Патрон к винтовке лебеля

Галльское недоразумение


Французское оружие победы — несгибаемая отвага странной конструкции
К началу Великой войны германское командование и офицерство не скрывали пренебрежительного отношения к французской армии, ассоциируя ее с «галльским петухом» — предполагалось, что она так же вспыльчива и криклива, а на деле слаба и пуглива. Но уже в первых сражениях французские солдаты подтвердили давнюю репутацию стойких и отважных бойцов, искренне готовых к самопожертвованию во имя родины. Их высокие боевые качества оказались тем ценнее, что воевать им пришлось на этот раз практически с наихудшим оружием из всего, имевшегося в арсеналах и союзников, и противников. Основное оружие французского солдата — 8-мм винтовка «Лебель-Бертье» — не шла ни в какое сравнение с немецким «Маузером М.98», по многим параметрам уступая и русской «трехлинейке», и японской «Арисаке Тип 38» и американской «Спрингфилд М.1903», а ручной пулемет «Шоша» многие вообще относили к разряду оружейных курьезов. Тем не менее, поскольку французские пехотинцы были обречены его использовать (хотя при первой возможности стремились заменить трофейным либо союзническим), именно оно в итоге стало «оружием победы» Великой войны, в которой французская армия, безусловно, сыграла решающую роль.
Дитя коллективного разума
История винтовки «Лебель — Бертье» может служить хорошей иллюстрацией той же галльской пылкости, страсти к не очень продуманным начинаниям, ни одно из которых не доводится до конца. Вначале французское военное ведомство приняло на вооружение однозарядную винтовку системы Базиля Гра (1874), затем эту винтовку спешно переделали в магазинную «Гра — Кропачек» (1878—1884). Однако не прошло и двух лет, как потребовалась следующая модернизация конструкции — под новый патрон с бездымным порохом. Так возникла принятая на вооружение винтовка Николя Лебеля, которую, в свою очередь, через 11 лет пришлось превращать в систему «Лебель — Бертье».

Винтовка модели Lebel M.1886/93. Фото: Imperial War Museums
Исходная модель для всех этих конструкций — однозарядная винтовка системы Гра с продольно-скользящим болтовым затвором — была исключительно хороша для своего времени. Ее отличали превосходные баллистические качества выстрела, простота затвора, не имевшего резьбовых соединений, надежность конструкции, удобство работы примкнутым штыком. В период 1878—1884 годов винтовку «Гра» снабдили трубчатым подствольным магазином на 8 патронов конструкции Альфреда Кропачека, не меняя при этом принципиально механизм затворной группы. Винтовка получила наименование «система Гра — Кропачек» и также считалась вполне удачной.
Однако разработка французским химиком Виелем нитроцеллюлозного (бездымного) пороха открыла перед стрелковым оружием новые горизонты. Бездымный порох создавал существенно большую энергетику выстрела, нежели дымный, меньше загрязнял нагаром ствол, обладал большей стойкостью при хранении и при резком перепаде температур в полевых условиях. Этот военно-технический прорыв вызвал быструю реакцию французского Генерального штаба.

Вскоре была образована техническая комиссия под руководством генерала Б. Трамона, которой поручалось создать на основе пехотной винтовки «Гра-Кропачек» новое ружье, под новый же, уменьшенного калибра патрон с бездымным порохом. Патрон калибра 8-мм (вместо прежнего для модели Базиля Гра 11-мм боеприпаса) разрабатывал начальник Парижской стрелковой школы, полковник Николя Лебель. Он же руководил войсковыми испытаниями вновь создаваемой винтовки, получившей неофициальное наименование «Fusil Lebel» — винтовка системы Лебеля.

Солдат с винтовкой «Лебель-Бертье». Фото: Imperial War Museums
По мнению всех оружейных экспертов, по тактико-техническим характеристикам она могла считаться устаревшей уже в момент принятия на вооружение. Надежный затвор системы Гра в модели Лебеля «модернизировали» в обратную сторону: теперь его невозможно было разобрать без отвертки — боевая личинка стала приворачиваться к стеблю специальным винтом. Простой, хотя и грубый предохранитель винтовки «Гра — Кропачека» в ударно-спусковом механизме «Fusil Lebel» вообще убрали: предполагалось, что солдаты будут переносить винтовку с заполненным магазином, но пустым патронником. Винтовку Лебеля при этом не избавили от самой архаичной особенности системы «Гра — Кропачек» — длинного подствольного магазина на 8 патронов, который изменял баланс ружья при опорожнении, при этом он медленно перезаряжался по одному патрону, требовал регулярной и основательной чистки.
После приема на вооружение в 1886 году винтовку Lebel Mle.1886 выпустили небольшой серией и несколько лет доводили «до ума». После «косметических» улучшений, начиная с 1893 года, это ружье передали в массовое производство и выпускали вплоть до 1920 года. Общий выпуск винтовок Лебеля составил около 2,5 млн штук.
Модернизация железнодорожника
Недостатки модели Lebel M.1886/93 проявились сразу, как только она попала в войска. Уже в 1887 году восстала французская кавалерия, командование которой заявило, что даже укороченная винтовка непригодна к эффективному применению, в первую очередь, из-за неудобства заряжания трубчатого магазина ружья всадником по одному патрону.
Непонятно, почему так вышло, но очередная модернизация ружья Лебеля была поручена инженеру-путейцу Алжирской железной дороги Эмилю Бертье. Основным тактико-техническим заданием стало, очевидно, изменение схемы перезарядки при сохранении конструктивных особенностей ствола и затворной группы модели Lebel M.1886/93. В результате не слишком сложных конструктивных решений, в 1890 году был принят на вооружение карабин для кавалерии с коротким стволом (450 мм). Армейскую сертификацию это ружье получило в 1892 году и стало именоваться Fusil Berthier M.1892.

Немецкие пленные под конвоем польского солдата на улице Варшавы. Солдаты вооружены винтовками Лебеля модель 1886 (Lebel Mle. 1886) со штыком 1886/15. Фото: waralbum.ru
От исходной модели Лебеля карабин Бертье отличала конструкция ружейной коробки с изменением перезарядки на пачечную систему, заимствованную у винтовки Маннлихера. Эмиль Бертье, правда, упростил (в лучшую сторону) патронную пачку Маннлихера, которая имела конструктивно различные «верх» и «низ» и могла досылаться только в одном положении. Пачка Бертье была симметричной и кавалерист, придержав лошадь и открыв затвор, мог одним движением дослать в магазин пачку на 3 патрона. Также карабин получил новую, цельную (как у русской «трехлинейки») деревянную ложу, новый прицел и длинную рукоятку затвора, изогнутую вниз. В период 1902—1907 годов на основе Fusil Berthier M.1892 было создано семейство облегченных винтовок для колониальных войск Франции, которые отличались только длиной ствола.
С началом Великой войны стало очевидно, что винтовка «Лебель М.1886/93» значительно проигрывает в скорости перезарядки и, соответственно, в скорострельности немецкому «Маузер М.98». В связи с этим французским Генштабом было принято решение о переводе производственных мощностей, занятых выпуском Fusil Lebel M.1886/93, на так называемый «сенегальский» вариант винтовки Бертье (модернизация 1907 года).
В начале 1915 года, опасаясь оружейного «голода», Франция разместила в США на мощностях фирмы «Ремингтон» заказ еще на 200 тысяч винтовок «Бертье М.1907/1915». Однако, поскольку острой нужды в них так и не возникло, заказ был выполнен лишь наполовину, и даже большая часть произведенных винтовок были распроданы в США и Канаде.
В 1916 году винтовка Бертье снова прошла модернизацию, на сей раз финальную. Ружье, имевшее и до этого характерный силуэт из-за «подбрюшья» впереди спускового курка, получило выступающий из него металлический неотъемный магазин. Облик винтовки был окончательно обезображен, но боевые качества улучшились — в магазине стала размещаться пачка не на 3, а на 5 патронов. Также был устранен главный недостаток пачечных магазинов — открытое снизу окно для извлечения пачки: магазин стал прикрываться автоматически открывающейся крышкой.
Собрание архаики
Винтовка «Лебель М.1886/93» и винтовка «Бертье М.1907/16» представляли собой, по сути, одну конструкцию, в которой от серии к серии производились изменения, не способные дать, по большому счету, кардинального улучшения. Своему главному противнику — немецкой винтовке Маузер М.98 — ружье «Лебель-Бертье» уступало по всему спектру характеристик, как боевых, так и эксплуатационных.

Рантовый патрон 8mm Lebel Mle 1886 N & 8 x 50R. Фото: Imperial War Museums
В последней версии 1916 года французская винтовка получила длиннейший ствол — 803 мм (против 600 мм у «Маузера»), что было уже явным анахронизмом. При штатном «открытом» прицеле это не давало преимуществ в дальности выстрела, но стесняло действия бойца в узком проеме траншеи. Архаичный секторный прицел французской винтовки легко деформировался. Предохранитель практически отсутствовал, его заменял так называемый предохранительный взвод бойка, деформировавший при спуске капсюль патрона. Предохранительная деревянная накладка на стволе была коротка — при интенсивной стрельбе боец мог обжечь пальцы о раскаленный ствол. Верхняя антабка на ложе винтовки (для крепления плечевого ремня-погона) вообще отсутствовала, ее заменяло так называемое погонное кольцо, находившееся почти посередине ружья, из-за чего носить Fusil Lebel на ремне было очень неудобно.
Затвор «Лебель — Бертье», как уже упоминалось, разобрать было невозможно без отвертки, но ее не было в «секретке» приклада — боец должен был носить отвертку в специальном отделении подсумка. Также не предусматривалось штатное (постоянное) крепление шомпола, и повзводное собрание этого необходимого инструмента полагалось перемещать в обозе. Одна из характерных деталей винтовки «Лебель-Бертье» смотрелась просто курьезно — специальный металлический «ус» сверху оружейной ложи был родом из «наполеоновских войн» и предназначался для составления ружей в «козлы» во время привала.

Выстрел из «Лебель — Бертье», хотя и не очень существенно, но уступал по ряду характеристик (дальности и настильности) «Маузеру М.98». Французское ружье, помимо прочего, «подводил» архаичный рантовый патрон, придававший 8-мм пуле начальную скорость чуть выше 700 м/с против 755 м/с у «Маузера» даже первых серий.
Небольшие партии «Лебель — Бертье» во время войны попали на Восточный фронт, но не пользовались успехом у русских солдат, которые при малейшей возможности старались от них избавиться. Русский экспедиционный корпус во Франции же в выборе модели пехотного оружия не имел альтернативы.
Курьезы инноваций
Ручной пулемет, а по французской классификации — автоматическая винтовка, системы Шоша (с ударением на последний слог) относится к тем немногим типам оружия, которые, в зависимости от точки зрения, можно назвать перспективной по замыслу инновацией или странным оружейным курьезом.
С позитивной точки зрения, ружье-пулемет «Шош», как классифицировали его в русской армии, — бесспорно смелая, хотя и неудачная попытка создать первую французскую штурмовую винтовку. Впоследствии эту идею в своем знаменитом «автомате» под современный 6,5-мм патрон успешно реализовал в России генерал В. Г. Федоров. Французы в этом деле оказались менее счастливы, во многом из-за архаичного рантового патрона (8 × 50-мм R Lebel) с конусовидной по форме гильзой.

Пулемёт «Шош» модели 1915 года (Chauchat C.S.R.G. Model 1915). Фото: Imperial War Museums
Критический же взгляд не увидит во французском ружье-пулемете вообще никаких достоинств. «Шоша» действительно оказался малоэффективным, с очень низким темпом стрельбы, неудобным и технически ненадежным. «Худший из худших» — такое определение можно подчас прочитать о нем в оружиеведческой литературе.
Пулемет «Шоша» начали разрабатывать также спонтанно, в качестве реакции на общемировую тенденцию по созданию систем автоматического оружия. За основу будущей автоматической винтовки (а французы создавали именно ее) была взята нигде более невостребованная и потенциально неудачная система пулемета австро-венгерского конструктора Рудольфа Фроммера, основывавшаяся на энергии отдачи ствола с длинным ходом. Для скорострельного оружия эта схема является самой нежелательной, поскольку приводит к повышенной вибрации. Тем не менее, французы остановили выбор на ней.
Новую систему создавал конструкторский триумвират: армейские инженеры Шоша и Сютте совместно с гендиректором машиностроительной фирмы «Гладиатор» (Usines Gladiator) Рибейролем. Уже к середине 1915 года ручной пулемет был испытан и принят на вооружение под обозначением Chauchat C. S. R. G. Model 1915, а фирма «Гладиатор» получила первый госзаказ.
Тактико-технические характеристики нового оружия оказались на уровне «ниже низшего». Пожалуй, единственным позитивным качеством «Шоша» был небольшой вес — не более 9,5 кг со снаряженным коробчатым магазином на 20 патронов и сошкой. Хотя и тут он не стал «чемпионом»: датский ручной пулемет «Мадсен», обладавший превосходным боем и надежной автоматикой, весил не более 8,95 кг.
Работа автоматики с длинным ходом ствола имела столь длительный цикл перезарядки, что темп стрельбы «Шоша» даже в идеальных условиях полигона не превышал 240 выстрелов в минуту. В реальных же условиях стрельбы из окопа темп автоматического огня едва достигал 60—70 выстр./мин. Для сравнения, в условиях фронта датский «Мадсен» обеспечивал скорострельность 180—200 выстр./мин, а американский «Льюис» — около 150.
Стрелять из «Шоша» было крайне неудобно — щека бойца прижималась не к прикладу, а к массивному стальному кожуху ствольной коробки, в которой «бегала» затворная группа с общим весом около 3,3 кг. Она создавала сильнейшую вибрацию, и уже после трех-четырех выстрелов огонь становился фактически неприцельным.
Полукруглый коробчатый магазин, свисающий в средней части пулемета, имел свойство забиваться грязью через большие окна в боковых стенках. При стрельбе из окопа с сошек этот магазин почти упирался в бруствер, и достаточно было падания небольшого камешка, чтобы он прекратил огонь. Часто внешне исправная система давала сбой уже после одного-двух выстрелов. Виной этому, по большей части, становился перекос рантового патрона в магазине или уже в самом пулемете.

Французские солдаты с пулемётом «Шош» в Эльзасе. 1918 год. Фото: Imperial War Museums
Также он имел еще одну удивительную особенность — руках неопытного пулеметчика при интенсивной стрельбе «Шоша» мог неожиданно разломиться на две части. Ствольная коробка и охладительный кожух вокруг ствола пулемета были смонтированы на специальном металлическом остове, и соединялись с ним фактически только одним винтом. Как только винт от вибрации ослаблялся или выкручивался, начиналась неполная разборка французской «автоматической винтовки».
К числу положительных качеств этого оружия, помимо сравнительно небольшого веса, можно отнести его конструктивную простоту и, соответственно, дешевизну производства. Как отмечают оружейные эксперты, конструкция «Шоша» предусматривала использование недорогих сталей и несложный производственный цикл (большинство деталей изготавливалось на обычных токарных станках).
Коммерческий успех технического провала
Несмотря на все свои недостатки, пулемет «Шоша» имел коммерческий успех, хотя и скандальный. На вооружении французской армии он оставался до 1924 года, и общий выпуск пулемета к этому момент у составил немалые 225 тысяч штук.
Интерес к покупке «Шоша» проявили армии многих стран. Первой, ввиду очень острого винтовочно-пулеметного «голода», оказалась Россия. Однако на запрос Главного артиллерийского управления Генштаба о поставке 1000 пулеметов системы C. S. R. G. в августе 1916 года был получен отказ — «в связи с громадным спросом на данные ружья французской армии». Позже русскому военному ведомству удалось все-таки разместить заказ на поставку 50 тысяч «стволов», который предполагалось закрыть не позднее июня 1917 года. Но сведения по его фактическим поставкам существенно разнятся. По мнению известно оружиеведа С. Л. Федосеева, в Россию до середины 1917 года было отправлено только 3,2 тысячи штук C. S. R. G., в материалах же военного эксперта С. Монетчикова говорится о не менее 20 тысяч пулеметах. Относительно небольшие партии системы C. S. R. G. были переданы Бельгии, Румынии, Польше и Греции.


Русские солдаты с пулеметом «Шош». 1926 год. Фото: angrapa.ru
Основной доход с продаж своего пулемета-аутсайдера французы умудрились получить от военного ведомства США, располагавших очень насыщенным рынком автоматического оружия. Весной 1917 года, вскоре после вступления Америки в войну, директор Департамента вооружений американской армии генерал Уильям Крози подписал контракт на поставку почти 16 тысяч пулеметов «Шоша». Примечательно, что несколькими годами ранее этот же чиновник категорически отверг идею производства в США превосходного пулемета системы Льюиса, но необходимость закупки явно неудачной французской модели аргументировал «очевидным недостатком огневой мощи американских формирований».
Результат ее применения в армии США нетрудно предугадать: французский пулемет получил те же нелестные оценки. Тем не менее, генерал Крози продолжил массовые закупки этого оружия. 17 августа 1917 года оружейная комиссия Франции получила заказ еще на 25 тысяч пулеметов C. S. R. G., только уже под основной американский патрон 30-06 Springfield (7,62 × 63 мм).
Судьба этого контракта оказалась весьма примечательной. Пулеметы, выпущенные под грифом Automatic Rifle Model 1918 (Chauchat), стали стрелять еще хуже, нежели изготовленные под «родной» 8-мм патрон. Более мощный по энергетике боеприпас 30-06 не только часто заклинивало, но он еще и очень быстро разбивал механизм перезарядки. Неудивительно, что, получив чуть более 19 тысяч пулеметов по новому контракту, американцы категорически отказались от дальнейших поставок.
Несколько депутатов французского парламента потом пытались инициировать расследование на предмет того, куда ушла прибыль от продажи американцам явно негодных пулеметов, но его быстро закрыли — слишком много высокопоставленных военных и дипломатов было вовлечено в сделку по обе стороны Атлантического океана.
Капризное «оружие победы»
Это может показаться удивительным, но, будучи накануне Великой войны мощной индустриальной державой, Франция так и не сумела создать собственную школу стрелкового автоматического оружия. Все такие системы, поступившие в период 1914–1918 гг. на вооружение французской сухопутной армии, разрабатывались на основе технических идей, заимствованных у подданных Австро-Венгерии. Даже большое семейство пулеметов «Гочкис», долгое время стоявших на вооружении и горделиво именуемых во Франции «пулеметами победы», не стало исключением.
В конце ХIХ века одаренный австрийский немец, барон Одколек фон Аугезд разработал оригинальную систему ружейной автоматики, работающую на принципе отвода пороховых газов. Важно подчеркнуть, что работа фон Аугезда проводилась параллельно с аналогичными изысканиями американца Джона Браунинга. Но, в отличие от последнего, Аугезду не повезло — его пулемет оказался в Австро-Венгрии невостребованным. Детище австрийца не заинтересовало и русское военное ведомство. Тогда барон продал патентные права на свою систему американцу Б. Гочкису, владельцу французской фирмы «Гочкис энд Компани».
Пулемет системы Гочкиса модели 1915 года. Фото: Imperial War Museums
Инженеры этой фирмы Лоуренс Бене и Хенри Мерсье доработали австрийскую систему и в 1895 году представили «автоматическую митральезу Гочкиса» (пулемет по-французски — mitrailleuse. — РП) на полигонные испытания. В этом же году была принята на вооружение США знаменитая «картофелекопалка» Джона Браунинга — станковый пулемет «Кольт-Браунинг М.1895».
В 1897 году пулемет системы Гочкиса с индексом М.1897 был принят на вооружение французской армии. Его боевое питание осуществлялось с помощью относительно короткой латунной полосы под основной французский патрон 8×50-мм R Lebel. Характерной особенностью системы стал крупный бронзовый радиатор для охлаждения ствола, а также регулятор темпа стрельбы на газоотводной камере.
В отличие от «картофелекопалки» Браунинга, в которой, по большому счету, нечему было ломаться, газоотводная система и механизм перезарядки пулемета «Гочкис» оказались капризнее. По мнению экспертов, ее изначально переусложнили, что неизбежно привело в полевых условиях к частым отказам и поломкам. Преодолевая эти «родовые болезни», французское военное ведомство предприняло в 1905–1914 гг. три модернизации пулемета, причем осуществляло их на разных заводах. Так появились версии Мle1905 «Пюто», Мle1907 «Сент-Этьен» и Мle1914 «Гочкис».
Последняя оказалась наиболее удачной. От наиболее сложных и легко ломающихся деталей освободились. Винтовая возвратно-боевая пружина, которая в предыдущих типах из-за перегрева часто являлась главной причиной задержек, была отведена от ствола в нижнюю часть ствольной коробки. Упрощение коснулось даже таких важных механизмов, как предохранитель, от которого попросту отказались.
Результат интеллектуального штурма французских инженеров оказался противоречивым. С одной стороны, как отмечают оружейные эксперты, станковый «Гочкис М.1914» получился прочным и очень простым: в нем оказалось всего 86 деталей. (Для сравнения: австрийский станковый «Шварцлозе» состоял из 166 деталей, а русская версия пулемета «Максим» имела 282 детали).
С другой стороны, «Гочкис» оказался самым длинным пулеметом Великой войны — вместе с пламегасителем почти 2 метра (1940 мм)! Длинный «хобот» пулемета (775 мм) обеспечивал (особенно до фазы сильного разогрева) отличную баллистику выстрела, но из-за размеров всей системы демаскировал пулеметное «гнездо» на позиции. Детище фирмы «Гочкис» оказалось весьма тяжелым: вместе со станком (без патронов) вес пулемета приближался к 50 кг.
Французские солдаты с пулметом системы Гочкиса. Франция. Август 1917 года. Фото: Imperial War Museums
Капризность механизма перезарядки системы Hotchkiss M.1914 до конца преодолеть так и не удалось: жесткие металлические ленты (полосы на 24 патрона) время от времени заедало, даже сминало. «Полужесткая» лента на 250 патронов из шарнирно соединенных звеньев, как отмечает оружиевед С. Л. Федосеев, «не дала выигрыша ни в удобстве заряжания, ни в боевой скорострельности».
Значительная простота системы «Гочкис», невзирая на капризность в боевой работе, обеспечила ей коммерческий успех за рубежом. Этот пулемет стоял на вооружении в 20 странах, включая Испанию, Грецию, Бразилию, Мексику. Он продавался даже США — признанному лидеру в сфере разработки автоматического оружия. Экспедиционный корпус армии США в Европе был вооружен именно этими пулеметами. До 1 января 1917 года на русский фронт попало около 540 пулеметов «Гочкис», произведенных на заводах Великобритании.

На основе станковой модели «Гочкиса» путем дальнейшего облегчения и оптимизации механизмов в 1909–1914 гг. была разработана ручная версия пулемета. Во Франции ручной «Гочкис» был принят на вооружение под грифом Mitrailleuse Portative Hotchkis Mle.1909, но в массовое производство пошел только после 1 августа 1914 г.
Пулеметы этого типа в значительном числе поступили на вооружение британской и американской армий под грифом «Бене-Мерсье». 30М.1909. В русской армии «ручников» системы Гочкиса было немного и почти все использовались в авиации.
Ручной «Гочкис» имел неплохую скорострельность (400–500 выстр./мин.), но весьма существенную массу в 12,25 кг без патронов и сошки. Для сравнения американский «Льюис», считавшийся тяжеловатым, в аналогичном состоянии весил 10,63 кг, датский «Мадсен» (со снаряженным магазином на 25 патронов и сошкой) — всего 8,92 кг.
«В качестве ручного пулемета «Гочкис» не понравился ни одной армии, — отмечает оружейный эксперт С. Л. Федосеев, — служба его была более-менее продолжительной лишь в колониях».
Все семейство «Гочкис», невзирая на свои частные недостатки, успешно преодолело фронтовые невзгоды Первой мировой. Станковая версия в массовом числе приняла участие и во Второй мировой войне. Немецкий вермахт использовал трофейный «Гочкис» под обозначением MG.257(f). Документально подтверждено применение MG.257(f) в боях с советскими войсками под Ленинградом.

Магазинная винтовка Лебель модель 1886 Lebel Mle. 1886 (Франция)


винтовка Лебель модель 1886/93


винтовка Лебель модель 1886/93


карабин Лебель модель 1886/93 R35


винтовка Лебель модель 1886/93, вид на ствольную коробку и затвор


винтовка Лебель модель 1886/93, схема механизмов

Mle1886 M93

Mle 1886 M93 R35

Калибр

8x50R

8x50R

Длина

1303 мм

960 мм

Длина ствола

798 мм

450 мм

Вес

4,24 кг

3,76 кг

Емкость магазина

8 патронов

3 патрона

Магазинная винтовка Лебель образца 1886 года (официальное обозначение “Le fusil de 8 mm modèle 1886”) является первым в мире серийным образцом стрелкового оружия под патрон с бездымным порохом. Новый порох, разработанный французским химиком Виелем (Vieille), обеспечивал не только гораздо меньшее дымообразование, но и за счет лучшей энергетики и меньшего количества нагара в стволе позволял перейти к пулям меньшего калибра с лучшей баллистикой. Патрон под новый порох был разработан на основе гильзы 11мм патрона для системы Гра, оболочечную пулю для него создал Николя Лебель (Nicolas Lebel), начальник французской стрелковой школы. Сама новая винтовка была создана комиссией под руководством генерала Трамона (Tramond), решающую роль в создании винтовки сыграли полковники Бонне и Гра (Bonnet, Gras) и оружейник Вердин (Verdin). При этом свое неофициальное название “Fusil Lebel” новая винтовка получила по имени уже упомянутого полковника Лебеля, который руководил войсковыми испытаниями винтовки.

После приема на вооружение в 1886 году и опытной войсковой эксплуатации винтовка претерпела незначительную модернизацию в 1893 году, и в таком виде выпускалась вплоть до 1920 года, при этом общий выпуск винтовок Лебеля составил порядка 2,5 миллионов штук. В 1936 году, в связи я принятием на вооружение винтовки MAS M1936 под патрон калибра 7.5мм винтовки Лебеля были формально объявлены устаревшими. Однако этот факт не помешал в период 1935-40 годов переделать некоторое количество стандартных винтовок в карабины обр. 1935 года, известные как «Mle 1886 M93 R35».

Нужно отметить, что с конструктивной точки зрения винтовка Лебеля устарела уже в момент ее принятия не вооружение – трубчатый подствольный магазин ухудшал баланс оружия, и, что более существенно, значительно замедлял перезарядку пустого магазина. Однако, эта винтовка отличалась хорошей служебной прочностью и надежностью и была довольно точной, что позволяло использовать ее для метания винтовочных гранат или для использования в роли снайперского оружия. Французский патрон 8х50R также имел целый ряд недостатков, в первую очередь – большой диаметр донца гильзы с выступающей закраиной и большую конусность гильзы.

Винтовка Лебель (fusil Lebel) образца 1886 года является оружием с ручной перезарядкой при помощи продольно скользящего поворотного затвора. Запирание осуществляется двумя радиальными боевыми упорами, расположенными в передней части боевой личинки затвора. Личинка затора соединяется с телом затвора при помощи поперечного винта, так что для разборки винтовки (извлечения затвора) нужно использовать отвертку. Питание патронами – из интегрированного (неотъемного) трубчатого подствольного магазина емкостью 8 патронов. Снаряжение магазина патронами осуществляется через верхнее окно ствольной коробки при открытом затворе. Подача патронов из магазина на линию подачи осуществляется качающимся лотком подавателя, приводимым в движения затвором. В конструкции предусмотрена отсечка магазина, при включении превращающая винтовку в однозарядную, для сохранения содержимого магазина «для наиболее критического момента боя». В конструкции ударно-спускового механизма не предусмотрено никаких предохранителей, так как предполагалось, что винтовка Лебель будет переноситься с заряженным магазином и пустым патронником. Непосредственно перед стрельбой стрелок мог вручную вложит патрон в ствол и еще один – на лоток подавателя, доведя тем самым общую емкость оружия до 10 патронов. Винтовка Лебель комплектовалась составной деревянной ложей из двух частей. К ней придавался длинный отъемный игольчатый штык. На винтовку мог устанавливаться винтовочный гранатомет типа VB, имевший вид дульной мортирки, в которую с дула вкладывалась соответствующая граната. Выстрел гранатой осуществлялся при помощи холостого патрона. Снайперские варианты винтовки Lebel комплектовались оптическими прицелами системы APX.

Охотничьи ружья Франции

Охота с огнестрельным оружием во Франции зародилась одной из первых в Европе. Охотничьи традиции здесь очень сильны. Кроме того, благодаря страсти французов к изысканным вещам, охотничьи ружья Франции невероятно эстетичны.

Особенности конструкций французских ружей

Образ французских ружей во многом определяется особенностями охоты в этой стране. Традиционно здесь охотятся на фазанов, зайцев, кроликов, самцов косули, кабанов. Очень увлекательна и популярна охота на дикого лесного голубя, вяхиря. Много добывается вальдшнепов, уток, гусей. На них охотятся из специальных блиндажей, которые строят в местах массового скопления птиц. Для такой стрельбы требуются прочные, с дальним, очень кучным боем гладкоствольные охотничьи ружья.

Условия охоты во Франции настолько разнообразны, что во всех департаментах страны к охотничьему оружию предъявляются разные требования. Например, на побережье, где стреляют по стаям водоплавающих птиц, традиционно используют тяжелые, дальнобойные двуствольные или одноствольные (однозарядные и магазинные) ружья под патроны «магнум». Фирмы «Жеффруа» (Geffroy) и «Верней-Каррон» (Verney-Carron) выпускают под патроны 12/76 тяжелые двустволки со специальным спусковым механизмом, который позволяет производить выстрелы одновременно из двух стволов. При необходимости в сторону дичи может направляться заряд крупной дроби весом до 90 граммов.

Для охоты в лесу массивные, кучно бьющие ружья уже малопригодны. Поэтому, отправляясь на охоту с легавой в заросли кустарника, многие предпочитают использовать легкие короткоствольные маневренные ружья. Фирмы «Верней-Каррон», «Гошэ» (Gaucher), «Дарн» (Darne) изготовляют двустволки, дающие широкий разброс дроби. Это позволяет вести результативную стрельбу влёт на дистанции десять-двадцать пять метров. Один ствол по всей длине канала выполняют с винтообразными нарезами, а второй выполняется с цилиндрической сверловкой или легким напором. Преимущества ружей этой конструкции в том, что нарезные стволы выдают от выстрела к выстрелу не раскидистый, а в однообразный бой. Как правило, это ружья 12-го калибра, поскольку большая масса снаряда даже при стрельбе накоротке выполняет важную роль для точного поражения цели.

В северных и центральных департаментах Франции наибольшее распространение получили облавные охоты на копытных с использованием штуцер-нитроэкспрессов и магазинных карабинов. В настоящее время тамошние охотники отдают предпочтение штуцерам своего, французского, производства. Лет двадцать назад промышленность страны почти на столетие отставала с выпуском этого типа охотничьего оружия от Англии, Германии и Австрии. Сегодня же их отлично делают фирмы «Шапюи» (Chapuis), «Дема» (Demas), «Верней-Каррон», «Гошэ», «Жеффруа», а также многие кустари.

Южная Франция лежит среди высоких гор, где обитают многие виды промысловых животных. Наиболее ценными объектами охоты являются тур, серна и муфлон. Для их добычи применяются известные системы магазинных карабинов, одноствольные и двуствольные штуцера. С каждым годом завоевывает популярность специальный тип оружия – горные штуцера. Горные охотники особо ценят однозарядные одноствольные штуцера с вертикальными блоками запирания систем «Херен» (Heeren) и «Хагн» (Hagn). В настоящее время для французского рынка их производят американцы, немцы, а также французские кустари Сент-Этьена и Парижа. Кстати, разработчиком этой ружейной системы был парижский мастер Христиан Артуро Жан Антонио Херен, запатентовавший в 1880 году одноствольное ружье с вертикальным запирающим узлом.

Производство охотничьих ружей

Охота во Франции сегодня – удел людей состоятельных. Их домашний арсенал очень разнообразен. Многие имеют по 3-5 ружей, предназначенных для охот на разную дичь. Этому способствуют региональные правила охоты, а также строгий регламент разрешенных к отстрелу видов животных по департаментам страны. Исходя из этого и формируется ассортимент охотничьего оружия, выпускаемого промышленностью Франции для внутреннего рынка.

Сейчас в стране работают более пятисот мелких фирм и кустарей-одиночек. Изготавливают они исключительно на заказ как дорогие, высокого класса ружья для состоятельных людей и коллекционеров, так и дешевые для охотников с небольшими доходами. Средние по цене добротные ружья выпускают фирмы «Шапюи», «Жеффруа», «Верней-Каррон», «Манюфранс», «Гошэ», «Дема» и другие. Очень дорогие заказные ружья Франции изготовляют в мастерских старинных домов «Форе Ле Паж», «Гранже», «Гастинн-Ренетт».

Главным оружейным центром считается город Сент-Этьен в департаменте Луара. В городе и окрестностях работают более ста фирм и мастеров-кустарей. Впрочем, мастеров много и в других департаментах – ими производится процентов 70 продаваемого охотничьего оружия во Франции. Самые дорогие и престижные модели делают, разумеется, в Париже.

Расцвет славы парижской фирмы «Гранже» относится к довоенному периоду. На международной выставке в Париже в 1937 году ее изделия оказались вне конкуренции и были награждены главным призом и золотой медалью. Сегодня эта старинная фирма по-прежнему удивляет знатоков и коллекционеров дорогого оружия. Три образца ее классических гладкоствольных ружей с горизонтальным расположением стволов по качеству применяемых материалов, исполнению и показателям боя нисколько не уступают продукции известных английских и испанских компаний.

Во Франции охотничьи ружья традиционно славятся изяществом стиля и небольшим весом. Стремление снизить вес оружия без ущерба прочности и продолжительности службы всегда было одной из главных забот оружейников страны. Достигалось это за счет проектирования простых, но оригинальных по конструкции узлов и механизмов с одновременным использованием для изготовления стволов и других деталей очень прочных сталей и сплавов. Французские производители снижают цену упрощением конструкции ружей. Оружейники добились значительного удешевления производства замков системы «Энсон-Диллей» за счет замены коленчатой (пластинчатой) боевой пружины спиральной, работающей на сжатие. Дальнейшим упрощением ударно-спусковых механизмов стало использование вместо пружин сжатия пружин кручения. В последние годы они устанавливаются на дешевые бокфлинты фирмы «Верней-Каррон».

Об охотничьих ружьях из Франции россияне знают с Наполеоновских времен. Они ценятся за изящество и высокое качество.

Что же до французов… Вот наглядный пример того, что страсть к простым решениям не всегда полезна.

Три героя повествования: 11мм Гра, 8-мм Лебель, 7,5х54
Революционный по баллистике патрон винтовки Лебеля родился благодаря новому пороху Вьеля, по сути французы в 1886-м впервые поставили на вооружение патрон на бездымном порохе. Да, 8-мм пуля этого патрона «крыла» в те годы всех конкурентов, французы спешили и при этом не хотели рисковать.
В комиссии генерала Жоржа Буланже работал все тот же Базиль Гра, автор патрона к винтовкам Гра и Кра-Кропачек. Потому логично, что патрон создавали на базе существующей гильзы патрона к винтовкам Гра. Что вышло – видно. Если для 11-мм патрона Гра гильза выглядит гармонично, благо и места под заряд дымного пороха надо немало, то обжатая и укороченная гильза Гра в патроне Лебеля смотрится странно.
В этой компании (8х50 Маннлихер, 7,62х54 Мосин, 8х50 Лебель) недостатки геометрии видны довольно чётко.
Двойной конус, шейка с крутыми довольно-таки плечиками… Причем при переходе на остроконечную пулю (точеную из томпака!!! Французы знали толк в извращениях!),
гильзу все равно пришлось менять, добавляя кольцевую проточку в дне.
Все дело в том, что в подствольном магазине Лебеля, унаследованного от «Гра-Кропачека» обр.1884 года, от сотрясения при выстреле пуля патрона могла наколоть капсюль впереди расположенного патрона. Со всеми вытекающими в виде взрыва магазина. Потому упомянутая проточка становилась своего рода улавливателем носика пули.

И это, как ни странно, работало. Винтовки с нормальным магазином Бертье (не на 3 патрона, как ранее) появились только во второй половине ПМВ, но старые «Лебели» еще использовались чуть ли не до 40-х…
В итоге французы, поспешив, получили винтовку устаревшей конструкции под концептуально новый патрон, который, как оказалось, был «сыроват» создавал большие проблемы в разработке нового (особенно автоматического) оружия: такая форма гильзы осложняла разработку надежно работающей автоматики, сама гильза была слишком толстой, что увеличивало габариты магазина. Именно потому карабин Бертье и винтовка Бертье обр.1907 имели всего трехпатронный магазин, хотя в тех же габаритах магазины «Каркано», «Мосина», «Манлихера» вмещали 5 патронов (а у итальянцев — 6). Переход к пятипатронному магазину в 1916 году родил такого себе монстрика, торчащего снизу еще больше, чем десятипатронный магазин «Ли-Энфилда»
Особенно грустно было у конструкторов автоматического оружия. Пулеметы с кассетной подачей, магазины «Шоша»… По сути, «Шоша», и так не идеального, «добил» патрон, под который нормальный магазин просто не получался. Да и кассеты «Пюто» и «Гочкиссов», а потом и полужесткие ленты к ним, пусть и решали проблему позиционирования патрона с «хитрой» геометрией, но не делали обращение с ним хоть сколь-нибудь удобным.
Холщовая лента просто не могла надежно удерживать патрон с «двойным конусом» гильзы.
Автоматические винтовки, созданные к 1918 году, тоже «не взлетели», причем до того, что уже в 20-х годах переделывались в несамозарядные.
В итоге, настрадавшись с патроном и винтовкой, французы, в числе немногих стран, после ПМВ решились на замену винтовочного патрона, приняв в 1927-м году 7,5 мм патрон. Патрон 7,5х54 оказался удачным — с дивной баллистикой и отличной геометрией гильзы (вот ведь опыт помог..). Под него неспешно переделывались «Лебели», но устарелость винтовки стала очевидной еще в ПМВ. И только скудные финансы привели к целесообразности таких переделок: военный бюджет был настроен на строительство УРов у границы (колоссальные сооружения «линии Мажино») и флота, который так толком и не повоевал.
Под новый 7,5мм патрон выпускались новые пулеметы, а новые и довольно совершенные винтовки МАС-36 появились в войсках едва ли не через 9 лет после появления патрона. Но уже было слишком поздно, до мировой грозы оставалось четыре неполных года, а винтовок изготовили 250 000, причем не все они попали в армию…
Впрочем, и патрон, и винтовка пережили ВМВ, уже в освобожденной от нацистов Франции и применялись, и производились. Повоевали во Вьетнаме и ушли на покой только с окончательным переходом на стандарт НАТО, уже в 1960-х. Впрочем, винтовки до сих пор стреляют в неспокойных краях вроде той же Сирии.
История довольно сложная штука. Да, теперь все очевидно, и ошибка поспешивших французов кажется глупой. Но кто мог в 1880-х, когда уже подходила к концу полувековая эпопея стремительного развития патронов и винтовок, заглянуть вперед и понять, что самое простое решение не есть самое лучшее? Что обжимать гильзу старого патрона и тащить за собой в будущее конструкцию старой винтовки – ошибка? Ведь тогда казалось, что это экономия, обеспечение преемственности в производстве и обучении войск, оптимальное со всех сторон, решение.
Ведь и слишком смелые экспериментаторы вроде итальянцев и японцев, принявших на вооружение патрон с чудесной, фантастической баллистикой и малой отдачей, скоро разочаровались в малом калибре: как основной патрон к станковым пулеметам 6,5 калибр не тянул, проигрывая в дальности и убойности, не позволяя делать эффективные патроны со спецпулями. А эра малого калибра пришла только через полвека, и то в условиях разделения «пулеметного» и «автоматного» боеприпасов, о чем на рубеже XIX и XX веков военные и думать не хотели по причине сложности и дороговизны.

Многозарядное оружие системы Лебель: винтовка модели 1886/93 М 27, карабин модели 1886/93 R 35 Франция

Многозарядная винтовка Lebel Мle 1886/93 М27

Тактико-технические характеристики Мle 1886/93 M27
Калибр, мм 7,5
Патрон, мм 7,5×58
Длина без штыка, мм 1105
Длина ствола, мм 600
Вес в незаряженном состоянии, кг 4,03
Емкость магазина, патронов 5
Темп стрельбы, выстр./мин 5
Эффективная дальность стрельбы, м 600

Когда началась первая мировая война, французская армия была оснащена винтовками и карабинами нескольких типов двух различных систем. К ним относились винтовки Лебель 1886/93 системы Кропачека и винтовки Бертье 1907 системы Манлихера, а также усовершенствованные на основе винтовки Лебель образца 1886 года и действующие по принципу системы Манлихера карабины Бертье 1890 и 1892.
Все перечисленное оружие в качестве боеприпасов использовало патроны калибра 8 мм типа М 08 с бездымным порохом и остроконечной пулей. Бездымный порох был введен уже вместе с патроном Лебель М 86, а остроконечная пуля незадолго до начала нового столетия.

То, что Франция первой изо всех стран мира с 1986 года серийно выпускала и объявила штатным оружием винтовку Лебель, многозарядную винтовку сравнительно малого калибра с пулей D, а также остроконечную пулю, в 1914 году уже не являлось преимуществом пехотинцев. Все, чего к тому времени достигли французы, а это касалось также и бездымного пороха, уже давно было изобретено и в других странах. Бывший пионер в военно-технической области сейчас даже отставал от них.
Так, например, французская многозарядная винтовка Лебель с ее очень сложно заполняемым трубчатым магазином и постоянным смещением центра тяжести при прицеливании, однозначно уступала немецкой многозарядной винтовке Маузер образца 1898 года с магазином, расположенным в шахте и заполняемом обоймами, а также со стабильным центром тяжести. То же самое касалось и многозарядного оружия других государств, не относящихся к числу врагов Франции. Интересно, что французские стрелки тратили на заряжание винтовки Лебель одним единственным патроном никак не меньше времени, чем немецкие пехотинцы для заполнения магазина винтовки Маузер с помощью обоймы из пяти патронов.

Многозарядная винтовка Lebel Мle 1886/93 М27

Хотя военнослужащие различных родов войск французской армии также располагали многозарядным оружием с интегрированным магазином (кавалеристы были оснащены моделью 1890, а пулеметчики, военнослужащие велосипедных, артиллерийских и инженерных войск моделью 1892), однако это оружие, сконструированное Бертье и оснащенное магазинами Манлихера, которые заряжались всего тремя патронами, являлось карабинами и их соотношение с винтовками Лебель, которые имела пехота, составляло всего 1:5. Количество винтовок пехоты Бертье 1907, оснащенных магазином Манлихера на 3 патрона, было незначительным.

С 1914 по 1918 год командование вооруженных сил пыталось удерживать техническое отставание хотя бы в приемлемых границах. Так, винтовки Бертье выпускали по образцу 1907 года и назвали их моделью 1907/15. Также изготовлялись карабины Бертье 1892 с магазином Манлихера на 5 патронов под обозначением Модель 1892 М 16. Позже — винтовки Бертье 1907/15 стали оснащать магазинами Манлихера от упомянутого выше карабина Бертье. Это оружие получило название винтовки Бертье 1907/15 М 16.

Многозарядная винтовка Lebel Мle 1886/93 М27 в разобраном виде

Несмотря на стремление наверстать техническое отставание от других стран, все усилия оказались напрасными. Если это не удалось сделать при наличии инициативы во время войны, то из-за многолетней пассивности эта попытка окончательно провалилась в 1918 году. Необходимость срочной модернизации вооружения пехоты переносилась из года в год, оснащение винтовками и карабинами качественно не изменялось. За исключением лишь оружия типа 1907, все состоявшие на вооружении от начала войны до ее окончания модели многозарядного оружия оставались в арсеналах еще до 1939 года и позже, однако в это время ими уже больше не оснащались действующие войска.
Поскольку имевшиеся в наличии инвестиционные средства сначала почти не давали другой возможности, то ответственные за вооружение военные могли сконцентрироваться только на разработке новой модели пулемета и нового типа боеприпасов. Им стал ручной пулемет Шательро 1924, который позже был модифицирован в модель 1924/29, а также патрон калибра 7,5 мм типа М 1924 С, затем усовершенствованный и названный типом М 1929 С с укороченной на 4 мм гильзой.
В основе проекта разработки патрона лежал опыт первой мировой войны, показавший, что применявшийся в то время патрон Лебель калибра 8 мм не отвечал требованиям ни в отношении баллистических показателей, ни в отношении встречной энергии пули, не говоря уже об оружейно-технических аспектах. Если это стало ясно уже при ведении огня из винтовок и карабинов, то при стрельбе из пулемета это проявилось в еще большей степени.
Когда в 1924 году появился как новый патрон так и новый тип пулемета, а оружие и боеприпасы были сразу же поставлены на вооружение, проблема все же оставалась нерешенной. Ни оружие, ни боеприпасы не оправдали возлагаемых на них надежд. Основной причиной тому был патрон. Его нужно было усовершенствовать, а оружие модифицировать соответствующим образом. Пять лет спустя недостатки удалось устранить. Оружие и боеприпасы стали частью штатного вооружения, а в 1931 году патроны объявлены обязательным стандартом для пулемета и винтовки.

Однако винтовки, которые стреляли бы этими патронами, еще предстояло создать. До того времени армия располагала лишь уже упомянутыми технически устаревшими моделями. Запланированный проект разработки пехотной винтовки по многочисленным причинам пришлось остановить. Это было вызвано не только затруднительным экономическим положением, но также и недостаточными производственными мощностями, не последнюю роль сыграла и нерешительная позиция генералитета в отношении нарушения традиций.
Слишком сильной была сила привычки, слишком слабо военные ориентировались на оружейно-технический прогресс. Это негативно сказалось также на начатой в 1931 году разработке новой пехотной винтовки, которая в середине тридцатых годов была поставлена на вооружение под обозначением MAS 1936, однако начала выпускаться только с конца марта 1938 года. Это оружие ни в коем случае не соответствовало современному уровню знаний и являлось последним сконструированным в мире многозарядным оружием привычной конструкции.

Многозарядная винтовка Бертье 1907/15 М34
Тактико-технические характеристики Бертье 1907/15 М34
Калибр, мм 7,5
Патрон, мм 7,5×54
Длина, мм 1075
Длина ствола, мм 580
Вес в незаряженном состоянии, кг 3,70
Емкость магазина, патронов 5
Темп стрельбы, выстр./мин 10
Эффективная дальность стрельбы, м 600

Кстати, к проекту приступили только тогда, когда стало окончательно ясно, что на основе штатного оружия того времени, а винтовка Лебель и карабин Бертье уже на рубеже столетий относились к технически устаревшим конструкциям, невозможно будет реализовать модернизацию оснащения пехоты, необходимость которой назрела уже давно. Ошибочное мнение, что это все же выполнимо, долгое время определяло мышление и влияло на принимаемые решения. Изменить это мнение могла лишь надежда, что проблему удастся решить путем переоснащения старых моделей для стрельбы новыми патронами.
Соответствующие попытки предпринимались с тех пор, как появились боеприпасы типа М 1924 С, а работы в этом направлении велись и позже, когда переход на новую многозарядную винтовку MAS образца 1936 проходил очень медленно, что сковывало производственные мощности. Модернизация многозарядного оружия Лебель и Бертье являлась временным решением проблемы, пока не появятся винтовки нового типа.
Большинство оружия в так называемом модернизированном исполнении было предназначено для стрельбы патрона ми калибра 7,5 мм. Как сообщает специальная литература, сюда относились все имевшиеся в наличии модели Бертье. А модифицированная винтовка Лебель также была представлена в исполнении, использующем боеприпасы старого типа.

Первые модифицированные винтовки Лебель получили обозначение Модель 1886/93 М 27, образованное от года их модернизации, Это было оружие типа 1893, однако с другими параметрами относительно массы, размеров, прицельной и эффективной дальности стрельбы, а также емкости магазина. Оно весило меньше исходной модели, общая длина и длина ствола были меньше, также уменьшена шкала дистанции прицельной и эффективной дальности стрельбы и вдобавок емкость магазина, который вмещал не 8. а 5 патронов. Однако важным отличием является калибр. В качестве боеприпасов к этим винтовкам использовались патроны калибра не 8, а 7,5 мм, названные в соответствии с годом их постановки на вооружение патронами типа М 1924 С с размерами 7,5×58.
На основе выпускавшейся во время первой мировой войны винтовки Бертье 1907/15 М 16 с магазином Манлихера на 5 патронов в 1934 году была создана модель винтовки 1907/15 М 34. Оружие этого типа также предназначалось для стрельбы патронами калибра 7,5 мм, но это были усовершенствованные боеприпасы типа М 1929 С. Эти винтовки оснащались магазином Маузер на 5 патронов. Масса, общая длина и длина ствола также были уменьшены, длина прицельной линии и эффективная дальность стрельбы этой винтовки меньше.
Интересной версией модифицированного длинного оружия стала модель 1886/93 R 35. Это винтовка, укороченная до размеров карабина и поставленная на вооружение согласно французской номенклатуре под обозначением «мушкет». Хотя включенная в обозначение буква R и дает основание полагать, что оружие было реконструировано, однако многозарядное оружие образца 1935 года являлось, скорее, измененной в отношении массы, размеров, прицельной и эффективной дальности стрельбы, а также объема магазина версией винтовки, поставленной на вооружение в 1886 году и усовершенствованной в 1893 году.
Больше всего поражает на фоне существования к 1935 году уже более десятилетия боеприпасов калибра 7,5 мм то, что карабин Лебель модели 1886/93 R 35 предназначен для стрельбы патронами калибра 8 мм старого типа М 08. Оружие действует по принципу системы Кропачека.

Многозарядный карабин Lebel Мle 1886/93 R35
Тактико-технические характеристики Мle 1886/93 R35
Калибр, мм 8
Патрон, мм 8×50,5 R
Длина, мм 958
Длина ствола, мм 455
Вес в незаряженном состоянии, кг 3,80
Емкость магазина, патронов 3
Темп стрельбы, выстр./мин 3
Эффективная дальность стрельбы, м 400
Эффективная дальность стрельбы, м 400

Примерно за год до того, как многозарядная винтовка MAS 1936 получила статус штатной, от государственного предприятия МАТ поступило предложение вернуться к военному применению винтовок Лебель старого типа. Уже непригодное для оснащения пехоты, это оружие планировалось снова поставить на вооружение других родов войск, например артиллерии, или по меньшей мере резервных частей. Данная мера, так же как и предшествовавшая ей модернизация другого технически устаревшего многозарядного оружия, без сомнений была вызвана не только острой нехваткой оружия, но и открыто ведущимся вооружением соседней Германии.
В реализации проекта участвовал как его инициатор — фирма Manufacture Nationale d’Armes de Tulle, так и иные государственные предприятия, и даже частные фирмы. К ним, например, относились фирмы Manufacture Nationale d’Armes de Chatellerault (MAC) и Societe Alsacienne de Constructions Mecanlque (SACM). До мая 1940 года в намеченные проектом военные формирования было поставлено несколько десятков тысяч таких карабинов. Сколько из них было переоборудовано, а сколько произведено — неизвестно, однако есть данные, что в 1936-1937 годах фирма SACM выпустила около 4000 стволов и 25 тыс. прицелов.
Длина ствола модифицированной модели 1886/93 R 35 составляла 455 мм, до значения которой также были укорочены стволы старых, но возвращенных в строй винтовок. Прицел идентичен прицелу модели 1907/15 М 16 с установкой прицела на расстояние от 200 до 1000 м. Длина прицельной линии составляет 350 мм. Передняя ложа большинства карабинов выполнялась из бука, емкость трубчатого магазина была сокращена с 8 до 3 патронов, а пружина магазина соответствующим образом укорочена. Под стволом мог крепиться штык Лебель старого типа длиной 520 мм или новый штык с длиной клинка 335 мм. Длина этого штыка с ножнами достигала 465 мм, без ножен — 453 мм.

Как сообщает специальная литература, многозарядное оружие Лебель и Бертье состояло на вооружении не только французской армии. Некоторые его типы использовали также резервные части немецких оккупантов. Это касается как оригинального оружия времен первой мировой войны, так и модифицированных исполнений. Резервные формирования вооруженных сил Греции, Польши и Румынии также применяли это многозарядное оружие. После 1945 года оно пережило своего рода период возрождения — им оснащались армии государств третьего мира, прежде всего стран, которые ранее являлись французскими колониями.