Подводные лодки кригсмарине 1939 1945

Содержание

U-48 (1939)

U-48

тип VIIA
U-48
тип VIIC Служба


Германия (1939 — 1945)
Исторические данные

10 марта 1937 года Заложен

8 марта 1939 года Спущен на воду

22 апреля 1939 года Введен в строй

3 мая 1945 года Гибель

Общие данные

надв.753 / подв.857 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)

66,5 / 6,2 / 4,74 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)

ЭУ top 0 1 0 реал 1 док Экипаж

44 чел. Общая численность

4 чел. Офицеры

4 чел. Мичманы

36 чел. Матросы

Вооружение

  • 5 × 355-мм торпедных аппарата
  • 1 × 88 мм SK C/35 орудие
  • 1 × 20 мм C30 зенитка
  • 26 TMA или 39 TMB мины

Однотипные корабли

24 подводные лодки тип VIIB:
U-45 — U-55
U-73 — U-76
U-83 — U-87
U-99 — U-102

Германская подводная лодка типа VIIB U-48 является самой результативной субмариной Кригсмарине во Второй мировой войне. Изготовленная на верфи Germaniawerft в Киле в 1939 году, она совершила 12 боевых походов, потопив 55 кораблей союзников общим водоизмещением 321000 тонн. В 1941 году U-48 была переведена в учебную флотилию, где и прослужила до конца войны. Была затоплена экипажем 3 мая 1945 года неподалеку от Нойштадта.

История создания

Предпосылки к созданию

Итоги Первой мировой войны показали наступательную силу подводного флота, практически «задушившего» Великобританию морской блокадой. Из-за атак германских подлодок Антанта потеряла 12 млн.тонн своего флота, не считая 153 боевых кораблей. Поэтому условиями Версальского мирного договора разработка и строительство подводных лодок в Германии были запрещены. Данное обстоятельство вынудило Рейхсмарине искать обходные пути возрождения своего подводного флота. Немецкие судостроительные компании начали создавать заграничные конструкторские бюро, в которых разрабатывались проекты новых подводных кораблей. Для реализации вырабатываемых идей нужны были заказы, ради которых бюро шли на установление более привлекательных цен, чем у конкурентов. Убытки компенсировались финансами Рейхсмарине. Одним из наиболее ценных заказов был из Финляндии, для которой построили малую лодку Vesikko и среднюю Vetehinen, ставшими прообразом для субмарин II и VII серий.

Проектирование

Описание конструкции

Корпус

Подводная лодка U-48, как и все лодки VII серии была полуторакорпусной (легкий корпус располагался не по всему обводу прочного корпуса). Прочный корпус представлял собой цилиндр диаметром 4,7 м в районе центрального поста, сужающийся по направлению к носу и корме. Также от центра к оконечностям изменялась и толщина листа прочного корпуса (18,5 и 16,0 мм соответственно). Конструкция была рассчитана на рабочее погружение до 100—120 м, при этом надо учитывать, что запас прочности, принятый для ПЛ в германском флоте, составлял коэффициент 2,3. На практике лодки VII серии погружались на глубину до 250 м.

К прочному корпусу приваривались: носовая и кормовая оконечности, бортовые були, уравнительные цистерны, а также палубная надстройка с ограждением рубки. Пространство между прочным и легким корпусами было свободно затопляемым. Под палубной надстройкой был проложен трубопровод вентиляционной системы, оборудованы хранилища первых выстрелов к палубному орудию и зенитной пушке, спасательная шлюпка, запасные торпеды для носовых аппаратов, а также баллонов со сжатым воздухом.

Внутреннее пространство лодки было разбито на шесть отсеков, имевших различное предназначение. Отсеки отделялись друг от друга легкими переборками, рассчитанными на надводное положение ПЛ при аварии. Исключение составлял центральный пост, служивший одновременно спасательным отсеком. Его переборки были выполнены вогнутыми и рассчитаны на давление в 10 атмосфер. Отсеки нумеровались от кормы к носу для однозначности определения местоположения различных механизмов и оборудования относительно бортов корабля.

Назначение отсеков на подводной лодке U-48 (тип VIIB)

N Назначение отсека Оборудование, приборы, механизмы
1 Кормовой торпедный и электродвигателей
  • Кормовой торпедный аппарат, два электродвигателя и два компрессора сжатого воздуха (электрический и дизельный);
  • Пост энергетики, пост ручного управления вертикальным рулем и кормовыми горизонтальными рулями;
  • Запасная торпеда, дифферентная и две торпедозаместительные цистерны под палубным настилом;
  • Торпедопогрузочный люк в верхней части корпуса;
  • Кормовая балластная цистерна вне прочного корпуса.
2 Дизельный
  • Два дизеля суммарной мощностью 2800 л.с.;
  • Расходные баки дизельного топлива, цистерны с машинным маслом;
  • Баллоны со сжатым воздухом для запуска дизелей, баллон с углекислым газом для тушения пожаров.
3 Кормовой жилой («Потсдамская площадь»)
  • Четыре пары коек для унтер-офицеров, два складных стола, 36 ящичков для личных вещей экипажа;
  • Камбуз, кладовая, гальюн;
  • Аккумуляторные батареи (62 элемента), два баллона сжатого воздуха и топливные цистерна под палубным настилом.
4 Центральный пост и боевая рубка
  • Командирский и зенитный перископы;
  • Пост управления горизонтальными и вертикальными рулями, пост управления клапанами вентиляции цистерн и кингстонами, машинный телеграф, репитер гирокомпаса, индикатор ультразвукового эхолота, указатель скорости;
  • Боевой пост штурмана, стол для хранения карт;
  • Трюмная и вспомогательная помпы, насосы гидравлической системы, баллоны сжатого воздуха;
  • Балластная и две топливные цистерны под палубным настилом;
  • Боевой пост командира (рабочая часть командирского перископа, счетно-решающий прибор управления торпедной стрельбой, откидное кресло, репитер гирокомпаса, машинный телеграф, привод управления вертикальным рулем и люк для выхода на мостик) в боевой рубке.
5 Носовой жилой отсек
  • «Каюта» командира (койка, откидной столик, шкафчик), отделенная от прохода шторой;
  • Пост акустика и радиорубка;
  • По две двухъярусных койки для офицеров и оберфельдфебелей, два столика;
  • Гальюн;
  • Аккумуляторные батареи (62 элемента), боезапас палубного орудия.
6 Носовой торпедный отсек
  • Четыре торпедных аппарата, шесть запасных торпед, подъемно-транспортные и погрузочное устройства (для заряжания аппаратов и загрузки торпед в лодку);
  • Шесть двухъярусный коек, парусиновые гамаки;
  • Дифферентная и две торпедозаместительные цистерны, баллоны сжатого воздуха;
  • Ручной привод носовых горизонтальных рулей;
  • Цистерна быстрого погружения и носовая балластная цистерна вне прочного корпуса.

Непосредственно на мостике находились направляющие перископов и подставка оптического прибора управления стрельбой (UZO), использовавшегося при атаке из надводного положения, нактоуз главного компаса и люк, ведущий вниз в боевую рубку. На стенке рубки по правому борту имелась щель для выдвижной антенны радиопеленгатора. Задняя часть мостика была открыта и выходила на кормовую платформу, имевшую ограждение в виде поручней.

Энергетическая установка и ходовые качества

Энергетическая установка U-48 состояла из двух типов двигателей: дизельных для надводного хода и электромоторов для плавания в погруженном состоянии.

Два шестицилиндровых четырехтактных дизеля марки F46 фирмы Germaniawerft развивали мощность 2800 л.с., что позволяло идти в надводном положении с максимальной скоростью 17,9 узлов. При преследовании конвоя часто использовали одновременно и дизели и электромоторы, что давало дополнительно около 0,5 узла скорости. Максимальный запас топлива составлял 113,5 т и обеспечивал дальность плавания 10-узловым ходом до 9700 миль. Для сгорания топлива воздух в дизели подавался по трубопроводу, проложенному к ограждению рубки между прочным и легким корпусом, а для отвода выхлопных газов каждый дизель был снабжен выхлопными патрубками.

Движение под водой обеспечивалось двумя электромоторами AEG GU 460/8-276 суммарной мощностью 750 л.с. Двигатели питались от аккумуляторной батареи 27-МАК 800W, состоящей из 124 элементов. Максимальная скорость движения под водой составляла 8 узлов, радиус действия в подводном положении — 90 миль при 4 узлах и 130 миль при 2 узлах. Зарядка батареи осуществлялась от работающих дизелей, соответственно лодка должна была находиться на поверхности.

Погружение U-48 осуществлялось за счет заполнения водой балластных цистерн, всплытие — за счет их продувания сжатым воздухом и отработанными газами дизелей. Время срочного погружения лодки составляло 25-27 секунд при слаженной работе экипажа.

Экипаж и обитаемость

Экипаж U-48 состоял из 44 человек: 4 офицеров, 4 старшин, 36 унтер-офицеров и матросов.

Офицерский состав включал в себя командира лодки, двух вахтенных начальников и главного механика. Первый вахтенный начальник исполнял функции старпома, заменял командира в случае его гибели, либо ранения. Кроме этого, он отвечал за работу всех боевых систем подводной лодки и руководил торпедной стрельбой в надводном положении. Второй вахтенный начальник отвечал за впередсмотрящих на мостике, управлял артиллерийской и зенитной стрельбой. Также он был ответственным за работу радистов. Главный механик отвечал за управлением движения подводной лодки, работу всех ее небоевых механизмов. Кроме этого он отвечал за установку подрывных зарядов при затоплении лодки.

Четверо старшин исполняли функции штурмана, боцмана, дизелиста и управления электромоторами.

Личный состав унтер-офицеров и матросов делился на команды по различным специализациям: рулевые, торпедисты, машинная команда, радисты, акустики и т. д.

Обитаемость на U-48, как и всех подлодках VII серии была одной из наихудших по сравнению с подводными лодками других флотов. Внутреннее устройство было направлено на максимальное использования тоннажа лодки для ее боевого применения. В частности, количество коек едва превышало половину численности экипажа, один из двух имеющихся гальюнов практически всегда использовался под продуктовый склад, капитанская каюта представляла собой уголок, отгороженный от прохода обычной ширмой.

Характерно, что кормовой жилой отсек, где располагались унтер-офицеры имел прозвище «Потсдамская площадь» из-за постоянно царившего здесь шума от работающих дизелей, разговоров и команд на центральном посту и беготни экипажа.

Вооружение

Минно-торпедное вооружение

Главным оружием U-48 было торпедное. На лодке были установлены 4 носовых и 1 кормовой 533-мм торпедных аппаратов. Запас торпед составлял 14 штук: 5 в аппаратах, 6 в носовом торпедном отсеке, 1 в кормовом торпедном отсеке и 2 снаружи прочного корпуса в специальных контейнерах. Выстрел из ТА производился не сжатым воздухом, а при помощи пневматического поршня, что не демаскировало лодку при запуске торпед.

На U-48 использовались два типа торпед: парогазовая G7a и электрическая G7e. Обе торпеды несли одинаковый боевой заряд весом 280 кг. Принципиальное различие заключалось в двигателе. Парогазовая торпеда приводилась в движении сжатым воздухом и оставляла на поверхности хорошо заметный пузырьковый след. Электрическая торпеда двигалась аккумуляторной батареей и была лишена этого недостатка. В свою очередь, парогазовая торпеда обладала лучшими динамическими характеристиками. Ее максимальная дистанция хода составляла 5500, 7500 и 12500 м при 44, 40 и 30 узлах, соответственно. Дальность хода модели G7e составляла только 5000 м 30-узловым ходом.

Торпедная стрельба осуществлялась с помощью счетно-решающего прибора (СРП) TorpedoVorhalterechner, установленного в боевой рубке. Командир и боцман вводили в СРП ряд данных о лодке и атакуемой цели, а прибор в течении нескольких секунд вырабатывал установки для торпедного выстрела и передавал их в отсеки. Торпедисты вводили данные в торпеду, после чего командир производил выстрел. В случае атаки из надводного положения использовался также пьедестал надводной прицельной оптики UZO (UberwasserZielOptik), установленный на мостике лодки.

Конструкция торпедных аппаратов позволяла использовать их для минных постановок. Лодка могла взять на борт неконтактные донные мины двух типов: 24 TMC или 36 TMB.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Артиллерийское вооружение U-48 состояло из 88-мм орудия SK C35/L45, установленного на палубе перед ограждением рубки. Под палубным настилом хранились снаряды первой подачи, основной боезапас размещался в в носовом жилом отсеке. Боекомплект орудия составлял 220 снарядов.

Для защиты от авиации на верхней платформе ограждения рубки было установлено 20-мм зенитное орудие Flak30.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

В качестве средств наблюдения на U-48 при нахождении лодки в надводном, либо позиционном положении использовались цейсовские бинокли с многократным увеличением. Бинокль вахтенного офицера использовался также как часть UZO при надводной торпедной атаке. В подводном положении использовались командирский или зенитный перископы.

Для связи со штабом и другими подлодками использовалось радиооборудование, работающее на коротких, средних и сверхдлинных волнах. Основной считалась коротковолновая связь, которая обеспечивалась приемником E-437-S, двумя передат­чиками, а также выдвижной антенной в левом крыле ограждения мостика. Средневолновое оборудование, предназначенное для связи между лодками, состояло из приемника Е-381-S, передатчика Spez-2113-S и небольшой вы­движной антенны с круглым вибратором в правом крыле ограждения мостика. Эта же антенна играла роль радиопеленгатора.

Кроме оптики, для обнаружения противника подводная лодка использовала акустическую аппаратуру и радар. Шумопеленгация обеспечивалась 11 гидрофонами, установленными в носовой части легкого корпуса. Радарная разведка проводилась с помощью FuMO 29. Дальность обнаружения крупного корабля составлял 6-8 км, самоле­та — 15 км, точность определения направления — 5°.

Посты акустика и радиста были расположены по соседству с капитанской «каютой», чтобы командир в любое время мог первым получить информацию об изменившейся обстановке.

История службы

Командиры

  • 22 апреля 1939 — 20 мая 1940 капитан-лейтенант Herbert Schultze (Рыцарский крест с дубовыми листьями)
  • 21 мая 1940 — 3 сентября 1940 корветтен-капитан Hans Rudolf Rösing (Рыцарский крест)
  • 4 сентября 1940 — 16 декабря 1940 капитан-лейтенант Heinrich Bleichrodt (Рыцарский крест с дубовыми листьями)
  • 17 декабря 1940 — 27 июля 1941 капитан-лейтенант Herbert Schultze (Рыцарский крест с дубовыми листьями)
  • август, 1941 — сентябрь, 1942 обер-лейтенант цур зее Siegfried Atzinger
  • 26 сентября 1942 — октябрь, 1943 обер-лейтенант цур зее Diether Todenhagen

См. также

  • ВМС Германии
  • Первая мировая война
  • Вторая мировая война
  • Кригсмарине

Награды

Литература и источники информации

Кригсмарине

Подводные лодки 1939-1945

Активные темы

  • Медведев предложил продавать нефть по принципу take or pay (48)

    mjksn Инкубатор 01:32

  • «Трамп, @лядь, денег напечатал». (1)

    ЗлойПрапор Инкубатор 01:31

  • В России планируют продлить режим самоизоляции (257)

    БашКом События 01:31

  • “Сейчас они нам будут п*здюлей давать” (29)

    sborod Инкубатор 01:31

  • Как прожить на 13000р ?Спб. (59)

    dremakaus Инкубатор 01:31

  • И снова о коронавирусе! А что там у хохлов? (0)

    Glucklich Инкубатор 01:31

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (290)

    sellinger Инкубатор 01:30

  • Очередной факап Приват Банка (26)

    Adaril Инкубатор 01:30

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (371)

    Latgelo События 01:30

  • Кучка картинок №4 (150)

    3Deffect Картинки 01:29

  • Культурный слой — обман археологов? (349)

    bobbax Картинки 01:29

  • Как я друга на ЯПе нашёл (51)

    Lastochka79 Зверье 01:29

  • Водитель скорой помощи из Старого Оскола рассказал как на самом … (35)

    Цифра Инкубатор 01:29

  • Несколько картинок (113)

    Kettah Картинки 01:29

  • Запрещенная правда. (55)

    RealVor Инкубатор 01:28

Особенности кораблей кригсмарине типа “Дойчланд”

Корабли типа «Дойчланд» произвели фурор в кораблестроительным мире из-за своей необычной силовой установки: впервые на столь крупных кораблях были установлены дизели. Почти все крупные корабли в то время традиционно оснащались паровыми турбинами. На «Дойчланде», «Шеере» и «Шпее» стояло по четыре двухтактных дизеля фирмы MAN, работавших на два гребных винта через редукторы фирмы Вулкан. Силовая установка суммарной мощностью 54 000 л.с. позволяла развивать кораблю скорость полного хода в 26 узлов, а на испытаниях все три корабля развили скорость в 28 узлов.

Рисунок камуфляжа на правой стороне носовой надстройки «Шпее». В верхней части надстройки над оптическим дальномером смонтирована антенна РЛС FuMO-22, РЛС установили в 1938 г., через два года после того, как на корабле появился экспериментальный вариант данной РЛС. Снимок сделан в Монтевидео.

Необычный выбор силовой установками объяснялся меньшими габаритами и массой дизелей по сравнению с паровыми турбинами. В этом плане немцы промахнулись – при выполнении аналитического синтеза параметров гипотетической силовой установки перспективного корабля они исходили из параметров паровых турбин времен Первой мировой войны. Однако, техника развивалась стремительно и в 20-е годы появились компактные, легкие и мощные паровые турбины высокого давления. Новые турбины оказались меньше по размерам и легче установленных на «Дойчланде» дизелей при той же мощности. Дизели при работе создавали меньший, чем паровая турбина, шум, зато сообщали кораблю потрясающую вибрацию. Недостатки дизелей, особенно вибрация, привели к тому, что на третий корабль серии, «Адмирал граф Шпее», хотели ставить турбины, но все-таки оставили дизели.

В то же время у дизелей имелось два принципиальных преимущества перед турбинами. Первое: чтобы вывести дизель на полную мощность требовалось всего несколько минут, в то время как у некоторых турбин такой переход исчислялся часами. Второе и самое главное: высокая экономичность. Так «Дойчланд» мог пройти на одной заправки 20 000 морских миль (37 062 км) – в два-три раза больше, чем сходный по водоизмещению корабль с паровыми турбинами. Высокая приемистость и уникальная экономичность дизелей превращали корабли типа «Дойчланд» в идеальные рейдеры.

Корабли получились примерно на 10 % больше верхних пределов ограничений, установленных в Версале. Стандартное водоизмещение «Дойчланда» составляло примерно 11 000 – 12 000 т. Нарушения ограничений Версальского договора, допущенные при строительстве «Дойчланда», не стали секретом для большинства специалистов, но союзники закрыли в очередной раз глаза на нарушение Германией условий Версальского договора. Шум подняли только англичане – да кто этих британцев слушать-то будет! Полное водоизмещение «Дойчланда» в годы войны составляло примерно 16 000 т. Размерения корабля при спуске были следующими: длина по ватерлинии 181,7 м, полная длина – 186 м, ширина – 20,6 м, осадка при стандартном водоизмещении – 5,8 м, при полном – 7,2 м. «Адмирал Шеер» получился более «полным» – ширина при спуске составляла 21,3 м, осадка при полном водоизмещении – 7,3 м. «Шпее» получился еще потолще – ширина 21,6 м, полная осадка 7,4 м. «Дойчланд» 15 ноября 1939 г. переименовали в «Лютцов». На «Лютцове» и «Шпее» позже установили заостренный «клипперный» нос, в результате чего длина кораблей возросла до 187,9 м.

Толщина главного броневого пояса на «Дойчланде» и «Шеере» составляла 60 мм – всего-то, бронирование лобовой части штурмового орудия StuG III было доведено до 80 мм и считалось недостаточным. На «Шпее» толщину броневого пояса довели до 80 мм. Все три корабля имели внутреннюю бронеперегородку толщиной 45 мм у «Дойчланда» и 40 мм у «систершипов». Толщина броневой палубы на «Дойчланде» составляла 45 мм, на «Шеере» и «Шпее» – 40 мм. Толщина бронированных поперечных перегородок между бронепалубой и основной палубой составляла 20 м.

Численность экипажа кораблей варьировалась от 619 человек в мирное время до 1340 в военное (включая призовые экипажи для захваченных в рейде судов).

Главный калибр карманного линкора «Дойчланд» состоял из шести 280-мм орудий SK С/28, по три орудия в двух башнях, одна башня впереди, вторая – сзади. Разработка этих пушек началась в 1928 г., по своим характеристикам они значительно превосходили аналогичные морские орудия периода Первой мировой войны. Длина ствола пушки SK С/28 составляла 54,5 калибра (1526 см). Орудия посылали снаряд массой 315 кг с начальной скоростью 890 м/с на дальность 23,35 морских миль (43,3 км). Скорострельность составляла 2,5 выстрела в минуту. Максимальная дальность стрельбы достигалась при угле возвышения ствола 45 градусов. Вспомогательное вооружение корабля состояло из восьми 150-мм орудий SK С/28, пушки ставились на одиночных станках, прикрытых щитами.

На «Дойчланде» стояла зенитная батарея из трех одиночных 88-мм пушек SK С/ 31. Со временем средства ПВО всех трех кораблей серии были усилены, максимум ПВО был достигнут на «Лютцове»: шесть 105-мм пушек SK С/33 в спаренных установках, шесть 40-мм пушек Бофорс Flak-28 в одиночных установках, четыре 37-мм пушки Flak M43 в спаренных установках, 26 одиночных, спаренных и счетверенных установок Flak-38 калибра 20 мм. Все три корабля были вооружены восьмью 533-мм торпедными аппаратами каждый. Торпедные аппараты стреляли парогазовыми торпедами G7 длинной 7 м и массой 1528 кг.

Скорость торпеды – 40 узлов, дальность хода 7,7 морских мили (14,3 км), но при экономичной скорости в 30 узлов. Масса боевой части торпеды – 320 кг.

Пассажиры германского океанского лайнера приветствуют «Дойчланд» взмахами рук в нацистском приветствии, 1938 г. В ходе ремонта, последовавшего за бомбардировкой корабля в районе Ибице, на нем была смонтирована большая стрела крана для подъема гидросамолета и модернизирована фок-мачта. Верхняя часть дымовой трубы окрашена в черный цвет – не так заметна оседающая здесь копоть. Полосы «испанского патруля» накрашены на обоих башнях главного калибра.

Лодки IX серии крейсерского класса надводным водоизмещением более 1000 тонн изначально предназначались для действий в океане. Первые лодки IX серии имели радиус действия, достаточный для операций в Южном полушарии, и совершали продолжительные плавания в Южной Атлантике. Более поздние версии с еще большим запасом хода оказались способными без дозаправки достигать Индийского и даже Тихого океана. Однако они всё-таки были слишком крупными кораблями, обладавшими недостаточной маневренностью даже по требованиям первых военных операций, за что и получили от подводников прозвище “морская корова”.
Средние лодки VII серии надводным водоизмещением от 750 тонн стали хребтом германского подводного флота (построено 703 единицы – 60% от всего количества построенных нацистами лодок), являясь лучшими в мире лодками на начало Второй мировой войны.
Однако быстрое развитие противолодочных мер у союзников привело к тому, что уже в 1941г. потери лодок старой конструкции начали существенно расти. Немецкое командование не отреагировало своевременно на динамику потерь подводного флота и предпочло развернуть массовый выпуск улучшенных, но всё тех же довоенных серий.

Немецкая подводная лодка в разрезе

1942 год уже со всей очевидностью показал, что для успешных действий против флота союзников требуются совершенно новые лодки: менее шумные, способные долго и с достаточной скоростью передвигаться под водой, а также эффективно обнаруживать противника и атаковать без выдвижения перископа. Нацисты вспомнили о разработках 1938г. – турбинах Г.Вальтера, которые могли работать под водой. Но время уже было упущено, а эксперименты с новыми лодками требовали времени. Тем не менее, в 1943г. были разработаны лодки XVII и XVIII серии. К тому времени, однако, стало ясно, что немецкая промышленность не в состоянии обеспечить перекисью водорода прожорливые турбинные установки.
В связи с этим от последней разработки – XVIII серии – отказались, спешно переработав конструкцию почти готовой лодки под дизеля и электромоторы. Лодка, получившая обозначение XXI, стала лучшим проектом времен Второй мировой войны. Немцы настолько улучшили привычные технические решения, что избавились от большинства недостатков прежних серий. Аналогичные решения тут же были реализованы в малой лодке XXIII серии. Однако боеготовые лодки поступили в Кригсмарине только в марте 1945г., – война была уже проиграна.
Кроме торпедонесущих субмарин, нужно упомянуть и о других типах лодок. Еще в начале войны, ввиду высокой эффективности минных полей, перспективной казалась разработка минных заградителей. X серия лодок задумывалась именно как минзаг. Однако установка мин через торпедные аппараты обычных лодок оказалась достаточно эффективной, поэтому X серию переориентировали в транспортные лодки, в которых подводный флот Германии действительно нуждался. Их задачей было снабжение других лодок торпедами и топливом, а также транспортировка ценных грузов между портами. Выпустили даже специальную лодку для этих целей – XIV серии. Результативной такую работу по снабжению можно признать только в период до весны 1943г., – в дальнейшем большинство неповоротливых транспортных субмарин было уничтожено союзниками.

Современные подводные лодки в сравнении с лодками второй мировой войны.

Нацистами выпускались также лодки-малютки, предназначенные для диверсионных операций под носом у врага. Направление было перспективным, но приступили к его освоению опять же только тогда, когда лодки среднего и большого класса начали терять свою эффективность. Поэтому значительных результатов немцы просто не успели добиться.

Торпедные аппараты немецких лодок

Что касается размеров и водоизмещения лодок времен войны и современных, то вот информация для интереса. Длина самой большой немецкой лодки X серии – 90 м, полное водоизмещение – 2500 т. Сегодня атомные субмарины кажутся огромными бочкообразными монстрами по сравнению даже с этой лодкой. Они имеют полное водоизмещение 8 000 – 30 000 т при длине 120-170 м. На рисунке – самая популярная немецкая лодка VIIC в сравнении с нашим проектом 941 “Акула” (длина 67 м против 171 м по КВЛ, полное водоизмещение 870 т против 49 800 т).

Лодки XXIII серии

Эльфкену пришла очередная идея: если XXI серия станет новой лодкой океанского типа, то почему бы по ее образцу не создать новую лодку прибрежного типа? Пусть это будет упрощенный вариант малого водоизмещения с теми же принципами работы: мощная электроустановка для подводного хода и аккумуляторы повышенной емкости. Такую лодку можно будеть создать в короткий срок – возможно, даже быстрее, чем ее большую океанскую сестру. Привычная и малозатратная дизель-электрическая силовая установка не потребует длительной доводки, и серия быстро войдет в строй. Этот вариант представлялся все-таки интереснее, чем производство малых парогазотурбинных лодок XXII серии, имеющих даже в проекте существенные недостатки.

Дёниц одобрил идею, но поставил два условия:

1. лодка должна вооружаться стандартными 7-метровыми торпедами (вместо специальных укороченных торпед длиной 5,5 м у малых ПЛ XXII серии);

2. она должна быть приспособлена к транспортировке по железной дороге.

Второй раз подряд с легкой руки Эльфкена был дан старт к разработке субмарины, альтернативной лодкам Вальтера. На проектные работы отводилось чуть больше месяца. В начале августа 1943 г. проект прибрежной лодки XXIII серии был представлен Дёницу. То, что легло на его стол, имело все шансы стать высокоэффективным подводным оружием ближнего действия.
Как и океанская “электролодка”, XXIII серия получила электродвигатель, близкий по мощности к дизельной установке. Геометрия корпуса была рассчитана в первую очередь на движение под водой. В результате расчетная скорость подводного хода составила 13 узлов, что значительно превышало возможности устаревших субмарин (6,9-7,4 узлов) и вполне подходило для преследования транспортных кораблей.

По дальности подводного плавания “электролодка” значительно опережала имевшиеся аналоги (4-мильным ходом – 175 миль против 56 миль у серии IID и 96 миль у серии XXII). Правда, из-за меньшего запаса топлива она уступала довоенным образцам в дальности плавания под дизелем (8-мильным ходом – 2600 миль против 5700 миль у той же IID). Однако у парогазотурбинной XXII серии дальность надводного хода была вообще 1550 миль. К слову, газотурбинная лодка перед XXIII серией имела только один значительный плюс – способность развивать под водой скорость до 20 узлов. Минусов же оказалось слишком много. Поэтому в августе 1943г. в негласном конкурсе между проектами ПЛ XXII и XXIII командующий Кригсмарине сделал выбор в пользу “электролодок”.

Устройство

Корпус

На большей части длины ПЛ XXIII серии имела однокорпусную конструкцию с поперечными сечениями в виде “восьмерки”, в нижнем сегменте которой располагалась аккумуляторная батарея. В кормовой части корпус имел такую же форму и компоновку оперения, как и ПЛ XXII серии конструкции Г. Вальтера – плоская корма с вертикальным рулем, расположенным за гребным винтом, горизонтальными рулями и стабилизаторами в килевой части корпуса. ПЛ практически не имела надстройки (только рубку), и при малом конструктивном запасе плавучести (около 10%) сам корпус едва возвышался над водой. В то же время высокое ограждение рубки (около 3,6 м, или почти 80% высоты корпуса) позволяло плавать в надводном положении даже в свежую погоду.

Прочный корпус делился легкой переборкой на две части. В кормовой части размещалась энергетическая установка – дизель, главный и малошумный электродвигатели, пост управления двигателями. В носовой части находились казенные части торпедных аппаратов, жилые помещения, центральный пост, радиорубка, гирокомпас и аккумуляторная батарея. Условия обитаемости были достаточно жесткими, но затесненность и ограниченное пространство всегда отличали подводные лодки, особенно столь малого водоизмещения.

Продольный разрез лодки:

1 — вертикальный руль; 2 — э/двигатель подкрадывания, 3 — гребной э/двигатель GU-4463, 4 — дизель PS348, 5 — газовыхлопная шахта; 6 — шахта подачи воздуха для дизеля; 7 — шнорхель; 8 — перископ; 9 — штыревая радиоантенна; 10 – контейнер спасательного плота; 11 — гирокомпас, 12 — жилые помещения; 13 — торпедный аппарат; 14 — обтекатель гидроакустической станции (ГАС) «GHG-Anlage»; 15 — аккумуляторные ямы.

Силовая установка

На малой лодке было решено применить одновальную (с одним гребным винтом) энергетическую установку, в которую входили:

– шестицилиндровый дизель MWM RS348 номинальной мощностью 630 л.с. (некоторые источники утверждают, что 576 л.с.), созданный для дизель-генераторов линкоров типа “Bismark” и испытанный в этом же качестве на ПЛ IXD2 серии;

– главный ГЭД (гребной электродвигатель) AEG GU 4463/8 мощностью 572 л.с., который был форсированной модификацией ГЭД средней ПЛ VIIС серии;

– ГЭД подкрадывания BBC CCR188 мощностью 35 л.с.;

– аккумуляторная батарея с одной группой из 62 двойных элементов типа 2*21MAL740W (половина батареи океанской ПЛ IX серии), обеспечивающая напряжение 240 В.

Как и на ПЛ XXI серии, привод на валопровод от главных двигателей осуществлялся через понижающий редуктор, а от ГЭД подкрадывания – с помощью текстропной передачи. Лодка оснащалась “шнорхелем”, повышавший ее скрытность при зарядке батареи и на переходах в перископном положении под дизелем.

Из всех механизмов обесшумливался только электромотор подкрадывания, поскольку маршевый электромотор предполагалось использовать при отсутствии противника, а гидролокатор мог засечь любую субмарину вне зависимости от того, шумела она или нет.

Интересно отметить, что трехлопастный гребной винт был несоизмеримо большого диаметра – 1,78 м (для сравнения даже у океанской крейсерской лодки типа I довоенного проекта винты были меньшего диаметра – 1,65 м). Так обеспечивалось более бесшумное движение в подводном положении.

Вооружение
ПЛ XXIII серии вооружалась двумя носовыми торпедными аппаратами (по одному с каждого борта) для семиметровых торпед. Запасных торпед и зенитно-артиллерийского вооружения лодка не имела в силу своих ограниченных размеров. Зарядка торпедных аппаратов производилась только на базе через передние крышки, для чего требовалось создать дифферент на корму около 5°. Впервые на боевой лодке торпеды выходили из труб не только под давлением сжатого воздуха, но и за счет собственного двигателя.

Боезапас в 2 торпеды на борту – один из самых серьезных недостатков проекта. “Электролодка” могла выполнить, как правило, только одну атаку, после чего ей нужно было возвращаться на базу. Причем не имея никакого оружия для самообороны.

Средства обнаружения противника

В отличие от лодок XXI серии, малая “электролодка” оснащалась сокращенным комплектом средств наблюдения. Первичный поиск целей осуществлялся с помощью шумопеленгаторной станции “GHG-Anlage”. Активного гидролокатора, способного различать близкие цели из-под воды, ПЛ XXIII серии не имела, поэтому для торпедной атаки ей приходилось по старинке всплывать под перископ. Причем навигационный перископ отсутствовал, – имелся только боевой. Лодка не имела и поискового радиолокатора, что в конечный период войны можно расценивать, как существенный недостаток.

От проекта к строительству

После одобрения проекта на выпуск рабочих чертежей в бюро “Gluckauf” и постройку первой ПЛ в Финкенвердере отводилось всего 7 месяцев. Предполагалось ежемесячно строить до 20 лодок XXIII серии, что по затратам было эквивалентно 5-6 океанским ПЛ. Головная ПЛ должна была вступить в строй в феврале 1944г. Основным строителем определили “Deutsche Werft” в Финкенвердере около Гамбурга. В августе 1943 г. этой верфи выдали контракт на постройку 140 новых лодок, из них 50 кораблей для Северного моря и прибрежных районов Атлантики она должна была строить сама, а 90 лодок для Средиземного и Черного морей намечалось собрать из готовых блоков за рубежом: по 30 ПЛ на верфях “Arsenal” в Тулоне и “Ansaldo” в Генуе, по 15 ПЛ на верфи “Contiere Riuntini” около Триеста и в Николаеве (рассматривался также вариант сборки ПЛ в Одессе). Все заказы на зарубежную сборку были выданы 20 сентября 1943г. (и аннулированы 1 мая 1944г.).

Для ПЛ XXIII серии решили использовать модульную технологию сборки с привлечением множества поставщиков оборудования и корпусных конструкций – так же, как и для лодок XXI серии. Для этого корпус ПЛ XXIII серии делился на 4 блока, каждый из которых мог перевозиться по железной дороге. По сравнению с тяжеловесными блоками лодок XXI серии, перевозившимися только на понтонах, это значительно упрощало транспортировку “сырых” секций (корпусных конструкций блоков) от изготовителя до верфи. Не только окончательная сборка лодок, но и все монтажные работы внутри модулей проводились в пределах одной верфи (для XXI серии технология сборки была иной). Для этого на “Deutsche Werft” использовался новый цех с четырьмя сборочными линиями, на которых проводилось насыщение “сырых” секций оборудованием, прокладка коммуникаций, сборка ПЛ из блоков и достроечные работы. Продолжительность всего технологического цикла определили в 8 недель – рекордно короткий срок!

Строительство

Задержки изготовления и поставок оборудования, сложности освоения новой технологии, потери от авианалетов союзников сорвали первоначальные планы. Кроме того, в ходе строительства выяснился серьезный просчет – фактическая масса лодок превысила расчетную. Для компенсации перегрузки и увеличения плавучести в районе носовых помещений потребовалось врезать дополнительную секцию 3-А длиной 2,2 м, получившую название “Эльфкен-секция” в “честь” виновника просчета, директора бюро “Gluckauf”, пресловутого профессора Эльфкена. И хотя водоизмещение возросло почти на 20 т (около 7%), в результате такого конфуза условия размещения аккумуляторной батареи и жилых помещений заметно улучшились.

Из-за перечисленных задержек сборка головной ПЛ U-2321 была начата на “Deutsche Werft” только 10 марта 1944г. Первую лодку – U-2321 – спустили 17 апреля 1944г. к юбилею Гитлера, но из-за спешки лодка была в низкой степени готовности. В результате достройка на плаву растянулась на 2 месяца, и лодку сдали только 12 июня 1944г.

Между тем динамика войны в Европе вызвала территориальные изменения. В марте 1944г. немцев выбили из Николаева, а в апреле – из Одессы. Весной 1944г. войска США провели успешную наступательную операцию в центральной Италии, 6 июня союзники открыли второй фронт на западе Франции. Итак, к лету 1944 г. планы строительства лодок XXIII серии на зарубежных верфях оказались под угрозой, потребность в прибрежных лодках, способных бороться с потоками снабжения для войск, действующих в Европе, возросла, а необходимость в подводных лодках для Черного моря теперь уже отпала. 1 июня 1944г. принимается новая кораблестроительная программа Германии, предусматривавшая строительство 260 лодок XXIII серии. К концу 1944г. ежемесячный темп сдачи должен был достичь максимума – 18 ПЛ. Затем выпуск лодок предусматривалось постепенно снизить и с марта 1945г. стабилизировать на уровне 10 ПЛ в месяц.

Однако в сентябре, оценив стремительное изменение ситуации на суше, руководство Германии решает полностью отказаться от сборки малых “электролодок” за рубежом и вернуть отправленные туда “сырые” секции и блоки с оборудованием. Компенсировать сокращение производственных мощностей должно было подключение верфи “Germaniawerft” в Киле, которая получила контракт на строительство 48 ПЛ. Согласно сентябрьской программе, до конца 1945г. предстояло построить 185 ПЛ XXIII серии, в том числе 56 в 1944г. Новым акцентом сентябрьской программы стал постепенный перевод сборки ПЛ XXIII серии с “Deutsche Werft” в бункеры-укрытия, находящиеся в районе Киля, где строительство лодок должно было вестись силами “Germaniawerft”. В укрытии “Kilian” предполагалось производить установку в блоках оборудования и механизмов, а в укрытии “Conrad” – вести блочную сборку. С мая 1945 г. ПЛ XXIII серии планировалось строить только в защищенных железобетонных бункерах-укрытиях.

После потери Рура стал остро сказываться дефицит стали, которая прежде всего направлялась на изготовление танков. Не хватало квалифицированной рабочей силы, все больший урон наносили налеты авиации. В результате из 150 запланированных до конца войны подводные силы Кригсмарине получили всего 63 лодки XXIII серии (U-2321 – U-2371, U-4701 – U-4712, и последнюю – U-4714, которую спустили на верфи “Германия-Верфт” в Киле 26 апреля 1945г.).

В ходе строительства предпринимались попытки усовершенствовать проект. С конца 1944 г. была начата облицовка корпусов лодок XXIII серии противогидролокационным покрытием “Alberich”, получившим свое название в честь обладателя шапки-невидимки из сказания о Нибелунгах. Покрытие представляло собой резиновые листы толщиной 4 мм с внутренними воздушными полостями (рупорами) и обеспечивало снижение уровня отраженного эхо-сигнала в диапазоне частот 10-18 кГц. Работы над подобными покрытиями начались в Германии для защиты от британских гидролокаторов еще в 1940 г. Однако их применение задержалось из-за ненадежности приклейки и падения эффективности покрытия, когда на глубине происходило обжатие воздушных рупоров. К началу 1944 г. специалистам концерна “IG Farbenindustrie” удалось решить технологические проблемы нанесения покрытия. Первой лодкой с покрытием “Alberich” должна была стать U-4709. Затем намечалось наносить покрытие ежемесячно на 2-3, а с апреля 1945 г. на 6 ПЛ. Однако облицовка покрытием оказалась достаточно трудоемкой операцией и для U-4709 затянулась до февраля 1945 г. Намеченные планы вновь остались нереализованными.

Испытания

Испытания лодок XXIII серии проходили вполне гладко и, в отличие от ПЛ XXI серии, не преподнесли неожиданных сюрпризов. Существовавшие сомнения в прочности “восьмерочной” конструкции прочного корпуса были развеяны успешным погружением ПЛ U-2324 в январе 1945г. на испытательную глубину 150 м (рабочая глубина погружения – 100 м, разрушающая – 250 м).

Проведенные в октябре-ноябре 1944 г. первые пробеги на мерной миле показали необходимость сокращения площади вырезов в оконечностях и на ограждении рубки. После ряда экспериментов остановились на ликвидации трети всех вентиляционных отверстий и шпигатов, что позволило U-2321 и U-2330 развить максимальную подводную скорость около 12,5 узлов, что было на 0,5 узла меньше расчетной. Недобор скорости стал общей болезнью всех скоростных подводных лодок Германии – и “электролодок”, и лодок Г.Вальтера. Сказывались недостатки методик расчетов ходкости и экспериментов, проводившихся Гамбургским и Венским опытовыми бассейнами.

Под ГЭД подкрадывания ПЛ XXIII серии показала скорость 4,8 уз и могла пройти до 215 миль с экономической скоростью 2,5 узла. При этом шумность лодки была столь мала, что ее практически невозможно было обнаружить корабельными шумопеленгаторными станциями.

В надводном положении ПЛ XXIII серии с трудом развивала скорость более 9 узлов. Лодка, имевшая малый надводный борт, зарывалась носом в создаваемую волну, что приводило к резкому росту сопротивления. Надводная скорость новой малой лодки оказалась в 1,5-2 раза меньше скорости обычных малых и средних ПЛ. В ходе испытаний выяснилось, что под “шнорхелем” ПЛ XXIII серии может идти со скоростью около 11 уз, то есть быстрее, чем в надводном положении.

Испытания выявили и другую особенность ПЛ XXIII серии – чрезвычайно быстрое погружение. Система погружения была предельно упрощена. Достаточно было открыть клапаны вентиляции, и бескингстонные цистерны главного балласта (ЦГБ) за 20 секунд заполнялись водой. На ходу при использовании горизонтальных рулей полное погружение происходило всего за 14 секунд. При этом лодка обычно имела крутой дифферент на нос. Эта особенность, полезная в боевых условиях, требовала от экипажа особой четкости в выполнении маневра погружения. Но она же оказалась роковой для лодки U-2331, которая затонула 10 октября 1944 г. в Данцигском заливе в районе города Хела (ныне польский город Хель). После подъема лодки было установлено, что экипаж пытался дать реверс, но это только усугубило аварийную ситуацию, и лодка уже не смогла всплыть на поверхность.

Новые лодки продемонстрировали приемлемую управляемость, как в надводном, так и в подводном положении. При полной перекладке вертикального руля диаметр подводной и надводной циркуляции составлял около 300 м или 8,5 длин корпуса.

Участие в боевых действиях

Из 63 полученных флотом лодок фактически только шесть лодок участвовали в войне (U-2321, U-2322, U-2324, U-2326, U-2329, U-2336). Начиная с февраля 1945г., они совершили 10 боевых походов из норвежских баз Северного моря (Кристиансанн и Ставангер) к восточному побережью Британии и к устью Темзы. Во время этих походов тремя лодками было потоплено четыре каботажных судна противника общим тоннажем 7393 брт, несколько судов повреждено, причем без собственных потерь.

После получении 4 мая 1945г. приказа о прекращении войны на море командиры лодок ХХIII серии проявили упорство и продолжили охоту на противника. Они остались в море даже после повторного приказа от 7 мая, в соответствии с которым им надлежало всплыть, донести по радио свои координаты и следовать в назначенный порт в надводном положении.

Так, командир U-2336 корветен-капитап О.Клусмеер 8 мая атаковал конвой у входа в залив Ферт-оф-Форт. Одним залпом он потопил норвежское судно «Sneland I» и британское «Avondale Park», a затем благополучно уклонился от британских поисковых групп, пытавшихся обнаружить ИЛ. Эта атака стала последним успехом германских подводных лодок во второй мировой войне.

Еще одна ПЛ U-2326 (командир – оберлейтенант К.Джобст) также не подчинилась приказу от 7 мая. Она безрезультатно находилась па боевой позиции до 10 мая, после чего вернулась в базу в подводном положении.

Послевоенный период

Из общего числа лодок XXIII серии 8 лодок по тем или иным причинам погибли, 27 — были затоплены своими экипажами в рамках операции “Регенбоген”, 20 – потоплены при проведении операции “Дедлайт”. Только три лодки пережили войну, одна из них, U-4706, вошла в состав ВМС Норвегии, две – U-2326 и U-2353 – получила Великобритания, впоследствии одна из них (U-2353) была передана СССР. Ещё две лодки, U-2365 и U-2367, были подняты Германией в 1950-х годах, получили имена “Hai” и “Hecht” и после ремонта служили для подготовки подводников возрождающегося германского флота.

Оценка проекта

Как пишет бывший гросс-адмирал К.Дёниц в одной из своих книг, командиры отзывались о лодках ХХIII серии так: “Это – идеальная лодка для непродолжительных действий вблизи побережья. Она быстроходна, обладает хорошей маневренностью, проста в управлении. Незначительные размеры лодки затрудняют возможность обнаружения и поражения ее противником. Он может лишь предполагать о присутствии лодки, но установить точно ее местонахождение трудно.”

Называемые часто “электролодками” (нем. elektroboot), эти корабли вместе с более крупными собратьями типа XXI впервые в мире были ориентированы на постоянное нахождение под водой, став таким образом первым проектом не ныряющих, а действительно подводных лодок. Причем лучших немецких лодок времен Второй мировой. Однако мини-электролодки не оказали серьезного влияния на послевоенное развитие мирового подводного флота, в отличие от лодки типа XXI. Эпоха малых лодок прошла.

Кригсмарине – германский военно-морской флот

Германский военно-морской флот, кригсмарине, в 1939 г. являлся самым небольшим по численности видом вооруженных сил Германии, занимая скромное третье место после армии и люфтваффе. Германская армия в начале войны являлась одной из крупнейших по численности и самой эффективной в мире. Люфтвафее также представляли собой могучую силу, вооруженную самыми современными самолетами и укомпректованную компетентным личным составом. Не стоит забывать про панцерваффе, стараниями которых англичане весной 1940 г. оказались прижатыми к берегу Ла-Манша в Дюнкерке. В 1939 г. и в 1940 г. немцы с полным правом считали свои сухопутные войска, люфтвафе, панцерваффе лучшими в мире. А как же военный флот? Кригсмарине, по крайней мере на бумаге, не входили в число ведущих военных флотов мира. Американские, британские, японские ВМС превосходили военный флот Германии как количественно, так и качественно. Кригсмарине относились к военным флотам «второй линии», вместе с ВМС Франции и Италии.

Отношение к военному флоту в Германии определялось рядом причин культурно-исторического характера:
– Военно-морской флот Кайзеровской Германии накануне первой мировой войны представлял собой весомую силу, способную составить конкуренцию Великобритании в борьбе за господство в Мировом Океане. Германия, как известно, Первую мировую войну проиграла, а Версальский договор наложил серьезные ограничения на рост военно-морской мощи Германии, практически поставив крест на возрождении кригсмарине. В составе военного флота Веймарской республики союзники-победители разрешили оставить только несколько древних линкоров, легкие крейсера и легкие корабли.

– Германский фюрер Адольф Гитлер, руководивший возрождением военной мощи Германии, родился в Австрии, стране сугубо сухопутной. Гитлер не понимал и даже боялся моря. За всю свою жизнь фюрер не провел на борту корабля и нескольких часов.

– Идеология возглавляемой Гитлером нацистской партии базировалась на двух «китах» – антисемитизме и антикоммунизме. Наци пришли к власти в Германии в 1933 г. только потому что коммунисты и социалисты Германии не сумели между собой договориться. Между тем, социалистам симпатизировали многие известные в Германии военные. В офицерской среде кригсмарине демократические настроения имели самое широкое распространение. Не стоит забывать и восстание германских матросов на кораблях кайзеровского флота в октябре 1918 г. Ситуация в кайзеровском флоте в тот период являлась зеркальным отражением Балтфлота, крупные корабли которого на всю войну не сделали ни одного выстрела. Экипажи разболтались, после чего матросы озаботились социальной справедливостью и «текущим моментом». После Ютландского сражения 1916 г. с британским флотом, крупные корабли Флота Открытого моря тоже не выходили в моря. Экипажи занялись текущим моментом. С точки зрения Гитлера восстание на флоте в октябре 1918 г. являлось ни чем иным как попыткой коммунистического путча.

– После прихода к власти нацисты устроили самую настоящую чистку среди офицерского состава военного флота, сменив в 1935 г. название с рейхсмарине на кригсмарине. До 1 января 1921 года военный флот именовался Кайзерише Марине, с 1 января 1921 г. по 21 мая 1935 г. – Рейхсмарине. В Рейхе стали считать 1935 г. годом рождения нового германского военного флота. Тем не менее, флот так и не стал нацистским, в отличие от того же люфтвафее или панцерваффе. Личный состав вермахта, несмотря на многочисленные оговорки, в целом довольно быстро адаптировался к нацистской идеологии. Не стоит забывать – кадры СС во многом черпались в армейской среде. Во главе люфтваффе стоял Герман Геринг, сам собой тот еще наци. Панцерваффе вообще не имели «до нацистской» истории. И только во флоте сохранилась ностальгия по старой, доброй, справедливой и миролюбивой Германии кайзера Вильгельма. Только во флоте служили офицеры старой закваски, не утратившие рыцарского духа. Не самую последнюю роль в таких настроениях сыграло снижение роли флота в вооруженных силах Рейха, в то время как при кайзере Флот Отрытого моря действительно представлял собой силу мирового масштаба. Только в кригсмарине среди личного состава на официальном уровне не было принято нацистское приветствие в виде вскинутой вверх правой руки вопля «Хайль». Тут продолжали по доброму отдавать честь, прикладываю ладонь к головному убору.

Итак, в начале 30-х годов военный флот оказался в Германии на вторых, если не на третьих – четвертых ролях. В этом заключались определенные плюсы. Союзники уделяло мало внимания на военный флот Германии, считая его возрождение делом почти невозможным: очень трудным и крайне длительным. В Лондоне полагали, что германский флот не скоро будет способным помериться с британским силами в классическом морском сражении. Лидеры кригсмарине, в свою очередь, также не могли рассчитывать на пополнение в виде линкоров и тяжелых крейсеров, достаточного для проведения второго Ютландского сражения.

Версальский договор позволял иметь в составе военно-морского флота Германии лишь несколько линкоров додредноутного типа и немного кораблей малых классов. Эти силы годились только для защиты побережья. Новейшим среди старых броненосцев был «Шлезвиг-Гольштейн», вступивший в строй в 1906 г. и прошедший в 20-е годы модернизацию, в ходе которой две передних трубы заменили одной и установили более короткую фок-мачту. «Шлезвиг-Гольштейн» произвел первые выстрелы во Второй мировой войне, обрушив огонь своих орудий на Данциг (Гданьск). Этот же древний корабль в числе последних обстреливал наступающие советские войска в мае 1945 г. Всю войну корабль прослужил в качестве учебного, базируясь в Готенхафене (Гдыня), иногда старый линкор использовали как ледокол, благо ледовый покров в западной части Балтики толстым не бывает. Цвета камуфляжа «Шлезвиг-Гольштейна» установить не удалось, скорее всего – белый, серый, зеленый и коричневый. Именно такими красками обычно камуфлировались действовавшие на Балтике корабли кригсмарине.