Почему мы победили?

ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ПОБЕДИЛИ

Победа нашей страны в Великой Отечественной войне — это большая загадка.
В преддверии Дня Победы «Газета.Ru» приводит воспоминания профессора Новосибирского госуниверситета, г.н.с. Института филологии СО РАН Александра Ильича Федорова, который во время войны был воздушным стрелком, старшиной 22-й гвардии Авиации дальнего действия.
«Наша авиация была не готова к бою, а вся тренировка заключалась в обучении режимам полета, взлета и посадки. Убойная сила нашего пулемета ШКАС (Шпитального-Комарицкого авиационный скорострельный) составляла всего 300м. Из-за его низкой скорострельности между выстрелами возникали большие задержки, а в воздушном бою это равносильно гибели.
Наши потери в воздушных боях были в пять раз выше, чем у немцев.
Для сравнения: лучшие пилоты-истребители Александр Покрышкин и Иван Кожедуб каждый сбили более полусотни вражеских самолетов, а немец Эрих Хартман — 352 наших».
Можно выделить следующие факторы, повлиявшие на нашу победу над Германией.
1\ Политический – создание антигитлеровской коалиции с западными союзниками (Англией, США)
2\ Экономический – беспрецедентно быстрая эвакуация военных заводов в глубокий тыл и начало производства буквально «с колёс»; помощь союзников по «ленд-лизу»
3\ Идеологический – сплочённость народов СССР и вера в то, что «наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами»
4\ Духовный (мистический) – воздействие природы (в 1941 году при сорокоградусном морозе техника замерзала и немцы не могли наступать: для одних это «генерал мороз», для других – «Божья помощь»), патриотизм, русский национальный характер.
5\ Военный фактор –
(Буду рад, если кто-то приведёт и другие факторы нашей победы).
«Вот почему мы побеждали врагов? – спросил на встрече с ветеранами Президент Медведев. – Здесь, я думаю, со мной согласятся наши дорогие ветераны. Не потому, что мы были сильнее экономически. Когда началась Великая Отечественная война, мы были существенно слабее немцев, но мы побеждали за счёт мобилизации, за счёт концентрации, за счёт силы воли».
Почему же немцы дошли до Москвы, и даже до Сталинграда?
Вот как считает доктор философских наук, директор центра по изучению России университета дружбы народов Игорь Борисович Чубайс.
«Традиционный ответ простой: потому что война началась неожиданно, потому что превосходство в технике, в живой силе и т.д. Это абсолютная ложь. Потому что с первого дня войны до последнего (9 мая 1945 года) превосходство в живой силе было на стороне Красной Армии (значительное превосходство). А в технике (за один 1942 год) наша промышленность, наши женщины и дети выпустили столько танков, сколько Германия за всю войну с 1939 году по 1945 год не произвела.
Зачем врать, что у нас не было техники. У нас перевес в авиации был в 6 раз! У немцев было 2 тысячи самолётов на нашем фронте, а у нас было до 20 тысяч самолётов. Перевес был всегда у нас. Тогда почему же?
За три года до начала войны началась массовая чистка в армии и 90 процентов офицерского корпуса было уничтожено. А с какой стати они будут защищать этот режим? Они не собирались его защищать.

Если за первые шесть месяцев войны 3 миллиона 800 тысяч наших солдат и офицеров (70% личного состава армии) оказалось в плену. На стороне немцев воевало 2 миллиона солдат РОА «русской освободительной армии».
Гитлер «в гробу видал» не только коммунизм, но и всю Россию как таковую. Он собирался уничтожить страну вообще. И когда миллионы наших пленных оказались на оккупированной территории, Гитлер не ожидал, что такое будет, он не знал, что с ними делать. Он 150 тысяч солдат вынужден был снять с фронта, чтобы они охраняли русских пленных. И они умерли от голода. Они Гитлеру были не нужны. Он уничтожал русских, Россию, это государство. И когда эти люди погибли от голода, и когда это стали понимать здесь, и тогда они стали эту землю защищать – не режим, а свои семьи, свои дома, себя. У них просто не было выхода.
Поэтому нельзя говорить, что это победа советского строя, и Сталин великий главнокомандующий, если в войне погибло 27 миллионов советских людей, а немцев в шесть раз меньше. Блокадный Ленинград защищало больше войск, чем немецких его блокировало. У нас была неэффективная армия.
Ложь, что «второй фронт» не играл никакой роли. Потому что «второй фронт» на самом деле первый, поскольку Англия объявила войну Германии 3 сентября 1939 года. В сентябре 1939 года Франция объявила войну Германии. Из четырёх главных битв великой отечественной войны (битва за Москву, битва за Сталинград, битва за Курск и Белгород, битва за Берлин) из четырёх сражений три сражения происходили при прямом вооружённом взаимодействии союзников. Когда была битва под Белгородом, на прохоровском поле, танковое сражение было фактически проиграно, и американцы в это время высадили 30 дивизий на Сицилии. Это было согласовано по времени. И немцы были вынуждены снять две танковые дивизии «Рейх» и «Мёртвая голова» с фронта, и после этого немцы не могли держать рубеж».
В этом году исполняется 70 лет, как фашистская Германия с союзниками напали на нашу родину.
На совещании 30 марта 1941 года Гитлер сказал своим военачальникам: «Речь идёт о войне на уничтожение… Эта война будет резко отличаться от войны на западе. На востоке сама жестокость – благо для будущего».
Уничтожению подлежали 30 миллионов славян, затем численность населения должна была регулироваться в размерах, необходимых для обслуживания немецких господ.
Война против СССР были авантюрой. Ведущие немецкие эксперты предупреждали Гитлера, что СССР можно победить только в молниеносной войне, в длительной войне поражение Германии неминуемо.
Немцы всё просчитали, но не учли нашего национального духа. Русским, чтобы почувствовать сплочённость, не хватает большой беды. Русский долго запрягает, но быстро ездит. Примеров такой быстрой эвакуации военных заводов в глубокий тыл и начала производства не знает ни одна страна.
Моя бабушка всю блокаду проработала в Ленинграде, и умерла в 1972 году в возрасте 82-х лет. Я бережно храню медаль «За оборону Ленинграда», которой она была награждена.
Моя родная тётя осталась во время блокады в 16 лет без родителей и пошла на завод, где жила и работала. Недавно ей исполнилось 83 года.
Мой родной дядя во время войны шестнадцатилетним ребёнком работал и жил на оборонном заводе в Нижнем Новгороде. Он рассказывал, что в день Победы 9 мая 1945 года была такая всеобщая радость, какой он никогда в жизни больше не видел.
Патриотизм не рыночное понятие – он не покупается и не продаётся.
Я три года прослужил шифровальщиком на подводной лодке Северного флота, и имею моральное право говорить на эту тему.
Патриотизм не прививается, а проживается! Пока сам не прочувствуешь, что значит защищать свою Родину, любые пропагандистские кампании бесполезны.
Любовь к родине, это не любовь к какому-либо политическому режиму. Это любовь ко всему с чем вырос, то, ради чего живёшь, что составляет твою жизнь и твою суть.
Воспоминания о тех, кто отдал жизнь за нас, делает нас добрее.
Я понимаю, когда ветераны не любят вспоминать войну. Нет в ней ничего хорошего.
Но как только мы забудем о прошедшей войне, так можно ожидать войну следующую.
Чтобы победить, главное – верить в победу!
Вера – жизненная необходимость!
Пока в нас есть ВЕРА, нас победить невозможно!
Известный немецкий философ XX века Мартин Хайдеггер писал, что русские победили во второй мировой войне, потому что у них было учение о Софии Божественной Владимира Соловьёва.
«Россия всегда была сильна духом. Она пример того, как наперекор всем логическим доводам Дух Жив! В этом ее главная особенность и отличие от других стран.
У каждого народа свой путь и своя судьба. Россия была и будет страной свободного духа. Это место — где познается Судьба. Поэтому в Россию можно только верить.
Вот ведь весь мир живет умом, только у нас от ума одно горе, — а все потому, что русский сердцем живет!
Вся история России представляет собой мучительную борьбу между западными доктринерами, видящими условие человеческого счастья в удовлетворении все возрастающих материальных потребностей, и между последователями духовных традиций Востока, полагающими, что истинное счастье не зависит от бытовых условий и заключено в отношении к действительности и связи с Вечным».
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература
Поздравляю всех с Днём нашей Победы!
Так ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ПОБЕДИЛИ?

«Мы зря воевали с русскими. Они непобедимы…»

«Здесь! Здесь мы сидели! – Генрих с ностальгической радостью стучит пальцем по стеклу. – Стадион! Смотри, Рике, отсюда нас отправили шагать по Москве!»

Рике – собственно, Ульрика, его жена, приехавшая вместе с ним в Москву, – смотрит на серые стены «Динамо» без восторга. Жёны всегда так смотрят на реликты из военного прошлого мужей.

Он был откровенен…

Генриху было уже за семьдесят, когда он посетил Москву в начале девяностых. До того и после мы не раз встречались и полностью откровенно разговаривали о его прошлом и о нашем с Германией будущем – тогда казалось, что после сноса Берлинской стены между нашими странами всё возможно. В том числе сближение на общей, как ни парадоксально, памяти о прошедшей между нами войне. В конце концов, Россия и Германия в ней только пострадали, взаимно разрушив друг друга, к вящему торжеству англосаксов. Которые её высчитали, рассчитали и обрушили, как лавину с горы, сдав Гитлеру Чехословакию в 1938 году, чтобы нацелить безумного ефрейтора на восток. На Россию. И лишь гениальное достижение русской дипломатии – пакт Риббентропа – Молотова – развернул полчища вермахта на Запад. На организаторов войны.

23 августа 1939 года. Подписание межправительственного соглашения. Фото: www.globallookpress.com

И теперь, больше чем полвека спустя, так ли уж немыслимо совместное, русских и немцев, противостояние шакальей англосаксонской цивилизации? Да это необоримый союз будет!

Но о политике мы с Генрихом не говорим. Мы пьём его сливовую настойку у него в садике и вспоминаем войну. Точнее, он вспоминает, а я не могу отделаться от мысли, насколько же он похож на моего отца. Они встретились в Москве – бывший солдат вермахта, отсидевший в нашем плену, и бывший моряк Балтийского флота, ушедший на войну в 16 лет добровольцем и после Победы служивший в советских оккупационных войсках в Германии. Нет, не по-братски, конечно, встретились. Но рюмку вместе выпили. Чтобы не воевать больше Германии и России никогда. И Генрих рассказывает, почему он такого не хочет…

Анатолий Цыганов. Старшина 2-й статьи. 1944 г. Фото из личного архива автора

«Я много понял на той войне»

Я многое стал понимать именно в России, рассказывает этот очень похожий на моего отца старик. Россия безбрежна. Добро и зло, ложь и правда, подвиг и предательство – в ней безбрежны. Другие. Просторы и снег.

И кровь. Было много крови на этой войне.

«Поначалу мы на войну шли с воодушевлением. Ну, не на конкретно эту, потому что России побаивались все. А вообще. Когда там с Польшей началось, с Францией…

Нет, честно: не разделял идей национал-социалистов. Но, не разделяя их бредней, я всё же поддерживал то, что они делали для Германии. Это было, как если б Фридрих Барбаросса проснулся! В ответ на поражение и на унижение немцы поднялись, как птица Феникс из пепла. Из ничего, из жуткой бедности, нищеты, кризиса – вдруг мощь, уверенность, экстаз какой-то национальный. Я помню, тогда мы считали только справедливым, что Польшу заняли – вроде как довоенное положение восстановили. Что Францию оккупировали – за Версаль отомстили…

А с вами война была тяжёлой.

Помню, нам, солдатам, доводили: дескать, мы напали на русских, чтобы разгромить их мощь, пока они не напали на нас. Но внутри себя мы всё больше начинали сомневаться. Чем дальше заходили в эти просторы. И чем большее сопротивление встречали. Не верь тем, кто говорит, будто весело ему было в бою с русскими. Страшно было, ужасно было. А рукопашная!

Фото: www.globallookpress.com

И вот я тогда начал понимать: русских не одолеть. Да, они поначалу неумело воевали. Один батальон наступает, другой стоит, на него смотрит. А потом оба отходят. Но при этом себя никогда не жалели. Чем дольше шла война, тем чаще было, что русские продолжали драться, цепляться, кусаться, пока не умирали.

Не потому ли вы и выиграли войну, что, несмотря на поражения, продолжали драться? Сопротивлялась уже не армия, а мальчишки, срочно мобилизованные и брошенные в огонь. И там тогда я понял: русские отдают много, но и забирают сполна. И жизни они кладут не потому, что их не жалеют, а потому, что приняли это как цену. Раз уж таков заклад поставлен, то и драться они будут до конца.

А это уже не война, понимаешь? Это отверзшиеся ворота в преисподнюю. Знаешь, ад – это не черти со сковородками. Ад – это когда дерутся не за жизнь, а на смерть. Залог такой, понимаешь?»

Генрих Закс – бывший солдат, бывший штрафник, бывший пленный

Судьбу солдата вермахта Генриха Закса типовой на назовёшь.

Не типово было уже то, что он дожил до конца войны: 22 июня будущий таксист был в первых рядах вторгшихся германских войск. Среди немецких солдат, встретивших тот летний рассвет на поле боя, до майской ночи с восьмого на девятое четыре года спустя дошло не сильно больше, чем наших.

Не типово то, что Генрих умудрился попасть в штрафную роту. У себя, у немцев. Дисциплина подкачала, говорит. Правда, не уточняет, в чём подкачала. Лишь криво улыбается: «Так называемые полевые штрафные части. У нас их называли Himmelfahrtskommando – «команда для путешествия на небо». Нас использовали на самых опасных работах. Мне попало – стать истребителем танков. Кое-кому – минные поля расчищать. А кому-то вообще страшное – первыми в атаки идти».

Фото: www.globallookpress.com

Впервые, по его словам, он поймал себя на мысли, что ему немного жалко Россию, в 1943 году. И очень страшно за Германию. Русские платили невероятно громадную цену за то, чтобы победить. И за такую цену, которую заявили за свою победу русские, они обязательно должны были спросить. Со всех.

«Судьба солдата – стрелять в людей, которые тебе ничего плохого не сделали. В этом смысле нечего нам делать было в России, – говорит Закс. – И знаешь, с тех пор я русских люблю. За человечность. Я никогда не забуду, как мы лежали раненые в каком-то доме, а русские женщины нам приносили хлеб. Нам, врагам! А ведь я слышал, им наказание грозило за это, если бы узнали… Вот этого – до смерти не забуду, как они нам жизнь спасли своим хлебом.

И вот это тоже было, точило. Постоянно думалось о том, как всё-таки, почему нас заставили убивать друг друга?».

«В плен меня взяли в Белоруссии. Всё получилось само собой: нас обошли на соседнем участке, мы начали отступать и на лесной дороге буквально упёрлись в большую колонну русских. Они первые нас увидели. Бегут, кричат: «Хенде хох!»

В общем, смысла не было сопротивляться. Молили Бога только о том, чтобы русские сами не начали стрелять. Но те были настроены миролюбиво. Отобрали только оружие, часы и отправили в тыл. Офицера нашего только у себя задержали, повели к начальникам. Не знаю, что с ним потом стало».

Фото: www.globallookpress.com

«Московский марш»

В ходе операции «Багратион» была разгромлена группа армий «Центр». За два месяца германские войска потеряли свыше 400 тысяч солдат и офицеров, в том числе свыше 250 тысяч – безвозвратно. Из 97 немецких дивизий и 13 бригад – 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, а 50 дивизий потеряли от 60 до 70% личного состава. Из 47 немецких генералов, командовавших войсками и гарнизонами, 10 было убито, а 21 попал в плен. Среди них – два командира корпусов, начальник инженерной службы, комендант района обороны и семнадцать командиров дивизий.

Иными словами, в ходе операции «Багратион» было потеряно две трети личного состава группы армий «Центр». Как организованная боевая сила группа армий перестала существовать.

«Долго шли, – вспоминает Закс. – Потом дошли до какой-то станции, остановились. Подошёл паровоз, погрузили нас в товарные вагоны, повезли. Три дня везли. Привезли, как оказалось, в Москву. Мы, конечно, не знали, что нас для такого знаменитого спектакля назначили.

На стадионе мы дня два или три сидели, уж не помню. Пожарные воду привезли. Но хватало только, чтобы попить. А умыться, помыться – уже нет. Форма грязная – все были в том же, в чём в плен попали.

Фото: www.globallookpress.com

Все гадали, для чего нас тут собрали. Самое разное предполагали. Большинство думало, что в Москве работать будем – дома строить или развалины разбирать.

Потом всё изменилось. Вдруг вечером дали усиленный паёк – хлеб, кашу, даже сало. Велели привести себя хоть в какой-то порядок. Но фактически сделать было нельзя ничего – ни иголок, ни ниток ни у кого не было. Да и не хотелось по команде большевиков прихорашиваться. Единственное, что все поняли – что предстоит что-то важное для русских. Поговаривали даже, что сам Сталин к нам пожалует, посмотреть на нас…

Утро было ясное и солнечное. Русские забегали: «Давай! Давай! Стройся!» – кричат. Встали в шеренги. Издалека музыка звучит, какой-то русский марш. Кто-то из пленных пошутил: «О! Это московский марш! Как раз для нас». Посмеялись, а так ведь оно и вышло!

Поделили нас на офицеров и солдат. Вывели за ворота. Тут я и обратил внимание на стадион – я сам до войны в футбол неплохо играл. Хотя русские тогда в мировом спорте не участвовали, но слухи про них ходили самые разные. Будто чуть ли не обезьяна у какой-то команды в воротах стояла… Так что интересно было, хоть и мало что видно за деревьями.

Фото: www.globallookpress.com

Охраняли нас сильно – наверное, русские боялись, что мы что-нибудь сотворим. Красноармейцы с примкнутыми штыками, довольно много. А перед воротами ещё кавалеристы с саблями наголо. Ну, некоторые весельчаки шутили, что это почти как почётный эскорт. А кое-кто казаков вспоминал…

Потом наших генералов подвели. Я в передней «коробке» шёл, так что видел. Даже не думал, что их так много пленили. Мы ж ничего не знали про подлинные размеры разгрома».

Их прошло почти 60 тысяч…

Колонн немецких военнопленных было две. Шли они в противоположных направлениях по Садовому кольцу. Из общего количества проконвоированных через город 57 600 военнопленных, в том числе 19 генералов, говорится в официальном рапорте об этом событии, 4 человека были направлены в санлетучку ввиду ослабления. Остальные прошли нормально.

«Ну… плохо это, конечно, было, – вздыхает прошедший в правой колонне, к Курскому вокзалу, Генрих Закс. – Унизительно. Как зверей провели, зоопарк. Хотя за годы после войны я вполне начал понимать русских – мы ведь вам столько принесли горя и несчастий, что даже странно, как к нам ещё по-человечески относились.

Гражданские русские стояли вдоль дороги, в основном женщины и дети. Мальчишки бежали за нами, что-то кричали, смеялись. А взрослые в основном молча стояли, смотрели. Одна женщина, правда, потом, позже выбежала, плеваться начала, что-то кинула. Но её успокоили.

Выглядели мы действительно неважно. Небритые, немытые, кто-то в подштанниках, кто-то босиком, кто-то без мундира. У меня, слава богу, остались мои разбитые фетровые сапоги – они никого из красноармейцев не заинтересовали. А те товарищи, которые шли босиком или в одних портянках, страдали довольно сильно.

Фото: www.globallookpress.com

Но самое унизительное, что туалетов не было предусмотрено. И ни остановиться, ни в сторону отойти, естественно, нельзя. Вот многие товарищи и справляли нужду прямо на ходу. А люди по сторонам смотрели на такое и кричали: «Германски никс культура!» Смеялись, пальцами указывали.

Ну, так и прошли до вокзала. А там нас погрузили в вагоны и повезли по лагерям. Я на Урал попал, мы там немецкое оборудование, вывезенное по репарациям, устанавливали. Но это уже другая история, долгая. Я домой только в 1949 году вернулся».

Почему мы победили?

Вопрос кажется бессмысленным, ведь для каждого русского человека понятно, почему мы победили. В той страшной Великой Отечественной войне. Потому что оказались сильнее, главным образом, сильнее духом.

А почему мы оказались сильнее духом? Потому что сражались за свою Родину, за ее свободу и независимость? А почему тогда поляки в 1939 году не дали отпора немецким захватчикам, не выбили их из своей страны? Почему за все годы оккупации они не оказывали сколько-нибудь существенного сопротивления внутри своей страны? Почему такая же ситуация была со всеми другими оккупированными Германией странами, за исключением Югославии? Почему Дом Павлова в Сталинграде продержался дольше, чем вся Франция, и не сдался, а Франция сдалась? Если бы в Европе фашистским захватчикам оказывали хотя бы вдвое меньшее сопротивление, что оказывали партизаны в Белоруссии, тогда война могла закончиться значительно раньше! Почему немецкие войска не выбили Красную Армию с территории Германии зимой 1945 года, ведь они тогда воевали за свободу своей страны, как уверяет нас кое-кто на Западе? Почему наша страна понесла такие страшные, невосполнимые потери? Потери, не сопоставимые с потерями всей Европы? Так возникают еще сотни других «почему».
Мы ведь не сразу, не с июня 1941 года, стали побеждать, мы тогда отступали, оставляли на разграбление фашистам цветущие края. Почему так происходило, почему? Называются десятки, если не сотни причин. Возможно, наиболее полный ответ будет заключаться в том, что мы, по сути, воевали на два фронта: против внешнего врага, в лице фашистской Германии и ее союзников, и против внутреннего, в лице стратегических ошибок высшего руководства страны и репрессий, в том числе командного состава Красной Армии. Все это только увеличивает значимость нашей Победы, делает ее еще более великой…
Но это дает ответ на вопрос о том, почему у нас были такие колоссальные потери, а не на вопрос, почему же мы все-таки победили!
Как ни странно, ответ на самое главное ПОЧЕМУ нашелся, для меня во всяком случае, на востоке. В некоторых восточных учениях, например, в буддизме, считается, что душа человека после его смерти направляется его последним желанием при жизни. Потому все буддисты стараются, чтобы человек перед смертью, хотя бы перед смертью, избавился от всех более или менее низменных желаний, как то: обида, месть и другое, чтобы после смерти его душа не беспокоила живущих. Это называется «покоиться с миром». Другое дело, когда человек погибает в бою, в бою за правое дело. Последнее желание тогда — одно из самых сильных в жизни погибшего. И оно ведет его на продолжение начатого, на продолжение борьбы за то самое правое дело. И чем сильнее было то самое последнее желание, тем дольше оно ведет по человеческим меркам.
Поэтому самой великой вещью, которую сделал в своей жизни Сталин, это были его слова: обращение к гражданам Советского Союза вспомнить имена наших великих предков Кутузова, Суворова и других, вдохновляться их деяниями. Почти весь советский народ живо откликнулся на эти слова, ведь Сталина многие чуть ли не боготворили. А до этого, с 1917 года, нас призывали порвать с прошлым, ибо ничего светлого там не было, а светлая эра началась с холостого выстрела крейсера «Аврора» и штурма Зимнего дворца. И все герои, царской России или Киевской Руси, защищали и погибали за власть эксплуататоров, «за веру, царя и Отечество», то есть никакие они не герои для страны, где вся власть принадлежит трудовому народу. Так нам говорили ранее. А после этих слов Сталина разорванное вновь воссоединилось, и герои минувших дней пришли на помощь. Нет, они пришли не в виде призрачных армий, наводящих на врага ужас одним своим видом. Они пришли к нам! И дали нам то, в чем мы крайне нуждались. Они вдохнули в нас великое мужество, стойкость, самоотверженность. Мы стали лучше и быстрее учиться, учиться воевать. Причем это относилось ко всем: от подростка, в две смены выпускающего снаряды для пушек, до верховного главнокомандующего. Часто у нас в душе просыпалась такая огромная ярость и ненависть к фашистам, о которых мы даже не подозревали. Мы отринули всякий страх и начали гнать фашистов прочь. Наши конструкторы в невероятно короткие сроки создавали уникальные образцы военной техники.
И ответ на самое главное ПОЧЕМУ становится до банальности прост. Мы победили потому, что у нас, у нашей страны, было и есть Небесное Воинство! У нас Оно было и есть, а у наших тогда противников, сейчас «партнеров», Его не было и нет! Ибо они НИКОГДА не воевали за правое дело, все войны, что они вели, были захватническими, то есть подлыми. А Небесное Воинство на подлости не возникнет.
Если мы не до конца осознали роль и значение в нашей жизни, в наших победах Небесного Воинства, то наши «партнеры» все это прекрасно понимают. Потому и стремятся всеми силами оторвать от нас наше Небесное Воинство, чтобы мы их забыли и предали, как забыли и предали свои Небесные Воинства те же поляки, болгары, чехи. Начинается все с извращения истории: не было, мол, Великой Победы, а была пиррова победа, и даже вообще не было победы. Вталкивается в наше сознание одна ложь за другой, вдруг что-нибудь и прокатит.

Но наше Небесное Воинство с нами. Потому что мы помним и чтим память о павших героях. Не только Великой Отечественной войны, но и других войн со времен Александра Невского и вещего Олега. Возможно, значение Небесного Воинства стало для нас еще большим, чем было 10 или 20 или 40 лет назад. Шествие «Бессмертного Полка» по всей необъятной стране это ясно показало и нам, и нашим недругам. Потому что Они еще раз коснулись нас, нашей души. И мы вдруг поняли, что война еще не окончена, пусть даже это война без танков и пушек. Какие бы испытания ни готовило нам будущее, мы все преодолеем. Возможно, нам понадобится мужество и стойкость совсем другого рода, нежели нашим дедам и прадедам в Великую Отечественную.
Небесное Воинство стоит молчаливо, мощно и неусыпно, готовое прийти нам на помощь по первому зову. Если мы Его не забудем.

«Мы за ценой не постоим!». Во что обошлась Советскому Союзу Победа в ВОВ?

За те тяжелейшие 4 года было разрушено 1710 советских городов, 70 тыс. сёл и деревень, 65 тыс. км железных дорог. По некоторым оценкам, прямой экономический ущерб, нанесённый войной, составил 679 млрд руб. Но всё равно выстояли! Отстояли, а потом и отстроили — города, деревни, заводы. Ценой неимоверных усилий. Но за ценой русский человек никогда не стоял.

Сколько вложено труда и денег?

Ни в одной другой стране население не внесло такой личный финансовый вклад в разгром врага, как в СССР. О том, как народ работал и чем жертвовал ради победы, рассказывает доцент экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Александр Ломкин:

— В это трудно сейчас поверить, но своим рублём приближали Победу даже жители захваченных фашистами областей. На партизанские базы самолётами переправлялось не только оружие, но и советские деньги, которые котировались у населения выше, чем оккупационные марки. В занятых врагом городах и сёлах проводилась подписка на облигации государственных военных займов. Только за 1941–1942 гг. подпольщики отправили в Москву несколько сотен тысяч рублей!

Размещали госзаймы во время войны и наши союзники. Но в США и Великобритании облигации были инструментом финансового рынка. Их покупали банки и корпорации. А в СССР сбор денег на войну с врагом стал общенародным патриотическим движением. Да, перегибы, когда подписка на заём велась принудительно, случались. Но большинство покупало облигации добровольно.

Другим источником привлечения средств населения были лотереи, в которых разыгрывались денежные призы и модная одежда. Если учесть, что каждый день войны обходился госбюджету в 388 млн руб., то на средства, полученные благодаря займам и лотереям, страна воевала 223 дня из 1418. По инициативе снизу был создан и Фонд обороны, куда люди жертвовали свои сбережения. На народные средства за 4 года было построено несколько тысяч танков, 2500 самолётов, 16 катеров, 8 подводных лодок.

Война потребовала увеличить налоги. В июле 1941 г. была введена временная надбавка к подоходному налогу, оформленная позднее как специальный военный налог. В ноябре того же года был установлен налог для холостых, одиноких и бездетных. Всего за 4 года налоговые отчисления граждан составили 13% от бюджета страны. Против кого мы воевали? Подробнее

Ещё в 1940 г. в СССР была введена семидневная рабочая неделя, и во время войны на предприятиях не было гарантированных выходных и отпусков. Люди отдыхали тогда, когда появлялась возможность. А за неиспользованные отпуска начислялись компенсации, которые были выплачены уже после войны на сумму 1,1 млрд руб. Рабочий день составлял 8 часов, но практиковались сверхурочные работы до 3 часов в день, которые оплачивались по повышенному тарифу. Строгим было отношение к пьяницам, прогульщикам и дебоширам. Их наказывали исправительным сроком по месту работы, во время которого 20% заработка удерживалось в доход государства. Невозможно было и уволиться по собственному желанию. Переход на другую работу допускался только переводом с разрешения руководства.

Работница оборонного завода подготавливает минометы к отправке на фронт во время Великой Отечественной войны. 1942 г. Фото: РИА Новости/ Иван Шагин

Всего за 26 дней в 1941 г. страна перешла на карточную систему, гарантировавшую снабжение основными продовольственными товарами. Норма по карточке зависела от того, в какой отрасли работал человек. За ударный труд полагалось дополнительное питание. С мая 1942 г. такая добавка включала 50 г мяса или рыбы, 50 г крупы и 100 г хлеба.

Жёсткая экономия, мобилизация всех ресурсов и плановая экономика позволили совершить то, что в другой хозяйственной системе было бы невозможным. СССР сумел выстоять, хотя к ноябрю 1941 г. он потерял 40% населения, 63% добычи угля, 68% выплавки чугуна, 60% алюминия и тысячи промышленных предприятий, оказавшихся под оккупацией. За первые полгода войны валовой выпуск промышленной продукции снизился в 2,1 раза, в том числе прокат цветных металлов упал в 430 (!) раз, а выпуск подшипников — в 21 раз. Но за считаные месяцы в восточных районах страны, куда было эвакуировано 1523 предприятия, были созданы новые заводы. В 1942 г., когда они заработали на полную мощность, промышленность начала расти, на фронт пошло больше боеприпасов и техники, в том числе новой. А вот пример британских скоростей: производство нового танка «Кромвель» осваивалось 2,5 года.

Так СССР выиграл экономическую войну с Германией, а за победой на трудовом фронте пришла и военная.

Сколько миллионов человеческих жизней загублено?

Ответ на вопрос о человеческих потерях СССР в Великой Отечественной до сих пор открыт.

— Сталин объявил цифру в 1 млн человек, затем — 3 млн. Хрущёв назвал 7 млн человек, Брежнев — 20 млн человек. Сегодня говорят о 26 млн человек с добавлением расплывчатой формулировки «и более», — рассказывает полковник танковых войск, автор документальных книг о ВОВ Александр Фролов. — Из них военные потери — 12 млн человек. Большая же часть погибших — мирное население, которое оказалось на оккупированных немцами территориях, — там погиб каждый третий (!) житель.

Для сравнения: общие потери немцев — чуть более 7 млн человек, из них военных — 5 млн человек. Иными словами, наши потери в 6 раз больше, чем у немцев. Только за июль-август 1941 г. врагом было истреблено более 1 млн красноармейцев. А 2,5 млн человек летом 1941 г. сдались в плен. Это стало следствием молниеносного наступления вермахта. Ведь на шестой день войны немцы уже взяли Минск, а до него от Бреста — 600 км. Темп наступления жутко представить даже сейчас — 100 км в сутки!

Где же была наша 3,5-миллионная армия? Почему стратегическое западное направление Берлин — Брест — Смоленск — Москва не было прикрыто? Ответ прост: Красную армию застали врасплох. Сталин отправлял под сукно десятки сообщений разведки о том, что война начнётся в июне 1941 г. Более того, некоторые авторы этих сообщений, разведчики-нелегалы, были вызваны в СССР и расстреляны как люди, которые хотели поссорить СССР и Германию. Сталин верил Гитлеру, с которым заключил договор о ненападении. Хотя к началу июня 1941 г. на нашей границе стояло 170 (!) немецких дивизий. Зачем?

Ещё один факт, объясняющий большие потери: на фронте царил хаос. Большинство лётчиков в июне 1941 г. принудительно отправили в отпуск. В итоге только в первый день войны немецкая авиация уничтожила 1200 советских самолётов, стоящих на аэродромах зачехлёнными. На земле красноармейцы шли против немецких танков с винтовками, патронов не хватало. А в плен сдавались целыми дивизиями, полками. Под Бобруйском был обустроен лагерь, где скопился почти 1 млн пленных красноармейцев. Немцы не собирались их кормить, даже воды не было. Процветал каннибализм.

Люди сдавались (а потом гибли в плену) ещё и потому, что вплоть до первых дней войны продолжал работать внушённый пропагандой стереотип: Германия — друг. Лишь спустя месяц-два, когда советские люди осознали, что фашисты — нелюди, что нашествие немцев — вопрос жизни и смерти нашего государства, война превратилась в Великую Отечественную. Шли на смерть не по приказу, что если он не пойдёт — его расстреляют, а по совести. По духу и чести. Часто на фронте после атаки от роты оставалось 10–15% личного состава, остальные погибали либо были ранены.

Начиная с 1942 г. немцы с оккупированных территорий стали угонять жителей на работу в Германию. Было вывезено более 5 млн человек, из них более 2 млн погибли.

Но ничто не могло сломить общую волю к Победе. Поднялись все — и стар и млад. Героизм был великий. И народ победил. Ценой невиданных страданий и потерь, которые не уложить в сухие цифры.

Нажимите для увеличения

Сколько у нас украли?

Часто приходится встречаться с героизацией врага — в современных фильмах или романах немцев нам представляют как жестоких, но не чуждых рыцарству «белокурых бестий». При этом забывается, что одной из главных целей «истинного арийца» являлся банальный грабёж и постыдное воровство.

Расстреляли за голубей

«Гитлеровская армия ведёт не обычную войну, а войну разбойничью… Захватчики отнимают все продовольственные запасы, бьют скот и птицу, забирают хлеб и другие продукты и, как последние воришки, тащат с собой одежду, бельё, мебель, обувь, детские игрушки… Не гнушаясь никаким воровством, хватают всё, что попадётся под руку, от ценных вещей до кухонной утвари». Это строки из ноты наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова от 6 января 1942 г. Общими словами нарком не ограничился, приведя примеры запредельной жадности и подлости гитлеровцев: «В Ростове-на-Дону 15-летний Витя Черевичный играл во дворе со своими голубями. В это время проходили немецкие солдаты и стали отнимать голубей. Мальчик запротестовал. Немцы взяли его и на углу 28-й линии и 2-й Майской улицы расстреляли за то, что он не дал голубей. Гитлеровцы изуродовали до неузнаваемости лицо мальчика ударами каблуков… Германский офицер и несколько солдат, ворвавшись в дом учительницы Матиенко В. И., забрали у неё всю её одежду и детские вещи, а мебель, которую не смогли унести, изрубили топором». День ненависти. В оккупированном Ростове не щадили даже детей Подробнее

О том, насколько жаден до советского добра был немец, свидетельствует и множество писем с Восточного фронта. В 1941 г. эсэсовец Ксиман пишет жене в Мюнхен: «Скоро мы займём роскошные зимние квартиры, и я пришлю тебе такие московские подарки, что тётка Минна лопнет от зависти». А вот письма из уютного европейского дома заботливым «добытчикам» вроде фельдфебеля Зигфрида Крюгера, которому невеста Ленхен Штенгер благодарна за награбленное добро: «Шубка стала замечательной, она только была немного грязной, но мама её вычистила, и теперь она очень хороша… Ботинки маме — как влитые. И материал на платье хороший. Чулкам я также очень рада и другим вещам также».

Голод — по плану

Командование и руководство Третьего рейха не только не требовало от «истинных арийцев» прекратить грабёж, но прямо приказывало не останавливаться ни перед чем. Что неудивительно.

«Всё планирование гитлеровской экономики исходило из того, что в 1939 г. произойдёт что-то такое, что позволит погасить растущие год от года долги госбюджета, — говорит кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик. — Можно сказать, что одной из главных целей войны и было ограбление СССР. Ещё в марте 1941 г. была создана специальная организация, разработавшая план присвоения советских богатств. Общее руководство осуществлял Герман Геринг, а конкретикой по сельскому хозяйству занимался Герберт Бакке, в будущем — рейхсминистр продовольствия. Именно ему принадлежит разработка „Плана голода“, согласно которому „количество лишнего населения в России составляет 20–30 млн. Если лишить это население питания, то сэкономленное продовольствие может быть использовано для питания немецкой армии и немецкого населения“. К 1943 г. продовольственные пайки немцев действительно были увеличены, а на оккупированной территории СССР только от голода умерло 4,2 млн чел.».

В целом гитлеровцами было сожрано, украдено или увезено в Германию более 7 млн советских лошадей, 17 млн коров и быков, 20 млн свиней, 27 млн овец и коз, 110 млн голов птицы.

Несмотря на то что официально советская промышленность провозглашалась отсталой, не брезговали фрицы и нашей техникой. Было уничтожено и похищено 137 тыс. тракторов и 49 тыс. комбайнов. Но самым лакомым куском были ресурсы. Тащили всё — железную руду и готовый прокат, медь, свинец и цинк, уголь и нефть. И даже железный лом. Особой строчкой стояло «старое золото» и «старое серебро» — так стыдливо именовали вещи, полученные путём прямого грабежа населения.

Вывозили тоннами

«Политика оккупантов в отношении культурных ценностей была сродни экономической, — продолжает Дмитрий Суржик. — Заявляя всюду о превосходстве германского, захватчики тем не менее охотно вывозили из советских архивов, музеев, библиотек тысячи книг, картин, рукописей, других предметов искусства. Цель была двоякой. С одной стороны, наполнить сокровищницы Гитлера, Геринга, Гиммлера и Розенберга. С другой — лишить оккупированные народы их национальной идентичности. Разграблено 427 музеев, уничтожено и вывезено на Запад 180 млн книг. Для транспортировки изъятых в СССР художественных и научных ценностей понадобилось 1418 железнодорожных вагонов. Морским путём было отправлено 427 т ценных грузов».

Полностью оказалось разграблено Царское Село. О судьбе Янтарной комнаты, украденной и не найденной до сих пор, известно многим, а вместе с ней было вывезено более 5000 старинных рукописей на русском и древнерусском языке. Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) свидетельствовал, что и к святыням гитлеровцы относились как животные: «Прекрасный Петергофский собор стоит с разобранными куполами, с которых немцы содрали золотые листы… Иконы в соборе прострелены из пистолетов». Так можно ли этих нелюдей считать рыцарями?

Только цифры

СССР победил не просто «нацистскую Германию», но, по сути, объединённую Европу.

И вовсе не «закидыванием трупами». По количеству людских ресурсов Советский Союз сильно отставал. В 1941 г. Германия и её союзники занимали территорию с населением 290 млн чел. В СССР к 22 июня 1941 г. проживало 195 млн чел.

По выплавке стали СССР отставал в 3 раза, по добыче угля — в 5 раз, по выработке электроэнергии — в 2,3 раза. На германскую промышленность работали 12 млн рабочих на 6,5 тыс. предприятий в оккупированных странах Европы. В 1941 г. общая стоимость материальных ценностей и продовольствия, вывезенных с оккупированных территорий, превысила годовой доход Германии в 2 раза.

Почему мы смогли победить в самой страшной войне XX века?

Артур АГЛИУЛЛИН, 8 лет:

— Я думаю, потому что Россия была крепкой и надёжной. Русские не сдавались и шли вперед. Наших солдат специально тренировали, чтобы идти к победе. Настрой был только на победу, отдыхать и лениться им не давали. Я где-то читал, что немецким летчикам и танкистам давали наркотики, чтобы они не спали, не ели и могли воевать без отдыха. Но даже это им не помогло.

Мой прадед прошёл всю войну. Мы с папой каждый день заходим на сайт Великой Победы, чтобы найти о нём информацию, но пока не нашли.

Дмитрий РЮПИН, 15 лет:

— Мы смогли победить благодаря мужеству и героизму русского народа. Несмотря на тяготы и лишения, русские не бросили Родину в беде и нанесли удар фашистской Германии, бросили на победу все силы – и победили вопреки всем суровым испытаниям. Победа была достигнута благодаря сплоченности всех людей, ведь если народ собирается вместе для достижения общей цели, всегда получается великолепный результат.

Спасибо вам, ветераны, за чистое небо над головой, за мир. Я за то, чтоб никогда не было войны!

Анна МИХАЙЛОВА, 16 лет:

— Всем известное сочетание «великий русский народ» сопровождает нашу жизнь, поддерживая и укрепляя внутренний стержень каждого из нас. Интересно, а какова история происхождения этого сочетания?

Я думаю, русский народ называют великим благодаря нашим прадедам, воевавшим в годы Великой Отечественной войны. Они поразили всех своим мужеством и любовью к Родине. Дружба сделала их еще сильнее, а честь… Как они хранили и защищали свою честь, честь своей земли! Бескорыстие – главное достоинство наших солдат. Нет предательству!

Думая о тех, кто когда-то создал условия для моей жизни, о тех, кто подарил полноценную свободную жизнь всем потомкам, я испытываю неповторимое чувство гордости. Быть патриотом – это, я думаю, залог победы… Победы во всем!

Михаил МАРЧЕНКО, 17 лет:

— Война – страшное горе всего русского народа. Начавшись, Великая Отечественная война сплотила всех жителей Советского Союза, подняла на борьбу с немецким фашизмом. Население страны объединилось в одно целое. Мужество, героизм, сила наших предков уничтожили террор. Именно им мы, жители 21-го века, внуки и правнуки, обязаны всем.

Неоднократно мой дедушка, ветеран ВОВ Михаил Евгеньевич Чуклин, рассказывал о событиях того времени. Дедушка был смелым и бесстрашным солдатом. Именно благодаря таким простым великим людям мы победили.

Юлия Аркадьевна ДАДЫХИНА, методист по работе с молодежью городского Центра культуры, досуга и спорта:

— Я считаю, что Советский Союз смог победить в Великой Отечественной войне, так как на нашей стороне были патриотизм и большие человеческие ресурсы. Хотя многие из людей нашего поколения осуждают время правления Сталина, я думаю, что именно в тот период наша страна была едина как никогда, народ был дисциплинирован. Если люди вставали в единый строй, то разомкнуть его могла только смерть.

Олег Викторович ЖЕЛЯБИН, заместитель главы администрации города:

— Русскому характеру присуща такая черта, как патриотизм, а это очень важный аргумент победы советского солдата. Германские войска были намного лучше оснащены с самого начала войны, но только на русском твердом характере и великом патриотизме наши деды одержали победу в той великой и жестокой войне. Наши солдаты — голодные, замерзшие, защищали своей грудью Родину. Большая любовь к Родине, вера в будущее вселяли в них силы.

У каждого солдата была своя вера: кто верил в Бога, кто в Сталина, но у всех у них была только одна цель — освободить Родину! Молодые ребята приписывали себе года и уходили на фронт в 16, 17 лет по твердым убеждениям, зная, что они нужны на фронте.

Вера Михайловна МЕДВЕДЕВА, ведущий специалист районного управления образования:

— Только благодаря великому подвигу русского солдата мы стали победителями в этой страшной войне. Отечество! Защитник! Сибиряк! Земной поклон тебе за подвиг твой бессмертный!

Победили потому, что люди были мужественные, стойкие, смелые, они защищали свою землю, свою семью, свою жизнь, свою страну, это были настоящие солдаты. В то время люди настолько любили Родину, что все — от детей до стариков — работали на победу. Роль военачальников была, безусловно, очень серьёзной, но войну выиграл народ ценой неимоверных усилий, ценой огромного количества человеческих жизней.

Галина Григорьевна БРЮХАНОВА, директор Кежемского историко-этнографического музея:

— Русский человек так устроен, что в критической ситуации, защищая свою Родину, стоит до конца. Одержать верх над фашистскими захватчиками удалось еще и благодаря сибирякам. Сибирские дивизии наводили ужас на фашистов своим мужеством, выдержкой, силой, смелостью и невероятной выносливостью.

Я хорошо помню, как рассказывал о войне фронтовик, житель деревни Сосновой Илья Семенович Верхотуров, что на войне было страшно всем. Но, самое страшное было услышать свист первой пули, потом к этому привык и знал, что когда слышит свист пули — значит, живой, потому что свою пулю никогда не услышишь — она летит тихо. Он закрутил в себе какую-то пружину и так с ней прошел всю войну. И только когда увидел на Ангаре Илимки, он в себе эти пружины раскрутил и зарыдал, осознавая, что он дома. Это было счастье.

Есть одно прекрасное стихотворение Алексея Федоровича Карнаухова «Фашисты бомбы в нас метали. Из автоматов били зло, а мы с тобой в живых остались, нам, скажем прямо — повезло!…».

Сергей Альбертович МАЙЕР, заместитель директора ПУ – 67:

— Советский солдат стал победителем в Великой Отечественной войне потому, что тогда в народе была общая сплоченность. На защиту своей Родины встал весь народ. Люди свято верили в будущее и бесстрашно защищали свои семьи и страну от фашистских поработителей. Народ ведь воевал за идею и свято верил в свою победу. Они знали, для чего и ради кого они шли на фронт.

Людмила Анатольевна ЦЫБ, киоскер:

— Только благодаря великому единству народа. В то время слово Родина для всех была светлым понятием. Люди сражались за идею, свободу и светлое будущее своей Великой Державы. Народы всех 15 республик были едины и сплочены, только благодаря этому мы одержали победу в той страшной войне.

Николай Иванович КРЕВИН, ветеран труда, долгое время руководивший совхозом «Ангара»:

— Победили, в первую очередь, потому, что в Советском Союзе, как известно, в те годы была власть рабочих и крестьян — советская власть, а не власть олигархов и богатеев, как сейчас. Тогда в стране был настоящий, крепкий руководитель – Иосиф Сталин, нравится это кому-то или нет. Существовала жестокая необходимость, время и обстановка диктовали суровые законы, которые подлежали выполнению.

Приказы и призывы военного времени — «Ни шагу назад! Отступать некуда – позади Москва!», «Всё — для фронта, всё – для победы!» дисциплинировали солдат и офицеров. Тех, кто трудился в тылу. Немало делалось и для поднятия патриотического духа людей: на места боевых сражений выезжали писатели, журналисты, артисты.

Наши люди были воспитаны в духе патриотизма, жили по принципу: прежде думай о Родине, а потом о себе. Для поколения наших отцов и для нас это были не пустые слова, мы так думали, мы верили в светлое будущее своей страны, своей родины, в победу, в то, что враг обязательно будет разбит. Был массовый героизм людей на фронте и в тылу, единство наций и народов: Москву и Ленинград обороняли не только русские, но и представители других национальностей.

Ценой огромных жертв, подвига и героизма народа при руководящей роли нашей партии и была одержана эта великая победа. Победа над сильнейшей военной машиной, которая тогда была в мире.

Вениамин Семёнович КОЛПАКОВ, ветеран Великой Отечественной войны:

— Мы смогли победить в этой страшной и кровавой войне, потому что горячо любили свою Родину, Советский Союз. Все мы жили в одном большом государстве, были патриотами своей страны, будь это русский, украинец, казах или туркмен.

Были молодые, когда шли в бой, не жалели себя, сил и здоровья, не думали о почестях и наградах. Выполняли свой воинский долг, выполняли приказ. Потому что нам надо было разбить ненавистного врага, прогнать его с нашей родной земли. Было трудно, но мы всё выдержали. Мы победили!

Николай Павлович НИКУЛИН, ветеран Великой Отечественной войны:

— Мы победили самого сильного врага, у которого была самая лучшая военная техника, полмира работало на фашистскую Германию. У нас было совсем другое – народ наш был более дружным и сплочённым, не так, как сейчас. А хорошее вооружение появилось позже, даже лучше, чем у немцев.

В Советском Союзе был социализм, было бесплатное образование и медицина. Дети и молодёжь по примеру старших росли патриотами своей родины, трудились с малых лет. Когда началась война, все понимали, что только сообща — фронт и тыл — мы сможем выстоять и победить. «Всё – для фронта, всё – для победы!» Иначе было нельзя, иначе мы бы не победили.

Михаил Евгеньевич ЧУКЛИН, ветеран Великой Отечественной войны:

— Потому что весь наш многомиллионный советский народ был объединён вокруг партии и правительства. Существовало единство фронта и тыла, вся страна от мала до велика поднялась против врага. Как бы враг ни старался, СССР всё же победил, выстоял в этой войне.

Конечно, первые месяцы после начала немецкого наступления было очень трудно, даже паника возникла. Видя силу и мощь немецкой армии, люди боялись – а сможем ли мы выстоять? Но под руководством партии народ собрался в единый кулак, а после битвы под Москвой мы стали одерживать победы одна за одной. Народ верил руководству партии и страны, лично Сталину.

Как бы сейчас некоторые «доброхоты» не хотели приписать победу англоамериканцам, исказить правду истории, мы, прошедшие всю войну, живые свидетели той эпохи, знаем, что союзники обратились к Сталину с просьбой начать наступление на Берлин раньше намеченного срока, потому что их войска могли быть разбиты немцами. И наступление советских войск на Берлин началось на 12 дней раньше. А сколько людей погибло!

Я всегда верил в нашу победу, знал, что она наступит. В конце войны, на Ялтинской конференции, союзники попросили СССР помочь им в войне с Японией. Всего за 26 дней союзник Германии был нами разгромлен!

Так что победа эта наша, и никто у нас ее не отнимет!

Зоя Евстафьевна ГАВРИЛОВА, ветеран Великой Отечественной войны:

— На фронт я ушла в конце 1941 года, после двухгодичного обучения в медицинской школе. После объявления начала войны я сразу же хотела идти на фронт, но меня не взяли по возрасту – мне было 17 лет. На фронте я отвечала за вывоз раненых с поля боя, доставку их к полевым госпиталям. Было очень трудно и страшно, но нужно было выполнять эту работу.

Я верила в победу нашей страны против немецко-фашистских захватчиков, не было никаких, даже самых малейших сомнений в победе. Мы любили свою родину, были патриотами своей страны. И делали все, чтобы приблизить нашу победу.

Подготовили Екатерина ПЕРВУХИНА, Наталья РОМАНОВА, Татьяна ЯКУТИНА

(АП)