Померанская операция 1945

Ход войны

Восточно-Померанская наступательная операция 10 февраля — 4 апреля 1945 г.

К концу января 1945 г. в результате мощных ударов советских войск противник понес большие потери и утратил многие районы Восточной Пруссии и почти всю Польшу. Однако, потерпев поражение в междуречье Вислы и Одера, он не оставлял надежды остановить дальнейшее продвижение Красной армии и не допустить ее на территорию непосредственно Германии. С этой целью главное командование вермахта не только принимало неотложные меры по наращиванию усилий на рубеже р. Одер, но и планировало нанести контрудар в тыл вышедшего к нему 1-го Белорусского фронта. Этому способствовала сложившаяся к тому времени обстановка, а именно образование значительного разрыва между смежными крыльями 2-го и 1-го Белорусских фронтов. В связи с этим перспективы наступления последнего находились в прямой зависимости от характера действий сосредоточенной в Померании немецкой группы армий «Висла». Она объединяла 2, 11, 9-ю и 3-ю танковую армии. В них насчитывалось 35 дивизий (пехотных – 23, танковых – 6, моторизованных – 6), шесть бригад, до десяти боевых групп, шесть гарнизонов крепостей.

Несмотря на то, что многие соединения врага имели большой некомплект в людях и боевой технике, в целом его померанская группировка представляла серьезную опасность, с которой нельзя было не считаться. Не случайно еще в ходе Висло-Одерской операции, на ее завершающем этапе, командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского союза Г.К. Жуков ввел в образовавшийся разрыв, развернув на север, вначале две, а затем еще четыре армии, из них две танковые. По замыслу Ставки Верховного Главнокомандования, они должны были, перейдя к обороне, создать условия для выполнения фронтом главной задачи, которая заключалась в подготовке и нанесении удара на берлинском направлении. Разгром же немецких войск в Померании она первоначально планировала осуществить только силами 2-го Белорусского фронта, приказав командующему его войсками Маршалу Советского Союза К.К. Рокоссовскому «овладеть районом Данциг, Гдыня и очистить от противника побережье вплоть до Померанской бухты», то есть до устья р. Одер.

В состав фронта входили 2-я ударная, 65, 49, 70-я и 19-я армии, 4-я воздушная армия, три танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса. После тяжелых боев в ходе Восточно-Прусской операции, повлекших большие потери, войска испытывали недостаток в людях, боевой технике и материально-технических средствах. Так, средняя численность стрелковых дивизий 2-й ударной армии составляла 4900, а 65-й армии – 4100 человек. Только в 19-й армии, прибывшей из резерва Ставки ВГК, укомплектованность соединений достигала 8300 солдат и офицеров. Из 535 танков и самоходных артиллерийских установок, имевшихся в танковых и механизированном корпусах, 238 находились в ремонте.

К концу первой декады февраля фронту противостояла немецкая 2-я армия. В нее входили двенадцать пехотных и две танковые дивизии, две пехотные и одна танковая бригады, шесть боевых групп и три гарнизона крепостей. Соединения и части врага занимали заблаговременно подготовленные в инженерном отношении оборонительные полосы и рубежи. Если в главной полосе обороны в основном имелись сооружения полевого типа, то основу расположенной в оперативной глубине так называемой «линии померанских укреплений» составляли долговременные огневые точки, железобетонные капониры, противотанковые и противопехотные заграждения. На побережье Балтийского моря располагались Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, а также огневые позиции тяжелой артиллерии.

Переход в наступление советские войска осуществляли в условиях наступившей распутицы, практически без подготовки. Директива Ставки о проведении операции поступила во фронт 8 февраля, а уже спустя два дня армии его первого эшелона нанесли удары по противнику. Преодолев его упорное сопротивление в лесисто-озерных районах, они овладели рядом крупных железнодорожных узлов и сильных опорных пунктов, к 19 февраля продвинулись на отдельных направлениях до 70 км, однако так и не смогли выйти на рубеж ближайшей задачи. Попытки развить наступление в последующие дни успехом не увенчались. В дополнение к этому обострилась обстановка и в полосе соседнего 1-го Белорусского фронта. Здесь немецкие войска (до шести дивизий) нанесли контрудар из района г. Штаргард против 47-й армии и отбросили ее на 8-12 км.

Для Верховного Главнокомандования стало очевидным, что для разгрома представлявшей все большую опасность группы армий «Висла» требуется привлечь намного больше сил. В соответствии с ее директивой от 17 февраля главный удар планировалось нанести на смежных крыльях 2-го и 1-го Белорусских фронтов в общем направлении на Кольберг. С выходом к Балтийскому морю они должны были рассечь померанскую группировку врага и во взаимодействии с Балтийским флотом уничтожить ее по частям. Переход в наступление намечалось осуществить разновременно, по мере готовности войск: 2-й Белорусский фронт – 24 февраля, а 1-й Белорусский фронт – 1 марта.

Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский выделил на направление главного удара фронта 19-ю армию генерал-лейтенанта Г.К. Козлова (с 6 марта 1945 г.– генерал-лейтенант В.С. Романовский). На участке ее прорыва удалось создать превосходство над противником по пехоте почти в 3 раза, танкам и САУ (штурмовым орудиям) в 2 раза, по орудиям и минометам в 3-4,5 раза. 24 февраля стрелковые соединения после мощной 40-минутной артиллерийской подготовки атаковали передний край вражеской обороны и к вечеру вклинились в ее глубину на 10-12 км. Используя их успех, на следующий день в сражение был введен 3-й гвардейский танковый корпус генерал-лейтенанта А.П. Панфилова. К концу февраля ударная группировка продвинулись на 70 км и овладела городами Нойштеттин и Прехлау. 4 марта она освободила г. Кеслин и приступила к уничтожению немецких войск на побережье Балтийского моря в районе к северу от него. Не так успешно вели наступление армии, действовавшие на правом крыле и в центре полосы фронта. Располагая крайне ограниченными силами и средствами, они лишь медленно теснили противника в северном направлении.

К исходу февраля закончили подготовку к наступлению и войска 1-го Белорусского фронта. В полосе шириной 250 км были развернуты 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная, 61-я и 47-я армии, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, 2-й гвардейский кавалерийский корпус – всего 32 стрелковые и четыре кавалерийские дивизии, два укрепленных района, четыре танковых и два механизированных корпуса, большое количество отдельных танковых, самоходных артиллерийских, пушечных, гаубичных, истребительных противотанковых соединений и частей. Им противостояла немецкая 3-я танковая армия, имевшая в своем составе одиннадцать пехотных, две моторизованные, одну танковую дивизии и две боевые группы.

Для того чтобы нанести максимальный по силе первый удар, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков создал мощную группировку сил и средств. В нее вошли 3-я ударная и 61-я армии генерал-лейтенанта Н.П. Симоняка и генерал-полковника П.А. Белова, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии генерал-полковника М.Е. Катукова и генерал-лейтенанта А.И. Радзиевского, две танковые бригады (66 % от имевшихся во фронте), самоходная артиллерийская бригада (100 %), три артиллерийских дивизии прорыва (75 %) и до 70 % остальных артиллерийских и минометных частей.

Все это способствовало быстрому прорыву обороны врага и успешному развитию наступления. К исходу 4 марта соединения 2-го гвардейского кавалерийского корпуса (генерал-лейтенант В.В. Крюков), 1-й армии Войска Польского (генерал-лейтенант С.Г. Поплавский) и 3-й ударной армии окружили в районе Польцина до четырех немецких пехотных дивизий. Уже на следующий день части 1-й и 2-й гвардейских танковых армий достигли рубежа Бельград, Кольберг, Трептов, Каммин, Голлнов. Тем самым войска 2-го и 1-го Белорусских фронтов полностью решили задачу рассечения восточно-померанской группировки противника. Теперь от них требовалось, нанося удары по расходящимся направлениям, на восток и запад, в короткие сроки завершить ее уничтожение по частям.

Исходя из этого, Ставка ВГК приказала Маршалу Советского Союза К.К. Рокоссовскому овладеть городами Данциг и Гдыня и не позднее 20 марта выйти во всей полосе на побережье Балтийского моря. Для скорейшего выполнения этой задачи она передала в состав 2-го Белорусского фронта 1-ю гвардейскую танковую армию. Продолжив без паузы наступление, танковые и стрелковые соединения в течение 8-11 марта последовательно овладели городами Штольп, Лауэнбург, Нойштадт и вынудили командование немецкой 2-й армии к отводу своих войск на позиции Данцигского и Гдыньского оборонительных районов. Упредить врага в занятии хорошо подготовленных в инженерном отношении рубежей из-за распутицы, недостатка подвижных средств, перебоев с горючим и слабой авиационной поддержки не удалось. Перейдя к обороне на выгодной местности, он начал оказывать ожесточенное сопротивление.

Командующий войсками 2-го Белорусского фронта решил, в первую очередь, нарушить взаимодействие между группировками, занимавшими Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, для чего нанести главный удар в направлении Цоппота. В период с 14 по 22 марта здесь велись тяжелые бои. Стрелковые соединения при поддержке танков вынуждены были последовательно штурмовать многочисленные оборонительные сооружения противника, неся при этом большие потери. Средние темпы наступления не превышали 1-1,5 км в сутки. В отдельные дни советские части совсем не имели продвижения, или оно исчислялось сотнями метров. Только 23 марта они овладели Цоппотом, выполнив задачу по рассечению немецкой 2-й армии.

Для разгрома ее данцигской группировки (остатки 18-го горноегерского, 23, 27, 20-го армейских и 46-го танкового корпусов) Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский выделил 2-ю ударную армию генерал-полковника И.И. Федюнинского, 65-ю армию генерал-полковника П.И. Батова, 49-ю армию генерал-полковника И.Т. Гришина и 70-ю армию генерал-полковника В.С. Попова. Одновременно 19-я армия, один стрелковый корпус 70-й армии и соединения 1-й гвардейской танковой армии должны были сломить сопротивление гдыньской группировки противника (подразделения 7-го и часть сил 46-го танковых корпусов).

Боевые действия по уничтожению врага продолжались до начала апреля. 28 марта советские войска при поддержке сил Балтийского флота освободили Гдыню, а еще через два дня – Данциг. К 4 апреля они завершили ликвидацию остатков немецкой 2-й армии севернее Гдыни. Однако, блокированные на косе Гель и в районе дельты р. Висла юго-восточнее Данцига отдельные группы противника капитулировали лишь 9 мая 1945 г.

Значительно меньше усилий и времени потребовалось для достижения цели операции в полосе 1-го Белорусского фронта. К 10-11 марта его войска вышли на побережье Балтийского моря от Кольберга до Померанской бухты и очистили от врага весь восточный берег р. Одер. 18 марта сложил оружие гарнизон Кольберга, а еще через два дня был ликвидирован последний плацдарм немецких войск на Одере в районе Альтдамма.

В результате разгрома восточно-померанской группировки противника была устранена угроза нанесения контрудара в тыл 1-го Белорусского фронта, чем были созданы благоприятные условия для подготовки дальнейшего наступления на берлинском направлении. Освобождение польского Поморья, захват важнейших морских портов значительно затруднили немецкому командованию снабжение его курляндской группировки, способствовали ее успешному блокированию с моря Балтийским флотом. В ходе операции советские войска нанесли большой урон 21 дивизии и 8 бригадам из состава группы армий «Висла». Они захватили 850 танков и штурмовых орудий, 430 самолетов, свыше 5,5 тыс. орудий и минометов, освободили 54 города и сотни других населенных пунктов. За мужество, героизм и высокое воинское мастерство ряд соединений и частей были награждены орденами, удостоены почетных наименований Гданьских, Кольбергских, Померанских и других. Высокая интенсивность боевых действий и ожесточенное сопротивление врага на заранее подготовленных, хорошо укрепленных рубежах привели к большим потерям двух фронтов. Они составили 172 952 человека, из них – 52 740 – безвозвратно, 1027 танков и САУ, 1005 орудий и минометов, 1073 боевых самолета. 1-я армия Войска Польского потеряла 6093 солдата и офицера, из них 2575 – убитыми, умершими и пропавшими без вести.

Валерий Абатуров,
ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского
института (военной истории) Военной академии
Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

ВОСТОЧНО-ПОМЕРАНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Стратегическая наступательная операция войск 1-го и 2-го Белорусских фронтов во время Великой Отечественной войны, проводившаяся 10 февраля – 4 апреля 1945 года.

План операции и обстановка на её начало

В начале 1945 года советские войска предприняли крупномасштабное наступление, прорвав мощную немецкую оборону в междуречье Вислы и Одера. Войска вермахта в Западной Польше потерпели тяжёлое поражение и были вынуждены отойти к Одеру и Нейсе. План Восточно-Померанской операции возник как продолжение зимнего наступления Красной Армии в Польше и Восточной Пруссии, призванное довершить разгром врага и выйти непосредственно на германскую территорию.

К февралю 1945 года в Восточной Померании скопилась большая группировка немецких войск, угрожавших флангу и тылу 1-го Белорусского фронта. К тому времени части этого фронта уже форсировали Одер и захватили плацдармы под Кюстрином и Франкфуртом-на-Одере, и сложившееся положение становилось угрожающим в преддверии решающего наступления на германскую столицу. Поэтому перед командованием фронта стояла задача срочно принять меры к предотвращению удара со стороны Восточно-Померанской группировки с правого фланга.

Задача ликвидировать противника в Восточной Померании была поручена войскам 2-го Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского, которые, однако, были к тому времени сильно измотаны многомесячными непрерывными боями. Поэтому Ставка приняла решение усилить удар несколькими армиями из 1-го Белорусского фронта. По плану операции, они должны были наступать на Кольберг, Штеттин, Данциг и Гдыню, и совместно с частями Рокоссовского разгромить группировку противника. В общей сложности в операции были задействованы более 920 тысяч солдат и офицеров. В боях принимали участие части Войска Польского.

Перед германским командованием стояла задача остановить продвижение советских войск к Берлину. Потеряв практически всю Польшу, оно бросило на Восточный фронт практически все оставшиеся силы. В сложившейся к февралю 1945 года ситуации вермахту жизненно необходимо было удержать Восточную Померанию – данная позиция не только позволяла сковывать действия Красной Армии на направлении главного удара, но и мешала окончательному разгрому Восточно-Прусской и Курляндской группировок. Если бы контрудар, который замыслил начальник германского Генштаба Х. Гудериан, осуществился, то все успехи январского наступления советских войск были бы потеряны. В распоряжении врага имелись меньшие, чем у Жукова и Рокоссовского, силы, но была и мощная оборонительная система, развитая сеть железных, шоссейных и грунтовых дорог, речные и морские порты. Именно здесь находился Померанский вал, построенный ещё до войны на германско-польской границе – одна из мощнейших линий обороны, построенных Третьим рейхом за всю его историю.

Ход боевых действий

Наступательные бои начались 10 февраля 1945 года. В первый же день были разгромлены гарнизоны городов Эльбинг, Швец и Шенау, советские части продвинулись вперёд на расстояние до 10 километров. На отдельных участках продвижение было поначалу минимальным – немецкие части оказывали ожесточённые сопротивления, кроме того, наступательные действия проводились в условиях весенней распутицы и в сильно заболоченной местности. За пять последующих дней части Рокоссовского продвинулись в глубину от 15 до 40 километров. 15 февраля 1945 года после упорных боёв были освобождены города Хойнице и Тухоля, 16 февраля – Пыжице и Банг.

Сопротивление противника было исключительно упорным, советскому командованию приходилось даже приостанавливать наступление для перегруппировки сил и подтягивания подкреплений. Наступательные бои не всегда оканчивались успехом – так, в районе города Трептова немецкие войска не только сумели вырваться из окружения, но и отбросили некоторые советские части. Ожесточённые бои шли за города Голлнов, Массов, Альтдамм.

Части Жукова и Войска Польского вели наступление на Кольберг, который после упорного штурма был взят 18 марта 1945 года. 20 марта 1945 года пал Альтдамм – ещё один крупный опорный пункт на данном участке.

К середине марта крупные силы 2-й армии вермахта были блокированы войсками Рокоссовского в районе Гдыни и Данцига. К тому времени Красная Армия освободила более 700 населённых пунктов, очистив от врага большую часть Восточной Померании. Подступы к Гдыне и Данцигу были сильно укреплены, сами города – подготовлены к уличным боям. Практически каждое здание было превращено в опорный пункт, улицы были перекрыты баррикадами и заминированы. Применение авиации затрудняла хорошо налаженная система противовоздушной обороны. Кроме того, помощь сухопутным силам оказывал флот, обстреливавший советские части с моря. Только за высоту 205,8 бой шёл 3 дня и ночи. 26 марта 1945 года советские части прорвали немецкую оборону и прервали сообщение между данцигской и гдынской группировками врага, захватив город Цоппот. 28 марта 1945 года после многодневных упорных боёв была взята Гдыня, а 30 марта 1945 года – Данциг.

Итоги операции

Операция завершилась полной победой Красной Армии. В результате боёв весь восточный берег Одера была очищен от врага, угроза наступлению на Берлин была ликвидирована, и теперь советское командование могло начать подготовку к решающей операции. Красная Армия вышла к Балтийскому морю и устью Одера.

Большое значение имели те бои для Польши. Польскому народу была возвращена его историческая земля – Померания. Войско Польское приобрело ценный опыт городских боёв, использованный затем в Берлине. Восточно-Померанская операция стала крупнейшим сражением Второй мировой войны с участие польских войск.

В боях за Восточную Померанию погибли более 52 тысяч советских бойцов и командиров, а также почти 3 тысячи польских солдат и офицеров. Германские войска потеряли до 90 тысяч солдат и офицеров убитыми, около 100 тысяч – пленными. Было захвачено большое количество боевой техники. Тяжёлое поражение привело к отставке начальника гитлеровского Генштаба Гудериана.

75 лет назад – 10-го февраля 1945 года – началась Восточно-Померанская стратегическая наступательная операция советских войск.

Первое, что бросается в глаза при ознакомлении с каноническим описанием этой операции (хоть на Википедии, хоть на Топваре, хоть в советских справочниках) – это отсутствие связного, структурированного изложения. После бодрого вступления: «началась 10 февраля … «, идёт 50 абзацев монотонного текста, которые надо прочитать на одном дыхании, прежде чем добраться до спасительного «… закончилась 4 апреля, и Слава Богу!». Последние три слова прямо не написаны, но у читателя не остаётся никаких сомнений, что автор именно это хотел сказать.

Мне встречалось когда-то следующее изречение: чтобы понять, хороша ли машина «Волга», нужно сравнить её с современными ей иностранными автомобилями такого же размера – и тогда вы поймёте, что на «Волгу» надо было ставить в три раза более мощный двигатель.

Если вам доводилось ранее знакомиться с рассказами о других операциях Второй Мировой войны, вы будете в шоке от того, как небрежно и криворуко описана Восточно-Померанская стратегическая. Хуже неё, пожалуй, освещена только Будапештская. Тогда как большинство других операций, гораздо менее масштабных, менее длительных и менее значимых, описаны более чётко, структурированно и читабельно. А крупные операции, сопоставимые по масштабам с Восточно-Померанской и Будапештской, как правило, подразделяются на несколько более мелких, каждая из которых расписывается кратко «внутри» статьи о большой операции, и затем более подробно в «персональной» отдельной статье. Для сравнения, сопоставимая, соседняя Восточно-Прусская стратегическая операция разбивается на 6 более мелких, из них 4 описаны в отдельных статьях, а вот ещё две, прямо скажем, потерялись – об этом я уже рассказывал в предыдущих публикациях.

Иногда ещё встречается деление крупных операций на этапы, что не очень удобно: нужно запоминать номера этапов, и рассуждать о том, чем 5-й этап был лучше восьмого.

Ни то, ни другое к описанию Восточно-Померанской операции не применялось: идёт слитный текст на 14 страниц, в котором десятки армий в течение двух месяцев колошматят друг друга (на пространстве 450 х 150 километров), густо утыканный датами и названиями сотен населенных пунктов. Причём Нойштеттин или Фрайенвальде – это одни из самых легкочитаемых и запоминающихся названий в том списке. Невольно вспоминается сюжет из сериала «Слуга народа», где, чтобы попытаться запомнить фамилию «Отто Швайнельштайнер», её написали помадой на зеркале.

У меня есть предложение, чтобы устранить этот баг, попытаться самостоятельно разбить Восточно-Прусскую стратегическую операцию на несколько мелких операций или этапов, разнесенных во времени, пространстве и по исполнителям – как это делается при описании других, «нормальных» операций. Ниже увидим, что из этого получится.

В чём заключался смысл Восточно-Померанской операции? К началу февраля 1945 года, наступающий от Варшавы к Берлину, Первый Белорусский фронт маршала Жукова достиг реки Одер и захватил плацдармы на её западном берегу. С этих плацдармов до Берлина оставалось 60 километров (два перехода Т-34), вот почему в нашей литературе встречается такое мнение, что Берлин можно и нужно было взять сразу в феврале. Один из сторонников такого мнения – маршал Чуйков, в своё время руководивший обороной Сталинграда (это его лицо у памятника солдату на Мамаевом Кургане), после войны сокрушался, что ему не дали, для полноты коллекции, первому зайти в Берлин в феврале, ведь его 8-я гвардейская армия (бывшая 62-я «сталинградская») тогда была ближе всех.

Но была одна проблема. Первый Белорусский фронт маршала Жукова вырвался вперёд слишком далеко. Его сосед справа – Второй Белорусский фронт маршала Рокоссовского сильно отстал, завязнув в тяжёлых боях в Восточной Пруссии (нынешняя Калининградская область). В результате, в той полосе, которую давно должен был занять Рокоссовский – а это участок шириной 150 километров, между полосой Жукова и берегом Балтийского моря, и длиной 450 километров, называемый Восточная Померания, всё это место было заполнено не Рокоссовским, а немецкими войсками, которые вполне могли ударить Жукову в северный фланг, пока он рвался на запад – к Берлину.

Помимо этой угрозы Жукову с севера, был ещё один момент, о котором много пишут, но не всегда корректно. Была ещё угроза с юга, потому что южный сосед – Первый Украинский фронт маршала Конева, тоже отстал километров на 200, и левый фланг Жукова был таким же «голым», как и правый – если смотреть на карту. Но здесь не всё так однозначно: на самом деле, линия фронта проходила по реке Одер, которая в этих краях течёт «по диагонали»: с юго-востока на северо-запад. Люди Конева не то, чтобы «отстали» от Жукова, просто и те, и другие выстроились вдоль берега реки, повторяя конфигурацию её русла. И, Конев тоже захватил пару плацдармов на том берегу. Чтобы ударить по Жукову с юга, немцам надо было с боем форсировать реку Одер, а это для них в той ситуации было бы сложнее, чем высадить десант на Луне.

Но и это «окно возможностей» вскоре захлопнулось: в начале февраля Первый Украинский фронт провёл Нижне-Силезскую наступательную операцию, в результате чего, к 24-му февраля надёжно встал на один уровень с фронтом Жукова, и для последнего проблема прикрытия южного фланга прошла сама по себе. И более того: войска Жукова, ранее стоявшие вдоль Одера, теперь оказались глубоко в тылу у Первого Украинского фронта, т.е. высвободились – и были переброшены в ту же Восточную Померанию. Вот почему, Первый Белорусский фронт, как мы увидим далее, включился в Восточно-Померанскую операцию только с 24-го февраля (с даты окончания Нижне-Силезской операции), а не с первого её дня, как ошибочно пишут.

Все эти обстоятельства игнорируются историками-журналистами, которые просто пишут, что Конев «отстал» (словно отбившийся от стада олень), и бедный Жуков с 10 февраля вынужденно начал Восточно-Померанскую операцию с голым понтом.

Конечно, ситуация на северном фланге Жукова, рвавшегося к Берлину, была, как сказал бы один, «нетерпима». Мы это уже неоднократно проходили, и наиболее известные случаи – как раз у нас в Харькове. Первый – весной 1942 года, когда наши наступавшие на Харьков войска, ушедшие далеко вперёд, были отрезаны противником и уничтожены в так называемом Изюм-Барвенковском «котле» (это два райцентра на юго-востоке Харьковской области). Трудно поверить, но ровно через год эта ситуация повторилась один к одному: войска Воронежского фронта, освободившие Харьков в феврале 43-го, оказались слишком далеко впереди по отношению к соседям, окружены противником и частично уничтожены в Харькове. При этом слово «котёл» не использовалось, но это был именно он; остатки последних советских подразделений, из района Тракторного завода прорвались из окружения через ХТЗ, Лелюки, Хроли, Безлюдовку в сторону Змиёва – за спасительный Северский Донец, как в 1942-м, и ещё одна группа – через Восточную Салтовку в район Волчанска.

Никто теперь не собирался так рисковать, углубляясь в тыл противника с «голыми» флангами, проще было отложить взятие Берлина на пару месяцев. Тем более, что немцы не «угрожали», а делали. Уже 16-го февраля группировка из шести немецких танковых дивизий, из Восточной Померании (район Штаргарда, ныне это Старгард) нанесла тот самый контрудар по северному флангу маршала Жукова. В результате, 47-я армия была вынуждена отойти на 8-12 км, оставив города Пиритц (ныне Пыжице) и Бан (ныне Банг). Ещё б немного – и с плацдармов за Одером пришлось бы эвакуировать личный состав обратно на восточный берег. Но, к счастью, это было не лето 1941 года, и не лето 42-го: наступательный порыв противника быстро иссяк, и он с 20-го февраля встал в оборону.

Ещё часто пишут что, мол, Гитлер собирался перебросить в Восточную Померанию 6-ю танковую армию СС, из Арденн. Тогда бы, мол, никому мало не показалось, но, к счастью, Гитлер передумал, и эсэсовские танкисты отправились под Будапешт – к озеру Балатон, где было по-настоящему горячо. На самом деле, приказ о переброске 6-й танковой армии СС в район Балатона, для защиты венгерских месторождений нефти в Надьканидже, был отдан Гитлером ещё 8-го января, в связи с тем, что к концу декабря наши окружили Будапешт и вышли на Балатон. А сама переброска танковой армии в Венгрию растянулась до конца января. Тем не менее, в Восточной Померании и так хватало эсэсовских частей – настолько, что руководителем оборонительной операции в этом регионе был назначен глава СС Генрих Гиммлер.

Итак, в конце января — начале февраля, Рокоссовскому сказали примерно следующее. Вы отстраняетесь от дальнейшего руководства боевыми действиями на территории нынешней Калининградской области: теперь этим будет заниматься только Черняховский. Передайте ему, в Третий Белорусский фронт, по акту вот эти несколько Ваших армий. Далее, у Вас остаются 4 общевойсковые армии, два танковых корпуса и один механизированный (это, вообще-то, соответствует штату одной танковой армии, но без армейского управления: командиры корпусов напрямую подчиняются командующему фронтом). Вам дадут дополнительно ещё одну, свежую, общевойсковую армию (19-ю) и ещё один танковый корпус (3-й гвардейский). С этими силами Вам предстоит очистить от противника Восточную Померанию, тем самым обезопасив Жукова от угрозы с севера.

Рокоссовский начал Восточно-Померанскую операцию 10-го января, вернее – её «первый этап», который можно условно назвать «Хойнице-Черская наступательная операция» (по фактически достигнутому рубежу). Более подробно этот этап будет описан ниже. Закончится он 19 февраля, затем, после небольшой оперативной паузы, с 24 февраля начнётся второй этап, и уже в нём будут участвовать и люди Жукова. Этот «второй» этап будет описан в следующей публикации.

Иногда встречается ошибочное утверждение, что «Первый Белорусский фронт тоже с 10 февраля начал участвовать в Восточно-Померанской операции». Эту ошибку историки-журналисты допускают потому, что, действительно, уже 11 февраля «Москва салютовала доблестным войскам Первого Белорусского фронта маршала Жукова, что овладели городами Дейч-Кроне и Меркиш-Фридлянд» (салют третьей категории: 12 залпов из 124-х орудий), а потом ещё 14 февраля – за овладение городом Шнайдемюль – салют второй категории, как за областной центр: 20 залпов из 224-х орудий.

На самом деле, все эти города не имели никакого отношения к Восточно-Померанской операции. Сейчас они называются, соответственно: Валч, Мирославец и Пила. В тот момент они находились, заблокированные, глубоко в тылу Первого Белорусского фронта, ушедшего далеко вперёд в ходе предыдущей, Висла-Одерской наступательной операции. Это были, по сути, «котлы», типа так называемого Сталинградского, но поменьше; в указанные даты их просто додавили. А в Восточно-Померанскую операцию, как уже сказано, Первый Белорусский фронт маршала Жукова включился только на втором этапе – с 24 февраля. До указанной даты, этим занимался только Второй Белорусский маршала Рокоссовского, в изложенном ниже порядке.

Перейдя в наступление 10 февраля с рубежа Грауденц – Цемпельбург, в направлении на города Черск и Хойнице, основные силы Второго Белорусского фронта, преодолевая упорное сопротивление противника, за первый день Восточно-Померанской стратегической операции продвинулись от 5 до 10 км. При этом, соединения 65-й армии овладели населенными пунктами Швец и Шенау, а части 49-й армии встретили очень сильное сопротивление и смогли продвинуться только на 2-3 км.

В этот же день, действовавшие на правом фланге фронта, соединения 2-й ударной армии завершили ликвидацию гарнизона города Эльбинг (Эльблонг), заблокированного ранее, в ходе предыдущей, Млаво-Эльбингской операции. На фото к статье: советский мемориал в Эльбинге. После этого, данная армия начала переброску на запад, чтобы присоединиться к главной группировке фронта.

«Командующему войсками 2-го Белорусского фронта

Маршалу Советского Союза Рокоссовскому

Войска 2-го Белорусского фронта, сломив сопротивление окруженной группировки противника, сегодня, 10 февраля, штурмом овладели городом Эльбинг – крупным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны немцев на правом берегу Вислы, прикрывающим подступы к Данцигской бухте.

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Эльбинг, представить к присвоению наименования “Эльбингских” и к награждению орденами.

Сегодня, 10 февраля, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 2-го Белорусского фронта, овладевшим городом Эльбинг, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение городом Эльбинг.

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

10 февраля 1945 года, № 271″

Немцы предпринимали многочисленные контратаки с применением танков с целью воспрепятствовать наступлению. Сильно мешали условия распутицы и холмисто-болотистой местности. За пять суток войска Второго Белорусского фронта продвинулись на 15-40 км, преодолевая упорнейшее сопротивление противника.

15 февраля части 70-й армии, 1-го гвардейского танкового корпуса и 3-го гвардейского кавалерийского корпуса взяли город Хойнице — мощнейший укрепленный пункт и крупный транспортный узел, где сходились 8 шоссейных и 6 железных дорог. Бои за город носили ожесточенный характер. Первыми на улицы города прорвались танкисты 1-го гвардейского танкового корпуса и захватили вокзал, стрелковые части квартал за кварталом выбивали немцев с их позиций. Также части 70-й армии 15 февраля заняли город Тухоля. В официальном описании операции встречается, видимо опечатка – о том, что салют по этому поводу был дан в Москве 16-го февраля, то есть на следующий день. На самом деле вот:

«Командующему войсками 2-го Белорусского фронта

Маршалу Советского Союза Рокоссовскому

Войска 2-го Белорусского фронта, продолжая наступление, сегодня, 15 февраля, с боем овладели городами Хойнице (Конитц) и Тухоля (Тухель) – крупными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев в западной части Польши.

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городами Хойнице и Тухоля, представить к награждению орденами.

Сегодня, 15 февраля, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 2-то Белорусского фронта, овладевшим названными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение городов Хойнице и Тухоля.

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

15 февраля 1945 года, № 280″.

С 16-го февраля, в операцию на главном направлении включились части 2-й ударной армии, завершившие перегруппировку из Эльбинга и вышедшие на исходные позиции.

Сопротивление немцев носило крайне ожесточенный характер, советским войскам приходилось буквально выгрызать у немцев опорные пункты и узлы сопротивления. В частности, войска 76-й гвардейской и 385-й стрелковых дивизий только после упорных боев, часто завершавшихся рукопашными схватками, заняли населенные пункты Гуттовиц, Иоханнесберг, Квеки и Клодня.

Ожесточенные бои шли на Черском направлении, где наступали войска 49-й армии. Частям 385-й и 191-й стрелковой дивизии в ночь на 17 февраля удалось на подручных средствах форсировать реку Шварцвассер в районе деревни Сауермюле и занять г. Оше — сильный опорный пункт на пути к г. Черск. На подступах к этому городу, по рубежу — высота 122,1 и 129,3, озеро Тучно, правый берег реки Вильгартен, была создана прочная оборона. Неоднократные попытки 199-й стрелковой дивизии преодолеть эту оборону не имели успеха. Учтя неудачи прошедших боев, командир 492-го стрелкового полка подполковник Лямаев решил осуществить прорыв обороны противника на этом участке внезапным ударом небольшим отрядом ночью. Стремительная атака ошеломила противника, и он в первые 15-20 минут не открывал огня. Этого было достаточно, чтобы отряд прорвался в глубину обороны противника и атаковал его позиции на высоте 122,1. Захват подразделениями 492-го стрелкового полка опорного пункта противника нарушил всю систему его обороны на этом рубеже. Противник, не зная создавшейся обстановки и количества наших сил, перешедших в наступление ночью, боясь окружения, начал отвод своих сил на северо-запад к Черску. Части 199-й стрелковой дивизии, установив начавшийся отход противника, перешли к преследованию. Вместе с 492-м стрелковым полком начал наступать и соседний 584-й стрелковый полк. Они быстро продвигались вперед и буквально на плечах отходившего противника ворвались в г. Черск и к часу ночи очистили его от противника.

«Командующему войсками 2-го Белорусского фронта

Маршалу Советского Союза Рокоссовскому

Войска 2-го Белорусского фронта, продолжая наступление, сегодня, 21 февраля, с боем овладели городом Черск – важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны немцев в северо-западной части Польши.

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Черск, представить к награждению орденами.

Сегодня, 21 февраля, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 2-го Белорусского фронта, овладевшим городом Черск, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение города Черск.

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

21 февраля 1945 года, № 283″.

Одновременно, сильные бои шли в полосе наступления 238-й и 139-й стрелковых дивизий 49-й армии, в районе ст. Лонск и населенного пункта Гонскинец.

К 19 февраля, пройдя с боями 50-70 километров, войска Второго Белорусского фронта были вынуждены остановить наступление на рубеже Меве – Черск – Хойнице, в связи с возрастающим сопротивлением противника и необходимостью усиления атакующих группировок. В зону боевых действий ещё только выдвигались части обещанной, свежей 19-й общевойсковой армии.

Так закончился первый этап Восточно-Померанской стратегической наступательной операции, который предлагается назвать «Хойнице – Черская наступательная операция». Как мы увидим далее, боевые действия в Восточной Померании будут возобновлены после оперативной паузы, 24 февраля 1945 года.

На фото: советский мемориал в Эльбинге.

Интерактивная карта боевых действий:

Померания

  • Страны
  • Польша
  • Города Польши

Карта ДостопримечательностиФото: Померания (Польша)

Померания – термин, являющийся объединительным топонимом, описывающим славянские исторические области, лежащие западнее Прибалтики. Польскую Померанию сформировали две составляющие ее территориальные единицы – Восточная и Западная, население которых отличается удивительной многонациональностью. Померанию (в географическом смысле) обжили в незапамятные времена германские племена турпилингов и ругиев, уступившие эти приморские земли славянским племенам кашубов, лютичей, поморян.

Покорив в 1000 году всю Померанию, первый король польского государства Болеслав I Великий учредил в отвоеванном городе Колобреге епископство. Последующее столетие пестрит притязаниями на померанские просторы датчан, не слишком дружных между собой польских князей и безуспешной борьбой самих померанцев за полную независимость. Кратковременное владычество слабеющей Польши завершилось разделом отторгнутых у нее земель между соседними княжествами.

Восточная Померания, приведенная в X веке к христианству, сумела в XII столетии обзавестись статусом самостоятельного герцогства, выйдя из состава польского государства. Завоевание этих земель Тевтонским орденом обернулось для Восточной Померании неожиданно бурным экономическим развитием. Окончательный возврат географической области в состав Польши произошел только 1919 году.

Епископ-миссионер Бамбергский Отто, внедряя в Западной Померании христианское вероучение, основал здесь в 1140 году римско-католическую епархию. Образованное позднее Померанское герцогство сумело несколько веков сохранять независимость. Залогом его экономического процветания были портовые города, включенные Ганзейским союзом в свой состав.

Последовавшие многочисленные перекройки границ завершились вхождением Западного Поморья в послевоенную советскую зону оккупации, «по-братски» разделившую подконтрольную территорию между бескомпромиссно социалистическими ПНР и ГДР.

Отдыхая от пляжного раздолья, можно посетить Парк миниатюрных маяков, расположенный в городе Нехоже. И только 43 километра отделяют Колобжег от насыпи Приморской узкоколейки, зовущей полюбоваться из открытых вагончиков проплывающими пейзажами.

Ландшафтные особенности Померании обусловлены ледниковыми процессами, обогатившими ее местность холмистым рельефом, хрустальной прозрачностью малых озер, неповторяющимся разнообразием балтийского побережья. Будучи в числе очаровательнейших польских регионов, область привлекает туристов даже названиями своих курортных городов, звучащих одой летнему сезону. Поклонников пляжного отдыха ожидают Устка, Леба, Мендзыздрое, Сопот, Колобжег.

В частности, курортную «диаспору» Колобжега давно сформировали завсегдатаи санаториев, ежегодно предающиеся оздоровительным процедурам. Их сдружившееся сообщество оживляют семьи с детьми, веселая молодежь, поклонники активных развлечений. Наряду с прогулками на байдарках прозрачным речным руслом, велосипедными маршрутами по затененным дорожкам, Колобжег привлекает отдыхающих купальными зонами своих пляжей. Отмеченные международным некоммерческим Фондом экологического образования престижным сертификатом «Голубой флаг», они являют образец безопасности, экологического менеджмента, информационного обеспечения.

Карта

Загрузить карту
Большая карта

Популярные достопримечательности

Популярные города и курорты Польши:

  • Белосток
  • Варшава
  • Вроцлав
  • Гданьск
  • Закопане
  • Катовице
  • Колобжег
  • Краков
  • Лодзь
  • Познань

«Лишили повода для сепаратных переговоров»: как Восточно-Померанская операция сорвала планы гитлеровских дипломатов

10 февраля 1945 года началась Восточно-Померанская стратегическая наступательная операция советских войск и 1-й армии Войска польского. Она позволила ликвидировать угрозу нацистского удара во фланг и тыл наступающей на Берлин группировки Красной армии и сорвала планы руководства рейха на сепаратные переговоры с США и Великобританией.

Расстановка сил

В начале 1945 года Висло-Одерская наступательная операция Красной армии позволила прорвать сложную эшелонированную оборону немецких войск в междуречье Вислы и Одера, рассказал в беседе с RT специалист-историк Музея Победы Александр Михайлов.

«Вермахт в Западной Польше потерпел сокрушительное поражение, откатившись на запад к рекам Одер и Нейсе», — отметил он.

Также по теме«Европа не знала ничего подобного»: как Висло-Одерская операция приблизила крах нацистской Германии 75 лет назад завершилась Висло-Одерская стратегическая наступательная операция советских войск. В ходе неё Красная армия освободила…

В этих условиях, по словам военного историка Юрия Кнутова, командование рейха решило сделать ставку на группировку вермахта и СС, находившуюся на южном побережье Балтийского моря — в Восточной Померании.

«В случае начала наступления на Берлин сил 1-го Белорусского фронта нацисты получали возможность в любой момент нанести им удар во фланг и в тыл. А мощная система укреплений и неудобный для наступления рельеф, по мнению гитлеровского командования, позволяли обезопасить группировку у берегов Балтийского моря от возможного советского наступления», — пояснил эксперт.

Как утверждают историки, у германского командования существовали и более масштабные планы — полностью выбить советские войска из Польши.

«Нацисты старались начать предметные сепаратные переговоры с США и Великобританией. Причём на Западе у этой идеи было немало сторонников. Остановка советского наступления на Восточном фронте могла бы теоретически стать доводом в пользу сепаратной капитуляции рейха перед Лондоном и Вашингтоном или даже для создания антисоветского союза», — подчеркнул Кнутов.

  • Гданьск, 1945 год
  • РИА Новости
  • © Петр Бернштейн

По словам Александра Михайлова, к началу февраля 1945 года в Восточной Померании сформировалась довольно крупная группировка вражеских войск. Оборону региона осуществляли более 30 дивизий и бригад, входивших в состав группы армий «Висла».

«Ситуация сильно осложнялась тем, что в Восточной Померании находились полосы мощнейших укреплений старой германско-польской границы. А крупные населённые пункты региона были превращены по приказу Гитлера в настоящие крепости. Кроме того, холмистая равнина со множеством озёр, рек и болот была весьма удобна для обороны и крайне сложна для наступления», — заявил Кнутов.

«Каждый квартал — укрепрайон»

Он отметил, что времени на полноценную подготовку наступления из-за общей ситуации на фронтах у Красной армии не было. Приказы о наступлении были получены 8 февраля, а спустя всего два дня советские части должны уже были перейти в движение.

Также по теме«По следам Брусилова»: как советские войска освобождали Львов от нацистов в 1944 году 75 лет назад советские войска освободили Львов от нацистов в ходе Львовско-Сандомирской стратегической операции. Как отмечают…

Изначально задача по разгрому восточно-померанской группировки противника была возложена на 2-й Белорусский фронт Константина Рокоссовского. Однако впоследствии к операции присоединились также части 1-го Белорусского фронта под командованием Георгия Жукова.

Советское наступление началось 10 февраля 1945 года. По словам Александра Михайлова, части Красной армии были сильно утомлены предыдущими многомесячными наступлениями.

«Для проведения операции были задействованы почти миллион солдат, включая 1-ю армию Войска польского», — отметил историк.

Советские части стремительно продвигались, сминая передний край немецкой обороны в городах Эльбинг, Швец и Шенау, продолжил эксперт. 15 февраля 1945 года после упорных боёв были освобождены города Хойнице и Тухоля, 16 февраля — Пыжице и Банг.

Однако вскоре, по словам Юрия Кнутова, наступление замедлилось, а нацисты начали предпринимать успешные контратаки. В марте средние темпы наступления в отдельных районах снизились до 1—1,5 км в сутки. В некоторые дни советским войскам удавалось продвинуться всего на несколько сот метров. Тяжело было форсировать под огнём противника водные преграды и штурмовать мощные укрепления.

  • Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский (слева) и маршал Советского Союза Георгий Жуков в Польше
  • РИА Новости
  • © Макс Альперт

«Ещё до начала Второй мировой войны немцами против Польши был сооружён Померанский вал — одна из мощнейших линий обороны», — пояснил Александр Михайлов.

4 марта части 19-й армии взяли штурмом Кёзлин, а 7 марта 61-я армия заняла Массов. Тяжелейшие бои развернулись за Кольберг. На его окраины Красная армия вышла ещё 5 марта, однако полностью разгромить отчаянно сопротивлявшиеся гитлеровские части в городе советские и польские войска смогли только 18 марта.

«Кульминацией операции стали бои за Гдыню и Данциг. Мало того что города были окружены фортификационными сооружениями, так ещё и каждый дом был превращён в укрепление, а каждый квартал — в укрепрайон», — заявил Юрий Кнутов.

Гитлеровцы совершали в районе важнейших городов Померании до 20 контратак в день. 24 марта части 2-го Белорусского фронта вошли в пригороды Гдыни. Четыре дня спустя крупнейший порт региона был освобождён от нацистов. А 30 марта советские войска заняли и Данциг.

4 апреля Красная армия окончательно разгромила Восточно-Померанскую группировку противника и очистила регион от нацистов.

  • Боевые действия в ходе Восточно-Померанской операции
  • РИА Новости
  • © Ефим Копыт

Итоги операции

Уже к концу марта Красная армия освободила 52 крупных города и сотни других населённых пунктов. Закономерным итогом окончания в начале апреля Восточно-Померанской операции стало установление полного контроля над всеми районами восточного берега Одера, включая его устье, рассказал Александр Михайлов.

Также по теме«Отдали жизнь 600 тысяч солдат и офицеров»: что говорится в рассекреченном рапорте маршала Жукова об освобождении Польши В Москве вниманию общественности представлен рассекреченный рапорт командующего войсками 1-го Белорусского фронта маршала Георгия…

По словам историка, это дало возможность Красной армии начать подготовку к броску на Берлин.

«В кровопролитных боях Восточно-Померанской операции погибли более 52 тыс. советских солдат и офицеров и почти 3 тыс. польских военнослужащих. Германские войска потеряли до 90 тыс. солдат и офицеров убитыми, около 100 тыс. гитлеровцев сдались в плен. Вермахт потерял 21 дивизию, были захвачены 850 танков и штурмовых орудий, уничтожено свыше 400 самолётов, захвачено свыше 5,5 тыс. орудий и миномётов», — подчеркнул эксперт.

Изгнание гитлеровцев из Восточной Померании резко осложнило положение нацистской группировки, находящейся в курляндском котле, и очень сильно помогло союзникам, утверждает Юрий Кнутов. У берегов Померании действовала мощная немецкая военно-морская группировка, а на судостроительных и судоремонтных предприятиях находилось значительное количество кораблей, в том числе подводных лодок.

Десятки немецких судов были захвачены красноармейцами в портах и на заводах, и это позитивно сказалось на обеспечении безопасности англо-американских перевозок в Атлантике. Также Германия лишилась огромных сельскохозяйственных угодий и ряда стратегически важных предприятий военно-промышленного комплекса.

По словам историка, нельзя недооценивать и международно-политического значения Восточно-Померанской операции.

«Нацистов лишили повода для сепаратных переговоров с США и Великобританией. Западные союзники получили подтверждение мощи Красной армии и осознали неизбежность штурма Берлина советскими войсками», — отметил он.

  • Бои под Гданьском
  • РИА Новости

Кроме того, изгнание из Восточной Померании немецких войск создало предпосылки для возвращения этого региона, некогда занятого германскими государствами, в состав Польши.

«Нужно признать, что Восточно-Померанская операция была одним из сложнейших наступлений советских войск на завершающем этапе войны. Красная армия столкнулась с мощной группировкой противника, опирающейся на серьёзные укрепления, труднопроходимый рельеф и поддержку флота, но победила», — подытожил Юрий Кнутов.