План шлиффена

План Шлиффена в Первой Мировой войне

Общая концепция

План Шлиффена — план ведения боевых действий в Первой Мировой войне, разработанный немецким начальником Альфредом фон Шлиффеном. Германия всегда отличалась своей решительностью в боевых действиях. И планы Шлиффена и Барбаросса можно считать «родственными». Оба были молниеносные, глобальные, перспективные, а в итоге потерпели провал. Шлиффен хотел вести победоносную войну на двух фронтах сразу. Первым делом разгромить французские войска, а после этого полностью уничтожить русскую армию так быстро, чтобы она не успела мобилизовать свои войска и направить их на Восточную Пруссию. На всё это, согласно разработанному плану, должно было понадобиться чуть больше месяца. Но далеко не всё в генеральном штабе Германской империи складывалось позитивно. Начали появляться военачальники, отрицающие возможность привидения плана в жизнь. Одним из них был Бисмарк. Он настойчиво утверждал, что при сражениях на двух фронтах крах будет неизбежен. Объяснял это решение тем, что у империи просто будет серьёзная нехватка ресурсов, что поведёт к глобальному и сокрушительному поражению. Но к его мнению некто не прислушался.

Уход Шлиффена в отставку

После того как в 1906 году создатель данного плана покинул свой пост на его смену при шёл новый начальник генштаба — Мольтке. Он решил внести некоторые изменения в боевые действия. В отличие от Шлиффена, новый командир решил сделать перегруппировку войск и усилить военные силы на левом фланге. Возможно, это и привело к поражению Германии в войне, но об этом ведутся споры между историками. По словам очевидцев, когда Шлиффен умирал, он слёзно просил не ослаблять правый фланг. Но либо эти слова не дошли до Мольтке, либо он их проигнорировал.

Начало реализации и провал

Основные причины сокрушительного поражения империи:

  1. Германские военачальники возлагали большие надежды на помощь Италии. Эта страна состояла в тройственном союзе наряду с Германской Империей. И имела очень сильный флот, который представлял большую угрозу для немецких соперников. Но Италия отказалась вступать в войну.
  2. Путь немецкой армии лежал через территорию нейтральной Бельгии. Но на удивление, бельгийская армия оказалась крепким орешком и давала достойный отпор в течение месяца. Важно подметить, что бельгийская армия в 10 раз меньше немецких захватчиков. Эта битва послужила сильным ударом по самолюбию немецких солдат.
  3. Французские солдаты дали очень сильный отпор. Этого не предусматривало сценарий ведения «молниеносных боевых действий».
  4. Русские солдаты быстро провели мобилизацию своих войск и ввели их в Восточную Пруссию. Такая неприятная неожиданность сильно подломила немецкое командование в психологическом отношении.
  5. Железные дороги Франции работали намного быстрее и оперативнее, чего не ожидал генеральный штаб Германии. Поставки продовольствия и новых военных кадров осуществлялись с запредельной скоростью.

План Шлиффена

План Шлиффена – составленная в 1905 году программа, предусматривающая быстрое завоевание Германской империей Франции и поворот войск в сторону России.

Таким образом германское командование рассчитывало вести войну сразу на двух фронтах – Западном и Восточном.

Как и в ряде других случаев, немцы желали «скоростного» наступления и быстрой победы. По поручению кайзера Вильгельма Второго этот план составил Альфред фон Шлиффен, тогдашний начальник Генерального штаба.

Программа Шлиффена предполагала, что германская армия должна захватить Париж всего за 39 дней и за 42 дня принудить Францию к полной капитуляции.

К этому времени, по расчётам командования, Россия не смогла бы мобилизовать свою армию, поэтому также могла быть побеждена при наступлении немцев на Восточном фронте.

Германскому командованию было известно, в частности, о слабости железнодорожных путей во Франции и в особенности в России. С одной стороны, Шлиффен вдохновлялся Франко-Прусской войной, в которой немцам удалось взять Париж и присоединить к своей империи французскую провинцию Эльзас-Лотарингия.

С другой стороны, он изучил знаменитую битву при Каннах 216 года до нашей эры, в которой Ганнибал нанёс сокрушительное поражение римской армии. Кроме основных целей, план имел и дополнительные – захват таких нейтральных государств, как Бельгия, Люксембург и Нидерланды.

1 Мировая война. план Шлиффен фото

Начатый Шлиффеном в 1905 году, план был доработан в следующем году Гельмутом фон Мольтке, очередным начальником Генерального штаба. Он же, собственно, и начал приводить его в исполнение.

Провал операции

Однако разработанный на скорую руку план «войны на скорую руку» провалился, едва только Германия начала его исполнять. Причиной оказались просчёты, допущенные Шлиффеном и Мольтке при разработке плана.

  1. Италия, которая должна была вступить в войну в качестве союзника Германии, внезапно отказалась делать это.
  2. В Бельгии небольшая по численности национальная армия смогла героически обороняться в течение долгого времени. В борьбе с бельгийцами немцам даже пришлось использовать «Большую Берту» — огромную мортиру, однако и после этого бельгийская армия не сдавалась. Нападение Германии на Бельгию заставило также и другие нейтральные страны пересмотреть свои взгляды на немецкую империю.
  3. Мобилизация русской армии проходила гораздо быстрее, чем на то рассчитывали немцы. В результате на Восточный фронт пришлось перебросить значительную часть войск, но это привело лишь к ослаблению Западного фронта, на котором немецкая армия за всю Первую мировую войну не одержала практически ни одной крупной победы.
  4. Французы также оказались более расторопны, чем надеялось германское командование. Французская армия перебрасывала солдат на фронт всеми возможными средствами, в том числе на такси. Красные автомобили «Рено», на которых подвозились войска, вошли в историю как «марнское такси».

Войны на два фронта не получилось. Однако пришедший позднее к власти Адольф Гитлер вознамерился повторить попытку такой войны и провести желаемый «блицкриг», для чего подробно изучил план Шлиффена. Гитлер был уверен, что теперь опасностей для двойной войны не будет, и так оно и вышло. Франция быстро сдалась. «Вторую попытку плана Шлиффена» войскам Третьего Рейха удалось реализовать благодаря своим выдающимся военачальникам,

МОЛЬТКЕ Хельмут Карл Бернхард фон


Краткая военная биография: Походы в Сирию. Датская война. Австро-прусско-итальянская война. Франко-германская война.
Участие в сражениях: Сражение при Седане.

(Helmuth Karl Bernhard von Moltke) Граф, генерал-фельдмаршал (1871), начальник Генерального штаба (1857)

Происходил из старинного дворянского рода. Родился в Мекленбурге, закончил военное училище в Копенгагене, откуда поступил на датскую военную службу, на которой в это время находился и его отец.
В 1822 г. Мольтке перешел на прусскую военную службу и год спустя поступил в Военную академию в Берлине, начальником которой был в это время К. Клаузевиц.
В 1826 г., после окончания с отличием академии, Мольтке вернулся в свой полк. В начале 1827 г. Мольтке был назначен начальником дивизионной школы, в которой вел подготовку фенрихов (прапорщиков) с таким знанием дела, что его уже в 1828 г. причислили к Генеральному штабу, а в 1833 г. перевели работать в него.
В 1835 г. Мольтке в звании капитана совершил большое путешествие на Восток. В Константинополе он был представлен султану Махмуду II и по его просьбе остался в качестве инструктора в турецкой армии. Здесь он принял участие в реорганизации турецкой армии, руководил работами по укреплению Рущука, Силистрии, Варны и Шумлы, а в 1839 г. участвовал в походах на курдов и египтян в Сирию.
После смерти Махмуда II в 1839 г. Мольтке вернулся в Пруссию, где получил назначение в штаб IV армейского корпуса.
В 1848 г. Мольтке был назначен начальником отделения большого Генерального штаба, а в августе того же года — начальником штаба корпуса, командиром которого был принц Вильгельм Прусский (будущий император Вильгельм I). Принц быстро оценил знания и жажду деятельности своего начальника штаба, их обоих сблизили мечты о войне для обновления и расширения Пруссии. По инициативе Мольтке в Магдебургском офицерском собрании была организована военная игра, которая смогла проявить всю эрудицию Мольтке и его удивительную способность к разрешению любых стратегических и организационных вопросов.
В 1850 г. Мольтке был произведен в подполковники, в 1851-м— в полковники, а четыре года спустя — в генерал-майоры, с назначением сопровождать сына наследного принца Вильгельма принца Фридриха (впоследствии императора Фридриха III) в Санкт-Петербург, Москву, Париж и Лондон. Это путешествие дало Мольтке возможность изучить быт, нравы и обычаи важнейших дворов Европы, увидеть и оценить их армии и командный состав.
В 1857 г. Мольтке был назначен на пост начальника Генерального штаба и получил полную возможность воплотить в жизнь свои идеи. Старую систему прусской армии Мольтке усовершенствовал, поставив целью создать такую армию, которая была бы всегда готова к полному напряжению своих сил. Он достиг этого созданием однообразных по силе и устройству высших войсковых единиц и подготовкой резерва, чтобы с момента объявления войны иметь большую готовность, превосходство в силах, а следовательно, и инициативу в действиях.
Мольтке основывал всю мирную подготовку на строгом расчете, доходившем до мелочей предусмотрительности, на устранении возможных случайностей. Среди своих подчиненных Мольтке неустанно проводил идею, что первое же столкновение с противником есть экзамен всех соображений и расчетов и не выдержать этот экзамен — значит доказать несостоятельность высшего командного состава армии.
При Мольтке было дано истинное назначение прусско-германскому Генеральному штабу, который должен был тщательно изучать не только военные, но и политические, технические, промышленные условия, учитывать их влияние на ведение войны и стараться использовать их наилучшим образом в военное время.
Его точно рассчитанная тактика требовала точного и строгого исполнения и не допускала ни малейших отклонений. Мольтке не был противником инициативы своих подчиненных, но лишь постольку, поскольку эта инициатива служила осуществлению его идей, его планов в желаемом им смысле и направлении. Малейшая ошибка в исполнении могла тем более вредить его комбинациям, чем точнее они были рассчитаны. С этой целью ему были везде нужны непосредственные представители, которые могли бы руководить исполнителями задуманного им дела, наблюдать за ними и направлять их. Все это делало германский Генеральный штаб как бы отражением личности самого Мольтке. Офицеры Генерального штаба стали не только его воспитанниками, но и его доверенными агентами, через которых армия усваивала его взгляды, виды и цели. Старшие начальники признавали авторитет Мольтке, зная о его особых отношениях с императором, и понимали, что не подчиниться Мольтке равносильно немедленному оставлению службы. Он давал себя чувствовать везде, и в этом у него было много общего с Наполеоном.
Система ведения войны, примененная Мольтке, была основана, прежде всего, на подготовке орудия войны к действию во всех отношениях. Стратегия Мольтке основывалась на действиях, почти без применения военной хитрости, с расчетом исключительно на сокрушительную мощь превосходящих сил.
Вступив в роль стратега 64 лет от роду, не командовав до этого времени какой бы то ни было крупной войсковой массой, Мольтке, тем не менее, сразу показал себя человеком вполне привычным к командованию войсками и управлял ими твердо и без колебаний. Успешно разрешив сложную задачу управления полумиллионной армией путем разделения ее на несколько отдельных армий, Мольтке оставил за собой лишь постановку общих целей, детали же управления предоставил командующим армиями. Он вмешивался в детали исполнения в случае крайней необходимости.
Прусская армия была готова броситься на врага, точно зная, что и как нужно делать. Первый опыт войны с Данией 1864 г., которая велась в союзе с Австрией, нужен был Мольтке для того, чтобы увидеть на деле все плюсы и минусы австрийской армии. Как только Дания была раздавлена, Мольтке сразу же принялся за составление плана войны с Австрией, принимая во внимание медлительность австрийцев, нерешительность их генералов и поставив залогом успеха быстрое наступление с целью захватить противника врасплох.
Перед началом войны 1866 г. был созван военный совет, на котором Мольтке доложил свой план действий против Австрии. Против этого плана высказался начальник штаба 1-й армии генерал Фохтс-Рец, но военный совет принял план Мольтке, который воспроизвел план Фридриха Великого в 1757 г. — наступление на Богемию по горным проходам.
В целях выигрыша времени Мольтке использовал все имевшиеся в его распоряжении железные дороги для переброски прусских войск на фронт протяженностью свыше 400 км. Его замысел состоял в том, чтобы быстрым концентрическим наступлением через пограничный горный пояс сосредоточить свои армии в центральной части северной Богемии.
Первоначально план Мольтке предусматривал два варианта действий. Если бы выяснилось, что предполагаемая позиция австрийцев в район Иожефштадта за Эльбой окажется неустойчивой, то армия кронпринца маневром в восточном направлении должна была нанести удар во фланг, в то время как две другие армии должны были сковать австрийцев с фронта.
Если бы проводить наступление оказалось нецелесообразным, то все три армии должны были двинуться в западном направлении, переправиться через Эльбу в районе Пардубице (42 км восточнее Колина), а затем, повернув на восток, создать угрозу коммуникациям противника, идущим в южном направлении.Однако потеря времени, вызванная нежеланием короля Вильгельма оказаться в роли агрессора, вынудила Мольтке применить действия, не входившие в его расчет. К тому же прусский кронпринц Фридрих, считая, что Силезия может оказаться в опасности, добился согласия Мольтке на переброску своей армии для охраны этой провинции на юго-восток.
Австрийская армия Бенедека, опасаясь, что прусские войска опередят ее в развертывании и открытии боевых действий, сумела сосредоточиться первой, лишив Мольтке возможности выйти в намеченный район первоначального сосредоточения. Австрийцы оказались на левом берегу Эльбы, сосредоточив свои войска еще ближе, чем- то предполагал начальник Генерального штаба.
Эти обстоятельства сыграли на руку Мольтке, который еще более оторвался с армией кронпринца от остальных прусских армий и теперь занял еще более выгодную позицию и мог угрожать одновременно флангу и тылу противника. Рассредоточением сил на достаточно широком фронте Мольтке обеспечил себе большую свободу действий, чем Бенедек, войска которого были сосредоточены на фронте протяженностью 65 км.
Диспозиция войск Мольтке настолько обеспокоила Бенедека и спутала все его планы, что прусские войска, несмотря на большое количество допущенных ошибок, сначала сумели прорваться через горы, а затем нанести решающее поражение австрийским войскам под Кёнигрецем (Садовой). Фактически Бенедек потерпел поражение еще до сражения, послав телеграмму Францу Иосифу, в которой настаивал на немедленном заключении мира ввиду охвата его фланга войсками кронпринца.
Война 1866 г. внушила прусской армии безграничную веру в свои силы и в военные таланты руководителя Генерального штаба.
Считая выгодными использовать сложившийся успех, Мольтке считал необходимым уже весной 1867 г. начать наступательную войну против Франции.
Еще в 1855 г., побывав в Париже и познакомившись с французским генералитетом, Мольтке не мог не заметить признаки близкого падения блестящей французской монархии с ее блестящей по внешности армии. От него не ускользнули либерализм дешевого сорта, нелюбовь французского общества к офицерам, отсутствие военных знаний и застой военной мысли у большей части офицерского состава французских войск. Редактируя историю Итальянской войны 1859 г., Мольтке понял, что хотя французская армия и одержала победу, однако при этом давно утратила былые наполеоновские традиции. Никаких улучшений сделано не было, и во французской армии господствовала полная беспечность: отсутствовали серьезные резервы, материальная часть была недостаточно полной.
Ситуация, однако, не благоприятствовала немедленному началу военных действий, и потому нападение было временно отложено. Зимой 1868/69 г. Мольтке составил новый план войны и уже весной представил его на рассмотрение Вильгельму I. Составленный Мольтке план действий против Франции был принят Вильгельмом I без обсуждения его на военном совете.
Свою идею войны с Францией Мольтке почти целиком заимствовал у Клаузевица. Она заключалась в том, чтобы вторгнуться во Францию тремя параллельными колоннами, проходя между Мецом и Страсбургом, и, отбросив все французские войска к северу, изолировать их там от остальной Франции и от Парижа. Мольтке основывал свой успех на более быстрой мобилизации, на превосходстве в силах, на уверенности застать французов врасплох, в минуту их приготовления к войне, и на вероятности встретить у противника крайнюю нерешительность в предположениях и планах действий, а следовательно, на возможности сразу же нанести ряд сильных ударов. Мольтке принял в соображение и невыгодные для себя условия, учитывая возможные случайности и способы противодействия противника.
В соответствии с доктриной Клаузевица Мольтке искал тактического успеха простейшим путем и, отказываясь от обходов, которые в это время были уже легко обнаруживаемы противником, довольствовался охватами, представляющими меньший риск.
Все это блестяще проявилось в Франко-германской войне 1870— 1871 гг., руководство в которой боевыми действиями всех германских вооруженных сил осуществлял непосредственно Мольтке.
В 1870 г. Мольтке собирался дать сражение французским войскам на реке Саар, где должны были сосредоточиться все три его армии. План Мольтке не был осуществлен в результате того, что французские войска оказались парализованными значительно раньше, чем Мольтке приступил к реализации своего замысла. Все объяснялось тем, что 3-я немецкая армия (которой командовал кронпринц Фридрих Вильгельм), действовавшая на левом фланге, пересекла границу далеко к востоку и разбила французский отряд у Вейсенбурга.
Затем, продолжая наступление, она окружила и разгромила под Вертом (50 км южнее Мангейма) правофланговый корпус французов раньше, чем успели подойти другие французские войска. Влияние этих случайных, разрозненных боев оказалось важнее спланированного крупного сражения. Теперь вместо соединения с главными силами армии кронпринца была предоставлена возможность двигаться самостоятельно на большом удалении от основной группировки противника. Поэтому она не принимала участия в плохо организованных сражениях под Вьонвилем и Гравелотом, тем более что расположение там французских войск было таковым, что она едва ли смогла действовать там с пользой, даже если бы находилась ближе. В результате 3-я армия невольно сыграла важную роль на завершающем этапе сражения.
Когда главные силы французской армии, выстоявшие в сражении под Гравелотом, отошли в сторону одного из своих флангов и к Мецу, они легко могли оторваться от выдохшихся 1-й и 2-й немецких армий. Однако, опасаясь перехвата его войск 3-й немецкой армией, Базен решил закрепиться в Меце.
Это дало возможность немцам восстановить взаимодействие, а французы, напротив, утратили его в период бездеятельности, который наступил после того, как они покинули открытое поле. В результате Мак-Магон вынужден был начать свои плохо продуманные и еще хуже осуществленные действия по оказанию помощи Мецу.
3-я армия по-прежнему беспрепятственно двигалась к Парижу и теперь круто изменила направление своего движения с западного на северное, обошла с фланга армию Мак-Магона и вышла ей в тыл. Все это привело к окружению французской армии, и она была вынуждена капитулировать в Седане.
При всей своей необыкновенной способности к хладнокровию или, вернее, холодно-расчетливой работе в кабинете, Мольтке во время боевых действий иногда терял спокойствие духа и часто портил то, что великолепно обдумывал, сидя у себя в кабинете. Так, 17 августа после сражения при Вьонвиле-Марсла-Тура он не принял мер к разведке направления отступления Базена, на следующий день остался на правом фланге, когда решительные события произошли на левом, и продолжал усиливать войска правого флага. Накануне Седана он не объединил действия 3-й и Майнской армий. Все это показывает, что Мольтке можно считать образцом начальника Генерального штаба, но никак не новым Наполеоном.
Сходство кампаний 1866 и 1870 гг. заключается в том, что как в той, так и в другой обе воюющие стороны были формально готовы к войне, и в том, что верховное командование обеих сторон допустило массу ошибок, но несмотря на ошибки, допущенные Мольтке, исход обеих войн был быстро решен. Прямолинейность решений Мольтке кажется такой лишь на первый взгляд. В действительности они отличались большой гибкостью. Мольтке первый учел влияние современных факторов на ведение военных операций, положил основание современной стратегии и создал целую плеяду блестящих представителей военной науки (А. Шлиффен, Э. Людендорф и др.). В последние годы жизни Мольтке работал над составлением планов нападения на Францию, Австрию и Россию. Затем, уже после заключения союза с Австрией он планировал нападения на Францию и Россию силами Германии, Австро-Венгрии и Италии.
Около тридцати лет Мольтке оставался во главе Генерального штаба и за этот долгий срок воспитал несколько поколений офицеров Генерального штаба, дал его организации и деятельности устойчивость и органическую целостность.
В 1888 г. он по собственной просьбе был уволен со своего поста и занял пост председателя комиссии народной обороны. На своих выступлениях в рейхстаге Мольтке впервые отказался от роли «великого молчальника», как его называли раньше. Депутатов рейхстага выступления Мольтке поражали логикой и убежденностью.
У Мольтке не было врагов — все видели за его холодной внешностью, суровой сдержанностью и непоколебимым самообладанием редкую чистоту характера и искренность убеждений.
Уже при жизни в Кёльне и в родном городе Пархиме Мольтке были воздвигнуты памятники. В его похоронах принимали участие даже социал-демократы. Деятельность Мольтке как полководца получила признание и в России. В 1870 г. он был награжден орденом Св. Георгия 2-й степени, в 1876 г. был избран почетным членом Николаевской академии Генерального штаба. В 1872 г. Мольтке был назначен шефом 65-го пехотного Рязанского полка.

Биография

Давно про план Шлиффена ничего не было, часть 1

ОПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН ВОЙНЫ ШЛИФЕНА И СОВРЕМЕННАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ(1)
Я. ЖИГУР
Величие и цельность оперативного плана войны Шлифена до сего времени приковывает к себе сугубое внимание как теоретиков, так в практиков военного дела. Шлифен выработал дерзновенный план войны, который по его убеждению должен был одним ударом привести к разгрому Франции и в кратчайший срок победоносно закончить войну.
План простой, а главное – отвечающий желаниям, мечтам каждого полководца.
Притягательная сила шлифеновского плана настолько громадна, что до сего времени многочисленные военные теоретики «молятся» на Шлифена, и не один десяток современных операторов-практиков, разрабатывающих оперативные планы будущей войны, с завистью оглядываются на Шлифена, готовы подражать ему, иметь у себя в стальных сейфах подобный оперативный план войны для своей страны, ведущий к молниеносному сокрушению армии противника, обещающий быстрое победоносное окончание войны.
Многие видные немецкие писатели после поражения Германии готовы всю вину за проигранную войну свалить на тех, кто на деле не осуществил полностью плана Шлифена, считая, что последний мог обеспечить быстрый выигрыш войны. Для иллюстрации вышеуказанных взглядов приведем несколько выдержек из трудов и статей лишь некоторых германских военных писателей.
Так, генерал Куль, один из видных учеников Шлифена и деятельный участник практического осуществления идей Шлифена на полях Франции в мировой войне, пишет(2):
«Мы проиграли Марнское сражение не потому, что пользовались шлифеновской системой, а потому, что не следовали ей… Мы могли выиграть сражение (Марнское), несмотря на нашу меньшую численность. Если бы победа вторично осталась за нами, последствия ее были бы неизмеримы»(3).
«Благоприятный момент в начале сентября 1914 г., когда мы (немцы) могли произвести обход и имели возможность быстро окончить войну, был раз навсегда упущен».
«Нельзя упрекать Шлифена за то, что он ошибся в вопросе продолжительности войны. В остальных своих взглядах на будущую войну он был прав».
В немецком военном еженедельнике «Милитер-Вохенблатт» время от времени повторяется пропаганда идей шлифеновского плана и для будущего. Для иллюстрации – некоторые цитаты:
«Убеждение, которое мы инстинктивно имели перед войной о том, что в предстоящей войне первые сражения, рассчитанные на все, будут иметь решающее значение на исход войны повидимому остается неизменным и для сегодняшнего дня» (Л. Рендулис).
«…Мы не переживаем периода позиционной войны в истории военного искусства, а находимся в периоде стратегии сокрушения. Кто не уничтожит в первые недели кампании неприятельской армии и увидит час рождения миллионной армии противника, тот проиграл войну. Шлифеновские «Канны» не бумажная премудрость, а учебник стратегии «будущего» (ген. Альтрок).
Генерал Гренер в своей книге «Завещание графа Шлифена»(4) пишет:
«Большая победа в августе 1914 г. была возможна, но не удалась только из-за ошибок германского главного командования».
«Цель своей жизни Шлифен видел в том, чтобы избежать затяжной войны и обеспечить существование германского народа планом войны, который привел бы к быстрой и окончательной развязке войны».
«План Шлифена стремился не к завоеванию территории и населения, а преследовал лишь оперативные цели, чтобы в наикратчайший срок окончить войну победоносно. План Шлифена являлся вполне достаточным для достижения большой решающей победы в 1914 г.».
Вышеприведенные взгляды могут служить иллюстрацией мышления многих видных военных деятелей, в особенности из среды так называемых стратегов сокрушения во что бы то ни стало. Оперативный план войны, по которому развернулись и действовали немцы в 1914 г., был несколько изменен со стороны Мольтке, хотя в общем сохранил основную идею Шлифена. Этот план при «практической проверке» оказался несостоятельный, т. е. не привел к быстрому разгрому Франции. Но так как Мольтке полностью не осуществил того распределения сил между различными участками западного фронта, которое было намечено Шлифеном, то, естественно, «законченный план Шлифена» не подвергся фактической проверке на полях сражения Франции; история не имела случая доказать его несостоятельность. Поэтому многие военные деятели еще в настоящее время склонны думать, что такие «шлифеновские планы войны» могут привести к быстрому военному разгрому таких государств, как Франция, и при таком общем соотношении сил, какое было в 1914 году.
Мы считаем, что оперативный план войны Шлифена мог бы привести к быстрому разгрому Франции в 80-90-х годах ХIХ столетия, но план Шлифена в первой четверти ХХ столетия являлся уже несостоятельным. В вооружении и организации армий, а также в развитии транспортных средств в ХХ веке произошли такие изменения, которые расшатали самые основы, на которых был построен план Шлифена. Тем более нельзя мечтать о шлифеновском плане быстрого сокрушения крупных государств в будущем (не имея общего подавляющего превосходства военных сил), имея такой богатый опыт мировой войны.
Так как до сил пор еще сохранились явные и скрытые поклонники оперативного плана войны Шлифена, то мы считаем целесообразным остановиться на основных моментах несостоятельности и вредности идей шлифеновского оперативного плана войны в условиях современной действительности.
1. Идеи оперативного плана войны Шлифена
Как известно, план войны Шлифена на два фронта заключался в том, чтобы, сосредоточив максимум сил на Западе, быстро разгромить Францию, а затем направить все силы против России.
На западном же фронте Шлифен создавал чрезвычайно мощную группировку на правом крыле стратегического фронта (см. схему 1) с тем, чтобы наступлением выиграть левый фланг французских армий и, ведя беспрерывное преследование, отбросить французские силы к восточным крепостям и там тех ликвидировать.
Шлифен в своей докладной записке к оперативному плану войны в декабре 1905 г. писал: «Необходимо наступлением на левый фланг французов отбросить их в восточном направлении, к крепостям Мозеля, к Юрским горам, к Швейцарии. Французская армия должна быть уничтожена. Наиболее существенным для хода всей операции является образование сильного правого фланга, при помощи которого выигрывать сражения и беспрерывным преследованием принуждать противника непрерывно отступать… Необходимо, чтобы немцы были на правом фланге по возможности сильнее, так как здесь ожидается решающее сражение»(5).
Шлифен предполагал, что беспрерывным преследованием, постоянно выигрывая левый фланг французского фронта, германские армии, не дав французам перегруппироваться, загонят последних к восточным границам, где расстроенный и ослабленный отступлением противник будет ликвидирован. Такова была общая схема действий, основная идея операции, намеченные Шлифеном.
2. Соотношение сил
Как известно, уже в начале войны немцы не имели и не могли иметь сколько-нибудь значительного общего превосходства в силах над союзниками на западном фронте (см. таблицу).
К этому соотношению сил В. Ф. Новицкий дает следующую оценку: «Из таблицы видно, что численностью своих перволинейных мобилизованных войск союзники превосходили немцев, но зато были вдвое слабее противника числом своих второлинейных. Однако если принять во внимание, что эти последние служили обеим сторонам для более поздних формирований и в операциях маневренного периода войны приняла участие лишь их незначительная часть, то это преимущество немцев не имело существенного значения для первых крупных боевых столкновений… Силы союзников которые могли быть с первых же дней войны введены в дело для главных операций в Бельгии и Франции, имели перевес над германскими силами. Несомненное превосходство немцы имели в полевой тяжелой артиллерии».
Соотношение вооруженных сил к началу военных действий в 1914 г.(6)
Союзники Франция Германия (Франция, (на западном Англия, и восточном Бельгия) фронтах) Перволинейные войска (полевые и резервные) Батальонов 1 386 1 121 1 050 Эскадронов 666 550 552 Легких орудий 5 176 4 052 4 840 Тяжелых орудий 200 батар. 107 батар. 1 688 оруд. Пулеметов 1 640 1 314 1 840 Численность людей 2 197 000 1 856 000 1 887 100 Второлинейные войска (ландвер, ландштурм, запасн., территориальн.) Батальонов 1 163 798 1 904 Эскадронов 271 39 278 Легких орудий 1 092 312 3 242 Тяжелых орудий 80 — 1 488 Численность людей 1 119 800 719 000 2 328 860
Качество французской армии немцы в 1914 г. определяли следующим образом: «Необходимо считать французскую армию вполне достойным и серьезным противником… Приходится мириться с тем фактом, что на нашей западной границе мы встретим первоклассную армию» (Бернгарди). Такую же оценку французской армии дает германский генеральный штаб: «Французская армия — одна из лучших в Европе, это — противник, качества которого никоим образом не следует не дооценивать» (Куль, «Германский генеральный штаб»).
Таким образом, мы видим, что в начале войны немцы не имели численного превосходства (если даже все силы были бы направлены на Западный фронт) над своим западным противником, и в качественном отношении противник оценивался высоко. Немцы не имели необходимого превосходства в силах для быстрого сокрушения Франции. Эту свою основную слабость для сокрушении они стремились компенсировать своим оперативным планом, использованием своих вооруженных сил, построенными на идеях Шлифена.
3. Распределение немецких сил
Распределение германских сил между западным и восточным фронтами в 1914 г. было полностью проведено согласно плану Шлифена, несмотря на то, что русская армия с момента составления шлифеновского плана (1905 г.) чрезвычайно усилилась.
Шлифен в 1905 году против русских армий, по варианту выделения сил на восточный фронт, оставлял 3 армейских, 3 резервных корпуса, 7 ландверных бригад и 2 кавалерийских дивизии; в 1914 г. 8-я армия была слабее указанного состава на 1 резервную, 1 кавалерийскую дивизию и 4 ландверных бригады. Правда, к войскам восточного фронта необходимо отнести еще ландверный корпус в составе 4 ландверных и 2 эрзац-резервных бригад. Кроме того, в августе 8-я армия была еще усилена 1 ландверной дивизией из Шлезвиг-Гольштейна.
Таким образом, на восточном фронте был полностью соблюден план Шлифена в смысле распределения сил между двумя фронтами (западным и русским).
На западном фронте по плану Шлифена должны были быть развернуты и в действительности в 1914 г. развернулись(7):
Войсковые соединения По плану Шлифена В действительности 1905 г. в 1914 г. Армейских корпусов 23½ 23 Резервных корпусов 12 12 Кавалерийских дивизий 9 10 Ландверных бригад 19½ 17½
По признанию рьяного поклонника плана Шлифена, генерала Гренера, «армия западного фронта в 1914 г., несмотря на отсутствие ½ армейского корпуса и 2 ландверных бригад, не была слабее, чем было предусмотрено Шлифеном в 1905 г.».
Перед войной было решено часть запасных войск перевести в полевую армию как эрзац-резервные дивизии и бригады. Шлифен требовал формирования не менее 8 эрзац-резервных корпусов, а в 1914 г. фактически удалось сформировать лишь 7½ эрзац-резервных дивизий, причем вооружение и снабжение этих формирований были недостаточными для их активного оперативного использования. Шлифен требовал, но не имел 8 эрзац-резервных корпусов. В 1914 г. фактически было в распоряжении германского главного командовании вместо желательных 8 корпусов только 7½ фактических эрзац-резервных дивизий.
Мы видим, что общее количество войск на западе в 1914 г. не исказило плана Шлифена. Однако в распределении сил по разным участкам западного фронта в плане Мольтке, который был осуществлен в 1914 г.(8), имелись некоторые существенные изменения.
Распределение сил по участкам фронта (Схема 1)
Участки фронта и По плану Шлифена В действительности войсковые соединения 1905 г. в 1914 г. Брюссель – Намюр (в 1914 г. 1-я и 2-я армии) Активных корпусов 9 8 Резервных корпусов 7 5 Кавалерийских дивизий 5 3 Ландверных бригад 10 5 Эрзац-резервных дивизий 12 — Намюр – Мезьер (в 1914 г. 3-я и 4-я армии) Активных корпусов 6 6 Резервных корпусов ½ 3 Кавалерийских дивизий 1 2 Ландверных бригад 6 2 Мезьер – Верден (в 1914 г. 5-я армия) Активных корпусов 8 3 Резервных корпусов 5 2 Кавалерийских дивизий 3 3 Ландверных бригад 4½ 5½ Эрзац-резервных дивизий 4 6½ Всего весь западный фронт Активных корпусов 26½ 23 Резервных корпусов 14 12 Кавалерийских дивизий 11 10 Ландверных бригад 26½ 17½ Эрзац-резервных дивизий 16 6½
Распределение сил Шлифена по участкам фронта в 1905 году взято по варианту, когда все силы развертывались на Западе (в 1905 году Россия считалась выбывшей из строя в результате войны с Японией). Немецкие писателя любят давать этот «полнокровный» план Шлифена и избегают второго варианта плана, по которому часть сил выделялась на восточный фронт, ибо этот вариант не дает резкого различия между планом Шлифена и Мольтке. Рейхсархив утверждает, что соотношение сил между активным фронтом (севернее крепости Мец) и пассивным (южнее Меца) у Шлифена было как 7:1, а у Мольтке в 1914 г. как 3:1.

Оценивая те изменения, которые были внесены в 1914 г в группировку сил на западе по сравнению с планом Шлифена, В. Ф. Новицкий пишет(9): «Мольтке видоизменил это соотношение в пользу южной, второстепенной группы, нарушив тем основную идею шлифеновского плана. Ошибка Мольтке заключалась в сущности, вовсе не в самом изменении численности войск левого крыла, потому что даже усиление левого фланга 6 пехотными дивизиями дало ему возможность иметь на активном участке силы не меньше, чем те, которые были назначены туда его предшественником. Его ошибка состояла в том, что, усиливая левое крыло и давая ему активную задачу, он психологически (?! Я. Ж.) ослаблял главный удар, наносимый правым крылом, отвлекал внимание высшего командования от выполнения важнейшей задачи, разделял усилия по двум направлениям, как бы раскалывал, расщеплял основную идею плана, лишая последний той цельности, которая так важна для операций со столь решительными задачами и со столь широкими целями».
Таким образом, при стратегическом развертывания план Шлифена фактически отнюдь не пострадал в такой мере, чтобы можно было утверждать, что из-за этого не удалось быстрое сокрушение Франции.
4. Наступление немцев в Бельгию и Францию и действия французского командования
Как известно, план стратегического развертывания французов не учел наступления немцев такими крупными силами через Бельгию, как это было в действительности осуществлено в 1914 году.
Оглядываясь на свой северный фланг, французское главное командование свои главные силы направило для наступления в Эльзас-Лотарингию и севернее Вердена.
Из сопоставления французского и немецкого планов стратегического развертывания (см. схему 2) и учитывая направление наступления германского ударного крыла, ясно видно, насколько чрезвычайно удачно обеспечен выигрыш немцами северного французского стратегического фронта; причем немцы против французского северного крыла располагают подавляющим превосходством в силах.
Мы видим, что для французского главного командования, судя по его плану стратегического развертывания, было полной неожиданностью глубокое наступление ударного крыла германских армий через Бельгию. Оперативная внезапность немцами была достигнута полностью.
Однако в процессе стратегического развертывания и вторжения немецких армий в Бельгию французское командование, по мере получения разведывательных данных, принимало меры противодействия обходу северного фланга, но весьма нерешительно.
1) 2 августа, т. е. в первый день мобилизации, главнокомандующий Жоффр, получив сведении о вторжении немцев в Люксембург, продвигает район сосредоточения 4-й армии к северу, по существу уже предопределяя наступление 4-й армии севернее Вердена между 3-й и 5-й армиями (по плану развертывания наступление 4-й армии предусматривалось или южнее или севернее Вердена).
2) 8 августа, по разведывательным данным, обстановка у Жоффра рисуется в следующем виде: главные силы немцев сосредоточены в Люксембурге и в районе Мец — Диденгофен с целью наступления на запад; одна германская армия вступила в Бельгию; перед 1-й и 2-й французскими армиями — не более 6 корпусов. В этот день Жоффр отдает директиву № 1, в которой формулируются намерения главного командования «дать сражение всеми соединенными силами, примыкая своим правым флангом к Рейну». 5-й левофланговой армии поставлена задача занять более узкий фронт между Вузье и Абантоном, чтобы иметь возможность атаковать противника между Музоном и Мезьером или самой перейти Маас между этими пунктами.
3) 13 августа закончилось сосредоточение главной массы французских армий. 14 августа две правофланговые армии перешли и наступление.
4) Вечером 14 августа Жоффр подучил донесение об удачном столкновении 1 конного корпуса Сордэ с противником у Динан и сразу же отдает директиву: «Противник, повидимому, направляет главный удар своим правым крылом к северу от Живэ. Другая группа неприятельских войск наступает па линию Седан — Монмеди — Дамвилер. 5-й армии, оставивши для обороны Мааса XI корпус и свои резервные дивизии (52 и 60) и передавши 4-й армии 4-ю кавдивизию, перейти с остальными войсками в район Мариенбург — Филипвиль с целью действовать против северной группы противника совместно с английской и бельгийской армиями».
5) К 18 августа обстановка у французского главного командования представляется в следующем виде: крупные неприятельские силы сосредоточены около Диденгофена, в Люксембурге и Бельгии; Северная группа 7-8 корпусов с 4 кавдивизиями и южная между Диденгофеном и Бастонем — 6-7 корпусов и 2-3 кавдивизии. Таким образом противник оценен в 2 раза слабее действительности (13-14 вместо 27½ корпусов). Наступление главной массы немцев все еще предполагалось к востоку от Мааса.
Директивой от 18 августа 5-я армия (левофланговая), предоставив англичанам и бельгийцам действовать западнее Мааса, имеет приказание стать фронтом на восток и наступать через Живэ — Намюр на линию С. Юбер — Марш.
6) В результате перегруппировок французских армий с 15 по 20 августа правый фланг (1-я и 2-я армии) ослаблен на два корпуса, центр (3-я и 4-я армии) усилен одним корпусом и несколькими резервными дивизиями; левый фланг (5-я армия) усилен одним корпусом и двумя отдельными дивизиями, причем левый фланг 5-й армии продвинут с Гирсона до Намюра с фронтом армии на восток и север (по Маасу и Самбрэ).

Вечером 20 августа Жоффр отдал директивы, согласно которым: 3-я армия наступает в направлении Арлон (на с.-в.) и прикрывает южный фланг 4-й армии; 1-я армия наступает в общем направлении на Нэфшато (на с.-в.); 5-я армия, опираясь на Маас и на крепость Намюр, имеет предметом своих действий северную группу противника; английская армия содействует этому, поддерживая связь с левым флангом 5-й армии и выдвигая свои главные силы в направлении на Суаньи. С такой группировкой французы вступили 21 августа в пограничное сражение.
Из вышеизложенного мы видим:
а) Французское главное командование до 18 августа предполагало, что главные силы северной группы немцев будет наступать восточнее Мааса; немецкие силы севернее Бастонь (1-я, 2-я, 3-я германские армии) преуменьшены более чем в 2 раза (7-8 корпусов вместо 16 корпусов).
б) Благодаря такой недооценке северного крыла немцев, французское командование не произвело к началу пограничного сражения существенной перегруппировки своих армий, более отвечающей обстановке.
в) До пограничного сражения немцам удалось сохранить внезапность для французов своей мощной правофланговой группировки; благодаря этому немцы вступили в крайне выгодных для себя условиях в пограничное сражение, имея подавляющее превосходство в силах на своем правом обходящем крыле. Наоборот, французы не приняли существенных мер для парализования этого преимущества.
Рейхсархив по этому поводу отмечает, что такая благоприятная обстановка, какая была для германской армии с 20 по 24 августа, не повторялась в течение всей войны.
Генерал Гренер в своем «Завещании Шлифена» пишет: «Севернее Самбрэ и Уазы железные дороги были почти не разрушены — доказательство, что французы не рассчитывали на такое распространение германского правого фланга. Значит, стратегическая внезапность вполне удалась. Французы совершенно не были знакомы с основной идеей плана Шлифена, так что оперативная внезапность, являющаяся одним из факторов успеха, была блестяще осуществлена немцами».
Шлнфен в свое время опасался, что французы совершенно раскроют маневр германских армий. В своем разборе полевой поездки Большого генерального штаба в 1904 году он отмечал: «Ширина северной Бельгии столь значительна, марш через нее будет столь продолжительным, что французы найдут время для осуществления всевозможных мероприятий для противодействия нам; о внезапности не может быть и речи».
На самом же деле мы видим, что благодаря упущениям французского главного командования немцам в 1914 г. удалось осуществить полную оперативную внезапность, застигнуть французов не подготовленными для противодействия. Следовательно, немцы вступили в пределы северной Франции, имея чрезвычайно благоприятную обстановку. С этой точки зрения оперативный план войны немцев имел большие шансы на осуществление, чем полагал сам Шлифен, ибо, как мы видели, последний не допускал возможности такой широкой оперативной внезапности, как это имело место в 1914 г.
Соотношение сил в начале приграничного сражения (к 22 августа 1914 г.)(10)

Всего Батальонов 1 054 922 Батальонов Эскадронов 448 478 Эскадронов Орудий 4 308 5 250 Орудий
5. Пограничное сражение
Из приведенной на стр. 15 таблицы мы видим, что к началу пограничного сражения силы сторон на всем западном фронте были почти равные. Союзники имели незначительное численное превосходство в живой силе, а немцы — в артиллерии.
Но благодаря выгодному стратегическому развертыванию немцев и бездеятельности французского главного командования по исправлению ошибок своего плана развертывания немцы, выигрывая северный стратегический фланг союзников, имели на обходящем крыле (1-я, 2-я и 3-я армии) полуторное превосходство к живой силе и двойное превосходство в артиллерии, причем на крайнем обходящем фланге (1-я германская армия) немцы имели превосходство в 2½ раза.
В центре (4-я и 5-я германские армии) французы сохранили превосходство над немцами в живой силе в 1½ раза при равной силе артиллерии.
На южном крыле (6-я и 7-я германские армии) обозначается равенство сил.
Благодаря выгодному стратегическому положению германских армий (охватывающее положение) и значительному превосходству в силах на северном крыле пограничное сражение (с 21 по 25 августа), естественно, не могло не окончиться отступлением союзников.
(Окончание следует)
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Редакция охотно помещает статью тов. Жигура. Пора разоблачить тот гипноз, который связан с отличным по существу планом Шлифена. Мотивировки тов. Жигура все же недостаточны. План Шлифена был действительно испорчен его преемниками; достаточно для этого взглянуть на группировку сил на правом фланге, где у Шлифена корпуса шли в нескольких эшелонах. Отсутствие у Мольтке резервов под Марной сказалось сильно на исходе этого сражения. Затем Мольтке отказался от движения к западу от Парижа, а между тем по плану Шлифена здесь направлялись 7 корпусов, которые смели бы на своем пути армию Монури. Автор также игнорирует тот факт, что разведка у немцев была плохо организована, и сосредоточение армии Монури прошло для них почти незамеченным.
С чем редакция соглашается – это с тем, что рано или поздно французы с помощью железнодорожных перебросок остановили бы немцев, и конечная цель плана Шлифена — окружить французскую армию — не была бы осуществлена. Придерживаясь более строго плана Шлифена, немцы смогли бы занять Париж, что для них явилось бы большим политическим успехом.
Наконец, автор статьи делает ту ошибку, что смотрит на план Шлифена как на что-то постоянное; между тем известно, что при своей жизни Шлифен сам частично изменял свой план. Если бы он сам руководит войной 1914-1918 гг., то еще не известно, в какие формы вылился бы его фактический план действий.
Редакция полагает, что еще рано ставить крест над учением Шлифена; оно подлежит дальнейшему изучению. Ред.
2. Куль, Германский генеральный штаб.
3. Курсив в статье всюду наш. — Я. Ж.
4. W. Groener. Das Testament des Grafen Schlieffen, Berlin, 1927.
5. Рейхсархив, «Война 1914–1918 гг.», том I.
6. В. Ф. Новицкий, Мировая война 1914–1918 гг., том I, стр. 78-79.
7. Гренер, Завещание гр. Шлифена.
8. Гренер, Завещание гр. Шлифена.
9. В. Ф. Новицкий, Мировая война 1914–1918 гг., том I, стр. 105-106.
10. Учтены только активные и резервные формирования, которые находились на таком расстоянии от линии фронта, которые позволило бы их втечение пограничного сражения быть введенными в бой. Не включена немецкая тяжелая и крепостная артиллерия, предназначенная для осады Намюра и Лонгви. (Таблица составлена по исходным данным 1 тома Рейхсархива «Мировая война 1914–18 гг.», стр. 646.)
Война и революция. 1929. № 6. С. 3-16.

План Шлиффена — немецкий стратегический план ведения войны на два фронта в рамках Первой мировой войны. План предусматривал полный разгром Франции за 8 недель, за счёт флангового удара, после чего Германия совместными силами с Австро-Венгрией должна была нанести поражение России.

Если упростить, то план войны Шлиффена кратко может быть сведена к тому, что Германия за 42 дня должна уничтожить Францию, после чего сосредоточиться на России. 42 дня это не случайная цифра. Немецкий генеральный штаб был убежден, что именно это время будет необходимо Российской Империи для проведения мобилизации и подготовки к войне. Таким образом в Германии были уверены, что в течение первых 42 дней после начала войны Россия активных военных действий предпринимать не будет. Германия за это время должна уничтожить Францию, используя для этого фланговый удар через территорию Бельгии и Люксембурга, чтобы обойти французскую оборонительную «линию Мажино».

Этапы планирования

Теоретическая разработка плана Шлиффена началась в 1892 году. Руководил разработкой плана Альфред фон Шлиффен, который с 1891 года занимал должность начальника немецкого генерального штаба. Шлиффен был убеждён, что на начальном этапе войны на немецком восточном фронте против России должны быть выставлены минимально необходимые силы для сдерживания противника. В результате, к моменту начала Первой мировой войны примерно 80% сил немецкой армии сосредоточились на западном фронте против Франции, и лишь 20% на восточном фронте против России.

Как уже говорилось выше, план Шлиффена начал разрабатываться в 1892 году, а значит, с момента разработке плана до его реализации прошло более 20 лет. Поэтому план несколько раз изменялся. В частности можно выделить 3 основных этапа изменения данного плана:

  1. Изначально Шлиффен предполагал фронтальную атаку главными силами на Францию, и лишь второстепенные силы должны были пытаться обойти противника с обоих флангов. Проблема заключалась в том, что Франция с каждым месяцем усиливало линию «обороны можно» на восточной границе между Францией и Германией. С учетом этого, а также того, что у Франции было численное превосходство над Германией, фронтальный удар был очень опасным для Германии. Поэтому план Шлиффена был изменен уже на этапе 1894-1898 годов, когда в нём впервые появилась мысль о том, что направление главного удара должно проходить по правому флангу через территорию южной Бельгии и Люксембурга. Данное направление было выбрано, поскольку оно позволяло обойти линию французской обороны, а также проходило по местности, обладающей достаточным количеством дорог для обеспечения скорости передвижения армии.
  2. Второй этап характеризуется запиской Шлиффена от декабря 1905 года, в которой окончательно утверждалась идея того, что Германия должна имитировать фронтальную атаку, а главный удар нанести правым флангом, выйдя в тыл французам, окружив их и уничтожив. Именно этот план и эта идея легли в основу формирования немецкой армии и реализовывались немецким командованием вплоть до начала Первой мировой войны.
  3. Окончательный план предполагал окружение и уничтожение французской армии. Для этого правый фланг немецкой армии должен был действовать еще решительнее, чтобы с запада и с юга выйти к Парижу, после чего окружение должно было сомкнуться.

План Шлиффена предполагал, что поскольку французская линия обороны выстроена по линии Верден — Туль — Эпиналь -Бельфор, то для успешного наступления немецкая армия должна наступать севернее Вердена для обхода линии Мажино. Предполагалось, что изначально линия расположения немецких войск будет находиться на линии Мец — Дюссельдорф. После этого немецкая армия должна выйти на линию Дюнкерк — Верден. Оттуда войска должны двигаться в обход французской армии, где основная роль отводилась правому флангу и центру. Левый фланг, опираясь на укрепленную крепость Мец, должен был удерживать позицию в районе Вердена. Группа центр, пройдя Бельгию районе Шарлеруа, должна была выйти в район Реймса. Правый фланг, передвигаясь между Дюнкерком и Лиллем, должен был обойти Париж.

Весь успех военной операции зависит от нашего левого крыла. Левый фланг французского фронта в составе 3 полевых, 3 кавалерийских и 1 резервного корпуса обязан выдержать борьбу со значительно превосходящими силами противника. При этом левый фланг должен вести активные атаки и контратаки, чтобы сковать крупные силы Франции. Тогда атака правым флангом будет наиболее эффективной, можно будет окружить французскую армию и полностью её уничтожить. Необходимо активными действиями заставить Францию двигаться к границе со Швейцарией, где можно нанести французам решительное поражение.

В этой фразе Шлиффен очень точно описал главную проблему своего плана — для успешной реализации нужно сковать основные силы Франции. Без этого условия план был очень авантюрным.

Доработка плана

Шлиффен ушел в отставку с поста начальника генерального штаба Германии в 1906 году. На этом посту его сменил фельдмаршал Мольтке младший. Он внес некоторые коррективы в план Шлиффена. В частности он предполагал, что план должен быть изменён под реальные условия, в результате чего:

  • На русский фронт Мольтке предполагал перебросить 4 дополнительных корпуса. Он аргументировал это тем, что русско-японская война продемонстрировала способность России проводить ускоренную мобилизацию и быструю переброску войск на большие расстояния. Следовательно, исходных войск должно быть достаточно, чтобы сдержать это движение.
  • Главная опасность для немецкой армии заключалась на левом фланге французского фронта, поскольку именно левому флангу предстояло выдержать основной удар, и здесь было наименьшее количество подразделений. Поэтому Мольтке приказал усилить левый фланг, придав ему дополнительно 8 корпусов в виде 6-ой и 7-ой армии.

При этом основная идея плана ведения войны Шлиффена не была изменена Мольтке. По-прежнему направление главного удара осуществлялось через правый фланг, через территорию нейтральных Бельгии и Люксембурга.

Карта

Ниже представлена карта плана Шлиффена, на которой указано положение немецких войск к моменту начала Первой мировой войны, а также красными линиями обозначены основные рубежи и позиции, которые должны были занимать немецкие войска по плану ведения войны германским генеральным штабом.

Причины неудачи плана

План Шлиффена предполагал, что Франция будет выведена из войны примерно за 8 недель. Этого добиться не удалось, поэтому можно говорить, что план провалился. Это неудивительно, поскольку данный план с точки зрения как обычных историков так и военных историков это классический пример чрезмерно оптимистичного плана, который по своей идее был крайне ограниченным. Можно выделить основные причины, почему план Шлиффена провалился:

  • фон Шлиффен предполагал что Бельгия и Люксембург сохранят нейтралитет и позволят Германии провести войска для атаки на Францию. В действительности же Бельгия отказалась предоставить пропуск немецкой армии и начала защиту своей территории. Несмотря на то, что бельгийская армия составляла всего 1/10 от немецкой армии, бельгийцы оказывали отчаянное сопротивление и значительно задержали наступление Германии.
  • Россия вступила в войну значительно раньше, чем этого ожидал немецкий генеральный штаб. Шлиффен, опираясь на собственный опыт, полагал, что ни одна страна не вступит в войну, не проведя полную мобилизацию, и не подготовившись к войне полностью. Однако, Николай 2, видя опасность положения Франции и понимая, что союзник может быть выведен из войны в кратчайшие сроки, перешел к решительным военным действиям, не проведя полной мобилизации армии. В результате немецкое командование было вынуждено снимать корпуса с французского фронта и перебрасывать их на русский фронт.
  • Колебания Италии. План шлиффена предполагал, что Италия объявляет войну Франции одновременно с Германией. Тогда Франция будет вынуждена направить значительную часть своих войск на границе с Италией, чем снизит нагрузку на левый фланг немецкой армии и обеспечит большую эффективность движения правого крыла немецкой армии. В действительности же Италия промедлила со вступлением в войну, что также сказалось на движении германской армии.

Выше представлены практические причины, в результате которых план Шлиффена провалился и не привел к успеху. Однако, несмотря на то, что каждый из этих пунктов был слабо проработан немецким генеральным штабом, главная ошибка заключалась в том, что реально план Шлиффена был слабо проработал на теоретическом уровне. Если вступление в войну России без мобилизации армии и промедление Италии в начале войны можно отнести к форс-мажору, то огромные просчеты теоретического плана ничем иным как ошибкой назвать нельзя. Вот только несколько теоретических проблем плана Шлиффена, которые во многом и оказались своё влияние на конечный результат:

  • Шлиффен в своем плане ведения войны вообще не обсуждал вопросов снабжение. Как в свое время говорил еще Наполеон — успех любой войны зависит от снабжения. Позже сам Наполеон говорил, что война 1812 года была им проиграна из-за недостаточной проработки вопросов снабжения. В немецком же плане введения начала Первой мировой войны вопросы снабжения не обсуждались в принципе.
  • План предполагал, что правое крыло немецкой армии будет наступать непрерывным маршем 1,5 месяца. Ни одна армия в мире не сможет непрерывно наступать полтора месяца!
  • После начала наступления ставка немецкого командования оставалась в тылу, в то время как армия далеко продвинулась вперед. Вопросы связи были отработаны в недостаточном объеме, в результате чего очень скоро связь была потеряна. Все армии действовали самостоятельно, и единой военной операции не получилось, каждый действовал самостоятельно.

В совокупности всё это позволяет говорить о том, что план ведения войны Шлиффена был недостаточно проработан, и это огромная ошибка немецкого командования. Проблема заключается даже не столько в том, что какие-то элементы плана не были отработаны в достаточном объеме, а в том, что план Шлиффена был ограниченным из-за того, что требовал полнейшего совпадения теории и практики. Даже незначительное отхождение и незначительное изменение обстановки делали план полностью недееспособным. Сегодня военные историки говорят о том, что Шлиффен не просто строил свой план на сильных сторонах своей армии и слабых сторонах противника, а сделал одну гигантскую ошибку — он очень сильно переоценил свои сильные стороны и значительно недооценил слабые стороны противника.