Птаб 2 5

Противотанковые авиабомбы Великой Отечественной войны (ПТАБ)

Реактивные снаряды РС-82 под крылом штурмовика Ил-2. Всем были хороши «РС», но чтобы уничтожить танк требовалось только точное попадание

От реактивных снарядов до зажигательных ампул

Сразу же после начала Великой Отечественной войны советским ВВС потребовалось достаточно эффективное оружие для борьбы с бронетанковой техникой противника. О важности этой проблемы говорит тот факт, что в первые месяцы боевых действий на охоту за танками противника «мобилизовали» практически все уцелевшие самолеты-истребители ВВС Красной Армии, вооружив их реактивными снарядами калибра 82 и 132 мм, а также фугасными авиабомбами калибром 50 кг. Между тем первый вариант вооружения оказался довольно дорогим, а второй — недостаточно эффективным. В виду «практически нулевой» точности стрельбы одиночными реактивными снарядами и бомбардировки 50-килограммовыми «фугасками» наскоро обученными летчиками ускоренных выпусков оба варианта вооружения оказались для руководства ВВС неприемлемыми. А кроме того, боезапас такого противотанкового оружия на борту оказался мал.

В августе 1941 г. к решению этой проблемы пришлось подключить конструкторов боеприпасов, работавших по трем направлениям — зажигательные средства, эффективно действующие по танкам, мощные осколочные авиабомбы, способные пробить осколками броню толщиной более 30 мм, и мелкие фугасные авиабомбы кумулятивного действия, пробивающие броню толщиной до 60 мм.

В результате этой работы в 1941-42 гг. на вооружение ВВС поступили зажигательные ампулы АЖ-2КС и осколочные авиабомбы АО-50-100сл. Однако эти средства оказались недостаточно эффективными в борьбе с танками. К примеру, осколочные авиабомбы пробивали броню заданной толщины только при разрыве на расстоянии не более 5 м. Штурмовик Ил-2 мог взять таких боеприпасов лишь четыре штуки, а при полете на большой скорости вероятность поражения цели была ничтожно малой.

Малокалиберные противотанковые бомбы ПТАБ

Мелкие авиабомбы кумулятивного действия разрабатывали в ГСКБ-47, ЦКБ-22 и СКБ-35. Всего в течение 1942 г. авиаторы испытали противотанковые авиабомбы десяти различных конструкций. Наиболее эффективной оказалась авиабомба конструкции И.А.Ларионова, выполненная в габаритах калибра 10 кг. С учетом того, что штурмовики Ил-2 оснащали четырьмя кассетами КМБ для мелких бомб, комиссия рекомендовала автору уменьшить габариты боеприпаса до калибра 2,5 кг, что позволило бы увеличить боезапас машины почти в 4 раза и существенно повышало вероятность поражения целей.

В кратчайшие сроки — с декабря 1942 г. по апрель 1943 г. — противотанковые авиабомбы калибром 2,5 кг не только спроектировали и создали, но и испытали по полной программе. У боеприпасов, позже принятых на вооружение, корпуса и клепаные стабилизаторы перисто-цилиндрической формы изготавливали из листовой стали толщиной 0,6 мм. Для увеличения осколочного действия на цилиндрическую часть авиабомб дополнительно надевали стальную 1,5-мм рубашку. Сферическая головная часть корпуса боеприпаса была выполнена с радиусом, строго соответствовавшим оптимальному расстоянию для наиболее эффективного действия кумулятивного заряда.

Стабилизатор авиабомбы крепили с помощью специальной штампованной скобы корпусом донного взрывателя (при транспортировке эти функции выполняла пробка). Боевой заряд ПТАБ состоял из смесевого взрывчатого вещества ТГА, снаряженного через донное очко. Кроме того, в гнездо под взрывателем устанавливали дополнительный промежуточный детонатор в виде прессованной тетриловой шашки. Поскольку применяли ПТАБ, сбрасывая из кассет (главным образом, со штурмовиков) и бомбоотсеков, оснащать бугелями авиабомбы не требовалось.

На испытаниях установили, что авиабомбы конструкции ЦКБ-22 пробивают верхнее броневое покрытие немецких легких самоходных штурмовых орудий класса «Артштурм» толщиной 30-52 мм при встрече с преградой под углами 90, 45 и 30 к горизонту, а при меньших углах — только 30 мм. В большинстве случаев пробоины сопровождались отколом брони вокруг выходного отверстия.

В ходе испытаний на безотказность действия авиабомбами из кассет самолета Ил-4 бомбили одиночную наземную цель с высот 50-100 м на скорости 280 км/ч . Прямых попаданий не было, но все авиабомбы и их взрыватели действовали безотказно. На предыдущих испытаниях при прямом попадании в самоходку выломало угол брони размерами 200х300 мм и пробило отверстие 55х110 мм. И хотя габариты авиабомбы превышали допустимые на 1-4 мм, на основании результатов испытаний противотанковые кумулятивные авиабомбы ПТАБ-1,5 приняли на вооружение ВВС. В январе 1943 г. Научно-техническим журналом № 050 кумулятивной авиабомбе присвоили наименование ПТАБ-2,5-1,5 и индекс по ВВС — 7-Т-118.

По личному распоряжению И.В.Сталина, который был в курсе результатов испытаний, Государственный Комитет Обороны СССР принял этот боеприпас на вооружение, не дожидаясь оформления отчета по войсковым испытаниям, и распорядился начать его серийное производство. Рабочую документацию на изготовление авиабомбы и взрывателя разработали на заводах № 67 и 846 Наркомата боеприпасов. От народного комиссара боеприпасов Б.Л.Ванникова потребовали в срок до 15 мая изготовить 800 тысяч таких авиабомб с донными взрывателями АД-А. Снаряжали эти боеприпасы в Подмосковье на заводе № 12.

Этим же НТЖ донному взрывателю присвоили наименование АД-А, утвердив номер чертежа 3-01018 и индекс ВВС — 7-В-118. Для предохранения крыльчатки взрывателя от самопроизвольного свертывания на стабилизатор бомбы надевали специальный предохранитель из жестяной пластины квадратной формы с закрепленной на ней вилкой из двух проволочных усов, проходящих между лопастями. Встречным потоком воздуха его срывало после сбрасывания ПТАБ с самолета.

Сброс противотанковых авиабомб с кумулятивным эффектом (ПТАБ). Настоящий огненный дождь мог обрушить на врага даже легкий истребитель!

Когда количество авибомб переходит в качество

В 1943 г. только в период с мая по август промышленность изготовила 1612 тысяч авиабомб ПТАБ-2,5-1,5. Для создания фактора неожиданности по распоряжению Сталина авиабомбы поступали на полковые склады, но применять их до особого распоряжения было категорически запрещено. «Боевое крещение» ПТАБы получили 5 июля в ходе битвы под Курском. В тот день летчикам 291-й штурмовой авиационной дивизии полковника А.Н.Витрука в районе Воронежа за день удалось уничтожить 30 танков противника.

Штурмовики Ил-2 оснащали четырьмя крыльевыми контейнерами. В центральные умещалось по 72 таких боеприпаса, в крайние — по 68. По одной цели расходовали содержимое одного — двух контейнеров. Новая авиабомба быстро завоевала у пилотов популярность. С ее помощью авиаторы успешно выводили из строя тяжелые немецкие танки и прочие бронецели, а также наносили большой урон открыто расположенным складам боеприпасов и горючего, автомобильному и железнодорожному транспорту противника. В Люфтваффе подобного боеприпаса не было.

Однако инженерный анализ показывает, что, несмотря на исключительные бронебойные способности, уничтожить танк можно было, лишь угодив авиабомбой в район боеукладки или бензобака. Мощного акустического удара, способного вывести из строя экипаж хотя бы на непродолжительное время, тогда быть не могло, поскольку машины не герметизировали. Если же прямым попаданием убить одного танкиста, это не решало всей проблемы. Основную часть площади машины составляли механизмы и агрегаты силовой установки и трансмиссии. Вывод их из строя лишь на время мог обездвижить танк, который если не добить, вскоре снова вступал в бой.

И все же такие боеприпасы следовало принимать на вооружение. С одной стороны, это был сильный психологический фактор воздействия на противника. С другой – при низкой себестоимости боеприпасов их можно было применять в большом количестве, которое в итоге, как известно, иногда переходит в качество.

За создание ПТАБ-2,5-1,5 конструктора И.А.Ларионова в январе 1944 г. наградили орденом Ленина, а в 1946 г. ему была присуждена Государственная премия СССР. В 1943 г. промышленность изготовила 6044 тысячи этих авиабомб, а в следующем году их выпуск достиг 6792 тысяч. Всего за годы войны было изготовлено 12370 тысяч ПТАБ-2,5-1,5.

Оснащать ПТАБ-2,5-1,5 предусматривалось двумя вариантами стальных переходных втулок для снаряжания авиабомб донными взрывателями разных типов, что требовало изготавливать различные донные части корпусов боеприпасов. Кроме того, на заводе № 67 разработали вариант более технологичной металлической штампованной втулки. Между тем боеприпас, созданный в спешке, имел несколько существенных недостатков. Какую-нибудь другую авиабомбу из-за этого либо оперативно доработали бы, либо просто не допустили к применению. Однако «крестным отцом» ларионовской ПТАБ был сам Сталин. Поэтому подвергать сомнению ее боевую эффективность было себе дороже.

Кажущийся небольшой размер авиабомб типа ПТАБ — обманчив. На фотографии — тяжелый танк «Тигр» которому не повезло оказаться под ударом ПТАБ. Что можно сказать? Решето!

Модернизация противотанковых бомб ПТАБ

Во второй половине 1943 г. в ходе промышленного производства авиабомб ПТАБ-2,5-1,5, когда внутриполитические страсти вокруг этого боеприпаса поутихли, технологи механических и снаряжательных заводов предложили улучшить его конструкцию и упростить производство. В итоге на хвостовой части корпуса авиабомбы для предотвращения перемещения осколочной рубашки выполнили дополнительную зигу, разрешили использовать переходные втулки как из пластмассы, так и из алюминиевого сплава, а также внесли ряд менее существенных технологических новшеств.

Много внимания конструкторы уделили отказам в действии взрывателей из-за заклинивания крыльчаток взрывателей в цилиндрическом стабилизаторе. В качестве временной меры главный инженер ВВС разрешил отгибать лопасти крыльчаток вниз, чтобы увеличить величину зазора между ними и стабилизатором. Однако это не лучшим образом сказывалось на безотказности взведения взрывателей. В итоге у всех авиабомб новой модели заказчик потребовал проверять на снаряжательных заводах «центричность» (цилиндричность и соосность корпуса авиабомбы и стабилизатора) и испытывать их на способность пробить 60-мм броню (5 авиабомб от партии в 100.000 штук).

После утверждения всех этих изменений Научно-технический журнал ВВС № 090 от 1943 г. присвоил боеприпасам номер чертежа 3-01278 и индекс 7-Т-118. Утвержденные ранее авиабомбы с производства сняли. В 1945 г. в связи с введением на вооружение для противотанковых авиабомб кумулятивного действия нового взрывателя АДЦ документацию на производство ПТАБ чертежа 3-01278 пересмотрели. Дело в том, что хвостовики взрывателей АДЦ и АД-А отличались, что потребовало изменить конструкцию детонаторной шашки. Кроме того, для надежности свертывания крыльчатки необходимо было увеличить внутренний диаметр цилиндра стабилизатора и его зиги (ребра жесткости) «делать по наружному диаметру», то есть выдавленными наружу.

В ГСКБ-47, уточнив характеристики бронеплит, поставляемых для контрольных испытаний авиабомб, в конструкцию ПТАБ внесли изменения. Во-первых, резьба у пластмассовых переходных втулок под взрыватель при ускоренной сушке окрашенных узлов зачастую коробилась и крошилась, отчего стабилизатор на корпусе держался непрочно. В итоге от использования деталей из волокнистого пластика пришлось отказаться. Во-вторых, из-за большого процента брака механических заводов в Наркомате боеприпасов сослались на трудности центровки полностью собранных боеприпасов и добились ослабления этих требований. Теперь заводчанам разрешили проверять «цилиндричность» отдельно корпусов авиабомб и их стабилизаторов. В-третьих, конструкторы уточнили длину авиабомбы (351-358 мм вместо 355-361 мм) и прочее. В производстве новой ПТАБ-2,5-1,5 присвоили номер чертежа 3-01548, а выпуск боеприпасов прежней модели полностью прекратили. Однако в связи с окончанием Великой Отечественной войны в массовое производство их так и не запустили.

Противотанковые бомбы увеличенного размера

К 1943 г., обобщив и проанализировав опыт боевого применения ПТАБ-2,5-1,5, специалисты НИИ ВВС выдали задание ЦКБ-22 разработать противотанковую авиабомбу в габаритах 10-кг авиационного боеприпаса, но массой 2,5 кг (ПТАБ-10-2,5), способную пробивать броню толщиной до 160 мм. В этом же году такая авиабомба была полностью отработана и на первых же полигонных испытаниях показала положительные результаты по эффективности поражающего действия.

По принципу действия и назначению основных узлов и элементов ПТАБ-10-2,5 была аналогична штатной ПТАБ-2,5-1,5 и отличалась от нее только формой и габаритами. К примеру, корпус авиабомбы из листовой стали толщиной 0,5 мм был выполнен коническим для того, чтобы не превысить заданных заказчиком ограничений по массе окончательно снаряженного боеприпаса. Однако, чтобы ПТАБ обладала требуемой бронебойностью, диаметр кумулятивной воронки необходим был не менее 85 мм. Головная часть корпуса, отштампованная из листовой стали толщиной 1 мм, имела сферическую форму, радиус которой определяла величина фокуса кумулятивной воронки. Для усиления кумулятивного эффекта и возможности поражать живую силу на корпус авиабомбы была надета и осколочная рубашка из стали толщиной 2 мм. Перисто-цилиндрический сварной стабилизатор состоял из четырех одинаковых секторов, отштампованных с зигой на цилиндрической части и к корпусу бомбы крепился также посредством взрывателя.

Между тем в тот раз из-за несоответствия габаритов заказчик забраковал ее. Конструкцию авиабомбы доработали и в июне 1944 г. предъявили на повторные госиспытания, где ПТАБ-10-2,5 эффективно поразила все танки, самоходные орудия и бронемашины с основной броней (без дополнительных броневых экранов) толщиной до 160 мм, а также экранированную броню толщиной до 40 мм и экрана до 20 мм, расположенных на расстоянии 500 мм друг от друга. Помимо того, на полигоне бомбили, надежно выводя из строя, трофейные артиллерийские орудия всех калибров, самолеты на стоянках, железнодорожные объекты и пр. Научно-техническим журналом ВВС № 80 от 1944 г. для массового производства ПТАБ-10-2,5 утвердили номер чертежа 3-01400 и индекс ВВС – 4-Т-121.

Противотанковая авиабомба ПТАБ 2,5-1,5

Согласно постановлению ГКО, в 1944 г. для войсковых испытаний изготовили 100.000 штук ПТАБ-10-2,5 и доставили их в противотанковый авиаполк, вооруженный самолетами-штурмовиками Ил-2. В ходе испытаний установили, что при сбрасывании авиабомб они иногда «зависают» в универсальных бомбоотсеках самолетов из-за дефектов в их конструкции. К примеру, при укладке ПТАБ-10-2,5 головной частью назад было зафиксировано 19,7% отказов в действии боеприпасов из-за деформации стабилизатора, отчего крыльчатки предохранителей не сворачивались в полете и взрыватели не взводились.

При укладке авиабомб головной частью вперед стабилизаторы также деформировались, но взрыватели при этом отказывали лишь в 2,9% случаев. Кроме того, из-за слабой предохранительной пружины взрывателя АД-А бомбы срабатывали при падении на землю даже с высоты 1,4-2 м, а также после «зависания» под самолетом при его посадке, зачастую причиняя тяжелые повреждения машинам и наземному обслуживающему персоналу. К тому же войсковые специалисты признали время снаряжания авиабомб взрывателями слишком большим. Действительно, конструкция стабилизаторов (как, впрочем, и у ПТАБ-2,5-1,5) не позволяла завинчивать взрыватель одной рукой. Эту операцию приходилось выполнять двумя руками, зажимая каждый боеприпас коленями.

Несмотря на то, что ПТАБ-10-2,5 обладали высокой боевой эффективностью, комиссия пришла к выводу, что войсковых испытаний авиабомба не выдержала и на вооружение в данном конструктивном оформлении ее принять невозможно. Лишь только 1 августа 1945 г. принятие на вооружение ВВС авиационного центробежного донного взрывателя АДЦ, устранявшего все присущие ПТАБ-10-2,5 недостатки, позволило использовать эти авиабомбы в войсках… хотя война к тому времени, конечно, уже кончилась.

При загрузке авиационных бомбовых кассет или бомбоотсеков на самолетах ПТАБ укладывали в горизонтальном положении головными частями назад по полету. И лишь только бомбовые кассеты АБК-3 на дальних бомбардировщиках Ил-4 позволяли разместить их вертикально головными частями вверх.

Особенности противотанковых авиабомб и тактики бомбардировщиков

В ходе Великой Отечественной войны немецкие танкисты учли такую конструктивную особенность советских противотанковых авиабомб, как довольно чувствительный взрыватель АД-А.

С 1944 г. при заходе наших самолетов на штурмовку немцы стремились как можно быстрее рассредоточить свои колонны бронетехники в лесу. Тогда ПТАБ срабатывали по верхним ветвям деревьев, практически не нанося ущерба живой силе и технике противника. В ответ на это наши летчики разработали свой тактический прием. Вот как рассказывает об этом ветеран войны, известный летчик-штурмовик, дважды Герой Советского Союза генерал-полковник М.П.Одинцов.

«На Сандомирском плацдарме был случай, характерный для дуэли танков с самолетами-штурмовиками. Я тогда воевал в составе 1-го гвардейского штурмового авиакорпуса. В разгар боев разведка доложила, что пехота противника получила сильное подкрепление — несколько десятков «тигров» были скрытно переброшены по железной дороге. Танки уже разгрузили с платформ, и они колонной двигались в район боевых действий.

Следует отметить, что в авиационных штурмовых дивизиях всегда дежурила противотанковая эскадрилья, вооруженная ПТАБ и реактивными снарядами М-13. Сначала по команде командира корпуса в воздух подняли только дежурные эскадрильи. Будучи заместителем командира полка, я полетел со своей эскадрильей. Мы застали колонну на марше и, «поработав» над ней, уничтожили 4-5 машины противника. Немцы, как обычно, решили укрыться в лесном массиве, рассчитывая на срабатывание авиабомб по верхним ветвям деревьев. При этом стрелять из пушек и реактивными снарядами вслепую было невозможно. Тогда мы вызвали эскадрилью штурмовиков с зажигательными авиабомбами и ампулами. В итоге в том бою в лесу были сожжены все танки».

Варианты загрузки самолетов разных типов противотанковыми авиабомбами
Тип носителя Тип кассеты или бомбоотсека Количество авиабомб
в кассете на самолете
ПТАБ-2,5-1,5 ПТАБ-10-2,5 ПТАБ-2,5-1,5 ПТАБ-10-2,5
Ил-2 КМБ 68 272
Ил-2 Универсальный бомбоотсек 72/68 (Средний / крайний универсальные отсеки) 35 280 140
По-2 КМБ 33 15 132 60
Пе-2 КМБ 48 20 96 40
Пе-2 АБК-П-500 86 45 172 90
Ту-2 АБК-П-500 86 45 172 90
Ил-4 ПБК-П-500 86 45 258 135
Ил-4 АБК-3 80 40 160 80
Истребители БАС-1 22 12

Источник: Е.Пырьев, С.Резниченко. Бомбардировочное вооружение авиации России 1912-1945 гг.

Теги:

«Чёрная смерть» – прозвище, полученное легендарным штурмовиком Ил-2 от солдат вермахта. Примечательно, что столь жуткое название эти самолёты получили во время Курской битвы, когда Сталин опробовал на немецких танках своё новое секретное оружие ПТАБ 2,5-1,5. Именно тандем из «бетонного» Ил-2 и новых противотанковых бомб стал настоящим кошмаром для вражеских танкистов в дни самого крупного в истории танкового сражения.

К 1943 году Ил-2 ещё не был столь легендарен, как в наши дни. Он был крепким и надёжным штурмовиком, но эффективность его была вполне себе среднестатистической. На первых версиях ставились привычные советским пилотам 20-мм пушки ШВАК, эффективные против грузовиков и лёгкой бронетехники, но не более.

Применение первых реактивных бронебойных снарядов было также весьма спорным – в борт поражались практически все танки, но для этого требовалось прямое попадание. Испытания показали, что такие попадания составляли лишь 4% и это только при стрельбе по колоннам. В связи с этим на илы ставились привычные снаряды с осколочно-фугасными боевыми частями, отлично зарекомендовавшими себя в воздушных боях. Достаточно большой радиус разлёта осколков эффективно поражал незащищённых солдат врага.

Третий вид вооружения, применявшийся на штурмовиках – ФАБ-100 и ФАБ-250. Стандартные фугасные авиабомбы могли вполне успешно поражать танки, но для этого требовалось практически прямое попадание, что для пилотов Ил-2 было крайне затруднительно, так как специального бомбового прицела на эти машины не ставилось. В связи с этим эффективно сбрасывать ФАБ можно было лишь с малых высот, но тут подстерегала другая опасность – был велик риск, что осколки и взрывная волна заденет и сам самолёт.

Таким образом, гроза небес фактически не имела вооружения для поражения вражеских танков. Однако это была вовсе не недоработка конструкторов – бомбометание по подвижным целям было крайне затруднительно практически на любой технике того времени.

Появление на Восточном фронте таких стальных монстров, как «Тигр», «Пантера» и «Фердинанд» поставило перед советскими конструкторами весьма сложную задачу по поиску средств противодействия столь тяжело бронированной техники. На создание новых танков, САУ и противотанковых пушек требовалось время, которого не было.

Ответ сумрачному немецкому гению был найден в стенах Ленинградского ЦКБ-22 скромным конструктором, выходцем из простой крестьянской семьи Ларионовым Иваном Александровичем. Вместо крупных единичных бомб он предложил использовать на штурмовиках множество маленьких кумулятивных.

Разработка Ларионова будет довольно жёстко раскритикована и, вполне возможно, на стадии проекта она бы так и осталась, но приказ о дальнейших изысканиях в этом направлении издаст лично Сталин.

Испытания новых ПТАБ начнутся в декабре 1942 года. В их ходе будет определено, что мощность заряда в 10 кг бомбах является избыточной. Большая часть попаданий ПТАБ приходилась на крыши, а бронирование немецких танков в этой плоскости не превышало 30 мм. Для уверенного поражения столь тонкой брони хватало кумулятивной струи, образованной всего лишь полутора килограммами взрывчатки. Таким образом общий вес бомбы был снижен в четыре раза и составил 2,5 килограмма. Это позволило загружать на каждый Ил-2 более 200 ПТАБ. Столь большое число бомб позволило штурмовикам накрывать площадь шириной 15 метров и длиною 200 метров.

В середине апреля 1943 года испытания нового секретного оружия будут фактически завершены, но Сталин вновь вмешается в судьбу новых бомб и запретит их использование без особого приказа. Объясняется это тем, что 12 апреля разведка доложит ему о готовящейся операции «Цитадель». Именно до Курской битвы он и припрячет свой новый козырь. Наркому Ванникову было поручено организовать производство 800 тысяч ПТАБ 2,5-1,5 до 15 мая.

Впервые секретное оружие Сталина будет использовано 5 июля 1943 года. Первый же опыт применения вызовет у штурмовиков настоящее восхищение – практически каждый Ил-2 будет уничтожать за один заход по 2-3 единицы вражеской техники. При этом ПТАБ будут поджигать всё – и танки, и автомобили. Потери немецкая сторона нести будет нести просто огромные. Тут скажется эффект неожиданности – в первые дни появления новой советской разработки на поле боя немецкие танковые колонны будут передвигаться в довольно плотном строю.

О применении ПТАБ глазами пехотинца позже расскажет Чернышев С.И., один из командиров 183-й стрелковой дивизии: «Колонна танков, возглавляемая «Тиграми», медленно двигалась в нашу сторону, ведя огонь из пушек. Снаряды с воем проносились в воздухе. На душе стало тревожно: уж очень много было танков. Невольно возникал вопрос: удержим ли рубеж? Но вот в воздухе появились наши самолеты. Все вздохнули с облегчением. На бреющем полете штурмовики стремительно ринулись в атаку. Сразу загорелось пять головных танков. Самолеты продолжали снова и снова заходить на цель. Все поле перед нами покрылось клубами черного дыма. Мне впервые на таком близком расстоянии пришлось наблюдать замечательное мастерство наших летчиков».

Вполне возможно, что именно этот эффект ПТАБов и стал поводом для немцев прозвать Ил-2 Чёрной смертью. После заходов нескольких штурмовиков все колонные немецкой техники затягивало непроглядным чёрным дымом от горящего топлива. Ведь именно поджёг техники – основная задача этих миниатюрных бомб.

Сами по себе они не способны уничтожить танк, а лишь прожигают броню. От обычного попадания ПТАБ экипаж немецкого танка страдал скорее морально – танкисты получали ожоги от расплавленной брони, а в танке становилось невероятно жарко, но техника всё ещё была способна вести бой. Настоящий кошмар начинался, если капли расплавленной брони попадали на боеприпасы или топливо. В первом случае от машины просто ничего не оставалось. Со второй же бедой экипаж мог справиться, но пожар выводил танк из строя на несколько недель, а то и месяцев, так как нередко требовалась замена всей проводки или двигателя.

Приказ Сталина на запрет использования ПТАБ сыграет очень важную роль во время Курской битвы. Уже через несколько дней построения немцев сильно растянутся. Это ослабит удары танковых соединений и создаст проблемы при их управлении, но потери немецкой техники сократятся в 4 раза.

Кроме того, у первых ПТАБ окажется существенный недостаток – слишком чувствительные взрыватели, реагировавшие даже на ветви деревьев. Как только немецкие командиры это заметят, то танки начнут прятать под деревьями и навесами, а на время маршей сверху будут ставить панели из проволочной сетки.

ПТАБ 2,5-1,5 уже через несколько дней лишаться своей чудовищной эффективности, но свою задачу они выполнят – наступление сверхсовременной немецкой бронетехники будет сорвано дешёвыми и чрезвычайно простыми миниатюрными бомбами. Так, из 240 «Пантер» не менее 150 сгорят, поражённые ПТАБ. До 80% «Тигров» будет уничтожено «Катюшами» и штурмовиками.

В 1946 году Ларионов получит за своё изобретение Сталинскую премию. Один из тех редких случаев, когда конструктор был награждён этой премией индивидуально, а не в составе коллектива.

Грозный тандем

Место рождения
Шел третий год страшной войны, обеими сторонами велась подготовка к одному из ключевых сражений Второй мировой войны — битве на Курской дуге. Противники готовились и искали средства, способные обеспечить победу и сокрушить врага.
Для проведения операции немцы сосредоточили группировку, насчитывавшую до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, общей численностью, согласно советским источникам, около 900 тыс. человек.
Немецкие войска получили некоторое количество новой техники:
134 танка Pz.Kpfw.VI «Тигр» (ещё 14 — командирских танков)
190 Pz.Kpfw.V «Пантера» (ещё 11 — эвакуационные и командирские)
90 штурмовых орудий Sd.Kfz. 184 «Фердинанд». (Существуют мнение, что указанные цифры являются заниженными).
Немецкое командование возлагало большие надежды на эту новую бронетехнику и небеспочвенно — танки «Тигр» и «Пантера», САУ «Фердинанд» несмотря на обилие детских болезней, были выдающимися машинами. Не следует забывать о 102 Pz.II, 809 Pz.III и 913 Pz.IV, 455 StuG III и 68 StuH (42-44% от всех всех штурмовых орудий, имевшихся на Восточном фронте) плюс САУ Marder III,Hummel,Nashorn,Wespe,Grille. Танки Pz.III и Pz.IV были серьезно модернизированы.
Ради новых поступлений бронетехники начало «Цитадели» неоднократно переносилось — качественное превосходство немецких танков и САУ было краеугольным камнем, на котором строились судьбоносные для Германии планы. И для этого были все основания — немецкие конструкторы и промышленность сделали всё возможное.
Готовилась к битве и советская сторона. Важнейшую роль в предстоящей битве сыграла разведка, и 12 апреля на стол И. В. Сталина лёг переведённый с немецкого точный текст директивы № 6 «О плане операции «Цитадель» немецкого Верховного командования, завизированный всеми службами вермахта, но ещё не подписанный А. Гитлером, который подписал его только через три дня. Это позволило точно спрогнозировать силу и направление немецких ударов по Курской дуге.
Было решено провести оборонительное сражение, измотать войска неприятеля и нанести им поражение, проведя в критический момент контрудары по наступающим. С этой целью на обоих фасах курского выступа была создана глубоко эшелонированная оборона. В общей сложности было создано 8 оборонительных рубежей. Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на каждый километр фронта. Но было и еще одно оружие, внесшее колоссальный вклад в победу Советских войск и превратившее ИЛ-2 в настоящую легенду той войны.

Ассиметричный ответ
Немецкие и советские танкисты к 3-му году войны привыкли к относительно низкой эффективности бомбоштурмовых ударов авиации.
Уничтожать немецкие танки с помощью Илов в начале войны было довольно проблематично. Во-первых, эффективность 20-миллиметровых пушек ШВАК против танковой брони была низкой (23-миллимитровые, а потом и 37-миллимитровые авиационные пушки появились на Илах только во второй половине Великой Отечественной).
Во-вторых, чтобы уничтожить танк бомбой, необходимо было поистине дьявольское везение. В составе экипажа не было штурмана, обеспечивающего прицеливание, а бомбардировочный прицел летчика оказался малоэффективным. Ил-2 мог атаковать либо с малых высот, либо с очень пологого пикирования, и длинный нос самолета элементарно загораживал цель от пилота.
И в-третьих, реактивные снаряды — аналог тех, которыми стреляли «Катюши», были вовсе не так хороши, как об этом привыкли рассказывать советские военачальники. Даже при прямом попадании танк не всегда выходил из строя, а для попадания реактивным снарядом в отдельно стоящую цель опять-таки требовалось то самое дьявольское везение.
Но вот в середине 1942 г. известный разработчик взрывателей Ларионов И.А, предложил конструкцию легкой противотанковой авиабомбы кумулятивного действия. Командование ВВС и лично И.В. Сталин проявили заинтересованность в реализации предложения. ЦКБ-22 быстро провело проектировочные работы, и испытания новой бомбы начались в конце 1942 г.

Действие противотанковой бомбы было следующим: при ударе о броню танка срабатывал взрыватель, который через тетриловую детонаторную шашку подрывал основной заряд взрывчатого вещества. Основной заряд имел воронкообразную выемку — кумулятивная выемка — на нижней стороне по вертикали. В момент подрыва благодаря наличию воронки образовывалась кумулятивная струя диаметром 1-3 мм и скоростью 12-15 км/с. В месте соударения струи с броней возникало давление до 105 МПа (1000 атм). Для усиления воздействия в кумулятивную воронку вкладывался металлический тонкий конус.
Расплавляясь в момент взрыва, металл служил тараном, увеличивающим воздействие на броню. Кумулятивная струя прожигала броню (поэтому первые кумулятивные снаряды у нас назывались бронепрожигающими), поражая экипаж, вызывая взрыв боекомплекта, зажигая топливо. Осколками корпуса авиабомбы поражалась живая сила и легкоуязвимая техника. Максимальное бронепробивающее действие достигается при условии, что в момент взрыва заряд бомбы находится на определенном расстоянии от брони, которое называется фокусным. Взрыв кумулятивного заряда на фокусном расстоянии обеспечивался соответствующими размерами носовой части бомбы.

Испытания кумулятивных авиабомб проводились с декабря 1942 г. по 21 апреля 1943 г. Полевые испытания показали, что надежно обеспечивалось пробитие брони толщиной до 60 мм при угле встречи 30°. Минимальная высота, обеспечивавшая выравнивание бомбы до встречи с броней танка и безотказность ее действия, равнялась 70 м. Окончательный вариант представлял собой ПТАБ-2,5-1,5, т.е. противотанковую авиационную бомбу кумулятивного действия массой 1,5 кг в габаритах 2,5-кг авиационной бомбы. ГКО в срочном порядке решил принять на вооружение ПТАБ-2,5-1,5 и организовать ее массовое производство. Наркому боеприпасов Ванникову Б.Л. было поручено изготовить к 15 мая 1943 г. 800 тыс. авиабомб ПТАБ-2,5-1,5 с донным взрывателем АДА. Заказ выполняли более 150 предприятий различных наркоматов и ведомств.
Именно тандему ПТАБ-2,5-1,5 плюс ИЛ-2 предстояло стать настоящей грозой бронетехники.
Необходимо отметить, что только благодаря И.В. Сталину, ПТАБ была принятие на вооружение. Сталин в данном случае, проявил себя как выдающийся военно-технического специалист, а не только как «сатрап».
Применение на Курской дуге
И вот утром 5 июля 1943 года началось германское наступление.

Верховный главнокомандующий Сталин И.В. для достижения эффекта тактической неожиданности категорически запретил применять авиабомбы ПТАБ до получения специального разрешения. Их существование держалось в строгом секрете. Но как только начались танковые сражения на Курской дуге, бомбы применили в массовых количествах.

Первыми ПТАБ применили летчики 2-й гвардейской и 299-й штурмовой авиадивизий 16-ой ВА 5 июля 1943 г. На участке ст. Малоархангельск-Ясная Поляна танки и мотопехота противника провели в течении дня 10 атак, подвергаясь бомбовым ударам с применением ПТАБ.
По другим данным, впервые новые кумулятивные бомбы ПТАБ-2,5-1,5 применили летчики 61-го шап 291-й шад ранним утром 5 июля. В районе Бутово «илам» ст. лейтенанта Добкевича удалось внезапно для противника обрушиться на вражескую колонну. Снижаясь после выхода из атаки, экипажи отчетливо видели множество горящих танков и автомашин. На отходе от цели группа также отбилась от наседавших «мессершмиттов», один из которых был подбит в районе Сухо-Солотино, а летчика взяли в плен. Командование соединения решило развить наметившийся успех: вслед за штурмовиками 61-го шап нанесли удар группы 241-го и 617-го полков, не позволившие противнику развернуться в боевой порядок. По докладам летчиков, удалось уничтожить до 15 неприятельских танков.
Массовое применение ПТАБ имело эффект тактической неожиданности и оказало сильное моральное воздействие на экипажи бронетехники противника (помимо самой техники). В первые дни сражения немцы не применяли рассредоточенные походные и предбоевые порядки, т.е на маршрутах движения в составе колонн, в местах сосредоточения и на исходных позициях, за что и были наказаны — полоса разлета ПТАБ перекрывала 2-3 танка, удаленных друг от друга на расстояние 70-75 м и эффективность была поразительной (до 6-8 танков с 1-го захода). Вследствие чего потери достигали ощутимых размеров даже в отсутствии массированного применения Ил-2.
ПТАБ применяли не только с ИЛ- 2, но и с истребителя-бомбардировщика Як-9Б
Летчики 291 шад полковника Витрука А.Н. 2-ой ВА, применяя ПТАБ, уничтожили и вывели из строя в течение 5 июля до 30 немецких танков. Штурмовики 3-го и 9-го авиакорпусов 17-ой ВА доложили о поражении до 90 единиц бронетехники противника на поле боя и в районе переправ через р. Северный Донец.
На Обоянском направлении 7 июля штурмовики Ил-2 1-го шак 2-й ВА, оказывая поддержку 3-му мехкорпусу 1-й ТА, в период с 4.40 до 6.40 утра двумя группами в 46 и 33 самолетов при поддержке 66 истребителей нанесли удары по скоплениям танков в районе Сырцево-Яковлево, сосредоточенных для атаки в направлении на Красную Дубраву (300-500 танков) и Большие Маячки (100 танков). Удары увенчались успехом, противник не смог прорвать 2-ю полосу обороны 1-й ТА. Дешифровка фотоснимков поля боя на 13.15 показала наличие более 200 подбитых танков и САУ.
Вероятно, наиболее крупной целью, попавшей под удар советских штурмовиков из 291-й шад, была колонна танков и автомашин (не менее 400 единиц техники), которая 7 июля двигалась по дороге Томаровка — Черкасское. Сначала восьмерка Ил-2 ст. лейтенанта Баранова с высоты 200 — 300 м двумя заходами сбросила около 1600 противотанковых бомб, а затем атаку повторили другие восемь Ил-2, ведомых мл. лейтенантом Голубевым. При отходе наши экипажи наблюдали до 20 горящих танков.
Вспоминая о событиях 7 июля, С.И. Чернышев, в те дни командир дивизиона 183-й сд, входившей во второй эшелон Воронежского фронта, отмечал: «Колонна танков, возглавляемая «Тиграми», медленно двигалась в нашу сторону, ведя огонь из пушек. Снаряды с воем проносились в воздухе. На душе стало тревожно: уж очень много было танков. Невольно возникал вопрос: удержим ли рубеж? Но вот в воздухе появились наши самолеты. Все вздохнули с облегчением. На бреющем полете штурмовики стремительно ринулись в атаку. Сразу загорелось пять головных танков. Самолеты продолжали снова и снова заходить на цель. Все поле перед нами покрылось клубами черного дыма. Мне впервые на таком близком расстоянии пришлось наблюдать замечательное мастерство наших летчиков».
Позитивную оценку по использованию ПТАБ дало и командование Воронежского фронта. В своем вечернем донесении Сталину генерал Ватутин отмечал: «Восемь «илов» бомбили скопления танков противника, применив новые бомбы. Эффективность бомбежки хорошая: 12 танков противника немедленно загорелись».
Столь же позитивная оценка кумулятивных бомб отмечается и в документах 2-й воздушной армии, которые свидетельствуют: «Летный состав штурмовой авиации, привыкший действовать по танкам ранее известными бомбами, с восхищением отзывается о ПТАБах, каждый вылет штурмовиков с ПТАБами является высокоэффективным, и противник терял по несколько подбитых и сожженных танков.
Согласно оперсводкам 2-й ВА, в течение 7 июля на вражескую технику летчиками одной только 291-й шад было сброшено 10 272 ПТАБа, а через день — еще 9727 таких бомб. Стали использовать противотанковые бомбы и авиаторы 1-го шак, наносившие, в отличие от своих коллег, удары большими группами, насчитывающими по 40 и более штурмовиков. По донесению наземных войск, налет 7 июля 80 «илов» корпуса В.Г. Рязанова на район Яковлево — Сырцево помог отразить атаку четырех танковых дивизий врага, пытавшихся развить наступление на Красную Дубровку, Большие Маячки.
Необходимо, правда, отметить, что немецкие танкисты уже через несколько дней перешли исключительно к рассредоточенным походным и боевым порядкам. Естественно, это сильно затруднило управление танковыми частями и подразделениями, увеличило сроки их развертывания, сосредоточения и передислокации, усложнило боевое взаимодействие. Эффективность ударов Ил-2 с применением ПТАБ снизилось примерно в 4-4,5 раза, оставаясь в среднем в 2-3 раза выше, чем при использовании фугасных и осколочно-фугасных бомб.
Всего в операциях русской авиации на Курской дуге было израсходовано более 500 тыс. противотанковых бомб…
Эффективность ПТАБ
Вражеские танки продолжали оставаться главной целью Ил-2 в течение всей оборонительной операции. Неудивительно, что 8 июля штаб 2-й воздушной армии решил провести проверку эффективности новых кумулятивных бомб. Инспекцию осуществляли офицеры штаба армии, следившие за действиями подразделения Ил-2 из 617-го шап, ведомого командиром полка майором Ломовцевым. В результате первой атаки шестерка штурмовиков с высоты 800 -600 м сбросила ПТАБы на скопление немецких танков, во время второй был произведен залп РСов с последующим снижением до 200 — 150 м и обстрелом цели пулеметно-пушечным огнем. Всего наши офицеры отметили четыре мощных взрыва и до 15 горевших танков противника.
В бомбовую зарядку штурмовика Ил-2 входило до 192 ПТАБ в 4-х кассетах для мелких бомб или до 220 штук навалом в 4-х бомбоотсеках. При сбрасывании ПТАБ с высоты 200 м при скорости полета 340-360 км/ч одна бомба попадала в площадь в среднем 15 кв.м., при этом, в зависимости от бомбовой нагрузки, общая полоса составляла 15х(190-210) кв.м. Этого было достаточно для гарантированного поражения (в основном, безвозвратно) любого танка Вермахта, имевшего несчастье оказаться в полосе разрывов, т.к. площадь, занимаемая одним танком, составляет 20-22 кв.м.
При весе в 2,5 килограмма кумулятивная бомба ПТАБ пробивала броню в 70 мм. Для сравнения: толщина крыши «Тигра» — 28 мм, «Пантеры» — 16 мм.
Большое количество бомб, сбрасываемых с каждого штурмовика практически одновременно, позволяло наиболее эффективно поражать бронированные цели у мест заправки горючим, на исходных рубежах атаки, у переправ, при движении в колоннах, в общем в местах сосредоточения.
По немецким данным, подвергшись в течение одного дня нескольким массированным штурмовым ударам, 3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова» в районе Большие Маячки лишилась в общей сложности 270 танков, САУ и БТР. Плотность накрытия ПТАБ была такова, что было зафиксировано свыше 2000 прямых попаданий ПТАБ-2,5-1,5.

Взятый в плен немецкий лейтенант-танкист на допросе показал: «6 июля в 5 часов утра в районе Белгорода на нашу группу танков – их было не меньше сотни – обрушились русские штурмовики. Эффект их действий был невиданный. При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла 20 танков. Одновременно другая группа атаковала отдыхавший на автомашинах мотострелковый батальон. На наши головы градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек. За все время войны на Восточном фронте я не видел такого результата действий русской авиации. Не хватает слов, чтобы выразить всю силу этого налета».
По немецкой статистике, в Курской битве примерно 80 процентов танков Т-VI «Тигр» были поражены кумулятивными снарядами — собственно артиллерийскими или авиабомбами. То же самое касается танка Т-V «Пантера». Основная масса «Пантер» вышла из строя из-за пожаров, а не от огня артиллерии. В первый же день боев сгорело, по разным данным, от 128 до 160 «Пантер» из 240 (по другим данным было сосредоточено порядка 440 единиц). Через пять дней в строю у немцев осталась всего 41 «Пантера».

Немецкий танк Pz.V «Пантера», уничтоженный штурмовиками в 10 км от Бутово. Попадание ПТАБ вызвало детонацию боеприпасов. Белгородское направление, июль 1943 г.
Изучение эффективности действия ПТАБ по танкам и самоходным пушкам, уничтоженным нашими штурмовиками и оставленным противником при его отступлении, показывает, что в результате прямого попадания в танк (самоходную пушку) последний уничтожается или выводится из строя. Попадание бомбы в башню или корпус вызывает воспламенение танка или взрыв его боеприпасов, приводящий, как правило, к полному уничтожению танка. При этом ПТАБ-2,5-1,5 с одинаковым успехом уничтожает лёгкие и тяжёлые танки.
Уничтоженная штурмовиками противотанковая СУ «Мардер III»
СУ «Мардер III», в отсек попала ПТАБ, верхняя часть взорвана, экипаж уничтожен
Правда, необходимо отметить один существенный нюанс: главной проблемой поражения кумулятивными боеприпасами был возникающий после пробития брони пожар в танке. Но если этот пожар возникал прямо на поле боя, то уцелевшим членам экипажа ничего не оставалось, как выскочить из танка и удирать, иначе наша пехота их перебьет. Но если этот пожар возникал после авианалета на марше или в своем тылу, то оставшиеся в живых танкисты обязаны были пожар потушить, при возникновении пожара механик обязан был закрыть жалюзи силового отделения, а весь экипаж, выскочив, захлопнуть люки и залить пеной огнетушителей щели, по которым в танк мог поступать воздух. Пожар затухал. А в «Пантерах» в силовом отделении была автоматическая система пожаротушения, которая при подъеме температуры выше 120° заливала пеной карбюраторы и топливные насосы — места, из которых мог вытекать бензин.
Но танк после такого пожара нуждался в ремонте двигателя и электропроводки, однако ходовая часть его была целой и танк можно было легко отбуксировать в места сбора поврежденной техники, благо, что в Курской битве немцы создали для этой цели специальные инженерные части, двигавшиеся за танковыми частями, собиравшими и ремонтировавшими подбитую технику. Поэтому, строго говоря, танки, подбитые ПТАБами, нашим войскам в качестве трофеев должны были доставаться в исключительным случаях, вроде случая в Первых Понырях.
Так, специальная комиссия обследовавшая боевую технику в районе севернее 1-х Понырей и высоты 238,1 установила, что «из 44 подбитых и уничтоженных танков только пять стали жертвами бомбардировщиков (результат прямого попадания ФАБ-100 или ФАБ-250) а остальные — штурмовиков. При осмотре танков и штурмовых орудий противника удалось определить, что ПТАБ наносят танку поражения, после которых его нельзя восстановить. В результате пожара уничтожается все оборудование, броня получает обжиг и теряет свои защитные свойства, а взрыв боеприпасов довершает уничтожение танка…»
Там же, на поле боя в районе Поныри была обнаружена немецкая самоходная пушка «Фердинанд», уничтоженная ПТАБ. Бомба попала в броневую крышку левого бензобака, прожгла 20-мм броню, взрывной волной разрушила бензиновый бак и воспламенила бензин. Пожаром было уничтожено всё оборудование и взорваны боеприпасы.
Высокая эффективность действия ПТАБ по бронетанковой технике получила и совершенно неожиданное подтверждение. В полосе наступления 380-й сд Брянского фронта в районе д. Подмаслово наша танковая рота по ошибке попала под удар своих штурмовиков Ил-2. В результате один танк Т-34 от прямого попадания ПТАБ был полностью уничтожен: оказался разбитым «на несколько частей». Работавшая на месте специальная комиссия зафиксировала «вокруг танка… семь воронок, а также…контрящие вилки от ПТАБ-2,5-1,5.
Все, что осталось от танка Т-34, уничтоженного в результате взрыва боезапаса после попадания в него ПТАБ. Район д. Подмаслово, Брянский фронт, 1943 г
В целом, боевой опыт применения ПТАБ показал, что потери танков в среднем до 15% от общего числа, подвергшихся удару, достигались в тех случаях, когда на каждые 10—20 танков выделялся наряд сил около 3—5 групп Ил-2 (по шесть машин в каждой группе), которые действовали последовательно одна за другой или по две одновременно.
Ну, и если говорить об эффективности, то необходимо отметить дешевизну и простоту производства самой ПТАБ, по сравнению со сложностью и со стоимостью уничтожаемой ее бронетехники. Цена одного танка Pz.Kpfw V «Пантера» без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок , PzIII стоил 96 163, а «Тигр»-250 800 марок. Точной стоимости ПТАБ-2,5-1,5 мне найти не удалось, но стоила она в отличие от снарядов такого же веса в десятки раз дешевле. И нужно вспомнить что, Гудериан учил, что тактическую новинку нужно применять массово, с ПТАБ так и поступили.
К сожалению, у самой ПТАБ и в применении ПТАБ были недостатки, снижающие ее эффективность.
Так, взрыватель ПТАБ оказался очень чувствительным и срабатывал при ударе о вершины и сучья деревьев и другие легкие преграды. При этом стоявшая под ними бронетанковая техника не поражалась, чем собственно и стали пользоваться немецкие танкисты в дальнейшем, располагая свои танки в густом лесу или под навесами. Уже с августа месяца в документах частей и соединений стали отмечаться случаи использования противником для защиты своих танков обычной металлической сетки, натянутой поверх танка. При попадании в сетку ПТАБ подрывалась, и кумулятивная струя формировалась на большом удалении от брони, не нанося ей никакого поражения.
Выявились недостатки кассет мелких бомб самолетов Ил-2: имелись случаи зависания ПТАБ в отсеках с последующим выпадением их при посадке и взрывом под фюзеляжем, приводившим к тяжелым последствиям. Кроме этого, при загрузке в каждую кассету 78 бомб, согласно инструкции по эксплуатации, «концы створок, смотрящие к хвосту самолета, провисают от неравномерного расположения на них груза, …при плохом же аэродроме …отдельные авиабомбы могут выпасть».
Принятая укладка бомб горизонтально, вперед стабилизатором приводила к тому, что до 20% бомб не взрывалось. Отмечались случаи столкновений бомб в воздухе, преждевременных взрывов из-за деформаций стабилизаторов, несвертывания ветрянок и другие конструктивные дефекты. Имелись и недочеты тактического характера, также «снижающие эффективность авиации при действии по танкам».
Выделяемый наряд сил самолетов с ПТАБ для удара по установленному разведкой скоплению танков не всегда был достаточным для надежного поражения цели. Это приводило к необходимости нанесения повторных ударов. Но танки к этому времени успевали рассредоточиться — «отсюда большой расход средств при минимальной эффективности».
Заключение
Вот таким был дебют грозного тандема, не случайно после первых дней боев немецкое командование приказало «Люфтваффе» сосредоточить все свои усилия на уничтожении наших штурмовиков, не обращая внимания на прочие цели. Если считать, что танковые войска Германии были главной ударной силой вермахта, то получается, что вклад штурмовой авиации в победу на Курской дуге тяжело переоценить.
И примерно в этот период войны у ИЛ-2 появилось свое прозвище -«Schwarzer Tod (Черная смерть)».
Но настоящий «звездный час» для советской авиации, в том числе и ИЛ-2, наступил во время проведения операции «Багратион», когда авиация работала практически безнаказанно.
В общем вспоминая знаменитый диалог «К сожалению, мы, кажется, научим вас воевать! — А мы вас отучим!», можно констатировать что наши деды оказались хорошими учениками и сначала научились воевать, а потом отучили воевать немцев, хочется надеяться, что навсегда.
На фото — министерство обороны Германии. На первом этаже ковер на полу. На ковре кадры аэрофотосъемки Берлина в мае 1945 года

Как кумулятивные бомбы пожгли немецкие танки на Курской дуге

Грозным оружием против танков являются кумулятивные боеприпасы, в том числе кумулятивные бомбы. На приоритет в открытии кумулятивного эффекта претендуют несколько человек, которые обнаружили его независимо друг от друга. Создателем основ научной теории о детонационных волнах (кумулятивном эффекте) считается русский инженер генерал-лейтенант М. М. Боресков. Его устройство использовались еще во время русско-турецкой войны 1877—78 гг., а его статья была переведена на многие языки.

В двадцатые годы прошлого века советский ученый М. Я. Сухаревский воплотил идеи Борескова в снаряды с направленным взрывом, они использовались при строительстве Днепровской плотины. Их применение в военных целях в то время казалось настолько сложным технологически, что статьи Сухаревского были даже опубликованы в открытой печати. Позже выяснилось, что это было ошибкой.

Советский изобретатель Г.И. Покровский впоследствии писал: «…Среди документов, взятых нашими войсками в качестве трофеев при штурме Берлина, мне попалась немецкая книга с пометкой «Совершенно секретно» и приложенным к ней письмом Геринга. В письме был указан особый режим использования и хранения этой книги, изданной еще в 1938 году. При более детальном прочтении стало ясно, что книга представляла собой перевод сведенных воедино статей Сухаревского, опубликованных в журналах «Техника и вооружение Красной Армии» за 1925–26 годы. В статьях ученого содержалось обоснование действия кумулятивных зарядов».

В СССР первый кумулятивный снаряд (калибра 76 миллиметров) был принят на вооружение в начале 42 года, всего на полгода позже аналогичного немецкого. Его создали под руководством М. Я. Васильева – выдающегося конструктора боеприпасов. Кумулятивная граната впервые была запатентована в США швейцарским изобретателем Г. Могауптом еще в 40-м году.

Кумулятивная бомба

Тем не менее, именно это изобретение помогло советской армии выстоять в Курской битве. Историк Ю.И. Мухин, приведя массу фактов, сделал вывод, «что под Курском армию Германии лишили ударной силы бомбочки ПТАБ-2,5-1,5». Он сообщает, что кумулятивные бомбы были применены уже 5 июля, в первый день Курской битвы. В операциях нашей авиации на Курской дуге было израсходовано более 500 тыс. кумулятивных противотанковых авиабомб, а за всю Великую Отечественную войну их было произведено около 14 миллионов.

Однако в воспоминаниях советских генералов об этом виде боеприпасов практически не упоминается, а многие современные авторы, пишущие о войне, утверждают, что статистика причин поражения немецких танков в Курской битве не отражает существенную роль «бомбочек Ларионова» или ПТАБ-2,5-1,5.

История этого противоречия такова. В начале войны наша авиация была малоэффективна в борьбе с танками. В середине 1942 г. конструктор И.А. Ларионов предложил бомбить немецкие танки не 100-кг бомбами (которыми было трудно попасть в подвижную цели не зацепив взрывом свой самолёт), а посыпать их маленькими кумулятивными бомбочками, получившими впоследствии название ПТАБ-2,5-1,5. При весе в 2,5 кг эта бомбочка пробивала броню в 70 мм. А крыша «Тигра» — 28 мм, «Пантеры» — 16 мм. Бомбочка пробивала броню взрывом, отверстие было маленьким, но в заброневое пространство танка влетали раскаленные газы и капли расплавившейся от огромного давления брони. И наш штурмовик Ил-2 вместо четырех 100-кг бомб мог брать четыре кассеты с 78 бомбочками в каждой.

Ударная волна от их взрыва была небольшой, поэтому Илы могли летать на высоте 25 м, не боясь, что их собьют разрывы собственных бомб, а с такой высоты они могли и прицелиться точнее. При подлете к танку они раскрывали кассету, и бомбы сыпались на танк, как дробь из ружья. Какая-то бомбочка попадала в танк, а этого было достаточно, чтобы он загорелся.

Приказ к запуску в производство нового кумулятивного боеприпаса дал Сталин, обязавший Наркомат боеприпасов до 15 мая произвести 800 000 ПТАБ-2,5-1,516. Заказ выполняли около 150 предприятий разных наркоматов. Сталин категорически запретил применять ПТПБ до получения специального разрешения. Как только началась Курская битва их стали применять в массовом масштабе.

Тигры и Понтеры сгорели

Уже 5 июля в воздух поднялись наши штурмовики и начали посыпать колонны, предбоевые и боевые порядки немецких танковых дивизий кумулятивными бомбами инженера Ларионова. Всего за Курскую битву они сбросили на немецкие танки 500 тыс. этих изделий. К примеру, в ходе Курской битвы 10 июля 1943 года советская авиация нанесла удар по немецким танкам перед фронтом нашей 2-й танковой армии в районе Первых Поводырей. Наши танкисты захватили поля боя, не дав немцам вывезти подбитую технику для ремонта, и комиссия ее осмотрела. Пикирующие бомбардировщики с бомбами весом 100 и 250 кг уничтожили только пять немецких танков, а штурмовики ПТАБами – 39.

Взятый в плен немецкий лейтенант-танкист на допросе показал: «6 июля в 5 часов утра в районе Белгорода на нашу группу танков – их было не меньше сотни – обрушились русские штурмовики. Эффект их действий был невиданный. При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла 20 танков. Одновременно другая группа атаковала отдыхавший на автомашинах мотострелковый батальон. На наши головы градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек. За все время войны на Восточном фронте я не видел такого результата действий русской авиации. Не хватает слов, чтобы выразить всю силу этого налета».

Если считать, что танковые войска Германии были ударной силой вермахта, а ударной силой танковых войск планировались «тигры» и «пантеры», то получается, что под Курском армию Германии лишили ударной силы бомбочки ПТАБ-2,5-1,5. Бомбить «тигры» и «пантеры» наши штурмовики начали 5 июля за 15 минут до начала немецких атак. По «пантерам» есть статистика. В первый же день боев сгорело (не помогло и специальное автоматическое противопожарное оборудование) от 128 до 160 (по разным данным) «пантер» из 240, которые немцы сумели свезти к Курской дуге. Через 5 дней в строю у немцев остались всего 41 «пантера». Без «тигров» и «пантер» преодолеть нашу оборону немцы не смогли и начали отступать

Появление ПТАБ-2,5-1,5 на Курской дуге оказалось для немцев полной неожиданностью. Немецкие танкисты к третьему году войны уже привыкли к относительно низкой эффективности бомбоштурмовых ударов авиации. Поэтому на первых порах сражения немцы совершенно не применяли рассредоточенные походные и предбоевые порядки, то есть на маршрутах движения в составе колонн, в местах сосредоточения и на исходных позициях, за что и были жестоко наказаны.

Однако оправившись от шока, немцы уже через несколько дней после начала сражения перешли исключительно к рассредоточенным походным и предбоевым порядкам. Естественно, это сильно затруднило управление танковыми частями и подразделениями, увеличило сроки их развертывания, сосредоточения и передислокации, усложнило взаимодействие между ними.

Конечно, у ПТАБ-2,5-1,5, как у любого оружия, были недостатки, снижающие ее эффективность. Например, взрыватель был очень чувствительным и срабатывал при ударе о сучья деревьев. При этом стоявшая под ними техника не поражалась, и немцы стали ставить свои танки в лесу или под навесами. С августа в документах частей стали отмечаться случаи использования противником для защиты своих танков обычной металлической сетки, натянутой поверх танка. При попадании в сетку ПТАБ подрывалась, и кумулятивная струя формировалась на большом удалении от брони, не нанося ей никакого вреда.

От этого эффективность ударов Ил-2 с применением ПТАБ снизилась примерно в 4-4,5 раза, оставаясь, тем не менее, в среднем в 2-3 раза выше, чем при использовании фугасных и осколочно-фугасных авиабомб.

О масштабах применения ПТАБ-2,5-1,5 говорят следующие цифры. «Если к концу 1943 г. было израсходовано 1171340 бомб этого типа, то в 1944 г. — уже 5024822 штук, а за первых 4 месяца 1945 г. — 3242701 бомб. То есть, ежемесячный расход ПТАБ практически каждый год удваивался. Именно по этим причинам повышение противотанковых свойств ВВС КА связывалось исключительно с совершенствованием авиабомб этого типа.

Главный конструктор ЦКБ-22 И.А.Ларионов за создание ПТАБ-2,5-1,5 и взрывателя к ней АД-А в январе 1944 года был награжден орденом Ленина, а в 1946 году был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.

ivagkin

Кумулятивные боеприпасы в РККА появились только в 1941-м году. Сначала это были ружейные противотанковые гранаты, а затем артснаряды и авиабомбы, а также соответствующие ручные гранаты.
ВВС РККА первыми применили противотанковые авиационные бомбы (ПТАБ) ПТАБ-2,5-1,5 (индекс УВ ВВС — 7-Т-118).

Масса — 1,50 кг (в габаритах 2,5 килограммовой авиабомбы)
Масса взрывчатого вещества (ТГА-16) — 0,620 кг
Взрыватель — донный АД-А
Бронепробиваемость:
— при угле встречи 30° — до 60 мм,
— при угле встречи 90° — до 100 мм.
Считается самой массовой авиабомбой ВВС РККА за время ВМВ — выпущено 14,6 млн штук.
ПТАБ-2,5-1,5 снабжён кумулятивным зарядом. Бомба разработана И.А. Ларионовым в ЦКБ-22 в 1942-м году.
ПТАБами грузились штурмовики и сыграли немаловажную роль во время Курской битвы о чём свидетельствуют советские бумаги.
За время войны ПТАБы совершенствовались

Первый вариант ПТАБ вроде как выпускался до примерно середины осени 43, второй до конца войны вместо первого, а третий вариант не выпускался по причине окончания войны.
До появления ПТАБов арсенал штурмовиков ИЛ-2 был скромнее: ФАБ-50 и ФАБ-100, да АО-10, АО-15 и АО-25. Типовые бомбовые загрузки для действий по различным целям на октябрь 1942-го были следующие:
— по танкам и бронесилам — 2 штуки ФАБ-100 и 4 штуки ФАБ-50м или 4 штуки ФАБ-100 и 2 штуки ФАБ-50м.
При этом с введением ПТАБ-2,5-1,5 Ил-2 мог взять четыре блока в каждом из которых по 48 авиабомб.
Больше вариантов зарядки в таблице ниже.


В интернете иногда возникают дискуссии касательно эффективности того или иного вооружения. При чём по свидетельствам очевидцев, пятые точки разогреваются очень сильно даже казалось бы у адекватных людей. Возникают споры — добавлять ли ПТАБы как вооружение в ту или иную игру. Я от подобных игр далёк, но некоторые архивные материалы на эту тему выложить можно.
Не так давно Юрий Пашолок выложил документ на эту тему
Документ один, но есть же и другие. Например, Воронежского фронта про июльские бои 1943 года.
«В течение всей операции штурмовики произвели 2644 боевых самолёто-вылетов. Особенно эффект показали в действии по танкам противника вновь применяемые аккумулятивные противотанковые бомбы (ПТАБ-1,5 кг), которые при прямом попадании в танк прожигали у танка насквозь броню, разрывались в танке и сжигали танк.»
«В борьбе против танков противника исключительно успешно применялись аккумулятивные снаряды и аккумулятивные 1,5 кг авиабомбы, которые при попадании в танк пробивали силою взрыва броню танка и сжигали его.»
Также упомянули собак-истребителей танков (СИТ), которые за время Курской битвы по советским данным уничтожили 16 танков противника. Так это или нет — вопрос спорный. Бумаги об эффективности СИТ требуют исключительно тщательной проверки по немецким данным.



Фраза «аккумулятивный снаряд» смотрится забавно. Видимо, по аналогии с аккумулятором.
Однозначно утверждать про фантастическую эффективность или ненужность данных авиабомб в игре или на поле боя той войны нельзя. Советские отчёты и материалы на той же википедии приписывают фантастическую эффективность, когда целый танковые подразделения уничтожались данными авиабомбами. Массовый характер это точно не носило, но могли иметь место быть случаи, когда эффект был потрясающим. Любое оружие даст хороший эффект в нужное время в нужном месте.
Но про детище Ларионова не забыли и в 1979 году в музее Военно-воздушных сил в Москве была оформлена витрина посвященная Ивану Александровичу Ларионову и его изобретению.

Кстати, саму «Инструкцию по применению противотанковых авиабомб» издания 1943 года пока найти не удалось. В войска рассылалась, а вот бумаги нет.
По местам боёв ПТАБы находят совсем не часто и если находят, то в большинстве случае в плохом состоянии и до колекций они просто не доходят. Корпус сгнил за прошедшие годы, вот и вся любовь. Ниже на фотографиях редкий пример хорошего ММГ бомбы ПТАБ-2,5-1,5 выпуска 1943 года.
За разработку бомбы Ларионов в 1946-м году получил Сталинскую премию 2-й степени за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования методов производственной работы, а это 100 тысяч «деревянных».

Tags: Авиация, ВВС, ВМВ, РККА, боеприпасы, бомбы