Петр Иванович ивашутин

«Руководитель военной разведки номер один»: какую роль в становлении советских спецслужб сыграл генерал Пётр Ивашутин

Легендарный руководитель советской военной разведки Пётр Ивашутин родился в Брест-Литовске 18 сентября 1909 года. При рождении он получил фамилию Ивашутич, однако из-за ошибки в документах впоследствии стал Ивашутиным.

Его отец родом из Малороссии, а мать — из Белоруссии. Сам же он всю жизнь считал себя русским. В раннем детстве будущий разведчик вместе с родителями переехал в город Сновск Черниговской губернии, где его отец стал работать машинистом паровоза. Там Пётр учился сначала в семилетней школе, а затем в профессионально-техническом училище.

После выпуска Ивашутин некоторое время работал слесарем-путейцем, но мечтал продолжить образование. Однако сделать это в тот момент он не мог, поскольку в конце 1920-х годов в УССР проходила кампания по украинизации, а Ивашутин не знал украинского языка. В итоге его семья решила перебраться в Иваново-Вознесенск (сегодня — город Иваново).

Поступить в Иваново-Вознесенский политехнический институт сразу после переезда Ивашутину не удалось из-за отсутствия партийных рекомендаций. В результате молодому рабочему пришлось обратиться на биржу труда, где ему предложили вакансию слесаря на заводе «Сантехстрой».

Слесарь, лётчик, контрразведчик

Хотя работа на крупном предприятии была непростой, Петру Ивашутину она нравилась. Вскоре он возглавил бригаду и вступил в партию. В 1931 году по партийному призыву его направили в Красную армию, где он попал в учебное заведение, о котором мечтали многие молодые люди тех лет, — Сталинградскую школу военных лётчиков №7.

После завершения учёбы он получил направление в 107-ю авиационную бригаду Московского военного округа, где служил пилотом тяжёлых бомбардировщиков. В 1936 году Ивашутин совершил подвиг, благополучно посадив самолёт с неработающим двигателем.

  • Пётр Ивашутин — член экипажа бомбардировщика
  • © Фото из архива ГРУ ВС СССР

Вскоре Ивашутина направили для продолжения образования в Военно-воздушную академию имени профессора Н.Е. Жуковского. Он успешно начал учёбу и готовился к новому назначению в авиации, но в 1939 году в его жизни произошёл крутой поворот: на него обратили внимание в НКВД. В результате Ивашутин стал сотрудником военной контрразведки и был направлен на фронт для участия в Советско-финляндской войне в качестве заместителя начальника особого отдела 23-го Стрелкового корпуса.

«Ивашутин сделал карьеру в ходе Зимней войны. Действия советских контрразведчиков во время боевых действий были весьма успешны», — рассказал в интервью RT историк спецслужб Александр Колпакиди.

«Смерть шпионам!»

Великую Отечественную войну Ивашутин встретил в Закавказье, куда весной 1941 года его направили для работы заместителем начальника 3-го отдела Закавказского военного округа. На его базе был образован Закавказский (впоследствии — Кавказский и Крымский) фронт.

Ивашутин принимал участие в тяжёлых боях в районе Керчи. Осенью 1942 года его назначили заместителем начальника особого отдела Черноморской группы войск Северо-Кавказского фронта, а годом позже он возглавил управление Смерш 47-й армии, а затем — Юго-Западного и 3-го Украинского фронтов.

Когда в Москве он принимал очередное назначение, возглавлявший советскую военную контрразведку Виктор Абакумов поинтересовался судьбой его семьи. Ивашутин признался, что ничего не слышал о родных с 1941 года. В итоге Абакумову удалось выяснить, что жена, родители и дети разведчика находятся в безопасном месте — в эвакуации в Ташкенте.

  • Удостоверение сотрудника Смерша
  • © Сергей Пятаков/РИА Новости

Во главе контрразведки фронта Ивашутину пришлось противостоять абверу в ходе битвы на Курской дуге, а затем принимать участие в освобождении от нацистов украинских и молдавских территорий.

Его подразделение успешно выявило десятки вражеских шпионов и разработало ориентировку, по которой можно было быстро определять нацистских агентов. Так, контрразведчики обратили внимание, что гитлеровцы вшивают диверсантам погоны в шов рукава, обтягивают материей пуговицы на нижнем белье, выдают офицерам 20 патронов к револьверам вместо 21. Подобные приметы позволяли выявлять лазутчиков.

Также по теме«Переломный момент Второй мировой»: как битва на Курской дуге повлияла на исход войны 75 лет назад на небольшом участке суши в районе Курска началось крупнейшее в истории танковое сражение, в котором приняли участие…

В начале 1944 года смершевцы Ивашутина провели поразительно дерзкую операцию. Советские офицеры под видом эсэсовцев и румынского жандарма, сопровождавших пленного командира РККА, проникли в оккупированную Одессу перед самым освобождением города и передали новые шифры для связи советским нелегалам, действовавшим в гитлеровских спецслужбах.

Именно Ивашутин инициировал переговоры с политическим руководством Румынии, приведшие к свержению диктатора Йона Антонеску и выходу страны из союза с рейхом. Это сохранило тысячи жизней и привело к дестабилизации тыла нацистов в Юго-Восточной Европе.

В общей сложности осенью 1944 года на территории Румынии, Венгрии и Болгарии сотрудники Смерша арестовали около 1100 агентов и диверсантов врага. Ещё 858 гитлеровских шпионов выявил Смерш 3-го Украинского фронта в 1945 году в Вене.

После завершения войны Ивашутин возглавлял Смерш Южной группы войск, управление контрразведки Министерства государственно безопасности по Группе советских оккупационных войск в Германии, а также военную контрразведку МГБ Ленинградского военного округа.

Новые задачи

В 1951 году Ивашутин был назначен заместителем начальника 3-го Управления МГБ СССР, а в 1952 году — министром государственной безопасности Украинской ССР. По словам Колпакиди, на этой должности Ивашутин успешно боролся с местными националистами.

Как рассказывал сам Ивашутин в беседе с писателем Владимиром Лотой, в 1953 году перед отъездом из Киева в Москву он предупреждал местное правительство о том, что в будущем борьба с бандеровцами может возобновиться.

«Пройдут годы, осуждённые отбудут свои сроки. Далеко не все из них вернутся на Украину раскаявшимися. Вырастут дети и внуки репрессированных. В их душах сохранится обида за судьбу своих отцов и дедов… При мощной подпитке с Запада, на волне украинского национализма и русофобии бандеровщина возродится. Поэтому необходимо адекватное противодействие — политическое, экономическое и социальное, но особенно — идеологическое», — приводит Лота его слова в статье «Маршал военной разведки», опубликованной в газете «Красная звезда» в 2009 году.

Летом 1953 года Ивашутин вернулся в Москву на должность замначальника Главного управления военной контрразведки МВД, после чего некоторое время возглавлял контрразведывательную работу в промышленности.

  • Пётр Ивашутин (справа) и генерал-лейтенант В.М. Руденко (в центре)
  • © Фото из архива ГРУ ВС СССР

После образования Комитета государственной безопасности при Совмине СССР Ивашутин в марте 1954 года возглавил управление экономической контрразведки, а в июне стал заместителем председателя КГБ.

По словам Колпакиди, Пётр Ивашутин имел шанс возглавить КГБ СССР и даже подняться ещё выше по карьерной лестнице, однако избрал другой путь, поскольку «не желал заниматься политикой».

Также по теме«От контрразведки до науки»: какую роль в отечественной истории сыграл КГБ СССР 65 лет назад в Советском Союзе был создан Комитет государственной безопасности. Историки называют спецслужбу одной из наиболее…

В 1962 году Ивашутин лично руководил операцией по пресечению изменнической деятельности полковника ГРУ Олега Пеньковского, работавшего на американскую и британскую разведки. Разоблачение предателя привело к масштабным кадровым перестановкам. Лишился своей должности и начальник Главного разведывательного управления Иван Серов.

После этого Ивашутин сам обратился в отдел административных органов ЦК КПСС по кадрам с просьбой о переводе в военную разведку. Эта работа являлась менее политизированной и была ему хорошо знакома.

В марте 1963 года Ивашутин был назначен начальником ГРУ и занимал этот пост рекордный срок — 24 года.

«Ивашутин быстро заработал в ГРУ непререкаемый авторитет. Это был наиболее эффективный и уважаемый руководитель советских спецслужб в послевоенное время», — подчеркнул Александр Колпакиди.

По словам эксперта, Ивашутин «всегда шёл в ногу со временем». Он перестроил работу ГРУ, провёл масштабное внедрение методов радиотехнической, авиационной, космической, военно-морской разведки.

«За каждым крупным успехом ГРУ в это время стоял лично Ивашутин», — отметил историк.

Военным разведчикам под руководством Петра Великого (так иногда начальника ГРУ называли подчинённые) удавалось получать ценнейшую информацию о западном оружии массового уничтожения, военном планировании в странах — членах НАТО и проводимых против СССР дезинформационных мероприятиях.

  • Начальник Первого главного управления КГБ СССР Владимир Крючков (слева) и Пётр Ивашутин (справа)
  • © Фото из архива ГРУ ВС СССР

В 1985 году за мужество, проявленное в годы Великой Отечественной войны, и деятельность по укреплению ВС СССР в послевоенный период Петру Ивашутину было присвоено звание Героя Советского Союза. До этого он был отмечен тремя орденами Ленина, пятью орденами Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды и другими высокими наградами.

После долгих лет напряжённой службы здоровье Петра Ивашутина ослабло, возникли проблемы со зрением. В 1987 году он перешёл с должности начальника ГРУ в группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. А в 1992 году, после развала СССР, его отправили в отставку.

Ушёл из жизни Ивашутин 4 июня 2002 года в возрасте 92-х лет. В 2017 году его именем была названа улица в Москве.

«Пётр Ивашутин — великий и удивительный человек. При всех своих колоссальных заслугах перед Родиной он вёл весьма скромный, практически спартанский образ жизни, полностью отдаваясь работе. Это был руководитель военной разведки номер один в истории СССР», — подытожил Александр Колпакиди.

Петр Великий отечественной военной разведки

Генерал армии Петр Ивашутин.
Фото из архива «НВО»

18 сентября исполняется 100 лет со дня рождения Петра Ивановича Ивашутина. Имя этого человека сегодня мало что говорит большинству наших молодых соотечественников. Впрочем, так было и в 1960–1980-е годы. Ведь генерал армии Ивашутин без малого четверть века возглавлял Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных сил СССР.

ЭМИССАР ЛУБЯНКИ

Между тем вплоть до начала 1990-х полное наименование этой спецслужбы, аббревиатура «ГРУ» не встречалась ни в открытой советской печати, ни в прочих средствах массовой информации СССР. Вот что такое «КГБ» – это знали все. А потому были убеждены, что, к примеру, Рихард Зорге – сотрудник госбезопасности. Между тем и он, и, в частности, многие герои знаменитой «Красной капеллы» являлись агентами советской военной разведки. В разные годы это ведомство именовалось по-разному, пока в 1953 году за ним окончательно не закрепилось его нынешнее наименование – Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных сил. В марте 1963 года его возглавил Петр Ивашутин, который занимал этот пост до июня 1987-го, – куда больше, чем все предшественники и преемники (по крайней мере на сегодняшний день).

Кстати сказать, и поныне деятельность ГРУ в основном покрыта мраком тайны. И это хорошо. Ибо любая гласность губительна для разведки. Данного мнения твердо придерживаются профессионалы и у нас в стране, и за рубежом. Так, в сборнике «Требования к разведке в 80-е годы», изданном в США Национальным стратегическим центром, подчеркивалось: «Необходимо обеспечить более надежную защиту наших источников информации и методов работы, уменьшить количество и номенклатуру информационных материалов, публикуемых в соответствии с законом о свободе печати…» Правда, в СССР, как известно, сей постулат даже не то что неукоснительно претворялся в жизнь: вплоть до конца 1980-х сама свобода печати только лишь декларировалась. Потому от Москвы до самых до окраин ни у кого не вызывал трудностей вопрос: «Кто руководитель Комитета государственной безопасности?» А вот назвать фамилию-имя-отчество начальника Главного разведывательного управления могли очень немногие люди. И неудивительно.

О Петре Ивановиче Ивашутине, например, в Военном энциклопедическом словаре (М.,1983) говорится, что он генерал армии, член КПСС с 1930 года, с 1931-го в Советской армии, участник советско-финляндской и Великой Отечественной войн. После окончания последней якобы находился в центральном аппарате Министерства обороны… Почти вся эта справка – первостатейная «деза», хотя и предназначенная исключительно для внутреннего пользования: за пределами нашего Отечества всем, кому надо, было ведомо, чем занимается «зам. нач-ка Генштаба ВС СССР» (ВЭС, с. 281).

Да, родившийся 5 (18-го по новому стилю) сентября 1909 года в Бресте Петр Ивашутин действительно в 1930-м был принят в ряды Коммунистической партии, с 1931-го учился в военной школе летчиков, затем служил пилотом в ВВС РККА. Однако с 1939 года он уже в военной контрразведке (за исключением двух военных лет подчиненной Лубянке): начальник особого отдела 23-го стрелкового корпуса, 47-й армии, Юго-Западного, 1-го Украинского, 3-го Украинского фронтов, Южной группы войск, Группы советских войск в Германии. В ноябре 1949 – январе 1952 года – начальник Управления контрразведки Ленинградского военного округа. В январе–августе 1952 года – заместитель начальника 3-го Главного управления МГБ СССР. В 1952–1953 годах – министр госбезопасности УССР. С 1954-го – заместитель, а с 1956 года – первый заместитель председателя КГБ СССР.

Следовательно, не из центрального аппарата Минобороны пришел Ивашутин в ГРУ. Из известного учреждения на площади Дзержинского Петра Ивановича перевели на новое место работы в 1963 году. Тогда его бывшего шефа в КГБ генерала армии Ивана Серова, ставшего в декабре 1958 года у руля советской военной разведки, сняли с должности, понизили в воинском звании до генерал-майора и лишили всех наград (в т.ч. Золотой Звезды Героя Советского Союза) после разоблачения полковника ГРУ Пеньковского, который по собственной инициативе стал агентом британской СИС и американского ЦРУ. Выяснилось, что Серов помог Пеньковскому вторично устроиться на работу в военную разведку. Более того, жена и дочь Серова при их посещении Лондона были под опекой Пеньковского и пользовались его услугами.

Надо особо подчеркнуть, что две ведущие советские спецслужбы никогда особо не ладили между собой. Однако недаром спустя некоторое время офицеры «Аквариума» начали звать между собой Ивашутина почти что ласково и по-свойски «дядя Петя», а позже – с глубочайшим уважением – «Петр Великий», поскольку чужак-особист оказался профессионалом высочайшего класса, причем – не только в охоте за шпионами. Как заместитель председателя КГБ Ивашутин, например, принял участие в создании в структуре военной контрразведки отдела, занимавшегося закордонной разведкой.

Но главное – пришедший с Лубянки руководитель быстро вошел в курс дел ГРУ и осознал уровень новых проблем, с которыми пришлось столкнуться управлению в 1960-е и последующие годы. В ту пору фронт деятельности разведки неуклонно расширялся. Связано это было и с научно-технической революцией в военном деле, и с обострением холодной войны, и с тем, что начали распадаться старые колониальные империи, а на их месте появились десятки новых независимых государств. Все это заставило провести огромную и чрезвычайно сложную работу по дальнейшему совершенствованию оргструктуры ГРУ, создать новые виды военной разведки, оснащенные самыми современными видами специальной техники, наращивать численность зарубежных резидентур и укреплять их высококвалифицированными кадрами, подготовку которых также требовалось совершенствовать. Вот такие задачи решал Ивашутин и в общем и целом с ними справился.

АГЕНТЫ, КОРАБЛИ, СПУТНИКИ

Судить об этом можно, как ни странно, по… провалившимся агентам советской военной разведки. Точнее – их официальному статусу и соответственно ценности информации, которую они передавали. Правда, ничего удивительного в том нет: успехи ни наших, ни иностранных «рыцарей плаща и кинжала» никогда не афишируются, а фотографии наиболее отличившихся «своих людей» не вывешиваются на досках почета и не публикуются в печати.

Здесь уместно будет вкратце упомянуть несколько человек, изрядно в свое время потрудившихся на ГРУ.

Стиг Берлинг. Швед. Родился в 1937 году. Сотрудник полиции Стокгольма (1963–1968), офицер безопасности шведского батальона сил ООН на Кипре (1968–1969). Являлся сотрудником бюро «Б» (Советский Союз) полиции безопасности, службы безопасности Генштаба Вооруженных Сил Швеции. С 1973 года возглавлял советский отдел полиции безопасности в столице королевства. В том же году предложил свои услуги ГРУ. Выдан Олегом Гордиевским, арестован в 1979 году и приговорен к пожизненному заключению. В 1987-м, воспользовавшись отпуском домой, бежал вместе с женой из страны и, как утверждал сам, еще семь лет работал на советскую и российскую разведку. В 1994 году сдался шведским властям, отсидел в тюрьме три года и был освобожден по состоянию здоровья.

Жан-Луи Жанмер. Швейцарец. Родился в 1910 году. Сотрудник Военного департамента Швейцарской Конфедерации. С 1969 года возглавлял службу ПВО страны. Бригадный генерал. Завербован советским военным атташе в Швейцарии В.К. Денисенко. Арестован в 1975 году также в результате предательства и приговорен к 18 годам заключения. Досрочно освобожден в 1991-м.

Дитер Герхардт. Немец. Родился в 1935 году в семье архитектора, перебравшегося в период экономической депрессии из Германии в Южную Африку. Служил в ВМФ ЮАР, отвечал за материально-техническое обеспечение, имел доступ на базу электронного слежения за иностранными ВВС и ВМС в Южной Атлантике и Индийском океане, был близко знаком с президентом страны Питером Ботой. Работал на ГРУ два десятка лет. Арестован в 1983 году вместе с женой, помогавшей супругу в сфере шпионажа (приговорена к 10 годам тюрьмы, освобождена в 1990-м). Получил пожизненное заключение. Отпущен на свободу в 1992 году по просьбе президента РФ Бориса Ельцина.

Как утверждают эксперты и историки спецслужб, один из наиболее показательных примеров активности ГРУ на территории Франции – деятельность агентурной сети, которую возглавлял Сергей Фабиев, сын русского эмигранта, родившийся в Югославии, а затем вместе с родителями перебравшийся во Францию. Был завербован в 1963 году сотрудником советской военной разведки И. Кудрявцевым, официально числившимся в посольстве СССР в Париже советником. Руководил группой агентов. В нее входили Марк Лефевр, инженер-электронщик фирмы «Матра», а затем «Ханивелл-Булл»; Джованни Ферреро, редактор в компании «Фиат-Франс»; Роже Лаваль, авиадиспетчер генерального секретариата гражданской авиации (ГСГА) в отставке.

Информация, поступавшая в Москву от Фабиева, имела исключительно важный характер: в частности, удалось получить совершенно секретные документы по автоматической системе НАТО для наземного управления системами ПВО; консультативной промышленной группы альянса (организации, занимающейся стандартизацией промышленного оборудования для армий стран НАТО); программы совместных исследований в области вооружений, организации снабжения вооруженных сил Североатлантического блока; подробные планы около ста гражданских и военных французских аэродромов и т.д.

Группа Фабиева провалилась в марте 1977 года.

Существует мнение, что сотрудники ГРУ, находившиеся под легальным прикрытием, практически не подвергали свою жизнь опасности, но на самом деле это не так. В 1974 году в Нью-Йорк был направлен полковник Владимир Чернышев, до этого прекрасно зарекомендовавший себя в Вене. Официально он занимал должность заместителя представителя Вооруженных сил СССР в военно-штабном комитете Совета Безопасности ООН. Чернышев работал в США очень продуктивно. За короткое время он сумел получить информацию о том, что президент Египта Анвар Садат собирается с визитом в Израиль, что при тогдашней конфронтации арабов с Тель-Авивом считалось абсолютно невозможным. Кроме того, Чернышев добыл сведения о намерении президента США Джимми Картера отказаться от серийного производства 100 стратегических бомбардировщиков В-1, что, естественно, не могло не сказаться на планах советского военного строительства.

Однако такая активность Чернышева очень раздражала ФБР. И однажды советский разведчик подвергся нападению, ему нанесли тяжелые телесные повреждения. Полковника в срочном порядке отправили на излечение в Москву.

Еще одним новым и важным направлением работы ГРУ с 1960-х годов стала тотальная радио- и космическая разведка. Что касается радиоразведки, то она велась аж с ноября 1918 года. Однако наиболее полно стала использоваться именно при Ивашутине. Он уделял развитию радиоразведки огромное внимание. При его непосредственном участии были реализованы крупные комплексные программы развития перспективных направлений радиоразведки ≈ наземной, морской, воздушной и космической. О важности радиоразведки говорит тот факт, что с центра радиоперехвата ГРУ в Лурдесе, который обслуживали 2100 специалистов, поступало около 70% всей разведывательной информации по США. Между прочим, радиоразведывательный флот СССР насчитывал 62 корабля.

Ведало ГРУ и космической разведкой. Первый разведывательный спутник «Зенит» вывели на орбиту 26 апреля 1962 года. Официально он назывался «Космос-4» и пробыл на орбите трое суток. В 1975 году в распоряжении ГРУ появились спутники так называемого четвертого поколения, которые находились на орбите около 30 суток. А в начале 1980-х продолжительность их полета увеличилась с 45 до 55–59 суток. Отснятая с этих спутников пленка возвращалась на Землю в специальных капсулах.


Посадочная площадка на крыше «Аквариума» – штаб-квартиры ГРУ.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

УНИКАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Как подчеркнул в одном из интервью генерал-полковник Федор Ладыгин, возглавлявший ГРУ в 1992–1997 годах, Главное разведывательное управление, – «это уникальная организация. И не только в нашей стране, но и в мире. Потому что использует все ныне существующие способы и методы разведки (допустимые, естественно)». Однако судить о структуре ГРУ и, следовательно, круге его интересов можно по едва ли не единственному открытому источнику – книге бежавшего в 1978 году в Великобританию бывшего сотрудника управления Виктора Резуна (известного читающей публике под псевдонимом «Виктор Суворов»; между прочим именно с его легкой руки синонимом ГРУ стало слово «Аквариум») «Советская военная разведка», изданной в 1984 году в Лондоне. Судите сами, какая махина сложилась при Ивашутине, каким мощным ведомством он руководил.

1-е управление. Осуществляло агентурную разведку на территории Западной Европы. В него входило пять направлений, каждое из которых занималось агентурной разведкой на территории нескольких стран.

2-е управление занималось агентурной разведкой в Северной и Южной Америке.

3-е управление вело агентурную разведку в странах Азии.

4-е управление ≈ в Африке и на Ближнем Востоке.

Помимо них существовали четыре отдельных направления, не входивших в состав управлений и подчиненных первому заместителю начальника ГРУ:

1-е направление вело агентурную разведку в Москве. Офицеры, служившие в этом направлении, занимались вербовкой агентуры среди иностранных военных атташе, членов военных, научных и других делегаций, бизнесменов и иных посещавших Первопрестольную иностранцев.

2-е направление осуществляло агентурную разведку в Восточном и Западном Берлине.

3-е направление вело агентурную разведку в национально-освободительных движениях и террористических организациях.

4-е направление занималось агентурной разведкой с территории Кубы, в первую очередь против США.

5-е управление ГРУ, или Управление оперативно-тактической разведки. Специфика его деятельности состояла в том, что оно не занималось самостоятельной агентурной разведкой, а руководило работой разведывательных управлений штабов военных округов и флотов.

6-е управление осуществляло электронную разведку.

Управление космической разведки ГРУ собирало разведданные с помощью спутников.

7-е управление занималось НАТО.

8-е управление изучало отдельные страны во всем мире независимо от того, относится ли эта страна к НАТО или нет. При этом особое внимание уделялось вопросам политической структуры, вооруженных сил и экономики.

9-е управление исследовало военные технологии и было непосредственно связано с советским ВПК.

10-е управление изучало военную экономику во всем мире, в том числе торговлю оружием, военное производство и технологические достижения разных стран, производство и запасы стратегических ресурсов.

11-е управление изучало стратегические концепции и стратегические ядерные силы всех тех стран, которые обладают таковыми или могут создать их в будущем. При этом тщательно отслеживались любые признаки повышенной активности в действиях стратегических ядерных сил в любом регионе земного шара.

Это лишь некоторые основные (и далеко не все, достаточно вспомнить хотя бы про части и соединения спецназа) подразделения ГРУ. Командовать подобной махиной столько лет, безусловно, мог только человек незаурядный как в интеллектуальном, так и в физическом отношении.

ГОЛОВА РАБОТАЛА КАК КОМПЬЮТЕР

То, что этим требованиям отвечал Петр Ивашутин, подтверждают его бывшие подчиненные. Так, полковник в отставке Борис Сыромятников, много лет прослуживший в военной контрразведке, особо обращает внимание на высокую культуру Ивашутина. По словам ветерана, «для стиля работы Петра Ивановича было характерно общаться и советоваться не только с начальниками подразделений, но и с рядовыми оперативниками. Мне самому не раз приходилось бывать в его кабинете и высказывать свое мнение по тем или иным вопросам. В отношениях с подчиненными он был ровен, не практиковал разносов и окриков».

В отличие от Бориса Сыромятникова отставной полковник-разведчик (он пожелал остаться неизвестным), трудившийся под началом Ивашутина в ГРУ, счел должным подчеркнуть жесткость и требовательность генерала армии, его неуклонное стремление поддерживать строгую дисциплину в управлении. И вместе с тем собеседник тут же заявил: «Прежде всего он был настоящим профессионалом разведки, а потому и смог окружить себя высококлассными спецами, тоже настоящими профессионалами».

Другой же подчиненный Петра Ивановича в ГРУ (тоже на условиях анонимности) начал с заявления, что Ивашутин вообще-то должен был быть дважды Героем Советского Союза: направляя его в 1952 году министром госбезопасности на Украину, Сталин сказал, что, если в течение года будет окончательно покончено с бандеровцами, Ивашутин получит Золотую Звезду; тот задание в указанный срок выполнил, однако к тому времени Иосиф Виссарионович приказал долго жить… Вот почему Героем Советского Союза Ивашутин стал лишь в 1985 году – за ряд успешных операций в Афганистане, проведенных советской военной разведкой.

Собеседник назвал Ивашутина подлинным интеллектуалом, «поистине великим разведчиком», умеющим не только ставить общие задачи, но и вникать в мельчайшие детали тех или иных разработок управления. Кстати, ветеран отметил: некоторые операции, казалось бы сулившие успех, начальник ГРУ внезапно требовал свернуть и, как выяснялось позже, всегда оказывался прав.

Что же касается чисто человеческих качеств Петра Ивановича, то тут офицер не мог не обратить мое внимание на следующие моменты: Ивашутин сохранял высокую работоспособность до глубокой старости, поражал окружающих широтой кругозора, в отпуск ездил в основном в ведомственный санаторий и не более чем на две недели («Отдыхать буду на пенсии»), был чрезвычайно скромен, щепетилен по части всяких-разных льгот и привилегий – желания обзавестись дачами, машинами, квартирами никогда не испытывал.

А вот что рассказал о своем советском коллеге экс-начальник польской разведки (в пору существования ПНР) генерал-полковник Чеслав Кищак: «…Среднего роста, крепкого спортивного телосложения, выносливый. Он был значительно старше меня. Когда мы были с женами в Омулеве на Мазурских озерах в Польше, то моя жена, которая могла бы быть его внучкой, не могла с ним конкурировать во время езды на велосипедах… Голова у него работала отлично, как компьютер. Иногда удавалось перевести разговор на тему Афганистана, и он начинал оперировать фамилиями вождей племен, различиями между ними, кто на ком женат, чья дочь за какого вождя была выдана. И все сходилось. Я несколько раз это проверял.

Был случай, когда, спровоцированный Ярузельским, Ивашутин начал сыпать тактико-техническими данными крылатых ракет. Я записал, а потом проверил. Опять все полностью сошлось.

Он был сообразительным, способным, инициативным и очень уверенным в себе, хорошо знал себе цену. Когда ему сменили три звездочки генерал-полковника на одну большую, я поздравил его с этим повышением. Ивашутин же отреагировал своеобразно, сказав, что если бы он не перешел в контрразведку, то пошел бы гораздо дальше. Звание генерала армии было, по всей вероятности, для него недостаточным…»

Поразительный прогноз о будущем Германии выдал как-то раз Ивашутин Кищаку: «…однажды, под влиянием какого-то заговора, а это уже было, на улицу выйдут бабы с детьми и начнут разбивать Берлинскую стену, ломать заграждения на Эльбе… Ты что думаешь, мы выведем танковые дивизии и будем в этих женщин стрелять? Не те времена! Во время войны мир восторгался, когда мы убивали немцев, и чем больше, тем громче кричали «браво». Сейчас, если бы мы убили даже одного немца, весь мир выступил бы против нас. И так будет. Эта граница и стена будут уничтожены…»

Уже в начале 1990-х давно ушедший на покой Ивашутин предупреждал «горячие головы» в наших политических, экономических и законодательных кругах»: «…Не та еще международная обстановка, чтобы допустить снижение возможностей советской разведки. На планете не только остаются, но и появляются новые «горячие точки», которые при определенных условиях могут перерасти в глобальный конфликт…»

Слава богу, некогда выпестованное Ивашутиным ГРУ живет и здравствует. И не будем судить о делах его по не всегда удачным действиям российских политиков и военных на протяжении последнего десятилетия XX века. Ибо, как утверждал английский писатель Дж. Лакер в книге «Мир секретов», «разведка является предпосылкой эффективной политики или стратегии, но никогда не сможет заменить ни политику или стратегию, ни политическую мудрость или военную мощь. Без эффективной политики даже самые точные и надежные разведывательные данные будут бесполезны».

В 1987 году начальник ГРУ Ивашутин ушел в отставку. Говорят, что она была связана с разоблачением изменника – генерал-майора военной разведки Дмитрия Полякова, свыше 20 лет работавшего на ЦРУ США. Но, пожалуй, 78-летнему Петру Ивановичу и так пора было отправляться на покой. Он уже, как говорится, сделал все, что мог.

Генерал армии Ивашутин скончался 4 июня 2002 года, похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

Империя Петра Великого

Три страницы о самом главном

Время, когда Петр Иванович Ивашутин (1909-2002) руководил военной разведкой, называют «эпохой Ивашутина». Он сдал своему преемнику настоящую «Империю ГРУ», которая вела радиотехническую разведку, авиационную, космическую, военно-морскую (по инициативе Ивашутина были построены большие разведывательные корабли «Крым», «Кавказ», «Приморье» и «Забайкалье»1), разумеется, агентурную. Патриарх разведки утверждал, что «любая, даже очень современная техника не может добыть тех секретных материалов, которые в состоянии получить разведчик-профессионал. Человеческий фактор был и остается в разведке на первом месте…»2

Как только ни называли его за глаза: и уважительно — «Петром Великим», и по-свойски — «дядей Петей». Однако на высочайшем престиже созданной им «Империи» это никак не сказывалось. Разрозненные ранее силы военной разведки видов Вооруженных Сил были включены «в общий ансамбль согласованно работающих средств»: именно Петр Иванович «впряг» их в единую колесницу3.

За четверть века, отпущенных ему на этом посту, сменилось пять руководителей партии и государства — от Хрущева до Горбачева; пять министров обороны — маршалы Малиновский, Гречко, Устинов, Соколов, Язов; пять начальников Генерального штаба — маршалы Бирюзов, Захаров, Куликов, Огарков, Ахромеев. И все они, начиная с Леонида Ильича Брежнева, привыкли к тому, что ровно в 9.00 на их рабочем столе лежала подписанная генералом Ивашутиным краткая справка (не более 3 страниц!), содержащая новейшие разведданные. (Можно лишь предполагать, какой прекрасный исторический источник получат исследователи, когда документы будут рассекречены, и под каким новым ракурсом тогда предстанут, казалось бы, хорошо изученные события.)

В те редкие дни, когда такая справка по каким-либо причинам запаздывала хоть на несколько минут, по телефонам спецсвязи раздавались тревожные звонки: «Что случилось?!» Столь высок был авторитет военной разведки в «эпоху Ивашутина».

На фоне Пушкина…

Как рассказать о жизни человека, чья судьба была покрыта непроницаемой завесой государственной тайны? Каким образом сделать повествование интересным и не сказать того, о чем говорить преждевременно? Петра Ивановича Ивашутина одновременно называют и разведчиком N 1, и генералом без биографии. Чтобы постичь характер этого незаурядного человека, следует вспомнить один весьма колоритный эпизод из его долгой жизни.

В начале 1983 г., выполняя личное указание нового генсека Юрия Владимировича Андропова, Москву наводнили «летучие патрули», везде искавшие и ловившие нарушителей трудовой дисциплины — в кинотеатрах, банях, кафе — и горе было тем, кто оказался там в рабочее время. Любители «порядка» ликовали и с умилением вспоминали законы 1940 г., когда за 15-минутное опоздание можно было поплатиться реальным тюремным сроком. Генерал Ивашутин, любивший при случае, «под настроение»4, процитировать классиков русской поэзии, оставался невозмутим, но, вероятно, вспомнил поэму «Анджело» любимого Пушкина:

Пружины ржавые опять пришли в движенье,

Законы поднялись, хватая в когти зло…

В когти «летучего отряда» угодил офицер

Командного пункта ГРУ: «после суточного дежурства он с товарищами по дежурной смене зашел в кафе пообедать и отметить день рождения одного из них»5. Командный пункт был создан по инициативе Ивашутина и занимался круглосуточной аккумуляцией донесений из всех органов военной разведки. Его основная задача заключалась в непрерывном наблюдении и выявлении признаков подготовки вероятного противника к нападению на Советский Союз. Именно в недрах Командного пункта составлялись аналитические справки, каждое утро фельдъегерской связью доставляемые высшим должностным лицам СССР. Разумеется, задержанный «летучим отрядом» офицер не мог рассказать ни о характере своей работы, ни о том, по какому праву он в рабочее время сидит в кафе. Был составлен официальный документ о злостном нарушителе трудовой дисциплины, направленный начальнику Командного пункта ГРУ.

Ситуация была непростой. Кампания беспощадной борьбы с нарушителями дисциплины носила политический характер и контролировалась «на самом верху». В то время справедливо говорили, что лучше стать жертвой аварии, чем угодить под очередное постановление и стать жертвой кампании. Начальник Командного пункта контр-адмирал Вилюков доложил о происшествии генералу армии Ивашутину. Судьба офицера висела на волоске. Петр Иванович внимательно выслушал доклад и задал вопрос по личности провинившегося. Характеристика была положительной. Состоялся красноречивый диалог. Генерал спросил:

«А вы, товарищ Вилюков, посещали когда-нибудь с друзьями ресторан?

На мой утвердительный ответ он резюмировал:

— Хорошо работает офицер? Так пусть работает. А кампании так и останутся кампаниями»6.

В этой фразе — ключ к постижению жизни и судьбы Ивашутина.

В разведку — через небо

Он умел дистанцироваться от проводившихся в стране политических кампаний. Не только сам хорошо работал, но и был примером профессиональной грамотности. «Десятки лет он работал по 12-14 часов в сутки, никогда не жаловался на усталость, работал без нервных срывов, был внимателен при разборе оперативных ситуаций»7. Всегда придерживался принципа: «Каждое дело должен возглавлять настоящий специалист»8.

И при этом его биографию невозможно отделить от истории многонациональной страны. У Ивашутина была обыкновенная биография человека, которому пришлось жить в необыкновенное время. «Я родился в Брест-Литовске в 1909 году. Отец мой… родился на Украине, мать — белоруска, а я считаю себя русским»9. В семнадцать мальчишеских лет сын машиниста паровоза начал трудовую деятельность рабочим по ремонту железнодорожных путей на станции Городня. Окончил вечерний рабфак. В двадцать один год вступил в партию, а через год по партийной мобилизации был направлен на учебу в 7ю Сталинградскую военно-авиационную школу им. Сталинградского Краснознаменного пролетариата, которую успешно окончил в 1933 г. До войны школа считалась лучшей в ВВС.

Пилот, а затем командир экипажа тяжелого четырехмоторного бомбардировщика ТБ3 Петр Иванович навсегда полюбил авиацию и сохранил эту любовь до конца жизни. Не исключено, что именно это сказалось на выборе здания, где должно было разместиться ГРУ. Время и пространство сошлись в одной точке: из окна служебного кабинета начальника ГРУ хорошо было видно Ходынское поле, где когда-то располагался военный аэродром. С него взлетал и на него совершал посадки военный летчик Ивашутин. Когда генерал армии в качестве начальника ГРУ бывал в войсках, он «всегда интересовался воздушной разведкой»10. А на закате жизни жалел лишь об одном: не довелось в августе 1941го бомбить Берлин!

В недоброй памяти 1937м он поступил в Военно-воздушную академию имени Н.Е. Жуковского, но успел отучиться лишь три полных семестра. В январе 1939 г. старший лейтенант ВВС Ивашутин, вновь по партийной мобилизации, был откомандирован в распоряжение НКВД и направлен служить в органы военной контрразведки. Это было время надежд и упований. Месяцем ранее был снят со своего поста «железный нарком» Николай Иванович Ежов. Миновал «девятый вал» Большого террора. Волны массовых репрессий стали стихать. Некоторых жертв «ежовщины» даже начали выпускать на свободу. Началась выборочная реабилитация. Новый глава НКВД Лаврентий Павлович Берия очень нуждался в кадрах.

В начале февраля 1939го Ивашутин снял свои три «кубаря» и получил первое спецзвание — стал капитаном государственной безопасности. Перейдя на работу в «органы», вчерашний военный летчик поднялся сразу на три ступени по служебной лестнице. Его спецзвание соответствовало армейскому полковнику: в то время полковник РККА и капитан ГБ носили в петлицах по три «шпалы». Фактически Ивашутин взлетел еще выше: он стал начальником Особого отдела 23-го стрелкового корпуса.

Контакт со Ждановым, конфликт с Жуковым

Корпус принял участие в войне с Финляндией. Ратуя исключительно об интересах дела, капитан ГБ Ивашутин напрямую, через голову своего начальства, обратился к секретарю ЦК ВКП(б) Андрею Александровичу Жданову, который был членом Военного совета Северо-Западного фронта, с просьбой обеспечить разведчиков штаба корпуса теплым обмундированием и маскхалатами. Фактически он поставил на кон свою столь успешно начатую карьеру. Но просьба была незамедлительно удовлетворена. Авторитет Ивашутина в корпусе резко возрос.

Столь же решительно Ивашутин действовал в годы Великой Отечественной войны. Приказом Народного комиссара обороны СССР маршала Сталина от 29 апреля 1943 г. N 4/сш (совершенно секретно) Ивашутин был назначен начальником Управления контрразведки «Смерш» Юго-Западного фронта. Военная контрразведка занималась не только поиском вражеской агентуры. «Я мог, если была необходимость, — вспоминал генерал, — послать своего разведчика для выполнения специального задания в Берлин, в Париж, в любое место за линией фронта. А фронтовая разведка должна была действовать только за линией фронта, там, где располагался противник»11.

В должности начальника контрразведки «Смерш» 3-го Украинского фронта генерал Ивашутин в 1944 г. во время проведения Ясско-Кишиневской операции послал разведчика в Бухарест и по собственной инициативе начал вести переговоры с представителями румынского королевского двора о выходе этой страны из войны на стороне фашистской Германии. Он вновь думал лишь об интересах общего дела, а не о собственной карьере, желая сохранить сотни тысяч солдатских жизней, и не страшился того, что его деятельность может помешать кому-то провести очередную эффектную наступательную операцию и штурмом овладеть столицей Румынии. Ивашутин не побоялся вступить в конфликт с самим Георгием Константиновичем Жуковым, когда прибывший в штаб фронта маршал, представитель Ставки ВГК и заместитель Верховного главнокомандующего, дал указание командующему фронтом маршалу Федору Ивановичу Толбухину о подготовке проведения новой наступательной операции.

Ивашутин по своим каналам доложил Верховному главнокомандующему об успешных переговорах и скором выходе Румынии из войны. Сталин поддержал инициативу Ивашутина и приказал Жукову покинуть штаб фронта и прибыть в Москву. 31 августа 1944 г. Красная армия без боя заняла Бухарест, а 25 сентября 35-летний Ивашутин получил звание генерал-лейтенанта.

«Разведку бьют, когда мы проигрываем, и редко признают, когда мы правы»12, — однажды сказал Ивашутин. Он не боялся проигрывать. Поэтому всегда побеждал.

12 мая 1992 г. приказом министра обороны РФ Б.Н. Ельцина N 02 генерал армии Ивашутин был уволен в отставку. Будущий президент, видимо, полагал, что государство Российское сможет обойтись без создателя «Империи ГРУ». История все расставила по своим местам.

Ивашутин, Пётр Иванович

Других государств

Петр Иванович Ивашутин
Пётр Іванавіч Івашуцін (Ивашутич)
Дата рождения 5 (18) сентября 1909
Место рождения Брест-Литовск,
Российская империя
Дата смерти 4 июня 2002 (92 года)
Место смерти Москва,
Россия
Принадлежность СССР→
Россия
Род войск ВВС РККА, НКВД, СМЕРШ, МГБ, КГБ, ГРУ
Годы службы 1931—1992
Звание Генерал армии
Командовал ГРУ СССР
Сражения/войны Советско-финская война,
Великая Отечественная война,
Карибский кризис,
Афганская война
Награды и премии

Пётр Ива́нович Ивашу́тин (урожд. Ивашутич; 5 сентября 1909, Брест-Литовск, Российская империя — 4 июня 2002, Москва, Россия) — руководитель органов государственной безопасности и военной разведки СССР. Генерал армии (1971), Герой Советского Союза (1985).

Первый заместитель председателя КГБ СССР (1954—1963). Исполняющий обязанности Председателя КГБ (5 ноября — 13 ноября 1961). Начальник Главного разведывательного управления — заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых сил СССР (1963—1987). Депутат Верховного Совета СССР 3, 7—11-го созывов (1952—1954 и 1966—1989) и Верховного совета РСФСР 6-го созыва (1963—1967).

Биография

Пётр Иванович родился 5 (18) сентября 1909 года в городе Брест-Литовск Гродненской губернии (ныне город Брест) в семье железнодорожника. Жил и учился в Черниговской области. Окончил 5 классов семилетней школы в Сновске в 1923 году, профтехшколу в Городне в 1926 году. В 1926—1931 годах — рабочий по ремонту железнодорожных путей на станции Городня, слесарь прядильно-ткацкой фабрики в городе Иваново-Вознесенск, бригадир слесарей и помощник мастера механического завода № 1 «Сантехстрой» там же. Одновременно с работой окончил вечерний рабфак. В 1930 году вступил в ВКП(б).

Довоенная служба

В Красной армии с июля 1931 года, по партийной мобилизации был призван и направлен на учёбу — в 1933 году окончил 7-ю Сталинградскую военно-авиационную школу имени Сталинградского Краснознамённого пролетариата. С 1933 года — лётчик-инструктор в этой же военной авиационной школе, с 1935 года — командир экипажа тяжёлого бомбардировщика ТБ-3 45-й авиабригады Московского военного округа. В 1937 году — командир тяжёлого бомбардировщика ТБ-3. В 1937—1939 годах учился в Военно-воздушной академии РККА имени Н. Е. Жуковского. С января 1939 года — в органах контрразведки РККА. Служил в аппарате особого отдела НКВД Западного Особого военного округа, с 1940 года — начальник особого отдела НКВД 23 стрелкового корпуса в Ленинградском военном округе. Участник советско-финской войны.

Великая Отечественная война

Во время Великой Отечественной войны с мая по октябрь 1941 — заместитель начальника 3 отдела ОО Закавказского фронта. С декабря 1941 года — заместитель начальника Особого отдела НКВД Крымского фронта. С июня 1942 года — на той же должности на Северо-Кавказском фронте, с сентября 1942 года — заместитель начальника ОО Черноморской группы войск Северо-Кавказского фронта. С января 1943 года начальник Управления контрразведки СМЕРШ 47-й армии. С 29 апреля 1943 года — начальник Управления контрразведки СМЕРШ Юго-Западного, с октября 1943 года — 3-го Украинского фронтов. Вёл переговоры с представителями румынского правительства о выходе этой страны из войны на стороне фашистской Германии. 25 сентября 1944 года присвоено воинское звание «генерал-лейтенант».

Послевоенная служба

С июля 1945 года — начальник Управления контрразведки СМЕРШ в Южной группе войск, когда это управление в 1946 году было переименовано в Управление контрразведки Министерства государственной безопасности по той же группе войск — оставлен в занимаемой должности. С ноября 1947 года — начальник Управления контрразведки МГБ СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии. С ноября 1949 по январь 1952 года — начальник контрразведки МГБ Ленинградского военного округа.

В декабре 1951 — августе 1952 года заместитель начальника 3-го Главного управления (военная контрразведка) МГБ СССР. С сентября 1952 года — Министр государственной безопасности Украинской ССР. С марта 1953 года — заместитель Министра внутренних дел Украинской ССР. С июля 1953 года — заместитель начальника 3-го управления (военная контрразведка) Министерства внутренних дел СССР. В 1954 году начальник управления Контрразведывательной работы в промышленности.

Сразу после создания КГБ СССР был переведён туда и в марте 1954 года назначен начальником 5-го управления (экономическая контрразведка) КГБ при СМ СССР.

С июня 1954 года — заместитель председателя КГБ, с января 1956 года — первый заместитель председателя КГБ при Совете министров СССР. 5—13 ноября 1961 года — и. о. председателя КГБ при СМ СССР.

В 1950—1954 и с 1966 года депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР от Северо-Осетинской АССР.

Начальник ГРУ

С 14 марта 1963 по 13 июля 1987 года — начальник Главного разведывательного управления — заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых сил СССР.

Общий стаж службы Петра Ивановича Ивашутина в ГРУ составил 24 года.

Одной из первоочередных задач, которую пришлось решать Ивашутину, было сведение к минимуму того ущерба, который нанёс ГРУ О. Пеньковский.

По инициативе Петра Ивановича в ГРУ ещё в 1963 году начала создаваться система круглосуточного получения информации и её оценки с целью выявления признаков повышения боеготовности иностранных вооружённых сил. Другими словами, создавалась система предупреждения высшего руководства страны о военных угрозах в режиме реального времени. Данная система впоследствии стала называться Командным пунктом. Эта работа, начатая Ивашутиным в 1960-х годах, стала впоследствии основой для создания Национального центра управления обороной Российской Федерации.

В 1963 году Ивашутин совершает поездку на Кубу. Результатом этой поездки было развёртывание в Лурдесе (пригороде Гаваны) центра технической разведки.

По настоянию Ивашутина было начато строительство нового комплекса зданий для нужд ГРУ на Хорошёвском шоссе в Москве.

После появления в космосе первых разведывательных спутников по инициативе Ивашутина в ГРУ появился отдел Космической разведки.

После ГРУ

С июля 1987 года Ивашутин работал в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

В отставке

С мая 1992 — в отставке.

Пётр Иванович Ивашутин скончался 4 июня 2002 года в Москве. Похоронен на Троекуровском кладбище (участок 4). На памятнике выгравирована надпись: «Жизнь отдана разведке. 25 лет во главе ГРУ».

Семья

Жена Мария Алексеевна, сын Юрий, дочь Ирина.

Оценки

Герой Советского Союза генерал армии С. П. Иванов, который в 1942—1945 годах был начальником штаба Юго-Западного, Воронежского, Закавказского, 1-го и 3-го Украинских фронтов, писал:

«…Пётр Иванович принимал непосредственное участие в подготовке и проведении наступательных операций 3-го Украинского фронта. Особенно много сил и энергии вложил он в подготовку и осуществление Ясско-Кишинёвской, Будапештской, Венской операций, обеспечение действий войск фронта по освобождению Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии. Войну П. И. Ивашутин закончил в Австрии. Там встретил и День Победы…»

Генерал-полковник Чеслав Кищак:

«Голова у него работала отлично. Иногда удавалось перевести разговор на тему Афганистана, и он начинал оперировать фамилиями вождей племён, различиями между ними, кто на ком женат, чья дочь за какого вождя была выдана. Я несколько раз это проверял. Был случай, когда спровоцированный Ярузельским Ивашутин начал сыпать тактико-техническими данными крылатых ракет. Я записал, а потом проверил. Всё полностью сошлось… Он был сообразительным, способным, инициативным и очень уверенным в себе, хорошо знал себе цену».

Воинские звания

Награды

Память

  • В Москве в Хорошёвском районе, его именем названа улица (2017).
  • В здании Главного управления Генерального штаба 4 сентября 2009 года открыта мемориальная доска. На ней изображён барельеф Ивашутина и сделана надпись «В этом здании работал с марта 1963 по июль 1987 года Герой Советского Союза генерал армии Ивашутин Пётр Иванович».

Примечания

  1. 1 2 Николай Поросков. Беседа с Игорем Поповым, адъютантом Петра Ивашутина // Время новостей, 4 ноября 2004.
  2. Олег Хлобустов. Пётр Ивашутин. Жизнь отдана разведке. — М.: Алгоритм, 2016. — 352 с. — (Гроссмейстеры тайной войны). — 1500 экз. — ISBN 978-5-906817-66-2.
  3. Иоффе Э. Они служили в разведке. Беларусь сегодня (29 ноября 2001). Архивировано 15 августа 2019 года.
  4. Так называемый «Аквариум»
  5. 1 2 Владимир Лота. Маршал военной разведки // «Красная звезда», 2 сентября 2009. Архивировано.
  6. Военная разведка и эпоха разрядки
  7. Документ о награде : Ивашутин Петр Иванович. Орден Ленина. // Память народа. Дата обращения 20 июля 2016.
  8. Документ о награде : Ивашутин Петр Иванович. Орден Красного Знамени. // Память народа. Дата обращения 20 июля 2016.
  9. Документ о награде : Ивашутин Петр Иванович. Орден Богдана Хмельницкого I степени. // Память народа. Дата обращения 20 июля 2016.
  10. Документ о награде : Ивашутин Петр Иванович. Орден Кутузова II степени. // Память народа. Дата обращения 20 июля 2016.
  11. Документ о награде : Ивашутин Петр Иванович. Орден Отечественной войны I степени. // Память народа. Дата обращения 20 июля 2016.
  12. Документ о награде : Ивашутин Петр Иванович. Орден Красной Звезды. // Память народа. Дата обращения 20 июля 2016.
  13. В Хорошевском районе САО трем проектируемым проездам присвоены новые названия. Префектура Северного административного округа.. Дата обращения 3 ноября 2017.
  14. Постановление. 19 июня 2017 г. N 375-ПП.. Правительство Москвы. Дата обращения 3 ноября 2017.

Литература

Ссылки

  • Ивашутин, Пётр Иванович. Сайт «Герои страны».
  • Николай Поросков. Человек, который создал «Аквариум» (оригинал).
  • Игорь Попов четверть века был порученцем легендарного начальника ГРУ.
  • Пётр Великий отечественной военной разведки.
  • Владимир Лота. Маршал военной разведки.
  • Надгробье на могиле П. И. Ивашутина на Троекуровском кладбище г. Москвы.
  • Военный разведчик № 001.
  • Биографическая страница на сайте «История отечественных спецслужб и правоохранительных органов».
  • Из своего кабинета он видел весь мир
Предшественник:
Александр Семёнович Рогов
Начальник ГРУ
1963—1987
Преемник:
Владлен Михайлович Михайлов

  • 1 Впоследствии получил звание Маршала Советского Союза
  • 2 Лишён звания
  • 3 Понижен до генерал-полковника
  • 4 Понижен до генерал-лейтенанта
  • 5 Понижен до генерал-майора
  • 6 Восстановлен в звании
  • 7 Повышен в звании из генерал-майоров
  • 8 Впоследствии получил звание Главного маршала артиллерии
  • 9 Ныне живущий

Руководители советской и российской военной разведки (c 1918 года)

Семён Аралов • Сергей Гусев • Георгий Пятаков • Владимир Ауссем • Ян Ленцман • Арвид Зейбот • Ян Берзин • Семён Урицкий • Ян Берзин • Александр Никонов (и. о.) • Семён Гендин (и. о.) • Александр Орлов (и. о.) • Иван Проскуров • Филипп Голиков • Алексей Панфилов • Иван Ильичёв • Фёдор Кузнецов • Николай Трусов • Матвей Захаров • Михаил Шалин • Сергей Штеменко • Михаил Шалин • Иван Серов • Александр Рогов (и. о.) • Пётр Ивашутин • Владлен Михайлов • Евгений Тимохин • Фёдор Ладыгин • Валентин Корабельников • Александр Шляхтуров • Игорь Сергун • Игорь Коробов • Игорь Костюков

Министры государственной безопасности Украинской ССР

  • Сергей Савченко (1943—1949)
  • Николай Ковальчук (1949—1952)
  • Пётр Ивашутин (1952—1953)

Руководители советских органов госбезопасности ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ-АФБ

СССР Дзержинский Менжинский Ягода Ежов Берия Меркулов Абакумов Огольцов (и. о.) Игнатьев Берия (1953) Круглов Серов Лунёв (и. о.) Шелепин Ивашутин (и. о.) Семичастный Андропов Федорчук Чебриков Крючков Шебаршин (и. о.) Бакатин
РСФСР Дзержинский Петерс (и. о.) Дзержинский Иваненко Баранников

Генерал Пётр Ивашутин – разведчик номер один, легендарный руководитель ГРУ

Разведчик № 1, или генерал без биографии

Автор – Рамзан Саматов

Говорят, жизнь прожить – не поле перейти. Это в полной мере относится к судьбе генерала Ивашутина. Он был рабочим и военным летчиком, контрразведчиком и руководителем советской военной разведки, он принимал активное участие в общественной жизни страны, неоднократно избирался депутатом Верховного Совета Украины и Советского Союза. По оценкам многих соратников генерала Ивашутина, он был менеджером высокого класса.

Писать о разведчиках и легко, и сложно. Легко потому, что стараниями литераторов уже давным-давно созданы канонические образы бесстрашных рыцарей, воюющих в тылу врага, – Штирлиц-Исаев, майор Вихрь, Иоганн Вайс, Джеймс Бонд и Ваня Солнцев. Так что есть на кого равняться. А сложно потому, что реалии жизни и профессии разведчика должны, насколько это возможно, оставаться тайной за семью печатями. А еще сложнее собирать информацию и писать о тех, кто учил, инструктировал этого человека, о тех, кто обеспечивал его деятельность в чужой стране и во вражеской армии, кто ждал от своего агента той самой единственной и самой важной весточки, которая спасет десятки тысяч солдатских жизней и обеспечит безопасность державы. Еще совсем недавно о таких людях мы не знали ничего…

В жизни генерала Ивашутина было два главных дела. Первое – борьба против агентов иностранных разведок. Второе – добывание военных секретов основных мировых держав. Основной смысл и того и другого – укрепление безопасности и сохранение территориальной целостности нашего государства. Судя по должностям, которые занимал генерал Ивашутин, и по его многочисленным наградам, он смог добиться положительных результатов в своей деятельности.

Ни одному из начальников ГРУ не довелось прослужить в должности руководителя отечественной военной разведки около четверти века – с 1963 по 1987 год. И ни одному из них не суждено было внести такой весомый вклад в развитие отечественной военной разведки. Генерала армии Петра Ивановича Ивашутина до сих пор вспоминают в ГРУ и уважительно называют только по имени и отчеству.

В начале 1987 года генерал армии Петр Ивашутин оставил должность начальника ГРУ. 23 февраля того же года он был назначен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Но там он был недолго – Петр Иванович практически ослеп. Поругивал офтальмолога Федорова за неудачную операцию. 12 мая 1992 года главный разведчик СССР был уволен в отставку по состоянию здоровья. 5 ноября 1998 года на торжественном собрании в ГРУ министр обороны России Маршал Российской Федерации И. Д. Сергеев вручил П. И. Ивашутину знак «За службу в военной разведке» за № 001.

Сотрудником военной контрразведки Петр Ивашутин стал в 1939 году. Становление Ивашутина-чекиста происходило в боевых условиях в период советско-финляндской войны в 1939–1940 годах. Родился Петр Иванович Ивашутин 5 (18) сентября 1909 г. в г. Брест-Литовске в семье машиниста-железнодорожника. Окончил железнодорожное училище в г. Сновске и профессионально-техническую школу в г. Городне Черниговской области.

Долгие годы считалось, что Ивашутин – истинная фамилия генерала армии Петра Ивашутина. Оказалось, что фамилия его отца – Ивашутич. В детстве и юношестве будущий контрразведчик носил фамилию отца и однажды совершенно случайно был вынужден сменить фамилию родителей на новую – Ивашутин. А трансформация фамилии Ивашутич в Ивашутин произошла следующим образом.

– … я работал слесарем-путейцем и мечтал поступить в институт. Но в то время на Украине преподавание в институте велось на украинском языке. Я этого языка не знал. Отец и мать решили переехать на постоянное жительство в город Иваново-Вознесенск. Отец всегда читал газеты «Правда» и «Гудок». Как-то в «Гудке» он прочитал, что в этом городе хороший коллектив в железнодорожном депо. Он также узнал, что там есть хороший политехнический институт. Поэтому отец и мать решили выехать в Иваново, где они могли бы найти работу по специальности, а я мог поступить в институт.
В политехнический мне поступить не удалось. В тот год в институт принимали только по рекомендации партийных ячеек города, а мы были иногородние. Поэтому никаких рекомендаций у меня не было. Обидно было. Но делать нечего. Тогда, я думаю, поступлю на завод. Написал заявление. Жду вызова. Через неделю прихожу на биржу по трудоустройству. Предлагают работу на текстильную фабрику. Я отказался. Прихожу через день – предлагают место на каком-то заводе чернорабочим. Тоже отказался. На следующий день на бирже меня пригласили подойти к седьмому окну. Девушка, сотрудник биржи, сообщает:

– Ивашутин. Есть место слесарем второго разряда на заводе № 1…
Я очень хотел поступить на работу именно на этот завод. Это был машиностроительный завод «Сантехстрой». Единственный в Иваново. Я с радостью схватил карточку-направление и бегом в заводоуправление. Там мне выдали временный пропуск, в котором было написано, что я – Петр Ивашутин, слесарь завода № 1. Мне был определен испытательный срок в две недели. Так Петр Ивашутич стал Ивашутиным…

Испытательный срок я прошел успешно. Через две недели мне выдали постоянный пропуск на имя Ивашутина. В комсомольской организации тоже выписали членский билет на фамилию Ивашутин. Отец вначале возражал по поводу замены моей фамилии, но я боялся потерять работу на заводе…

В 1931 году он был призван на военную службу и стал курсантом Военной школы летчиков. В 1933 году после успешной сдачи выпускных экзаменов Петр Ивашутин был направлен для прохождения службы в эскадрилью тяжелых бомбардировщиков авиабригады Московского военного округа на должность летчика-инструктора. В 1934-1935 гг. служил летчиком бомбардировщика ТБ-3, а в 1937 году был назначен командиром этой грозной боевой машины. В том же году П.И. Ивашутин поступил в Военно-воздушную академию имени Н.Е. Жуковского.

В 1939 году одного из лучших слушателей второго курса академии Ивашутина отбирают для прохождения службы в специальных органах Наркомата внутренних дел СССР. Так Петр Ивашутин навсегда расстался с небом, с военной авиацией и стал секретным сотрудником.

Характерно, что в тот период времени, занимаясь обеспечением безопасности войск Красной Армии, Ивашутин, тогда еще совсем молодой офицер, начальник особого отдела 23-го стрелкового корпуса Ленинградского фронта, лично обратился к секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову, который возглавлял Ленинградский обком партии, с просьбой принять оперативные меры по обеспечению разведчиков штаба корпуса всем необходимым для выполнения боевых заданий в тылу противника. Просьба была выполнена.

Далее, с началом войны, контрразведчик Ивашутин воевал с германскими разведчиками и диверсантами на Крымском, Северо-Кавказском, Юго-Западном и 3‑м Украинском фронтах. Действовал он всегда смело, умело и расчетливо, принимал участие в задержании немецких разведчиков и агентов, лично руководил многими сложными оперативными мероприятиями. Причем не только контрразведывательными. Вот один из примеров творческого подхода к столь деликатному делу, как армейская разведка. В апреле 1944 года советские войска готовились к освобождению Одессы, в которой хозяйничали немцы и румыны. В Одессе действовали наши разведчики-нелегалы, но с ними связь была потеряна. Они нуждались в новых каналах связи с Центром и новых шифрах.

Для установления связи с этими нелегалами в Одессу необходимо было направить связника. Решено было направить не одного разведчика, а группу. По замыслу Ивашутина для выполнения этой задачи были отобраны четверо лучших разведчиков разведывательного отдела штаба фронта. Он разработал и легенду для них. Согласно ей, командир группы должен был изображать пленного советского офицера, двое других разведчиков – эсэсовцев, а четвертый – румынского жандарма! Согласитесь, заподозрить конвоиров и «языка» в принадлежности к армии противника никому бы и в голову не пришло. Группа перешла линию фронта и просочилась в город, выполнила задание и без потерь возвратилась к своим.

Генерал Ивашутин рассказывал, что в годы Великой Отечественной войны органы «Смерша», в которых он вырос от капитана до генерал-майора, занимались не только выявлением и уничтожением немецких разведчиков и агентов, но и глубинной разведкой.

– Я мог, если была необходимость, – говорил генерал, – послать своего разведчика для выполнения специального задания в Берлин, в Париж, в любое место за линией фронта. А фронтовая разведка должна была действовать только за линией фронта, там, где располагался противник.

После победы над фашистской Германией работы у контрразведчика Ивашутина не уменьшилось. На территорию СССР забрасывались агенты-парашютисты, другие агенты иностранных разведок тайно пытались ползком пересечь советские границы и раствориться на бескрайних просторах СССР. Иностранные разведки активно использовали для достижения своих целей и «пятую колонну» – военизированные националистические организации, сохранившиеся в Украине и в Прибалтике. Эти профашистские подпольные организации были хорошо вооружены и получали поддержку от иностранных разведок. В Украине борьбу против украинских националистов было поручено возглавить генералу П. И. Ивашутину. В сентябре 1952 года он был назначен министром государственной безопасности УССР, а в 1953 году стал заместителем министра внутренних дел Украины.

Генерал Ивашутин поставленные перед ним задачи выполнил. Перед отъездом в Москву Петр Иванович сказал руководителям УССР слова пророческие:

– Борьба с бандеровцами не окончена. Пройдут годы, осужденные отбудут свои сроки. Далеко не все из них вернутся в Украину раскаявшимися. Вырастут дети и внуки репрессированных. В их душах сохранится обида за судьбу своих отцов и дедов… При мощной подпитке с Запада, на волне украинского национализма и русофобии бандеровщина возродится. Поэтому необходимо адекватное противодействие – политическое, экономическое и социальное, но особенно – идеологическое.

В 1954 году генерал-полковник П. И. Ивашутин был назначен на должность заместителя председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР. Он курировал деятельность 3‑го Главного управления КГБ (военная контрразведка), а также 4‑го, 5‑го и 6‑го управлений, ряда отделов и Комиссию по аттестации офицерского состава Комитета государственной безопасности.

В 1958 году было разработано новое «Положение о КГБ при Совете Министров СССР». В создании этого документа принимал участие и генерал П. И. Ивашутин. В том совершенно секретном документе было указано, что «…Комитет государственной безопасности… и его органы призваны бдительно следить за тайными происками врагов Советской страны, разоблачать их замыслы, пресекать преступную деятельность империалистических разведок против Советского государства…».

В одном из пунктов этого документа указывалось, что органы КГБ должны вести «…контрразведывательную работу в Советской Армии, Военно-Морском Флоте, в Пограничных войсках и войсках МВД», в других структурах, предупреждая «…проникновение в их ряды агентуры иностранных разведок и иных вражеских элементов…». Это направление было сферой деятельности генерала Ивашутина, который в 1956 году был назначен на должность первого заместителя председателя КГБ.

Петр Иванович так рассказывал о своем переходе в органы военной разведки:
– Когда генерал Серов был отстранен от должности начальника ГРУ, я сам захотел возглавить эту специальную службу и готов был добиться улучшения качества ее работы. Хотите знать почему? Во‑первых, я хорошо знал специ-фику работы военной разведки и имел представление о том, как работают военные разведки ведущих мировых держав. Во‑вторых, в Комитете государственной безопасности мне стало тяжело работать. Честно скажу, на меня легла ответственность за работу всего аппарата КГБ… Мне даже приходилось летать с Н. С. Хрущевым на съезды братских компартий, на различные международные совещания, где приходилось обеспечивать его безопасность, хотя для этого был специальный заместитель председателя КГБ. Поэтому после снятия Серова с должности начальника ГРУ я обратился в отдел административных органов ЦК КПСС по кадрам с просьбой поручить мне руководство военной разведкой, которая подвергалась в тот период серьезной проверке комиссией ЦК КПСС. Мою просьбу удовлетворили. Так я оказался в Главном разведывательном управлении…

Особенность перевода Ивашутина в ГРУ состояла в том, что он прибыл на новое место службы в сопровождении только своего помощника и адъютанта Игоря Попова. Других сотрудников КГБ он в ГРУ не пригласил. Это удивило бывалых военных разведчиков, которые знавали и другие примеры.

С первых же дней деятельности генерал-полковника П. И. Ивашутина опытные военные разведчики отметили в его работе основные стратегические направления. Первое – укрепление системы подготовки высококвалифицированных кадров военной разведки.

Второе – сохраняя традиционные формы ведения разведки, Ивашутин стал уделять значительное внимание внедрению в практику сбора и обработки разведывательных сведений новых достижений в области радиоэлектронной техники.

Генерал Ивашутин поддержал предложение о создании на Кубе специальной группы радиоэлектронной разведки, нацеленной на разведку стратегических ядерных сил США. В ГРУ была сформирована первая группа радиоэлектронной разведки «Тростник», которая в ноябре 1963 года приступила к работе на Острове свободы. Результаты деятельности группы были положительными.

Третье – успехи СССР в освоении космического пространства открывали перед разведкой новые неограниченные возможности оперативного сбора сведений о состоянии вооруженных сил иностранных государств и передислокации их частей, подразделений, а также кораблей военно-морских сил. Ивашутин безотлагательно решил воспользоваться этими возможностями. Вскоре в ГРУ появилось новое управление космической разведки.

Быстро проявились и другие новые направления, которые начальник ГРУ генерал Ивашутин стремился активизировать с целью своевременного добывания точных и полных сведений о состоянии вооруженных сил вероятного противника и планах их использования против Советского Союза.

Осенью 1967 года пограничные силы Корейской Народно-Демократической Республики задержали в своих территориальных водах американский разведывательный корабль «Пуэбло». Специалисты ГРУ в области радиоэлектронных средств разведки провели полное обследование американского корабля и его электронной начинки. Результаты обследования «Пуэбло» и возможностей новейшей радиоэлектронной разведывательной аппаратуры были подробно доложены начальнику Генерального штаба и министру обороны СССР.

Генерал Ивашутин выступил с предложением о создании в СССР подобных разведывательных кораблей, в первую очередь для Черноморского и Тихоокеанского флотов. Предложение начальника ГРУ было поддержано руководством Советского Союза. Уже к концу 1969 года первый разведывательный корабль Черноморского флота «Крым» вышел в боевой поход. В 1971 году были построены разведывательные корабли «Кавказ», «Приморье» и «Забайкалье».

Любознательный начальник ГРУ в 1974 году побывал и на Северном флоте, где во время учений «Горизонт» совершил поход на атомном подводном ракетоносце. Деятельности кораблей радиоэлектронной разведки генерал-полковник П. И. Ивашутин уделял постоянное внимание. Еще одним любимым техническим проектом генерала Ивашутина было создание в Главном разведывательном управлении автоматизированной системы военной разведки, которая получила условное наименование «Дозор».

Одним из характерных качеств, присущих Петру Ивановичу, было его заботливое отношение к своим коллегам – военным разведчикам. Он, требуя от них конкретной и результативной работы, в то же время оберегал их, настойчиво защищал их интересы и способствовал продвижению по службе наиболее талантливых.

Когда ему задали вопрос:» Все, что вы рассказали, говорит о том, что с вашим назначением на должность начальника ГРУ в военной разведке значительное внимание стало уделяться развитию технических средств разведки. А что происходило с агентурной разведкой?», генерал добродушно ответил:

– Мы достаточно внимания уделяли и той, и другой разведке. Просто я не могу вам широко рассказывать о деятельности агентурной разведки, не имею права…»Кухня» эта и сегодня закрыта для публичной дискуссии. Но могу сказать, что любая, даже самая совершенная техника не сможет добыть тех секретных материалов, которые в состоянии получить разведчик-профессионал. Человеческий фактор был и остается в разведке на первом месте…

Петр Ивашутин на Кубе выслушивает пояснения руководителя советского военного представительства, сзади стоит военный атташе в Гаване Гиви Орджоникидзе, второй справа – Игорь Попов (адьютант).

– Вопрос о вводе Ограниченного контингента советских войск в Афганистан, – вспоминал Петр Иванович, – обсуждался 17 или 19 декабря 1979 года на совещании у начальника Генерального штаба маршала Николая Огаркова в присутствии всех его заместителей. Как всегда, первым предоставили слово начальнику военной разведки. Я категорически отверг идею о возможном прямом вмешательстве во внутренние дела Афганистана и подчеркнул, что мы можем создать там ситуацию, подобную той, в которой оказались американцы во Вьетнаме.

И, как стало известно сравнительно недавно, все заместители начальника Генштаба поддержали мнение и оценку обстановки, которую изложил начальник ГРУ…

Но мнение Ивашутина, которому в 1971 году было присвоено воинское звание генерал армии, впервые не было учтено в Генштабе и Политбюро ЦК КПСС при принятии окончательного решения по этой проблеме. Советская военная разведка действовала в Афганистане активно и результативно. Ивашутин, получивший богатый опыт организации разведки и контрразведки в годы Великой Отечественной войны, в новых условиях использовал эти знания, дополняя их современными техническими средствами, которые военная разведка получила под его руководством.

Главному разведывательному управлению удалось создать на территории Афганистана такую систему военной разведки, которая надежно контролировала обстановку в стране и своевременно добывала сведения о любых передвижениях крупных сил и мелких групп оппозиции. Побывавший в Афганистане в командировке заместитель министра обороны генерал армии В. М. Шабанов как-то после беседы с П. И. Ивашутиным сказал генерал-лейтенанту П. С. Шмыреву, который тоже был в Кабуле:

– Ваш начальник работает как бульдозер – переворачивает проблемы одну за другой…

Глубоко понимая, что защита завоеваний Апрельской революции является делом самих афганцев, генерал Ивашутин всячески стремился способствовать укреплению афганской армии. Он установил дружеские отношения с начальником разведки вооруженных сил ДРА генералом Халилем, не только оказывал афганцам помощь советами, но и добивался передачи им необходимой техники и вооружений.

Ветераны военной разведки отмечали, что Петр Иванович любил русскую литературу и поэзию, знал наизусть многие стихи А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и других поэтов. Он любил книги, встречался с писателями Юлианом Семеновым, Вадимом Кожевниковым, Василием Ардаматским, Евгением Воробьевым, авторами замечательных книг о деятельности советских военных разведчиков в годы Великой Отечественной войны. Генерал П. И. Ивашутин был для этих писателей великолепным консультантом. Он также курировал подготовку интересного двухтомника о военных разведчиках Я. Берзине, Р. Зорге, В. Заимове, Л. Маневиче, И. Винарове, И. Штебе и других. С журналистами П. И. Ивашутин не встречался. Он считал, что разведка в рекламе не нуждается.

Однако по просьбе «Военно-исторического журнала» он написал статью «Докладывала точно…» о деятельности военной разведки накануне и в годы войны. В 1998 году в еженедельнике «Независимое военное обозрение» была опубликована его статья «Разведка, интегрированная в политику».

Важным выводом тех статей можно считать мнение генерала армии П.И. Ивашутина о том, что боевая готовность военной разведки всегда должна быть на ступень выше боевой готовности тех частей, которые она обеспечивает своими разведывательными данными…

Реформируя и укрепляя систему военной разведки Генерального штаба Вооруженных Сил страны, генерал армии П.И. Ивашутин руководствовался именно этим принципом. И он был прав. Разведки много никогда не бывает. Под руководством генерала армии П.И. Ивашутина выросло целое поколение военных разведчиков – профессионалов высокого класса.

Заслуги генерала армии П.И. Ивашутина были высоко оценены руководством государства. За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны и успешную деятельность по укреплению Вооруженных Сил СССР в послевоенный период генералу армии П.И. Ивашутину 21 февраля 1985 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

Петр Иванович Ивашутин скончался 4 июня 2002 г. в Москве, похоронен на Троекуровском кладбище.

4 сентября 2009 года в Главном разведывательном управлении состоялся митинг, в ходе которого будет открыта мемориальная доска. На ней изображен барельеф П.И. Ивашутина и сделана лаконичная надпись «В этом здании работал с марта 1963 по июль 1987 года Герой Советского Союза генерал армии Ивашутин Петр Иванович».

Тот, кто работал в Главном разведывательном управлении в годы, когда военной разведкой руководил П.И. Ивашутин, никогда не забудет это время.

При подготовке поста использованы материалы:

Красная Звезда. Маршал военной разведки

История холодной войны

Независимое военное обозрение

Книга Олега Хлобустова «Петр Ивашутин. Жизнь отдана разведке»

Источник

Генерал без биографии. Петр Ивашутин. Документальный фильм

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…