Прутский поход Петра 1

«Прутский поход Петра Первого, предпринятый в 1711 году, как говорится, сразу не заладился» (ЕГЭ по русскому)

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

«В коротком послании он даёт последние распоряжения своим сподвижникам, просит их руководствоваться в своей деятельности государственными интересами». Такое решение принимает Пётр Алексеевич. В тексте Сергея Михайловича Покровского русский царь выступил примером непоколебимости национального духа своей страны, в основании которого всегда была любовь к Родине.

Автор считает, что патриотизм и национальное самосознание являются основой сильного народа, государства, армии. Победа в неравном бою может быть обеспечена высоким моральным настроем солдат, охваченных внутренней силой, наталкивающей их на героизм и готовность сложить головы за своё отечество.

Я согласен с позицией автора. Безусловно, патриотизм — фундамент сильного государства, нации, претендующей на самобытность и независимость от других народов. В истории нашей страны это качество проявлялось много раз: в войне с Фридрихом II, Наполеоном, во время Великой Отечественной войны. Многие зарубежные государственные деятели признавали, что патриотизм и самопожертвование — черта, которая заложена в русском человеке на уровне инстинкта. Фридрих II говорил так: «Русского солдата мало убить, его нужно ещё и повалить». В его словах выражена вся суть патриотизма — готовность скорее погибнуть, чем бесславно покинуть поле боя. Национальный дух — вот, что помогало нашей армии выходить, даже в неравном бою, победителями.

Желание быть частью национальной общности, готовность пожертвовать индивидуальными интересами ради коллективных, любовь к Родине — всё это и составляет собой патриотизм. Только благодаря этому качеству государство сможет процветать и обеспечивать светлое будущее грядущим поколениям!

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id76342

Установите соответствие между фрагментами исторических источников и их краткими характеристиками: к каждому фрагменту, обозначенному буквой, подберите по две соответствующие характеристики, обозначенные цифрами.

ФРАГМЕНТЫ ИСТОЧНИКОВ

А) «Пришла весть русским, что пришли татары осматривать русские полки; тогда Даниил Романович и другие князья сели на коней и погнались, чтобы увидеть татарские войска. И, увидев их, послали к великому князю Мстиславу Романовичу, призывая: «Мстислав и другой Мстислав! Не стойте, пойдем против них». И вышли в поле, и встретились с татарами, и тут русские стрелки погнали их далеко в поле, рубя их; взяли они их скот и вернулись назад со стадами. И оттуда шли русские полки за ними восемь дней до реки Калки, и отправили со сторожевым отрядом Яруна с половцами, а сами разбили здесь лагерь. И здесь они встретились с татарскими дозорами, и убили татары Ивана Дмитриевича и с ним ещё двоих; а татары поворотили назад. Князь же Мстислав Мстиславич Галицкий повелел Даниилу Романовичу перейти реку Калку с полками, а сам отправился вслед за ними; переправившись, стали они станом».

Б) «Пошёл Игорь на греков. И послали болгары весть царю, что идут русские на Царьград: десять тысяч кораблей. И пришли, и подплыли, и стали воевать страну… А кого захватили – одних распинали, в других же, перед собой их ставя, стреляли… Много же и святых церквей предали огню, монастыри и села пожгли… Когда же пришли с востока воины – Панфир-деместик с сорока тысячами, Фока-патриций с македонянами, Фёдор-стратилат с фракийцами, с ними же и сановные бояре, то окружили русь. Русские же, посовещавшись, вышли против греков с оружием, и в жестоком сражении едва одолели греки. Русские же к вечеру возвратились к дружине своей и ночью, сев в ладьи, отплыли. Феофан же встретил их в ладьях с огнем и стал трубами пускать огонь на ладьи русских. И было видно страшное чудо. Русские же, увидев пламя, бросились в воду морскую, стремясь спастись, и так оставшиеся возвратились домой…»

ХАРАКТЕРИСТИКИ

1) В данном фрагменте летописи говорится о событиях XII в.

2) Князь, упоминаемый в данном фрагменте летописи, погиб в результате восстания одного из подчиненных ему народов.

3) События, о которых повествует летопись, происходили в период политической раздробленности Руси.

4) Современником событий, описываемых в летописи, был Чингисхан.

5) События, о которых повествует летопись, происходили до принятия Русью христианства.

6) Одним из участников событий, описываемых в летописи, был князь Александр Невский.

Это не любят вспоминать на россии. Что Петр I подписал в плену?

Петр I после победы над Карлом XII, который считался на то время лучшим полководцем Европы, п-видимому уверовал в мощь своей армии и в свои способности стратега. И не только он сам в это поверил, но и весь его двор, правительство и даже его генералы. Легкомысленность в подготовке, организации и осуществлении похода была просто неимоверная. В результате только какое-то чудо позволило остаться живыми ему, его жене Екатерине и членам петровского правительства, зачем-то потащившимся вместе с армией. Но армию, ту которая одержала победу над шведами, Петр потерял. Трупы солдат валялись на всем пути отступления.
Прутский поход 1711 года.
План Петра I был конкретный — форсировать Дунай немного выше от его впадения в Черное море и двигаться по Болгарии на юго-запад до тех пор пока не окажется под угрозой вторая столица султана — Адрианополь. (Турецкое название города -Эдирне. Он был столицей Турции в 1365 — 1453 годах). В Адрианополе Петр надеялся на подкрепление за счет 30 тысяч валахов и 10 тысяч молдаван. Для обоснования похода на Балканы Петр использовал проверенное идеологическое оружие — православную веру. В его обращении к народам Балканского полуострова исповедовавшим христианство говорилось:» Всем добрым, чистым и благородным сердцам необходимо презирая страх и трудности, за церковь и веру православную не только воевать, но и последнюю кровь пролить».
Желающих участвовать в торжестве московского оружия набралось немало. Все хотели присутствовать при великой победе над Турцией, а особенно над Крымским ханством. Ведь еще в 1700 году Петр и его Московское царство платили унизительную дань крымским татарам. Об этом унижении знал весь мир и постоянно напоминал московитам. Так Досифей, православный патриарх Иерусалима, писал: » Крымских татар всего горсточка… и все же они хвастают, что получают от вас дань. Татары — турецкие подданные, отсюда вытекает, что вы — подданные Турции». Вот почему в Петровом обозе оказались канцлер державы Г.И.Головкин, вице-канцлер П.П.Шафиров, церковник Феофан Прокопович, Екатерина, около двух десятков придворных дам и многие другие. Предполагалось отвоевать у турок Константинополь и подчинить Москве земли когда-то входившие в состав Византийской империи. Намерения были серьезные, а ехали как на пикник.
Отпраздновав со своими гвардейскими полками 27 июня (8 июля по н.ст.) 1711 года в степях Молдавии двухлетний юбилей Полтавской победы и выпив своего любимого мадьярского вина, Петр в тот же день отправил свою конницу, 7 тысяч сабель, под командованием генерала Рене для захвата дунайского города Браилов, где турецкая армия, двигавшаяся навстречу московитам, сосредоточила свои припасы. Генерал Рене должен был их захватить, в крайнем случае сжечь. А через три дня переправилась через Прут пехота и двинулась на юг вдоль западного берега тремя колоннами. Первую вел генерал Янус, вторую — царь, третью — Репнин. 8 июля авангардные части генерала Януса встретили турецкие войска и отступили к царской колонне. Приказы царя Репнину срочно подвести третью колонну на помощь к двум первым были напрасными. Солдаты Репнина были зажаты татарской конницей в Станилештах и не могли двинуться. Встревоженный царь приказал отступать в сторону Станилешт. Отступление началось ночью и продолжалось все утро. Это был ужасный переход. Турки наступали на пятки и непрерывно атаковали петровский арьергард. Татарские отряды проносились галопом взад-вперед между возами обоза и он практически весь погиб. Истощенная пехота страдала от жажды. Турки полностью окружили лагерь обороняющихся на берегу Прута. Подошла турецкая артиллерия — пушки развернули широким полукругом так, что к ночи на лагерь смотрели своими дулами 300 орудий. Тысячи татарских конников контролировали противоположный берег. Бежать было некуда. Солдаты так измучились от голода и жары, что многие на могли уже сражаться. Даже воду из реки было непросто набрать — посланные за водой попадали под плотный огонь.
Посреди лагеря вырыли неглубокую яму, где спрятали Екатерину и сопровождающих дам. Это укрытие, огороженное возами, было жалкой защитой от турецких ядер.Женщины плакали и выли. Наутро ожидалось решающее турецкое наступление.Какие мысли одолевали Петра можно только себе представить. Вероятность того, что его, московского царя, полтавского победителя, разобьют и провезут в клетке улицами Константинополя была очень высока.
Что же сделал царь? Вот слова современника Петра Ф.И.Соймонова :»… в генеральную баталию Царское Величество вступать не велел… Повелел … поставить среди шанцев белый флаг…» Белый флаг означал капитуляцию. Петр приказал своему посланцу, П.П.Шафирову, соглашаться на любые условия, «кроме рабства», но настаивать на немедленном подписании, т.к. войска умирали от голода. А вот строки из отчета П.П.Шафирова царю: «…визирь велел быть у него. И когда мы к нему пришли, сидели с ним хан крымский и человек с десять кубе-визирей и пашей, в том числе и янычарский ага… и хан встав вышел вон сердитый и сказал, что он, мол, им и перед этим говорил, что мы их обдурим».
Для безопасности подписания Акта капитуляции в ночь на 12 июля между окруженным лагерем и шатром визиря был выстроен плотный коридор из солдат турецкой гвардии. То есть, хотя переговоры с визирем вел вице-канцлер П.П.Шафиров, но подписывать Акт капитуляции в шатре визиря должен был лично Петр I. (Мирный договор между царством Московским и Османской империей был подписан в Адрианополе в 1713 году).
Если турецкие полководцы действительно получили огромные взятки — выкуп за царя и его придворных, то крымский хан никакого выкупа от Петра I не получал. Именно крымский хан Давлет-Гирей выступал, чтобы «полтавского победителя в клетке провезли по улицам Константинополя». Несмотря на то, что крымский хан был очень недоволен подписанным документом, он все-таки не уничтожил остатки царской армии при отступлении, хотя легко мог это сделать.С 54-тысячной армии Петр вывел за Днестр 1 августа около 10 тысяч человек, совсем деморализованных. Московскую армию уничтожили не столько турки и татары, сколько обычный голод. Этот голод преследовал армию Петра с первого дня ее переправы через Днестр, целых два месяца.
Петр Павлович Шафиров.
По свидетельству «Листов и бумаг…Петра Великого». Начиная с 13 июля до 1 августа 1711 года войска теряли ежедневно от 500 до 600 людей умершими от голода. Почему же тогда крымский хан Давлет-Гирей имея возможность не уничтожил московскую армию и царя московского? Ведь для того, чтобы крымский хан выпустил из своих рук московского царя, своего данника, власти визиря Баталджи — Паши было недостаточно. Хан на своей территории был властелином и имел достаточно сил и возможностей чтобы уничтожить своего извечного врага после отхода турецкой армии на юг, а московской на север.
Однако Давлет- Гирей этого не сделал. По видимому московский царь пошел на какие-то тактические шаги, раз крымский хан выпустил его из рук. То, что сделал Петр I чтобы спасти себя, жену и остатки армии по сей день скрывается самым тщательным образом. Он подписал Шертную (клятвенную) грамоту о подтверждении своей вассальной зависимости от рода Чингизидов. Есть достаточно серьезные доказательства того, что князь московский Петр (крымские ханы никогда не признавали царского титула московских великих князей, по их мнению совершенно незаконно присвоенного Иваном Грозным), был вынужден подписать именно такой позорный документ.
И еще о некоторых событиях и легендах связанных с этим походом.
На подкуп визиря было выделено из казны 150 тыс. рублей, суммы поменьше предназначались другим турецким начальникам и даже секретарям.Визирь так и не смог получить обещанную ему Петром взятку. Ночью 26 июля деньги привезли в турецкий лагерь, но визирь не принял их, опасаясь своего союзника, крымского хана. Потом он побоялся взять их из-за подозрений, возбуждаемых Карлом XII против визиря. В ноябре 1711 благодаря интригам Карла XII посредством английской и французской дипломатии визирь Мехмед-паша был смещён султаном и по слухам вскоре казнён.
По легенде жена Петра Екатерина Алексеевна пожертвовала все свои драгоценности на подкуп, однако датский посланник Юст Юль, бывший при русской армии после выхода её из окружения, не сообщает о таком деянии Екатерины, но говорит о том, что царица раздала свои драгоценности на сбережение офицерам и потом, по заключении мира, собрала их назад.
—-
А теперь перенесемся на 25 лет вперед, во времена Анны Иоанновны, когда по абсолютно неизвестной причине, в 1736 году российская армия численностью 70 тысяч солдат и офицеров вместе с корпусом украинских казаков, под командованием генерал-фельдмаршала Миниха (немец Миних сделал очень много для развития русской армии, в частности он ввел впервые полевые госпитали) выступила с района нынешнего города Царичанка Днепропетровской области и к 17 мая подошла к Перекопу. 20 мая Перекоп был взят и армия генерал-фельдмаршала двинулась в глубь Крыма. В середине июня Миних подошел к городу Кезлев (Евпатория) и взял его штурмом. После этого армия Миниха направилась к столице Крымского ханства — Бахчисараю и взяла его штурмом 30 июля. Главной целью похода оказался государственный архив Крымского ханства. Миних изъял из архива много документов (возможно и шертную грамоту Петра I), а остальные документы были сожжены вместе со зданием архива. Считается, что Анна Иоанновна организовала набег на крымские архивы во исполнение тайного завещания Петра I. Генерал-фельдмаршал Миних выполнил свое главное задание(о котором знали очень немногие) — захватить ханские архивы, поэтому уже в первых числах августа он покинул Бахчисарай, а 16 августа прошел Перекоп и с остатками пошарпанной армии двинулся в Гетьманскую Украину.
Миних потерял больше половины армии, в основном из-за эпидемий, но императрица осталась довольна проделанной работой и щедро наградила генерала поместьями в разных частях страны.
Анна Иоанновна.
По-видимому Анна Иоанновна не получила всех желаемых документов. Вот почему в 1737 году состоялся повторный поход в Крым армии генерал-фельдмаршала Ласси. Он уже больше не наведывался ни в Евпаторию, ни в Бахчисарай. Его интересовали другие старинные города Крыма, главным образом Карасу-Базар, куда перебрался крымский хан после погрома Бахчисарая. Что-то искали! Кстати, генералы его армии, не осведомленные об истинных задачах похода, предлагали множество очень дельных идей о маршрутах и способах проведения этой военной компании, но Ласси остался непоколебим и даже пригрозил выслать генералов из армии.
Генерал-фельдмаршал Миних

Поход армии Миниха в 1736 году

На этом не закончилась эпопея засекречивания старинных крымских документов.Поскольку большинство архивных материалов Крымского ханства не было найдено ни во время походов 1736-1737 годов, ни после российской оккупации Крыма в 1783 году (здесь к поискам был привлечен А.В. Суворов), российские власти отправляли одну экспедицию за одной для ведения поисков. Найдено было много интересных документов, но все они засекречены до сих пор.

Прутский поход Петра I


Из всех войн между Россией и Турцией война 1711 года, известная как Прутский поход Петра I, была самой неудачной для России. В ряду важнейших причин поражения оказались последствия конфликта Российского государства с казаками и вследствие этого незначительное участие казаков в этой войне на стороне России.
Именно казаки имели опыт постоянной и временами очень успешной борьбы против Турции. Донцы в 1641 году отбились в Азове от 250-тысячной турецко-татарской армии. Запорожцы вместе с донцами (превосходя в тот период их на порядок количественно) постоянно совершали морские набеги на берега Крыма и Турции. Эти набеги даже получили название «Босфорской войны».
Но попытка выловить среди донских казаков беглых и зачислить их (как рекрутов) в создаваемую постоянную армию привела к известному Булавинскому восстанию 1708 года и жестокому подавлению вольницы. «Ибо сия сарынь, — как писал Пётр I, — кроме жесточи, не может унята быть». И всё же весной 1709 года из Войска Донского на службу под Смоленск отправили 2000 казаков на соединение с отрядом Б.С. Корсака.
Пётр I отбыл в русскую армию, стоявшую на Украине. Ещё до того, как Петр I окончательно «усмирил» донское войско, против императора выступил гетман Мазепа. 24 октября 1708 года он переправился через Десну и сам прибыл на шведские аванпосты. Поскольку измена готовилась тайно, с собою он увёл примерно 2000 человек.
6 ноября в Глухове новым гетманом Украины был избран полковник Скоропадский. 12 ноября Мазепа был предан анафеме в Москве в Успенском соборе. Поддержку Мазепе оказали только запорожцы. И Пётр послал А.Д. Меншикову указ взять и разорить Сечь. Большая часть защитников полегла, 300 человек попали в плен.
27 июня в сражении под Полтавой шведы потерпели страшное поражение. Поздно вечером 30 июня раненый Карл XII переправился через Днепр. С королём переправился Мазепа и вскоре умер 22 сентября 1709 года в Варнице близ Бендер.
Весь 1710 год был особенно удачен для петровских свершений в Прибалтике. 4 июля капитулировала Рига. Участие в осаде Риги — единственное конкретное мероприятие донцов, отмеченное первым донским историком Ригельманом. О других он говорит скупо и расплывчато: «И сверх сего числа многие во всю продолжающуюся войну противу шведов во многих местах и в самой Финляндии с полезностию употребляемы были, также и в 711 году с Государем противу турок в Молдавии при реке Пруте. И на Дону оставите обще с калмыками под предводительством генерала-адмирала графа Феодора Матвеевича Апраксина для обережения татарского и турецкого нападения в границы российские».

Одним из следствий победы под Полтавой стала нежелательная война с Турцией. Естественно, в Оттоманской империи были силы, стремившиеся к войне против России, прежде всего, татары. Соблюдение мира между Россией и Турцией лишало их важнейшего источника доходов — захвата пленных и работорговли. Стоило Петру перед отъездом под Полтаву появиться на Дону и в Азове, как татарское население заволновалось, призывая турецкие власти к войне с русскими.
В октябре 1710 года Пётр потребовал удалить шведского короля с турецкой территории и пригрозил войной, но 20 ноября на торжественном заседании дивана турки сами решили начать войну. Поход их войска во главе с великим визирем предполагался весной 1711 года. Первыми военные действия начали крымские татары. Турки давно ждали их. После завершения Азовской кампании и заключения мира между султаном и русским царем турецкие власти запретили крымчакам нападать на русские земли.

В декабре 1710 года инициатор войны крымский хан Девлет-Гирей встретился в Бендерах со шведским королём Карлом XII и гетманом Правобережной Украины Филиппом Орликом. Подсчитали силы. Помимо крымцев и вассальных Крыму ногайцев в распоряжении сторон были бежавшие с Мазепой реестровые Филиппа Орлика и выбитые Меншиковым из Сечи запорожцы, да с запада ожидались враждебные царю Петру и королю Августу II поляки.
Посовещавшись, хан, король и гетман решили нанести удар по Правобережной Украине соединенными силами ханского сына Мехмеда-Гирея с орликовцами и поляками и одновременно по Левобережной Украине силами самого крымского хана с запорожцами.
Русские примерно такой набег и предполагали. Генерал-поручик, князь М.М. Голицын, брат киевского губернатора, 26 декабря сообщал из Ярослава: «И весьма намерение их, как их реки станут, дабы им итить: хану и Орлику на Украину, а самим туркам со швецким королем и с протчими силы чрез Каменец Подольский в Полшу».

И в первый же день нового 1711 года Пётр принял решение отвлечь татар, организовать поход от Волги и от Дона через степь на Кубань. Для этого развернули корпус под Воронежем под командованием адмирала Ф.М. Апраксина, подчинив ему наличных на службе донских казаков в количестве 5 тысяч человек. В России пока о войне не объявляли, по войска из Ливонии на юг двинули. Генерал-поручик М.М. Голицын выдвинулся к молдавской границе с десятью драгунскими полками.

На Крещение, 6 января 1711 года, крымчаки перешли Перекоп и двумя потоками хлынули на Украину. Ханский сын Мехмед-Гирей во главе 40 000 татар и 7 000-8 000 казаков Орлика двинулся по правому берегу Днепра. Его подкрепляли 700 шведов полковника Цюлиха и 400 янычар. Навстречу Мехмед-Гирею двигались буджакские татары и 3 000- 5 000 враждебных царю Петру поляков, которые перешли Днестр у Бендер. Сам хан Девлет-Гирей с таким же количеством татар и с 2000 запорожцев пошел по левому берегу, советниками при нём состояли 40 шведских офицеров.
Набегу противостояли, немногочисленные войска, прикрывавшие Правобережную Украину (формально — польскую территорию). Князь Волконский с четырьмя драгунскими полками стоял «при границе волоской и при нём казацкие и волоские полки стоят, да генерал-маеор Видман с 4 полками поставлены в близости от него, Волконского».
Одиннадцатитысячный корпус генерал-майора Ф.В. Шидловского стоял на левом берегу Днепра в районе Харькова. Для боя в поле этих войск явно не хватало, и у русских была надежда обороняться в крепостях, пока с севера не подошел бы на помощь с войсками сам царь.
На русской левобережной стороне хан сумел захватить Новосергиевекую крепость (в верховьях реки Самары), население которой, в основном бывшие запорожцы, сдалось без боя. Потом войска Девлет-Гирея пошли в направлении Харькова и Изюма, но, столкнувшись с Белгородской и Изюмской крепостными оборонительными линиями, были отбиты. Хан рассчитывал на помощь ногайцев с Кубани, но ногайцы не подошли, и татары повернули в начале марта в Крым. В Новосергиевской крепости Девлет-Гирей оставил гарнизон — 1,5 тысячи запорожцев и татар под общим командованием запорожского Полковника Нестулея.

На правом берегу кампания шла с переменным успехом. В первой половине февраля 1711года татары легко овладели Брацлавом, Богуславом, Немировом. Гарнизоны там стояли небольшие и большого сопротивления татарам не оказали.
Орлик стал распространять универсалы, чтобы местные реестровые присоединялись к нему и начали борьбу с «московской неволей».
Но 25 марта татары Мехмед-Гирея и казаки Орлика (всего свыше 30 000 человек) подошли к Белой Церкви и здесь, пытаясь штурмовать город, потерпели поражение. На Левобережье отряд Ф.В. Шидловского внезапным ударом вернул Новосергиевскую крепость, очистив, таким образом, левый берег Днепра от татар и запорожцев. После этих неудач татарские отряды, почувствовавшие, что скоро предстоит возвращаться в Крым, отбросили притворство и стали заниматься грабежом и захватом мирных жителей.
Главнокомандующий русскими силами на Украине генерал М.М. Голицын вовремя оценил ситуацию, собрал 9 драгунских и 2 пехотных полка и надавил на отягчённых полоном крымчаков. Мехмед-Гирей, спасая добычу, стал уходить в Бендеры, в османские владения. Вместе с ним, естественно, стал уходить Орлик. 15 апреля 1711 года возле Богуслава Голицын настиг часть крымцев и отбил свыше 7 000 захваченных пленников. Набег закончился.

Теперь русским предстояло нанести татарам и османам ответный визит.
Формально манифест о войне с Турцией был зачитан в Успенском соборе Кремля в присутствии царя Петра 25 февраля 1711 года. Но план войны составили задолго до её объявления. Впервые план предполагал ведение военных действий на трёх театрах — Дунайском, Крымском и Кавказском. И это впоследствии стало своего рода традицией в войнах России против Турции.
Главный удар планировалось нанести на Дунайском театре. Пётр I, надеясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил поднять на обоих берегах Дуная на борьбу с турками местных христиан, вассалов Оттоманской империи.
12 апреля в Слуцке состоялся военный совет. Пётр совещался с фельдмаршалом Б.Г. Шереметевым и генералом Л.Н. Аллартом, а также канцлером Г.И. Головкиным и русским послом в Речи Посполитой Г.Ф. Долгоруковым. На совете решили раньше турок подойти к Дунаю и захватить переправы. Войска для похода планировали сконцентрировать на берегу Днестра, в польской части Украины. Передовые части русской армии должны были достигнуть Днестра к 15 мая. Шереметев с пехотой должен был подойти туда не позже 20 мая, имея трёхмесячный запас продовольствия. Войска к Днестру вышли, но сам Пётр к ним запаздывал, поскольку вёл переговоры с польским королем и саксонским курфюрстом Августом II.
Ввиду отсутствия Петра и продовольственных затруднений Шереметев с войсками перешел Днестр 30 мая, на 10 дней позже, чем намечалось. Но тут стало известно, что турки Дунай уже перешли, на переправах их не перехватить и не удержать, и Шереметев свернул к Яссам. Так, на Дунайском театре изначально все пошло не по плану закончилось, как известно, поражением.
На Крымском театре поход возглавили генерал-аншеф Иван Иванович Бутурлин и сам гетман Скоропадский. Русские войска состояли из 7 пехотных полков и 1 драгунского полка (7178 человек), с гетманом были 20 000 казаков. Предупреждая русское наступление на Крым, нураддин Бахти-Гирей устроил нападение на Тор и Бахмут. Татарский налет был отбит, но выступление в поход задержалось.
Наконец, 30 мая, день в день с Шереметевым, Бутурлин и Скоропадский выступили из Переволочны и, отягчённые громоздким обозом, потащились в сторону Крыма. 7 июня они достигли Новобогородицкой крепости. «Языки» сообщили им, что 30 000 татар Бахти-Гирея стоят в верховьях реки Самары и ждут русского наступления. Идти дальше на Крым — значит оставлять, их у себя за спиной. Но Бутурлин этим не смутился. Оставив часть сил для охраны коммуникаций, он медленно двинулся через днепровские пороги. Днепром прикрылся от Едикульской орды и от Джамбуйлуцкой, а Ингульцом — от Едисанской.

На левом фланге, на Кавказском театре, тоже началось движение. Ещё зимой русские списались с кабардинскими владетелями, убеждая их выступить против татар. Кабардинцы ответили, что у них с кубанскими татарами «великая недружба и до смерти нашей никогда дружбы меж нами не будет».
Позднее подошло 20 000 калмыков тайши Аюки. Всё это войско степью и Доном двинулось на Азов, чтоб усилиться еще и азовским гарнизоном.
З0 июня князь Александр Бекович Черкасский написал Петру из Кабарды, что договорился с местными владетелями: как боярин Апраксин с русским войском и калмыками пойдет против кубанских татар, кабардинцы тоже сразу против кубанцев выступят. Расстояния и примитивная организация связи не позволили русским нанести удары на всех трёх театрах одновременно.
2 июля войска Бутурлина прибыли в Каменный Затон. Эта крепость была в своё время построена на берегу Днепра, чтоб препятствовать запорожским казакам без царской воли по Днепру в море выходить, ссорить султана с царём. Охранялся Каменный Затон русским гарнизоном — пехотными полками Гулица и Янковского. Отсюда до Крыма было рукой подать, и гетман с Бутурлиным уже строили планы, как высадить десант на крымский берег.
7 июля разведка донесла о выходе основных сил татар из Перекопа. Движение русского войска было остановлено, ждали татарского нападения. Вперёд послали только четыре батальона капитана Постельникова, который сжёг опустевшие курени Новой Запорожской Сечи и взял там четыре пушки. Запорожцев в Новой Сечи не было, они в это время воевали за Днестром с армией самого царя Петра.
Положение войск Бутурлина было крайне тяжёлое. Свою границу ещё не пересекли, а припасы уже израсходовали. Да и не мудрёно — целый месяц практически на одном месте топтались. Начался голод, пришлось есть конину. Солдаты и казаки стали понемногу разбегаться. Орда маячила за Днепром невдалеке, отвлекала. Тем временем 15 000 татар Бахти-Гирея двинулись на Слободскую Украину, к Донцу, под угрозой оказались Миргород, Бахмут и Тор.
23 июля Бутурлин и Скоропадский отдали своим войскам приказ отступать. Таким образом, поход на Крым был неуспешным. Как стало известно, днём раньше войска самого царя Петра, подписав соглашение с турками, начали переправу обратно через Прут. 1-3 августа русские перешли Днестр.
Но Кубанский поход, так долго готовившийся, вступил в свою решающую стадию. 17 августа Апраксин, не получивший сведений, что война закончилась и мир подписан, с 9 000 солдат вышел из Азова и двинулся на юг. Туда же потянулась калмыцкая орда.
26 августа, согласно победной реляции Апраксина, была разорена ставка нуреддина Бахти-Гирея — Копыл.

Прутский поход Петра I — военная компания 1711 года в рамках русско-турецкой войны 1710-1713 годов, предпринятая с целью поднять на Дунае христианских вассалов Турции для восстания и поддержки в боевых действиях. Поход обернулся неудачей — русские войска попали в окружение и вынуждены были заключить мир с Турцией на невыгодных для России условиях.

Дата начала: июнь 1722 год
Дата окончания: 23 июля 1723 год

Карта Прутского похода Петра I

Причины и цели

  • Карл XII бежал после полтавской битвы в Турцию, где принялся уговаривать турцкого султана начать войну с Русским царством.
  • Турки стремились вернуть территории захваченные Петром I во время Азовских походов 1695-1696 годов.
  • Петр I хотел ударить первым после объявления войны со стороны Турции — выйти с войском к р. Дунай и не дав турецким войскам переправиться поднять восстание христианских народов-подданных Турции

Итоги и результаты

  • Русские войска, возглавляемые Петром I, были прижаты к реке Прут, окружены и вынуждены заключить мир с Турцией на невыгодных условиях: возврат Азова туркам, разрушение построенной крепости-порта Таганрог, отказ России от вмешательства в дела Польши и казаков, а также предоставление пути для шведского короля Карла XII в Швецию.
  • Прекращена невыгодная для Русского царства война на два фронта.
  • Карл XII вернулся в Швецию

Краткое описание основных событий

Предыстория

После поражения в Полтавской битве шведский король Карл XII укрылся во владениях Османской империи, городе Бендеры. Французский историк Жорж Удар назвал побег Карла XII «непоправимой ошибкой» Петра. Пётр I заключил договор с Турцией о выдворении Карла XII с турецкой территории, однако настроения при дворе султана сменились — шведскому королю позволили остаться и создавать угрозу южной границе России при помощи части украинского казачества и крымских татар. Добиваясь высылки Карла XII, Пётр I стал угрожать войной Турции, но в ответ 20 ноября 1710 года султан Ахмед III сам объявил войну России. Действительной причиной войны явились захват русскими войсками Азова в 1696 году и появление русского флота в Азовском море.

Война со стороны Турции ограничилась зимним набегом крымских татар, вассалов Османской империи, на Украину. Пётр I, опираясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил совершить глубокий поход до Дуная, где надеялся поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи.

6 (17) марта 1711 года Пётр I выехал к войскам из Москвы с верной подругой Екатериной Алексеевной, которую повелел считать своей женой и царицей ещё до официального венчания, произошедшего в 1712 году. Ещё ранее князь М. М. Голицын с 10 драгунскими полками двинулся к границам Молдавии, с севера из Ливонии на соединение с ним вышел генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметев с 22 пехотными полками. План русских заключался в следующем: выйти к Дунаю в Валахии, не дать турецкому войску переправиться, а затем поднять восстание народов, подвластных Османской империи, за Дунаем.

Поход

Маршрут русских войск представлял собой линию от Киева через крепость Сороки (на Днестре) на молдавские Яссы через территорию дружественной Польши (часть современной Украины) с форсированием Прута.

Екатерина в ставке Петра I во время Прутского похода 1711 года

Ввиду продовольственных затруднений русская армия в течение июня 1711 года сосредотачивалась на Днестре — границе Речи Посполитой с Молдавией. Фельдмаршал Шереметев с кавалерией должен был пересечь Днестр в первых числах июня и затем прямым путём спешить к Дунаю, чтобы занять места возможных переправ для турок, создать продовольственные магазины для обеспечения основной армии, а также втянуть Валахию в восстание против Османской империи. Однако фельдмаршал столкнулся с проблемами в снабжении кавалерии фуражом и провиантом, не нашёл достаточной военной поддержки на местах и остался в Молдавии, повернув на Яссы.

После пересечения Днестра 27 июня 1711 года основная армия двигались 2 отдельными группировками: впереди шли 2 пехотные дивизии генералов Алларта и фон Энцберга с казаками, за ними следовал Пётр I с гвардейскими полками, 2 пехотными дивизиями князя А. И. Репнина и генерала А. А. Вейде, а также артиллерией под началом генерал-поручика Я. В. Брюса. В 6-дневном переходе от Днестра до Прута с изнуряющей жарой днём и холодными ночами, много русских солдат из рекрутов, ослабленных недостатком продовольствия, погибло от жажды и болезней. Солдаты умирали, не выдержав лишений, совершали самоубийство.

1 июля (н. ст.) конница крымских татар атаковала лагерь Шереметева на восточном берегу Прута. Русские потеряли 280 драгун убитыми, но отбили нападение.

3 июля дивизии Алларта и Энцберга подошли к Пруту напротив Ясс (Яссы находятся за Прутом), потом продвинулись вниз по течению.

6 июля Пётр I с 2 дивизиями, гвардией и тяжёлой артиллерией переправился на правый (западный) берег Прута, где к царю присоединился молдавский господарь Дмитрий Кантемир.

7 июля дивизии Алларта и Энцберга соединились с корпусом главнокомандующего Шереметева на левом берегу Прута. Русская армия испытывала большие проблемы с фуражом, было решено переправиться на правый берег Прута, где рассчитывали найти больше продовольствия.

11 июля кавалерия с обозом из армии Шереметева начали переправу на правый берег Прута, остальные войска пока оставались на восточном берегу.

12 июля генерал К. Э. Ренне с 8 драгунскими полками (5056 человек) и 5 тыс. молдаван был отправлен в город Браилов (совр. Брэила в Румынии) на Дунае, где турки сделали значительные запасы фуража и провианта.

14 июля вся армия Шереметева перешла на западный берег Прута, где вскоре к ней подошли войска с Петром I. До 9 тыс. солдат были оставлены в Яссах и на Днестре для охраны коммуникаций и удержания спокойствия местного населения. После соединения всех сил русская армия двинулась вниз по течению Прута к Дунаю. 20 тыс. татар переправилось через Прут вплавь с лошадьми и стали нападать на небольшие тыловые части русских.

17 июля проведён смотр, на котором в русской армии насчитали до 47 тыс. солдат.

18 июля русский авангард узнал о начавшейся переправе на западный берег Прута возле городка Фальчи (совр. Фэлчиу) большой турецкой армии. Турецкая конница в 2 часа дня напала на авангард генерала Януса фон Эберштедта (6 тыс. драгун, 32 пушки), который, построившись в каре и отстреливаясь из орудий, пешим строем в полном окружении противника медленно отступал к основной армии. Русских спасало отсутствие артиллерии у турок и их слабое вооружение, многие из турецких всадников были вооружены лишь луками. С заходом солнца турецкая кавалерия отошла, что позволило авангарду ускоренным ночным маршем соединиться ранним утром 19 июля с армией.

Сражение с турками

19 июля турецкая кавалерия окружила русскую армию, не приближаясь ближе, чем на 200—300 шагов. У русских не было чёткого плана действий. В 2 часа дня решили выдвинуться, чтобы атаковать неприятеля, но турецкая конница оттянулась, не приняв боя. Армия Петра I располагалась в низине вдоль Прута, все окрестные возвышенности были заняты турками, к которым пока не подошла артиллерия.

На военном совете было решено отступать ночью вверх по Пруту в поисках более выгодной позиции для обороны. В 11 часов вечера, уничтожив лишние повозки, армия двинулась в следующем боевом порядке: 6 параллельными колоннами (4 пехотные дивизии, гвардия и драгунская дивизия Януса фон Эберштедта), в промежутках между колоннами вели обоз и артиллерию. Гвардейские полки прикрывали левый фланг, на правом фланге, примыкающем к Пруту, двигалась дивизия Репнина. С опасных сторон войска прикрывались от турецкой конницы рогатками, которые несли солдаты на руках.

Потери русской армии убитыми и ранеными в этот день составили около 800 человек.

К этому времени армия насчитывала 31 554 пехоты и 6692 кавалерии, в основном бесконной, 53 тяжёлых орудия и 69 лёгких 3-фунтовых пушек.

Окружение российской армии

20 июля к утру образовался разрыв между отставшей крайне левой колонной гвардии и соседней дивизией Алларта из-за неравномерного марша колонн по пересечённой местности. Турки немедленно напали на обоз, оставшийся без прикрытия, и прежде чем фланг был восстановлен, погибло немало обозников и членов офицерских семей. В течение нескольких часов армия стояла, ожидая восстановления боевого походного строя. Из-за задержки турецкой пехоте янычарам с артиллерией удалось в течение дня нагнать русскую армию.

Виктор Арсени — Русский царь Пётр I и господарь Молдавии Дмитрий Кантемир в битве с турками и
крымскими татарами, 1711 год.

Около 5 часов дня армия упёрлась крайним правым флангом в реку Прут и остановилась для обороны недалеко от местечка Стэнилешти (рум. Stănileşti, Стэнилешть; около 75 км южнее Ясс). На противоположном восточном крутом берегу Прута показалась татарская конница и союзные им запорожские казаки. К туркам подошла лёгкая артиллерия, которая стала обстреливать русские позиции. В 7 часов вечера последовала атака янычар на расположение дивизий Алларта и Януса, несколько выдвигающихся вперёд по условиям местности. Отбитые ружейно-пушечным огнём турки залегли за небольшим возвышением. Под прикрытием порохового дыма 80 гренадер забросали их гранатами. Турки контратаковали, но были остановлены ружейными залпами на линии рогаток.

Польский генерал Понятовский, военный советник у турок, лично наблюдал сражение:

Янычары… продолжали наступать, не ожидая приказов. Испуская дикие вопли, взывая по своему обычаю к богу многократными криками «алла», «алла», они бросились на неприятеля с саблями в руках и, конечно, прорвали бы фронт в этой первой мощной атаке, если бы не рогатки, которые неприятель бросил перед ними. В то же время сильный огонь почти в упор не только охладил пыл янычар, но и привёл их в замешательство и принудил к поспешному отступлению. Кегая (то есть помощник великого визиря) и начальник янычар рубили саблями беглецов и старались остановить их и привести в порядок.

Бригадир Моро-де-Бразе оставил такой отзыв о поведении Петра I в критический момент боя:

Могу засвидетельствовать, что царь не более себя берёг, как и храбрейший из его воинов . Он переносился повсюду, говорил с генералами, офицерами и рядовыми нежно и дружелюбно, часто их расспрашивая о том, что происходило на их постах.

Ночью турки дважды делали вылазки, но были отбиты. Потери русских в результате боёв составили 2680 человек (750 убитых, 1200 раненых, 730 пленных и пропавших без вести); турки потеряли 7—8 тысяч согласно донесению английского посла в Константинополе и показанию бригадира Моро-де-Бразе (ему в потерях признавались сами турки).

Противостояние в окружении

21 июля турки обложили русскую армию, прижатую к реке, полукругом полевых укреплений и артбатарей. Около 160 орудий непрерывно обстреливали русские позиции. Янычары предприняли атаку, но снова были отбиты с потерями. Положение русской армии стало отчаянным, боеприпасы ещё оставались, но запас был ограничен. Продовольствия не хватало и раньше, а в случае затягивания осады войскам скоро грозил голод. Помощи ждать было не от кого. В лагере плакало и выло множество офицерских жён, сам Пётр I временами приходил в отчаяние, «бегал взад и вперед по лагерю, бил себя в грудь и не мог выговорить ни слова».

М. М. Иванов «Петр I на реке Пруте», 1804

На утреннем военном совете Пётр I с генералами принял решение предложить турецкому султану мир; в случае отказа сжечь обоз и прорываться «не на живот, а на смерть, никого не милуя и ни у кого не прося пощады». К туркам послали трубача с предложением о мире. Визирь Балтаджи Мехмед-паша, не ответив на русское предложение, приказал янычарам возобновить атаки. Однако те, понеся в этот и предыдущий день большие потери, заволновались и подняли ропот, что султан желает мира, а визирь против его воли шлёт янычар на убой.

Генерал-фельдмаршала Б. П. Шереметев послал визирю 2-е письмо, в котором, кроме повторного предложения о мире, заключалась угроза перейти в решительный бой через несколько часов, если ответа не последует. Визирь, обсудив со своими военачальниками положение, согласился заключить перемирие на 48 часов и вступить в переговоры.

К туркам из осаждённой армии назначили наделённого широкими полномочиями вице-канцлера П. П. Шафирова с переводчиками и помощниками. Переговоры начались.

Заключение Прутского мирного договора

О безнадёжном положении русской армии можно судить по условиям, на которые был согласен Пётр I, и которые он изложил Шафирову в инструкции:

  • Отдать туркам Азов и все ранее завоёванные города на их землях.
  • Отдать шведам Лифляндию и прочие земли, кроме Ингрии (где строился Петербург). Отдать в возмещение за Ингрию Псков.
  • Согласиться на Станислава Лещинского, ставленника шведов, как польского короля.

Данные условия совпадали с теми, которые выдвигал султан при объявлении войны России. На подкуп визиря было выделено из казны 150 тыс. рублей, суммы поменьше предназначались другим турецким начальникам и даже секретарям. По легенде, жена Петра Екатерина Алексеевна пожертвовала все свои драгоценности на подкуп, однако датский посланник Юст Юль, бывший при русской армии после выхода её из окружения, не сообщает о таком деянии Екатерины, но говорит о том, что царица раздала свои драгоценности на сбережение офицерам и потом, по заключении мира, собрала их назад.

22 июля П. П. Шафиров вернулся из турецкого лагеря с условиями мира. Они оказались значительно легче тех, на которые был готов Пётр:

  • Возврат Азова туркам в прежнем состоянии.
  • Разорение Таганрога и других городов на завоёванных русскими землях вокруг Азовского моря.
  • Отказ от вмешательства в польские и казацкие (запорожские) дела.
  • Свободный пропуск шведского короля в Швецию и ряд несущественных условий по купцам.

До исполнения условий договора Шафиров и сын фельдмаршала Шереметева должны были оставаться в Турции как заложники.

23 июля мирный договор был скреплён печатями, и уже в 6 часов вечера русская армия в боевом порядке с распущенными знамёнами и барабанным боем выступила к Яссам. Турки даже выделили свою кавалерию для защиты русской армии от разбойничьих набегов татар. Карл XII, узнав о начале переговоров, но ещё не зная об условиях сторон, немедля отправился из Бендер на Прут и 24 июля после полудня прибыл в турецкий лагерь, где потребовал расторгнуть договор и дать ему войско, с которым он разобьёт русских. Великий визирь отказал, сказав:

«Ты уже их испытал, и мы их знаем. Коли хочешь, нападай на них со своими людьми, а мы заключённого мира не нарушим».

25 июля русский кавалерийский корпус генерала К. Э. Ренне с приданной молдавской конницей, ещё не зная о заключённом перемирии, захватил Браилов, который пришлось оставить через 2 дня.

13 августа 1711 русская армия, выходя из Молдавии, пересекла Днестр в Могилёве-Подольском, закончив Прутский поход. По воспоминанию датчанина Расмуса Эребо (секретаря Ю. Юля) о русских войсках на подходе к Днестру:

«Солдаты почернели от жажды и голода. Почерневшие и умирающие от голода люди лежали во множестве по дороге, и никто не мог помочь ближнему или спасти его, так как у всех было поровну, то есть ни у кого ничего не было».

Визирь так и не смог получить обещанную ему Петром взятку. Ночью 26 июля деньги привезли в турецкий лагерь, но визирь не принял их, опасаясь своего союзника, крымского хана. Потом он побоялся взять их из-за подозрений, возбуждаемых Карлом XII против визиря. В ноябре 1711 благодаря интригам Карла XII посредством английской и французской дипломатии визирь Мехмед-паша был смещён султаном и вскоре, по требованию крымского хана, казнён в Турции .

Потери

Пётр I приказал всем бригадирам составить подробные списки личного состава, определив количество солдат в первый день перехода русских войск на территорию Молдавии и на момент окончания кампании. Результаты предоставленных отчетов были следующими: из 79 800 солдат, имеющихся в наличии при вступлении в Молдавию, осталось только 37 515, (не считая отставшей дивизии Ренне с около 5 тыс. чел.).

Вероятно, изначально русская армия была недоукомплектована рекрутами (в отсутствии 8 тыс. которых Петр упрекал губернаторов в августе 1711), но общая картина потерь от этого не меняется.

Согласно докладу бригадира Моро-де-Бразе, бои 18—21 июля русская армия провела с потерями в подразделениях генерал-майора Видмана 4800 человек. При штурме Браилова К. Э. Ренне потерял 100 человек убитыми. Соответственно, более 37 тысяч русских солдат погибли в основном от голода и болезней, или попали в плен на начальном этапе похода. И лишь 5 тысяч из них были убиты во время непосредственно боевых действий.

Столь неудачная военная компания стала причиной того, что Пётр I не стал продлять контракты многих иностранных офицеров и генералов.