Пенсии в российской империи

Пенсионное обеспечение в последние годы существования Российской империи представляло собой сочетание государственного и частного пенсионных капиталов. В системе дополнительного социального обеспечения уже в конце 19 века насчитывалось более 200 ведомственных эмеритальных касс. Но в целом система пенсионного обеспечения оставалась избирательной и охватывала менее 1/3 населения.

Дополнительное пенсионное обеспечение за счет взносов в эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало незначительную часть трудящихся, поскольку пенсионные кассы создавались в основном в государственных ведомствах и на крупных промышленных предприятиях. В то время как в России к началу XX века почти половину населения составляли сельские жители: более 60 млн человек из 125 млн, по переписи 1897 года.

Российское крестьянство не обеспечивалось пенсиями долгое время — и до, и после революции. Большинство сельских тружеников будут интегрированы в пенсионную систему страны лишь в 60-е годы ХХ века.

Государственные пенсии на рубеже 19-20 веков по-прежнему оставались привилегией военных и гражданских служащих. Сохранялась традиция назначения пенсий как особых привилегий за заслуги перед отечеством. Существовали повышенные пенсии кавалерам наиболее престижных государственных наград.

Численность военных пенсионеров резко выросла с началом первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было. Хотя, по разным оценкам, Георгиевские кресты разных степеней в ходе первой мировой войны получили почти полтора миллиона солдат.

До революции 1917 года структура пенсионного обеспечения обычных граждан России состояла из нескольких уровней. Главной компонентой была государственная пенсия, назначаемая за долговременную беспорочную службу, либо пенсия по болезни или инвалидности. Она полагалась работающим в случае досрочного выхода на пенсию по состоянию здоровья.

Начиная с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась также рабочим частных предприятий.

В дореволюционный период социальная система Российской империи достигла достаточно высокого уровня по сравнению со многими другими странами. В целом по уровню жизни царская Россия к 1913 году занимала 15-е место в мире. Численность населения за пять лет (с момента переписи 1897 года) выросла более чем на треть.

Социальное страхование рабочих и система трудового законодательства в Российской империи признавались одними из лучших в мире – об этом, в частности, на встрече с группой промышленников из России в 1912 году заявил Уильям Тафт, 27-й президент США. Он посещал Россию в начале века, его путь в Санкт-Петербург на встречу с императором Николаем II пролегал через Владивосток. Поэтому президент Тафт оценивал качество социальной политики царской России непонаслышке.

Что касается оценок системы трудового законодательства, социального страхования и в целом качества пенсионной системы России на рубеже 19-20 веков, то они остаются весьма противоречивыми. И, безусловно, эта проблема требует дальнейшего объективного исследования.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет. Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Право на пенсию теряли лица, уволенные со службы по решению суда, а также приговоренные к различным видам наказания, включая лишение свободы или другие ограничения гражданских прав. Любопытно, что по истечении срока наказания и после возвращения на службу чиновник вновь приобретал право на пенсию.

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, соответственно, получал 50% пенсионного оклада. Фактически, пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приема на службу дипломированного специалиста начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Во-вторых, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался посторонний уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия.

Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчета пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале 20 века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год (по 9-му разряду) до 1 453 рублей (по первому разряду). Для сравнения, заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Также важно подчеркнуть, что в конце XIX века рост инфляции в России значительно обесценил пенсионные оклады, которые долгое время не менялись. По пенсионному законодательству того времени, было запрещено устанавливать пенсии выше уровня, определенного Уставом. Руководители различных ведомств по этой причине нередко атаковали министерство финансов просьбами об «усилении» пенсий своим работникам. В случае несогласия министра финансов вопрос о повышении пенсии тому или иному чину выносился на заседание Комитета министров. Прибавка к пенсионному пособию могла составлять от одной трети до половины суммы жалования.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся с учетом семейного положения. В частности, учитывалось количество членов семьи, оставшихся без попечения, а также их права на получение пенсии. Например, вдова служащего могла получать лишь половину пенсии мужа, если в семье не было малолетних детей (не старше 17 лет). На каждого из малолетних детей прибавлялась треть от половины пенсии отца. Если в семье было более четырех детей, то все они должны были получать пенсию поровну, но в сумме не больше размера пенсионного жалования отца.

Пенсия умершего также не назначалась сыновьям старше 17 лет и дочерям старше 21 года. Кроме того, право на пенсию утрачивали сыновья, поступившие на службу или принятые в учебные заведения за казенный счет, а также дочери в случае выхода замуж или обучения за казенный счет. Вдовам, вторично вышедшим замуж, государственная пенсия первого мужа также не полагалась.

Кроме того, пенсии лишались чиновники при вступлении на новую должность, или при переходе на службу иностранному государству без согласия российского правительства. Пенсионное право утрачивалось также при пострижении в монашество и в случае нарушения условий выезда за границу (а именно пребывания за границей более разрешенного срока).

Что касается пенсий военнослужащих, то они выплачивались из двух источников: из Государственного казначейства и инвалидного капитала.

Срок выслуги военной пенсии был меньшим, чем у гражданских чиновников — в среднем 25 лет для полного оклада пенсии, и 20 лет — для 50 %.

Примечательно, что офицерам военных тюрем каждые пять лет службы засчитывались за семь.

Для офицеров и гражданским чиновникам военного ведомства, которые служили в отдаленных регионах страны, сроки выслуги пенсий сокращались: например, один день службы считался за два, три, четыре дня и так далее — в зависимости от конкретной удаленности места службы.

При этом для всех без исключения офицеров, военных священников и врачей время службы в действующей армии засчитывалось вдвойне по сравнению с гражданской службой.

Для морских офицеров, кроме общих пенсий, существовали дополнительные вознаграждения. А именно в размере 1/2 оклада жалования — за общий срок плавания в течение службы от 120 до 180 месяцев. Две трети оклада пенсии полагалось за плавание сроком более 180 месяцев.

Командирам кораблей выдавалось дополнительное вознаграждение за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (сумма дополнительного вознаграждения могла составлять до 1350 рублей в год). Инженерам-механикам полагались доплаты к пенсии за долговременное управление судовыми машинами (до 900 рублей в год).

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причем правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени тяжести ранения (соответственно, различались пенсии раненым офицерам первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицеры, получившие раны и увечья во время боевых действий, получали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии, отставным офицерам выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Как уже отмечалось выше, доходы рабочих в Российской империи на рубеже 19-20 веков были весьма невысоки по сравнению со служащими. На получение пенсионного пособия рабочие в то время могли рассчитывать только при условии добровольных отчислений в пенсионные кассы, в том числе — эмеритуры, которые начиная с 80-х годов 19 века в производственной сфере наиболее активно и массово создавались на железных дорогах.

Правительство предпринимало попытки расширить сферу социальной защиты наемных работников. Так, в 1893 году по предложению министра финансов Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих.

В сентябре 1902 года был разработан законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев».

2 июня 1903 года закон был утвержден Николаем II, и вступил в силу с 1 января 1904 года.

При всей ограниченности принятых мер Закон 1903 года все же был значительным прогрессом в развитии трудового законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий для наемных рабочих и служащих.

Так, при полной потере трудоспособности полагалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере выплачивалась пенсия семье в случае потери кормильца. Главным изъяном закона было то, что в нем искусственно занижалось исчисление годового заработка рабочего. Что привело к уменьшению размера пенсии.

Активизация рабочего движения в период первой русской революции (1905–1906 годы) привела к разрушению многих пенсионных касс. Но их развитие продолжилось, как только общественно-политическая ситуация в России стабилизировалась.

К 1912 году назрел вопрос об объединении пенсионных касс различных ведомств в единую организацию, что позволило бы создать в стране полномасштабную пенсионную систему страхового типа. Вступление России в мировую войну в 1914 году стало новым препятствием для развития в стране всеобщего пенсионного обеспечения.

В свою очередь, политические партии активно боролись за введение обязательного социального страхования рабочих за счет средств работодателя или из специальных фондов страхования рабочих, которые предлагалось формировать за счет взимания особого налога на владельцев частных предприятий. Этот вопрос, в частности, обсуждался в 1903 году на втором съезде РСДРП.

Кроме того, в 1912 году на VI Всероссийской партийной конференции в Праге была предложена страховая программа, которая предусматривала обязательное страхование всех наемных работников и членов их семей за счет предпринимателей, и за счет государства — в случае утраты рабочими трудоспособности, в том числе и по старости.

Требование распространить систему социального страхования на все категории рабочих стало одним из ключевых поводов для усиления протестного движения рабочих и активизации деятельности левых партий в России в начале ХХ века.

Вынужденным ответом правительства на эти вызовы стало принятие Закона от 23 июня 1912 года «О социальном страховании рабочих». Однако социальные меры, прописанные в законе, были довольно ограниченными.

Так, обязательное социальное страхование распространялось только на предприятия с численностью не менее двадцати рабочих — при наличии двигателя (парового или электрического), и тридцати рабочих — при отсутствии двигателя.

В силу данных ограничений закон — безусловно, прогрессивный по тем времена — охватил не более 2,5 миллионов рабочих по всей стране. Еще порядка 12 миллионов наемных рабочих и служащих в России оставались по-прежнему без какого бы то ни было обеспечения по старости и инвалидности.

Социальное страхование не распространялось на всех транспортных рабочих, домашнюю прислугу, торгово-промышленных служащих, сельских наемных работников (батраков). Основную нагрузку по выплате страховых взносов закон возложил на самих страхуемых рабочих. По схеме страхования, 3/5 части страхового взноса платили рабочие из своего дохода, 2/5 части взноса платил работодатель. Это привело к снижению заработка большей части наемных работников, что, в свою очередь, провоцировало новую волну стачек и роста революционных настроений накануне 1917 года…

Элита Российской империи. Пенсии за службу путейскую. Часть 1

Организация в Российской империи казенного и частного пенсионного обеспечения на железной дороге имеет свою историю. К 1897 году в России уже было создано более 200 эмеритальных, пенсионных и страховых касс. В начале XX века в империи в целом сложились 2 подхода к пенсионному обеспечению: распределительный и накопительный. Фактически все госслужащие в царской России, включая путейских, состояли членами эмеритальных, страховых и пенсионных касс. В дополнение к пенсионным кассам, все ж/д (казенные и частные) имели свои отдельные эмеритальные кассы или создавали объединенные кассы вместе с другими дорогами.

На первых порах была проведена большая подготовительная работа по составлению нормативных документов, пенсионных расчетов и таблиц смертности. Эта работа была поручена правительством магистру математики Б. Ф. Малешевскому, который хорошо зарекомендовал себя при создании пенсионной кассы для служащих Общества Юго-Западной ж/д. В результате проф. Малешевский подготовил свой 5-титомный труд »Теория и практика пенсионных касс», который в 1890 году стал единственным изданием такой тематики на русском языке. На основе расчетов и таблиц, подготовленных будущим тайным советником, строилась работа практически всех касс, работавших в отечественной системе пенсионного обеспечения той поры.

Компенсации за несчастный случай
Постепенно на ж/д складывалась система правовой защиты и социального страхования служащих, мастеровых и рабочих, пострадавших в результате несчастных случаев. Наилучшие условия были введены в действие в начале 1900-х годов, что нашло свое отражение в Своде законов Российской империи. Было введено «Положение о вознаграждении пострадавших вследствие несчастных случаев служащих, мастеровых и рабочих на железных дорогах, открытых для общего пользования, а равно членов семейств сих лиц». Его нормы распространялись на тех, кто обслуживает поезда и паровозы, стрелочников, сцепщиков, составителей поездов, башмачников, смазчиков и других работников, «без различия пола и возраста». Под действие Положения попадали все работавшие в мастерских, ремонтники ж/д полотна, а также строители путевых зданий и сооружений. Фактически там были перечислены все те, кто прямо или на условиях подряда был связан с работами на ж/д.
Каждый случай травматизма тщательно расследовался. В расчет принимались лишь «телесные повреждения», повлекшие временную или постоянную утрату трудоспособности. Профзаболевания не учитывались. Был определен «потолок» годового заработка или содержания — до 1500 руб., который применялся при расчете выплат. «Вознаграждение» пострадавшему назначалось в виде пенсии или пособия. Для тех, кто был на поденной оплате для расчета брались ¾ среднего заработка пострадавшего. Для всех остальных — из расчета 2/3 заработка. Сначала всем пострадавшим назначалось пособие на срок до восстановления трудоспособности или по дату начала выплаты пенсии. Всем им предоставлялась бесплатно врачебная помощь и медосвидетельствование.
Пенсия назначалась при постоянной утрате трудоспособности. В случае полной невозможности трудиться пострадавшим из числа служителей, мастеров и рабочих пенсионные выплаты составляли ¾ годового заработка, а всем остальным служащим — в размере 2/3 годового содержания. Если же тяжесть увечья требовала постороннего попечения, то выплачивался полный размер годового заработка. Пенсии назначались советом управления казенной ж/д или правлением общества частной дороги.
При смертельном исходе семействам определялась пенсия из расчета: вдове — 3/8 заработка пожизненно или впредь до замужества, а сиротам до возраста 18 лет в размере 1/6 годового заработка. Круглым сиротам выплачивали пенсии по ¼ заработка. Если у погибшего путейца на иждивении были малолетние братья и сестры, то им тоже выплачивали до 15-летнего возраста по 1/6 в виде пенсии. Если же вдова вступала в новый брак, то ей выплачивалось единовременное пособие в 3-х кратном размере ее пенсии. Предусматривались доп. выплаты, если пострадавший получал квартирные деньги и обмундирование. Имелись и другие особенности выплат компенсации. Например, после известных событий 1905 года, рабочие и служащие ж/д, пострадавшие из-за отказа от участия в забастовках, также получили право на пенсии и пособия.
Пенсии за особые путейские условия
Быстрое развитие нового вида наземного транспорта было бы невозможно без подготовленных специалистов, работающих с максимальной отдачей на благо Отечества. Забота о путейцах стала задачей государственного значения, однако империя, по-прежнему, отставала от передовых стран. Интересные сравнения можно встретить в книге «Железнодорожная неразбериха», написанной действительным статским советником, начальником службы движения Привисленской ж/д Н.П. Верховским. По его данным, на 1 версту пути в России приходилось 12,7 рабочих и служащих, тогда как в Австрии — 8,6; в Германии — 6, а в Америке и вовсе 3,7 служителей. В то же время денежное содержание тех же работников обходилось у нас в 331 руб., в Австрии — 458 руб., в Германии — 602 руб. и в Америке — 1100 руб. Вывод инженера Верховского был очевиден: за границей на ж/д имеют меньше служащих, но их труд оплачивается лучше.
Важность пенсионного обеспечения и социального страхования возрастала в связи с высоким уровнем травматизма на дорогах и ростом численности путейских работников. Первая ж/д пенсионная касса была учреждена в России еще в 1858 г. на Варшавско-Венской ж/д. Кстати, позже на Петербургско-Варшавской ж/д дополнительно были созданы для служащих ссудо-сберегательная, сберегательно-вспомогательная кассы и общество взаимного вспоможения работников дороги.

Спустя 30 лет — в 1888 году было утверждено »Общее положение о пенсионных кассах российских частных дорог». А в 1894 году появилась общая пенсионная касса для служащих казенных ж/д. В России тех лет существовали пенсионные кассы трех типов — эмеритальные, страховые и сберегательно-вспомогательные кассы. При этом сберкассы не считались приоритетным направлением в пенсионном обеспечении тех лет.
В эмеритальных кассах размер пенсии определялся для каждой должности в соотношении к «нормальному окладу» (он был меньше оклада действительного и представлял собой величину неизменную, на которую не влияли периодические прибавки жалованья). В таких кассах осуществлялся принцип взаимопомощи участников – взносы выбывших без пенсии распределялись среди оставшихся участников.
По-иному работали страховые пенсионные кассы. Например, пенсионная касса служащих на Юго-Западных ж/д. Она была учреждена на началах страхования жизни и стала первой пенсионной кассой, построенной по страховому принципу. Затем по ее образцу были учреждены другие пенсионные кассы на казенных и частных ж/д.
Участие в кассе служащих казенных ж/д было обязательным для «всех лиц обоего пола», находящихся на постоянной службе, за исключением лишь некоторых категорий рабочих, а также участников эмеритальных касс и лиц старше 60 лет. В кассе могли участвовать жены и родственники железнодорожника. Имелась возможность и для добровольного участия в пенсионной кассе представителей других профессий.
Казенные пути – дороги к пенсии
Возможность выслужить пенсию привлекало людей на работу на ж/д. Особенно актуально это было для путейцев на окраинах империи. Так, на Забайкальской ж/д в 1905 году трудилось почти 36 тыс. человек. При этом почти весь состав высших и средних служащих были приезжими. А низшие служащие, как отмечает В. Никифорова, набирались из бурят, поселенцев и ссыльных.
На железных дорогах Российской империи действовали три вида заработной платы: для постоянно-штатных, постоянно-поденных и временных рабочих. Постоянно-штатные рабочие, как и служащие, получали твердые оклады, которые не учитывали интенсивность и производительность труда. Средний заработок рабочих колебался в пределах от 25 до 70 руб. в месяц и зависел от многих причин. Мастера и служащие получали почти в 2 раза больше — от 75 до 130 руб. Например, служащие-мужчины получали разные суммы в зависимости от места работы: в службе тяги — 97 руб., в бухгалтерии — 94 руб., в пенсионной кассе ж/д — 88 руб., а работавший в депо получал всего 50 руб. Тем не менее, общая численность занятых в отрасли ж/д постоянно увеличивалась. В период с 1890 по 1916 годы она выросла с примерно 250 тыс. до более 1 млн. человек.
С конца XIX века ж/д Устав предписывал всем дорогам иметь пенсионные кассы. Обязательными участниками касс как на казенных, так и в управлении ж/д были работники обоего пола, включая рабочих, которым установлены постоянные оклады годового содержания. В пенсионную кассу не принимали тех, кто уже был обязательным участником эмеритальной кассы, кого приняли на службу сроком не более 1 года, а также кому исполнилось 60 лет и более. В кассе можно было участвовать и добровольно, но на других, вполне определенных условиях.
Пенсионные средства кассы формировались, как правило, из разных источников:
1) вступительный взнос — 6% от годового содержания (с рассрочкой выплаты);
2) ежемесячный взнос — 6% от месячного заработка;
3) единовременно 10% при получении наград;
4) взнос при повышении в должности — трехкратная разница между новым и старым окладами за 3 месяца;
5) пособие от казны — 3% от получаемых служащими окладов;
6) добровольные пожертвования частных лиц и обществ;
7) поступления от выручки ж/д (продажа невостребованного багажа и грузов, штрафные деньги, сборы за содержание на станциях буфетов, торговлю газетами, размещение рекламы и т.д.
В результате банковских операций на личные счета участников ежегодно начислялось 4% дохода.
Вычеты в кассу не делались из квартирных, разъездных и командировочных денег. При увольнении от службы в ж/д ведомстве членство в кассе прекращалось. При переводе на другие дороги или в управления дорог служащий оставался участником пенсионной кассы и все его накопления сохранялись, поскольку все капиталы кассы причислялись к специальным средствам МПС.
Пенсии назначались двух видов: 1) обыкновенные (за 15 лет выслуги и более) и 2) усиленные (при утрате трудоспособности после 10 лет службы). Если прослужил менее 10 лет, то при выходе из кассы получал лишь собственные накопления, без процентов и прибавок. Исключение составляли досрочные пенсии и пособия участникам, оставляющим службу по увечью и неспособности к труду. Пенсия по увечью на службе при 10-летнем участии в кассе составляла 60% от ее полного размера с надбавкой по 2% за каждый последующий год выслуги. Верхний предел денежного довольствия для расчета пенсии в начале XX века составлял 2400 руб. Максимальная пенсия была при выслуге свыше 30 лет после достижения возраста 55 лет. Для машинистов, кочегаров, смазчиков и кондукторов пенсионный возраст был установлен в 50 лет.
Выплата пенсий прекращалась в случаях: а) смерти; б) вступления в монашество; в) лишения всех прав состояния; г) безвестным отсутствием в течение года. Выплата вдовьих пенсий прекращалась при ее вступлении в новый брак. Сиротские пенсии прекращали платить по достижении 18 лет. Но как бы там ни было, пенсионные выплаты были хорошим подспорьем при любом, даже самом неблагоприятном стечении жизненных обстоятельств.
Окончание следует…

Пенсии до революции:

социальное обеспечение в России на рубеже XIX — XX веков

Пенсионное обеспечение в последние годы существования Российской империи представляло собой сочетание государственного и частного пенсионных капиталов. В системе дополнительного социального обеспечения уже в конце 19 века насчитывалось более 200 ведомственных эмеритальных касс. Но в целом система пенсионного обеспечения оставалась избирательной и охватывала менее 1/3 населения.

Дополнительное пенсионное обеспечение за счет взносов в эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало незначительную часть трудящихся, поскольку пенсионные кассы создавались в основном в государственных ведомствах и на крупных промышленных предприятиях. В то время как в России к началу XX века почти половину населения составляли сельские жители: более 60 млн человек из 125 млн, по переписи 1897 года.

Российское крестьянство не обеспечивалось пенсиями долгое время — и до, и после революции. Большинство сельских тружеников будут интегрированы в пенсионную систему страны лишь в 60-е годы ХХ века.

Государственные пенсии на рубеже 19-20 веков по-прежнему оставались привилегией военных и гражданских служащих. Сохранялась традиция назначения пенсий как особых привилегий за заслуги перед отечеством. Существовали повышенные пенсии кавалерам наиболее престижных государственных наград.

Численность военных пенсионеров резко выросла с началом первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было. Хотя, по разным оценкам, Георгиевские кресты разных степеней в ходе первой мировой войны получили почти полтора миллиона солдат.

До революции 1917 года структура пенсионного обеспечения обычных граждан России состояла из нескольких уровней. Главной компонентой была государственная пенсия, назначаемая за долговременную беспорочную службу, либо пенсия по болезни или инвалидности. Она полагалась работающим в случае досрочного выхода на пенсию по состоянию здоровья.

Начиная с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась также рабочим частных предприятий.

В дореволюционный период социальная система Российской империи достигла достаточно высокого уровня по сравнению со многими другими странами. В целом по уровню жизни царская Россия к 1913 году занимала 15-е место в мире. Численность населения за пять лет (с момента переписи 1897 года) выросла более чем на треть.

Социальное страхование рабочих и система трудового законодательства в Российской империи признавались одними из лучших в мире – об этом, в частности, на встрече с группой промышленников из России в 1912 году заявил Уильям Тафт, 27-й президент США. Он посещал Россию в начале века, его путь в Санкт-Петербург на встречу с императором Николаем II пролегал через Владивосток. Поэтому президент Тафт оценивал качество социальной политики царской России непонаслышке.

Что касается оценок системы трудового законодательства, социального страхования и в целом качества пенсионной системы России на рубеже 19-20 веков, то они остаются весьма противоречивыми. И, безусловно, эта проблема требует дальнейшего объективного исследования.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет. Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Право на пенсию теряли лица, уволенные со службы по решению суда, а также приговоренные к различным видам наказания, включая лишение свободы или другие ограничения гражданских прав. Любопытно, что по истечении срока наказания и после возвращения на службу чиновник вновь приобретал право на пенсию.

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, соответственно, получал 50% пенсионного оклада. Фактически, пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приема на службу дипломированного специалиста начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Во-вторых, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался посторонний уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия.

Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчета пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале 20 века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год (по 9-му разряду) до 1 453 рублей (по первому разряду). Для сравнения, заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Также важно подчеркнуть, что в конце XIX века рост инфляции в России значительно обесценил пенсионные оклады, которые долгое время не менялись. По пенсионному законодательству того времени, было запрещено устанавливать пенсии выше уровня, определенного Уставом. Руководители различных ведомств по этой причине нередко атаковали министерство финансов просьбами об «усилении» пенсий своим работникам. В случае несогласия министра финансов вопрос о повышении пенсии тому или иному чину выносился на заседание Комитета министров. Прибавка к пенсионному пособию могла составлять от одной трети до половины суммы жалования.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся с учетом семейного положения. В частности, учитывалось количество членов семьи, оставшихся без попечения, а также их права на получение пенсии. Например, вдова служащего могла получать лишь половину пенсии мужа, если в семье не было малолетних детей (не старше 17 лет). На каждого из малолетних детей прибавлялась треть от половины пенсии отца. Если в семье было более четырех детей, то все они должны были получать пенсию поровну, но в сумме не больше размера пенсионного жалования отца.

Пенсия умершего также не назначалась сыновьям старше 17 лет и дочерям старше 21 года. Кроме того, право на пенсию утрачивали сыновья, поступившие на службу или принятые в учебные заведения за казенный счет, а также дочери в случае выхода замуж или обучения за казенный счет. Вдовам, вторично вышедшим замуж, государственная пенсия первого мужа также не полагалась.

Кроме того, пенсии лишались чиновники при вступлении на новую должность, или при переходе на службу иностранному государству без согласия российского правительства. Пенсионное право утрачивалось также при пострижении в монашество и в случае нарушения условий выезда за границу (а именно пребывания за границей более разрешенного срока).

Что касается пенсий военнослужащих, то они выплачивались из двух источников: из Государственного казначейства и инвалидного капитала.

Срок выслуги военной пенсии был меньшим, чем у гражданских чиновников — в среднем 25 лет для полного оклада пенсии, и 20 лет — для 50 %.

Примечательно, что офицерам военных тюрем каждые пять лет службы засчитывались за семь.

Для офицеров и гражданским чиновникам военного ведомства, которые служили в отдаленных регионах страны, сроки выслуги пенсий сокращались: например, один день службы считался за два, три, четыре дня и так далее — в зависимости от конкретной удаленности места службы.

При этом для всех без исключения офицеров, военных священников и врачей время службы в действующей армии засчитывалось вдвойне по сравнению с гражданской службой.

Для морских офицеров, кроме общих пенсий, существовали дополнительные вознаграждения. А именно в размере 1/2 оклада жалования — за общий срок плавания в течение службы от 120 до 180 месяцев. Две трети оклада пенсии полагалось за плавание сроком более 180 месяцев.

Командирам кораблей выдавалось дополнительное вознаграждение за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (сумма дополнительного вознаграждения могла составлять до 1350 рублей в год). Инженерам-механикам полагались доплаты к пенсии за долговременное управление судовыми машинами (до 900 рублей в год).

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причем правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени тяжести ранения (соответственно, различались пенсии раненым офицерам первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицеры, получившие раны и увечья во время боевых действий, получали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии, отставным офицерам выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Как уже отмечалось выше, доходы рабочих в Российской империи на рубеже 19-20 веков были весьма невысоки по сравнению со служащими. На получение пенсионного пособия рабочие в то время могли рассчитывать только при условии добровольных отчислений в пенсионные кассы, в том числе — эмеритуры, которые начиная с 80-х годов 19 века в производственной сфере наиболее активно и массово создавались на железных дорогах.

Правительство предпринимало попытки расширить сферу социальной защиты наемных работников. Так, в 1893 году по предложению министра финансов Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих.

В сентябре 1902 года был разработан законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев».

2 июня 1903 года закон был утвержден Николаем II, и вступил в силу с 1 января 1904 года.

При всей ограниченности принятых мер Закон 1903 года все же был значительным прогрессом в развитии трудового законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий для наемных рабочих и служащих.

Так, при полной потере трудоспособности полагалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере выплачивалась пенсия семье в случае потери кормильца. Главным изъяном закона было то, что в нем искусственно занижалось исчисление годового заработка рабочего. Что привело к уменьшению размера пенсии.

Активизация рабочего движения в период первой русской революции (1905–1906 годы) привела к разрушению многих пенсионных касс. Но их развитие продолжилось, как только общественно-политическая ситуация в России стабилизировалась.

К 1912 году назрел вопрос об объединении пенсионных касс различных ведомств в единую организацию, что позволило бы создать в стране полномасштабную пенсионную систему страхового типа. Вступление России в мировую войну в 1914 году стало новым препятствием для развития в стране всеобщего пенсионного обеспечения.

В свою очередь, политические партии активно боролись за введение обязательного социального страхования рабочих за счет средств работодателя или из специальных фондов страхования рабочих, которые предлагалось формировать за счет взимания особого налога на владельцев частных предприятий. Этот вопрос, в частности, обсуждался в 1903 году на втором съезде РСДРП.

Кроме того, в 1912 году на VI Всероссийской партийной конференции в Праге была предложена страховая программа, которая предусматривала обязательное страхование всех наемных работников и членов их семей за счет предпринимателей, и за счет государства — в случае утраты рабочими трудоспособности, в том числе и по старости.

Требование распространить систему социального страхования на все категории рабочих стало одним из ключевых поводов для усиления протестного движения рабочих и активизации деятельности левых партий в России в начале ХХ века.

Вынужденным ответом правительства на эти вызовы стало принятие Закона от 23 июня 1912 года «О социальном страховании рабочих». Однако социальные меры, прописанные в законе, были довольно ограниченными.

Так, обязательное социальное страхование распространялось только на предприятия с численностью не менее двадцати рабочих — при наличии двигателя (парового или электрического), и тридцати рабочих — при отсутствии двигателя.

В силу данных ограничений закон — безусловно, прогрессивный по тем времена — охватил не более 2,5 миллионов рабочих по всей стране. Еще порядка 12 миллионов наемных рабочих и служащих в России оставались по-прежнему без какого бы то ни было обеспечения по старости и инвалидности.

Социальное страхование не распространялось на всех транспортных рабочих, домашнюю прислугу, торгово-промышленных служащих, сельских наемных работников (батраков). Основную нагрузку по выплате страховых взносов закон возложил на самих страхуемых рабочих. По схеме страхования, 3/5 части страхового взноса платили рабочие из своего дохода, 2/5 части взноса платил работодатель. Это привело к снижению заработка большей части наемных работников, что, в свою очередь, провоцировало новую волну стачек и роста революционных настроений накануне 1917 года…

Нет таких людей, которые не мечтали бы об обеспеченной старости.

Некоторые в этом вопросе привыкли полагаться на себя, но абсолютное большинство предпочитает переложить эти заботы на плечи государства, тем более, что соцобеспечение граждан является одной из его главных функций. Недаром же мы делаем отчисления в пенсионный фонд, который потом станем обвинять во всех грехах, а его представители, в свою очередь, будут жаловаться на перманентные проблемы и необходимость немедленного реформирования.

При этом в качестве образца, как правило, приводятся зарубежные системы пенсионного обеспечения, но почти никогда не говорится об опыте прошлого. А, между тем, на каждом новом этапе общественного развития (как и во время выборов), забота о пенсионерах неизменно ставится во главу угла и поднимается на знамя.

📌 Реклама Отключить

О чем говорит опыт прошлого, когда в России действительно были пенсии справедливее — в царской или современной, разбирались аналитики раздела «новости России» журнала «Биржевой лидер».

Сироты, старики, инвалиды

В первые годы советской власти рассказывали про «ужасный» царский режим, при котором старость или вынужденная отставка неизбежно означала нищету. В хрущевское время критиковали сталинскую пенсионную систему, в брежневское – хрущевскую. Демократы-реформаторы, разваливая советскую модель соцобеспечения, называли пенсии «жалкими подачками» и обещали в недалекой перспективе вывести их на западный уровень. Впоследствии пенсии времен Ельцина в России вспоминали как кошмарный сон. Хотя в той же Украине само понятие «российская пенсия», начиная с 1992 года, пожилыми людьми воспринималось как недостижимая мечта. Так что в этом вопросе абсолютного критерия нет, все относительно, как во времени, так и в пространстве.

📌 Реклама Отключить

В старой России именно три группы людей — сироты, старики и инвалиды считались особенно нуждающимися, пояснил в интервью журналу «Биржевой лидер» ведущий канадский эксперт Академии Masterforex-V Евгений Ольховский. Впрочем, как и во всем остальном мире. Государство мало заботилось о поддержке страждущих, возлагая такие обязанности в лучшем случае на Церковь, и то лишь в случае, если у них нет родственников. Правда постепенно власть предержащие стали брать на себя заботу о несчастных. Так, собственно, и выглядел общественный прогресс.

— царь Иван Грозный, например, издал указ «О милостыне», в котором предписывалось построить в Москве богадельни для «престарелых и прокажённых».

— государь Федор Алексеевич распорядился построить в столице уже два подобных госпиталя.

— император Петр І и в этом вопросе пошел дальше своих предшественников. Реформатор приказал «приступить к устроению больниц, богаделен, сиротских домов, домов для призрения незаконнорожденных младенцев, домов смирительных для людей праздношатающих и им подобных». А пострадавших на войне солдат распорядился селить в монастырях и богадельнях, назначив им пожизненное жалование.

📌 Реклама Отключить

— Екатерина II постановила, что призрение бедных — главное для Верховной власти. В каждой губернии создавались особые Приказы общественного призрения, которые должны были заниматься вопросами помощи неимущим. При Екатерине же в России появился первый приют для инвалидов. В большом количестве такие дома начали строить уже при императоре Николае І.

В конце ХІХ века в благотворительных учреждениях по всей России постоянно проживало около 500 тысяч человек.

От жалости к признанию заслуг и защите

Когда в России произошел промышленный переворот и стал появляться пусть немногочисленный, но все же рабочий класс, никто и не думал о защите прав наемных рабочих. «Прибыль – дороже всего» — гласил главный закон времен первичного накопления капитала. А, между тем, в стране появилась новая и очень значительная по размерам «группа риска», требующая по отношению к себе не меньше внимания, чем те же солдаты-инвалиды, сироты, вдовы или старики. Как известно, именно на защите прав рабочих и разрасталось в империи мощнейшее революционное движение.

📌 Реклама Отключить

— закон 1886 года запрещал «взимать с рабочих плату на врачебную помощь», но не обязывал её оказывать и распространялся не на все районы России.

— в 1901 года утверждаются Временные правила о пенсиях рабочим казённых горных заводов и рудников, утративших трудоспособность.

— только в 1903 году в России удалось «продавить» закон об ответственности работодателей за несчастные случаи на производстве. В Европе это давно считалось в порядке вещей.

Дореволюционные пенсии или Россия, которую мы потеряли

В 1827 году был принят Устав о пенсиях и единовременных пособиях крупным чиновникам и тем, кто занимал военные чины. Пенсии тогда давались только ограниченному числу служивших при дворе, некоторым высшим военным и полицейским чинам, причем размер финансовой помощи устанавливался в каждом отдельном случае лично самодержцем.

📌 Реклама Отключить

— окончательно дореволюционная система пенсионного обеспечения госслужащих сложилась во второй половине ХІХ столетия. Пенсии уволенным в отставку чиновникам, а также пособия их вдовам и сиротам выплачивались из средств так называемых эмеритальных касс, фонды которых формировались из обязательных отчислений от жалованья. Но работающие категории населения, то есть пролетарии и, конечно же, крестьяне ни на какую пенсию рассчитывать не могли.

— наконец, в 1912 году принимаются законы «Об обеспечении рабочих на случай болезни» и «О страховании от несчастных случаев», положившие основы цивилизованных отношений на производстве. Собственно, именно этот закон и породил миф о прекрасном пенсионном обеспечении в царской России. Многие либералы и просто любители «старорежимщины» сейчас его активно раздувают, утверждая, что при царе-батюшке рабочим жилось как в раю, а за Лениным они пошли просто по недомыслию.

📌 Реклама Отключить

Пенсии лучше, чем в Америке

Сторонники «прекрасного прошлого» утверждают, что царская Россия был чуть ли не социальным государством. По состоянию на 1914 год право на госпенсию по выслуге лет имели практически все, кого сейчас принято называть бюджетниками, а именно:

— чиновники всех ведомств, всех классов, а также канцеляристы;

— офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.;

— учителя (в том числе народные, начальных классов), законоучителя и служащие духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений;

— ученые и инженеры на всех казенных заводах, всех ведомств и организаций;

— врачи и фельдшеры (в том числе ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казенных больниц и заведений;

— последними право на государственную пенсию за выслугу лет получили и рабочие казенных заводов.

📌 Реклама Отключить

Также в некоторых сферах, например на железной дороге, отставнику выплачивалась значительная сумма из кассы взаимопомощи, при условии, что он сам не менее 10 лет делал в нее взносы.

Получать полный оклад или пенсию в размере зарплаты можно было лишь после 35 лет безупречной службы. После 25 лет полагалось пол оклада. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть.

За государственные награды назначались отдельные льготы.

А, может быть, не все было так хорошо до 17 года?

Американский президент Тафт в 1912 году публично назвал российское социальное страхование и рабочее законодательство лучшим в мире. Возможно, так оно и выглядело по сравнению с американским, но до совершенства российскому трудовому законодательству было еще ой как далеко:

1. Все эти чудесные нововведения на многие категории рабочих вообще не распространялись, охватывая лишь 15% от числа всего пролетариата. Социальное страхование касалось только людей, работающих на предприятиях с числом рабочих не менее двадцати при наличии двигателя (парового или электрического) или тридцати — при отсутствии двигателя. То есть примерно 2,5 миллионов рабочих из 14-миллионной армии российских пролетариев.

📌 Реклама Отключить

2. Социальное страхование совершенно не распространялось на такие категории трудящихся, как транспортные рабочие, домашняя прислуга, торгово-промышленные служащие.

3. Абсолютно не были защищены права сельского пролетариата, то есть батраков.

4. 3/5 страхового взноса падали на плечи самих же рабочих (то есть изымались из его зарплаты) и только 2/5 — на работодателя.

5. Толкование понятия «несчастный случай» оставалось слишком ограниченным, отсутствовала компенсация при профессиональном заболевании или безработице. Периодические выплаты часто заменялись единовременным пособием и т.д.

6. Средняя по России месячная зарплата рабочих в начале 1917 года составляла 116 рублей (на оборонных заводах несколько выше), а средний бюджет семьи из трех человек составлял 169 рублей. Так что пенсия в размере полного оклада, а она была возможна только после 35 лет работы, совсем не была путевкой в счастливую старость.

📌 Реклама Отключить

7. Кроме того, пенсию, равно как и другие виды социальной помощи, рабочий или служащий мог получить лишь в случае «безупречной» службы. Если же ему не повезло быть уволенным «без содержания», то есть по статье, он оставался один на один со своими проблемами. А если мы вспомним, какой размах приняло в начале ХХ века в России забастовочное и стачечное движение, то легко сможем представить, что далеко не все рабочие дождались пенсии. Многих и очень многих просто выкидывали на улицу без всякого выходного пособия, лишая их тем самым возможности «безупречно» отслужить или отработать те самые 35 лет.

Устав о промышленном труде 1913 года несколько урегулировал спорные вопросы, но все же российское трудовое законодательство оставалось совсем не самым лучшим в мире.

Чем отличаются пенсии граждан России и Украины от пенсионного обеспечения в других странах

📌 Реклама Отключить

Экономический кризис в мире дал толчок тому, что во многих странах мира принято решение увеличить пенсионный возраст, пояснил Евгений Ольховский, так:

– в Италии и Франции до 67 лет,

– в Германии до 67 лет

– в Великобритании – до 68 лет, и т.д.

Но,с другой стороны, с точки зрения пенсионера важно не когда можно выйти на пенсию, а во сколько лет он ее будет получать:

Как видим из представленной таблицы, самыми высокими пенсиями могут гордиться пенсионеры одних из самых развитых стран мира:

— Дании — 2800 долларов США в мес.;

— Финляндии — 1900 долларов США/мес.;

— Норвегии — 1542 долларов США/мес.;

— Израиля — 1350 долларов США/мес.;

— Германии — 1200 долларов США/мес.

Самые низкие пенсии в развивающихся странах:

— Грузии — 40 долларов (при курсе доллара к грузинскому лари сумма составляет 66 GEL);

📌 Реклама Отключить

— Узбекистане — 55 долларов (при курсе доллара к узбекскому сому 1 USD = 1938.5946 UZS 106 590UZS);

— Молдова — 80 долларов (1USD=12,38MDL или 990 молдовских леев);

— Аргентина — 96 долларов США (1 доллар равняется 4,96 аргентинским песо или 496ARS);

— Литва — 128 долларов США (1 доллар равняется 2,68 литовских лита).

Что касается возраста для получения пенсии, то он в некоторых странах СНГ уже стал выше. Например, в Молдове мужчины с 2008 года идут на пенсию в 65 лет. В Эстонии — мужчины в 63 года, а женщины – в 60 с половиной лет, и планируется пенсионный возраст женщин поднять к 2016 году до 63 лет. А к 2026 году поднять пенсионный возраст и женщинам, и мужчинам до 65 лет. В Латвии выходят на пенсию в 62 года. В Литве – в 62,5 года. В Казахстане, Киргизии и Таджикистане мужчины – в 63 года, женщины – в 58 лет.

Какие пенсии получали в царской России перед революцией


Немногие знают сейчас, что социальное страхование и рабочее законодательство России к 1912 году было лучшим в мире — об этом публично заявил американский президент Тафт в 1912 году .
Но, думаю, ещё меньше людей знают, что к 1914 году уже практически все «бюджетники» (говоря нынешним слэнгом) имели право на государственную «пенсию по старости». К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет («за долговременную беспорочную службу») имели все «бюджетники», то есть:
— чиновники всех ведомств, всех классов, а также канцеляристы;
— офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.;
— учителя (в том числе народные, начальных классов), законоучителя и служащие духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений;
— ученые и инженеры на всех казенных заводах, всех ведомств и организаций;
— врачи и фельдшеры (в том числе ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казенных больниц и заведений;
— к 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет получили и рабочие казеных заводов .
У обычных граждан Российской империи пенсионное обеспечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговременную беспорочную службу» либо пенсия по болезни (инвалидности) в случае вынужденного досрочного ухода с работы по состоянию здоровья, причем с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась и рабочим частных предприятий.
Второе слагаемое — эмеритура — сумма, выплачиваемая отдельными ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженерным, юстиции и так далее) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно при условии, что человек отчислял в эту кассу взносы на протяжении десяти лет. Размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии!
И третье: пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был не мал, и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами. В годы Первой мировой георгиевские кресты разных степеней получили почти полтора миллиона солдат — все они имели бы после войны и многие другие льготы. Имели бы…
Возвращаясь к пенсиям за выслугу лет («по старости»), следует сказать, что единого для всей империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100% своей зарплаты (тогда говорили «получить полный оклад») следовало проработать 35 лет. Речь об общем стаже, советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена известно не было. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада».
Каковы были пенсии за выслугу лет у рабочих до 1917 года? — Поскольку они были введены только в 1914 году, а во время войны вряд ли о них писали где либо (во всяком случае мне не удалось найти сведений об этом в публикациях того времени), то оставалось искать только в архивных публикациях по истории рабочего движения в России первых послереволюционых лет (до середины 1920-х годов статистики еще не врали). Один такой источник мне удалось найти: согласно опубликованным в 1923 г. данным «Архива истории труда в России» пенсии у рабочих Петрограда в начале 1917 г. очень сильно различались — в пределах от 300 до 3000 р. (и более) в год (т.е. от 25 до 250р. в месяц) — Напомним, что средняя по России месячная зарплата рабочих в начале 1917 года составляла 116 рублей (на оборонных заводах не менее 160-ти и до 400 рублей), а средний бюджет семьи из трех человек составлял 169 рублей .. Накануне Февральской революции пенсии были повышены: минимальные на 75%, максимальные на 25%. Там же («Архив истории труда в России», с. 135) указано, что семьям рабочих, призванных на военную службу, сохранялось содержание (в том числе пенсия кормильца семьи), в зависимости от семейного положения: семьям с детьми — 100% содержания, бездетным — от 75 до 50%.

Возвращаясь к пенсионному законодательству 1912 года, пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, «полный оклад» полагался после 20 лет работы, 2/3 при выслуге не менее 10 лет, а треть — при наличии трудового стажа хотя бы пять лет.
Помимо трудового стажа было еще одно принципиальное условие: служба на протяжении всех лет должна была быть «беспорочной». Нечего было надеяться на пенсионное обеспечение тем, кто хотя бы раз был уволен «по статье»: «отрешен от должности» судом или же «удален от должности» по распоряжению начальства. Не полагалась пенсия лицам, отбывшим наказанием за уголовные преступления. В число последних включали и «политических» осужденных, от народовольцев до большевиков.
Что касается уволенного по статье через суд или начальством, он мог устроиться на другую работу и там заслужить пенсию. В этом случае отсчет выслуги лет начинался с нуля. Сложнее было гражданину, имевшему проблемы с Уголовным кодексом. По российскому законодательству никто не мог вернуть ему утраченные пенсионные права, кроме, разумеется, государя. Однако прошение на имя главы государства следовало подавать не сразу по отбытии наказания, а хотя бы после трех лет беспорочной службы. Этот минимальный стаж служил свидетельством того, что вчерашний правонарушитель стал на путь исправления и может быть прощен.
Все это было предусмотрено Сводом Законов Российской Империи к 1914 году, а также Уставом о промышленном труде ,
***
Революции 1917 года и Гражданская война разорили страну и народ, но НЭП позволил довольно быстро восстановить хозяйство и уровень жизни как рабочих (за исключением жилищных условий), так и крестьян.
С началом сталинской коллективизации в 1929 году и свертывания НЭПа уровень жизни не только крестьян, но и рабочих начал быстро падать. Минимум уровня жизни рабочих по критерию соотношения зарплаты и потребительской корзины до Великой Отечественной войны пришелся на 1940 год — он был в два раза меньше, чем в 1913 году. Только к концу 1950-х годов уровень жизни рабочих достиг дореволюционного. А крестьян и всех прочих — так никогда и не достиг…. Что касается советских пенсий, то при Сталине, и ещё до 1956 года они были мизерными, прожить на них было невозможно. — только хрущёвская пенсионная реформа довела средний уровень советских пенсий до 40% от средней по стране зарплаты.
Борис Романов