеты, перекатываемые расчётом по полю боя.

В середине 60-х годов XIX века в связи с появлением технологий по снижению себестоимости производства стали в большинстве европейских стран произошёл переход на изготовление пушек из этого материала. Сталь, в отличие от применявшейся в артиллерии бронзы, была гораздо прочнее и меньше подвергалась коррозии, чем железо и чугун. Другой задачей для инженеров являлась низкая скорострельность орудий, составлявшая на то время 1,5 — 2 выстрела в минуту.

Одним из первых артиллерийских конструкторов решившим эти проблемы, стал Владимир Степанович Барановский, офицер русской армии и талантливый изобретатель. В 1871 г. были проведены первые полевые испытания 2-х дюймовой скорострельной пушки. В 1872 г. калибр орудия, разрабатывавшегося для конной артиллерии, был увеличен до 2,5 дюймов (63,5-мм), разработаны новые затвор и механизм наведения.

28 декабря 1876 г. генерал-ад­мирал Вел. кн. Константин Николае­вич Романов осмотрев 63,5-мм конную пушку Ба­рановского, приказал приобрести один экземпляр и изготовить к ней опытный морской ста­нок.

Производство орудий

Первый заказ на 10 пушек Барановского Морское ведом­ство сделало 25 апреля 1878 г., хотя официально её приня­ли на вооружение лишь в 1882-м. К 1889 г. в Морском ве­домстве состояло на вооружении 60 пушек, а к 1901 г. — 125. Стволы орудий изготавливались на Обуховском заводе, а станки — на за­воде братьев Барановских и на Металлическом заводе в Санкт-Петербурге.

Описание и характеристики орудия

63,5-мм десантная пушка Барановского имела стальной ствол, поршневой затвор системы Нобеля — Барановского, оснащённый оригинальным устройством самовзведения ударно-спускового механизма и предохранителем, предотвращающим выстрел при недозакрытом затворе, разработанные русским инженером. При осечке выстрела, ударник взводился в боевое состояние поворотом специальной рукоятки. Также затвор был оснащён автоматическим экстрактором стреляной гильзы. Ствол пушки скреплялся кожухом с цапфами, надетыми в горячем состоянии. Длина ствола составляла — 1260 мм, канала — 1070 мм, нарезной части — 778 мм. Число нарезов — 20, крутизна нарезов постоянная, равнявшаяся 30 калибрам. Вес замка — 8,4 кг, вес пушки с замком — 106 кг.

Наведение орудия производилось быстродействующими винтовыми поворотными и подъёмными механизмами оригинальной конструкции Барановского. По вертикали орудие наводилось от -10° до +20°. Вместо простого реечного прицела с мушкой на передней части ствола, пушка была оснащена более совершенным оптическим прицелом Каминского С.К. образца 1872 г., что значительно увеличило точность стрельбы прямой наводкой.

Табличная дальность стрельбы из орудия составляла 1,83 км, предельная — 2,8 км, скорострельность до 5 выстрелов в минуту.

Расчёт пушки, установленной на корабельной тумбе, составлял 4 человека. При десантировании на берег орудие обслуживали: 1 унтер-офицер, 2 комендора, 16 человек прислуги. Для перемещения орудия и тележки с боеприпасами по суше впрягалось в лямки и толкало, держась за дышло, по 8 человек. На одну роту морской пехоты приходилось по два орудия и одной тележке с боеприпасами.

Орудийная установка

С 1879 по 1891 г.г. эле­менты конструкции станков к десантным 63,5-мм пушкам Барановского не­прерывно изменялись, но принципиально все станки были устроены одинаково. Они имели гидравлический (масляный) тормоз отката и пру­жинный накатник. На корабле станок устанавливался на специальной тумбе, прикреп­лённой тремя болтами к палубе (в виде равностороннего тре­угольника). Высота оси цапф от палубы составляла 1068 мм. Чтобы переставить качающуюся часть пушки с корабельной тумбы на колёсный десантный лафет, требовалось отвинтить всего один болт. Высота оси цапф на колёсном лафете со­ставляла 864 мм. На шлюпках пушка устанавливалась на ко­лёсном лафете. При этом колеса снимались, а концы оси ла­фета помещались в железных подцапфенниках, имевшихся в планшире шлюпки, и прикрывались железными горбылями. Задний конец хобота лафета прихватывался к банке канатом. Таким образом, орудие могло вести огонь со шлюпки в не­большом носовом секторе.

Боеприпасы

В боекомплект 63,5-мм пушки Барановского, входили чугунная граната и шрапнель в унитарном исполнении, картечь орудиям не полагалась.

Наименование снаряда Начальная скорость, м/с Вес снаряда, кг Вес В.В., гр.
Граната
372
2,55
90
Шрапнель
329
около 3,0

История эксплуатации

Десантными пушками вооружались корабли русского флота от канонерских лодок до броненосцев.

В 1902 г. в Пекине рота моряков с помощью десантных пушек обороняла русское посольство от восставших «ихэтуаней». В ходе Русско-японской войны 1904—1905 г.г. пушки использовались в действиях на суше и на море, в том числе служили для «береговой обороны» Командорских островов.

Война по­казала не достаточную эффективность пушек калибра 63,5-мм (2,5″), и в 1908 г. они были сняты с вооружения флота.

Последующие модификации

Горные пушки Барановского с разборным лафетом для перевозки на вьючных животных были изготовлены в количестве нескольких десятков и проходили службу на Кавказе, в Восточной Сибири и Центральной Азии.

Конные пушки производились в незначительных количествах.

Память

Образцы 63,5-мм пушек Барановского хранятся в музее Артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге.

Оценка проекта

Унитарное заряжание и применение гидравлического тормоза с пружинным накатником позволили достигнуть более, чем двукратного увеличения скорострельности по сравнению с предыдущими системами, доходившего до 5 выстр./мин. Но недостаточная эффективность 63,5-мм боеприпасов предопределила её замену на более мощные орудия.

Конструкция 76,2-мм (3″) дивизионной полевой скорострельной пушки образца 1902 г. целиком была основана на принципах, разработанных В. С. Барановским. Эта пушка по многим боевым качествам превосходила зарубежные полевые орудия того времени, результатом чего явилась её более чем 30-летняя служба в армии.

Использованная литература и источники

Ссылки

  • Военное обозрение
  • airbase.ru
  • fortoved.ru
  • wunderwaffe.narod.ru

Список литературы

Галерея изображений

  • Барановский Владимир Степанович (1.09.1846—7.03.1879 г.г.)

  • Десантная пушка на колёсном лафете

  • Горная (вверху) и конная пушки

  • На корабельном станке

  • На колёсном лафете

  • Хранение лафетов на спардеке

  • Десантная пушка — общий вид

  • Поршневой затвор Нобеля-Барановского

  • Поршневой затвор Нобеля-Барановского

  • Поршневой затвор Нобеля-Барановского

  • Пружинный накатник

  • Боеприпасы

«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

В системе Гатлинга ведущим звеном системы выступал центральный вал, приводившийся во вращение мускульной энергией стрелка через рукоятку и коническую передачу. На вал надевались блок стволов, за ним, внутри неподвижного чугунного кожуха, приемник и «замочный цилиндр», в продольных пазах которого скользили затворы. Стволы имели толщину стенок несколько больше винтовочных, поскольку рассчитывались на более «частую» стрельбу. Между кожухом и затворами помещался поддон с наклонным эллиптическим копирным пазом, с помощью которого вращение блока стволов преобразовывалось в возвратно-поступательное движение затвора. Движение затвора вперед-назад относительно ствола обеспечивалось взаимодействием его кулачка с копирным пазом. Больший участок копирного паза соответствовал операциям извлечения и выбрасывания гильзы, досылания патрона, которые, таким образом, растягивались на несколько выстрелов. Участок паза, соответствующий переднему положению затвора, служил запирающей поверхностью, обеспечивающей плотное прилежание затвора к стволу при выстреле. В затворе монтировались ударник с курком и боевой пружиной и выбрасыватель. Ударник взводился, скользя своей головкой по специальной изогнутой пластине, приклепанной к кожуху изнутри и располагавшейся в поперечной плоскости оружия. Когда ствол с затвором приходил в положение для выстрела и затвор запирал ствол, головка ударника выходила из-за пластины, ударник разбивал капсюль патрона. Число выстрелов за один оборот соответствовало количеству стволов в блоке, а скорострельность определялась скоростью вращения. К достоинствам такой схемы относится полное совмещение операции во времени, непрерывность работы, равномерная (без рывков и остановок) работа системы питания, небоязнь осечек (в случае осечки сработает следующий патрон в следующем стволе), возможность развить в короткое время высокую скорострельность без перегрева стволов. Главная опасность — затяжной выстрел (в процессе вращения он произойдет уже при открытом затворе). Главная сложность в эксплуатации — чрезвычайная утомительность работы с рукояткой. Проблемы создавала также высокая чувствительность механизма к смазке и запылению.

«Тело» картечницы («скорострельной пушки») Гатлинга — Горлова в экспозиции Тульского государственного музея оружия

«Тело» картечницы Гатлинга — Горлова («скорострельной пушки обр. 1871 г.») укладывалось на железную раму с цапфами, на которой крепилась и медная воронка под магазин, точнее — под секторную коробку-пачку на 24 патрона. Патроны подавались собственной тяжестью и давлением грузика, поджимаемого сверху заряжающим. Затем, по образцу модели Гатлинга 1874 г., приняли карусельное устройство с четырьмя секторами — каждый включал 4 отделения по 25 патронов. В 1885 г. был принят барабанный магазин системы Экльста.

«Тело» картечницы («скорострельной пушки») Гатлинга — Барановского в экспозиции Тульского государственного музея оружия

В картечнице Гатлинга — Барановского («скорострельной пушке обр. 1873 г.») уменьшена длина стволов, длина и масса «тела» самой картечницы. Вращающийся блок стволов облегчен, стволы укрыты медным кожухом, рукоятка вращения надета прямо на центральный вал, работа с ней стала легче. Возросла скорострельность. Изменилась и установка — картечница опиралась на круглый стол на оси лафета и поворачивалась на нем по горизонту. Появилось «автоматическое» устройство рассеивания пуль — впоследствии автоматически действующие механизмы рассеивания по фронту или в глубину появятся на ряде пулеметов. Картечница легко разбиралась на 4 части (картечница, лафет, колеса).

Облегченный лафет весил 276,5 кг, имел диаметр колес 1,09 м, давал угол возвышения 60° и склонения 50°, поворота по горизонту 60°. При нем возили 6720 (672 — в ящиках на лафете), при лафете пушечного типа — 6048 патронов.

Картечница Гатлинга-Горлова обр. 1870 г. Гатлинга-Барановского обр. 1873 г.
Калибр 4,2 лин (10,67 мм) 4,2 лин (10,67 мм)
Количество стволов 10 6
Длина ствола, мм 826 660,5
Масса «тела» картечницы, кг 163 49
Масса лафета, кг 496 276,5
Масса с передком и патронами, кг 1104 528
Боевая скорострельность, выстр./мин. до 400 до 600
Дальность стрельбы, м 1493 (700 саженей) 1200
Расчет, чел. 7 (из них 2 ездовых) 3 (из них один ездовой)
Запряжка четверная парная

Картечницы в целом нашли довольно ограниченное применение. Во время Хивинского похода 1873 г. две картечницы (взвод) имелись в отряде генерал-майора Головачева, составленном из пехоты и казаков. В ходе этого похода картечницы обычно вели огонь вместе с «ружейными» стрелками на дальности до 1000–1100 м. Такой огонь позволял «отбрасывать» отряды туркмен, атакующие плотной массой.

Уже в 1876 г. последовало распоряжение об упразднении «скорострельных» батарей и передаче картечниц в крепости, на склады и частью — на флот. После этого картечницы выдавались в войска по специальному распоряжению и использовались как «дополнительное», нештатное (или сверхштатное) вооружение. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. со складов Одесского военного округа выдали 27 картечниц для самообороны черноморских береговых батарей на случай вражеского десанта: 8 — в Одессу, 8 — в Очаков, 4 — в Севастополь, 4 — в Балаклаву, 3 — в Евпаторию. На флоте в этот период использовали вместе с картечницами системы Гатлинга картечницы Пальмкранца калибра 4,2 линии (10,67 мм) и 1 дюйм (25,4 мм). В 1877 г. по одной-две картечницы Пальмкранца или Гатлинга ставили на корабли береговой обороны типа «поповок», а также на мобилизованные гражданские суда. Действовали картечницы и на суше.

Как видно на этой гравюре, 10-ствольная картечница Гатлинга — Горлова («4,2-линейная скорострельная пушка обр. 1871 г.») по размерам была сопоставима с 4-фунтовой (87-мм) нарезной полевой пушкой

В 1877 г. Рущукский отряд русской Дунайской армии получил со складов Киевского округа 8 картечниц, образовавших «полевую скорострельную батарею». Еще 8 картечниц действовали на Дунайских береговых батареях, под Никополем, под Плевной, на Шипке. Эти картечницы считались в составе осадной артиллерии. 16 своих картечниц русские передали болгарскому Земскому войску. Интересны попытки «приблизить» картечницы в бою к пехоте. Так, в октябре уже во время боев за Плевну генерал Тотлебен выдвинул идею формирования «подвижного стрелкового отряда», включающего несколько рот стрелков с винтовками Мартини и Бердана, а также нарезными крепостными ружьями, и картечницы. «Летучий отряд» из двух рот стрелков, 6 картечниц и команды в 50 человек с крепостными ружьями сформировали в составе отряда генерал-лейтенанта М.Д. Скобелева. Это было, пожалуй, единственной попыткой применить картечницы наилучшим образом. В этом отряде можно увидеть и отдаленный прототип совместных действий отборных стрелков, дальнобойных крупнокалиберных снайперских винтовок и пулеметов.

Малочисленность картечниц не позволила сделать определенных выводов об их боевой ценности. Тем не менее, во время Ахал-Текинской экспедиции 1880–1881 гг. генерал Скобелев попросил выделить ему кроме артиллерийских орудий и нештатные средства — «картечницы, ручные гранаты и ручные мортиры». С Кавказа из Александропольской крепости были выделены 8 картечниц Гатлинга — Горлова. Их использовали для защиты «этапных пунктов коммуникационной линии». Кроме того, Скобелев получил «морскую батарею», в состав которой вместе со скорострельными 1-фунтовыми пушками вошли 6 «морских» картечниц того же калибра 4,2 линии на легких десантных лафетах. Стоит отметить, что в сообщениях о действиях картечниц можно встретить словосочетания «противник отогнан», «принужден к молчанию» и т. п., но редко есть данные о количестве убитых или раненых (впрочем, и численность противника редко уточняется). По-видимому, психологическое действие картечниц намного превосходило их поражающее действие. Тем не менее картечницы в Ахал-Текинской экспедиции действовали в наиболее тесном взаимодействии с пехотой и кавалерией в обороне и в наступлении.

Мало кто из военных авторов тех лет обошел вопрос о картечницах, причем мнения высказывались порой полярные. Среди сторонников картечниц были генерал В.Л. Чебышев (разработавший в 1885 г. даже собственную легкую 6-ствольную модель), офицеры Генштаба И.П. Маслов, М.Н. Анненков. Ярым и последовательным противником картечниц стал генерал М.И. Драгомиров. Поскольку на мнение Драгомирова принято широко ссылаться в литературе, стоит остановиться на нем подробнее. Дело в том, что картечницы, считаясь артиллерийскими орудиями, и по размерам были таковыми. В 1891 г. Драгомиров писал: «Если бы одного и того же человека нужно было убивать по несколько раз, то это было бы чудесное оружие… На беду, еще не находилось таких музыкантов, которые были бы в состоянии переменять направление ствола десять раз в секунду». Генерал был не столь уж не прав — во время Франко-прусской войны в трупах пруссаков находили до 20–30 пуль митральез, в то время как их соседи в линии даже не были ранены. Ручной привод механизмов даже при нескольких человеках расчета затруднял огонь с рассеиванием по фронту и в глубину или быстрый перенос огня с одной цели на другую. Даже такие удачные системы картечниц, как Гатлинга — Барановского или Норденфельда, оказались слишком громоздки (сопоставимы с полевой 4-фунтовой пушкой), к тому же стрельба быстро утомляла стрелков. Именно к таким картечницам относилось ироничное замечание Драгомирова в статье «Калибры оружия в полевых армиях европейского состава». «Всякая скорострелка, называть ли ее картечницей или вновь придуманным словом пулемет (и избавь нас от лукавого и метафоры!), все же есть не более, как автоматический стрелок, т. е. самостоятельного вида поражения не дает… по всем неудобствам уже есть артиллерийское орудие». Драгомиров, впрочем, указывал: «Мотивы, но которым я считаю пулеметы нелепостью в полевой армии нормального состава, прямо указывают на те случаи, где они не только полезны, но и, пожалуй, даже необходимы… а именно: 1) на флангах в крепостях, 2) в степных экспедициях, где малый отряд может иметь дело с большой, но плохо вооруженной толпой» (опыт Ахал-Текинской экспедиции это подтверждал). Схожих взглядов придерживался генерал Г.А. Леер. Неудивительно, что положительно отзывались о картечницах генералы Эллис, Куропаткин, Давыдов, участвовавшие в «степных экспедициях». Неоднозначно относились к «рукояточным» картечницам и зарубежные специалисты. Картечницы в целом разделили судьбу своих средневековых прототипов — «органов» и «сорок» — те сошли со сцены с появлением легких полевых пушек, картечницы же становились не нужны с появлением новых скорострельных нарезных казнозарядных полевых пушек с новой гранатой и шрапнелью в боекомплекте.

Выдающийся русский оружейник и историк оружия В.Г. Федоров писал: «В общем необходимо прийти к заключению, что опыт вооружения армии картечницами был неудачен, и вся эта история не могла не оказать некоторого влияния на развитие вопроса о всеобщем введении нового могущественного средства, а именно картечниц, функционирование которых было основано на отдаче при выстреле, т. е. пулеметов». С одной стороны, картечницы побудили к исследованию свойств и возможностей скорострельного оружия, позволили отработать ряд узлов и систем, использованных потом в автоматическом оружии (а система Гатлинга, как известно, смогла вернуться на вооружение в виде высокотемпных многоствольных авиационных пушек и пулеметов и зенитных автоматов). В тактическом же плане наследие картечниц скорее негативно — благодаря им автоматические пулеметы первое время вызывали недоверие и, даже доказав свое значение в Англо-бурской и Русско-японской войнах, вплоть до Первой мировой войны считались все же родом артиллерии.

Однако предложения картечниц долго не оскудевали. Улучшить «скорострельную пушку» пытались братья С. и В. Валицкие. В 1880 г. изобретатель Вильнер предложил ГАУ 4,2-лин картечницу, включающую 2500 (!) стволов, а мещанин И. Дубинин в 1883-м — 8-ствольное орудие с патронами типа картечных (по 50 пуль в каждом), выстреливающее веерообразно 1600 пуль в минуту. В 1885 г. Гатлинг предложил Артиллерийскому Комитету ГАУ испытать две его новые картечницы — 10-ствольную на легком лафете со щитом и 6-ствольную, пригодную для «перетаскивания на руках». Еще в 1884 г. Артком составил программу испытаний систем Гатлинга и Норденфельда, а в 1885 г. утвердил программу более широких испытаний «скорострельных пушек» ружейного и артиллерийского калибра — от 4,2 линии до 1,65 дюйма (калибры около 1,5 дюйма позволяли стрелять картечью или шрапнелью). Осенью 1885 г. на Главном артиллерийском полигоне близ Санкт-Петербурга прошли сравнительные испытания «малокалиберных скорострельных пушек». Картечниц Гатлинга там уже не было, зато участвовали 5– и 1-ствольные картечницы Гарднера, 2-ствольная Пратт-Уитней, 5-ствольная Норденфельда, выполненные под русский 4,2-лин патрон, 37– и 47-мм 5-ствольные револьверные пушки Гочкиса (именовавшиеся «многоствольными гранатными пушками»). В октябре 1886-го — феврале 1887 г. прошли дополнительные испытания картечниц Норденфельда, и большинство членов комиссии повторили мнение, «что митральезы представляют собой прекрасное средство для усиления ружейного огня в бою». Однако полковник А.И. фон дер Ховен записал особое мнение, в котором, между прочим, заметил: «Если же предположено было бы ввести митральезы в состав вооружения наших войск, то, по моему мнению, недавно испытанная у нас одноствольная автоматическая митральеза системы Максима заслуживает большего внимания, чем митральеза Норденфельда».

Тем временем «Гатлинги» оставались на вооружении крепостей. В 1900 г. даже испытывали новое салазочное приспособление к ним для стрельбы из каземата. 28 мая 1906 г. Артком постановил разослать в крепости «Краткое наставление для службы при 4,2-лин пулеметах системы Гатлинга», составленное капитаном Чернопятовым. Полсотни 4,2-лин «пулеметов» числилось в 1899 г. в береговой артиллерии. Долго служили картечницы «на периферии». Так, в 1893 г. Памирскому отряду русских войск передали для усиления «три 4-линейных пулемета (два 5-ствольных Норденфельда и один 1-ствольной Максима)» — т. е. картечницы и пулемет, заказанные фирме «Максим — Норденфельд» под 4,2-лин патрон. В 1905 г. добавили «два 6-ствольных пулемета Гатлинга», в 1909-м (!) — еще три «для замены пришедших в негодность». Только в 1910 г. подняли вопрос о замене их «3-линейными автоматическими пулеметами Максима». Ну а как появился в России «Максим»?

К тому времени энтузиазм сторонников «скорострелок» несколько поостыл. В ходе Франко-прусской войны 1870–1871 гг. батареи 25-ствольных картечниц Реффи не принесли особой пользы в боях. Тем не менее в 1871 г. в России в артиллерийских бригадах сформировали четвертые — «скорострельные» — батареи, вооружив их картечницами Гатлинга-Горлова. С переходом в 1872 г. в полевой артиллерии к 6-батарейной структуре артбригад «скорострельные» батареи стали в них шестыми.

Не забыли и 6-ствольную картечницу Гатлинга. Ее усовершенствованием занялся инженер В.С. Барановский, и уже через два года после горловской на вооружение приняли картечницу обр. 1873 г. Гатлинга — Барановского. При облегченном лафете и парной запряжке возросла маневренность картечницы. Немаловажно было и уменьшение ее расчета с 7 до 3 человек. Картечница Барановского производства Л. Нобеля была признана лучшей на «смотре митральез», организованном египетским хедивом (турецким правителем Египта).

Эта система уже могла стать «ближе» к пехоте и кавалерии, но пехотные и кавалерийские офицеры в опытах с картечницами не участвовали, вопросы их взаимодействия почти не рассматривались, что способствовало «узкой специализации» картечниц. В том же 1873 г. по приказу Главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа великого князя Николая Николаевича-старшего провели сравнительные стрельбы четырех картечниц («скорострельных пушек») и полувзвода пехоты по одинаковым мишеням и с одинаковых дальностей. Оказалось, что «пехота скорее определила расстояние, скорее выпустила свои патроны» и притом — с большей меткостью. В сочетании с выявленными эксплуатацией частыми задержками в работе механизмов это не прибавляло рукояточным картечницам популярности.

«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

В системе Гатлинга ведущим звеном системы выступал центральный вал, приводившийся во вращение мускульной энергией стрелка через рукоятку и коническую передачу. На вал надевались блок стволов, за ним, внутри неподвижного чугунного кожуха, приемник и «замочный цилиндр», в продольных пазах которого скользили затворы. Стволы имели толщину стенок несколько больше винтовочных, поскольку рассчитывались на более «частую» стрельбу. Между кожухом и затворами помещался поддон с наклонным эллиптическим копирным пазом, с помощью которого вращение блока стволов преобразовывалось в возвратно-поступательное движение затвора. Движение затвора вперед-назад относительно ствола обеспечивалось взаимодействием его кулачка с копирным пазом. Больший участок копирного паза соответствовал операциям извлечения и выбрасывания гильзы, досылания патрона, которые, таким образом, растягивались на несколько выстрелов. Участок паза, соответствующий переднему положению затвора, служил запирающей поверхностью, обеспечивающей плотное прилежание затвора к стволу при выстреле. В затворе монтировались ударник с курком и боевой пружиной и выбрасыватель. Ударник взводился, скользя своей головкой по специальной изогнутой пластине, приклепанной к кожуху изнутри и располагавшейся в поперечной плоскости оружия. Когда ствол с затвором приходил в положение для выстрела и затвор запирал ствол, головка ударника выходила из-за пластины, ударник разбивал капсюль патрона. Число выстрелов за один оборот соответствовало количеству стволов в блоке, а скорострельность определялась скоростью вращения. К достоинствам такой схемы относится полное совмещение операции во времени, непрерывность работы, равномерная (без рывков и остановок) работа системы питания, небоязнь осечек (в случае осечки сработает следующий патрон в следующем стволе), возможность развить в короткое время высокую скорострельность без перегрева стволов. Главная опасность — затяжной выстрел (в процессе вращения он произойдет уже при открытом затворе). Главная сложность в эксплуатации — чрезвычайная утомительность работы с рукояткой. Проблемы создавала также высокая чувствительность механизма к смазке и запылению.

«Тело» картечницы («скорострельной пушки») Гатлинга — Горлова в экспозиции Тульского государственного музея оружия

«Тело» картечницы Гатлинга — Горлова («скорострельной пушки обр. 1871 г.») укладывалось на железную раму с цапфами, на которой крепилась и медная воронка под магазин, точнее — под секторную коробку-пачку на 24 патрона. Патроны подавались собственной тяжестью и давлением грузика, поджимаемого сверху заряжающим. Затем, по образцу модели Гатлинга 1874 г., приняли карусельное устройство с четырьмя секторами — каждый включал 4 отделения по 25 патронов. В 1885 г. был принят барабанный магазин системы Экльста.

«Тело» картечницы («скорострельной пушки») Гатлинга — Барановского в экспозиции Тульского государственного музея оружия

В картечнице Гатлинга — Барановского («скорострельной пушке обр. 1873 г.») уменьшена длина стволов, длина и масса «тела» самой картечницы. Вращающийся блок стволов облегчен, стволы укрыты медным кожухом, рукоятка вращения надета прямо на центральный вал, работа с ней стала легче. Возросла скорострельность. Изменилась и установка — картечница опиралась на круглый стол на оси лафета и поворачивалась на нем по горизонту. Появилось «автоматическое» устройство рассеивания пуль — впоследствии автоматически действующие механизмы рассеивания по фронту или в глубину появятся на ряде пулеметов. Картечница легко разбиралась на 4 части (картечница, лафет, колеса).

Облегченный лафет весил 276,5 кг, имел диаметр колес 1,09 м, давал угол возвышения 60° и склонения 50°, поворота по горизонту 60°. При нем возили 6720 (672 — в ящиках на лафете), при лафете пушечного типа — 6048 патронов.

Картечница Гатлинга-Горлова обр. 1870 г. Гатлинга-Барановского обр. 1873 г.
Калибр 4,2 лин (10,67 мм) 4,2 лин (10,67 мм)
Количество стволов 10 6
Длина ствола, мм 826 660,5
Масса «тела» картечницы, кг 163 49
Масса лафета, кг 496 276,5
Масса с передком и патронами, кг 1104 528
Боевая скорострельность, выстр./мин. до 400 до 600
Дальность стрельбы, м 1493 (700 саженей) 1200
Расчет, чел. 7 (из них 2 ездовых) 3 (из них один ездовой)
Запряжка четверная парная

Картечницы в целом нашли довольно ограниченное применение. Во время Хивинского похода 1873 г. две картечницы (взвод) имелись в отряде генерал-майора Головачева, составленном из пехоты и казаков. В ходе этого похода картечницы обычно вели огонь вместе с «ружейными» стрелками на дальности до 1000–1100 м. Такой огонь позволял «отбрасывать» отряды туркмен, атакующие плотной массой.

Уже в 1876 г. последовало распоряжение об упразднении «скорострельных» батарей и передаче картечниц в крепости, на склады и частью — на флот. После этого картечницы выдавались в войска по специальному распоряжению и использовались как «дополнительное», нештатное (или сверхштатное) вооружение. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. со складов Одесского военного округа выдали 27 картечниц для самообороны черноморских береговых батарей на случай вражеского десанта: 8 — в Одессу, 8 — в Очаков, 4 — в Севастополь, 4 — в Балаклаву, 3 — в Евпаторию. На флоте в этот период использовали вместе с картечницами системы Гатлинга картечницы Пальмкранца калибра 4,2 линии (10,67 мм) и 1 дюйм (25,4 мм). В 1877 г. по одной-две картечницы Пальмкранца или Гатлинга ставили на корабли береговой обороны типа «поповок», а также на мобилизованные гражданские суда. Действовали картечницы и на суше.