Превентивный удар

Превентивная война

Превенти́вная война́ (фр. préventif, от лат. praevenio — опережаю, предупреждаю) — война, которую начинают считая, что будущий конфликт неизбежен, и основная цель которой — опередить агрессивные действия со стороны противника.

Превентивную войну начинают, чтобы не дать противнику изменить баланс сил в свою пользу. Из-за угрозы спекуляций превентивными войнами международное право считает эти войны актами агрессии. Часто тяжело понять, является война агрессией или превентивными действиями.

Превентивная самооборона

Превентивный удар предполагает удар по источникам грозящей опасности. Нанесение упреждающего удара в свою очередь, предполагает нанесение вооруженного удара при наличии явной, неминуемой угрозы. Существует понятие, близкое к понятию «превентивное нанесение удара», а именно «упреждение силы» или «упреждающее нанесение удара». Термины не стоит смешивать, так как они отражают разные понятия, хотя грань зачастую трудно различима.

До недавнего времени существовали две точки зрения на содержание права на самооборону. Если строго следовать Уставу ООН и его 51 статье, то превентивные удары являются нарушением международного права. Но сейчас страны мирового сообщества уже используют военную силу в превентивном порядке.

Сторонники права на упреждающую самооборону считают, что статью 51 следует толковать в контексте функционирования ООН, а также в свете целей самообороны вообще, состоящих в предотвращении агрессий путем обеспечения государствам возможности защитить себя до того, как вмешается ООН, а не в том, чтобы предоставить свободу действий, инициативу и преимущество во времени атакующему государству и еще более затруднить положение страны – объекта нападения.

По Уставу ООН право на самооборону возникает в ответ на вооруженное нападение, и хотя Устав не утверждает однозначно, что такое нападение совершает лишь государство, иного варианта авторы этого договора не предвидели.

Стратегия национальной безопасности США так называемая «доктрина Буша», предлагает третий вариант. Основные положения доктрины обнародованные в 2002 году провозглашали необходимость «по-новому» обеспечить безопасность США. Центральный элемент внешнеполитической концепции Вашингтона – это упреждающий/предваряющий/предвосхищающий удар, обосновывает право США на нанесение подобного удара в отношении всякого, кто будет сочтен хотя бы потенциально опасным.

Критика

К противоположному лагерю отрицающих возможность применения упреждающей самообороны относят не менее именитых ученых, таких как Дж. Кунц, Ф. Джессоп, X. Лаутерпахт, Я. Броунли, Л. Хенкин, Р. Аго, А. Рандельцхофер и др.

Многие ученые считают, что профилактическая война юридически не отличается от агрессии и является «высшим преступлением». Такие политики, как Дуайт Эйзенхауэр и Ноам Хомский, полагали, что принятие одной превентивной войны может породить множество превентивных войн, которые заставят мир жить по «законам джунглей».

Примеры превентивных войн

В 1756 году Фридрих Великий начал Семилетнюю войну, как превентивную, ввиду полученных им сведений о формировании большой коалиции.

Австрийская империя вела такую предупредительную войну против Пьемонта в 1859 году, чтобы помешать объединению Италии, и в 1914 году против Сербии, чтобы преодолеть разлагавшую Австро-Венгрию силу великосербского движения.

Версия о превентивности нападения всякий раз входила в официальные объяснения рейха. В 1939-1940 годы фашистская пропаганда утверждала, что на войну Третий рейх спровоцировали англичане с их «Политикой окружения». Винили и Ф. Рузвельта за приверженность идеологии «крестового похода» против национал-социализма. Нападение 22 июня 1941 года на Советский Союз германские власти так же объявляли превентивной мерой, основанием для которой, якобы, послужила концентрация советских войск на границе. Во время Нюрнбергского процесса эту версию продолжал отстаивать, в частности, Риббентроп. Однако истинность подобных заявлений была юридически отвергнута мировым сообществом как совершенно несостоятельное уже на Нюрнбергском процессе.

В начале 90-х годов тезис о превентивной войне Германии против СССР получил распространение среди ряда российских историков и публицистов. При этом планировавшаяся Сталиным, по мнению этих авторов, война против Гитлера сама также являлась бы превентивной. Этот тезис ставится под сомнение или отвергается многими историками.

Примечания

Ссылки

  • Устав ООН Глава VII: Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии (статьи 39–51)
  • Б.Р. Тузмухамедов Упреждение силой: «Каролина» и современность © «Россия в глобальной политике». № 2, Март — Апрель 2006
  • Л.А.Скотников Право на самооборону и новые императивы безопасности// Международная жизнь, 2004. – № 9. – С. 3–15.

См. также

  • Тезис о превентивной войне Германии против СССР
  • Бомбардировка Копенгагена (1807)
  • Операция «Немыслимое»
  • Доктрина Буша
  • Реалистическое устрашение

В Пентагоне выступили за право на превентивный ядерный удар

США не должны отказываться от «права» нанести ядерный удар первыми, поскольку такая возможность дезориентирует противника. Такое мнение выразил председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд на заседании в сенате США, передает ФАН.

«Мне кажется, что наша текущая политика осложняет противнику процесс принятия решения. Я бы не рекомендовал принимать решение, которое облегчит ему этот процесс»,

— ответил генерал в ответ на вопрос о том, стоит ли запретить Вашингтону первым применять ядерное оружие.

Реклама

Данфорд добавил, что «может вообразить» несколько вероятных сценариев, при которых Конгресс не захочет, чтобы у президента США не было возможности нажать на красную кнопку. «Подробности я готов изложить лишь на закрытом заседании», — подчеркнул генерал.

Кроме того, Данфорд заявил, что кибероружие не способно в полной мере заменить ядерное оружие. «Мы должны сохранять безопасный, но эффективный потенциал ядерного сдерживания», — добавил он. По словам Данфорда, он работал при нескольких президентах США и неоднократно обсуждал вопрос ядерного сдерживания.

«Каждый раз в ходе дискуссий мы приходили к выводу, что наиболее эффективный способ предотвратить ядерную войну — это ядерная триада из межконтинентальных баллистических ракет, подлодок и стратегических бомбардировщиков», — отметил военный.

Стоит отметить, что США — единственная в мире страна, применившая ядерное оружие против военного противника — Японии. Американские ученые в рамках проекта «Манхэттен» разработали первую в мире ядерную бомбу в 1945 году.

Сейчас США обладают более чем 600 развернутыми МБР, Россия же имеет 501 боеголовку, готовую к действию.

Общее количество ядерных боеголовок у США составляет 1393 единицы, у России — 1561 штука. При этом Вашингтон считает, что вправе наносить ядерный удар первым, а Москва, согласно своей оборонной доктрине, может применять ядерное оружие лишь в случае применения против нее оружия массового уничтожения и угрозы существования государству в случае нападения на Россию.

11 марта посол России в США Анатолий Антонов заявил в ходе своего выступления на конференции в фонде Карнеги в Вашингтоне, что Россия никогда не будет применять ядерное оружие в региональных конфликтах. По словам дипломата, Москва не может нанести ядерный удар первой.

«В нашей военной доктрине четко сказано, когда и при каких обстоятельствах мы можем использовать ядерное оружие: если произведена атака против Российской Федерации, существует угроза существованию страны», — подчеркнул дипломат. Кроме того, посол отметил, что США для России не соперник, а партнер. «Уже вам решать, кем мы являемся для вас», — подчеркнул Антонов.

Политолог Николай Злобин считает, что крайне важно назвать критерии оценки угрозы государственности России, чтобы избежать превратного толкования этого термина.

«Особой реакции на это заявление Антонова на Западе не будет, потому что такие заявления раздаются часто.

И мысль о том, что в случае угрозы своим территориям, своей государственности Россия применит ядерное оружие, озвучивалась не раз. Подобные нормы реагирования даже прописаны в законах. Но главный вопрос, что будет Россия понимать под термином «угроза существования». И здесь Запад теряется,

и скорее всего, именно на эту тему еще появятся рассуждения, размышления и спекуляции», — подчеркнул эксперт в разговоре с НСН.

Россия не будет наносить превентивный ядерный удар — об этом заявлял неоднократно президент России Владимир Путин. В конце октября прошлого года российский лидер заявил на съезде дискуссионного клуба «Валдай», что применение ядерного оружия Москвой возможно только в качестве ответного удара.

«Речь шла о том, что готовы ли мы, готов ли я использовать имеющееся в нашем распоряжении оружие, в том числе оружие массового уничтожения, для защиты своих интересов. Я напомню, что говорил — а я говорил — что в нашей концепции применения ядерного оружия нет превентивного удара. Наша концепция — это ответ на встречный удар», — заявил российский лидер. По словам президента, если агрессор первым решится начать подобную «перестрелку», то «неизбежно будет уничтожен».

Путин подчеркнул, что возмездие неизбежно.

«Мы, жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют», — добавил президент. Зал встретил его слова смехом и аплодисментами.

Только такая форма воздействия на агрессора сорвет его возможное военное вторжение. Концепция превентивного удара по войскам агрессора в условиях неизбежности войны при надлежащем материальном и политико-дипломатическом обеспечении будет важнейшим фактором стратегического неядерного сдерживания.

Угроза войны против России нарастает

Еще несколько лет назад возможность прямой внешней агрессии против России была весьма невысокой. Однако в последнее время риск возникновения таковой существенно вырос. Это определяется несколькими ключевыми факторами.

Во-первых, это общее нарастание военной напряженности в мире, вызванное обострением кризиса западной цивилизации и нарастанием проблем ведущих государств Юго-Восточной Азии.

Во-вторых, рост агрессивности и непредсказуемости западных элит, пытающихся благоприятно для себя разрешить кризис западного общества за счет других народов. Серия политических поражений, которые страны Запада понесли в начале XXI века (в Ираке и Афганистане, провальные для Запада итоги «арабской весны» и войны в Сирии, срыв ассоциации Украины с ЕС), оставила для их элит лишь возможность решать проблемы за счет своих народов. А это чревато тяжелыми социальными последствиями.

Главной виновницей своих поражений западные элиты видят Россию. Они демонстрируют готовность пойти на применение военной силы на постсоветском пространстве. Достаточно вспомнить призывы к военному вмешательству НАТО в грузино-осетинский конфликт 2008 года, открытое и активное вмешательство первых лиц Запада в украинский кризис.

В-третьих, нарастание внутренних российских проблем, прежде всего экономического характера, которые могут привести вместе с внешними деструктивными воздействиями к дестабилизации нашей страны, что создаст благоприятные условия для военной агрессии.

Очевидно, что масштаб агрессии будет таким, чтобы не спровоцировать Россию на применение ядерного потенциала. Поэтому вероятными ее целями могут быть отторжение некоторой части территории РФ, не угрожающей существованию нашей страны, или смена политического режима на фоне достаточно масштабных оппозиционных выступлений.

Целью действий ВС вероятного противника России в таком конфликте станет разгром группировки российских войск в регионе с уничтожением в нем тактического ядерного оружия и последующей его оккупацией.

Ключевую роль в подобном конфликте, как показывает опыт прошедших войн, будет играть авиация агрессора. Боевые действия начнутся с проведения первой воздушной наступательной операции (ВНО), преследующей цели завоевания господства в воздухе и уничтожения основных ядерных вооружений России в регионе. В дальнейшем авиация станет решать задачи подавления группировок Сухопутных войск и сил флота России в регионе, а также изоляции района боевых действий. После решения этих задач агрессор перейдет к ведению наземных и воздушно-морских десантных операций, в ходе которых будут достигаться конечные цели агрессии.

Готовясь к войне, агрессор станет стремиться к достижению подавляющего превосходства в силах, гарантирующего ему успех в первых же ударах. Даже в ограниченном военном конфликте численность группировки ВВС в случае подготовки нападения на Россию может достигать полутора-двух тысяч машин различного назначения. Кроме этого, будут задействованы пять – семь авианосцев с 400–500 самолетами палубной авиации, не менее 50–60 других надводных кораблей различных классов и до 20–25 многоцелевых атомных подводных лодок, а также значительная часть стратегической авиации.

С морских и воздушных носителей может быть применено в течение первых двух-трех суток до 1000–1500 стратегических крылатых ракет в обычном оснащении. Группировка сухопутных войск США, НАТО и их союзников способна достигнуть 500 тысяч человек и более. Будут развернуты значительные силы системы тылового и технического обеспечения. Общая численность группировки ВС вероятного агрессора может составить до миллиона человек даже в локальной войне.

Россия сможет противопоставить группировку сил, уступающую агрессору в три – пять раз и более, в зависимости от состояния страны и ее ВС. В условиях подавляющего численного и качественного превосходства противника исход вооруженного противостояния в случае пассивного ожидания Россией нападения очевиден – гарантированный разгром наших ВС.

Однако успех агрессора обеспечен лишь при условии четко согласованного применения своих войск. Высокий уровень зависимости эффективности действий одних сил от результатов других создает благоприятные условия для срыва результативных действий агрессора. Так, без завоевания превосходства в воздухе последующие операции группировок сухопутных войск, воздушно-морские десантные операции маловероятны.

Поэтому сорвав проведение ВНО с нанесением авиации противника ощутимых потерь, можно не допустить, в том числе, последующей воздушной кампании, а также сухопутных и морских десантных операций.

Предупреждающий удар возможен и правомочен

Упреждающее поражение группировки авиации противника и ее системы базирования позволит существенно сократить состав сил в первом и последующих ударах, значительно снизить интенсивность ее действий, увеличить промежутки времени между ударами. В результате первый и последующие массированные ракетно-авиационные удары будут сорваны или существенно ослаблены, что не позволит агрессору решить задачу разгрома ВВС и уничтожения основной части тактического ядерного оружия в первые же дни ведения боевых действий.

Это переведет вооруженную борьбу в воздухе в затяжную фазу и поставит под угрозу успех всей операции хотя бы потому, что агрессор окажется перед опасностью ответного применения ядерного оружия со стороны России. Понимая это, потенциальный агрессор, вероятнее всего, откажется от вторжения. Сам факт того, что наша страна способна нанести превентивный удар по группировке агрессора в условиях, когда нападение со всей очевидностью неизбежно, может заставить потенциального агрессора отказаться от попыток применения против России военной силы.

Таким образом, можно говорить об осуществлении стратегического неядерного сдерживания угрозой нанесения превентивных ударов по группировкам войск. Оно может быть основано на том, что потенциальному агрессору даже при условии принятия решения на нападение будет затруднительно либо вообще невозможно создать такие ударные группировки, которые способны в короткие сроки нанести ВС России решительный удар.

Достоверное и заблаговременное вскрытие факта подготовки и момента фактического начала агрессии против России сегодня не представляет проблемы. Признаков подготовки вторжения будет предостаточно.

Создание значительной группировки ВС агрессора и развертывание ее системы материально-технического обеспечения потребует длительного времени и активной деятельности. Скрыть это от нашей разведки будет практически невозможно (пример начала Великой Отечественной войны некорректен – тогда не было такого многообразия технических средств разведки, в частности космической, которая позволяет детально контролировать территорию иностранных государств и перемещение их стратегических группировок войск).

Для оправдания агрессии обязательно развернется информационная кампания, активное и мощное политико-дипломатическое давление на руководство страны, в том числе и через ООН. Вполне возможно, учитывая статус России как постоянного члена Совета Безопасности ООН, будут предприняты шаги по дискредитации и нейтрализации этой организации.

Станет формироваться коалиция государств-агрессоров. Вряд ли какая-либо страна самостоятельно решится на вторжение на территорию России или ее ближайших союзников.

В таких условиях, когда станет совершенно очевидной неизбежность вторжения в ближайшее время, нанесение превентивного удара по изготовившимся войскам агрессора будет вполне оправданным. Тем более если этот удар придется исключительно по объектам войск агрессора и его системам тылового и технического обеспечения.

Цель такого удара должна заключаться в срыве первой ВНО агрессора. Однако упреждающий удар обязан быть таким, чтобы исключить возможность обвинения России в агрессии. Это определяет весьма ограниченные сроки его нанесения: с момента завершения оперативного развертывания группировок войск и принятия стратегического решения на начало военных действий захватчиком до момента начала самого удара.

Соответственно можно выделить упреждающий превентивный удар и ответно-встречный превентивный удар.

Упреждающий превентивный удар наносится с момента, когда стала очевидной неизбежность начала агрессии в ближайшее время, и до начала массового взлета авиации противника и пуска им крылатых ракет, действий по подавлению наших РЭС ПВО. То есть этот удар направлен на недопущение оперативной внезапности нападения агрессора, когда стратегическая внезапность им уже утрачена – факт неизбежности нападения очевиден.

Анализ начала войн, развязанных США и их союзниками в XXI веке, в частности в Ираке, свидетельствует, что такая ситуация по продолжительности может сохраняться от нескольких часов до нескольких дней. В ходе такого превентивного удара есть возможность нанести наиболее тяжелое поражение авиационной группировке агрессора. Со стратегической точки зрения это наиболее благоприятный вариант действий. Однако он сложен в политическом отношении – будут проблемы с оправданием таких шагов.

Ответно-встречный превентивный удар предполагает его нанесение с момента появления необратимых признаков начала агрессии – массированное подавление РЭС нашей системы ПВО, пуски крылатых ракет, начало массового взлета авиации, вплоть до падения первых ракет на территорию страны, поражения наших самолетов в воздухе. По продолжительности этот промежуток весьма невелик – полтора-два часа (время, необходимое на полет крылатых ракет, а также построение и полет к целям самолетов первого эшелона МРАУ, прежде всего истребителей расчистки воздушного пространства и самолетов групп прорыва ПВО).

Со стратегической точки зрения это менее благоприятный вариант действий, поскольку не позволяет нанести существенное поражение авиации на аэродромах, но он более благоприятен с политической точки зрения.

Исключительно важно в ходе превентивного удара обеспечить гарантированное нанесение такого поражения противнику, которое позволит сорвать эффективное ведение первой ВНО. Это достигается правильным выбором объектов и применяемых средств поражения.

Многообразие сил и средств, привлекаемых к ведению ВНО, развитая инфраструктура не позволяют обеспечить ее полный разгром в рамках одного удара. Однако можно выделить некоторую совокупность объектов, поражением которых в наибольшей степени снижается эффективность применения всей ударной группировки и организация удара по которым наиболее проста. Это главным образом стационарные объекты, определяющие эффективное применение авиационных группировок.

Их поражение можно заранее четко спланировать на основе подробной развединформации, для сбора которой будет достаточно времени. Районы расположения этих объектов должны быть досягаемы для российских средств поражения, позволять нанести удар в короткие сроки, не требуя сложной организации удара и привлечения в ходе самого удара значительного количества сил обеспечения. Соответственно в ходе превентивного удара целесообразно основные усилия сосредоточить на поражении:

— основных аэродромов базирования тактической авиации в районах, откуда она может участвовать в ВНО. Ударами по ним можно, с одной стороны, уничтожить значительную часть базирующихся самолетов, с другой – исключить взлет уцелевших за счет разрушения ВПП, сократить располагаемый ресурс за счет вывода из строя системы технического обеспечения. Современные боевые самолеты эффективно могут действовать только с хорошо оборудованных крупных авиабаз. Использование относительно небольших аэродромов рассредоточения, не имеющих развитой тыловой инфраструктуры, существенно снижает располагаемый ресурс авиации. Поэтому основная часть авиации агрессора, вероятно, будет базироваться на крупных аэродромных узлах, количество которых можно оценить не более чем в два-три десятка;

— наземных командных пунктов и пунктов управления оперативного и тактического уровня, играющих важную роль в управлении силами авиации агрессора в ходе первой воздушной операции. Общее количество таких объектов, по опыту войн XXI века, можно оценить в 15–20;

— наиболее крупных наземных складов и хранилищ боеприпасов и горюче-смазочных материалов оперативного и стратегического тыла. Общее количество таких объектов может составить до 20–30.

Поражение других объектов ударной группировки агрессора будет либо сложно осуществить (например, подводные лодки, авианосные соединения и группы надводных кораблей с КРМБ, постоянно маневрирующие и имеющие мощную систему обороны), либо их поражение не повлечет существенного снижения боевых возможностей группировки противника в целом.

Другим важным фактором является выбор средств поражения. Логика нанесения превентивного удара по сильно защищенным наземным целям в условиях полного контроля воздушного пространства самолетами РЛД противника и при наличии мощной группировки его истребительной авиации однозначно определяет в качестве основного средства поражения в превентивном ударе крылатые ракеты большой дальности – Х-555 и Х-101.

Объем огневых задач превентивного удара определяет необходимое количество этого оружия – около 1000–1200 единиц.

Имеющийся боевой состав стратегической и дальней авиации при условии модернизации авиапарка с приданием ему возможности применения стратегических неядерных ракет способен использовать в ударе до 800 крылатых ракет. Остальные могут быть запущены с подводных лодок и надводных кораблей. Известные из открытых источников данные по кораблестроительной программе России позволяют грубо оценить максимально возможный залп крылатых ракет морского базирования в 250–300 единиц.

Исключительное значение для успешного превентивного удара имеет система разведки и наблюдения, которая должна обеспечить своевременное вскрытие системы базирования ударной авиации противника и отслеживание в реальном масштабе времени изменений дислокации его авиации, а также выявление мер оперативной маскировки, применяемых им.

Политико-дипломатическое обеспечение

Для того чтобы в отношении потенциальных агрессоров сработало неядерное стратегическое сдерживание угрозой нанесения превентивных ударов по группировкам войск, необходимо должное политико-дипломатическое обеспечение.

Во-первых, нужно внести соответствующие изменения в руководящие документы, регламентирующие организацию обороны страны, в которых определить порядок и условия нанесения превентивных ударов.

Во-вторых, сделать политическое заявление, в нем декларировать решимость России нанести превентивный удар в случае установления факта неизбежности военной агрессии против нее. При этом четко сформулировать признаки и критерии, на основании которых руководство России может принять решение о нанесении превентивного удара.

В-третьих, добиться принятия международно-правовых актов, легализующих превентивные удары как законный инструмент защиты от неизбежной агрессии. При этом должна быть закреплена на международном уровне четкая система признаков и критериев неизбежности агрессии и условия правомерности нанесения превентивного удара.

В-четвертых, провести серию демонстративных учений с отработкой нанесения превентивных ударов.

В целом можно констатировать, что создание качественной материальной базы превентивного удара при надлежащем политико-дипломатическом обеспечении будет важнейшим фактором стратегического неядерного сдерживания, который может существенно снизить уровень военных угроз России.

/Константин Сивков, вице-президент Академии
геополитических проблем, vpk-news.ru/

Превентивный удар России по агрессии США

Удар по стратегическому балансу: превентивный ответ Путина

Автор – Ростислав Ищенко

Думаю, что Владимир Путин на Валдае отнюдь не случайно заговорил о возросшей опасности ядерной войны, повторил аксиому о готовности России забрать весь мир с собой и обсудил наличие права на превентивный удар.

По последнему вопросу эксперты тут же развернули дискуссию, имел ли в виду президент России ядерный превентивный удар, и, если да, то как это вяжется с его же заявлением о том, что он не будет наносить ядерный удар первым.

Ответим коротко.

Во-первых, вяжется, поскольку превентивный удар рассматривается международным правом как ответ на ставшую уже неизбежной агрессию. Вам, правда, надо доказать, что агрессия была неизбежна. Но вряд ли кто-то после ядерной войны будет интересоваться доказательствами. Победит тот, кто выживет, а выживут (если выживут) немногие. И это будут отдельные личности и/или общины, а не государства и не международные организации. Так что, если российское руководство получит информацию о неизбежности в ближайшие часы массированного ядерного удара по России, оно имеет право (и даже обязано) нанести превентивный ядерный удар, и это не будет применением ядерного оружия первым.

Во-вторых, это вообще не важно, поскольку даже если превентивный удар будет наноситься обычным высокоточным оружием, он будет направлен против позиционных районов, в которых развёрнуты угрожающие России носители ядерного оружия и системы противоракетной обороны. С точки зрения военных доктрин как СССР, так и России массированная атака стратегических ядерных объектов неядерными силами приравнивалась к началу ядерной войны и давала право на ядерный ответ. Американцы подходят к этому вопросу точно так же.

Так что в принципе не имеет смысла обсуждать, имел ли в виду Владимир Путин превентивный или исключительно ответный ядерный или неядерный удар со стороны России. Он совершенно чётко акцентировал внимание на резко возросшей опасности ядерной конфронтации. И это главное. Потому что «кто первый начал» будет не важно, да никто об этом и не узнает.

Так что интересующий нас вопрос должен звучать следующим образом: «Почему президент России заговорил об угрозе ядерной катастрофы именно сейчас, когда мы переживаем не самые глубокие обострения сирийского и украинского кризисов, а на корейском полуострове Сеул и Пхеньян и вовсе демонстрируют небывалый уровень дружелюбия, всерьёз обсуждая денуклиаризацию полуострова в рамках развития межкорейского диалога и экономической кооперации между Севером и Югом?»

Уверен, что это был превентивный ответ на оглашённое днём позже решение США о выходе из Договора об РСМД (ракетах средней и малой дальности).

Почему это решение вызвало столь острую реакцию? Ведь Договор об РСМД, подписанный в Вашингтоне Горбачёвым и Рейганом 8 декабря 1987 года, вступил в силу в июне 1988 года, а к июню 1991 года был уже выполнен. То есть все комплексы, подпадавшие под запрет, были уничтожены как Россией, так и США. Более того, развитие военной техники за последние 30 лет позволяет задачи, которые решались уничтоженными по Договору комплексами, возложить на другие системы, которые, формально не нарушая Договор, являются даже более эффективными.

Ракетный комплекс «Пионер» в экспозиции музея ракетных войск в городе Знаменске

Договор запрещает производство и развёртывание ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5000 километров. Но на сегодня у России на вооружении состоят комплексы «Исканер» (до 500 км), развёрнуты крылатые ракеты «Калибр» воздушного и морского базирования (не подпадают под ограничения Договора, на чём в своё время настояли сами американцы). Заявленная дальность этих ракет по наземным целям может достигать 1500 километров. При этом некоторые источники говорят и о 2000-2500 километрах. Дальность комплекса «Кинжал» (включая дальность носителя), размещённого на Ту-22М3, достигает 3000 километров. Но это, если иметь в виду боевой радиус самолёта на сверхзвуке, в смешанном же режиме боевой радиус самолёта увеличивается с 1500 до 2500 километров, соответственно, дальность комплекса вместе с ракетой может достигнуть 4000 тысяч километров.

То есть без формального нарушения договора Россия способна при помощи новейших разработок решать задачи, которые в прошлом веке были доступны только ракетам средней дальности. Более того, новейшие разработки, которые должны поступить в войска в ближайшие 10-12 лет, вообще обладают произвольной дальностью, то есть для них в принципе нет недоступных целей на планете Земля.

Напомню также, что Россия в своё время, заявляла о возможности своего выхода из Договора по РСМД в ответ на выход американцев из Договора по противоракетной обороне. Думаю, что выход потому и не был осуществлён, что оказалось эффективнее разработать и поставить на вооружение новое высокоточное оружие, которое позволяет не нарушать Договор и при этом не быть им особо связанным со стратегической точки зрения.

За тридцать лет Россия просто перевернула ситуацию. При заключении Договора об РСМД США обладали подавляющим преимуществом в неядерном высокоточном оружии, способном поразить тогда ещё советские (а позднее российские) стратегические носители в рамках первого обезоруживающего массированного неядерного удара. СССР противопоставлял этим классам американских ракет (в том числе «Томагавкам» воздушного и морского базирования) свои ракеты средней дальности, в производстве которых имел технологическое преимущество. США вывели крылатые ракеты морского и авиационного базирования из-под действия Договора (пообещав, что они будут состоять на вооружении исключительно в неядерном снаряжении), но при этом полностью лишили СССР/Россию целого класса стратегических вооружений в обмен на ликвидацию аналогичных своих РСМД, которые были для них не принципиальны.

То есть в тот момент США могли решать стратегические вопросы без ракет средней дальности, а Россия не могла, и поэтому Вашингтону было выгодно эти ракеты уничтожить. Сейчас, к большому огорчению американцев, выяснилось, что по части высокоточного оружия (в том числе крылатых и баллистических ракет) Россия их серьёзно превзошла, и в ближайшем будущем будет это превосходство наращивать. Причём Москва может делать это, формально не нарушая Договор об РСМД.

Восстановление на вооружении класса ракет средней дальности, таким образом, понадобилось Вашингтону исключительно для того, чтобы его технологическое отставание от Москвы не превратилось в фактор его стратегической беспомощности. Мы ведь с вами понимаем, что танк Т-90 может уничтожить танк Т-34, даже не подходя на дистанцию прицельного огня его орудия (не говоря уже об эффективных попаданиях). С ракетами также. Важна не просто ракета, а ее тактико-технические данные.

Но точно так же, как устаревший танк может уничтожить своего суперсовременного собрата, если окажется к нему достаточно близко для эффективного поражения, недостатки ракетного оружия можно компенсировать близостью его размещения.

Вот здесь-то и заключается опасность. Если США ещё не утратили технологии производства тех ракет средней дальности, которые стояли у них на вооружении в 80-е годы прошлого века, то они сравнительно быстро могут наштамповать сотни тех же «Першингов-2». Дальше вопрос: где они будут размещены? С территории США они до России не добьют. Есть три варианта: Европа, Япония и Южная Корея. Не факт, что Сеул согласится на участие в новом витке гонки вооружений с учётом его медового месяца с Пхеньяном и откровенных опасений быть подставленным США под ответный удар северокорейских или китайских ракет. Да и стрелять с Корейского полуострова и Японских островов можно только по Дальнему Востоку, где целей для этих ракет, откровенно говоря, мало и прикрыты они хорошо.

Американские ракеты средней дальности Pershing II

В прошлый раз главные позиционные районы ракет средней дальности размещались США в Западной Европе (в Германии, Великобритании, Италии, Дании). Тогда подлётное время «Першингов» к Смоленску составляло 6 минут, к Москве –до 10 минут. Это резко сокращало время на принятие решения в кризисной ситуации и увеличивало вероятность случайного возникновения конфликта. Именно поэтому тогда советское руководство, как сейчас российское, предупреждало, что США начали опасную игру, чреватую срывом в неуправляемый конфликт, который может моментально перерасти в полномасштабную ядерную войну.

Сейчас далеко не факт, что американцам удастся разместить ракеты в тех же странах, что в прошлом веке. Пока только Великобритания однозначно поддержала США, заявив, что больше не считает себя связанной ДРСМД. Германия и Италия будут явно не в восторге, если получат подобного рода предложение. К тому же Трамп начал против ЕС экономическую войну, направленную своим остриём как раз против Старой Европы.

Но есть Новая Европа. Кто может гарантировать, что Польша, Прибалтика и примкнувшая к ним Украина будут долго раздумывать, получив от США предложение разместить «Першинги» (или что-то подобное) на своей территории? Но ведь тогда подлётное время ракет к Москве составит не более 3-4 минут, а к Санкт-Петербургу и вовсе минуту-полторы.

Это и есть ситуация, в которой любая случайность может спровоцировать превентивный удар. Причём в ситуации, когда он наносится по стартовым позициям американских ядерных ракет, можно не мудрствуя лукаво сразу же запускать межконтинентальные ракеты и по Вашингтону. Всё равно срыв конфликта в полномасштабный ядерный будет делом нескольких минут, в лучшем случае нескольких часов.

Вот об этом и говорил Путин на Валдае, когда обещал агрессорам, что мы попадём в рай, а они просто сдохнут.

Система международных договоров, призванных обеспечить ядерную стабильность, опиралась на договоры об РКРТ (нераспространении ракетных технологий), ДНЯО (нераспространении ядерного оружия), ПРО (противоракетной обороны), ОСВ-1 и ОСВ-2 (об ограничении стратегических наступательных вооружений), СНВ-1, СНВ-2, СНП, СНВ-3 и РСМД.

Договоры об РКРТ и ДНЯО практически превратились в мало что значащие бумажки. Наплевав на них, обзавелись ядерным оружием Индия и Пакистан. Неформально является ядерной державой и Израиль, возможности которого оцениваются в 100-200 тактических ядерных боезарядов, но «цивилизованный мир» делает вид, что не в курсе нарушения договора перманентно воюющей страной. Ну а после того, как КНДР не только смогла реализовать свою ядерную программу, но и при помощи полученных от Украины технологий создать все классы ракет, включая межконтинентальные, говорить об эффективности договоров об РКРТ и ДНЯО не приходится. То, что сумел Ким Чен Ын, сможет каждый, чей международный вес хоть немного крупнее, чем у Свазиленда или Лесото.

Из договора по ПРО, как известно, США вышли.

Договор об ОСВ-1 ограничивал стратегические арсеналы на уровнях, достигнутых к концу 1972 года (а это десятки тысяч носителей). Договор об ОСВ-2 не вступил в силу, поскольку сенат США заблокировал его ратификацию в связи с введением советских войск в Афганистан. Договоры СНВ-1 и СНП не актуальны, поскольку заменены Договором CНВ-3, незначительно сократившим по сравнению с СНП общее количество развёрнутых носителей. Договор СНВ-2 (запрещавший оснащение ракет разделяющимися головными частями индивидуального наведения) был подписан в 1993 году, ратифицирован Госдумой в 2000 году, а уже в 2002 году Россия из него вышла в связи с выходом США из Договора по ПРО.

Таким образом, на сегодня после заявленного выхода США из РМСД из всей системы международных договоров, регулировавших систему стратегических потенциалов, реально действует только Договор СНВ-3, но он мало что значит в ходе разворачивающейся гонки вооружений.

Возможно, США хотят повторить удачную попытку шантажа 80-х годов ХХ века, которая заставила пойти на уступки СССР и в конечном итоге способствовала его конечному краху. Но ситуация отличается коренным образом. Во-первых, Россия имеет соответствующий опыт и знает, что «джентльменам» на слово верить нельзя, и договорам, которые они подписывают, – тоже. Во-вторых, если Россия пока движется по восходящей линии как в политике, так и в экономике, то в США в лучшем случае можно говорить о стагнации. Впрочем, Трамп предпочитает говорить о кризисе, который он хочет преодолеть и «сделать Америку вновь великой». В-третьих, в плане военных технологий в прошлом веке догоняющим был СССР, а сейчас догоняют США. В-четвёртых, истории с истребителями 5-го поколения, новейшими эсминцами и литоральными кораблями показывают вопиющую неэффективность ВПК США, когда средства осваиваются гигантские, а результат отсутствует. В-пятых, в прошлом веке все мировые центры силы (США, ЕС, Китай, Япония) были против СССР, который вынужден был растягивать свои скудные военные, политические, финансово-экономические и дипломатические ресурсы на противостояние со всеми. Сейчас даже Япония не совсем безоговорочно поддерживает США. В Европе у них остались раздираемая внутренними противоречиями Великобритания и часть нищих младоевропейцев. С Китаем они находятся в более жёсткой конфронтации, чем с нами, а сейчас ещё и поговаривают о введении санкций против Индии.

В общем, если исходить из действий США как из попытки шантажа, то она обречена на провал. Но это не отменяет военной опасности подобных игр. Если жарить шашлыки на бочке с порохом, она рано или поздно взорвётся. Так что новую систему международных договоров, направленных на ограничение, сокращение, а в идеале и на ликвидацию ядерных арсеналов, разрабатывать придётся. Но для начала необходимо, чтобы США осознали своё место в новом мире и смирились с ним.

Источник

Гонка вооружений 2.0: к чему может привести выход США из Договора о РСМД

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

США пригрозили нанести превентивный удар по России

Постоянный представитель США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон пригрозила России превентивным военным ударом. По ее словам это произойдет, если Москва «не прекратит тайную разработку запрещенных договором крылатых ракет». США будут готовы уничтожить их до первого применения, передает слова американского дипломата Reuters.

Вашингтон считает, что Россия разрабатывает крылатые ракеты наземного базирования в нарушение договора 1987 года о ликвидации ракет средней и малой дальности, заявила во вторник Хатчисон.

По ее словам, Вашингтон по-прежнему привержен дипломатическому решению вопроса, но готов рассмотреть военное решение, если Россия продолжит нарушать бессрочный договор, заключенный между США и СССР.

«На этом этапе мы рассмотрим возможность уничтожить (российскую) ракету, которая будет способна поразить любую из наших стран (членов НАТО)», — сказала она.

«В будущем может наступить момент, когда Америка решит: придется приступить к фазе разработки (собственных ракет), что прямо сейчас, согласно этому договору, не разрешено», — цитирует Хатчисон Интерфакс.

Ранее во вторник генсек альянса Йенс Столтенберг заявил, что США пришли к выводу, что РФ нарушает ДРСМД, начав развертывание ракет нового типа, и поделились соответствующими разведанными с союзниками по НАТО.

Он подчеркнул, что в альянсе обеспокоены действиями России, ставящими, по его словам, под угрозу ДРСМД.

Российская сторона неоднократно опровергала подобные обвинения.

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности был подписан в 1987 году лидерами СССР и США. Документ подразумевает, что обе стороны не могут испытывать и развертывать крылатые ракеты, а также баллистические ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5500 километров) и меньшей (от 500 до 1000 километров) дальности.