Прусская операция 1945

Идеальный штурм. Неприступный Кёнигсберг был взят за четыре дня

9 апреля 1945 года комендант Кёнигсберга Отто фон Ляш капитулировал перед войсками маршала Василевского.

Территория вечной войны

Среди наград, учреждённых в годы Великой Отечественной войны, есть только одна, которая посвящена взятию или освобождению не иностранной столицы, а взятию города-крепости. Речь идёт о медали «За взятие Кёнигсберга», которой были награждены 760 000 человек.

Взятие Кёнигсберга — одна из самых ярких страниц в истории завершающего этапа Великой Отечественной войны. Гитлеровское командование многократно заявляло о неприступности столицы Восточной Пруссии.

Пленные немецкие солдаты и офицеры у Королевских ворот Кёнигсберга. Фото: Commons.wikimedia.org

Этому региону руководство Третьего Рейха отводило особую роль в обороне Германии. Восточная Пруссия на протяжении столетий становилась ареной ожесточённых сражений, в результате чего на её территории было построено немалое количество мощных крепостей.

С приближением Красной Армии к границам Германии началась спешная работа по реконструкции старых крепостей с целью создания в регионе системы мощных укреплений, которые должны были остановить наступающие советские войска.

Немцы надеялись на повторение событий Первой мировой войны, когда в августе 1914 года в Восточной Пруссии была окружена и разгромлена 2-я русская армия, а остальные русские войска вынуждены были отступить.

Неизбежность штурма предопределило упрямство немцев

Начавшаяся в январе 1945 года Восточно-Прусская наступательная операция Красной Армии действительно была сложной, сопряжённой с тяжёлыми потерями, однако к началу весны стало очевидно, что удержать советские войска гитлеровцам не удалось.

Красная Армия всё сильнее прижимала противника к морю. Силы немцев были рассечены на несколько группировок, которые ликвидировались одна за другой.

В конце февраля ожесточённые бои развернулись в районе Земландского полуострова, где была сосредоточена крупная группировка вермахта. Советские войска пытались отрезать земландскую группировку от непосредственно Кёнигсберга.

Но мощный контрудар немцев позволил сорвать советское наступление и сохранить связь между группировкой на Земландском полуострове и столицей Восточной Пруссии.

Эта удача вермахта фактически предопределила судьбу Кёнигсберга. До того момента советское командование рассматривало возможность полной изоляции города вплоть до окончания войны (нечто похожее произошло с Курляндской группировкой вермахта), однако потенциальная опасность, исходящая от земландской группировки и Кёнигсберга заставила Красную Армию всерьёз взяться за ликвидацию этого очага сопротивления.

Город-бастион

Ещё летом 1944 года произошло событие, впоследствии осложнившее Красной Армии взятие Кёнигсберга. Особая 5-я группа ВВС Великобритании в ночь с 26 на 27 августа и в ночь с 29 на 30 августа 1944 года нанесла два мощных авиаудара по столице Восточной Пруссии. Удар пришёлся не на укрепления и военные объекты, а на жилые кварталы и исторический центр, которые были сильно разрушены. После этого настрой жителей Кёнигсберга сопротивляться до конца значительно укрепился.

И без того мощная крепость, Кёнигсберг с приближением к нему фронта ещё более укреплялся.

В крепости и на подступах к ней возводились укрепления полевого типа. Внешний обвод и первая позиция имели по две – три траншеи с ходами сообщения и укрытиями для личного состава. В 6–8 км к востоку от крепости они сливались в один оборонительный рубеж (шесть – семь траншей с многочисленными ходами сообщения на всём 15-километровом участке). На этой позиции насчитывалось 15 старых фортов с артиллерийскими орудиями, пулемётами и огнемётами, связанных единой огневой системой. Каждый форт был подготовлен для круговой обороны и фактически являлся крепостью с гарнизоном 250–300 человек. В промежутках между фортами размещалось 60 дотов и дзотов. По окраинам города проходила вторая позиция, включавшая каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки.

Третья линия обороны опоясывала центральную часть города, имея крепостные сооружения старой постройки. Подвалы больших кирпичных строений были связаны подземными ходами, а их вентиляционные окна приспособлены под амбразуры.

В крепости были большие подземные склады и арсеналы, а также подземные заводы, выпускавшие военную продукцию. Словом, в Кёнигсберге были созданы все условия для длительной обороны.

Разрушенный после боев мост в Кёнигсберге. Фото: РИА Новости

Русский ответ

Крепость обороняли подразделения вермахта и фольксштурма общей численностью, по разным оценкам, от 100 до 130 тысяч человек, имевшие на вооружении около 4000 тысяч орудий и миномётов, более 100 танков и 170 самолётов.

Интересно, что гитлеровское командование, вдохновляя своих солдат, апеллировало к… советскому опыту. «Русские, опираясь на слабые сухопутные укрепления Севастополя, защищали город 250 дней. Солдаты фюрера обязаны столько же времени продержаться на мощных укреплениях Кёнигсберга!», — восклицали нацистские пропагандисты.

Дважды герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский. Фото: РИА Новости

Советская сторона нашла, что ответить — накануне штурма Кёнигсберга через радиоустановки на немецком языке прозвучала фраза: «Мы обороняли Севастополь 250 дней, а освободили за четыре…»

Задача по взятию Кёнигсберга была поручена 3-му Белорусскому фронту маршалу Александру Василевскому, вступившему в командование фронтом после гибели 18 февраля генерала армии Ивана Черняховского.

Для штурма Кёнигсберга была сосредоточена группировка войск численностью более 106 тысяч человек, 5200 орудий и миномётов, 538 танков и самоходных артиллерийских установок, 2174 самолётов.

Назначенный комендантом Кёнигсберга в январе 1945 года немецкий генерал Отто фон Ляш был уверен, что Кёнигсберг способен сдерживать натиск советских войск месяцами. На оборону города было мобилизовано почти всё местное мужское население, его улицы пестрели плакатами «Отстоим Кёнигсберг!».

План маршала Василевского

Замысел маршала Василевского заключался в том, чтобы мощными ударами с севера и юга по сходящимся направлениям рассечь силы гарнизона и штурмом овладеть городом. Очень важная роль отводилась артиллерии — более половины орудий, сосредоточенных под Кёнигсбергом, представляли собой тяжёлые орудия, а также орудия большой и особой мощности — калибром от 203 до 305 мм. Подвергать оборону противника непрекращающимся ударам предстояло и бомбардировочной авиации.

Для штурма укреплений были созданы 26 штурмовых отрядов и 104 штурмовые группы — как из состава стрелковых частей, так и из инженерных войск — десяти инженерно-сапёрных бригад, трёх штурмовых инженерно-сапёрных бригад, двух моторизованных инженерных бригад и одной понтонной бригады.

Кроме того, в штурме участвовали химические войска — 7 отдельных огнемётных батальонов, рота фугасных огнемётов и 5 отдельных рот ранцевых огнемётов. Эти подразделения были распределены по штурмовым отрядам и штурмовым группам.

В штурмовые группы привлекали в первую очередь тех, кто имел за плечами опыт уличных боёв, в частности участников Сталинградской битвы.

Части Советской Армии в немецком городе Кёнигсберге. 1945 г. Фото: РИА Новости

Артиллерийские подразделения начали обстреливать крепость 2 апреля, но 6 апреля 1945 года для Кёнигсберга наступил ад. Советская артиллерия обрушила на крепость лавину огня, сметая укрепления противника. Около полудня штурмовые части начали наступление. Согласно плану, основные силы обходили форты, которые блокировались стрелковыми батальонами или ротами при поддержке самоходных орудий, подавлявших вражеский огонь, сапёров, использовавших подрывные заряды, и огнемётчиков.

Немцы сражались отчаянно, цепляясь за свои позиции, но к исходу дня советским частям удалось продвинуться вперед и перерезать железную дорогу Кёнигсберг – Пиллау.

Метод лейтенанта Сидорова

В ночь на 7 апреля гитлеровское командование предприняло попытку перегруппировать силы, дабы оттеснить советские подразделения назад.

В эту ночь эпицентр сражения находился у фортов Шарлоттенбург и Линдорф. Особенно тяжело штурмовым частям пришлось у Шарлоттенбурга — его стены не пробивали даже 246-килограммовые снаряды.

И тут своё веское слово сказали сапёры. Командир сапёрного взвода 175-го отдельного сапёрного батальона лейтенант Иван Сидоров, пользуясь тем, что гарнизон, оборонявший форт, укрылся на нижних этажах, сумел подобраться непосредственно к стенам Шарлоттенбурга. Вместе с бойцами своего взвода Сидоров из советской взрывчатки и трофейных мин соорудил особый заряд, подрыв которого образовал пролом в стене неприступного Шарлоттенбурга. От взрыва погибли несколько десятков гитлеровцев, а ворвавшийся через пролом внутрь штурмовой отряд в рукопашной схватке окончательно подавил сопротивление защитников форта.

«Метод Сидорова» немедленно был применён и к другим фортам Кёнигсберга, в результате чего они стали переходить в руки советских войск один за одним.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года лейтенант Иван Сидоров был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Подвиг младшего брата

Решающим днём штурма стало 7 апреля. После падения Шарлоттенбурга немцы провели серию контратак, пытаясь переломить ситуацию. В бой были брошены все имеющиеся резервы.

Несмотря на это, к вечеру части Красной армии продвинулись вперёд ещё на 3–4 километра, заняв 130 кварталов. Под контроль советских войск перешла северо-западная часть города.

Многие немцы стали понимать, что сражение проиграно. Не обращая больше внимания на приказы командования, немецкие солдаты начали сдаваться в плен.

Наступающие штурмовые отряды заняли порт, вокзал, ряд важных промышленных объектов и окончательно отрезали Кёнигсберг от группировки гитлеровцев на Земландском полуострове.

В боях за Кёнигсберг отличился младший брат Зои Космодемьянской Александр. Батарея самоходных артиллерийских установок ИСУ-152 под командованием старшего лейтенанта Космодемьянского своим огнём проломила стену одного из фортов. Самоходчики вместе с пехотой ворвались внутрь и заставили гарнизон форта в составе 350 человек капитулировать. Было захвачено 9 танков, 200 автомашин и склад с горючим. За этот подвиг старший лейтенант Александр Космодемьянский был представлен к званию Героя Советского Союза. Высокое звание было ему присвоено, но, увы, посмертно — 13 апреля Александр Космодемьянский погиб в бою. Ему было 19 лет…

Смертный приговор и 25 лет лагерей

8 апреля немцы были отброшены к центру города. Маршал Василевский обратился к коменданту Кёнигсберга с предложением о капитуляции.

Однако Отто фон Ляш это предложение отверг. В ночь на 9 апреля гитлеровские части предприняли попытку вырваться из Кенигсберга, но потерпели неудачи. Утром наступление советских войск возобновилось.

Желающих продолжать драться с немецкой стороны оставалось всё меньше. Десятки тысяч мирных немцев, остававшихся в подвалах домов, хотели одного — чтобы этот кошмар прекратился.

После войны генерал фон Ляш в своей книге написал: «К концу всё чаще стали поступать сведения, что солдаты, укрывшиеся вместе с жителями в подвалах, теряют волю к сопротивлению. Кое-где отчаявшиеся женщины пытались вырывать у солдат оружие и вывешивать из окон белый флаг, чтобы положить конец ужасам войны».

К вечеру 9 апреля в руках советских войск были северо-запад, запад и юг Кёнигсберга, немцы продолжали удерживать позиции в центре и частично на востоке города. В 21:30 Отто фон Ляшу был передан новый ультиматум советского командования. Поколебавшись, комендант Кёнигсберга отдал приказ о прекращении сопротивления.

10 апреля над башней «Дона», одним из последних очагов гитлеровского сопротивления, был поднят красный флаг.

Отто фон Ляш не зря колебался — после того, как в Берлине были получены известия о падении Кёнигсберга, на его родных обрушились репрессии. В тюрьму бросили его жену и дочерей, зятя, командовавшего батальоном, отозвали с фронта и передали в руки гестапо. Самого генерала Гитлер заочно приговорил к смертной казни.

Впрочем, для находившегося в советском плену фон Ляша этот приговор не значил уже ничего. А вот приговор советского суда, признавшего Отто фон Ляша виновным в военных преступлениях, значение имел — генерала получил 25 лет лагерей, из которых в лагере под Воркутой отбыл десять.

После этого ему разрешили вернуться в ФРГ, где он написал воспоминания о собственном героизме и зверствах Красной Армии — достаточно типичный для потерпевших поражение гитлеровских военачальников случай.

Под землей. Экскурсия в бункер, где немецкое командование сдало Кенигсберг | Фотогалерея

© АиФ / Станислав Ломакин Генерал Отто фон Ляш занял пост коменданта города Кенигсберга 28 января 1945 года. Именно из этого бункера Ляш руководил обороной города с 6 по 10 апреля 1945 года. © АиФ / Станислав Ломакин Немецкое командование приняло все возможные меры, чтобы подготовить город-крепость к длительному сопротивлению в условиях осады. © АиФ / Станислав Ломакин Музейные работники воссоздали момент передачи сообщения о капитуляции. © АиФ / Станислав Ломакин В помещении воссоздана обстановка военного времени, размещены диорамы и материалы, повествующие о взятии города советскими войсками. © АиФ / Станислав Ломакин В помещении восстановлена обстановка военного времени, размещены диорамы и материалы, повествующие о взятии города советскими войсками и судьбе немецких военнопленных. © АиФ / Станислав Ломакин Бункер оснащен всеми системами жизнеобеспечения и расположен на глубине семи метров. В нем 21 комната, в 17 из них размещался личный состав штаба, 4 имели специальное назначение. © АиФ / Станислав Ломакин. Экспозиция калининградского музея «Бункер» В музее можно познакомиться с различными подлинными документами военных лет – справками, характеристиками, планами, схемами и боевыми донесениями. © АиФ / Станислав Ломакин Историкам удалось воссоздать обстановку кабинета последнего коменданта Кенигсберга. © АиФ / Станислав Ломакин На воротах блиндажа, ранее закрывавших вход внутрь, историки нашли рунические символы. По одной из версий, они предназначались для магической защиты немецкого штаба. © АиФ / Станислав Ломакин. Экспозиция калининградского музея «Бункер» В помещении восстановлена обстановка военного времени, размещены диорамы и материалы, повествующие о взятии города советскими войсками и судьбе немецких военнопленных.

Салют высшей категории

Операция по взятию Кёнигсберга была осуществлена за считанные дни с минимальными потерями. По данным штаба 3-го Белорусского фронта, с 1 по 10 апреля 1945 года убито было 3506 человек, пропало без вести 215, ранено 13 177.

Потери оборонявшихся, по разным данным, составили от 34 до 42 тысяч убитыми. По сообщению Совинформбюро, в плен было взято 92 тысячи немецких солдат и офицеров, однако, по мнению многих историков, в это число вошло до 20 тысяч гитлеровцев, пленённых ранее, а непосредственно при штурме Кёнигсберга в плену оказались более 70 тысяч немецких солдат и офицеров.

Взятие Кёнигсберга было отмечено в Москве салютом высшей категории — 324 орудия совершили 24 артиллерийских залпа. Помимо учреждения медали «За взятие Кёнигсберга», которой, как уже говорилось, было награждено 760 000 человек, 216 солдат и офицеров Красной армии за штурм Кёнигсберга были удостоены звания Героя Советского Союза, 98 воинских частей получили название «Кёнигсбергские».

Немецкая история столицы Восточной Пруссии подошла к концу — Кёнигсберг после войны стал советским городом, который в 1946 году был переименован в Калининград. Воинственный прусский дух был сокрушён окончательно.

Штурм Кенигсберга глазами реконструкторов | Фотогалерея

© АиФ / Станислав Ломакин Советские войска подошли к границам Восточной Пруссии в августе 1944 года. Тогда же активизировались союзники. В октябре 1944-го войска Красной армии перешли границу и заняли несколько населенных пунктов, однако упорное сопротивление немцев вынудило приостановить наступление. © АиФ / Станислав Ломакин Штурм Кенигсберга начался 6 апреля 1945 года в девять утра массивной артподготовкой. И уже к полудню передовые отряды перешли в наступление. Решающее событие произошло 8 апреля, когда передовые части 11-й гвардейской и 43-й армий замкнули кольцо окружения. © АиФ / Станислав Ломакин Долгое время считалось, что во время штурма Кенигсберга численность войск с обеих сторон была практически равна: 130 тысяч человек в немецкой группировке и 137 тысяч 250 солдат у Красной Армии. Однако доктор исторических наук Геннадий Кретинин уверен, что советские войска брали город меньшими силами, чем принято считать. © АиФ / Станислав Ломакин Возобновилось наступление только в январе 1945-го. В течение нескольких месяцев Красная Армия заняла почти все города Восточной Пруссии и подошла к ее столице — Кенигсбергу. © АиФ / Станислав Ломакин По данным историков, Красная Армия сосредоточила на подступах к городу 137 тысяч солдат, пять тысяч орудий, 2,5 тысячи самолетов, 538 танков и самоходных установок. © АиФ / Станислав Ломакин Разрушение фортов оказалось трудной задачей. © АиФ / Станислав Ломакин Немецкий гарнизон состоял из шести дивизий, в которые входило 130 тысяч солдат. Кроме того, в распоряжении гитлеровцев было 4000 орудий и минометов, более 100 танков и 170 самолетов. При этом город был очень хорошо укреплен и фактически представлял собой одну большую крепость. © АиФ / Станислав Ломакин 9 апреля, когда в черте города немцы удерживали всего несколько объектов — в том числе Королевский замок, казарму «Кронпринц» и бастион «Грольман» — комендант Кеёнигсберга Отто Ляш принял решение о капитуляции. © АиФ / Станислав Ломакин Штурм столицы немецкой провинции Восточной Пруссии Кенигсберга продолжался с 6 по 9 апреля. © АиФ / Станислав Ломакин Взятие фортов было крайне важно — только по дороге, которая проходит рядом с фортом, мог осуществляться подвоз продовольствия, эвакуация раненых, а из форта немцы вели огонь по всем направлениям, поэтому был дан приказ взять его любой ценой и освободить дорогу. © АиФ / Станислав Ломакин Форты были слишком маленькой целью для бомбардировочной авиации; в то же время полевая артиллерия была не в состоянии пробить толстые стены фортов. Специально для штурма фортов под Кёнигсберг были направлены восемь отдельных дивизионов артиллерии особо большой мощности, на вооружении которых стояли орудия калибром 203, 280 и 305 мм. © АиФ / Станислав Ломакин Штурм столицы немецкой провинции Восточной Пруссии Кенигсберга продолжался с 6 по 9 апреля 1945 года. © АиФ / Станислав Ломакин Сегодня в Калининградской области проживает 139 участников штурма Кенигсберга. Самому молодому из них — 86 лет. © АиФ / Станислав Ломакин После войны Кенигсберг стал советским городом, переименованным в 1946 году в Калининград. © АиФ Форты долгое время стояли бесхозными, но под охраной, как имеющие военное значение.

Алленштейн

Эта статья — об Административном округе Алленштейн. О городе Алленштейн см. Ольштын.

Административный округ Алленштейн/Алленштайн (нем. Regierungsbezirk Allenstein) — административно-территориальная единица (административный округ) в Восточной Пруссии, существовавшая с 1905 по 1945 год. Административный центр — Алленштейн (ныне — польский город Ольштын). Сегодня территория округа является основной частью польского Варминьско-Мазурского воеводства.

История

Административный округ Алленштайн был образован в 1905 году как третий округ в составе провинции Восточная Пруссия, выделенный из провинций Гумбиннен и Кёнигсберг. Территория нового округа включала большей частью Мазурию, южную часть Эрмланда и восточно-прусский Оберланд. Общая площадь округа составляла 11711 км².

После Первой мировой войны, согласно условиям Версальского договора, Германия вынуждена была отдать Польше часть района Найденбург (так называемую область Зольдау). Кроме того, 11 июля 1920 года в результате референдума Польше отошли несколько поселений района Остероде. После этих территориальных потерь площадь округа составила 11520 км².

После Второй мировой войны территория округа полностью перешла под польское управление. Немецкое население Алленштейна было изгнано.

Административное деление

Выделенные из округа Кёнигсберг

  • Городской район Алленштейн (нем. Stadtkreis Allenstein)
  • Сельский район Алленштейн (нем. Landkreis Allenstein)
  • Сельский район Найденбург (нем. Landkreis Neidenburg)
  • Сельский район Ортельсбург (нем. Landkreis Ortelsburg)
  • Сельский район Остероде (нем. Landkreis Osterode)
  • Сельский район Рёссель (нем. Landkreis Rößel)

Выделенные из округа Гумбиннен

  • Сельский район Йоханнисбург (нем. Landkreis Johannisburg)
  • Сельский район Лётцен (нем. Landkreis Lötzen)
  • Сельский район Люк (нем. Landkreis Lyck)
  • Сельский район Зенсбург (нем. Landkreis Sensburg)

Главы правительства округа

  • 1905—1907: Вильгельм фон Хегель
  • 1907—1908: Фридрих Карл Грамш
  • 1908—1917: Ханс фон Хеллманн
  • 1918—1924: Маттиас фон Оппен
  • 1924—1932: Макс фон Руперти
  • 1933—1945: Карл Шмидт

См. также

  • Немецкая оккупация Польши (1939—1945)
  • Административный округ Кёнигсберг
  • Административный округ Гумбиннен
  • Административный округ Западная Пруссия (1922—1939)
  • Немецкое население Калининградской области (1945—1951)

Напишите отзыв о статье «Алленштейн»

Ссылки

Это заготовка статьи о Третьем рейхе. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Дистрикт Нетце / Южная Пруссия / Новая Восточная Пруссия / Новая Силезия (1807) • Великое герцогство Нижний Рейн / Объединённые герцогства Юлих-Клеве-Берг (1822) • Пруссия (1878)

Нижняя Силезия, Верхняя Силезия (1919) • Пограничная марка Позен-Западная Пруссия (1922) • Галле-Мерзебург / Курхессен / Магдебург / Нассау (1944)

Долгое время Распущены Созданы

Административно-территориальные образования Третьего рейха
Гау
(«Старый рейх»)
Рейхсгау Остальные
Области немецкого
гражданского управления
Зависимые территории
Оперативные зоны
Рейхскомиссариаты

Отрывок, характеризующий Алленштейн

Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l’Empereur .
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.

Когда вот вот les enfants du Don могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.
Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.

Алленштейн

Эта статья — об Административном округе Алленштейн. О городе Алленштейн см. Ольштын. Административное деление провинции Восточная Пруссия после создания административного округа Алленштайн в 1905 году: Административный округ Кёнигсберг Административный округ Гумбиннен Административный округ Алленштайн Административное деление Восточной Пруссии до 1905 года: Административный округ Кёнигсберг Административный округ Гумбиннен

Административный округ Алленштейн/Алленштайн (нем. Regierungsbezirk Allenstein) — административно-территориальная единица (административный округ) в Восточной Пруссии, существовавшая с 1905 по 1945 год. Административный центр — Алленштейн (ныне — польский город Ольштын). Сегодня территория округа является основной частью польского Варминьско-Мазурского воеводства.

Восточная Пруссия в 1945

См. также

  • Немецкая оккупация Польши (1939—1945)
  • Административный округ Кёнигсберг
  • Административный округ Гумбиннен
  • Административный округ Западная Пруссия (1922—1939)
  • Административный округ Алленштейн
  • Немецкое население Калининградской области (1945—1951)

Литература

Так вот она, наша Победа! Юбилей Инстербургской операции
(1 фото)

75 лет назад – 13 января 1945 года – началась Восточно-Прусская стратегическая наступательная операция. Вернее, в этот день перешёл в наступление только один из трёх участвовавших в ней фронтов – Третий Белорусский, под командованием генерала Черняховского, проводивший свою локальную Инстербургскую операцию. В ней участвовал лейтенант Алексей Прокофьевич Лисичкин – родной брат моего деда (Петра Лисичкина, воевавшего в эти дни в районе Кракова на Первом Украинском фронте).
Инстербург был когда-то значимым немецким городом в Восточной Пруссии, который посещали Пётр Первый, Наполеон, Иммануил Кант; с 1936 по 1945 гг. в нём ходили троллейбусы. Сейчас это стандартный райцентр Калининградской области, вписанный в суровую реальность заМКАДья под именем Черняховск (в честь командующего фронтом).
С 19-го века Инстербург является узлом железнодорожных линий Берлин—Кёнигсберг (Калининград) — Каунас и Тильзит (Советск) — Торн (Торунь), и, как другие города на границе Российской империи и Восточной Пруссии, в своё время находился в эпицентре Первой Мировой войны. Но его военная история зафиксирована гораздо глубже: в городе стоит Обелиск в честь победы русских войск в 1757 году в битве при Гросс-Егерсдорфе (ныне пригород Черняховска) и памятник русскому фельдмаршалу Барклаю-де-Толли, установленный в 1821 году на средства прусского короля Фридриха Вильгельма III. По легенде, под памятником захоронено сердце полководца.
К осени же 1944 года, советские войска в результате операции «Багратион» и последующей Гумбиннен-Гольдапской операции, вышли в широкой полосе к границам Восточной Пруссии, на ряде участков вклинились на 20-45 км в глубину ее территории, заняв выгодное охватывающее положение по отношению к восточно-прусской группировке противника.
Немецкое командование, используя выгодные условия местности (большое количество озер, болот, рек, каналов, лесных массивов), хорошо подготовило территорию Восточной Пруссии к длительной обороне, в инженерном отношении. Здесь был создан ряд оборонительных полос (рубежей) и укрепленных районов на глубину 150-200 км. Крупнейшие укрепленные районы – Ильменхорст, Летценский и Хайльсбергский – прикрывали подступы к Кёнигсбергу (столице Восточной Пруссии, ныне Калининград) с востока, юго-востока и юга. Населенные пункты на пути к Кенигсбергу были превращены в узлы обороны – и их там очень много (было), гораздо больше, чем в Польше и Словакии. Хотя Восточная Пруссия являлась периферийным участком боевых действий, но мы далее увидим, что салюты в честь взятия её городов гремели в Москве куда как чаще, чем от побед на берлинском направлении.
Замысел Восточно-Прусской операции заключался в том, чтобы прорвать оборону противника и, развивая наступление, отрезать Восточную Пруссию от остальной Германии, окружить и последовательно уничтожить немецкие войска, оборонявшиеся здесь.
Руководитель Инстербургской операции, командующий Третьим Белорусским фронтом генерал Черняховский, решил нанести главный удар силами четырех армий и двух танковых корпусов прямо по стыку смежных флангов двух немецких армейских объединений. Это позволяло нарушить взаимодействие между ними в самом начале операции, а также обойти с севера мощные узлы сопротивления – Инстербург и Гумбиннен (ныне Гусев).
Операция началась 13 января 1945 года в 6 часов утра, с разведки боем, силами передовых батальонов. Противник открыл плотный заградительный огонь, разыгралась встречная артиллерийская дуэль.
В 11 часов пошла в атаку советская пехота и танки. К концу дня, соединения 39-й армии генерала Людникова (именно в её рядах сражалась батарея дивизионных пушек ЗиС-3, которой командовал брат моего деда, А.П. Лисичкин), и 5-й армий генерала Крылова смогли вклиниться в глубину тактической зоны обороны противника на 2-3 км. В полосе 28-й армии генерала Лучинского отдельные части продвинулись до 5-7 км.
С утра 14 января был введен в сражение 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус генерала Бурдейного. Подвергаясь многочисленным контратакам немецких войск, ударная группировка Третьего Белорусского фронта к исходу 15 января, преодолев от 6 до 10 км, прорвала главную полосу обороны противника. Это вклинение создало угрозу окружения немецкой группировки, оборонявшейся в междуречье Немана и Инстера, и последняя начала отход ко второй полосе обороны.
В последующие двое суток, пользуясь улучшением погодных условий, советская авиация существенно активизировала свои действия. Как пишет участник событий – известный писатель Григорий Климов в своём романе «Крылья холопа» (к сожалению, запрещённом в РФ):
«… Часами содрогалась земля в сплошном рёве артиллерийской подготовки. Беспрерывной лентой, втягивая колёса над нашими головами, кружились бомбардировщики и штурмовики. Бомбили, ровняли бетон ДОТов с землей и снова шли на посадку за новым грузом бомб…».
Поддержка с воздуха позволила 39-й армии и 1-му танковому корпусу генерала Буткова, нарастить силу ударов и вынудить к отходу немецкие подразделения, занимавшие оборонительный рубеж южнее реки Неман. 18-го января 1-й танковый корпус вошёл в прорыв на левом фланге 39-й армии, с боями достиг реки Инстер и захватил плацдармы на её правом берегу. Войска 39-й армии продвинулись в этот день на 20 км.
К этому времени 5-я и 28-я армии, возобновив наступление, завершили прорыв полосы обороны противника.
В целом к исходу 18 января войска Третьего Белорусского фронта в результате напряженных боев прорвали оборону противника к северу от Гумбиннена. Тем самым были созданы условия для ввода в сражение второго эшелона фронта – 11-й гвардейской армии генерала Галицкого и развития наступления на кёнигсбергском направлении:
«Командующему войсками 3-го Белорусского фронта
Генералу армии Черняховскому
Войска 3-го Белорусского фронта, перейдя в наступление, при поддержке массированных ударов артиллерии и авиации прорвали долговременную, глубоко эшелонированную оборону немцев в Восточной Пруссии и, преодолевая упорное сопротивление противника, за пять дней наступательных боев продвинулись вперед до 45 километров, расширив прорыв до 60 километров по ширине.
В ходе наступления войска фронта штурмом овладели укрепленными городами Пилькаллен, Рагнит и сильными опорными пунктами обороны немцев Шилленен, Лазденен, Куссен, Науйенингкен, Ленгветен, Краупишкен, Бракупенен, а также с боями заняли более 600 других населенных пунктов.

Сегодня, 19 января, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Белорусского фронта, прорвавшим оборону немцев в Восточной Пруссии, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
19 января 1945 года, № 231″
На следующий день, 20 января, подразделения 43-й и 39-й армий овладели Тильзитом (сейчас он называется Советск):
«Командующему войсками 3-го Белорусского фронта
Генералу армии Черняховскому
Войска 3-го Белорусского фронта сегодня, 20 января, штурмом овладели городами Восточной Пруссии Тильзит, Гросс-Скайсгиррен, Ауловенен, Жиллен и Каукемен – важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев на кенигсбергском направлении.

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городами Тильзит, Гросс-Скайсгиррен, Ауловенен, Жиллен и Каукемен, представить к присвоению наименования “Тильзитских” и к награждению орденами.
Сегодня, 20 января, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Белорусского фронта, овладевшим городом Тильзит и другими поименованными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение Тильзитом и другими названными городами.

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
20 января 1945 года, № 235″
А вот как это отметил подполковник Александр Твардовский, который в эти дни служил корреспондентом фронтовой газеты «Красноармейская правда», издаваемой политотделом Третьего Белорусского фронта:
«… Или снова был он ранен,
Отдохнул, как долг велит,
И опять на поле брани
Вместе с нами брал Тильзит …»
В эти дни, наступавший по соседству Второй Белорусский фронт маршала Рокоссовского, из Северной Польши прорвался в направлении Кёнигсберга и успешно продвигался к Балтийскому морю. В результате противник, почувствовав угрозу окружения, начал тотальный отход на укрепленный рубеж обороны вдоль Мазурских озер. Преследуя его, войска Третьего Белорусского фронта в ходе боёв 19-22 января, окружили и разгромили инстерсбургско-тильзитскую группировку противника. Сначала был взят крупный узел обороны – город Гумбиннен; он теперь называется Гусев, в память о героически погибшем здесь в эти дни капитане Гусеве (на фото к статье):
«Командующему войсками 3-го Белорусского фронта
Генералу армии Черняховскому
Войска 3-го Белорусского фронта сегодня, 21 января, штурмом овладели в Восточной Пруссии городом Гумбиннен – важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны немцев на кенигсбергском направлении.
В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Гумбиннен, представить к присвоению наименования “Гумбинненских” и к награждению орденами.
Сегодня, 21 января, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Белорусского фронта, овладевшим городом Гумбиннен, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.
За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение Гумбинненом.

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
21 января 1945 года, № 238″
Сразу же, в ночь на 22 января начался штурм Инстербурга, и к утру город был взят:
«Командующему войсками 3-го Белорусского фронта
Генералу армии Черняховскому
Войска 3-го Белорусского фронта сегодня, 22 января, штурмом овладели в Восточной Пруссии городом Инстербург – важным узлом коммуникаций и мощным укрепленным районом обороны немцев на путях к Кенигсбергу.
В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Инстербург, представить к присвоению наименования “Инстербургских” и к награждению орденами.
Сегодня, 22 января, в 19 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Белорусского фронта, овладевшим городом Инстербург, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение Инстербургом.

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
22 января 1945 года, № 240″
Продолжая наступление, войска правого фланга фронта 23-25 января с ходу форсировали реки Дейме, Прегель и Алле, преодолели сооружения Хейльсбергского укреплённого района на севере и продвинулись к Кёнигсбергу, овладев городами Лабиау, Велау, Даркемен, Венкхаим и Тройбург.
26 января, передовые соединения Третьего Белорусского фронта подошли к внешнему оборонительному обводу Кёнигсберга, овладев Тапиау (ныне Гвардейск) и другими городами:
«Командующему войсками 3-го Белорусского фронта
Генералу армии Черняховскому
Войска 3-го Белорусского фронта сегодня, 26 января, с боем овладели городами Восточной Пруссии Тапиау, Алленбург, Норденбург и Летцен – мощными опорными пунктами долговременной оборонительной полосы немцев, прикрывающей центральные районы Восточной Пруссии.

Сегодня, 26 января, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Белорусского фронта, овладевшим поименованными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
26 января 1945 года, № 255″.
27 января оба фронта завершили свои частные операции, прорвав рубеж обороны противника у Мазурских озёр, в честь чего был дан общий для них итоговый салют:
«Командующему войсками 2-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза Рокоссовскому
Командующему войсками 3-го Белорусского фронта
Генералу армии Черняховскому
Войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов завершили прорыв мощной, долговременной, глубоко эшелонированной обороны противника в районе Мазурских озёр, считавшейся у немцев с времен первой мировой войны неприступной системой обороны, и овладели городами Бартен, Дренгфурт, Растенбург, Раин, Николайкен, Рудшанни, Пуппен, Бабинтен, Теервиш, превращенными немцами в сильные опорные пункты обороны.

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при прорыве обороны немцев в районе Мазурских озёр и овладении городами Бартен, Дренгфурт, Растенбург, Раин, Николайкен, Рудшанни, Пуппен, Бабинтен и Теервиш, представить к присвоению наименования “Мазурских” и к награждению орденами.
Сегодня, 27 января, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 2-го и 3-го Белорусских фронтов, прорвавшим долговременную оборону немцев в районе Мазурских озёр и овладевшим поименованными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях при прорыве обороны немцев в районе Мазурских озёр и овладении названными городами Восточной Пруссии.

Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
27 января 1945 года, № 258″
К 29 января советские войска вышли на побережье Балтийского моря, охватив Кёнигсберг с севера, северо-запада и юго-запада.
На этом Инстербургская операция завершилась, а для Второго Белорусского фронта завершилась и в целом Восточно-Прусская стратегическая операция: этот фронт перебрасывался для прикрытия северного фланга войск, наступавших на берлинском направлении. Теперь Черняховскому во главе Третьего Белорусского фронта предстояло единолично завершать освобождение Восточной Пруссии и брать Кёнигсберг.
На фото к статье: памятник капитану Гусеву в бывшем Гумбиннене (теперь г.Гусев).
Интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Ae76b5066cdaf8a1c0c68ac12060f9e51f59e00f1ece9a57d097ce63e98fcdaf4&source=constructorLink

dvtitov

В октябре 1944 года командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии И.Д. Черняховский получил приказ Ставки Верховного Главнокомандования провести наступательную операцию силами трех общевойсковых армий (5-й, 28-й и 11-й гвардейской) во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом с целью разгромить тильзитско-инстербургскую группировку противника. Главный удар должен был наноситься смежными флангами 5-й и 11-й гвардейской армий (всего 18 дивизий) по сильно укрепленным пунктам в глубине обороны противника с дальнейшей задачей – овладением рубежом Инстербург – Даркемен – Гольдап не позже чем через 8-10 дней с начала наступления.
13 октября из Ставки поступил новый приказ: нанести главный удар из района Вилкавишкиса на Инстербург и выйти на рубеж Гумбиннен – Гольдап. Этот удар отвлекал бы силы восточнопрусской группировки противника и способствовал бы, в случае успешного осуществления, наступлению Прибалтийских фронтов в Курляндии (Курземе, часть территории Латвии).
Наступление главных сил фронта в направлении на Гумбиннен началось 16 октября. Главная цель наступления – перенос боевых действий на вражескую территорию. В полосе фронта находились три укрепленных района – Хейльсбергский, Лётценский и Ильменхорстский. В первый день войска с тяжелыми боями продвинулись на 11 километров. Был взят укрепленный опорный пункт Науместис. Развернулись бои за пограничный восточнопрусский город Ширвиндт, который был взят 17 октября воинами 5-й армии при содействии 39-й армии.
18 октября войска 11-й гвардейской армии после артподготовки, накрывшей оборону противника до 10 километров в глубину, перешли государственную границу СССР. Первыми пересекли границу у пограничных столбов №127, 128 и 130 танкисты 1-го и 3-го танковых батальонов 213-й Оршанской Краснознаменной ордена Кутузова танковой бригады. В этот же день войска 5-й армии при содействии 83-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии овладели вторым немецким городом – Эйдткуненом. Вместе со 2-м гвардейским танковым корпусом А.С. Бурдейного 11-я гвардейская дивизия развивала прорыв в обход Шталлупёнена и Гумбиннена с юга. 31-я гвардейская стрелковая дивизия выдвинулась к реке Ангерапп.
Успешно начатое наступление и прорыв второй линии вражеской обороны вынудили германское командование срочно перебросить в Восточную Пруссию танковые дивизии «Герман Геринг» и «Великая Германия». В результате войска главной группировки 3-го Белорусского фронта были скованы контратаками, в которых участвовало до 500 немецких танков.
23 октября войска 3-го Белорусского фронта вторглись в пределы Восточной Пруссии на 30 км в глубину и 140 км по фронту. 31-я армия овладела городами Филипув и Сувалки (Польша). 25 октября после взятия Шталлупёнена войсками 3-го гвардейского стрелкового корпуса 28-й армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского начался общий спад наступления главных сил 3-го Белорусского фронта.
27 октября И.Д. Черняховский, с разрешения Ставки, отдал приказ о переходе к обороне на достигнутом рубеже: Сударги – Шилленен – Пилькаллен – Вальтеркемен – Гольдап – Филипув – Августов. Первый этап Инстербургской наступательной операции завершился весьма скромными успехами, которые обошлись войскам фронта многими человеческими жизнями. Требовалась перегруппировка сил, подготовка пополнения к боевым действиям. Предстояло передислоцировать около полумиллиона солдат и офицеров со всей боевой техникой. Во втором эшелоне стали активно вестись учебные занятия, отрабатывались задачи по боевой подготовке.
Второе наступление войск 3-го Белорусского фронта в направлении Кёнигсберга началось 13 января 1945 года двухчасовой артподготовкой. В ударную группировку фронта входили 5-я, 28-я и 39-я армии, 2-я и 3-я гвардейские артиллерийские дивизии прорыва резерва Верховного Главнокомандования и 4-я гвардейская пушечная артиллерийская дивизия. Несмотря на упорное сопротивление противника, его оборона была прорвана, но не взломана в глубину. Наступление вновь пошло на спад. Противник маневрировал своими резервами, отправляя их на самые опасные участки фронта. И все же войска ударной группировки фронта прорвали оборону противника и, проникнув на глубину до 15 км, подошли к гумбинненскому рубежу. 15 января войска 39-й армии овладели городом Пилькалленом.
Используя брешь, И.Д. Черняховский ввел в сражение в полосе 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус (229 танков и самоходно-артиллерийских установок) под командованием генерал-лейтенанта А.С. Бурдейного.
Перед 11-й гвардейской армией генерал-полковника К.Н. Галицкого была поставлена задача: выдвинуться севернее намеченного ранее района, чтобы отрезать пути отхода тильзитской группировке на запад, а затем, развернувшись на рубеже реки Инстер, нанести удар по флангу инстербургской группировки противника в главном направлении – на Инстербург. 1-й гвардейский танковый корпус направлялся с отдельными частями 11-й армии в обход Инстербурга для совместного удара с запада.
На правом крыле фронта наступил решительный перелом. Особенно упорные бои развернулись в полосе наступления 5-й и 28-й армий. 1-й Краснознаменный танковый корпус генерал-лейтенанта В.В. Бут кова форсировал Инстер севернее Краупишкена и, продвинувшись на 25 км, закрепился на западном берегу реки. 18 января танки пересекли железнодорожную линию Инстербург – Тильзит в районе Жиллена и Грюнхайде. В результате маневра тильзитская группировка была отрезана от инстербургской. Используя успех танкового корпуса, войска 39-й армии прошли за день до 20 км, и к исходу дня ее передовые части вышли на реку Инстер, отбросив на западный берег 1-ю и 69-ю пехотные дивизии противника. Всего за шесть дней боев двумя фронтами были прорваны Млавский и частично Ильменхорстский укрепрайоны, разгромлены три немецких дивизии, захвачено около 500 населенных пунктов. После налета эскадрильи старшего лейтенанта Н.П. Мирошниченко, воевавшей в составе 34-го гвардейского бомбардировочного авиаполка 276-й бомбардировочной авиадивизии 1-й воздушной армии, железнодорожный узел Инстербург был фактически на несколько дней выведен из строя. В воздушном бою над Инстербургом эскадрильей 976-го истребительного авиаполка 259-й истребительной авиадивизии 3-й воздушной армии (командир эскадрильи – майор Д.В. Гудков) было сбито сразу 9 вражеских машин. Эскадрилья Гудкова получила благодарность от командования 3-го Белорусского фронта.
19 января советские войска перешли границы округа Инстербург.

О штурме столицы Восточной Пруссии знают все. Куда меньше известно, например, о том, какой ценой советским войскам достался второй по величине город нашей области — Инстербург, позже ставший Черняховском. А ведь, как выясняется, бои за него носили пусть и не такой масштабный, чем в столице Восточной Пруссии, но не менее ожесточенный характер. Всего за сутки погибло и пропало без вести свыше 4 тысяч наших солдат и офицеров. В каждый из четырех дней боев за Кенигсберг безвозвратные потери Красной Армии были вдвое меньше. — Нас заинтересовали столь большие цифры, — рассказывает руководитель молодежного историко-краеведческого общества «Белый Ворон» при Привольненской средней школе Андрей Кленовый. — Ведь до сих пор считалось, что Инстербург удалось взять достаточно быстро и легко. Верной оказалась только первая часть этого утверждения. Пройти «Ильменхорст» Еще летом 1944 года вокруг Инстербурга были созданы три мощные линии полевых укреплений, объединенные в укрепрайон «Ильменхорст». Мосты, дороги, лесные просеки и даже многие придорожные деревья были заминированы. Сам город оказался в полосе действий 5-й армии генерал-полковника Крылова. Потом с севера подошла 11-я армия генерал-полковника Галицкого. Штурм назначили на 21 января 1945 года. Тем временем на восток от Инстербурга 72-й стрелковый корпус 5-й армии подвергся сильному обстрелу и в итоге остановился, запросив подкрепление. Немцы спешно перебрасывали сюда отряды с северных окраин города, замещая их ранеными из госпиталей, полицейскими, пожарными и ополченцами. Ночью наступила оттепель, пошел мелкий дождь. Проселки стали непроходимы, низменные места залило водой, видимость сократилась до 200-600 метров. Лишь вечером 22 января корпус подошел к последней полосе обороны, которая проходила в 6 километрах от города. В это же время воины 36-го стрелкового корпуса захватили основные мосты и завязали уличные бои. Галицкий был крайне удивлен, когда узнал, что 5-я армия все еще взламывает оборону фашистов на восточных окраинах. Ворваться в Инстербург дивизиям 72-го корпуса удалось только к 5 утра. И тут с юго-запада по ним ударила немецкая артиллерия. Позднее выяснилось, что 16-я и 18-я дивизии 36-го корпуса не окружили, а просто вытеснили врага из города. Воспользовавшись пассивностью наших войск, немцы провели несколько контратак, правда, безуспешных. 23 января по приказу Черняховского 36-й стрелковый корпус был направлен в район Велау (Знаменска), а 5-я армия осталась зачищать территорию вокруг Инстербурга от разрозненных группировок противника. Воронки видны до сих пор — Штурм Инстербурга более или менее подробно описан только у Галицкого («В боях за Восточную Пруссию») и Лобанова («Восемнадцатая гвардейская»). Но и там бои на восточных окраинах упоминаются лишь вскользь, — говорит Эдуард Синявский, руководитель военно-патриотического клуба «Форпост» Черняховского лицея № 7. — Сначала до нас стали доходить слухи, которыми мы заинтересовались. Стали прорабатывать имеющиеся документы, немецкие карты, расспрашивали ветеранов. Первые рейды в район Зеленого Бора удивили даже меня. И сегодня хорошо заметна система разветвленных окопов с блиндажами и ходами сообщения. На господствующих высотах сохранились расположенные в шахматном порядке доты. Повсюду следы воронок от взрывов снарядов и авиабомб. Во время следующих рейдов выявили места прорыва немецкой обороны. Ребята из «Форпоста» прошли не один десяток километров. На одном из участков собрали больше ведра стреляных гильз, нашли три сменных ствола от пулемета MG. По всем признакам здесь в 1945 году был ожесточенный бой. В засыпанной землянке у леса поисковики обнаружили шесть воинских жетонов. Они были отправлены в Подольский архив Минобороны для идентификации. А на месте блиндажа в 1999 году установили скромный памятник. Огромные валуны напоминают о зимнем наступлении 7-го корпуса. На плите надпись: «Солдатам, павшим при штурме Инстербурга». Подготовил