Перспективы политического развития австрии в 1920 1930

Австрия в межвоенный период (1918-1939 гг.)

Крах династии Габсбургов

Для Австрии первая мировая война сыграло роковую роль. После убийства в Сараево наследника австро-венгерского престола разгорелась мировая бойня. Правительство Австро-Венгрии вынуждено было начать военные действия на стороне Германии против России, выполняя условия договора Тройственного союза. В войне Тройственный союз потерпел поражение, и Австро-Венгерская империя была разрушена. На её территории образовались новые государства, среди них республика Австрия. Король Карл I 11 ноября 1918 года отрёкся от престола.

Замечание 1

Карл I – это последний император из рода Габсбургов в Австро-Венгрии. Правил страной два года, с ноября 1916 по ноябрь 1918. Взошёл на престол после смерти двоюродного деда Франца Иосифа, правившего страной 68 лет. Годы жизни 1887-1922.

Формирование Австрийской республики

Сен-Жерменское соглашение 1919 года Австрийская республика имела небольшую территорию, на которой проживало немецкоговорящее население. Поначалу Австрия стремилась к объединению с Веймарской республикой, но совершить такой шаг ей было запрещено.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Новое австрийское государство начало существование с установления государственных границ:

  • от республики пытались отторгнуть два района – Тироль и Форарльберг, раскол удалось предотвратить проведением федерализацией страны;
  • в 1921 году в состав государства вошёл Бургенланд, отошедший от Венгрии.

В 1920 году была принята конституция, которая закрепила современное территориальное устройство Австрии. Восемь земель и город Вена получали право избирать ландтаги (местные законодательные собрания) и большие самоуправленческие полномочия.

Согласно конституции во главе республики стоял избранный народом президент. Создавался двухпалатный законодательный орган, нижняя палата которого избиралась населением страны. Правительство возглавлял канцлер, ответственный перед парламентом.

Развитие Австрии в 1920-1930 годы

Австрийская история в 1920 годы преодолевала экономические проблемы, вызванные первой мировой войной. Восстановление экономики требовало огромный усилий властей и народа. Одновременно в стране обостряются партийные противоречия. В 1922 году большинство голосов получает Христианско-социальная партия. Для удовлетворения нужд правительства было выпущено чрезмерное количество бумажных денег. В тяжёлом положении оказались рабочие, гражданские служащие и средний класс. Лига Наций в 1923 году вынуждена была оказать Австрии финансовую помощь. К концу 20-х годов ситуация в экономике стабилизировалась. Но в 1929 году в мире разразился экономический кризис, началась Великая депрессия.

В 1933 году в Австрийской республике установился режим Дольфуса. Премьер-министр превратил страну в корпоративное государство. Это привело к усилению национал-социалистического движения и активизации сторонников аншлюса Австрии.

Определение 1

Аншлюс – это идея насильственного включения Австрии в состав Германского государства.

Национал-социалисты в 1934 году совершили покушению на главу правительства и убили его. Но осуществить аншлюс им не удалось. Преемник Дольфуса Курт Шушниг стремился сохранить независимость Австрии. Его поддержала организация Отечественный фронт. Все попытки укрепить государство не принесли желаемого результата. В 1936 году Австрия лишилась поддержки в лице Италии, так как Бенито Муссолини подписал пакт о создании оси «Берлин-Рим-Токио» и сал поддерживать аншлюс Австрии. Режим Дольфуса-Шушнига оказался на грани исчезновения.

В 1938 году Германия настояла на передаче важнейших государственных постов в руки австрийских фашистов. 12 марта Гитлер отдал приказ перейти границу Австрии. Австрийская республика была оккупирована и включена в состав Германии. Аншлюс Австрии был осуществлён, она снова стала называться Восточная марка.

21 октября 1966 года в деревне Аберфан, Уэльс, Великобритания произошло обрушение породного вала. Миллионы кубометров породы из шахты Мэртир Вэйл в течение 50 лет сваливали на слой очень пористого песчаника. После нескольких дней проливного дождя, более 150 тыс. кубометров промокшей породы оторвались от основного отвала и начали с большой скоростью сползать вниз. Оползень обрушился на деревню и похоронил под собой 20 жилых домов и начальную школу Пентглас, где проходил последний перед каникулами учебный день.

Когда оползень остановился, все жители деревни руками бросились разгребать массу из породы и грязи. В первый час им удалось откопать несколько живых детей. Потом находили только мертвые тела. В результате трагедии погибло 144 человека, из них – 116 детей.

Герцог Эдинбургский посетил Валлийскую деревню на следующий день после катастрофы. Но Королева не приехала.

Она прибыла только через восемь дней после трагедии, и частный секретарь королевы Лорд Чартерис ранее сказал, что отказ монарха приехать раньше был ее самой большой ошибкой, о которой она впоследствии сожалела.

Лорд Чартерис также показал, что это был редкий случай, когда Королева совершила ошибку. Когда его спросили, было ли время, когда монарх поступила неправильно, он ответил: “Аберфан”.

29 октября Королева вместе с принцем Филиппом отправилась в Аберфан.

Черно-белые фотографии показывают, что королева выглядит мрачной во время эмоционального визита, когда она встречалась с сельскими жителями. Так много раскаяния было у королевы, что она возвращалась в деревню Аберфан еще несколько раз с октября 1966 года.

Монарх, как сообщается, пожалела, что не посетила Аберфан ранее

В 2012 году Королева открыла Общинную начальную школу в Аберфане. А в 2016 году, в 50-ю годовщину катастрофы, Принц Чарльз посетил деревню и передал сообщение от королевы.

В послании монарха говорилось: “Когда вы собрались сегодня, чтобы отметить пятьдесят лет после ужасных событий пятницы 21 октября 1966 года, я хочу, чтобы вы знали, что вы находитесь в моих собственных мыслях и мыслях моей семьи, а также мыслях нации”.

В 2012 году Королева открыла Общинную начальную школу в Аберфане

“Мы все будем думать о 144 людях, которые погибли, большинство из них дети в возрасте от семи до десяти лет, и о сотнях других, которые жили с шоком и горем того дня.

С тех пор мы возвращались несколько раз и всегда были глубоко поражены замечательной стойкостью, достоинством и неукротимым духом, которые характеризуют жителей этой деревни и окружающих ее долин”.

“На этой самой печальной годовщине я передаю всем вам мои новые добрые пожелания”.

Теги Аберфан Елизавета II Принц Филипп

Cоветские оккупационные войска в Австрии — быт и нравы

Русские дети и король вальса(«Frankfurter Allgemeine Zeitung», Германия)
Советская оккупация Австрии 1945 – 1955 год: «Освободители от фашистского ига»
Когда 8 мая 1945 года руководство вермахта капитулировало, в советской штаб-квартире, расположенной в районе Берлин-Карлсхорст, «Восточная марка» представляла собой военный лагерь одержавших победу союзнических войск — на австрийской земле располагались 700 000 солдат. 400 000 красноармейцев в своей оккупационной зоне составляли самый большой контингент. Члены семей офицеров, сотрудники секретных служб, переводчики, а также «специалисты» входили в состав оккупационного аппарата. Вскоре он столкнулся с огромными проблемами. Военное руководство настоятельно требовало «противостоять жизненным соблазнам» и вести себя «подобающим образом». Главнокомандующий Центральной группы войск маршал Иван Конев в сентябре 1945 года издал приказ о сохранении дисциплины, «запрете мародерства» и нелегальной конфискации австрийской собственности. Кроме того, он предусматривал уголовную ответственность за операции на черном рынке, а также вводил запрет на посещение народных праздников, ночных заведений, кафе и – особенно для младших офицеров и рядовых – закусочных, где продавался алкоголь.
Всего этого было более чем достаточно: грабежи и изнасилования затрудняли «борьбу за влияние среди населения».
Не только престиж Красной Армии, но и авторитет Советского Союза был поставлен на карту. Политические занятия, внутренний контроль, а также наказание «морально разложившихся» военнослужащих должны были подправить «образ русских». Большое воздействие оказывали случаи дезертирства и сопряженных с ним преступлений. Не случайно «шпионаж, разглашение секретной военной или государственной информации, переход на сторону врага, побег или намерение остаться за границей» подпадали под определение «измена родине». Военный трибунал в Бадене — недалеко от Вены — приговаривал дезертиров к смертной казни. Как и в остальных «прискорбных случаях», к ответственности привлекались соответствующие начальники, которых обвиняли в «отсутствии политико-идеологического воспитания».
После оккупации Москва создала разведывательную сеть не только в своей зоне, но и на всей территории Австрии. Пограничные войска Народного комиссариата внутренних дел и, соответственно, Министерства внутренних дел (НКВД/МВД) не только отвечали за проведение «чисток» в оккупационной зоне, но и следили за собственными военными. В ходе крупных операций проводились аресты «враждебных элементов» среди населения и красноармейцев. Командиры были обязаны передавать контрразведывательной организации «Смерш» (Смерть шпионам) обнаруженных «преступных элементов». В период с 1950 и до смерти Сталина в 1953 году более тысячи «шпионов» из Австрии оказались в московской Бутырской тюрьме, где они были расстреляны, а их тела сожжены. Красную Армию в Австрии больше всего беспокоила проблема «пьянства». Во внутренних донесениях все чаще сообщалось о «растущем числе преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения», и руководство вынуждено было признать: «В основе почти всех преступлений лежит пьянство и связь с местными женщинами — со всеми вытекающими последствиями». К «подружкам русских солдат» (Russenliebchen) в Австрии относились с презрением, но и военное руководство видело в них опасный инструмент в руках западных секретных служб, и поэтому некоторые из них были обвинены в шпионаже и расстреляны в Москве. Кроме того, вступление в брак с иностранками было запрещено.
Количество сексуальных контактов было значительным, что привело к появлению примерно 20 000 «русских детей» (Russenkinder) — чаще всего это происходило в результате изнасилований. Барбара Штелцль-Маркс (Barbara Stelzl-Marx) исходит из того, что, вероятно, 270 000 женщин были изнасилованы красноармейцами: 240 000 — в Вене и Нижней Австрии, 20 000 — в Бургенланде, 10 000 — в Штирии.
То, до какой степени бесцеремонно временами проводились реквизиции и захватывались трофеи, наглядно демонстрируют доклады секретных служб: в результате конфискации сотен предприятий и демонтажа промышленных установок в Москву были отправлены 31 000 вагонов. В этих сообщениях говорится о том, что «освободители от фашистского ига» не останавливались даже перед собственностью «освобожденных» местных коммунистов. Г-жа Штелцль-Маркс на основании документов и других материалов из советских архивов, а также рассказов еще живых ветеранов представляет детальную картину советской оккупации Австрии. Автор уделяет внимание и российско-советской культуре воспоминаний, представляет фото солдат, на которых была запечатлена чуждая им жизнь, профессиональные документальные фильмы, а также сообщения солдатских газет, рисовавших приемлемую для Москвы картину оккупации. Она приходит к выводу о том, что представление красноармейцев об Австрии summa summarum оказалось позитивным, и оно находилось под воздействием «ассоциативной цепочки: победа — весна-молодость – венский лес – музыка, прежде всего — короля вальсов Иогана Штрауса».
Обнаруженные оккупантами жизненные условия разительно отличались от того, с чем они были знакомы в Советском Союзе. Поэтому они часто становились жертвами своего рода культурного шока. Типичным можно считать то, что произошло с молодым офицером Михаилом Жильцовым. Он говорил своим сослуживцам о том, что в Австрии «в каждом доме есть электричество, а деревни у него на родине, наверное, так никогда и не будут электрифицированы». В городах, продолжал он, имеются «люстры, роскошные дома, одежда, а члены моей семьи голодают, и им нечего надеть». Подобного рода «восхваление капиталистического порядка» не могло оставаться безнаказанным. 27-летний лейтенант был лишен своего звания, с позором изгнан из армии и исключен из КПСС. Немало победителей восприняли как поражение (иногда и личное) те различия между жизненными стандартами у себя на родине и за границей, которые они обнаружили.
Оригинал публикации: Russenkinder und Walzerkönig
Опубликовано: 28/08/2012

Глава 3

  • Нацистские путчисты в Австрии
  • Что произошло на последнем заседании совета министров
  • Убийцы торгуются
  • Последние часы умирающего Дольфуса
  • «Гитлер был страшно взволнован…»
  • ТАК БЫЛ УБИТ КАНЦЛЕР ДОЛЬФУС

    Нацистские путчисты в Австрии

    Теперь, когда руководители СА, превратившиеся в помеху, были ликвидированы, у Гитлера освободились руки для осуществления своей внешнеполитической концепции. Он хочет завоевать «жизненное пространство» для Германии, что на языке нацистов означает: раздавить другие страны. Сначала он обращает внимание на Австрию. С одной стороны, из-за языковой общности, с другой стороны, потому что он считает, что может положиться на австрийских национал-социалистов, которых финансировала Германия. Конечно, наряду с этим играет роль мечта о возрождении» великой римской империи германской нации» и традиционное прусско-юнкерское «дранг нах Остен».

    После окончания Первой мировой войны, 12 ноября 1918 г., австрийский парламент принимает единодушное решение: «Австрия является частью Германской республики». Однако это решение никогда не осуществляется. Версальский и Сен-Жерменский мирные договоры запрещают обеим странам объединение. Естественно, что после прихода нацистов к власти австрийские правящие круги не считают больше желательным объединение. А правительство Гитлера и австрийские национал-социалисты хотят объединения любой ценой, даже путем насилия.

    Положение, однако, сложное, потому что фашистский диктатор Италии Муссолини противится объединению. Христианско-социалистического диктатора Австрии Дольфуса связывает политическая дружба с Муссолини, который в то время еще не стоит на политической платформе «ось Рим — Берлин». Даже напротив, Муссолини боится, что Гитлер увеличит свою власть и влияние в Европе. Однако главная причина, по которой Муссолини противится объединению, заключается в следующем: итальянское фашистское правительство считает Австрию, Венгрию, Югославию и Албанию своей сферой интересов — не в последнюю очередь по экономическим причинам В дневнике графа Чиано, зятя Муссолини, которого собственный тесть в конце войны приказал казнить за «измену», можно найти относительно этого целый ряд ссылок, замечаний и документов. Дольфуса Муссолини прямо ободряет тем, что он хочет освободить дунайские народы от господства немецкой расы, Муссолини тоже хочет видеть Австрию фашистской, но на свой манер. Он подбивает Дольфуса на ведение радикальной борьбы против социал-демократов и национал-социалистов.

    Австрийский канцлер опасается того, что его христианско-социалистская политика будет измельчена под давлением слева и справа, поэтому он принимает советы друга. Гитлер попадает в трудное положение. Он хочет провести австрийский аншлюс и в то же время сотрудничать с Муссолини. Поэтому Гитлер официально гарантирует самостоятельность Австрии, чтобы успокоить Муссолини. Все это Гитлер делает в надежде, что можно достигнуть изменения австрийского режима без открытого насилия, с помощью и при тайной поддержке австрийских национал-социалистов, и, таким образом, Австрия сама по себе упадет в его объятия.

    Бывший генеральный консул США в Берлине Джордж С. Мессерсмит, который позже стал послом в Вене, в показаниях, данных под присягой на Нюрнбергском процессе, чрезвычайно интересно освещал намерения Гитлера:

    «Непосредственно после взятия власти нацистами, — сказал он, — высокопоставленные германские правительственные деятели сказали мне, что присоединение Австрии является экономической и политической необходимостью, которую они осуществят любой ценой, какие бы средства для этого ни понадобились».

    Что касается средств, члены запрещенной австрийской национал-социалистской партии при германской поддержке проводят постоянные террористические акты и, если им угрожает опасность, просто переходят германскую границу. «По поводу одного разговора, — сказал бывший американский генеральный консул, — высокопоставленные нацистские функционеры сказали мне, что эти террористические акции направляют они». С целью давления на австрийское правительство нацисты использовали также так называемый «австрийский легион». Эта полувоенная организация, насчитывавшая несколько тысяч человек, находилась на германской земле вблизи австрийской границы. Членами легиона являлись австрийские национал-социалисты, бежавшие со своей родины. Таково было политическое положение в Австрии в месяцы перед покушением.

    В тот летний день 25 июля 1934 г. над австрийской столицей было безоблачное голубое небо. Вена — тихий, ничего не подозревающий город. В одной из комнат полицейского участка XVI района за письменным столом сидит полицейский инспектор Доблер. В руке он вертит маленькую записку, на которой написано: «Четверть первого, Зибенштернгассе, 11, Бундестурнхалле». В это время здесь должны встретиться участники путча. Доблер принадлежит к ним. Но ему никак не хочется уходить. А время приближается. Что-то его удерживает. Заговорила совесть? Неизвестно. На всякий случай он подходит к телефону и вызывает резиденцию «Отечественного фронта», правительственной партии Дольфуса.

    «У меня есть важное сообщение, — говорит он в телефонную трубку. — Я полицейский инспектор, но не могу назвать своего имени. Через четверть часа я буду перед кафе «Вегхубер». Прошу вас, пришлите туда надежного человека».

    Секретарь «Отечественного фронта» посылает на встречу Карла Марера, одного из доверенных людей Дольфуса. Оба мужчины проверяют бумаги друг у друга, затем садятся в кафе. «Сегодня вечером будет убит канцлер Дольфус, — начинает трагический разговор Доблер. — Я тоже должен был участвовать в этой акции. Но я передумал это дело… Нужно воспрепятствовать путчу».

    Из кафе они звонят майору Эмилю Фею, который в должности статс-секретаря был вторым человеком в правительстве после Дольфуса. Он тоже получил подобное предупреждение из других источников, поэтому считает возможным сообщить обо всем Дольфусу.

    Что произошло на последнем заседании совета министров

    Д-р Энгельберт Дольфус как раз проводит заседание совета министров. Приближается поездка в Италию к Муссолини, поэтому на заседании присутствуют все члены правительства. Жена Дольфуса с детьми уже заранее поехала в Риччоне, чтобы там подождать мужа, приезжающего через несколько дней.

    Майор Фей на цыпочках проходит через зал, тихо подходит к Дольфусу, наклоняется и шепотом спрашивает, можно ли поговорить с ним несколько минут. «Так важно?» — спрашивает Дольфус, «Очень важно. Жизненно необходимо», — отвечает шепотом Фей. Заседание совета министров прервано. Оба государственных деятеля переходят в соседний маленький салон.

    Дольфус сначала не хочет, принять все всерьез. На протяжении нескольких месяцев по стране слышен шепот о планах государственного переворота, но до сих пор ни разу ничего не случилось. «Теперь тоже так будет», — думает канцлер. «Нет, нет! Сейчас дело обстоит очень серьезно!» — настаивает майор Фей. Он долго говорит с канцлером, пока не убеждает Дольфуса, и тот соглашается, чтобы что-то предприняли.

    Дольфус возвращается на заседание кабинета и информирует министров об обстановке. Он просит министров возвратиться в свои министерства и там ждать дальнейших событий. «Если ничего не произойдет, то мы соберемся здесь снова во второй половине дня, в 5 часов», — прощается канцлер.

    Во дворце канцлера остаются только трое: Дольфус, Эмиль Фей и статс-секретарь по вопросам безопасности Карл Карвински. Этим срывается главная задача путчистов: арест сразу всех министров. Однако Дольфус, Фей и Карвински колеблются и поздно принимают необходимые меры безопасности.

    На одном из основных мест сбора заговорщиков, на Зибенштернгассе, перед спортивным залом стоит один-единственный детектив Марек и наблюдает за тем, как десяток людей по одному входят в здание в гражданской одежде, а через несколько минут выходят на улицу в форме одного из подразделений австрийской армии и садятся на подъезжающие грузовики. Лжесолдаты грузят на автомашины ящики с боеприпасами. Марек звонит по телефону, требуя помощи, но ничего не получает.

    Между тем грузовые автомашины с заговорщиками уже отправляются в путь к дворцу канцлера. Другой отряд отправляется для занятия здания венского радио. Третье подразделение в легковом автомобиле находится на пути к озеру Верти, где оно должно арестовать президента Микласа.

    Между тем первая группа доезжает до Баллхаузплатц, до дворца канцлера, который охраняется лишь несколькими полицейскими. При виде людей в австрийской военной форме они с готовностью открывают перед грузовиками окованные железом ворота. Они думают, что прибыл назначенный караул. Путчисты спрыгивают во дворе с автомобилей и, легко обезоружив нескольких несущих службу полицейских, врываются в здание. Время: 13 часов 53 минуты. У каждого из них в руках точный план запутанных закоулков древнего меттерниховского замка. 150 чиновников, машинисток и секретарей, работающих в здании, собирают на заднем дворе и запирают. Восемь заранее назначенных человек отправляются на поиски Дольфуса. Шум уже доносится в кабинет канцлера. Теперь Дольфус знает, что на этот раз дело обстоит серьезно. В комнату врывается Карвински и взволнованно хватает за руку канцлера: «Немедленно идите со мной на четвертый этаж, там мы будем в безопасности». Но едва они делают несколько шагов, как навстречу им попадается старый привратник и надежный человек канцлера Хедвицек.

    «Не ходите туда, ради бога! — кричит он. — Идите со мной! Через потайную задрапированную дверь я выведу вас в государственный архив, оттуда вы сможете незаметно выйти на улицу». Дольфус колеблется. Он не знает, кого слушать. Трагический момент. Вцепившись в канцлера — Карвински с одной стороны, Хедвицек с другой, — они дергают его несколько минут в разные стороны, в то время как по одной из железных лестниц уже слышится приближающийся стук сапог. Наконец Дольфус решает выбрать путь к спасению, предложенный Хедвицеком. Во весь дух трое мчатся по коридорам, пока наконец не достигают цели. Но дверь заперта!

    В отчаянии они поворачивают обратно, но в этот момент трещит дверь одного из связующих коридоров. Вот уже там стоят убийцы с заряженным оружием.

    Один из них, Отто Планетта, прыгает к канцлеру. Дольфус, обороняясь, закрывает лицо руками. Но поздно. Планетта стреляет с расстояния в полметра. Канцлер вскрикивает, шатается. Тогда Планетта стреляет в него второй раз. Пуля попадает Дольфусу в шею, он, наконец, теряет равновесие и падает навзничь..

    — Помогите! Помогите! — кричит он голосом умирающего, затем теряет сознание. Двое других покушавшихся хватают его и бросают на кушетку у стены, затем накрывают его мебельным чехлом.

    Другая группа заговорщиков тем временем подъезжает к зданию венского радио. Они выбивают окна первого этажа и, вломившись в студию, револьверами вынуждают техников прервать передачу и зачитать перед микрофоном следующее сообщение: «Правительство Дольфуса ушло в отставку. Д-р Ринтелен принял дела».

    «Штейермаркский цезарь» д-р Ринтелен между тем сидит в «Гранд Отеле» и ждет передачи по радио условленного сообщения. Ринтелена облюбовали для сформирования национал-социалистского австрийского правительства. Но д-р Ринтелен напрасно ждет. Главари 89-го подразделения все же забыли о самом важном: о занятии биомбергской радиомачты. А работающие там верные Дольфусу инженеры, заподозрив что-то неладное, выключают передачу. Тайные, подпольные подразделения СС и СА, которые по всей Австрии тоже ждут обещанного сигнала, остаются, таким образом, в состоянии полной неуверенности и, обреченные на бездействие, медленно разбредаются. Поворотом одного-единственного выключателя важнейшая часть всей попытки путча терпит крах.

    Убийцы торгуются

    В это время в здании военного министерства собираются министры правительства Дольфуса, которых два часа назад канцлер отпустил с заседания совета министров. По телефону они связываются с президентом Микласом, отдыхающим на озере Верти, который поручает временное ведение дел министру просвещения д-ру Курту Шушнигу. Шушниг получает полноту власти.

    Между тем в отдельных провинциях Австрии дело доходит до столкновений и мелких перестрелок, но инциденты заканчиваются повсюду полной победой правительственных войск. После двухчасового боя правительственные войска возвращают также здание венского радио. Эсэсовец Шредт погибает в бою, остальных берут в плен.

    Другая команда СС, которая в легковом автомобиле под командой австрийского нациста Грилльмайера находилась в пути, чтобы арестовать президента Микласа и его семью на курорте Велден на озере Верти, также потерпела крах. Эсэсовцы, испытывавшие жажду, решили ее утолить в клагенфуртской гостинице «Отель Триест». Здесь их и арестовали поднятые по тревоге гарнизон и полиция.

    Следовательно, первый нацистский путч в Австрии закончился крахом. Но дворец канцлера в Вене все еще в руках тех, кто устраивал покушение на жизнь Дольфуса. Верные правительству войска и подразделения полиции окружают здание, но воздерживаются от применения какого-либо насилия, чтобы сберечь жизнь правительственных чиновников, которых путчисты держат в здании, и находящегося якобы еще в живых канцлера Дольфуса. Положение путчистов, занявших здание, безнадежно. Одного из руководителей восстания, Густава Вехтера, и главного военного эксперта операции Фридолина Гласса нет в здании. Каким-то образом они все-таки опоздали на сборище. Д-р Ринтелен, которого хотели поставить во главе нового правительства, тогда уже был осведомлен о провале и поздно вечером попытался кончить жизнь самоубийством, однако также неудачно: он дожил до 1946 года.

    У убийц СС, находившихся во дворце канцлера, теперь уже остается только одна надежда — находившиеся в их руках солидные заложники: Дольфус, доживавший последние часы, майор Фей и Карвински.

    Однако оба руководителя операции, Пауль Худль и Франц Хольцвебер, струсили: они обращаются к майору Фею и признаются ему, что не знают, что делать. Позже суд офицерской чести признал оправданным поведение Фея, но в этот момент его роль еще очень двусмысленна.

    Все же Фей вызывает по телефону д-ра Курта Шушнига, затем по желанию восставших посылает письмо из дворца, в котором можно прочитать следующее: Дольфус хочет избежать всякого излишнего кровопролития, подлинный канцлер в этот момент — д-р Ринтелен, а исполнительную власть взял он сам, майор Фей.

    Шушниг и его коллеги министры не склонны принимать во внимание это заявление, поскольку на майора Фея, когда он писал, оказывалось, очевидно, давление. Вместо этого они поручили министру по социальным вопросам Нейштадтеру-Штюрмеру установить связь с повстанцами и предъявить им ультиматум: если они не сдадутся добровольно, правительственные войска безотлагательно начнут штурм здания.

    Последние часы умирающего Дольфуса

    Между тем Дольфус все еще лежит у стены на маленьком узком диване. Один из мятежников сидит у большого резного красного дерева письменного стола канцлера и, дымя сигаретой, сторожит умирающего. Путчисты разрешают двум чиновникам из канцелярии — Иоганну Грейфенедеру и д-ру Иеллинеку — оставаться около умирающего. Двое мужчин мокрыми полотенцами пытаются привести Дольфуса в сознание.

    — Что с моими коллегами министрами? — раздается первый, заданный шепотом вопрос медленно приходящего в сознание канцлера. Он просит Грейфенедера позвать врача и священника. Однако мятежники отказываются выполнить просьбу. Он получает комочек ваты, которую кладут на шею на кровоточащую огнестрельную рану. Это все.

    — Я очень хочу пить… — стонет умирающий Дольфус. Грейфенедер приносит воды, Иеллинек поддерживает Дольфуса, чтобы он смог напиться. Дольфус желает говорить с главарем мятежников. Приглашают Пауля Худля. Тот склоняется к лицу Дольфуса, чтобы понять еле слышный голос. На мгновение кажется, что ему жалко лежащего перед ним человека. «Если бы вы не защищались, никакой беды не произошло бы», — говорит он Дольфусу. «Но ведь я был солдатом», — отвечает шепотом канцлер. Затем он просит Худля сделать так, чтобы он мог поговорить с Шушнигом.

    — Об этом и речи быть не может! — отвечает уже грубо Худль. — Это не в наших интересах. Перейдем лучше к делу. Дайте указание, чтобы были прекращены все операции против дворца канцлера, пока д-р Ринтелен не сформирует правительство!

    Но Дольфус и в предсмертные часы остается твердым. «Врача…» — шепчет он. «Мы уже послали за врачом», — врет Худль. «Я хотел бы поговорить с Феем», — говорит тогда канцлер. Через несколько минут мятежники вводят майора Фея. Он тоже должен наклонить ухо к лицу Дольфуса, чтобы понять что-нибудь из того, что он шепчет.

    — Передайте привет жене… — вздыхает умирающий. — Попросите Муссолини… позаботиться… о моих детях…

    После этого наступает минутная тишина. Дольфус лежит с закрытыми глазами. Но еще раз он снова открывает глаза. Он видит, что вокруг него стоят заговорщики, его убийцы. На его бескровном лице проскальзывает бледная улыбка. Еще раз, на этот раз совсем чисто и внятно, он произносит: «Ребята, вы так любезны ко мне. Почему другие не такие, как вы? Ведь я хотел только мира… Мы должны постоянно защищаться… Да простит вас бог…»

    Это его последние слова. Время: 15 часов 45 минут.

    Поздно вечером на улице перед дворцом канцлера появляется уполномоченный правительства Шушнига министр по социальным вопросам Нейштадтер-Штюрмер. Майор Фей в сопровождении двух заговорщиков выходит на балкон.

    Начинается любопытный разговор.

    «ФЕЙ: Где Ринтелен?

    НЕЙШТАДТЕР: Если вы не освободите здание до 17 часов 55 минут, мы начинаем штурм.

    ФЕЙ: Я запрещаю штурм!

    НЕЙШТАДТЕР: Ты ничего не можешь запретить, ты пленный!»

    Один из руководителей путчистов, Франц Хольцвебер, в это время связывается по телефону с германским послом д-ром Ритом. «Здесь Фридрих, — докладывает он под условной кличкой. — Путч провалился».

    Через несколько минут автомобиль германского посла появляется на Баллхаузплатц, на площади перед дворцом канцлера. Приехал д-р Рит, чтобы попытаться что-нибудь сделать для своих людей. В этот момент торг между Нейштадтером-Штюрмером и путчистами продолжается. Эсэсовцы угрожают, что убьют пленных, находящихся в здании. Но если они получат свободный выход на границу с Германией, тогда они склонны сдаться.

    Нейштадтер-Штюрмер, чтобы спасти жизнь находящимся внутри, обещает свободный выход и дает в этом честное солдатское слово. В это время германский посол выходит из автомобиля.

    — Очень… как его… странное здесь дело… — бормочет он вместо приветствия.

    — Ваше высокопревосходительство, — отвечает ему правительственный чиновник, прибывший в свите Нейштадтера-Штюрмера, — я действительно нахожу очень странным, что вы не нашли другого выражения для этих ужасных событий. Ответственных за совершенные убийства надо искать по ту сторону наших границ!

    Тогда Рит поворачивается к Нейштадтеру-Штюрмеру и предлагает посредничество между двумя сторонами, но и на этот раз он встречает холодный отказ. «Что здесь должно произойти, это наше дало. Пока что я тоже не нахожу желательным, чтобы вы запятнали свою честь переговорами с мятежниками, с путчистами», — отвечает с явной издевкой министр.

    — В таком случае мне здесь искать больше нечего… — бормочет германский посол и уходит восвояси. В 7 часов 30 минут путчисты сдаются.

    «Гитлер был страшно взволнован…»

    В тот же самый час Гитлер на баурейских праздничных играх в ложе канцлера слушает оперу Вагнера «Сокровище Рейна». Но он слушает только вполуха. Два адъютанта — Юлиус Шауб и Вильгельм Брюкнер, — сменяя друг друга, наклоняются к нему и шепчут на ухо последние известия из Австрии. Уже все в театре смотрят на ложу Гитлера, так часто приходят и уходят связные.

    По самым последним сообщениям, д-р Рит звонил из Вены министру иностранных дел фон Нейрату и говорил, что отряд СС № 89 потерпел чудовищный провал и что Муссолини с величайшей поспешностью сосредоточивает части на перевале Бренер, чтобы воспрепятствовать вероятным шагам Гитлера против друга Муссолини Дольфуса.

    В конце спектакля Гитлер был страшно взволнован. «На него было жалко смотреть», — писал один из адъютантов в своих воспоминаниях. Хотя была необходимость в немедленных мерах, решениях, он пошел в ресторан праздничных игр. «Все же мы должны походить еще час, — сказал он в объяснение своему адъютанту. — Сейчас люди должны меня видеть, иначе они позже могут подумать, что у меня есть что-то общее с этим делом!»

    К восьми часам уже все тихо на венской Баллхауз-платц. Через несколько минут после занятия здания ворвавшиеся правительственные войска нашли труп убитого канцлера Дольфуса. Путчистов, несмотря на честное солдатское слово министра, не сопровождают к германской границе, чтобы выпустить на свободу, а всех арестовывают.

    На процессе, который состоялся в дальнейшем, министр Нейгитадтер-Штюрмер, выступавший в качестве свидетеля, заявил: «Я дал честное слово солдата. А его можно дать только солдатам. Я доверяю решению суда, но скажите, могут ли вести себя солдаты так, чтобы отказать в последней просьбе смертельно раненному».

    Убийцу Планетта, Хольцвебера и пятерых других суд приговаривает к смертной казни, а неоднократно отличавшийся в Первой мировой войне обер-лейтенант Худль отделался пожизненным тюремным заключением, но через четыре года, в марте 1938 года, после аншлюса, он был освобожден.

    Теперь Гитлер поражает мир странной игрой. Он отказывается от убийц-путчистов, от собственных слепых орудий, как от «недовольных элементов» и публично выражает свое соболезнование австрийскому правительству по поводу «трагедии» Дольфуса. «Австрийский легион», который был уже на пути к границе, части СС и рейхсвера в последний момент возвращают обратно. Геббельс быстро забирает заранее изданные сообщения и комментарии «об успешном изменении системы в Австрии». А через четыре года в только что оккупированной гитлеровскими войсками австрийской столице проходят выдавшие нацистов торжества: открывается мемориальная доска в честь казненных путчистов.

    Освобождение Вены советскими войсками — одна из самых блестящих операций Великой войны

    Венская наступательная операция, которая была завершена 13 апреля 1945 года освобождением столицы Австрии от вермахта, была одной из блестящих наступательных операций завершающих Великую Отечественную войну. Поэтому одновременно она была и достаточно простой, и невероятно тяжёлой. Такими бывают самые последние, решительные сражения.
    Относительная легкость захвата столицы Австрии, сравнительно с другими операциями, была обусловлена тем, что Красная Армия уже отработала схему уничтожения вражеских группировок. Кроме того, к апрелю 1945 года наши войска уже чувствовали близость Победы, и их было невозможно остановить. Хотя воевать в это время психологически было особенно тяжело, люди знали «еще немного, еще чуть-чуть», плюс смертельная усталость.
    Понятно, что лёгкой прогулки не было: наши общие потери в этой операции 168 тыс. человек (из них погибших – более 38 тыс. человек). Немцы отчаянно сопротивлялись, но их силы были уже подорваны – до этого Красная Армия и вермахт в союзе с венгерскими частями вёл тяжелые бои в Венгрии. Гитлер приказал удержать венгерские нефтепромыслы любой ценой — битва за Будапешт и последующая Балатонская операция вошли число самых кровопролитных сражений Великой Отечественной войны. Наши войска вступили в Венгрию в октябре 1944 года, до этого проведя Белгородскую операцию, и только в конце марта 1945 года дошли до Австрии. Отличалось и отношение населения, если венгры большей частью поддерживали гитлеровцев, были враждебны Красной армии, то австрийцы были нейтральны. Конечно, цветами и хлебом-солью не встречали, но враждебности не было.

    Штурм Вены (5 – 13 апреля 1945 года)
    Штурм столицы Австрии был финальной частью Венской наступательной операции, которая шла с 16 марта по 15 апреля 1945 года силами 2-го (командующий маршал Советского Союза Родион Малиновский) и 3-го Украинских фронтов (командующий маршал Советского Союза Федор Толбухин) при помощи 1-й болгарской армии (генерал-лейтенант В. Стойчев). Её главной целью был разгром немецких войск в западной Венгрии и восточной Австрии.
    Нашим войскам противостояла часть войск группы армий «Юг» (командующий генерал пехоты О. Велер, с 7 апреля генерал-полковник Л. Рендулич), часть войск группы армий «Ф» (командующий генерал-фельдмаршал М. фон Вейхс), с 25 марта группы армий «Е» (командующий генерал-полковник А. Лёр). Немецкое верховное командование придавало защите венского направления важное значение, планируя остановить советские войска на этих рубежах и держаться в горно-лесистых районах Австрии, надеясь заключить сепаратный мир с Англией и США. Однако 16 марта – 4 апреля советские силы прорвали немецкую оборону, нанесли поражение силам группы армий «Юг» и вышли на подступы к Вене.
    Для обороны столицы Австрии немецкое командование создало довольно сильную группировку войск, в её состав остатки 8-ми танковых и 1-й пехотной дивизии из состава 6-й танковой армии СС, отошедших из района озера Балатон, было сформировано и около 15 отдельных пехотных батальонов и батальонов фольксштурма. На защиту Вены был мобилизован весь состав венской военной школы, из состава венской полиции были созданы 4 полка по 1,5 тыс. человек. Природные условия местности вокруг города благоприятствовали немецкой стороне. С запада Вену прикрывала гряда гор, а с северной и восточной сторон ‑ мощная водная преграда, широкий и многоводный Дунай. На южной стороне, на подступах к городу немцы создали мощный укрепленный район, который состоял из противотанковых рвов, развитой системы фортификационных сооружений – окопов, дотов и дзотов. На всех танкоопасных направлениях по внешнему обводу Вену были вырыты рвы, установлены противотанковые и противопехотные заграждения.
    Значительная часть своей артиллерии немцы подготовили для стрельбы прямой наводкой, для усиления противотанковой обороны города. Огневые позиции для артиллерии были оборудованы в парках, садах, скверах и на площадях города. Кроме того, в разрушенных домах города (от ударов авиации) были замаскированы пушки и танки, которые были должны вести огонь из засады. Улицы города перекрывались многочисленными баррикадами, многие каменные здания были приспособлены к длительной обороне, став настоящими бастионами, в их окнах, чердаках, подвалах были оборудованы огневые точки. Все мосты в городе были заминированы. Немецкое командование планировало сделать город непреодолимой преградой на пути Красной Армии, неприступной крепостью.
    Командующий 3-м Украинским фронтом Ф. И. Толбухин планировал взять город с помощью 3-х одновременных ударов: с юго-восточной стороны — войсками 4-й гвардейской армии и 1-го гвардейского мехкорпуса, с южной и юго-западной сторон — войсками 6-й гвардейской танковой армии с приданным ей в помощь 18-м танковым корпусом и частью войск 9-й гвардейской армии. Оставшаяся часть сил 9-й гвардейской армия должна была обойти Вену с запада и отрезать гитлеровцам пути отхода. При этом советское командование старалось предотвратить разрушение города, при штурме.
    5 апреля 1945 года советские войска начали операцию по взятию Вены с юго-востока и юга. Одновременно подвижные соединения, включающие в себя танковые и механизированные части начали обход столицы Австрии с запада. Противник отвечал огнём и яростными контратаками пехоты усиленными танками, стараясь не допустить продвижения советских войск в город. Поэтому, в первый день, несмотря на решительные действия войск Красной Армии, им не удалось сломить сопротивление врага, продвижение вперёд было незначительным.
    Весь следующий день — 6 апреля шли ожесточённые бои на подступах к городу. К вечеру этого дня советские войска смогли выйти к южным и западным окраинам города и ворвались в прилегающие пригороды Вены. Начались упорные бои уже в черте города. Силы 6-й гвардейской танковой армии, совершили обходный маневр, в сложных условиях восточных отрогов Альп и вышли к западным подступам города, а после этого на южный берег Дуная. Немецкая группировка была окружена с трех сторон.

    Советское командование стараясь предотвратить напрасные жертвы среди гражданского населения, сохранить красивый город и его историческое наследие, 5 апреля обратилось к населению столицы Австрии с призывом остаться в своих домах, на местах и этим помочь советским воинам, не дав гитлеровцам разрушать город. Многие австрийцы патриоты своего города откликнулись на этот призыв командования 3-го Украинского фронта, они помогли советским воинам в их нелегкой борьбе за освобождение Вены.
    К концу дня 7 апреля силы правого крыла 3-го Украинского фронта частью взяли венскую окраину Прессбаум и продолжили движение – на восток, север и запад. 8 апреля продолжались упорные бои в самом городе, немцы создавали новые баррикады, завалы, перекрывая дороги, устанавливали мины, фугасы, перебрасывали на опасные направления орудия, миномёты. В течение 9-10 апреля советские силы продолжали с боями продвигаться к центру города. Особенно упорное сопротивление вермахт оказывал в районе Имперского моста через Дунай, это было связано с тем, что если бы советские войска вышли к нему, вся немецкая группировка в Вене, оказалась бы в полном окружении. Дунайская флотилия высадила десант, чтобы захватить Имперский мост, но сильный огонь врага остановил его в 400 метрах от моста. Только второй десант, смог захватить мост, не дав его взорвать. К исходу 10 апреля оборонявшиеся немецкая группировка была полностью окружена, последние его подразделения оказывали сопротивление только в центре города.
    В ночь на 11 апреля наши войска начали форсировать Дунайский канал, шли завершающие бои за Вену. Сломив сопротивление врага в центральной части столицы и в кварталах, которые были расположены на северном берегу Дунайского канала, советские войска рассекли вражеский гарнизон на отдельные группы. Началась «зачистка» города – к обеду 13 апреля город был полностью освобождён.
    Итоги операции
    — В результате наступления советских войск в Венской наступательной операции была разгромлена крупная группировка вермахта. Силы 2-го и 3-го Украинских фронтов смогли завершить освобождение Венгрии, заняли восточные районы Австрии вместе с её столицей — Веной. Берлин утратил контроль над ещё одним крупным индустриальным центром Европы — Венским промышленным районом, в том числе и над экономически важным Надьканижским нефтяным районом. Была открыта дорога на Прагу и на Берлин, с юга. СССР положил начало восстановлению государственности Австрии.
    — Быстрые и самоотверженные действия войск Красной Армии не позволили вермахту разрушить один из самых красивейших городов Европы. Советские солдаты смогли предотвратить взрыв Имперского моста через реку Дунай, а также разрушение многих других ценных архитектурных сооружений, которые немцы подготовили к взрыву или были подожжены частями вермахта при отступлении, среди них и собор Святого Стефана, и Венская ратуша и другие сооружения.
    — В честь одержанной очередной блестящей победы советских войск 13 апреля 1945 года в 21.00 в столице СССР — Москве был дан победный салют 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.
    — В ознаменование этой победы 50 боевых соединениям, отличившихся в сражении за Вену, получили почётное наименование «Венские». Кроме того, советское правительство учредило медаль «За взятие Вены», которой были награждены все участники боев за столицу Австрии. В Вене в августе 1945 года на площади Шварценбергплац в честь советских воинов, погибших в боях за освобождение Австрии, был установлен памятник.
    Памятник солдатам Красной Армии в Вене.