Персидская казачья бригада

Материалы по истории Персидской Его Величества Шаха Казачьей бригады из архивов «Военной Были» (Париж, Франция)*

  1. Персидская казачья Бригада

Хотя Персидская казачья бригада органически и не была частью российских вооруженных сил, истории которых посвящены страницы нашего журнала, тем не менее некая внутренняя связь, существовавшая между ними, несомненна. Самое формирование бригады, ставшее возможным лишь благодаря согласию на это Императора Александра ІІ-го, русский офицер – начальник бригады, обучение и военная подготовка, находившиеся в руках русских инструкторов, «кадетский корпус», существовавший при бригаде для подготовки офицеров-персов, и, наконец, материальные средства, отпускавшиеся на содержание бригады русским правительством до октябрьской революции, все это предназначало персидскую казачью бригаду быть проводником русского влияния в Персии и делало ее одним из факторов русской военной и политической стратегии в этой стране, долгие годы служившей, как известно, ареной напряженной политической борьбы между Россией и Англией.
Вот почему мы и считаем небезынтересным предложить вниманию читателей эти отрывки из воспоминаний штабс-ротмистра Высоцкого, одного из непосредственных участников этого важного для русских интересов дела.
Когда Наср-Эддин Шах посетил Россию и на Царском смотру увидел казачью джигитовку, она ему так понравилась, что он просил Государя Александра ІІ-го прислать ему инструкторов для обучения персидских солдат этому виду конного спорта.

Персидская казачья бригада, «Военная Быль» N89

Государь дал свое согласие и командировал в Персию полковника генерального штаба Домонтовича с несколькими казачьими урядниками — хорошими джигитами. 1 июля 1879 года было положено основание Персидской казачьей Его Величества Шаха бригады. Начальником бригады были последовательно:

  • в 1879 г. полковник Домонтович,
  • 1881 г. полковник Чарковский,
  • 1886 г. полковник Кузьмин-Караваев,
  • 1890 г. полковник Шнеур,
  • 1893 г. ротмистр Бельгард (командующий),
  • 1894 г. полковник Косоговский, затем полковник Чернозубов, полковник Ляхов,
  • в 1908 или 1909 г.г. генерал-майор князь Вадбольский,
  • в 1914 г. подполковник Прозоркевич (вр. командующий),
  • в 1916 генерал-майор барон Майдель, переформировавший бригаду в дивизию.
  • В 1918 году — полковник Клерже, которого сменил полковник Старосельский.

Начальником бригады всегда назначался офицер генерального штаба, состоявший негласным российским военным агентом в Персии.
19 октября 1920 года была произведена ликвидация дивизии, то есть были отчислены все русские инструктора и начальником дивизии был назначен уже персидским правительством сардар Гомоюн, персидский генерал, не «казак», после которого дивизию принял сартип Реза Хан, будущий шах.
Прибыв в Персию, полковник Домонтович произвел набор персидских офицеров и казаков. Сначала бригада состояла всего лишь из 200 человек, размещенных в Давудие, близ Таджириша (дачное место тегеранцев, теперь почти соединившееся с Тегераном). Давудие представлял собою большой сад, в котором находился небольшой дом из двух комнат. Казаки разместились в саду, в палатках, а офицеры в этом домике. По мере развертывания бригады, она была переведена в Каср Каджар, где имелся большой плац для обучения (Каср Каджар летний дворец Шаха в 6-7 км. от Тегерана, давно им покинутый, так как летом там очень жарко. Теперь там находится тюрьма и, рядом, радиостанция). Затем бригада получила в центре города, около Тубхане, большой участок земли, где понемногу строились казармы (часть казаков жила у себя на дому), конюшни, цейхгаузы, лазарет, помещения для кадетского корпуса и прочие постройки. Когда я приехал в бригаду в 1914 году, я уже застал там хорошие постройки со всем необходимым, очень хороший дом для начальника бригады и при нем хорошие квартиры для русских инструкторов, хорошо обставленные и со всеми удобствами. Все это постепенно приобреталось начальниками бригады. Уже при мне, когда надо было присоединить к плацу небольшой участок земли, который правительство почему-то не давало бригаде, министру послали в подарок, зная любовь персов к оружию, русскую 3-линейную винтовку, и нужный участок земли был немедленно передан бригаде.
Прежнее расположение бригады в Каср Каджар тоже оставалось в распоряжении бригады, и там были устроены помещения для летнего лагеря и хорошие дачи для начальника бригады и инструкторов. Раза два в год, чаще всего в Каср Каджар, бригада представлялась Шаху, проходя в конце смотра церемониальным маршем (русские инструктора в строю не находились. Вообще, русские в строю никогда не стояли и только во дворце, на «саляме», стояли перед строем). Затем производилась джигитовка, которую Шах всегда смотрел с удовольствием. Надо отдать справедливость нашим инструкторам — нижним чинам, они прекрасно обучили персидских казаков, которые по природе были хорошими наездниками, любили лошадей и, охотно занимаясь, джигитовали не хуже русских казаков. Будучи гусаром, я лично обучать джигитовке не мог и только следил за чистотой приемов и за точным выполнением программы занятий.
В 1914 году состав бригады был следующим: начальник бригады и шесть русских офицеров инструкторов (инструктора-офицеры командировались в бригаду на два года. Но командировку можно было продлить или повторить): один инструктор кавалерист, один — пехотинец, один — артиллерист и директор кадетского корпуса, все находившиеся в Тегеране; один инструктор в Тавризе и один — в Реште. Затем, человек около 15 русских вахмистров и урядников; русский доктор, ветеринарный фельдшер, казначей и несколько преподавателей в кадетском корпусе, эти последние — по вольному найму начальника бригады.
Кавалерия: 4 кавалерийских полка (вернее — дивизиона, так как каждый полк состоял из двух эскадронов). Один полк — гвардейский и три номерных.
Пехота: стрелковый батальон четырехротного состава, пулеметная команда, которой командовал подполковник Реза Хан, будущий шах.
Артиллерия состояла из одной конной и одной горной батарей. Эти части были расположены в Тегеране. В Тавризе, постоянной резиденции «валиахта», наследника, — один эскадрон кавалерии и одна рота пехоты и в Реште — около роты пехоты.
Кадетский корпус (шесть классов), с преподавателями русскими и персами, обучение в котором производилось на русском языке, кроме, конечно, персидской литературы и некоторых других персидских предметов, преподававшихся на персидском языке. По окончании корпуса кадеты производились в офицеры. Они свободно говорили по-русски и были воспитаны в русском духе.
Двухклассная школа казачьих детей, куда принимались дети казаков.
При очень хорошо оборудованном бригадном лазарете имелась фельдшерская школа, в которой обучали персов русский доктор и русский лекарский помощник.
Были в бригаде также прекрасный духовой и струнный оркестры, которыми руководил персидский капельмейстер, окончивший московскую консерваторию.
Канцелярий в бригаде было две, одна — с русским делопроизводителем, он же и казначей, и русскими писарями, другая — персидская, с начальником штаба бригады, двумя адъютантами и целым штатом своих писарей и канцеляристов.
Вооружена бригада была 3-лн. винтовками образца 1891 г. и, главным образом, берданками. Было и некоторое количество австрийских винтовок системы Верндль, впоследствии замененных берданками. Такое разнообразие в вооружении затрудняло, конечно, снабжение бригады ружейными патронами. Наличие австрийских ружей объясняется тем, что в персидской армии раньше были австрийские инструктора, оставившие и другой след в Персии: на «саляме» Шаха старшие персидские генералы появлялись иногда в белых австрийских мундирах.
В кавалерии были, конечно, винтовки укороченного, кавалерийского образца.
На вооружении артиллерии состояли орудия системы Шнейдера, пулеметы были «Максима».
Одеты были персидские казаки в казачью форму Кубанского казачьего войска. Гвардейский кавалерийский полк носил красные черкески и белые папахи. Русские офицеры-инструктора имели форму Терского казачьего войска, но сохраняли свою полковую форму, которую и могли носить вне службы, так же как и инструктора — нижние чины, сохранявшие форму своего войска. Штатские костюмы не допускались.
Набор казаков в бригаду производился по вольному найму. Брали преимущественно молодых, но иногда принимали и пожилых и, так как предельного возраста для поступления на службу установлено не было, то встречались иногда и довольно старые казаки. Их назначали, по возможности, на нестроевые должности, — служителями в кадетский корпус, сторожами и пр. Казак получал жалованье в 5 туманов в месяц (в 1914 году туман стоил 1 доллар, или немного менее 2 рублей). Конные казаки должны были иметь своих лошадей, которые принимались комиссией под контролем инструкторов. Конский состав в кавалерии был очень хорош. Хорошая лошадь под казачье седло стоила тогда туманов 40-50. У многих офицеров были хорошие лошади, арабы или туркмены. Офицеры персы интересовались скачками и готовили к ним своих лошадей по-своему, кормя их яйцами, маслом и т. п. Скачки бывали и офицерские и джентльменские.
Персидские офицеры производились в чины очень быстро и точных правил для производства не существовало. До чина полковника производил персидских офицеров сам начальник бригады своей властью. Вообще же власть начальника бригады в бригаде была безгранична: он по своему усмотрению, вне всяких правил, мог производить в следующий чин, мог перескакивать через чины, лишать чина, разжаловать офицера в казаки, принимать офицеров на службу и увольнять их. В бригаде был он полновластным хозяином. Только в чин генерала производил Шах, так как чин генерала был связан с пожалованием ордена Льва и Солнца определенной степени, с соответствующей лентой через плечо. И если начальник бригады имел право уволить генерала от службы в бригаде, он не мог лишить его генеральского чина, и такой генерал считался состоящим в запасе. Офицеров же, уволенных от службы, начальник бригады мог по своему усмотрению оставлять в запасе или совершенно лишать чина.
Во внутренние дела бригады Шах никогда не вмешивался и производил в генералы тоже по представлению начальника бригады, который считался в чине «сардара» (чин выше полного генерала) и имел соответствующую ленту ордена Льва и Солнца, а также «Тимсал», портрет Шаха, украшенный алмазами, для ношения на груди. Офицеры-инструктора получали орден Льва и Солнца с лентой «сартипа», то есть генерал-майора, а потом и «мир-пенджа», генерал-лейтенанта. Так как русские офицеры являлись не только инструкторами, но и начальниками персидских офицеров, эти ленты жаловались им для того, чтобы персидским генералам и офицерам не было бы обидно подчиняться русским офицерам в таких малых чинах. Кроме того, офицеры-инструктора жаловались Шахом еще и почетной шашкой, украшенной драгоценными камнями. Инструктора- нижние чины награждались орденом Льва и Солнца 5-й степени, который носился в колодке, а старые и особенно заслуженные получали звезду (4-ую степень) для ношения на шее.
Чтобы показать, как награждались инструктора, приведу выписку из моего послужного списка, сохранившегося у меня после расформирования дивизии (я приехал в Тегеран поручиком 14 гусарского Митавского полка):
«Прибыл в Тегеран 3 марта 1914 года.
Шахским правительством награжден ученым знаком «Ильми» 1 степени 7 мая 1914 г.
Его Величеством Шахом пожалован орденом Льва и Солнца 2-й степени с лентой «сартипа» 2-го ранга (генерал-майора) 8 июля 1914 г. (такое быстрое пожалование объясняется тем, что в это время была коронация Ахмед Шаха. Офицеры-инструктора поднесли Шаху шестерку лошадей, помесь венгерских с донскими, за которыми есаул Мамонов ездил в Россию, на Дон. На этих лошадях Шах ехал из летнего дворца до города. У ворот города он пересел в золотую карету, запряженную шестеркой светло-серых лошадей с выкрашенными в светло-лиловый, с красным оттенком, цвет гривами и хвостами).
Вступил в должность директора кадетского корпуса 17 февраля 1915 года.
Пожалован орденом Льва и Солнца 1-й степени с лентой «мир-пенджа» (генерал-лейтенанта) 11 июня 1916 года.
Сдал должность директора кадетского корпуса 27 ноября 1916 г.
Награжден Его Величеством Шахом почетной саблей 3-й степени, осыпанной драгоценными камнями, 15 марта 1918 года.
Произведен в штабс-ротмистры со старшинством с 15 июля 1916 г. Приказ по Военному ведомству от 11 ноября 1916 года».
Привожу эту выписку для того, чтобы показать, что, будучи поручиком (я был самым младшим инструктором), я имел не чин, а вернее — звание и наружные отличия генерал-лейтенанта персидской службы.
Все персидские чины бригады называли нас по нашему русскому чину с прибавлением «господин» и прикладывая руку к головному убору. По приезде в Тегеран, я встретил на улице персидского генерала и отчетливо, как это было принято у нас, отдал ему честь. Генерал растерялся и как-то очень уж старательно ответил на мое приветствие. На следующий день во время доклада начальнику бригады я доложил ему о происшедшем случае, очень меня удивившем. Начальник бригады улыбнулся и сказал: «Никому из персидских воинских чинов не отдавайте чести первым!» В дальнейшем, все отдавали мне честь, и мне оставалось только отвечать им. Так высоко был поставлен начальником бригады престиж русского офицера. А когда я приходил на занятия, то персидские генералы командовали «Смирно!» Был я тогда очень молод, мне было всего 25 лет, и это меня очень смущало первое время.
Кроме офицеров-инструкторов, как было сказано выше, было еще до 15 инструкторов — нижних чинов. Это были почти все отборные, выдающиеся унтер-офицеры и вахмистра. Они оказывали нам громадную помощь, так как фактически на них лежало обучение персидских казаков джигитовке, ружейным приемам и строю. Мы получали инструкции от начальника бригады, представляли ему программы занятий, которые он утверждал или изменял, и потом следили за точным исполнением их инструкторами- нижними чинами. Когда я как-то увлекся полевой службой и начал часто выводить полки в поле и на стрельбу, начальник бригады сказал мне: «Пусть части будут хорошо дисциплинированы, прекрасно джигитуют и маршируют, пусть отчетливо отдают честь… Но не увлекайтесь полевой службой, еще неизвестно, как могут повернуться события».
В общем, бригада была, конечно, единственной дисциплинированной частью в Персии, и это было всецело заслугой начальников бригады, державших в порядке вверенные им части войск. Начальники бригад распоряжались денежными суммами, отпускаемыми на содержание бригады, и сами составляли бюджет. Персидское правительство в жизнь бригады не вмешивалось.
Жалованье инструкторов было таково: начальник бригады получал 500 туманов в месяц, инструктора штаб-офицеры 350 туманов, обер-офицеры 223 тумана (не знаю, почему была установлена такая цифра), нижние чины — 70 туманов. В командировках получали суточные, штаб-офицеры 10 туманов, обер-офицеры 6 туманов. Кроме того, нам сохранялось наше русское жалованье, которое высылалось из полков. Инструктора были прекрасно обставлены, имея казенные квартиры, прислугу, повара, отопление, освещение и каждому — пара лошадей и экипаж. Все это — казенное.
Работали мы много, за всем должны были следить, присутствовать на всех занятиях, проверять хозяйственную отчетность, присутствовать на всевозможных комиссиях, ездить с казаками в командировки для усмирения воевавших племен, разоружая их, ловить разбойников в горах и т. д.
Бригада несла главным образом караульную службу при Шахе. У Шаха было несколько летних дворцов, в которые он переезжал по мере того, как усиливалась жара. При нем находился один эскадрон, большей частью от гвардейского кавалерийского полка. Несли также охрану всех иностранных миссий (посольство было тогда только одно, — турецкое), кроме русской миссии и русского генерального консульства, которые имели для охраны русских казаков Кубанского войска, и английской миссии, при которой охранную службу несли сипаи. Все губернаторы и министры имели охрану из казаков бригады, которые сопровождали их при всех выездах и, чем важнее был сановник, тем большим был и конвой. Но конвой в красных черкесках был только у Шаха и у начальника бригады.
Банки, министерства и другие важные учреждения также охранялись казаками. Просили о казачьей охране и многие частные лица. Если просьбы эти удовлетворялись, то лица эти должны были кормить казаков или же выдавать деньги на их содержание. Мне рассказывали, что однажды, когда отряд сарбазов (сарбаз — солдат) послали в какую-то местность, где кочевники грабили проезжающих, то сарбазы эти просили, чтобы им дали в охрану казаков… За порядком, распределением. и посылкой охраны и командировками казаков также следили инструктора. Как было уже сказано выше, казаков посылали и для усмирения восставших племен. Мне лично приходилось неоднократно ездить на такие усмирения и разоружения бунтовщиков и для ловли разбойников.
Инструктора обыкновенно имели при себе переводчиков из офицеров-персов, окончивших кадетский корпус и хорошо говоривших по-русски. Переводчики эти всюду нас сопровождали. При мне был переводчиком в течение нескольких лет такой офицер, окончивший кадетский корпус, Ахмед Хан Нахичеванский. Впоследствии он окончил школу летчиков в Париже и первым из персидских офицеров прилетел из Европы на аэроплане. В Персии он стал начальников авиации, а при Реза Шахе был военным министром.
У начальника бригады был начальник штаба, Сардар Искандер Хан, армянин, окончивший Тифлиский кадетский корпус. Был он очень ловок, оборотист и умел угодить начальникам бригады, не забывая при этом и себя. Он служил посредником между начальником бригады и персидским правительством, посылался им всюду для устройства разных дел, представлял начальнику бригады переводы персидских бумаг и руководил персидской канцелярией бри гады, в которой занимались персидские офицеры и мирзы-письмоводители.
Два персидских офицера, состоявшие при начальнике бригады адъютантами, также хорошо говорили по-русски. Один из них, — Гуссейн Хан Айром, был впоследствии начальником полиции и сыграл в Персии большую роль. Он был одним из самых важных лиц после Реза Шаха, но кончил тем, что бежал заграницу. Другой адъютант, Али Хан, очень потом разбогател и был миллионером.
В бригаду поступали иногда, если могли — офицерами, а то простыми казаками, богатые люди, у которых были имения или земли в опасных местах страны, или же имеющие какие-либо тяжбы. Делалось это для того, чтобы иметь защиту, так как людей из «казак-хане» (персы называли бригаду «казак-хане», что в переводе означает «казачий дом») никто не осмеливался грабить или обижать.
Иногда казаки небрежно отдавали честь своим офицерам, или вовсе не хотели этого делать. Однажды я спросил у казака, не отдавшего честь офицеру персу, почему он так поступил. Казак ответил, что офицер этот из простой фамилии, а он, казак, происходит из старинного знатного рода и поэтому для него унизительно отдавать честь такому офицеру. Приходилось улаживать такие недоразумения, считаясь с обычаями персов.
В бригаде было несколько офицеров, окончивших военное училище или кадетский корпус в России или заграницей. Такие офицеры принимались в бригаду сразу капитанами и быстро делали карьеру. Как следствие этого, в бригаде получилось «перепроизводство» генералов и очень часто эскадронами командовали полковники или генералы, а полками полные генералы. Поэтому был, в конце концов, установлен известный срок выслуги для производства в следующий чин, несколько упорядочивший продвижение таких лиц по службе.
За все время моей службы в бригаде я не помню ни одного случая каких-либо выпадов со стороны персидских офицеров в отношении русских инструкторов. Правда, и мы всегда были начеку, чтобы не давать повода к недоразумениям. В этом была большая заслуга начальников бригад, которые держали всех нас строго и этим делали в Персии большое русское дело.
1 декабря 1916 года Персидская казачья Е. В. Шаха бригада, по соглашению между русским и персидским правительствами, была переформирована генерал-майором бароном Майделем в дивизию, в состав которой вошли: большие отряды — Тегеранский, Тавризский, Мешедский, Исфаганский, и малые отряды — Астрабадский, Рештский, Урмийский и Ардебильский, расположенные в соответствующих городах. Впоследствии был сформирован еще один большой отряд, Хамаданский, который в Хамадане никогда так и не был, а стоял также в Тегеране. Число инструкторов офицеров дошло до 20, нижних же чинов до 35. Тегеранский отряд был назван гвардейским. Он состоял из стрелкового батальона 4-ротного состава, пулеметной команды, которой командовал подполковник Реза Хан, будущий Шах, конного полка в 6 эскадронов, конной батареи и горной батареи. Тавризский отряд имел в своем составе стрелковый батальон из 3 рот, двух взводов пулеметной команды, конного шестиэскадронного полка и отдельного горно-артиллерийского взвода. Мешедский и Исфаганский отряды состояли каждый из стрелкового батальона в 3 роты и одного эскадрона конницы. Астрабадский, Рештский, Урмийский и Ардебильский отряды были каждый в составе одной стрелковой роты и одного эскадрона кавалерии. Для обучения набираемых людей были во все отряды отправлены казаки из Тегеранского отряда. Четыре тегеранских кавалерийских полка были переформированы в один гвардейский конный полк шестиэскадронного состава, часть же казаков была откомандирована на формирование новых кавалерийских частей в других отрядах. При кадетском корпусе был открыт седьмой, специальный класс, после окончания которого офицеры получали год старшинства в чине. Производство офицеров было урегулировано. Школа казачьих детей была соединена с кадетским корпусом.
В 1917 году помощником начальника дивизии был назначен полковник Старосельский и начальником штаба дивизии полковник генерального штаба Филиппов, оба бывшие офицеры Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка.
Вскоре после революции в России, генерал Майдель уехал и в декабре 1917 г. дивизию принял полковник генерального штаба Клерже, остававшийся начальником дивизии всего около двух месяцев. В феврале 1918 г. начальником дивизии стал полковник Старосельский.
Наступил 1920 г. Дивизия охраняла побережье Каспийского моря от возможного вторжения большевиков. 11 октября в Энзели (теперешнее Пахлави) пришел большевистский пароход с десантом под командой известного Раскольникова. Удачными действиями дивизии десант был отброшен.
Но Персия не была в состоянии сама содержать дивизию, на что раньше отпускались кредиты русским правительством. Потом кредиты отпускались англичанами, опасавшимися наступления большевиков на Персию. Теперь, после боев у Энзели, убедившись в том, что большевики не собираются продолжать военные действия против Персии, англичане потребовали удаления русских офицеров из дивизии и 19 октября русские офицеры-инструктора была отчислены. Всем офицерам и нижним чинам был выдан вперед шестимесячный оклад жалованья и бесплатный проезд в страну по их желанию.
Начальником дивизии был назначен Сардар Гомоюн, прокомандовавший дивизией два месяца. После него дивизию принял Реза Хан, будущий Шах и основатель новой династии.
Так закончилось русско-персидское военное сотрудничество, длившееся около 40 лет.
(Составлено по запискам штабс-ротмистра Высоцкого).

Опубликовано в N89 январь 1968 журнала «Военная Быль», публикуется с разрешеия редакции.

Военная миссия по русским правилам: из истории казачьей бригады персидского шаха

В середине XIX века Персия решила модернизировать свои вооруженные силы. К этому времени персам стало ясно, что традиционная система подготовки армии совсем не соответствует мировым стандартам. И они стали приглашать инструкторов из разных государств, в задачу которых входило подготовить новые войска. Но особенное место в деле обучения стало отводиться опыту русской армии по созданию казачьих войск.

Как все начиналось?

В 1848 году во главе Персии встал семнадцатилетний шах Насер ад-Дин Шах Каджар. Династия Каджаров правила в Персии с 1795 года, и молодой шах был выходцем из азербайджанского племени каджаров, которые поселились в Закавказье после вытеснения их из Персии монголами. В 1878 году шах совершил турне по европейским странам, знакомясь с методиками организации и вооружения современных армий. Путешествие еще больше убедило его, что персидская армия требует немедленной реорганизации. К реформам он приступил практически сразу по возвращении. Из Франции были привезены военные инструкторы, которые должны были преподавать в военной школе. Школу разместили в Тегеране. Но особое впечатление на шаха произвели казаки, которые сопровождали его во время поездки по российскому Закавказью. Шах просто загорелся идеей создания у себя таких войск и обратился к великому князю Михаилу Николаевичу, который на тот момент был наместником на Кавказе, с просьбой прислать казачьих офицеров для создания персидского казачьего войска.

Персидские казаки. После 1879 года

Мы неоднократно рассказывали вам, что наша история просто изобиловала войнами с Персией, да и общая атмосфера отношений, царившая между двумя государствами, была далека от идеальной. Тем не менее Россия решила пойти навстречу шаху, справедливо отмечая, что появление в Персии воинских частей под руководством русских офицеров снимет массу напряженностей, которые возникали от случая к случаю. Да и русское влияние от этого только усилится. Не забывайте, что «доброжелателей» в лице английских представителей в Персии всегда было предостаточно. Одним словом, «добро» было получено, и началась история персидского казачества.

Шахская бригада

В соответствии с соглашениями между русским и персидским правительством шах издал особый фирман (указ) о создании Персидской казачьей Его Величества Шаха бригады. По предварительной договоренности начальник бригады официально подчинялся шаху, но указания получал от Генерального штаба и Министерства иностранных дел России и наместника на Кавказе. Естественно, это очень не нравилось персидским властям, и они добивались полного подчинения бригады военному министру. Главной штаб-квартирой был Тегеран, был также отдел в Тебризе. Кроме этого, генерал-губернатору и губернатору выделялся конвой из состава бригады.

Первым командиром бригады стал полковник Алексей Иванович Домонтович. Ветеран нескольких войн с турками, он сразу приступил к делу. В январе 1879 года он прибыл в Тегеран, и для него был устроен смотр кавалерии. Впечатление от персидских всадников было удручающим. Дисциплина нулевая: в строю переговаривались, курили трубки, покупали у разносчиков фрукты и тут же их ели. Войска практически не знали тренировок. А многие шахские всадники вообще приехали на смотр на чужих лошадях, взятых в аренду. Да, тогда даже в личной гвардии шаха не хватало лошадей. Из вежливости Домонтович признал конницу хорошей и приступил к работе. Но сначала он уехал в Россию и через два месяца вернулся с тремя казачьими офицерами и пятью урядниками Кубанского войска, которые были виртуозами в джигитовке, стрельбе и владении холодным оружием.

Персидские казаки в 1908

Тяжело в ученье…

Обучение персов проводилось по русским уставам. Командиром бригады был офицер Генштаба, финансирование осуществлялось на средства России, вся военная подготовка осуществлялась русскими инструкторами. Был создан кадетский корпус, учеба в котором проходила шесть лет. Преподавателями были русские и персы, и все занятия проводились на русском языке, кроме персидской литературы и религиозных дисциплин. По окончании корпуса кадеты производились в офицеры. Они свободно говорили по-русски и воспитание имели соответствующее. Попасть в корпус было очень престижно для представителей персидской знати.

Работа русских офицеров оказалась очень результативной. Казачья бригада стала не только опорой трона, но и самым боеспособным воинским соединением армии с современной артиллерией и пулеметными взводами.

Во время Конституционной революции (а была и такая в 1909 году) персидские казаки явились единственной силой, которая поддержала и охраняла шахский трон в условиях «революционной» анархии.

Казаки персидской бригады. Апрель 1909 года

В начале Первой мировой войны функции казачьей бригады значительно расширились. Теперь казаки охраняли дороги от разбойников и вели борьбу со всевозможными мятежниками, выступавшими против центральной власти. Поскольку за годы влияние России в этом регионе усилилось, появились различные русские учреждения в Северной Персии (концессии, торговые сношения, переселенческие хутора), казаки были вынуждены охранять и их. В 1916 году российское правительство было вынуждено даже вести переговоры по увеличению численности казачьего подразделения.

Только новые трагические события не позволили реализовать уже принятое соглашение. К началу 1918 года Персидское казачье войско насчитывало 12 тысяч человек, в его состав входили гвардейский стрелковый полк, гвардейский конный полк, пулеметная команда, полевая батарея, конная батарея и конно-горная батарея. В конце 1918 года Северную Персию охватил революционный мятеж. Была создана Персидская советская республика, которая начала освободительный поход на Тегеран. И здесь только активные действия преданных шаху казачьих войск остановили продвижение революционеров.

В 1920 году все подразделения дивизии были собраны у деревни Ага-баба, и шахом было принято решение передать все командование персидским офицерам. Чуть позже шах Султан Ахмед Каджар отрекся от власти, а на его место заступил Реза-хан Пехлеви – генерал-майор, бывший командир гвардейского стрелкового полка. 9 ноября 1920 года Персидская казачья дивизия была расформирована.

Построение дивизии в 1920 году

Персидские киски

«Лента.ру» продолжает цикл статей о жизни диктаторов. На прошлой неделе мы рассказывали о супруге аргентинского лидера Хуана Перона — Эвите. Не занимая ни одной официальной должности, она пользовалась невероятным влиянием, простые аргентинцы прощали дочери служанки и фермера даже темное прошлое. Она стала иконой стиля для десятков тысяч латиноамериканцев. На этот раз речь пойдет об иранском шахе Мохаммеде Резе Пехлеви, которого нынешние иранские власти изображают одним из жесточайших диктаторов современности, а биографы придают его образу романтический окрас, утверждая, что хоть он и женился трижды, всю жизнь любил только вторую супругу, которая так и не смогла родить ему детей. Подтверждений этому нет. Зато известно, что на содержание бывшей супруги шаха ушли десятки тысяч долларов.

С королевским размахом

К свадьбе иранского шаха Мохаммеда Резы Пехлеви и принцессы Сорайи было приковано внимание мировых СМИ. Торжество проходило в Мраморном дворце и праздновалось с невиданным размахом. Красивая невеста блистала в роскошном платье от Christian Dior. Знаменитый французский модельер расшил его жемчугом, украсил бриллиантами и перьями марабу. Для создания наряда, весившего 20 килограммов, потребовалось более 30 метров ткани серебристого цвета. Довершал картину белоснежный норковый полушубок.

Дворец украшали флористы из Нидерландов: специально для этого в Иран доставили около полутора тонн любимых цветов будущей супруги шаха — тюльпанов, гвоздик и орхидей. Развлекать гостей из Рима приехали артисты цирка. Праздничные поздравления чете Пехлеви направили лидеры многих государств, и среди подарков были по-настоящему роскошные вещи. Так, советский вождь Иосиф Сталин прислал элегантную норковую шубу и телефон, инкрустированный черными бриллиантами, британская королева Елизавета Вторая — старинные серебряные подсвечники, президент США Гарри Трумэн — фарфоровый сервиз.

Гостям, присутствовавшим на торжестве, предложили вместо подарков молодым перечислить деньги благотворительным организациям, которые помогают нищим в Иране.

По словам биографов, шах Пехлеви в своей супруге души не чаял и готов был выполнить любой ее каприз. Молодожены много путешествовали, посетили СССР, Турцию, Индию, Испанию, США и другие страны. Сорайя заботилась о муже и занималась благотворительностью. Все казалось безоблачным, однако иранцев с каждым днем все больше беспокоило то, что за семь лет брака у пары так и не появились дети. Отсутствие наследников, казалось, не пугало шаха: он даже хотел изменить конституцию, чтобы трон достался его младшему брату Али Разе.

Против этого выступило шиитское духовенство. К тому же в 1954 году Али погиб, и Мохаммеду пришлось вновь заняться вопросом престолонаследия. Несмотря на лечение в лучших американских клиниках, Сорайя так и не смогла забеременеть. Предприимчивый шах придумал выход из положения, решив взять вторую жену. Однако его супруга была категорически против, подала на развод и уехала к родителям в Германию. Как вспоминают очевидцы, опубликованное ею послание долгие годы заставляло прослезиться иранских домохозяек. Звучало оно примерно так: «Поскольку Мохаммеду Резе Пехлеви важно иметь прямого наследника мужского пола, я с величайшим сожалением жертвую собственным счастьем ради благополучия всей страны. Таким образом я сообщаю, что мы с Его Величеством расстаемся».

По словам приближенных, после разрыва Пехлеви часто навещал бывшую супругу, заваливая ее дорогими подарками и цветами. Он настоял на том, чтобы за ней сохранился титул принцессы, дипломатический паспорт, позволявший ей беспрепятственно ездить по миру, а также подарки и драгоценности, которые она получила от него в браке. Помимо этого, он выплачивал бывшей жене алименты в размере семи тысяч долларов — по тем временам немало.

Какое состояние было у Сорайи, не уточняется, но известно, что принадлежавшая ей недвижимость оценивалась в 40-50 миллионов евро. В 2012 году аукционный дом Christie’s выставил на продажу некоторые ее ювелирные украшения, и одно из колец с бриллиантом было продано за 100 миллионов долларов.

Непростая жизнь шаха

Будущий правитель Ирана Мохаммед Реза Пехлеви с детства был неплохо знаком с западными традициями: он учился в Швейцарии, любил европейский образ жизни. Даже в офицерском училище Тегерана обучение проходило на западный манер. К власти он пришел в возрасте 22 лет, однако из-за сильного влияния парламента его деятельность практически не была заметна. Особенно сложной его жизнь стала при премьер-министре Мохаммеде Мосаддыке, который выслал из страны сестру шаха, конфисковал принадлежавшие ему земли, урезал бюджет и запретил встречаться с иностранными дипломатами. Впрочем, политика, проводимая главой правительства, не понравилась военным, и в августе 1953 года на улицы Тегерана вышли танки, Мосаддыка отправили в отставку, непокорный парламент разогнали, а шах получил в своей стране абсолютную власть.

Называть Пехлеви традиционным диктатором, стремившимся любой ценой удержаться у власти, было бы неправильно. Однако на территории страны действовала тайная полиция, обладающая неограниченными полномочиями арестовывать, задерживать и допрашивать подозреваемых, а граждане не имели возможности критиковать государственную политику — все, что хоть как-то интересовало власть, просматривалось и прослушивалось. Слежка велась даже за иранскими студентами, обучавшимися за границей.

При этом шах вынашивал планы по полной перестройке иранского общества, превращения страны в промышленную державу. Рост цен на нефть пришелся как раз кстати и позволил ему провести масштабные реформы. На Западе это оценили, назвав произошедшее «белой революцией шаха и народа». В Иране улучшилась система образования, внедрялись новые технологии, проводились индустриализация и земельная реформа, строились новые дома и больницы, тысячи иранских студентов учились в США и Европе. Особенно вырос уровень жизни в городах.

В мире заговорили о новом экономическом чуде. Однако со временем ситуация изменилась. Происходившим были недовольны левые силы и шиитские радикалы. Из-за экономического бума начался всплеск коррупции среди чиновников и членов семьи шаха. После того как шах, страдающий от рака лимфатической системы, отправился на лечение за границу, в Тегеране вспыхнуло народное восстание. Власть перешла к аятолле Хомейни. В апреле 1979 года в Иране провели референдум, на котором 98 процентов граждан проголосовали за преобразование Ирана в исламскую республику. Остаток жизни шах с семьей провел в изгнании — в Египте, Марокко, Мексике и на Багамских островах. Умер Мохаммед Реза Пехлеви через год после переворота.

Главный герой-любовник Ирана

В мировую историю Пехлеви вошел не только как последний шах Ирана, но и как настоящий герой-любовник. По словам современников иранского лидера, у него была бурная личная жизнь, которая легко могла бы стать основой любовного романа. Мохаммед Реза был женат трижды, и каждая новая супруга была моложе предыдущей.

Еще в офицерском училище он прослыл ловеласом. Его друзья вспоминали, что за понравившимися девушками он ухаживал очень красиво, не скупясь на комплименты и дорогие подарки. В 1937 году его отец шах Реза Пехлеви решил, что его семье было бы неплохо породниться с высокопоставленной египетской королевской семьей. В результате его сын женился на принцессе Фавзии Фуад. Голубоглазая брюнетка получила образование в Швейцарии, одевалась по западной моде и вела себя как типичная европейская девушка того времени.

Впрочем, семейная жизнь пары не заладилась с самого начала: каждый из супругов жил своей жизнью. Через шесть лет они разошлись. В этом браке у шаха появилась дочь Шахназ. Вторую супругу Пехлеви называют самой большой любовью его жизни. Биографы пишут, что, увидев Сорайю Исфандияри-Бахтиари, дочь посла Ирана в ФРГ и немки, Мохаммед Реза влюбился с первого взгляда. В тот же вечер он сделал ей предложение. На помолвку щедрый шах подарил возлюбленной кольцо с огромным бриллиантом в 22,37 карата. Но спустя несколько лет им пришлось расстаться — из-за отсутствия детей.

В третьем браке мечта шаха о наследниках все же сбылась. На приеме в иранском посольстве в Париже ему представили студентку архитектурного университета Фарах Диба. Через несколько месяцев состоялась свадьба. Платье для невесты создал Ив Сен Лоран. Через год у супругов родился сын Реза Кир. Всего Фарах подарила шаху четверых детей: двух мальчиков и двух девочек. В 1967 году ее короновали как императрицу Ирана и присвоили титул шахбану. До того как ее мужа свергли, Фарах занималась благотворительностью, развитием медицины и борьбой за права женщин в Иране. Уже после смерти супруга по приглашению американских властей она обосновалась в США и впоследствии выпустила книгу «Моя жизнь с шахом», ставшую бестселлером.

Персия پرشیا

Персидская империя — Персидские цари
Коронация супруги шаха Ирана в 1967 г. Слева направо: принцесса Ашраф, принцесса Шахназ, шах, принцесса Фарахназ и наследный принц Реза, Фарах Пехлеви, принцесса Шамс.

Пехлеви (перс. دودمان پهلوی) — иранская шахская династия, имя которой было взято Резой Пехлеви для напоминания о династическом доме Карин-Пахлевидов, к которому, однако Реза отношения не имел. Первым шаханшахом этой династии был Реза-шах Пехлеви, который взошёл на трон в 1925 году, а вторым и последним шаханшахом был Мохаммед Реза Пехлеви, свергнутый в 1979 году во время Исламской революции.

Зарождение династии

В 1921 году, в разгар государственной смуты и внешней интервенции, иранский офицер Реза-хан с помощью Персидской казачьей бригады с боями занял столицу Тегеран, и был назначен Ахмад-шахом военным губернатором и главнокомандующим, а через некоторое время — военным министром. В 1923 году был назначен премьер-министром. Используя своё положение и авторитет, подготовил свержение династии Каджаров. Учредительная ассамблея меджлиса 31 октября 1925 года объявила о низложении Ахмад-шаха Каджара. 12 декабря 1925 года Реза-хан был провозглашён новым шаханшахом Ирана.

Реза Пехлеви объявил политику широкомасштабной модернизации и индустриализации, он послал специалистов проходить обучение в Европу и другие страны, решил улучшить инфраструктуру, систему образования, построить железные и автомобильные дороги. До начала войны страна стала индустриализироваться и урбанизироваться.

В 1935 году шах потребовал, чтобы иностранные государства стали официально использовать самоназвание государства — Иран, вместо употреблявшегося до того названия Персия.

Вторая мировая война

В 1941 году в ходе Второй мировой войны Реза-шах попытался отказать Великобритании и СССР в размещении их войск на территории Ирана. Английские и советские войска вторглись в Иран, и шах был принуждён властями союзников к отречению. Правительство было низвержено. Войска контролировали железные дороги и нефтяные месторождения. Мохаммед Реза Пехлеви, сын шаха, получил разрешение занять трон.

В 1942 году союзники приняли соглашение о суверенитете Ирана, тем не менее СССР вывел войска только в мае 1946 года, контролируя длительное время провинции Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан.

После войны

Шах продолжал политику западнизации страны, сделаны были шаги в сторону равноправия женщин, что вызвало оппозицию широких народных масс и мусульманского шиитского духовенства. Сам шах пытался порвать со многими исламскими традициями, даже ввёл ненадолго летосчисление не от хиджры, а от начала династии Ахеменидов.

Белая революция

Основная статья: Белая революция

В 1973 году в Иране был установлен авторитарный однопартийный режим, всем гражданам было велено принадлежать к правящей партии, а все прочие общественные объединения запрещены; была учреждена также тайная полиция САВАК.

Упадок и конец династии

Основная статья: Исламская революция в Иране

Исламская революция 1979 года в Иране свергла шаха, и он покинул страну; умер в изгнании в Каире в следующем году. На волне реакции против реформ последних шахов к власти пришли исламские фундаменталисты во главе с аятоллой Хомейни.

Пехлеви I и II-й на юбилейной банкноте 50 лет династии (1976). До конца династии остаётся три года

Продолжение династии

Шах Мохаммад Реза был женат трижды. Третья супруга шаха, Фара Диба, родила ему троих сыновей и была коронована как шахбану (императрица) Ирана в 1967 году. Его старший сын Реза Кир Пехлеви, названный в честь царя Кира Персидского, после смерти отца является главой дома Пехлеви и считается иранскими монархистами шаханшахом Ирана в изгнании, «солнцем арийцев».

Династия на деньгах Ирана

Иранские шахи Реза Пехлеви и его сын Мохаммед Реза Пехлеви были изображёны на всех денежных знаках Ирана всех достоинств с 1928 по 1979 год включительно. Их портреты на деньгах постоянно менялись: сначала взрослели, потом старели вместе с ними.

Жители Ирана на протяжении 52 лет не видели на деньгах никого, кроме портретов шахов Пехлеви.

Также в честь Пехлеви была названа золотая иранская монета.

Шахиншахи Ирана

Сефевиды

Исмаил I • Тахмасп I • Исмаил II • Мухаммад Худабенде • Аббас I Великий • Сефи I • Аббас II • Солейман Сефи • Солтан Хусейн I • Тахмасп II • Ахмад • Аббас III • Солейман • Исмаил III • Мохаммад Хосейн • Хосейн II • Мохаммад II

Хотаки

Мир Махмуд • Мир Ашраф

Афшариды

Надир • Али Адил • Солтан Ибрахим • Шахрох

Зенды

Али Мурад • Джафар • Лотф Али

Каджары

Ага Мохаммед • Фетх Али • Мохаммед • Насреддин • Мозафереддин • Мухаммед Али • Султан Ахмад

Пехлеви

Реза Великий • Мохаммед Реза

  • ПЕХЛЕВИ — — династия в Иране в 1925-79. Основатель — Реза-шах Пехлеви; его преемник — Мохаммед Реза Пехлеви — свергнут в 1979 в ходе революции.… (Большой Энциклопедический словарь)
  • Мохаммед Реза Пехлеви — (р. 26. 10.1919, Тегеран) шах Ирана. Образование получил в Иране и за границей. В 1938 окончил военную академию в Тегеране. На престол вступил в сентябре 1941, после отречения своего отца Реза-шаха Пехлеви (См. Реза-шах Пехлеви). В сентябре… (Большая советская энциклопедия)
  • Пехлеви (город в Иране) — Пехлеви (до 1925 ‒ Энзели), город и порт в Иране, на южном побережье Каспийского моря, в провинции Гилян. 48 тыс. жит. (1971). Шоссе соединяет П. с Тегераном. Через порт осуществляется основной морской грузооборот между Ираном и СССР (порт… (Большая советская энциклопедия)
  • Пехлеви (династия в Иране) — Пехлеви, династия в Иране (с 12 декабря 1925). Шахи П.: Реза-шах Пехлеви (1925‒41), Мохаммед Реза Пехлеви (с 16 сентября 1941).… (Большая советская энциклопедия)
  • Реза-шах Пехлеви — , шах Ирана (1925 41), основатель династии Пехлеви. Сын офицера, мелкого помещика из Мазендерана. Начал военную службу в персидской казачьей бригаде с… (Большая советская энциклопедия)
  • Пехлеви — IПехлеви династия в Иране (с 12 декабря 1925). Шахи П.: Реза-шах (1925 41), Мохаммед Реза (с 16 сентября 1941).IIПехлеви (до 1925 Энзели) город и порт в Иране, на южном побережье Каспийского моря, в провинции Гилян. 48 тыс. жит. (1971). Шоссе… (Большая советская энциклопедия)
  • Пехлеви — или пехльви среднеперсидский литературный язык Ирана, представляющий промежуточную стадию развития между древне- и новоперсидским, но с весьма оригинальными особенностями, вызванными семитическим влиянием. П. был в употреблении при персидской… (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона)
  • РЕЗА-ШАХ ПЕХЛЕВИ — 1. шах Ирана (1878 1944), шах Ирана. Родился 16 марта 1878 в Алеште, маленькой деревне на севере Ирана, при рождении получил имя Реза хан. В молодости вступил в кавалерийскую бригаду в Тегеране, отличился во многих походах. 21 февраля 1921 во… (Энциклопедия Кольера)
  • РЕЗА-ШАХ ПЕХЛЕВИ — (1876 1944) с 1925 шах Ирана, основатель новой династии Пехлеви, сменившей династию Каджаров. В результате двух государственных переворотов, произведённых в 1921, Р. стал сначала командиром казачьей дивизии, затем, в мае 1921, военным… (Дипломатический словарь)
  • МОХАММЕД РЕЗА ПЕХЛЕВИ — (р. 26.Х.1919) шах Ирана с 1941. Учился в 1931 36 в колледже в Швейцарии, в 1936 38 в офицерском училище в Тегеране. После отречения от престола отца Реза шаха Пехлеви (16 сент. 1941) М. Р. П. стал шахом Ирана. В 1943 он подписал указ об… (Советская историческая энциклопедия)
  • ПЕХЛЕВИ — династия в Иране (с 1925). Шахи П.: Реза шах Пехлеви (1925 41), Мохаммед Реза Пехлеви (с 1941). … (Советская историческая энциклопедия)


Полковник русской службы В.П. Ляхов в форме Персидской казачьей бригады
В 1879 г. Санкт-Петербург посетил персидский шах Наср-эд-Дин. Увидев казаков Собственного Его Императорского Величества конвоя, он выразил желание иметь подобную часть в Персии. По его просьбе, для организации этой воинской части и ее обучения, в Тегеран были командированы русские офицеры-инструкторы, по назначению Генерального штаба.
В 1882 г., на основании соглашения между русским и персидским правительством, шахом был издан особый фирман (указ) о создании Персидской казачьей Его Величества Шаха бригады.
Начальник бригады официально был подчинен шаху, однако указания получал от Генерального штаба, Министерства иностранных дел и наместника Кавказа. Персидское правительство было недовольно подобным положением вещей и добивалось полного подчинения бригады персидскому военному министру.
Бригада была размещена в Тегеране, а ее отдел – в Тавризе. Отдельные подразделения бригады были расположены в некоторых городах Северной Персии. Кроме того генерал-губернатор и губернатор имели при себе конвой из состава бригады. Общая численность соединения доходила до 2 тыс. человек.
Во время персидской революции 1909 г. Персидская казачья бригада являлась единственной воинской силой, которая поддерживала и охраняла шахский трон и порядок в условиях затянувшейся анархии.

Чины Персидской казачьей бригады
С начала Первой мировой войны казачьей бригаде пришлось играть значительную роль по охране дорог от разбойников и вести борьбу с мятежниками и кочевниками, не признававшими центральной власти. Кроме того, на бригаду была возложена охрана русских учреждений в Северной Персии (концессии, торговые сношения, переселенческие хутора и т.д.). Как это обстоятельство, так и стратегические соображения побудили русское правительство приступить к переговорам об увеличении численности бригады и развертывании ее в дивизию. Переговоры закончились заключением 23 июня 1916 г. соглашения, согласно которому охрана порядка в Северной Персии поручалась Персидской казачьей дивизии. Это соглашение было подписано персидским премьер-министром и требовалась только ратификация его меджлисом (парламентом). Но в этот же день пришло известие о занятии турками Хамадана и персидский кабинет министров пал, а новый отказался признать это соглашение.

Генерал-майор русской службы В.А. Косоговский, начальник Персидской казачьей бригады
Тем не менее, к январю 1917 г. казачья дивизия была вполне развернута и выполняла все возложенные на нее задачи. Численность ее была доведена до
8 тыс. человек и она состояла из 8 отрядов: 2 особых (Тегеранского и Тавризского), 2 больших и 4 малых. Кроме этих отрядов был сформирован Арагский стрелковый батальон, дивизионная учебная команда и пулеметная команда. На вооружении состояло около 9 тыс. винтовок (в т.ч. и японских карабинов системы Арисака), пулеметы Максима и Кольта. Кроме того имелись полевые и горные орудия Шнейдера, Крезо и Обуховского завода.

В Тегеране русскими был открыт кадетский корпус, выпускавший молодых персидских офицеров в чине прапорщика.
Комплектовалась дивизия добровольцами. Уставы дисциплинарный и строевой были русскими. Начальниками отрядов являлись русские офицеры-инструкторы, а сотнями, дивизионами и полками командовали персидские офицеры.
Престиж службы в дивизии был настолько высоким, что даже сыновья ханов поступали в нее простыми казаками. А многие из простых казаков за боевую и отличную службу достигли генеральских чинов.
Добровольцы приходили на службу со своими конями, а оружие, обмундирование и седла получали от казны. Определенного срока службы не было, персы служили, кто сколько хотел.

Персы
Пехота в дивизии носила пластунскую форму, конница – форму Кубанского казачьего войска, а русские инструкторы – форму Терского казачьего войска. Парадная форма шахского конвоя – точь-в-точь как у русского Собственного Его Величества конвоя.
Погоны у генералов, офицеров и казаков были русского образца, но с накладным бронзовым знаком: у казаков – лев с короной, у обер-офицеров – лев с короной в лавровом полувенке, у штаб-офицеров – лев с короной и венок в три четверти, у генералов – лев с короной и полный венок, у сардара (маршала) – большой лев с короной без венка.
Чины бригады имели следующие звания: казак, серджюге (приказный), векиль-чап (младший урядник), векиль-раст (старший урядник), векиль-баши (вахмистр), муин-наиб (подхорунжий), наиб-сейюм (прапорщик), наиб-дейюм (хорунжий), наиб-аваль (сотник), султан-капитан (подъесаул), явер (есаул), наиб-сергенг (войсковой старшина), сергенг (полковник), сартип 1-го ранга (бригадный генерал), сартип 2-го ранга (генерал-майор), мир-пендж (генерал-лейтенант), амир-туман (полный генерал), сардар-маршал (маршал), амир-найон (главнокомандующий).
Среди персов не было производства в чины за выслугу, а только за доблестную, выдающуюся службу.
Русские обер-офицеры имели чины генерал-майоров персидской армии, штаб-офицеры – генерал-лейтенантов, а начальник бригады – маршала.
К началу 1918 г. Персидская казачья дивизия насчитывала до 12 тыс. человек и состояла из отрядов: Тегеранского, Тавризского, Хамаданского, Исфаганского, Ардебильского, Гилянского, Урумийского, Буруджирского, Хорасанского и Арагского стрелкового батальона.
Самый значительный, Тегеранский отряд состоял из Гвардейского стрелкового полка (8 рот), Гвардейского конного полка (6 сотен), пулеметной команды (8 пулеметов Максима), полевой батареи (8 орудий), конной батареи (6 орудий), конно-горной батареи (4 орудия).
Во время войны с Германией и Турцией в Гилянской провинции (центр – г. Решт) образовалась антиправительственная организация Мирза Кучик-хана, выступавшая за полное изгнание иностранцев из Персии. Организация была хорошо вооружена, инструкторами в ней были немецкие и турецкие офицеры.
В конце 1918 г. Кучик-хан захватил Решт, обезоружив персидский отряд дивизии, чем принес немало беспокойства русским войскам корпуса генерала Баратова. Для ликвидации Кучик-хана персидским правительством были собраны т.н. Гилянские вооруженные силы, командующим которыми стал начальник казачьей дивизии полковник Старосельский (начальник штаба дивизии – полковник Генерального штаба Филиппов).
16 марта 1919 г. войскам Старосельского, при участии небольшого английского отряда, удалось разбить Кучик-хана и освободить Решт.
В марте 1920 г. с уходом Добровольческой армии в Крым англичане проникли в Северную Персию и построили укрепленную позицию на линии Энзели – Газиан, вдоль побережья Каспийского моря.
В это время в Энзели находились суда Добровольческой армии «Опыт» и «Милютин», с орудий которых, по приказу англичан, были сняты замки. 5 мая 1920 г. в Энзели высадился большевистский десант, начав обстрел порта и стоявших там кораблей. Офицеры-добровольцы потребовали от англичан выдать им орудийные замки, но получили отказ. Тем временем англичане вступили в переговоры с большевиками, которые закончились сдачей позиций и отхода английского отряда в Решт, под защиту отряда Персидской казачьей дивизии. Большевики же, заняв Энзели, вступили в сношения с Кучик-ханом.

Персидская казачья бригада. Почтовая открытка
22 мая 1920 г. большевики и партизаны Кучик-хана вошли в Решт. На собранном ими митинге было объявлено об отделении Гиляна и образовании Гилянской республики во главе с Кучик-ханом. Через несколько дней они потребовали, чтобы казачий отряд признал Кучик-хана, но казаки остались верны шаху. 2 июня, арестовав всех русских и персидских офицеров, мятежники открыли огонь по казачьим казармам. После трехчасового боя, казаки были вынуждены сдаться, часть из них бежала, и они сообщили о случившемся в Тегеран.
Большевики, заняв Гилянскую провинцию, начали насаждать советский строй, приступили к арестам, конфискации имущества, оскорблению национальных и религиозных чувств. Чтобы остановить дальнейшее продвижение большевиков, шах и правительство назначили полковника Старосельского главнокомандующим всеми вооруженными силами Персии и он 11 августа 1920 г. выступил на Решт тремя колоннами. 22 августа Решт был взят. Во время наступления было захвачено до 1 тыс. пленных, 14 орудий, много военного имущества.
Пока продолжались военные действия, в Тегеране к шаху явились англичане. Английский посланник Норман и генерал Айронсайд потребовали, чтобы шах подписал приказ об удалении русских инструкторов из Персии, в противном случае они угрожали вывести свои войска из Южной Персии, прекратить кредиты и вообще всякого рода помощь стране. После некоторых колебаний Шах согласился.

Почтовая марка с изображением персидского казака
18 октября 1920 г. вся дивизия была собрана у деревни Ага-баба и, по приказу шаха, командование всеми отрядами было передано персидским офицерам. Вскоре шах Султан Ахмед Каджар отрекся от престола, который занял Реза-хан Пехлеви, генерал-майор, бывший командир Гвардейского стрелкового полка. 9 ноября 1920 г. Персидская казачья дивизия была расформирована. С удалением же русских инструкторов, русское влияние в Персии было окончено.Tags: Военная история, казаки